авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

СОВРЕМЕННАЯ

ГУМАНИТАРНАЯ

АКАДЕМИЯ

ТРУДЫ СГА

№ 11 ноябрь 2011

Москва

Труды СГА.

Выпуск 11 (ноябрь). Юриспруденция. Образова-

ние. Психология. Экономика. Философия. Социология. По-

литология. Менеджмент. М.: Издательство СГУ, 2011.

Редакционная коллегия:

Карпенко М.П. — доктор технических наук (председатель)

Волкова Н.А. — кандидат юридических наук

Дмитриев А.В. — доктор философских наук, член-корреспондент РАН Захарова Л.Д. — кандидат филологических наук Изюмова С.А. — доктор психологических наук Миронов О.О. — доктор юридических наук Павлова С.А. — доктор экономических наук Письменский Г.И. — доктор исторических наук Сельская Н.С. — кандидат технических наук Стребков В.А. — доктор философских наук Фокина В.Н. — кандидат социологических наук Шингаров Г.Х. — доктор философских наук Научный редактор Иванова Е.О. — кандидат педагогических наук © Современная гуманитарная академия, © Издательство СГУ, СОДЕРЖАНИЕ ЮРИСПРУДЕНЦИЯ Долгова Е.А.

Рецепция западного права и проблема правового ниги лизма в современной России.............................. Малкин О.Ю.

Наследование нетрудоспособными иждивенцами насле додателя............................................... Яценко И.В.

Террористический акт и его отличие от некоторых пре ступлений против общественной безопасности........... ОБРАЗОВАНИЕ Белова Г.В.

Личная значимость учебных материалов в преподавании иностранных языков.................................... Мороз О.Н., Шабанов А.А.

Инновационные педагогические технологии формиро вания ключевых компетентностей современного специ алиста.................................................. ПСИХОЛОГИЯ Зибарова Ю.Э.

Влияние личностной активности старшеклассников на формирование здорового образа жизни.................. Пшимахова Б.Б.

Школьная дезадаптация детей-сирот..................... Серова Е.В.

Проблема детского страха в трудах зарубежных и отечес твенных исследователей................................. ЭКОНОМИКА Путятина Г.М.

Организация Местного самоуправления в Богучанском районе................................................. ФИЛОСОФИЯ Малиев В.Г., Малиева Т.И.

Тема любви в русской философии........................ СОЦИОЛОГИЯ Абрамова А.В.

Молодежь на рынке труда в Испании.................... ПОЛИТОЛОГИЯ Михайлова Т.П.

Политические партии и общественно-политические дви жения................................................. МЕНЕДЖМЕНТ Зайцев А.В.

Перспективы развития индустрии туризма в России на 2011–2016 годы........................................ ЮРИСПРУДЕНЦИЯ Е.А. Долгова Рецепция западного права и проблема правового нигилизма в современной России Необходимым требованием настоящего времени есть ис следование проблемы формирования правосознания и право вой культуры, а следовательно, и проблемы деформации пра вового сознания, в частности правового нигилизма.

Какой бы то ни был социально-политический феномен, явление невозможно исследовать в отрыве от причин, его по рождающих. Причины распространения правового нигилизма в современной России можно с определенной долей условнос ти разделить на две большие группы: долговременные социо культурные факторы и факторы, связанные с глубинной транс формацией общества в результате реформ последних двадцати лет. Одной из причин, относящихся ко второй группе, можно назвать неудачные правовые реформы, в частности те, кото рые основываются на рецепции западного права и западных же правовых институтов.

Неадаптированные в должной мере образцы западной правовой культуры вступают в противоречие, в частности, с правосознанием, традициями российского народа, с нацио нальными политическими институтами, что влечет за собой неэффективность, «бесполезность» таких заимствованных элементов, а это, в свою очередь, выступает очередным фак тором формирования правового нигилизма среди россиян.

Декоративная рецепция элементов западной правовой культу ры неизбежно приводит к резкому разрыву с правосознанием и правовой культурой населения России. Кроме того, лозунги, наподобие «у них – все хорошо, у нас – все плохо», открыто декларировавшиеся в 90-е годы XX века, наносили и продол жают наносить огромный вред правосознанию, национальной гордости граждан нашей страны.

Исследуя проблему рецепции западного права в свете ее взаимосвязи с распространением в России правового нигилиз ма, необходимо помнить, что причины правового нигилизма нецелесообразно рассматривать в отрыве друг от друга, так как они в основной своей массе являются комплексными, «сбор ными», переходят друг в друга и даже сливаются воедино.

Многие ученые являются активными сторонниками совре менной рецепции западной правовой культуры: Талалаев А.Н., Исаков В.Б., Лукьянова Е.Г., Хлестов О.Н., Тверякова Е.А.

Сторонники данной позиции при этом не всегда с достаточ ным вниманием относятся к тому факту, что рецепция запад ного права в Российской Федерации, во всяком случае на дан ный момент, проводится грубо, без учета традиций, мента литета, местных особенностей;

в конечном счете имеет лишь декоративный характер, что влечет за собой «неприжива ние», неэффективность функционирования нововведений.

Необходимо понимать, что «само по себе привлечение зару бежных государственно-правовых институтов… не добавляет реципиенту цивилизованности и уж тем более не решает про блем его правовой культуры» [1, с. 162].

Грубая форма декоративной рецепции в России объясня ется, прежде всего, декларативно-подражательным характером («именно так, как на Западе»). Для такой рецепции характерна ее внутренняя пустота. Внешняя же ее сторона ориентируется на раскрученные образцы зарубежной правовой культуры, в нашем случае – ценности культуры Запада. Правовая реформа, основанная на полномасштабной рецепции западного права, задумывалась и осуществлялась далеко не в пользу населения Российской Федерации. И даже не для Российской Федерации непосредственно. Полновесную экономическую и политичес кую пользу от этих отечественных реформ получили и ста бильно получают государства и общественность Запада, а так же правящая элита России [2, с. 120].

Подобные заявления уже не кажутся категоричными. Еще И.А. Ильин задолго до реформирования России говорил о том, что «европейцам нужна дурная Россия: варварская, чтобы “цивилизовать” ее по-своему;

угрожающая своими размерами, чтобы ее можно было расчленить;

завоевательная, чтобы орга низовать коалицию против нее;

реакционная, религиозно-раз лагающая, чтобы вломиться в нее с пропагандой реформации или католицизма;

хозяйственно-несостоятельная, чтобы пре тендовать на ее неиспользованные пространства, на ее сырье или, по крайней мере, на выгодные торговые договоры и кон цессии» [3, с. 210].

Современная отечественная наука определяется во мно гом заимствованными теориями (теория правового государ ства, разделения властей, учение о правах и свободах челове ка и гражданина и проч.). Передача западной правовой док трины, – как отмечает В. Княгинин, – означает передачу своего рода «языка» юриспруденции, то есть «смысловой сетки», мас штабирующей деятельность юристов. При этом Запад оставля ет за собой право выступать разработчиком («законодателем мод») в сфере юриспруденции и право быть судьей в послед ней инстанции, что соответствует праву, а что нет [4].

В современной России подвергаются унификации также и отдельные сферы правового регулирования. К слову, современ ная российская конституция в части, касающейся прав челове ка и гражданина, моделировалась по Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Сохранение свое образия России в этой сфере правового регулирования объек тивно препятствовало бы принятию станы в Совет Европы, а значит, в какой-то мере препятствовало бы включению в гло бальный мир [5, с. 12].

Создавая нормативные акты, основанные на рецепции, законодатель зачастую не принимает во внимание простоту и эффективность многих юридических конструкций прежних нормативно-правовых актов. И здесь уже трудно говорить о позитивных сдвигах в нормативно-правовом регулировании общественных отношений, когда изменения в законодательс тве не просто не улучшают его содержание, а зачастую ухуд шают, что, в свою очередь, негативно сказывается на процессе формирования правосознания россиян.

Об эффективности, например Уголовного кодекса РФ от 24 мая 1996 года, говорит тот факт, что уже 2 июля того же года стало известно о 150 «текстуально оформленных замечаниях»

к Кодексу. Он даже получил почетный титул «криминального выкидыша» в честь выборов [6, с. 140].

В начале 90-х годов в нашей стране появился суд присяж ных, что воодушевило и вызвало одобрение не только научно го сообщества, но и населения страны в целом. При этом мало кого смущал тот факт, что институт суда присяжных редко применяется даже среди «цивилизованных» государств. Этот факт обосновывается, к примеру, следующим образом: «Во всех странах, где действует суд присяжных, он рассматривает весьма незначительный процент дел. Поэтому речь идет не о замене им других форм процесса, а в том, чтобы гражданину было предоставлено право на рассмотрение его дела судом присяжных» [7, с. 31].

По прошествии семи лет после введения суда присяж ных неэффективность данного установления стала очевид ной. Неудачи в сфере развития суда присяжных в Российской Федерации можно объяснить, например, следующими причи нами: незащищенность присяжных, невозможность повсемес тного, в массовых масштабах использования данного институ та, а также некомпетентность, леность прокуратуры и органов следствия. Эффективность работы данного института, соот ветственно, оставляла желать лучшего, что было отмечено в докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2005 год: «Обращает на себя внимание, что на практике значительное число приговоров, вынесенных на основе вердикта присяжных, в дальнейшем отменяется кас сационной палатой Верховного суда Российской Федерации.

Вердикты присяжных порой вызывают в обществе ничуть не меньше непонимания, чем отдельные судебные решения, при нятые без их участия» [8, с. 31].

Закономерное падение интереса и доверия, расту щее безразличие граждан к данной форме судопроизвод ства многие авторы объясняли «достаточным количеством других жизненных проблем, непосредственно касающих ся граждан, а также низким уровнем правосознания населе ния» [9, с. 57]. Такой однобокий подход представляется не много предвзятым. Получается, что суд присяжных всем хо рош, но сам народ по причине правового нигилизма, низкой правовой культуры препятствует проведению прогрессив ных реформ… Попытки создать в России гражданское общество запад ного образца, также на данный момент терпят почти полный провал. При этом многие исследователи видят причину данной неудачи именно в русском народе, в частности, в распростра ненности правового нигилизма среди населения Российской Федерации. Так, В.В. Рябев выделяет следующие причины «тор можения» становления гражданского общества в России:

– наличие устойчивых стереотипов массового политичес кого сознания, системы ценностей, сформированных тотали тарным режимом. Такие ценности, как частная собственность, неравенство, конкуренция, порождают психологический дис комфорт у большей части населения;

– гражданская апатия населения;

– отсутствие у населения адекватного понимания сущнос ти социально-экономических и политических процессов;

– широкое распространение неконструктивных форм ак тивности и самовыражения;

– отсутствие политической культуры гражданственности у подавляющей части общества и т. д. [10, с. 26] Опять-таки можно сделать вывод, что российский народ является главным препятствием на пути формирования в стране гражданского общества. Но при этом не берутся в рас чет аксиомы развития гражданского общества:

– гражданское общество не существует до государства и вне государства;

– именно государство, в пределах которого существует данное гражданское общество, дает ему должную защиту в том, что относится к благосостоянию граждан и их особым це лям, если последние не противоречат законам;

– от государства гражданское общество вправе требовать защиты жизни, здоровья, безопасности и т. д.;

– на государство ложится обязанность осуществления со циальных программ, смягчающих противоречия между мате риальным достатком одних и нищетой других;

– государством, его внешней политикой и оборонной мо щью может быть обеспечено само существование данного об щества [11, с. 150].

Действительно, как-то забывается, что государство также должно прилагать все усилия для его (гражданского общества) формирования с учетом российской специфики. Попытка го сударства построить гражданское общество предполагает рав ный диалог с населением. А для этого правящей элите нужно определиться, служит ли она российскому народу, народам Запада или только преследует свои собственные корыстные интересы [12, с. 72].

И уже не выглядят беспочвенными едкие замечания и выводы С.В. Ткаченко: «В России на сегодняшний момент су ществует гражданское общество, состоящее из политической и экономической элиты и бюрократии. Именно такое “обще ство” подпадает под основные категории западных теорий.

Остальное российское население просто находится за бортом правовых и экономических реформ в новом качестве “крепос тных”. Правовые и экономические реформы достигли успеха именно в отношении такого гражданского общества. Однако “крепостных” всячески уверяют в благости всех правовых ре форм правящей элиты» [12, с. 75].

Как отмечалось выше, декоративная рецепция западно го права неизбежно приводит к резкому разрыву с правовой культурой общества. Отсюда черпаются новые основания для обвинения населения Российской Федерации в прирожденном правовом нигилизме. А за фасадом таких обвинений прячутся ошибки и промахи властей предержащих.

Мы хотим, чтоб наша жизнь регулировалась правом, как это делается в европейских странах. Но ведь там, несмотря на революции, гражданские войны, иные социальные катаклиз мы, ни разу не происходило полного отказа от преемственнос ти национальных правоустановлений, от веками складываю щегося правопорядка. «Гражданский кодекс» Наполеона не отменялся Реставрацией, июльской монархией, Второй импе рией, Третьей, Четвертой, Пятой республиками [13, с. 70].

Тесно соприкасается с проблемой рецепции западного права вопрос о характере взаимосвязи и взаимодействия меж дународного и внутригосударственного права. Та или иная политика при разрешении данного вопроса в конечном счете является, пусть и опосредованно, существенным фактором в формировании правового сознания личности или косвен ной причиной развития правового нигилизма среди россиян.

Многие авторы отмечают, что особенность стоящих перед че ловечеством проблем состоит в том, что они могут быть реше ны лишь совместными усилиями государств. Для изменения сложившегося положения человечество должно осознать свое единство, так как в нынешних условиях обеспечение безопас ности и развития народов и государств возможно лишь путем сотрудничества, основанного на общих ценностях и принци пах [14, с. 89].

Идея «вселенского права», появившаяся в Европе в нача ле XX века, получила дальнейшее развитие в конце XX века, охватив западные страны. Эти страны устремились к полной унификации своего права, обеспечивающей свободу передви жения рабочей силы, капитала, товаров и т. п. И с самого на чала были выстроены разного рода правовые фильтры, огра ничивающие доступ представителей других стран в это право вое пространство (признание только своих образовательных стандартов, специальное эмиграционное законодательство и др.). Немаловажным является тот факт, что для других стан, не относимых западным сообществом к числу развитых (в том числе и для России), унификация государственно-правовых институтов не может приобрести всеобщие масштабы, так как невозможно внедрить, например западные стандарты соци альной обеспеченности, хозяйствования и т.д.

Еще в XIX в. в теории и практике господствовала точка зрения, согласно которой национальное право должно об ладать приоритетом над международным;

в XX в. фактичес ки утверждается положение о приоритете международного права над внутригосударственным. Многие отечественные исследователи считают, что примат должен быть у между народного права и позитивно оценивают конституционное положение, допускающее включение общепринятых принци пов, норм международного права, а также международных договоров во внутреннее право России. Некоторые авторы уверены, что это «является историческим шагом огромной важности» [15, с. 496].

Значительная часть норм международного права была включена во внутригосударственное, что было законодательно закреплено сначала в Конституции РФ, а затем и в других нор мативно-правовых актах. Так, в п. 1. ст. 7. Гражданского кодекса РФ говорится, что «общепризнанные нормы и принципы меж дународного права и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации»

Большинство авторов оценивают весьма позитивно саму идею примата международного права над российским внутри государственным правом, но есть и другие оценки этой идеи.

Дело в том, что глобализация, с одной стороны, несет новые возможности и определенные преимущества, а с другой – спо собствует обострению глобальных проблем человечества и даже порождению новых. Е.Т. Усенко отмечает: «обнаружив шиеся в 70-е годы попытки внедрить в нашу международно правовую доктрину концепцию примата международного права под флагом якобы нового слова в науке были одним из симптомов и проявлений начала разложения советской госу дарственности. Международное право может позитивно вли ять на развитие национального права, если сопровождается трансформацией, адаптацией к национальной правовой сис теме. Но международное право может использоваться и “как идеологическое средство расшатывания, и даже разрушения государственно-правовой системы страны, чему новейшая ис тория, в том числе история нашей страны, дает убедительные примеры”» [16, с. 20].

Действительно, международное право ограничивает ак тивность национального права. Кроме того, процесс формиро вания и реализации международного права далеко не всегда осуществляется посредством согласованных и равноправных воль всех государств, чему служат доказательством, например, попытки подмены миротворческих функций ООН, «гумани тарные» бомбардировки Югославии [3, с. 502].

Нужно помнить, как справедливо отмечает Г.И. Тункин, что «сторонники примата международного права чаще всего пред ставляли интересы сильных держав, которые в течение дли тельного времени оказывали значительное влияние на развитие международного права и в силу этого в определенном смысле являлись международными законодателями» [17, с. 129].

Развитый мир формирует международное право, опреде ляющее общие условия функционирования глобального мира.

Естественно, что субъекты, наилучшим образом адаптировав шиеся к условиям жизни в этом мире, выигрывают от внед рения «глобальных» правил устройства «глобального» мира.

Международное право – это «язык общения» между развиты ми странами и остальным миром [4].

Российская Федерация же далеко не та сильная держава (с экономических, политических и других позиций), которая имела бы возможность вести международные дела на равных с другими мировыми державами, как это происходило в период существования СССР. Поэтому Россия не может в той же мере влиять на процесс формирования и реализации норм между народного права, как, например США и другие державы, «твер до стоящие на ногах».

Чтобы избежать, исправить многие негативные последс твия инкорпорации или лишь формальной трансформации международного права (например, отсутствие механизма пре творения в жизнь установлений, содержащихся в нормах меж дународного права, растущий в связи с этим правовой ниги лизм населения, в конце концов, нарушение суверенных прав России), необходимо следовать, в плане признания примата международного права, простым и проверенным правилам.

Любое отнесение принципов и норм международного права к внутреннему праву Российской Федерации должно со провождаться действительной, а не декоративной трансфор мацией. Трактовка примата международного права должна заключаться не в понимании главенствующей роли норм меж дународного права и, в частности, договора о возможности их прямого действия во внутреннем законодательстве, а в необ ходимости приведения национальных правовых норм в соот ветствие с международными соглашениями, обязательными для каждого государства, и согласования внутригосударствен ного права с общепризнанными нормами международного права [18, с. 12].

В век глобализации хочется надеяться, что Россией будут заимствованы только те элементы международного права и за падной правовой культуры в целом, которые, с одной стороны, займут достойное место в российском праве, а с другой – не помешают сохранению национальной самобытности, связан ной с мировоззрением, правовой культурой россиян.

Список литературы 1. Синюков В.Н. Российская правовая система: Введение в общую теорию права. Саратов, 1994.

2. Ткалич В.А. Правовой нигилизм как устоявшееся общесоци альное явление // Вестник РГСУ. 2007.

3. Марченко М.Н. Теория государства и права: учебник. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007.

4. Княгинин В. Рецепция зарубежного права как способ модерни зации российской правовой системы [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www. archipelag.ru/geoeconomics/kapital/sustem/mod ernisazion 5. Интервью главного редактора журнала с М. Лесажем, про фессором университета Париж-1 // Государство и право. 1999. № 1.

6. Бойко А.И. Репетиториум по Общей части уголовного права.

СПб., 2005.

7. Розин В.М. Развитие права в России как условие становления гражданского общества и эффективной власти. М., 2005.

8. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2005 год // Российская газета. 2006. 29 июня.

9. Пахомов С.А. Суд присяжных в Российской Федерации // В мире права. 2001. № 2.

10. Рябев В.В. Гражданское общество и политическая культура современной России (политико-социологический анализ). Автореф.

дис. … д-ра социол. наук / В.В. Рябев. СПб., 2005.

11. Черниловский З.М. Гражданское общество: опыт исследования // Государство и право. 1992. № 6.

12. Ткаченко С.В. Правовые реформы в России: проблемы рецеп ции Западного права [ Электронный ресурс] – Режим доступа: http:// www.allpravo.ru/library/dok108p0/instrum6743/item6765.html 13. Пивоваров Ю.С. Русская власть: история и современность // Полития. 1998. №1.

14. Лукьянова Е.Г. Социальный капитал и его роль в построении гражданского общества в России // Государство и право. 2006. № 3.

15. Талалаев А.Н. Соотношение международного и внутриго сударственного права и Конституция Российской Федерации // Московский журнал международного права. 1994. № 4.

16. Усенко Е.Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального права и российской конституции // Московский журнал международного права. 1995. № 2.

17. Учебник международного права / Под ред. Г.И. Тункина. М., 1994.

18. Каланда В.А. О трансформации норм международного права в правовую систему Российской Федерации (Конституционно-пра вовой анализ) // Московский журнал международного права. 1994.

№ 3.

О.Ю. Малкин Наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя В последние годы наблюдается рост числа дел об установ лении факта нахождения на иждивении и признании наслед ником по закону. Соответствующие заявления (иски) предъ являются гражданами, не входящими в круг наследников по закону 1–7 очередей (фактическими супругами, троюродны ми братьями и сестрами, другими лицами) либо входящими в круг наследников по закону, но в очередь, не призываемую к наследованию. Поскольку наследодатель не распорядился имуществом в пользу таких граждан путем совершения заве щания, доказывание в суде обстоятельств, с которыми закон связывает приобретение статуса нетрудоспособного иждивен ца наследодателя, выступает для них единственным способом призвания к наследованию.

Действующее законодательство устанавливает различный режим призвания к наследованию для нетрудоспособных иж дивенцев наследодателя в зависимости от того, входят они или нет в круг наследников 1–7 очередей.

В соответствии с п. 1, 2 ст. 1148 ГК РФ граждане, относя щиеся к наследникам по закону 1–7 очередей, нетрудоспособ ные ко дню открытия наследства, но не входящие в круг на следников той очереди, которая призывается к наследованию, наследуют по закону вместе и наравне с наследниками этой очереди, если не менее года до смерти наследодателя находи лись на его иждивении, независимо от того, проживали они совместно с наследодателем или нет. К наследникам по закону относятся также граждане, которые не входят в круг наслед ников 1–7 очередей, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним.

При наличии других наследников по закону они наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призы вается к наследованию.

Из приведенной нормы следует, что если нетрудоспособ ные иждивенцы не входят в круг наследников 1–7 очередей, то для них определено дополнительное условие призвания к на следованию – совместное проживание с наследодателем, в ос тальном условия призвания к наследованию для иждивенцев совпадают (нетрудоспособность, состояние на иждивении).

1. Нетрудоспособность ко дню открытия наследства.

В ст. 1148 ГК РФ, как и в иных нормах раздела 5 ГК РФ, не раскрывается понятие нетрудоспособности. В свое время Пленум Верховного суда СССР разъяснил, что, применяя норму о наследовании нетрудоспособными иждивенцами, суды должны иметь в виду, что к нетрудоспособным следует относить: женщин, достигших 55, и мужчин 60 лет, инвали дов I, II и III групп независимо от того, назначена ли назван ным лицам пенсия по старости или инвалидности, а также лиц, не достигших шестнадцати лет, а учащихся – восемнад цати лет (п. 2 постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о наследовании» от 01.07.1966 г.

№ 6). Формально данное постановление утратившим силу на сегодняшний день не признано.

Однако в ст. 1088 ГК РФ (применительно к отношени ям по возмещению вреда по случаю потери кормильца), ст. Федерального закона от 15.12.2001 г. № 166-ФЗ «О государс твенном пенсионном обеспечении в РФ», п. 2 ст. 9 Федерального закона от 17.12.2002 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», а также иных законодательных актах понятие «нетрудоспособ ное лицо» имеет другое содержание.

Так, ст. 1088 ГК РФ устанавливает, что в случае смерти по терпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют, среди прочих, нетрудоспособные лица, состоявшие на ижди вении умершего. При этом вред возмещается: несовершенно летним – до достижения восемнадцати лет;

учащимся старше восемнадцати лет – до окончания учебы в учебных учрежде ниях по очной форме обучения, но не более чем до двадцати трех лет;

женщинам старше пятидесяти пяти лет и мужчинам старше шестидесяти лет – пожизненно;

инвалидам – на срок инвалидности.

В ст. 2 Федерального закона «О государственном пенси онном обеспечении в РФ» указывается, что нетрудоспособ ные граждане-инвалиды, в том числе инвалиды с детства, дети-инвалиды, дети в возрасте до 18 лет, а также старше это го возраста, обучающиеся по очной форме в образовательных учреждениях всех типов и видов независимо от их организа ционно-правовой формы, в том числе в иностранных образо вательных учреждениях, расположенных за пределами терри тории Российской Федерации, если направление на обучение произведено в соответствии с международными договорами Российской Федерации, за исключением образовательных уч реждений дополнительного образования, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до достижения ими воз раста 23 лет, потерявшие одного или обоих родителей, и дети умершей одинокой матери, граждане из числа малочисленных народов Севера, достигшие возраста 55 и 50 лет (соответствен но мужчины и женщины), граждане, достигшие возраста 65 и 60 лет (соответственно мужчины и женщины).

В силу п. 2 ст. 9 Федерального закона «О трудовых пенси ях в РФ» нетрудоспособными членами семьи умершего кор мильца признаются: 1) дети, братья, сестры и внуки умерше го кормильца, не достигшие возраста 18 лет, а также дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца, обучающиеся по очной форме в образовательных учреждениях всех типов и видов независимо от их организационно-правовой фор мы, в том числе в иностранных образовательных учрежде ниях, расположенных за пределами территории Российской Федерации, если направление на обучение произведено в соответствии с международными договорами Российской Федерации, за исключением образовательных учреждений дополнительного образования, до окончания ими такого об учения, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет или дети, братья, сестры и внуки умершего кормильца стар ше этого возраста, если они до достижения возраста 18 лет стали инвалидами;

2) один из родителей или супруг либо де душка, бабушка умершего кормильца независимо от возраста и трудоспособности, а также брат, сестра либо ребенок умер шего кормильца, достигшие возраста 18 лет, если они заняты уходом за детьми, братьями, сестрами или внуками умершего кормильца, не достигшими 14 лет и имеющими право на тру довую пенсию по случаю потери кормильца в соответствии с подпунктом 1 настоящего пункта, и не работают;

3) родители и супруг умершего кормильца, если они достигли возраста и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) либо явля ются инвалидами;

4) дедушка и бабушка умершего кормиль ца, если они достигли возраста 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) либо являются инвалидами, при от сутствии лиц, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации обязаны их содержать.

Как видно, определение нетрудоспособных лиц в разъяс нении Верховного суда СССР и законодательных актах разли чается в части предельного возраста нетрудоспособности для детей умершего, обучающихся в образовательных учреждени ях (в законодательстве возраст нетрудоспособности для них повышен до 23 лет), жителей Крайнего Севера (возраст не трудоспособности в Федеральном законе «О государственном пенсионном обеспечении в РФ» для них снижен до 55 и 50 лет (соответственно мужчины и женщины).

Применительно к наследованию при отсутствии заве щания данные различия не влияют на распределение наслед ственного имущества, поскольку дети, супруг и родители вхо дят в первую очередь наследников. Если, к примеру, ребенку исполнилось 19 лет, он будет призван в качестве наследника по закону, независимо от того, обучается он или нет в обра зовательном учреждении. Но не следует забывать, что нормы ст. 1148 ГК РФ имеют значение и для определения обязатель ных наследников. В последнем случае, при составлении заве щания не в пользу детей, супруга, родителей призвание по следних в качестве обязательных наследников может напря мую зависеть от восприятия судом той или иной позиции по толкованию нетрудоспособности.

Анализ судебной практики, проведенный автором, пока зал, что суды при определении нетрудоспособности ссылают ся как на разъяснения Верховного суда СССР, так и на пенси онное законодательство.

Так, рассматривая гражданское дело в кассационном по рядке, судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда указала, что поскольку на момент смерти ма тери ее сын В. являлся инвалидом 3 группы, а дочь А. достигла 55 лет, нотариус правомерно выдал им свидетельства о праве на наследство по закону.

Ссылки кассатора на то, что нетрудоспособность А. может быть установлена только медико-социальной экспертизой, а инвалиды третьей группы являются трудоспособными в соот ветствии с приказом Минздравсоцразвития РФ от 23.12.2009 г.

№ 1013н, были отклонены судом как не основанные на нормах материального права.

Действительно, указала судебная коллегия, раздел 5 ГК РФ не содержит специального перечня нетрудоспособных лиц.

Однако в силу Федерального закона «О трудовых пенсиях в РФ» нетрудоспособными лицами признаются лица, достигшие общеустановленного пенсионного возраста 60 лет и 55 лет (со ответственно мужчины и женщины) либо признанные инва лидами 1, 2 и 3 групп, в том числе инвалиды с детства, име ющими ограничения к трудовой деятельности. При этом сте пень нетрудоспособности значения не имеет [1].

В другом случае судебная коллегия, оценивая выводы суда первой инстанции, отказавшего в удовлетворении требований об установлении факта нахождения на иждивении, как обосно ванные, сначала сослалась на разъяснения, изложенные в п. Постановления Пленума Верховного суда СССР от 01.07.1966 г.

№ 6, а затем дополнительно указала, что при определении кру га лиц, относящихся к нетрудоспособным иждивенцам, над лежит руководствоваться п.п. 2, 3 ст. 9 Федерального закона от 17.12.2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», в которых дается перечень нетрудоспособных лиц [родители и супруг умершего кормильца, если они достиг ли возраста 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) либо являются инвалидами, имеющими ограничение способ ности к трудовой деятельности (пп. 3 п. 2), а также устанавли ваются признаки нахождения лица на иждивении (находится на полном содержании или получает от другого лица помощь, которая является для него постоянным и основным источни ком средств к существованию] [2].

В литературе (А.Е. Казанцева [3, с. 175], Ю.К. Толстой [4, с. 93–94], О.Е. Блинков и Е.Н. Борисова [5, с. 20]) высказы валось предложение об увеличении возраста нетрудоспособ ности несовершеннолетних лиц с 16 и 18 лет соответственно до 18 и 23 лет. Объясняется это крайне тяжелым положением учащейся молодежи, высоким процентом безработицы среди молодежи, необходимостью унификации понятия «нетрудос пособных иждивенцев», чтобы оно было единым не только в гражданском, но и семейном, трудовом праве, праве социаль ного обеспечения.

О.Е. Блинков и Е.Н. Борисова в этой связи предложили либо внести в гражданское законодательство понятие нетру доспособности, либо продолжать традицию заимствования понятия нетрудоспособности из других отраслей законода тельства, принять соответствующее разъяснение Пленума Верховного суда РФ [5, с. 21].

Оценивая высказанное предложение, следует отметить, что, поскольку законодатель применительно к одним случаям понятие нетрудоспособности закрепил нормативно, невоз можно в другом случае (наследственных отношениях) отка зываться от нормативного определения нетрудоспособности, учитывая иное ее понимание. В этой связи необходимо закре пить перечень лиц, признаваемых нетрудоспособными, непос редственно в ст. 1148 ГК РФ.

2. Нахождение на иждивении наследодателя не менее года до его смерти. Гражданское законодательство не раскрывает по нятие «иждивение». В этой связи суды, как и в случае с нетру доспособностью, обращаются к понятию иждивения, содержа щемуся в ч. 3 ст. 9 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». Данная норма гласит, что члены се мьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иж дивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

При оценке доказательств, представляемых в подтвержде ние нахождения на иждивении, суды исходят из соотношения оказываемой наследодателем помощи и других доходов нетру доспособного. Доказательства, подтверждающие нахождение на иждивении, имеют юридическое значение, если подтверж дают нахождение на иждивении только в срок не менее года до смерти наследодателя, а не в другие периоды его жизни.

Помощь должна быть систематической. Предоставление не регулярной, эпизодической или незначительной материальной помощи со стороны наследодателя иждивения не означает.

В частности, из материалов одного дела следовало, что Д.

умер 23 сентября 2010 г. и постоянно, по день смерти прожи вал в квартире, принадлежащей ему на праве собственности.

Вместе с ним в квартире с 15.09.2009 г. была зарегистрирована К. При этом в зарегистрированном браке К. и Д. не состояли.

Как следует из копии паспорта К., трудовой книжки и пен сионного удостоверения, на момент открытия наследства ис тица достигла пенсионного возраста, с 14.05.2010 г. ей была на значена трудовая пенсия по старости. Кроме того, с 21.01.2008 г.

по настоящее время К. работает, получает заработную плату.

Согласно справок ГУ УПФР Д. являлся получателем тру довой пенсии по старости и дополнительного материального обеспечения как работник оружейного комплекса.

На основании изложенного суд пришел к обоснованному выводу о том, что само по себе получение К. пенсии и иных со циальных выплат и проживание совместно с Д. не свидетель ствует о ее нахождении на полном содержании у Д. или что получаемая помощь являлась для нее основным источником средств к существованию. При этом суд правильно исходил из того, что К. имела самостоятельный источник дохода, разница в размере ее дохода и получаемых Д. пенсии и социальных вы плат не настолько велика, чтобы можно было сделать вывод о ее содержании на эти денежные средства.

Доводы кассационной жалобы о том, что судом не учте ны длительные периоды времени, в течении которых истица являлась безработной и имела доход ниже прожиточного ми нимума, являются несостоятельными, поскольку в силу ст.

1148 ГК РФ при установлении факта нахождения на иждиве нии юридическое значение имеет только период в течении месяцев перед смертью наследодателя.

Также несостоятельными являются доводы кассационной жалобы о том, что судом не учтено, что размер трудовой пен сии по старости равно как и размер заработной платы ниже прожиточного минимума.

Судом правильно установлено, что совокупный доход ис тицы на момент смерти Д. был значительно выше прожиточ ного минимума, что свидетельствует о том, что получаемый ею доход является достаточным для удовлетворения жизненных потребностей [6].

Одним из критериев установления отношений иждивения служит обеспеченность заявителя средствами к существова нию на уровне прожиточного минимума. Так, в ряде судебных актов указывалось не только на то, что истцы имели самостоя тельный стабильный доход в виде ежемесячно выплачиваемой пенсии, но и на превышение размера пенсии над величиной прожиточного минимума [7, 8, 9].

Обращение судов при рассмотрении данной категории дел на то обстоятельство, что доходы лица, заявляющего требование об установлении факта нахождения на иждиве нии, превышали размер прожиточного минимума не случай но. В соответствии с Федеральным законом от 24.10.1997 г.

№ 134-ФЗ «О прожиточном минимуме» прожиточный ми нимум – стоимостная оценка минимального набора продук тов питания, непродовольственных товаров и услуг, необхо димых для сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности, а также обязательные платежи и сборы.

Предполагается, что, если доходы заявителя соответствовали или превышали размер установленного прожиточного мини мума, он мог и должен был обеспечивать себя самостоятель но, помощь наследодателя сверх величины прожиточного ми нимума не должна учитываться при установлении факта на хождения на иждивении. Следуя данному правилу, судебная коллегия правомерно отклонила доводы жалобы о том, что наследодатель приобретал для истицы имущество, в том чис ле автомобиль, драгоценности, нес расходы на совместные заграничные поездки, поскольку указанные расходы умерше го не могут быть отнесены к основному источнику средств существования истицы [8].

В этом же деле судебная коллегия высказала и иные суж дения, которые могут в дальнейшем учитываться судами при разрешении подобных дел. В частности, обосновывая вывод о том, что истица имела достаточно средств к существованию и не находилась на иждивении наследодателя, указала, что она имела на праве собственности трехкомнатную квартиру, на момент смерти наследодателя являлась также и собствен ником другой квартиры (квартира продана 14 сентября года), имела в собственности автомобиль Пежо 206, стоимость которого на момент открытия наследства после смерти состав ляла 372000 р., а также имела вклады в банках [8].

На наличие достаточных средств к существованию, в том числе в виде недвижимого имущества, было указано и при рас смотрении дела по заявлению К.Г.Д. об установлении факта нахождения на иждивении К.Н.А., умершего 13.12.2007 года. В обоснование требований указывалось, что брак с К.Н.А. рас торгнут 30.07.1987 г. Однако после расторжения брака они проживали совместно, имели в долевой собственности квар тиру. К.Н.А. до 2005 г. работал, получал пенсию, и его помощь являлась основным источником существования заявителя.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении указанного заявления. В связи с тем, что заявительница с 1983 года име ла личный и постоянный доход в виде пенсии, совершенно летнюю трудоспособную дочь, недвижимое имущество в соб ственности, она не может считаться находящейся на иждиве нии у К.Н.А., поскольку он не был обязан предоставлять быв шей супруге содержание и его доходы не являлись постоян ным и основным источником существования заявителя [10].

Суд кассационной инстанции, оставляя решение суда без изменения, указал следующее: разрешая заявление по суще ству, суд первой инстанции правильно определил, что доход заявительницы в виде пенсии по старости превышал получае мую К.Н.А. пенсию;

других доходов за год до его смерти К.Н.А.

не имел. Отсутствие у наследодателя наследников, которые мо гут принять открывшееся после его смерти наследство, рав но как и отсутствие у заявительницы средств для выкупа доли К.Н.А. в общей квартире не предусмотрено законом в качестве обстоятельств, исключающих требования п. 2 ст. 1148 ГК РФ к периоду нахождения лица на иждивении наследодателя [11].

В другом судебном постановлении было указано на то, что доказательств нахождения истицы на полном содержании на следодателя или получения от него помощи, которая для нее была постоянным и единственным источником средств к су ществованию, суду не предоставлено. Кроме того, судом ус тановлено, что у истицы есть взрослый, трудоспособный сын, который в силу закона обязан содержать нетрудоспособную мать [12].

Из приведенных примеров следует, что наличие в соб ственности дорогостоящего имущества (недвижимости, транс портных средств) лиц, обязанных в силу закона содержать зая вителя, также исключает наличие отношений иждивения.

Говоря о помощи, закон определяет ее в виде «источников средств к существованию». Поэтому судебная практика обос нованно отклоняет ссылки заявителей (истцов), указывающих на наличие иждивенческих отношений при оказании не мате риальной, а, к примеру, медицинской помощи наследнику.

Так, по одному из дел инвалид 2 группы по сердечно сосудистым заболеваниям ссылалась на то, что медицинская помощь умершей, врача по специальности, оказываемая в те чение всего времени проживания у нее, имела для истицы су щественное значение. Однако судебная коллегия не согласи лась с данным доводом [13].

По делам об установлении факта нахождения на ижди вении важно также доказать факт получения помощи заяви телем (истцом), расходование средств наследодателя в рам ках помощи ему. По одному из дел суд правомерно отклонил ссылку истицы на то, что умерший оплачивал коммунальные платежи и расходы за телефон, поскольку умерший как собс твенник квартиры нес бремя содержания принадлежащего ему имущества, предусмотренное законом [7].

Для призвания нетрудоспособного иждивенца к наследо ванию не имеет значения, чем было вызвано содержание этого лица наследодателем: желанием оказать помощь, при отсутс твии соответствующей обязанности по закону;

добровольным выполнением алиментной обязанности, вытекавшей для на следодателя из закона;

исполнением решения суда о выплате наследодателем алиментов. Напротив, содержание кого-либо во исполнение обязанности по договору – по договору пос тоянной или пожизненной ренты, по договору пожизненно го содержания с иждивением или по брачному договору, не превращает лицо, получающее содержание, даже если оно не трудоспособно, в возможного наследника другой стороны по закону [14, с. 182]. В этой связи обоснование в одном из су дебных определений отказа в удовлетворении требований об установлении факта нахождения на иждивении со ссылкой на то обстоятельство, что выплата умершим истице алиментов производилась на основании исполнительного документа [7], представляется недопустимым.

3. Совместное проживание с наследодателем. Условие о со вместном проживании с наследодателем сформулировано в ст. 1148 ГК не вполне определенно: непонятно, относится ли упоминаемый в ней годичный срок только к иждивению или также к проживанию совместно с наследодателем.

М.В. Телюкина считает, что «годичный срок относится ко времени иждивения, срок же проживания (как и срок нетру доспособности) не установлен» [15, с. 99].

Наоборот, Ю.К. Толстой полагает, что «иждивенец должен не только находиться на иждивении наследодателя не менее года, но и проживать с ним тоже не менее одного года» [4, с. 94].

М.С. Абраменков и П.В. Чугунов также придерживаются позиции, что для признания к наследованию нетрудоспособ ный иждивенец, не входящий в число наследников первой – седьмой очередей, должен по меньшей мере в течение года до открытия наследства не только находиться на иждивении на следодателя, но и проживать совместно с ним. Обосновывая свою позицию, они исходят из того, что условие о совместном проживании характеризует, прежде всего, отношение к этому иждивенцу со стороны наследодателя, который считал соот ветствующего иждивенца настолько близким, что допустил его проживание рядом с собой. Именно эти обстоятельства позво ляют разумно предположить намерение наследодателя обеспе чить иждивенца, продолжительно и постоянно проживавшего с наследодателем, и на случай своей смерти. Соответственно, никакое временное, непродолжительное проживание ижди венца у наследодателя (например, во время болезни последне го, его командировки в другой город и т.п.) не свидетельствует о близости отношений, не дает оснований для разумного пред положения о том, что наследодатель желал бы обеспечить та кого иждивенца [16, с. 19].

В пользу последней из приведенных точек зрения свиде тельствует и структура спорного предложения. В нем условие о совместном проживании формулируется вместе с услови ем об иждивении (на что указывает союз «и») после указания временного критерия «не менее года до смерти». Можно пред положить, что если бы законодатель стремился условие о про живании привязать «ко дню открытия наследства», оно было бы сформулировано в первой части спорного предложения. Во избежание различного толкования нормы судебными органа ми Верховному суду РФ целесообразно издать соответствую щее разъяснение.

Под совместным проживанием следует понимать «прожи вание наследодателя и нетрудоспособного иждивенца в одном жилом помещении независимо от того, кому и на каком праве оно принадлежит – праве собственности или праве пользова ния;

велось ли ими совместное хозяйство или нет;

были они зарегистрированы или нет» [3, с. 172].

Рассматривая условие о совместном проживании, следу ет учесть, что, если проживание заявителя не подтверждается документально (отметкой о регистрации в паспорте), требова ние об установлении факта совместного проживания в пери од, предшествующий году до смерти наследодателя, должно за являться самостоятельно, наряду с требованием об установле нии факта нахождения на иждивении, поскольку данные тре бования не включают друг друга.

По итогам анализа режима призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев можно сделать следующие выводы.

1. В нормах наследственного законодательства не раскры вается понятие нетрудоспособности. В связи с тем, что в актах других отраслей законодательства понятие нетрудоспособнос ти имеет иное содержание, представляется необходимым вне сти дополнения в ст. 1148 ГК РФ, включив в п. 1 абз. 2 следую щего содержания:

«К нетрудоспособным следует относить: женщин, до стигших 55, и мужчин – 60 лет, инвалидов I, II и III групп не зависимо от того, назначена ли названным лицам пенсия по старости или инвалидности, а также лиц, не достигших во семнадцати лет, а обучающихся по очной форме в образова тельных учреждениях всех типов и видов независимо от их организационно-правовой формы, в том числе в иностран ных образовательных учреждениях, расположенных за пре делами территории Российской Федерации, если направление на обучение произведено в соответствии с международными договорами Российской Федерации, за исключением обра зовательных учреждений дополнительного образования, до окончания ими такого обучения, но не дольше чем до дости жения ими возраста 23 лет».


2. В юридической литературе не сформировалось еди ного мнения относительно необходимого срока проживания иждивенца для призвания его к наследованию. Одни ученые (М.В. Телюкина) считают, что срок проживания законом не уста новлен. Другие (Ю.К. Толстой, М.С. Абраменков, П.В. Чугунов) полагают, что иждивенец должен проживать с наследодателем не менее одного года. По мнению автора настоящей статьи, в пользу последней из приведенных точек зрения свидетельству ет и структура спорного предложения. В нем условие о совмест ном проживании формулируется вместе с условием об ижди вении (на что указывает союз «и») после указания временного критерия «не менее года до смерти». Можно предположить, что если бы законодатель стремился условие о проживании привя зать «ко дню открытия наследства», оно было бы сформулиро вано в первой части спорного предложения. Во избежание раз личного толкования нормы судебными органами Верховному суду РФ целесообразно издать соответствующее разъяснение.

3. Суды в большинстве случаев при рассмотрении дел по заявлениям (искам) об установлении факта нахождения на иждивении обращают внимание на то обстоятельство, что до ходы лица, заявляющего требование об установлении факта нахождения на иждивении, превышали размер прожиточного минимума. Такая практика заслуживает поддержки, поскольку прожиточный минимум выступает объективным критерием необходимости произведенных расходов. В этой связи предпо лагается, что если доходы заявителя соответствовали или пре вышали размер установленного прожиточного минимума, он мог и должен был обеспечивать себя самостоятельно, помощь наследодателя сверх величины прожиточного минимума (оп лата им заграничных поездок, покупка предметов роскоши и т. д.) не должна учитываться при установлении факта нахож дения на иждивении.

Список литературы 1. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 19.10.2010 г. по делу № 33-9861/ // Официальный сайт Челябинского областного суда. Банк су дебных документов [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://212.57.147.70/websud/bsr/ 2. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 10.08.2011 г. по делу № 33 12246/2011 // Официальный сайт Санкт-Петербургского городского суда. Судебные акты [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/modules.php?name=bsr 3. Казанцева, А.Е. Наследственное право: учеб. пособие / А.Е. Казанцева. М.: Норма, 2009.

4. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, часть третья (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого.

М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005.

5. Блинков, О.Е. Понятие, сущность и основания иждивения / О.Е. Блинков, Е.Н. Борисова // Наследственное право. 2008. № 4.

6. Определение Судебной коллегии по гражданским де лам Челябинского областного суда от 14.03.2011 г. по делу №33 2884/2011 // Официальный сайт Челябинского областного суда.

Банк судебных документов [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://212.57.147.70/websud/bsr/ 7. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 14.07.2011 г. по делу № 33 10721 // Официальный сайт Санкт-Петербургского городского суда.

Судебные акты [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://sankt peterburgsky.spb.sudrf.ru/modules.php?name=bsr 8. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 14.04.2011 г. по делу № 33 5363/2011 // Официальный сайт Санкт-Петербургского городского суда. Судебные акты [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/modules.php?name=bsr 9. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 02.02.2011 г. по делу № 33 1359/2011 // Официальный сайт Санкт-Петербургского городского суда. Судебные акты [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/modules.php?name=bsr 10. Решение Курчатовского районного суда города Челябинска от 14.03.2003 г. // Архив Курчатовского районного суда города Челябинска, 2008 год.

11. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 22.05.2008 г. // Архив Курчатовского районного суда города Челябинска, 2008 год.

12. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 02.10.2008 г. // Архив Курчатовского районного суда города Челябинска, 2008 год.

13. Определение Судебной коллегии по гражданским де лам Челябинского областного суда от 25.04.2008 г. по делу № 33 2039/2008 // Официальный сайт Челябинского областного суда.

Банк судебных документов [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://212.57.147.70/websud/bsr/ 14. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. М.: Юристъ, 2002.

15. Телюкина, М.В. Наследственное право: Комментарий Гражданского кодекса Российской Федерации: Учеб.-практ. пособие / М.В. Телюкина. М.: Дело, 2002.

16. Абраменков, М.С. Наследование нетрудоспособными иж дивенцами (есть мнение) / М.С. Абраменков, П.В. Чугунов // Наследственное право. 2009. № 2.

И.В. Яценко Террористический акт и его отличие от некоторых преступлений против общественной безопасности Содействие террористической деятельности (ст. 205- УК РФ) представляет собой самостоятельный состав пре ступления, получивший закрепление в особенной части УК РФ. Часть 1 ст. 205-1 УК РФ предусматривает ответствен ность за склонение, вербовку или вовлечение лица в совер шение преступления, предусмотренного ст. ст. 205, 206, 208, 211, 277 и 360 УК РФ, вооружение или подготовку лица в целях совершения указанных преступлений, а равно финансирова ние терроризма. При квалификации данного преступления воз можны сложности при разграничении со ст. 205 УК РФ. Эти слож ности характеризуются тем, что объект преступления – обще ственная безопасность. Объективная с торона характе ризуе тся след ующими дейс твиями: 1) вовлечение лица в совершение преступления, предусмотренного ст. ст. 205, 206, 208, 211, 277 и 360 УК РФ;

2) склонение и вербовка лица к уча стию в деятельности террористической организации;

3) воо ружение лица в целях совершения указанных преступлений;

4) финансирование терроризма.

Под вовлечением лица в совершение преступления по нимаются действия, направленные на возбуждение у него желания совершить одно или несколько из указанных в дис позиции ст. 2051 УК преступлений. Способами такого вовле чения могут быть самые разнообразные формы физического или психического воздействия (обещания, подкуп, угроза и т.д.). При этом преступление считается оконченным с момен та выполнения виновным действий по вовлечению в соверше ние преступления независимо от того, совершило вовлекаемое лицо такое преступление или нет.

Под склонением лица к участию в деятельности террори стической организации понимаются активные действия, на правленные на возбуждение у лица желания участвовать в дея тельности такой организации. В соответствии с Федеральным законом «О противодействии терроризму» террористической организацией признается организация, созданная в целях осу ществления террористической деятельности или признаю щая возможность использования в своей деятельности терро ризма. Склонение лица к участию в деятельности террористи ческой организации признается оконченным независимо от того, согласилось ли фактически лицо участвовать в деятель ности такой организации.

Под вооружением лица в целях совершения преступле ний, указанных в диспозиции ч.1 ст. 205-1 УК РФ, понимаются любые действия, направленные на предоставление лицу, наме ревающемуся совершить такие преступления, огнестрельного либо холодного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств.

Финансирование терроризма означает предоставление лицу или группе лиц денежных средств в целях совершения ими акта терроризма либо создания или деятельности терро ристической организации (например, приобретение оружия, транспортных средств, помещений и т.д.). Субъект преступле ния – физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголов ной ответственности.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Лицо осознает, что совершает действия, предусмотренные дис позицией ч. 1 ст. 205-1 УК, и желает этого.

Часть 2 ст. 205-1 УК предусматривает повышенную ответ ственность за те же деяния, совершенные с использованием своего служебного положения.

Террористический акт и заведомо ложное сообщение об акте терроризма в некоторых случаях также может вызывать за труднения при разграничении составов. Терроризм ведет к де стабилизации в обществе, создает атмосферу страха, нарушает деятельность предприятий, организаций и учреждений. Явление это породило и «шутников» – лиц, делающих ложные сообщения о подготовке акта терроризма. Такие действия не единичны. О них постоянно сообщается в средствах массовой информации.

Несмотря на то что сообщение ложное и за ним не стоит реальная опасность наступления перечисленных последствий, характерных для истинного терроризма, тем не менее такому объекту, как общественная безопасность, причиняется ущерб:

возникновение паники, страха, дезорганизации в работе транс порта, учреждений – все это создает тот же психологический дис комфорт, ощущение незащищенности, которые являются состав ными общественной опасности самого терроризма. Кроме того, причиняется и материальный ущерб в связи с необходимостью проверки факта опасности (заминированности объекта, радици онного или химического заражения), эвакуации людей, предо ставления им других транспортных средств, помещений.

Например, в Екатеринбурге в 1996 г., получив сообщение о взрывных устройствах в двух пассажирских поездах, власти были вынуждены переместить пассажиров в резервные поез да и организовать объездной путь их следования. Сообщение о заминировании аэропорта «Внуково-1» прервало его рабо ту на 4 часа, задержав десятки международных и внутренних рейсов. В 1997 г. в Санкт-Петербурге саперы выезжали бо лее 200 раз на ложные сообщения, на что затрачено 35 млн рублей;


а за первую половину 1998 г. – 12 тыс. деноминиро ванных рублей. Закрытие станций метро на 2 часа причиняет ущерб в 3500 рублей [1].

Объективная сторона преступления состоит из активных действий по доведению до государственных, общественных ор ганов или граждан сведений о готовящемся или совершенном (якобы) акте терроризма. Способы, формы сообщения могут быть различными: письменно, устно (по телефону, радио и те левидению), непосредственно какому-то должностному либо частному лицу (например, жильцу квартиры, где якобы заложе на бомба). Как определил закон, сообщение должно содержать сведения об акте именно терроризма, поэтому сообщение о том, что в машине установлено взрывное устройство для убийства владельца с целью завладения его недвижимостью или преду преждение о том, что дачу сожгут, так как ее хозяин не возвра тил долг, не могут считаться сообщением об акте терроризма, поскольку предполагаемые действия терроризмом не являются.

Необходимый признак, характеризующий объективную сторо ну преступления, – ложность сообщения. Этот признак являет ся объективно-субъективным, поскольку, во-первых, сообще ние не соответствует действительности, во-вторых, информа тор заведомо знает об этом (скорее, не просто знает, а само со общение, как правило, является плодом его вымысла).

Ложное сообщение об акте терроризма – это умышленное преступление, мотивы которого могут быть не только терро ристической направленности, но и иные (хулиганские, месть, даже корысть). Введение в ст. 205 УК РФ нового состава – уг роза террористическими действиями – осложняет правовую оценку таких ситуаций, как угроза совершения взрыва, под жога или иных действий, и заведомо ложное сообщение о го товящихся таких же действиях.

Представляется, что разграничение преступлений, пре дусмотренных ч. 1 ст. 205 УК РФ и ст. 207 УК РФ, следует про водить по двум признакам.

1. Мотивы и цели действий, предусмотренных ст. УК РФ, – ущерб общественной безопасности, запугивание на селения, воздействие на принятие решений органами власти.

Преступление, предусмотренное ст. 207 УК РФ, возможно и из хулиганских побуждений, и как легкомысленное проявление подросткового озорства и т. д.

2. Террористический акт является преступлением, в кото ром последствие включено в элементы объективной стороны его состава: в ч. 1 ст. 205 УК РФ – в виде «опасности», в ч. 3 – в виде ее реального воплощения в различные последствия;

со став преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, – чисто формальный, ответственность наступает независимо ни от факта наступления последствий, ни от их характера.

Санкции за ложное сообщение об акте терроризма свиде тельствуют о сравнительно невысокой степени его общественной опасности, однако широкое распространение в последние годы этих действий вызывает известную тревогу правоохранительных органов и заметно колеблет общественное спокойствие.

Определенные трудности вызывает и разграничение та ких очень схожих по многим признакам преступлений, как террористический акт и бандитизм. Бандитизм – это орга низация вооруженных банд с целью нападения на предпри ятия, учреждения, организации либо отдельных лиц, а равно участие в таких бандах или совершаемых ими нападениях.

Объектом бандитизма также является общественная безопас ность. Основными разграничивающими признаками этих пре ступлений выступают элементы объективной стороны и цели совершения преступлений.

Обязательный признак объективной стороны бандитиз ма – создание устойчивой, вооруженной группировки (банды) в целях нападения. При террористическом акте создание тер рористической группировки – лишь приготовление к квали фицированному террористическому акту, а террористическая деятельность – совершенный организованной группой квали фицированный террористический акт.

Нападение – основное общественно опасное действие бандформирований. Террористический акт не связан с наси лием над конкретными людьми и представителями государс твенных и общественных организаций, он, скорее, представ ляет собой «рассеянную» угрозу или опасность населению, обществу.

Вооруженность – обязательный признак бандитизма, в то время как при террористическом акте возможны действия, не связанные с наличием или применением оружия. Все же главное различие состоит в целях этих преступлений. Целями бандитских нападений являются различные материальные ин тересы: завладение имуществом, оружием, наркотиками;

запу гивание и «обложение данью» предпринимателей и т. п.

Цель террористического акта – оказание воздействия на властные органы или международные организации для при нятия ими решений, необходимых террористам, то есть скорее это идеологические (как противоположность материальным) цели.

При квалификации действий виновных по ст. 205 УК РФ на практике нередко возникают вопросы, связанные с разгра ничением смежных с указанным составом преступлений. Для правильного применения закона требуется тщательный анализ всех объективных и субъективных признаков совершенного деяния, и на основании полученных данных следует квалифи цировать действия виновных лиц только лишь по тем стать ям Особенной части Уголовного кодекса, в которых наиболее полно отражены все объективные и субъективные признаки совершенного преступления Список литературы 1. Сидорин В. Телефонные террористы кладут город на лопатки // Российская юстиция. 2010. № 4.

Научный руководитель – И.А. Семенцова, кандидат юри дических наук, доцент ОБРАЗОВАНИЕ Г.В. Белова Личная значимость учебных материалов в преподавании иностранных языков Эффективность обучения иностранным языкам во мно гом зависит от качества учебного материала, используемого в учебном процессе, от того, насколько он соответствует совре менным требованиям.

При организации и проведении учебно-воспитательного процесса преподаватель использует различные средства обу чения, и успех обучения во многом определяется умением ме тодически правильно выбирать необходимые учебные матери алы. К учебным материалам следует относить тексты учебни ков, книг для чтения, грамматических справочников, словарей, комплекты картин, кинофрагменты, разнообразные аудио- и видеоматериалы, компьютерные программы, таблицы и схемы, музыку и песни, журналы, сборники языковых и речевых игр.

По мнению ведущих методистов страны, учебные про граммы, их содержание и структура должны в полной мере отражать всю совокупность явлений и процессов действитель ности, характерных для настоящего исторического периода, иначе они не смогут служить основой для функциональности и совершенствования системы обучения иностранным языкам [1]. В то же время необходимо хорошо понимать разносторон ние тенденции развития личности. Для возраста (ранней зре лости) характерно стремление к продолжению образования и достижению компетентности, а также к активному включению в практическую жизнь, что в ряде случаев может противоре чить одно другому.

В настоящее время преподаватели имеют огромный выбор различных методических комплектов. При этом они руковод ствуются возрастом учащихся, их интересами и потребностями.

Необходима обеспеченность хорошими моделями для исполь зования естественного языка, развития в достаточной мере язы ковых, речевых и социокультурных умений. Кроме того, хоро шие учебные материалы должны быть построены с учетом со временных достижений в методике, лингвистике, психологии, дидактике, они должны формировать навыки познавательной деятельности, обеспечивать личную и социальную успешность учащихся, учитывать их индивидуальные потребности.

Каждый преподаватель по-своему подходит к решению этих важных задач. Это зависит от его методического круго зора, профессиональных и личных качеств, стиля деятель ности, материально-технической базы учебного заведения.

Преподаватель дополняет, углубляет, расширяет учебные ма териалы, опираясь на основные пособия [2].

Учебные пособия должны отвечать требованиям госу дарственного образовательного стандарта, отражать реалии страны изучаемого языка. Необходимо учитывать целостность элементов пособия, создавать оптимальные условия для са мостоятельной работы. К достоинствам учебных материалов можно отнести четкую структуру темы, позволяющую сфор мировать у учащихся уровень языковой компетенции, необ ходимый для общения в ситуациях, связанных с профессией, и ситуациях межкультурного общения. Подбор тем, как пра вило, интересен, соответствует духу времени и дает возмож ность развивать разговорные навыки, не только рецептивные, но и продуктивные умения. Хорошие учебные пособия с по нятными, интересными текстами, с занимательной формой из ложения, новой лингвострановедческой информацией о наци ональных особенностях, об аспектах как российской культу ры, так и культуры англоговорящих стран вызывают желание читать еще, дают почву для дискуссий. Учебно-методические комплексы для обучения языку специальности обеспечивают многоуровневое обучение иностранному языку, включают от раслевые, компьютерные пособия, а также пособия по делово му общению. Необходимо учитывать развитие учебно-позна вательных способностей студентов как контролирующей, так и самостоятельной работы студентов.

В процессе обучения важно использование иллюстра тивного материала, который может быть направлен на семан тизацию лексического материала и облегчение понимания текста при аудировании или чтении. Вопрос о наглядности в обучении непосредственно связан с процессом восприятия.

Иллюстративная наглядность используется для создания ус ловий чувственного восприятия материала при выполнении различных упражнений, приобретается опыт креативной де ятельности, развивается творческое мышление, создаются ус ловия для самостоятельной работы. Приведем систему зада ний, реализованных в процессе обучения:

Synonym match Phrase match Gap fill Discussion Training cards Intellectual crossword Word formation Guessing Paraphrase the underlined words Домашняя работа с текстом может включать следующие виды работы.

1. Выбор из каждого абзаца предложения, содержащего главную мысль.

2. Составление вопросов к каждому абзацу текста.

3. Составление плана текста.

4. Пересказ текста от имени одного из персонажей, аргу ментируя его точку зрения на происходящие события.

5. Составление диалога между действующими лицами на следующий день после описанных в тексте событий.

6. Аргументация собственной оценки описываемых в тек сте событий.

Профессор Сафонова В.В. рекомендует использовать раз ные типы аутентичных текстов для оценки культуры чтения [3] Типы текстов Примеры Аутентичные информационно- - объявления, надписи-запрещения, справочные тексты: надписи-предостережения, предпи сания;

– путеводители для туристов;

– информационные листки для ту ристов;

– брошюры, буклеты для туристов;

– материалы тематических файлов для туристов;

– инструкции по использованию справочных электронных энцикло педий, справочников и другой элек тронной справочной продукции;

– текстовое содержание официаль ных банков и формуляров Аутентичные информационно-рек- - торговая газетно-журнальная рек ламные тексты: лама, характерная для молодежной прессы;

– каталоги;

– образовательная реклама;

– реклама-приглашение на работу;

– отклики, отзывы о фильмах, ра дио- и телепередачах, театральных постановках, выставках;

– реклама фильмов, радио- и телепе редач, театральных постановок, – театральные и киноафиши Типы текстов Примеры Материалы СМИ: – газетные новости, короткие ре портажи, интервью, газетные исто рии;

– газетно-журнальные репортажи;

– газетно-журнальные интервью;

– письма читателей;

– небольшие газетно-журнальные колонки, посвященные вопросам образования;

– газетно-журнальные описания культурных достопримечательно стей Материалы межличностной пере- – неофициальные открытки, письма;

писки: – факсы и электронные письма;

– официальные письма, – письма-поздравления, – письма с запросом информации, –письма-жалобы, – письма-предупреждения Электронные учебные пособия предоставляют студентам более широкие по сравнению с печатным пособием возмож ности работы с текстом. Студент может выбрать приемлемый для себя вариант (адаптированный, частично адаптирован ный или оригинальный). Он может выбрать более сложный уровень, где меняется и сложность заданий. Кроме того, элек тронное учебное пособие предусматривает интерактивные виды работы, что вносит разнообразие в работу над языком, утрачивает рутинный характер, приобретает элементы твор чества. Студент имеет возможность добиваться оптимальных результатов.

Многолетний опыт использования «Reward» в дистан ционном обучении подтверждает креативность процесса обучения, личностный подход. Reward – это интересные, ув лекательные задания, направленные на развитие всех видов речевой деятельности: аудирования, чтения, развития навы ков монологической и диалогической речи, развитие грамма тических и лексических навыков. Используя на уроках Reward, можно решать целый ряд дидактических задач: отрабатывать произношение, формировать и развивать навыки чтения, со вершенствовать умения письменной речи, пополнять словар ный запас студентов, отрабатывать грамматические навыки.

Каждый студент получает возможность слышать иноязычную речь, произносить фразы на английском языке в микрофон, а при выполнении грамматических упражнений добивается правильных ответов. При работе с компьютерными техноло гиями меняется и роль педагога, основная задача которого – поддерживать и направлять развитие личности студентов, их творческую и самостоятельную работу. Отношения со студен тами строятся на принципах сотрудничества и совместного творчества. Таким образом, преподаватели пересматривают организационные формы учебной работы, отходя от традици онного урока с преобладающим объяснительным – иллюстра тивным методом обучения. Также важно увеличение объема практических и творческих работ поискового и исследователь ского характера.

Использование видеоматериалов на уроке способствует развитию различных видов психической деятельности, в пер вую очередь, внимания и памяти, мотивации обучения, ин тенсификации, повышает активность студентов, создает усло вия для их самостоятельной работы. Используются различ ные фильмы: документальные, страноведческие, учебные. При просмотре создается эффект участия в повседневной жизни страны изучаемого языка, который способствует обучению естественному, живому языку и служит мощным стимулом для повышения мотивации студентов. Фильмы во многом эмоци онально воздействуют на студентов. Поэтому главное внима ние должно быть направлено на формирование личного отно шения к увиденному. Достичь такой цели возможно лишь при систематическом показе видеофильмов и при правильной ме тодической демонстрации. Следует отметить несколько фак торов, которые способствуют пониманию речи, содержащей ся в видеофильме: ясность картинки и звука, степень визуаль ной поддержки, ясность речи, языковое содержание, языковой уровень, интерес, длина и независимость. Применение видео оказывается очень эффективным при формировании комму никативной культуры, выполнении личностно ориентирован ных учебных заданий, так как фильм не только представляет студентам живую речь, но и погружает их в ситуацию, в кото рой они знакомятся с невербальными знаками, стилем взаи моотношений и реалиями страны изучаемого языка. При про смотре видеоматериалов могут быть предложены различные типы заданий:

– определение верных / неверных утверждений, – выстраивание частей текста в логической последова тельности, – запись всех глаголов (или других частей речи), которые употреблены в видеосюжете, – определение и описание места и времени события, – название запомнившихся фраз, выражений, идиом.

Таким образом, учебные материалы при условии соблю дения определенных требований помогают создать на уроке реальные коммуникативные ситуации, осуществлять межлич ностное, межкультурное общение.

Список литературы 1. Гальскова Н.Д. Современная методика обучения иностранным языкам. Пособие для учителя [Текст] / Н. Д. Гальскова. М.: Аркти Глосса, 2000.

2. Полат Е.С. Интернет на уроках иностранного языка // Иностранные языки в школе. 2001. № 3. Сафонова В.В. Английский язык. Школа с углубленным изуче нием иностранных языков [Текст] / В.В. Сафонова. М.: Просвещение, 2000.

О.Н. Мороз, А.А. Шабанов Инновационные педагогические технологии формирования ключевых компетентностей современного специалиста В современном обществе происходит модернизация обра зования. В соответствии с современной государственной об разовательной политикой основными результатами деятель ности общеобразовательных учреждений являются не сами по себе знания, умения, навыки, а набор ключевых компетентнос тей в интеллектуальной, гражданско-правовой, информацион но-коммуникативной и других сферах жизни.

У выпускников должны быть сформированы компетен ции:

– политические и социальные (способность брать на себя ответственность, участвовать в совместном принятии реше ний, регулировать конфликты мирным путем);

– поликультурные (способность жить с людьми других культур, языков, религий);

– коммуникативные (способность владеть монологичес кой и диалогической речью, иностранным языком, навыками беглого чтения текстов);

– информационно-общественные (способность владеть информационно-коммуникативными технологиями, критиче ским мышлением);

– когнитивные (готовность учиться всю жизнь).

В связи с этим назревает необходимость апробирования и внедрения новых педагогических технологий как ресурса фор мирования ключевых компетентностей современного специа листа (выпускника).

Педагогическая технология – это научно обоснованный выбор характера воздействия в процессе организуемого учи телем взаимообщения с детьми, производимый в целях мак симального развития личности как субъекта окружающей действительности. Педагогическая технология есть некоторая проекция теории и методики воспитания на практику воспи тания, сфокусированная в одной точке, краткой по времени, едва уловимой по способам, индивидуализированной в силу широчайшего многообразия персональных особенностей лич ности учителя и ученика [2, с. 365].

Слово «технология» применительно к воспитанию вошло в лексикон педагогической науки тогда, когда внимание специ алистов обратилось к искусству воздействия на личность ре бенка. В энциклопедическом словаре дается такое определение технологии: «… Задача технологии как науки – выполнение физических, химических, механических и др. закономерностей с целью определения и использования на практике наиболее эффективных и экономических, производственных процес сов» [8, с. 231].

Между тем это слово, пришедшее к нам от греков, если су дить по составляющим его корням, было рассчитано на более универсальное использование технос – искусство, мастерство, логос – учение.

Педагогическая технология выявляет систему профессио нально значимых умений педагогов по организации воздейс твия на воспитанника, предлагает способ осмысления техно логичности педагогической деятельности.

Обратимся к историческим началам педагогической тех нологии. Когда педагог строит воздействие на ребенка, он дол жен учитывать множество параметров: эмоционально-психо логическое состояние, общий уровень культурного и возрас тного развития, сформированность отношений, духовное и интеллектуальное развитие и др. В итоге на основе внешних проявлений формируется первоначальное представление о личности ребенка, которое во многом определяет характер пе дагогического воздействия.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.