авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАРОРУССКИЙ ФИЛИАЛ ФГБОУ ВПО «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СЕРВИСА И ...»

-- [ Страница 5 ] --

Потребительская кооперация России прошла трудный и сложный путь, на котором познала подъемы и спады, связанные, в первую очередь, с отношением к ней властей. В первые годы советской власти государство широко использовало потребительскую кооперацию для снабжения населения продовольствием и товарами первой необходимости. Чуть ли не все граждане России считались е членами. А затем, хотя формально и был восстановлен е организационно-правовой статус, она была превращена в организацию министерского толка, утратившую присущие ей кооперативные принципы и ценности. Государство командовало потребительской кооперацией, как госструктурой, распоряжалось е имуществом как своей собственностью.

В 1935 году по решению Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) деятельность потребительской кооперации была сосредоточена в сельской местности. Вс е имущество в городах без какой-либо компенсации было передано госструктурам. Потребительская кооперация лишилась двух третей своей собственности.

Однако она снова выстояла, проявила свою жизненность, а накануне радикальных реформ в 1990 году представляла собой экономически крепкую организацию с развитой материально-технической базой, квалифицированными кадрами, объединяющую более 22 млн. пайщиков.

Потребительская кооперация была практически единственной организацией, обслуживающей сельское население.

С развитием рыночных отношений доля потребительских обществ в товарообороте села стала уменьшаться. Но и сейчас только потребительская кооперация осуществляет снабжение около 100 тыс. населенных пунктов, причем самых мелких от 1 до 20 человек. Начиная с 1999 года, стратегией развития потребительской кооперации является социальная деятельность, забота о бедных, борьба с бедностью, безработицей на селе [3].

Чем же живет сегодня потребительская кооперация Псковщины? В настоящее время в систему облпотребсоюза входят 1 областное и 23 районных потребительских общества, которые объединяют 120 тысяч пайщиков и обслуживают 152 тысячи человек сельского населения. Основная отрасль потребительской кооперации – торговля. Через 1145 кооперативных магазинов население области покупает около 25 процентов товаров;

предприятий общественного питания (кафе, столовые, бары, рестораны) могут одновременно принять более 5 тысяч посетителей.

24 потребительские общества, объединенных в Облпотребсоюз, осуществляют свою деятельность в 7300 населенных пунктах и имеют более 1,5 тыс. объектов торговли, общественного питания, заготовок, производства, социально-культурного и бытового назначения, обслуживают 38% населения области.

Организации потребительской кооперации обеспечивают гарантированное снабжение жителей села товарами, занимаются выпечкой хлеба и хлебобулочных изделий, производством других товаров народного потребления, заготавливают выращенную на собственных подворьях селян сельскохозяйственную продукцию, а также дикорастущие ягоды, грибы, лекарственные травы, кожевенное и вторичное сырье.

Потребительская кооперация становится вс более многопрофильной системой, так как на селе оказалась разрушенной сфера бытовых услуг. Но люди нуждаются в услугах парикмахерских, мастерских по ремонту одежды, обуви, им нужны лекарства и ветпрепараты.

По просьбе сельского населения, пайщиков потребительская кооперация добровольно взяла на себя и эти обязанности.

Кооператорами области оказываются услуги парикмахерских, по ремонту одежды, обуви, бытовой техники, телерадиоаппаратуры, часов, жилья, изготовлению столярных изделий, колец для колодцев, сетки рабицы, бочкотары, газосварки, шиномонтажу, услуги телефонной связи, автосервиса, ритуальные услуги, транспортные, фотоуслуги и многие другие.

Большое значение для сельских жителей имеет предоставление кооператорами чисто сельских услуг: переработка зерна на зернодробилках, обработка земли, распиловка дров.

Нельзя не сказать о работе кооператоров по обеспечению сельского населения лекарственными препаратами и медицинскими средствами. В соответствии с разрешением Министерства здравоохранения РФ для обеспечения жителей сл и деревень лекарственными препаратами и медицинскими средствами организован прием заказов от населения и доставка их через сельские магазины. В системе работает 12 аптечных предприятий, к приему заказов привлечено 332 сельских магазина.

Продажу ветеринарных препаратов обеспечивают на селе ветеринарные аптеки и киоски, 266 магазинов продают товары для животных. В системе работает 28 малых производств – это швейные, столярные цеха, мастерские по ремонту телерадиоаппаратуры и бытовой техники, часов, кузницы, пилорамы, теплицы, многие другие.

Оптовая база Псковского облпотребсоюза расположена по адресу: г.

Псков, ул.Солнечная, д.67, занимаемая территория – 34,9 тыс.кв.м. База обслуживает 23 районных потребительских общества области, на долю которых приходится 98,6% оптового оборота. Основной удельный вес в обороте занимают продовольственные товары, на долю которых приходится 64% [1].

Розничная торговля – основная отрасль потребительской кооперации.

По обороту в расчете на одного обслуживаемого сельского жителя потребсоюз занимает 1 место в России.

Кооперативные организации обслуживают более 71% жителей области (без учета г. Пскова и г. Великие Луки).

В настоящее время торговая сеть потребительской кооперации области насчитывает 1033 действующих магазинов, 103 автомагазина и предприятий общественного питания.

Учитывая усиливающуюся конкуренцию, прислушиваясь к мнению и требованиям своего покупателя, потребительская кооперация старается идти в ногу со временем. Сегодня в системе проводится работа по переводу магазинов на метод самообслуживания, по открытию специализированных предприятий по торговле непродовольственными товарами, например «Мебель», «Стройматериалы», «Детские товары», «Электротовары», «Семена».

Литература 1. Журнал делового сообщества Псковской области «Бизнес курс». 2009.

№3. URL: http://www.cci.pskov.ru/magazine.html? magazine =80_ 2. Потребительской кооперации Псковской области 145 лет // Псковский облпотребсоюз. 2008. URL: http://www.pskovcoop.ru/page. php?al=history.html 3. Псковская правда: [сайт]. URL: http://pravdapskov.ru/rubric/3/ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СЕЛ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ СЕЛА КАНАДЕЙ НИКОЛАЕВСКОГО РАЙОНА УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ) Филиппова Ирина Александровна, к. эк.н., доцент, Рычкова Юлия Валерьевна, студентка 3 курса, Ульяновский государственный технический университет С начала 90-х годов XX века и по сей день села Ульяновской области, также как и сельские территории многих регионов России, находятся в глубоком социально-экономическом кризисе. Развал колхозов и совхозов, закрытие заводов и фабрик, ликвидация стационарных медицинских учреждений и детских садов. Все это привело к безработице, росту преступности и как следствие массовому оттоку трудоспособного населения сл в города.

Нами был проведен анализ экономического состояния села Канадей и выделены следующие экономические проблемы: дефицит сельского бюджета, безработица, вымывание активного населения, слабая социальная сфера, маргинализация, алкоголизм, преступность, миграция населения.

На наш взгляд, организовать рабочие места на селе способны в первую очередь предприниматели. На основе данных, полученных в ходе глубинного интервью жителей села Канадей (выборка составила 50 человек), можно сделать вывод о том, что в селе есть люди, которые хотели бы заняться предпринимательской деятельностью, но в силу разных причин боятся этого.

Жители понимают, что человек не в состоянии в одиночку, без поддержки и соответствующих знаний открыть свое дело, поэтому активное население мигрирует туда, где ему проще раскрутить бизнес или найти работу, где есть возможность более качественно учить своих детей, развивать их творчески и физически (то есть в города). Активное население – это настоящие и потенци альные предприниматели, интеллигенция, без которых село начинает медленно умирать, потому что некому наладить нормальную работу в школе и клубе, некому быть опорой главе и населению, предоставляя рабочие места.

Перед нами встает проблема с одной стороны есть определенное количество жителей, которые проявляют интерес к предпринимательской деятельности, с другой органы власти не обеспечивают благоприятных условий для этого.

Для решения выделенной проблемы, мы предлагаем развивать сельский туризм на территории села Канадей и Николаевского района в целом.

Сельский туризм является достаточно новым направлением туриндустрии.

Его еще принято называть агротуризм или зеленый туризм. В настоящее время он активно развивается во всем мире, в том числе, и в Ульяновской области.

Целью развития сельского туризма является: поднять престижа сельской местности не только в плане туризма, но и как места для постоянного проживания, сделать отдых на селе прибыльным делом, вовлечь в него селян, дать горожанам альтернативу отдыху на заморских курортах и возможность познакомиться с достопримечательностями, народными традициями той или иной местности.

Село Канадей обладает богатой историей, его основание относят к последней четверти ХVII столетия. Но и ранее этого времени в здешней местности существовало древнее поселение. К изумлению археологов, в году в окрестностях Канадея были обнаружены захоронения бронзовой эпохи. Именно в Канадее находится самое древнее наземное сооружение Ульяновской области, памятник фортификации Канадейская башня.

Нами была произведена оценка положительных и отрицательных факторов выбранной территории, для установления проблемных зон и направлений работы.

Положительные стороны: выгодное географическое положение (близость других районов, наличие транспортного сообщения), экологически чистая территория с богатыми природными ресурсами, наличие памятников культуры и архитектуры, близость туристических объектов (Белое озеро, Светлое озеро, Поганое озеро, центры паломничества: вековой дуб и святой родник, Жадовский монастырь и др.), возможность приобщения городских жителей к другим культурам и обычаям, участие в местных праздниках и развлечениях, знакомство с местной кухней.

Отрицательные стороны: плохое состояние дорог, низкий уровень заинтересованности администрации, неудовлетворительное состояние объектов туристской инфраструктуры, отсутствие системы информирования потенциальных туристов, в том числе, за пределами области о возможностях отдыха в гостевых домах в сельской местности, необразованность населения в сфере оказания туристических услуг.

Мы предлагаем проект по развитию сельского туризма реализовывать в три этапа:

1этап. Создание почвы для развития экотуризма на данной территории в дальнейшем.

1. Проведение конкурса среди жителей района на лучший очерк о своей малой родине с последующей публикацией лучших работ.

2. Проведение обучающих семинаров «Как создать комфортную жизнь для туристов» для жителей района.

3. Проведение конкурса среди жителей района на лучший туристический маршрут.

4. Включение в путевку отдыхающих в санатории «Прибрежный» и в летних оздоровительных лагерях экскурсии по достопримечательностям района.

5. Создание рекламных буклетов с целью отражения маршрута экскурсий и возможностей сельского туризма в данной местности.

6. Освещение в СМИ достопримечательных мест села Канадей и Николаевского района.

7. Разработка мероприятий по улучшению состояния окружающей среды (проведение конкурсов (например, Самая чистая улица), выставок, конференций, презентаций) 2 этап. Прием туристов сельскими жителями.

1. Для начала администрация района должна зарегистрировать и составить списки людей, которые планируют принимать в своем доме туристов.

2. Администрации района необходимо оценить условия, которые будут предлагаться туристам, и после этого скорректировать первоначальные списки.

Все заботы о своих постояльцах – организацию проживания, питания, досуга, а также обслуживание – берет на себя принимающая семья.

3 этап. Привлечение инвестиций, спонсоров, которые готовы вложить средства в строительство. На третьем этапе туристам предоставляется выбор жить в обычных сельских домах или в отдельных усадьбах и мини гостиницах, построенных специально для них.

Для успешной реализации данного проекта необходимо участие в его формировании всех заинтересованных сторон, начиная от администрации поселения и района и заканчивая турфирмами, хозяевами гостевых домов и просто людьми, которые любят свою малую родину и хотят, чтобы красоту и прелесть их земли узнали и оценили другие.

Достоинством является то, что данный проект способен развиваться постепенно, опираясь на местные средства, привлекая небольшие частные источники финансирования, а капиталовложения быстро окупаются.

Основными источниками финансирования, которые понадобятся лишь на первом этапе реализации проекта станут: Администрация села, района и Ульяновской области, Национальная ассоциация сельского туризма.

Необходимо отметить, что развитие агротуризма в селе Канадей влечет за собой: создание дополнительных рабочих мест, увеличение реализации продукции личного крестьянского хозяйства, рост доходов и повышение жизненного уровня сельских жителей при относительно небольших финансовых затратах, сокращение миграции сельских жителей в города, сохранение местных достопримечательностей, местных обычаев, фольклора, народных промыслов, привлечение внимания к состоянию памятников природы и культуры, привлечение инвестиций, рост числа предприятий малого бизнеса в сельской местности, расширение администрацией экономических связей, улучшение торговли, работ служб связи, медицинской помощи, дорожной и других служб.

Российская деревня – это социальный мир, огромный – не только по территории и численности населения, но и по глубине проблем. К сожалению, эти проблемы до сих пор не решены.

УПРАВЛЕНИЕ КАЧЕСТВОМ ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ ЧЕРЕЗ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ Чекалев Марат Иванович, д.эк.н., профессор, Белова Татьяна Михайловна, ст. преподаватель, Старорусский филиал СПбГУСЭ Обеспечение высокого качества подготовки специалистов является одной из главных задач современной образовательной политики государства.

Факторы, определяющие подготовку выпускников ВУЗов, в основном сопоставляют с качеством обучения студентов и соответственно востребованностью молодых специалистов на рынке труда.

Подготовка специалистов в свою очередь связана с понятием «образовательная услуга», охарактеризовать которое можно, как «вид образовательного товара, удовлетворяющий определенную образовательную потребность в процессе непосредственной передачи производителем потребителю совокупности отобранной, систематизированной и переработанной информации». В свою очередь «образовательный товар» – это все то, что может удовлетворять различного уровня потребности (индивидуальные, корпоративные или общественные), связанные с приобретением индивидуальных знаний, навыков и умений, развитием его духовной и интеллектуальной сферы. Любое улучшение человеческого потенциала организации или общества в целом связано с совершенствованием потенциала индивидуумов, составляющих эту организацию или общество [1].

Понятие качества образования по своему содержанию является многоаспектным и охватывает основные направления, формы и сферы вузовской деятельности: учебную, методическую, воспитательную, научно исследовательскую [2, 3].

По нашему мнению, система гарантий качества учебного процесса должна отражать: соответствие государственному образовательному стандарту и требованиям внутривузовской концепции качества курсов и учебно-методических материалов;

глубокое знание преподавателями не только преподаваемого предмета, но и передового опыта;

высказывание преподавателями самостоятельных мнений и оценок, подкрепленных данными своих исследований;

использование новых информационно компьютерных технологий, способствующих формированию открытого образовательного пространства;

устранение методических ошибок в проведении занятий (в части планирования, методики опроса, в оценке знаний, собственной неорганизованности и т.п.);

при проведении занятий предпочтение должно быть отдано активным методам обучения (с использованием деловых игр, тренингов, разборов ситуации, составление проектов документов, а также встречи с опытными руководителями и специалистами предприятий сервиса и туризма). Важными составляющими системы гарантий качества обучения являются осознание студентами возможностей использования полученных знаний в профессиональной деятельности и наличие у студентов обратной связи с преподавателем и администрацией ВУЗа.

Оценивая качество обучения в СПбГУСЭ (по материалам проведенных исследований преподавателями кафедры УПД СПбГУСЭ), можно отметить, что неудовлетворены в той или иной степени 47% студентов – менеджеров и 61% студентов – экономистов. В таблице 1 представлены данные об удовлетворенности студентов очной формы обучения различными элементами учебного процесса.

Таблица Показатели удовлетворнности студентов очной формы обучения организацией учебного процесса в СПб ГУСЭ и филиалах Неудовлетворен Характер претензий ность, % Формы и методы Контроль Организация Уровень занятий занятий практик преподавания 3 4 5 3 4 5 3 4 5 3 4 кур кур кур кур кур кур кур кур кур кур кур кур с с с с с с с с с с с с студенты СПб ГУСЭ Полностью 5 8 17 4 16 12 6 10 11 3 7 Частично 25 23 40 22 44 38 14 16 39 14 17 студенты филиалов СПб ГУСЭ Полностью 14 18 13 7 8 12 10 12 15 15 20 Частично 28 40 42 21 27 45 16 21 40 45 59 В основном студенты имеют претензии к учебным планам («недостаточно представлены нужные в условиях рынка дисциплины») и к владению преподавателями учебным материалом;

отметили слабый контакт преподавателя со студентами («отсутствие на занятиях дискуссии, монотонное или сложное для понимания изложение учебного материала»);

оторванность учебного материала от практики;

формальным отношением к работе со стороны некоторых преподавателей и иногда недисциплинированность [4].

При всей важности обучающей составляющей образовательного процесса неверно идентифицировать образование только с обучением, рассматривая воспитание и развитие как самостоятельные процессы, которые могут быть и могут не быть, и считать, что критерием результативности деятельности преподавателя является только уровень знаний, умений, навыков студентов, о чем можно судить по экзаменационным оценкам, качеству подготовленных под руководством преподавателя дипломных проектов, количеству выигранных грантов и побед в конкурсах.

В современной литературе составляющие качества образования трактуются следующим образом: «образовательный процесс в рамках обучения – получения систематизированных знаний и приобретения соответствующих умений и навыков, в том числе для какой-либо профессии, а также для совершенствования профессионального мастерства, сопровождается воспитанием – планомерным воздействием на умственное и физическое развитие обучающихся, формированием их морального облика через привитие им необходимых правил поведения, а также развитием – закономерным изменением, переходом из одного состояния в другое, более совершенное, от старого качественного состояния к новому, более высокому, от простого к сложному, от низшего к высшему» [5].

Для эффективного развития студентов современные технологии обучения должны активизировать поисково-исследовательские отношения к предмету обучения и самостоятельный творческий поиск нового материала.

Общими принципами качества обучающихся технологий должны стать наглядность;

системность;

последовательность;

ориентация на проблемное изложение материала;

индивидуальный подход к обучаемому, самостоятельность студента, нестандартность постановки задачи, ориентирующей студента аргументированно обосновывать свою позицию при ответе.

В качестве общей основы достижения развивающей цели преподаватель обращает внимание студентов на процессы, а не только на результаты учебного познания, использует существующие проблемы и затруднения или предполагает их наличие для создания потребности в обобщенных схемах мыслительных процедур, предоставляет студентам возможность существовать в качестве «экспертов», стимулируя их активность рефлексивными (обучающими действовать осознано) вопросами:

«Что произошло?», «Как протекал процесс?», «Что вызвало затруднение?», «Как выходить из создавшейся ситуации?», «Как действовать дальше?» [6].

О необходимости развивающего личность подхода в профессиональной деятельности преподавателя свидетельствует то, что сегодня на рынке труда существуют вполне определенные требования к специалистам. Сегодняшний работодатель заинтересован в таком работнике, который: умеет думать самостоятельно и решать разнообразные проблемы;

обладает критическим и творческим мышлением;

способен гибко адаптироваться в меняющихся жизненных ситуациях;

самостоятельно приобретает знания (способен самостоятельно трудиться над своим развитием) [7, 8].

Целостность и системность учебной и воспитательной работы со студентами в ВУЗе в значительной мере зависит от преподавателей, которые осуществляют гражданское, патриотическое, нравственное, экологическое и другое воспитание своей учебной дисциплиной (при условии, если материал излагается проблемно, остро);

своей личностью (преподаватель демонстрирует нетерпимое отношение к недостаткам, проявляет активную жизненную позицию);

личным примером добросовестности и дисциплинированности;

культурой поведения [9].

Учитывая, что для обучения, воспитания и развития студентов, повышение качества подготовки специалистов решающее значение отводится профессиональной деятельности преподавателей, необходимо больше внимания уделять фигуре преподавателя, обеспечивая эффективность и «прозрачность» проводимой кадровой политики в образовательных учреждениях. Преподавателями кафедры УПД СПбГУСЭ была разработана усовершенствованная методика оценки преподавателя. Отличие данной методики в том, что в ней изменены состав оцениваемых качеств, частично формулировки, шкала оценок;

через использование в процедуре оценки повышающих и понижающих коэффициентов предусмотрен учет значимости качеств преподавателя. Новая методика предусматривает расширение круга субъектов оценки (кроме обучаемых, ими могут быть члены методической комиссии института или факультета;

заведующий и коллектив кафедры;

коллеги оцениваемого, присутствовавшие на открытом занятии).

Эффективность по предлагаемой методике на качество обучения повышается из-за того что: возникает обратная связь;

повышается ответственность и заинтересованность преподавателей в качестве своей работы;

не остаются незамеченными достижения преподавателей (что может мотивировать преподавателей на науку или методическую деятельность);

студенты получают возможность выступать в качестве субъекта самоуправления, вырабатывать навыки, которые могут потребоваться в их профессиональной деятельности [10].

Все это способствует повышению качества не только со стороны преподавателя, но и непосредственно со стороны имиджа образовательного учреждения.

Литература 1. Минаев Д.В. Теоретические аспекты анализа образовательного товара и рынка профессионального образования. СПб.: СПбГИЭУ, 2004. С.12-13.

2. Шарафанова Е.Е., Городишенина И.Н. Принципы формирования системы непрерывного обучения персонала в туризме и гостиничном сервисе // Формирование университетских комплексов и инновационная деятельность ВУЗов на современном этапе реформирования высшей школы. Том III.: сб.

науч. тр. / СПб.: СПбГУСЭ, 2007 С.30.

3. Геращенко Л.В. Система гарантии качества ППС //. III ежегод.

всеросс. науч.-прак. конфер. экспертов «Внедрение европейских стандартов и рекомендаций для систем гарантии качеств образования» / Под общ. ред. В.Г.

Наводнова. Ч.1 М.: Национальное аккредитационное агентство в сфере образования, 2008. С.79-81.

4. Дудко С.М. Методические основы улучшения подготовки кадров управления для предприятий туризма в регионе: автореферат дис… канд.

экон.наук. СПб, 2011. С. 17-18.

5. Уткина Т.И. Система обеспечения качества подготовки будущего учителя (специалиста) как элемент внутривузовской системы качества // сб.

матер. IV Всероссийской науч.-практ. конфер. экспертов по оценке качества образования «Внедрение европейских стандартов и рекомендаций для систем гарантии качества образования». М.: Национальное аккредитационное агентство в сфере образования, 2009. С. 241.

6. Громкова М.Т. Педагогические основы образования взрослых. М.:

МСХА им. К. А. Тимирязева, 1993. С. 95-97.

7. Фионова Л.Р. Использование информационных технологий для обеспечения гарантии качества образовательных ресурсов // сб. матер. IV всеросс. науч.-практ. конфер. экспертов по оценке качества образования «Внедрение европейских стандартов рекомендаций для систем гарантии качества образования» М.: Национальное аккредитационное агентство в сфере образования, 2009. С. 202.

8. Чекалев М.И., Феклистов И.Ф. Инновационные подходы к подготовке кадров управления // матер. научн. конфер. «Организационно-экономические и экологические аспекты развития региона». Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2004. С. 205.

9. Арсланов Т.А., Белинская Т.В. Обеспечение системы воспитательной работы в ВУЗе // матер. XI всеросс. науч.-прак. конфер. «Образование в России: психологические, педагогические, медицинские, экологические аспекты. Калуга: КГПУ им. К.Э.Циолковского, 2007. С.12-14.

10. Чекалев М.И. Обучающие технологии как средство улучшения качества подготовки в области социально-культурного сервиса и туризме // Формирование университетских комплексов и инновационная деятельность ВУЗов на современном этапе реформирования высшей школы / сб. науч. тр.

Том III. СПб.: СПбГУСЭ, 2007 С. 19.

МАЛЫЙ ГОРОД КАК ТЕРРИТОРИАЛЬНО ОРГАНИЗОВАННАЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЯ СИСТЕМА Юркевич Галина Петровна, ст. преподаватель, Старорусский филиал СПбГУСЭ Социальное осмысление феномена города особенно актуально в условиях перехода от одного типа общества к другому, поскольку именно здесь в наибольшей степени прослеживаются ведущие линии и тенденции развития общества в целом.

Город представляет собой сложное географическое (территория), экономическое (городское хозяйство), социальное (население) и политическое (общественно-политические отношения) образование. Его возникновение неотделимо от развития общества. Поэтому природу, сущность и значение города в территориальной организации хозяйства, в процессе воспроизводства раскрывают и объясняют многие экономисты, географы, социологи, историки и политологи. В разных странах используются различные критерии для его определения: численность и плотность населения, преобладающий тип занятий, административные функции и другие. Одним из основополагающих критериев является численность населения. Таким образом, городские поселения – это наиболее заметный компонент территориальной организации общества, демонстрирующий наивысшую степень концентрации людей, жилья, мест приложения труда и капитала.

С точки зрения региональной экономики, город рассматривается как населенный пункт, большая часть жителей которого занята в промышленном производстве, транспорте, связи, торговле и социальной сфере. Город, по определению Г.М. Лаппо, есть особая форма расселения и территориальной организации хозяйства [3]. Он обладает многими достоинствами, необходимыми для общественного развития, так как является результатом развития торговли, промышленности и культуры. Значение города определяется тем, что в нем размещается наиболее активная часть производительных сил и в качестве основных критериев определения городских поселений можно считать два признака: численность населения и род занятий последнего.

Численность постоянного населения Российской Федерации на 1 января 2011г. составляла 142,9 млн. человек, из которых 105,4 млн. человек – горожане, и 37,4 млн. человек – сельские жители. На 01.01.2012 г.

численность населения увеличилась на 190 тыс. человек и составляет 143, млн. чел. Численность городского населения возросла на 320 тыс. чел. (рис. 1) [6].

Рис 1 Динамика численности постоянного населения на 01.01.2011 года, на 01.01.2012 года Интенсивные социально-экономические, политические процессы в обществе обусловливают концентрацию, дифференциацию видов деятельности (функций), которые выполняют города, распространение городского образа жизни на всю сеть населенных мест.

Выделяют формальные и социально-экономические характеристики города:

1.Территориальная распространенность и численность населения.

Город определяется официальной территорией, ограниченной так называемой «городской чертой». Обычно городская черта сравнительно устойчива, что находит отражение в генеральных планах застройки. Принято считать, что размер города, решающим образом, определяет характер его проблем.

Извечные городские проблемы могут быть дифференцированы в зависимости от величины городов, при этом можно выделить группу так называемых малых городов. В России сегодня, согласно статистике, насчитывается малых городов [1].

В малых городах сосредоточена треть всего городского населения России, и от форм жизни и выживания этих людей в немалой степени зависит и судьба страны в целом.

Критерии, ограничивающие город от не городского поселения, малый город – от остальных городов, не сводятся, как известно, только к числу жителей. Среди малых городов современной России выделяют несколько групп (типов) в зависимости от того, как сочетаются в их прошлой и настоящей судьбе некоторые доминирующие признаки:

наличие завода-гиганта, на котором работает большинство населения малого города;

наличие не просто завода-гиганта, а головного завода, научно производственного объединения;

близость к очень крупному городу;

отсутствие трех первых признаков, то есть ситуация, когда город существует давно и развивается мало-помалу, век за веком без особых потрясений.

2. Социальная инфраструктура представляет собой совокупность материально-вещественных элементов, создающих и обеспечивающих условия для пространственной и временной организации жизнедеятельности населения [7]. Это особая характеристика, связанная с процессами стратификации урбопространства. Для российской ситуации традиционной является функциональное зонирование территории, основанное на так называемом сферном, а, в сущности, отраслевом распределении образа жизни людей на труд, быт и отдых. Это предполагает существование различных инфраструктур, в частности:

производственной, деловой и административной инфраструктур, реализующих трудовые функции человека;

жилой, торговой и обслуживающей инфраструктур, связанных с бытовым обеспечением;

репродуктивной, позволяющей воспроизводить социокультурную целостность города и базовый уровень здоровья (учреждения образовательного и медицинского профиля);

рекреационной инфраструктуры, способствующей удовлетворению потребностей населения в отдыхе и развлечениях.

Исследованием проблем пространственной неравномерности и взаимодействия занимались многие экономисты, географы и социологи. В предложенных ими моделях описывалась территориальная структура городов и выделялись типы городских районов (деловые, жилые, промышленные) разного уровня в зависимости от конкретных условий. Наиболее универсальной является концентрическая модель А. О. Салливана. В своей книге «Экономика города» он исследует причины концентрации рабочих мест в городах [5]. А именно: сравнительное преимущество, внутренний, эффект масштаба и эффект концентрации. Часть объектов производственной и непроизводственной деятельности находится в собственности или под контролем власти (государственной, региональной, местной), что проявляется через участие последней в акционерном капитале.

Экономический кризис в стране и не всегда продуманные реформы поставили большинство малых городов на грань краха, поскольку их собственный потенциал слишком мал, чтобы обеспечить самофинансирование и саморазвитие. По мере усложнения проблем территориальной организации расселения, производства, инфраструктуры, с ростом значения различных социальных факторов (механизма ряда демографических процессов, степени привлекательности населенных пунктов разной величины, социальных аспектов передачи информации) усиливается взаимосвязь всех факторов и процессов, определяющих развитие города и необходимость их глубокого анализа.

Литература 1. Бракитский Б., Доркин В., Мысляева И. Социально- экономические проблемы малых городов России // Вопросы экономики. 1994. №1. С.117-127.

2. Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д. Процессы интеграции в социальной структуре российского общества // Cоцис.1999. №9. С.23.

3. Лаппо Г.М. Роль городов в развитии страны и регионов. География городов. М.: Владос, 1997.475 с.

4. Мнацаканян М.О. Об интегральной теории национально-этнической общности // Cоцис.1999. №9. С.64-66.

5. Салливан О.Экономика города. 4-е изд. / пер. с англ. М: Инфра- М.

2002. 706 с.

6. Современная демографическая ситуация в Российской Федерации (аналитический материал) // Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/ main/population/demography/ 7. Федулов С. П. Социальная инфраструктура современного российского города // Социс. 2004. №4. С.122.

СЕКЦИЯ 3. «Актуальные проблемы гуманитарных и естественнонаучных знаний»

ТЮРЬМА В ПРОСТРАНСВЕННОЙ СТРУКТУРЕ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ГОРОДА ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ Алексеева Марина Анатольевна, к. ист.н., доцент, Старорусский филиал СПбГУСЭ До конца XVIII в. в России не существовало единого типового места заключения. В первой половине XIX в. были определены основные виды мест заключения: тюремные замки, арестантские роты и временные каторжные тюрьмы. Тюрьма становится неотъемлемой принадлежностью русских городов.

Тюремный замок существовал и в Новгороде, и в уездных городах Новгородской губернии: в Старой Руссе, Демянске, Крестцах, Валдае, Боровичах, Тихвине, Устюжне. Череповце, Кирилове и Белозерске.

Художник Б. М. Кустодиев в эскизе декорации для постановки пьесы «Горячее сердце» А. Н. Островского «Площадь на выезде из города» (1911) изобразил ампирный дом с колоннами, тюрьму напротив, полосатую будку с будочником, шлагбаум и православный храм – картину русского города.

Городская тюрьма могла быть расположена в центре города (Псков), на площади, рядом с базаром (Киренск, Уржум), на окраине города (Новгород, Старая Русса), далеко за городом (Нижний Новгород). Тюрьма должна была быть построена прочно, просто и удобно, но действительность часто не соответствовала этим требованиям. В монументальной работе М. Н. Гернета «История царской тюрьмы» описаны ветхие, сырые, переполненные уездные тюрьмы Оренбургской, Пензенской губерний, тюремного замка во Пскове, Бакинской губернской тюрьмы и губернской тюрьмы в Екатеринославле [1.

Т.3 c.339, 340, 346, 348, 351].

Современный исследователь пенитенциарных учреждений Северо Запада Власенко А.В. считает, что для тюрем «были характерны общие проблемы: переполненность, недостаточное и не всегда качественное обеспечение пищей, одеждой, постельными принадлежностями, а также трудности в организации просветительской деятельности, религиозно нравственного воспитания»[2, c. 11].

Общее впечатление о городской тюрьме выразил М. Е. Салтыков Щедрин в произведении «Губернские очерки», в котором представлена типичная картина провинциального города: «Вид городской тюрьмы всегда производит на меня грустное, почти болезненное впечатление. Высокие, белые стены здания с его редкими окнами, снабженными железными решетками, с его двором, обнесенным тыном, которую туземцы величают коррегардией и каллегвардией, – все это может навести на самого равнодушного человека то тоскливое чувство недовольства, которое внезапно и безотчетно сообщает дрожь всему его существу» [3 c. 335].

В провинциальных городах здание тюрьмы могло выделяться внушительными размерами и основательностью постройки (см. описание острога на площади маленького захолустного Уржума в автобиографии Н. А.

Заболоцкого [4, с. 506]. Режим и условия содержания в провинциальных тюрьмах не отличались от столичных по жестокости обращения с заключенными. Описание тюрем (тюрьмы уездного города Ровно, Вышневолоцкой политической тюрьмы, тюрьмы Нижнего Новгорода, Тобольска, Томска, Иркутска) оставил В. Г. Короленко в «Истории моего современника», сам писатель провел в тюрьмах и ссылках с 1879 по 1881 г.[5, Т.5. с.146, Т. 6. с. 257, Т.7. с. 101, 219, 223, 244,288, 403]. Это был период тюремной реформы в России, которая проводилась с целью создания единой общегосударственной пенитенциарной системы. Значительное место в этой реформе занимало тюремное строительство. Тюрьмы как место заключения, лишения свободы и пенитенциарные учреждения строились и содержались за счет казны.

После 1879 г. провинциальные городские тюрьмы были отнесены к общему типу и подчинены губернским тюремным инспекциям. Архитектор Главного тюремного управления А. И. Томишко (1850-1900), автор проекта Санкт-Петербургской одиночной тюрьмы «Кресты», создал с учетом современных достижений проект новой уездной тюрьмы в Старой Руссе.

Проект стал типовым, по образцу каменного трехэтажного здания тюремного замка в Старой Руссе (1885) были построены около тридцати тюрем. Эти данные представлены в Обзоре десятилетней деятельности Главного тюремного управления (1879-1889). Каждая тюрьма имела начальника, врача и священника. Одной из тюрем, построенных по этому проекту, стала пересыльная тюрьма в Весьегонске Тверской губернии (начало 1890-х), расположенная на южной окраине старого города. По проекту столичных «Крестов» был построен Самарский тюремный замок (1898), он стал грандиозным сооружением своего рода в российской провинции, а по условиям содержания заключенных – одной из наиболее комфортных тюрем в России. Здание тюрьмы в Самаре – один из ярких примеров строительства тюрем в провинции по столичным образцам. Многие здания тюрем, построенные во второй половине ХIХ в., являлись достижениями инженерной и архитектурной мысли того времени.

Некоторые здания городских тюрем сохранились как пенитенциарные учреждения до наших дней: здание губернского тюремного замка в Новгороде (1834-1838) – современный следственный изолятор, тюремный замок в Соль-Илецке Оренбургской губернии – «Черный дельфин» УФСИН России по Оренбургской области – колония для пожизненно лишенных свободы;

в других располагаются музеи: Нижегородский тюремный замок, Острог – филиал Нижегородского государственного историко архитектурного музея-заповедника;

в-третьих, работают государственные учреждения, например, здание тюремного замка в Старой Руссе занимает межмуниципальный отдел МВД РФ. В двух последних случаях используется выражение «здание бывшего «тюремного замка»».

Литература 1. Гернет М. Н. История царской тюрьмы. В 5 т. М., 1961. Т.3.

2. Власенко А.В. Пенитенциарные учреждения Северо-Запада России 1860-1890-х гг.: автореф. дисс. … канд. ист. наук. СПб, 2009.

3. Салтыков – Щедрин М. Е. Собрание сочинений: В 20 т. М., 1965. Т.2.

4. Заболоцкий Н.А. Собрание сочинений: В.3-х т. М., 1983. Т. 1. 5. Короленко В.Г. Собрание сочинений: В 10 т. М., 1954.

ОТНОШЕНИЕ КРЕСТЬЯН ПСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ К КОМИТЕТАМ ДЕРЕВЕНСКОЙ БЕДНОТЫ Васильев Максим Викторович, аспирант, Псковский государственный университет Первый этап аграрной революции с уничтожением помещичьих имений и распределением частновладельческих земель был поддержан всеми слоями крестьянского общества, но когда встал вопрос о переделе всего земельного фонда, в том числе и купчих земель, зажиточное крестьянство активно этому воспротивилось. Состоятельные крестьяне стремились ограничить земельные преобразования разделом одних помещичьих земель и затянуть общий передел. Ситуация на селе была усугублена острым продовольственным кризисом 1918 г. С первых шагов формирующиеся продовольственные отряды столкнулись с активным сопротивлением со стороны зажиточных крестьян, которые в отдельных волостях занимали ключевые позиции в Советах и отделах. Объявив «продовольственную диктатуру» Советская власть понимала, что рискует оказаться один на один с враждебно настроенной деревней. В сложившихся условиях ей было жизненно необходимо заручиться поддержкой беднейшего и среднего крестьянства, которые стали бы проводником советских мероприятий на селе.

Стремительное приближение голода и отсутствие стабильных поставок продовольствия в Псковскую губернию толкали крестьян в ряде мест по собственной инициативе создавать различные бедняцкие организации и отстаивать свои интересы перед зажиточными крестьянами. Анализируя сложившуюся ситуацию на селе, Восьмой съезд РКП(б)отмечал: «По мере того, как классовая борьба в деревне разрасталась и принимала все более острые формы… – по мере того возникают и все более развиваются организации бедноты, сначала в виде самочинных организаций, затем в виде комитетов бедноты» [1, с. 229]. Подобные организации создавались при поддержке местных Советов и воспринимались как практическое воплощение «диктатуры пролетариата», объявленной властями в мае 1918 г. К концу апреля в губернии насчитывалось 11 подобных крестьянских объединений [8, с. 106.]. Первоначально их круг обязанностей ограничивался фискальными и хозяйственными вопросами. Но само положение дел на селе к лету 1918 г.

требовало от бедняцких организаций выполнять роль не только экономического регулятора, но и репрессивного органа.

Юридическое обоснование комитеты деревенской бедноты получили июня 1918 г. на основании декрета ВЦИК и Совнаркома «Об организации деревенской бедноты и снабжения ее хлебом, предметами первой необходимости и сельскохозяйственными орудиями» [6, с. 412]. Комитеты деревенской бедноты создавались на местах повсеместно чаще всего по инициативе местных Советов, продовольственных органов и при активном участии работников или агитаторов прибывших из Пскова и Петроградской губернии. В результате чего, к июлю 1918 г. в Псковской губернии уже было образовано 58 комбедов [8, с. 455].

Строительство комитетов деревенской бедноты мыслилось Советской властью с учетом непримиримых имущественных противоречий в среде крестьянства. Поэтому многие советские работники рассчитывали на то, что достаточно будет дать толчок, оформив административно и политически этот антагонизм, как начнется его активное саморазвитие. Но в реальности, дело обстояло несколько иначе. Комитеты были встречены многими крестьянами как зажиточными, так и бедняками с осторожностью. Так, в отчете Псковского исполкома по учету урожая за 1918 г. отмечалось, что первоначально крестьяне отнеслись негативно к организации комитетов, и только после того, как бедняки осознали свою пользу, они стали помогать регистрировать излишки [5]. Настороженное отношение крестьян к новым организациям в лице комбедов объясняется тем, что в сознании крестьян новые формы власти на прямую ассоциировались с новыми повинностями.

Нередко комбед негативно воспринимался крестьянами, как орган, тормозивший анархичные акции крестьян в области перераспределения богатств. В связи с этим, инициатива создания комбедов летом 1918 г.

проявлялась в основном советскими органами власти. От самих крестьян поступали только жалобы на кулаков и зажиточных крестьян, медленность реформ, недостаток продовольствия, но они не требовали создания к.л.

особых классовых структур на селе [13, с. 22]. Негативное отношение к комбедам в среде крестьянства было вызвано и тем, что первоначально игнорировались интересы среднего крестьянства. Так, 2 июля 1918 г. в Петрограде прошел съезд губернских комиссаров по продовольствию Северной области на котором была разработана инструкция по организации комбедов. В этой инструкции был пункт о запрещении вовлекать в комитеты бедноты крестьян «которые в состоянии прокормить себя и свое семейство хлебом, собранным со своих полей». В связи с этой установкой в Северной области, в состав которой входила и Псковская губерния, при организации комбедов имело место много случаев недопущения середняка к выборам и к работе в комбедах. В результате чего на территории Северной области только в 208 случаях из 3900 середняки были привлечены к работе комбедов [7, с.

15]. Ограничение прав середняка в комитетах бедноты являлось большим политическим просчетом Советской власти, т.к. в условиях Гражданской войны средний слой крестьянства мог принять сторону антибольшевистского лагеря, а с другой стороны уже к середине 1918 г. в результате аграрной революции наметилась тенденция нивелировки самого крестьянства и значительного увеличения числа середняков. В результате, уже 17 августа 1918 г. на адреса губернских Советов и продовольственных комитетов была послана телеграмма за подписью Ленина и Цурюпы, в которой подчеркивалось, что комитеты бедноты необходимы для борьбы с кулаками, осуждались всяческие попытки нарушить «интересы крестьян среднего достатка». В телеграмме указывалось, что «Советская власть никогда не вела борьбы со своими крестьянами. Представителям Советской власти на местах рекомендовалось «неукоснительно стремиться к объединению деревенской бедноты и среднего крестьянства путем обеспечения интересов того и другого» [10, с. 222-224].

Воспринимая строительство комитетов бедноты, как первоочередную задачу революции, уездные Советы выносили следующие постановления:

«Кто против создания комитетов бедноты, тот против пролетарской революции, и тому мы объявляем беспощадную борьбу, борьбу за хлеб, за социализм» [4]. Подобная активность Советской власти дала свои плоды, уже к концу октября 1918 г. на всей территории Псковской губернии были организованы волостные и сельские комитеты деревенской бедноты.

Со второй половины 1918 г. вступлению крестьян в комбеды способствовал хлебный кризис и угроза голода.

Постепенно большинство крестьян стало осознавать, что хлеба в условиях разрухи и Гражданской войны ждать не от куда и реквизиции являются единственным путем спасения от голода. Именно голод способствовал активному распространению комбедов (в том числе и деревенских) не только по инициативе «с верху», но и в известной мере путем самостоятельной организации крестьян. Со второй половины 1918 г. идея конфискации продовольствия становилась достаточно популярной и требования «отобрать и поделить» в среде бедноты значительно усилились.

Привлечению наиболее бедных крестьян к строительству комбедов способствовал целый ряд льгот, установленных декретом от 11 июня. Так, часть хлеба, реквизированного продотрядами от зажиточных крестьян, распределялась между беднотой бесплатно до 15 июля в соответствии с установленными потребительскими нормами. После 15 июля и до 15 августа со скидкой в 50 %, а в течение второй половины августа бедняки имели возможность приобрести хлеб на 20 % дешевле относительно твердых цен [11]. Именно бедняки, а затем и среднее крестьянство, поддерживающее комбеды, имело льготы на получение промышленных товаров и различного рода сельскохозяйственных орудий. Крестьяне, обнаружившие и своевременно доложившие о нелегальном сбыте хлеба на сторону или его укрывательство от учета получали с излишка укрывателя по норме на весь год бесплатно [2]. В связи с этим, бедняки, а затем и крестьяне середняки стали поддерживать комитеты бедноты. Но в тоже время, необходимо отметить, что достаточно часто крестьяне проявляли чисто практический интерес к комбедам, используя его в целях поддержания экономического благосостояния своего хозяйства. Вопросы политического характера и «осознание своих классовых задач» зачастую не интересовали крестьян. Не смотря на то, что к созданию комитетов бедноты псковское крестьянство отнеслось достаточно сдержано, случаи отказа от них были достаточно распространены [12]. Наибольший размах крестьянских выступлений против создания комбедов датируется августом – сентябрем 1918 г., что совпадает с началом сельскохозяйственных уборочных работ и учетом нового урожая.

Учет сжатого хлеба пугал не только зажиточных, но и малообеспеченных крестьян, опасавшихся продовольственных реквизиций. Из докладов советских агитаторов Северо-Западных губерний видно, что протесты крестьян против «расслоения» были достаточно распространенным явлением.

«Когда мне во время выступлений приходилось упоминать слово «кулак» – вспоминал один из агитаторов – то подымался невообразимый шум, раздавались крики: «У каждого есть два кулака». На одном из волостных сходов Опочецкого уезда 11 августа 1918 г. один из выступавших крестьян говорил: «Зачем они нас раскалывают на бедняков и кулаков, мы все трудящееся крестьянство» [11]. Говоря о понятии «бедняк», необходимо отметить, что достаточно часто это понятие указывало не на имущественное положение крестьянина, а на его своеобразное «депутатство» и фиксировало степень его привилегированности в крестьянской среде.

Не смотря на наличие противоречивых тенденций в среде крестьянства в 1918 г. комбеды в Псковском крае к концу 1918 г. были созданы повсеместно. Наибольшее количество комбедов в Псковской губернии было создано в августе – сентябре 1918 г., когда было образовано около 80 % от общего числа всех комбедов.

Литература 1. Восьмой съезд РКП(б). Март 1919 г. Протоколы. М., 1959.

2. Государственный архив Псковской области (ГАПО). Ф. Р-532. Оп. 1. Д.

20. Л. 28.

3. ГАПО. Ф. Р-532. Оп. 1. Д. 8. Л. 3.

4. Государственный архив новейшей истории Псковской области (ГАНИПО). Ф. 5713. Оп. 1. Д. 44. Л. 20-21.

5. ГАПО. Ф. Р-590. Оп. 1. Д. 38. Л. 104.

6. Декреты Советской власти. Т. II. М., 1959.

7. Декреты Советской власти. Т. III. М., 1959.

8. Комитеты деревенской бедноты Северной области. Л., 1947.

9. Соколова Е.А. Комитеты деревенской бедноты // Комитеты деревенской бедноты Северной области. Л., 1947.


10. Соколова Е.А. Комитеты деревенской бедноты. Л., 1940.

11. Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб).Ф.

142. Оп. 6. Д. 237. Л. 12. ЦГА СПб. Ф. 142. Оп. 8. Д. 63. Л. 43;

Д. 39. Л. 6.

13. Яров С.В. Крестьянин как политик. Крестьянство Северо-Запада России в 1918-1919 гг.: политическое мышление и массовый протест. СПб., 1999.

СКАЗАНИЯ О ЧУДОТВОРНЫХ ИКОНАХ XVI-XVII ВЕКОВ Гаричева Елена Алексеевна, д. филолог. н., доцент, Новгородский филиал РГГУ В XVI-XVII веках на Руси получают распространение сказания о чудотворных иконах. В них проявляются мотивы, характерные для византийских произведений, которые были отмечены В.В. Лепахиным: мотив чуда, происшедшего посредством иконы, и узнавание святого по его икон1.

Сказания о чудотворных иконах существуют как отдельные произведения («Сказание о Тихвинской иконе «Одигитрия» XVI века), входят в состав Жития («Житие преподобного Прокопия Устюжского» XVII века), в состав житийных повестей («Автобиографическая повесть Мартирия Зеленецкого», «Сказание Елеазара об Анзерском ските» XVII века), а также изображаются на иконах. Следует отметить, что основой сказания о чудотворной иконе XVI-XVII века является жанр видения. В иконописи видение разрабатывается как самостоятельный жанр («Видение Богоматери Тихвинской Георгию (Юрышу)» XVIII века).

Лепахин В.В. «Золотой век» сказаний о чудотворных иконах / В.В. Лепахин. М.: Паломник, 2008. С. 156 161.

В автобиографической повести Мартирия Зеленецкого рассказывается о видении, которое посетило героя, когда он находился в Сергиеве монастыре в Великих Луках: «Бывшу ми во обители той понамарем, и взыдох на колоколню в полдни, и уснухъ. И видhхъ во снh столпъ огненъ якобы в сей странh стоящъ. Притек же азъ к огненному столпу оному и видhх у столпа оного стоящъ образ Пречистыя Богородица Одегитрие, на золотh, в мhру, яко есть на Тифинh стоит Одегитрие въ церкви за крылосом, на лhвой странh, поставлен ис Старые Русы»2. Второй раз Тихвинскую икону Божией Матери Мартирий видит уже в пустыни. На этот раз ему является Архангел Гавриил, которой ободряет Мартирия вступить в море и приложиться к иконе, которая погружается в воду. Образы Пресвятой Богородицы и Архангела Гавриила вновь соотносятся с иконописными: «И видhх во снh у пустыни той море, и на том мори образ Пресвятыя Богородица Одигитрие, яков же и преже явльшийся мнh, плавает. Аз же стоях на брегу и видhх от того образа недалече на том же мори бhс поражен лежащъ. Аз же возрhх на правую страну и видhх на воздусh стояща архаггела, образом же бh, якъ Гаврил архаггелъ пишется у Благовhщения Пресвятыя Богородица, со скипетром»3.

Очевидно, что автобиографическая повесть Мартирия Зеленецкого опирается на «Сказание о Тихвинской иконе «Одигитрии», где трижды является икона Пресвятой Богородицы, от которой исходит свет, и дается свидетельство, что икона Одигитрия (т.е. «наставница») появилась из Константинополя, от Влахернской иконы. Завершается сказание молением о заступничестве на Страшном Суде за грешников, обращенное к Пресвятой Богородице4. Таким образом, подчеркивается идея Покрова Пресвятой Богородицы, возникшая в Византии и получившая развитие в древнерусской культуре.

Следует заметить, что на Руси еще в XIII веке появилась «Повесть о взятии Царьграда крестоносцами в 1204 году», где утверждалась идея преемственности между Византией и Русью через сохранение иконы Одигитрии: «Это все рассказал я об одной лишь святой Софии, но и святую Богородицу, что на Влахерне, куда Святой Дух нисходил каждую пятницу, и ту всю разграбили. И другие церкви;

и не может человек их перечислить, ибо нет им числа. Одигитрию же дивную, которая ходила по городу, Святую Богородицу, спас Бог руками добрых людей, и цела она и ныне, на нее и надежды наши»5.

Один из мотивов сказаний о чудотворной иконе – мотив столпа. На топос огненного столпа обратила внимание Т.Р. Руди: по ее мнению, это особенность жития юродивых ради Христа. Образцом для этого вида Крушельницкая Е.В. Автобиография и житие в древнерусской литературе. СПб.: Наука, 1996. С. 288.

Там же. С. 288.

Кириллин В.М. Сказание о Тихвинской иконе Богоматери «Одигитрия» // Древняя Русь. 2004. № 1 (15). С.

102-120.

Памятники литературы Древней Руси: XIII в. / вст. ст. Д.С. Лихачева. М.: Худож. лит., 1981. С. 113.

агиографической литературы является Житие Андрея Юродивого: «…Здесь сам святой является в виде огненного столпа некоей честной жене на городском торгу: «Жена нhкая честна, Духомъ Божиимъ свhтящиеся, въ ужасти бывши, видя блаженаго Андрhа, якоже хожаше посредh многыхъ, яко столпъ пламенъ блискался и яко искры огнены пушающа на воздухъ». Этот образ трансформирован… при описании кончины святого в традиционный агиографический топос: «Конча же ся таино солнце, до небеси столъпъ пламенъ блаженный Андрей…» Исследователь Э.К. Гусева заметила, что впервые на русской земле иконография Андрея Юродивого появляется в росписи Софийского собора в Киеве, где образ Андрея Цареградского написан на столпе напротив образа Пресвятой Богородицы7. Очевидно, что мотив каменного столпа выражает идею Покрова или Заступничества за Русь. На наш взгляд, мотив огненного столпа выражает идею соединения небесного и земного и восходит, скорее всего, к видению Иакова, который в столпе света видел ангелов, восходящих на небо. В эпизоде видения женщины в Житии Андрея Юродивого блаженный являет свою прозорливость. На житийной иконе Андрея Юродивого XVI века из собрания Н.П. Лихачева в клейме «Видение огненного столпа» показано, как Андрей Цареградский видит борьбу между ангелом и бесом за душу юноши в белых одеждах. В то же время, Андрей Юродивый опирается на каменный столп, который разделяет его и женщину.

Пресвятая Богородица в Акафисте также названа столпом, свечой, мостом. Таким образом, топос столпа не является особенностью житий юродивых Христа ради, но выражает идею заступничества Пресвятой Богородицы или Святого Угодника за Русскую землю. В Житии Прокопия Устюжского юродивый Христа ради также назван «столпом». Но и в «Сказании Авраамия Палицына об осаде Троице-Сергиевого монастыря»

XVII века перед повествованием об осаде Лавры дается видение огненного столпа, уходящего в Лавру, а затем показано явление Сергия Радонежского старцу, который узнал его по иконе. В «Писании о преставлении и погребении князя Скопина-Шуйского» XVII века видение каменного столпа, который рушится, прямо соотносится с гибелью Шуйского.

На одной из икон Прокопия, Иоанна Устюжских XVIII века между молящимися блаженными изображена свеча. Мотив свечи имеет такую же семантику, что и огненный столп: соединение горнего и дольнего мира.

Продолжением византийских традиций в сказаниях о чудотворных иконах XVI-XVII веков является соотнесение образа Святого Угодника или Пресвятой Богородицы с иконописным образом. Возможно, в то время Руди Т.Р. О топике житий юродивых // Труды отдела древнерусской литературы. LVIII. СПБ.: Наука, 2007.

С. 479.

Гусева Э.К. Об иконе блаженного Андрея Юродивого XVI века из собрания Н.П. Лихачева // Вспомогательные исторические дисциплины. Т. XXIX. СПб.: Дмитрий Буланин, 2005. С. 160-172.

подъема мистических настроений это объясняется стремлением показать, что видение дается по заповедям блаженства Нагорной проповеди Спасителя «чистым сердцем» как откровение, а не как бесовское наваждение. Особенно показателен эпизод из «Сказания Елеазара об Анзерском ските», где главный герой дважды видит Апостола Петра, но в первый раз в руках у него икона «Знамение» – это видение герой воспринимает как от Бога, во второй раз Апостол Петр является без иконы – для героя это знак, что это видение – бесовское наваждение: «Посемъ является ми въ церкви Пресвятыя Троицы во ино время во образе апостолъ Христовъ Павелъ, держитъ въ правой руке знамение – образъ пядничной Пресвятыя Богородицы. И глаголаше мнh тако:

«Елеазаръ, аще когда приходите во святую церковь, приходите и покланяйтеся образу Христа Бога нашего со страхом и трепетомъ. Да сия глаголы моя и братии яви». На другой же день в келию прииде ко мне искуситель. Является мне темъ же образом Павла апостола, токмо в рукахъ не имать образа. Мене же сохрани сила Божия – опознахъ чювствомъ приходъ его и нача глаголати: «Вhрую во единаго Бога Отца!» И тако силою Христовою в той часъ исчезе»8.

В иконе «Видение Богоматери Тихвинской Георгию» XVIII века изображение Пресвятой Богородицы в видении соотносится с иконописным образом на срубе. В иконе Прокопия, Иоанна Устюжских XVIII века изображение Спасителя в видении над огненной тучей (в верхней части иконы) соотносится с иконописным образом в храме (в нижней части иконы).

Чудо в сказании о чудотворной иконе происходит или по молитве перед иконой, как в Житии Прокопия Устюжского, или прикосновением иконы к болящему или умершему, как в Житии Мартирия Зеленецкого: «Имhяше же преподобный с собою образ Живоначальныя Троицh и другой образ Пресвятыя Богородицh Одигитрия подобием Тихвинская. Помолився убо преподобный, положи ихъ на перси умершему, сам же молебная пhния сотворивъ и воду освятив. Абие чюдо преславно показася и радости исполнено: внезапу царевич, яко от сна возобнувъ, и воста»9.

Еще одной особенностью сказаний о чудотворных иконах XVII века являются аллюзии к уже существующим произведениям. Так, в Житии Прокопия Устюжского XVII века можно обнаружить аллюзии к Житию Андрея Юродивого, к Житию Варлаама Хутынского и к Сказанию об иконе Знамение, которое вошло в Житие Иоанна Новгородского. С византийской агиографией Житие Прокопия Устюжского объединяет тема нестяжания как обретение вечной жизни. Этим обнаруживается, по мнению Т.Р. Руди, принадлежность Прокопия Устюжского к юродивым, которые обнажаются Крушельницкая Е.В. Указ. соч. С. 333.


Там же. С. 319.

Христа ради и подвергают себя испытаниям холодом и насмешками людей 10.

С Житием Варлаама Хутынского, чьим последователем был Прокопий Устюжский, его житие объединяет апокалипсическая тема: на Устюг надвигается огненная туча, грозя уничтожением городу. Со сказанием о чуде иконы Знамение объединяет тема чуда, исходящего от иконы Пресвятой Богородицы: икона не просто мироточит, а миро бьет ключом, как слезы от иконы Знамение в Житии Иоанна Новгородского. Любопытно, что в иконе Прокопия, Иоанна Устюжских XVIII века тема заступничества за город связана с молитвой блаженного и общей молитвой перед иконой Спасителя в церкви, что выражает идею соборности.

Таким образом, сказания о чудотворных иконах XVII века содержат аллюзии к более ранним произведениям. В них особое значение приобретает жанр видения, который получает распространение в кризисные эпохи. Он связан с апокалипсическими мотивами и верой в заступничество Пресвятой Богородицы и Святых Угодников за Русскую землю. Идея заступничества получает выражение в мотиве каменного столпа. Огненный столп или свеча означает соединение горнего и дольнего мира. Часто чудо от иконы совершается после общей молитвы: этим выражается идея соборности. В то же время, сказания о чудотворных иконах XVI-XVII века продолжают традиции византийских произведений. Так, свидетельством истинности видения становится соотнесение образа, явленного герою, с иконописным каноническим образом.

НЕОБХОДИМОСТЬ ВОЗРОЖДЕНИЯ ТРАДИЦИИ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ И МЕЦЕНАТСТВА В РОССИИ В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ Гордеев Валерий Вадимович, преподаватель, аспирант, Старорусский филиал СПбГУСЭ «Нравственное богатство народа наглядно исчисляется памятниками деяний на общее благо...»

(В. О. Ключевский) Основой успешного развития предпринимательства в России на протяжении веков был самобытный характер народа. По словам известного российского экономиста О.А. Платонова, главными чертами русской цивилизации являлись «преобладание духовно-нравственных приоритетов жизни над материальными, культ добротолюбия и правдолюбия, Руди Т.Р. Указ. соч. С. 455.

нестяжательство, развитие самобытных форм трудового самоуправления, воплотившихся в общине и артели. Экономический успех любой страны зависит от отсутствия противоречия между национальными традициями страны и ее экономической практикой» [2, c.107]. Традиционное народное понимание «нестяжательства» укладывалось в короткие и четкие фразы:

«Лишнего не бери, карман не дери», «Богатому черти деньги куют», «Пусти душу в ад, будешь богат» [2, с. 53]. Эти и многие другие пословицы отражают суть русского народного характера. Представление о счастье в России связывалось в первую очередь с нравственной чистотой и душевной гармонией. Богатство для многих русских купцов (предпринимателей) было не самоцелью, не путем к наслаждению жизнью, хотя это и допускалось, но прежде всего средством творить добро, служить людям. Большинство русских купцов были выходцами из крестьян и посадских людей, православными христианами по своему воспитанию и традициям. В их среде считалось необходимым помогать нуждающимся, чтобы искупить свою жесткость в деловой сфере, оправдать богатство и заслужить прощение за совершенные или будущие грехи. В отличие от дворянства, владевшего значительными богатствами в виде недвижимого имущества, но постоянно ощущавшего нехватку «живых» денег, купечество имело значительные наличные средства. Часть прибыли не пускалась в оборот и тратилась на благотворительность и меценатство, а не на свое личное потребление, которое ограничивалось. Православное отношение к богатству хорошо выразил известный русский промышленник Тимофей Васильевич Прохоров:

«Богатство часто приобретается ради тщеславия, пышности, сластолюбия и прочего, это нехорошее, вредное богатство, оно ведет к гибели души.

Богатство то хорошо, когда человек, приобретая его, сам совершенствуется нравственно, духовно: когда он делится с другими и приходит им на помощь.

Богатство необходимо должно встречаться в жизни, оно не должно пугать человека, лишь бы он не забыл Бога и заповедей Его» [4]. Русский купец осознавал, что он является не собственником своего предприятия, а лишь распорядителем «чужого» имущества, данного ему свыше. Поэтому свою деятельность он воспринимал «как служение, наподобие служения монашеского, священнического, врачебного, воинского» [3, с. 74].

В России нравственная составляющая жизни была неотъемлемой частью культурной традиции. Развивая свое дело на самом современном уровне, предприниматели ставили перед собой задачи его религиозного осмысления, видели необходимость улучшения жизни своего народа, его просвещения и образования, поддержки культуры, науки, искусства посредством благотворительности и меценатства. Многие купцы и промышленники жертвовали часть своих средств на строительство богаделен, ночлежек, больниц, приютов, бесплатных столовых, школ, церквей. Это не было «спонсорством» в сегодняшнем понимании, которое во всем подразумевает лишь личную корыстную выгоду предпринимателя, поэтому обширно рекламируется. В прежние же времена никакой рекламы не делалось, в газетах об этом не сообщалось, имена не упоминались. Это было личным делом предпринимателя, его совести и убеждений. О масштабах благотворительности и меценатства свидетельствовал еще в 1856 году известный историк М. П. Погодин: «Наши купцы не охотники еще до истории: они не считают своих пожертвований и лишают народную летопись прекрасных страниц. Если бы счесть все их пожертвования за нынешнее только столетие, то они составили бы такую цифру, какой должна бы поклониться Европа» [2, c. 61]. Кроме того, благотворительность и меценатство всячески поддерживались членами царской Семьи, которые активно в этом участвовали, т.е. государством. Государство поощряло такую деятельность, давая звание почетного гражданина или производя в дворянство, что практиковалось еще с XVIII века. Это практически никогда не давало серьезных материальных выгод предпринимателям (скорее, накладывало дополнительные обязательства), но, по традиции, было очень почетным. Российский предприниматель длительное время был и фабрикантом – эксплуататором, и щедрым благотворителем, филантропом. И то, и другое нередко прекрасно в нем уживалось. Сначала его благотворительность согласовывалась с реальными традициями и проявлялась в подаче милостыни нищим и убогим, в пожертвованиях церковным учреждениям. Но общественно – экономические условия развития пореформенной России (после 1861 года) постепенно приводили все большее число предпринимателей к осознанию своей социальной ответственности перед обществом. К концу 19 века размах благотворительной деятельности в России возрос еще больше. К 1900 году только в Москве производилось больше пожертвований, чем в Париже, Берлине и Вене. Федор Шаляпин с восхищением писал об этом: «Объездив почти весь мир, побывав в домах богатейших европейцев и американцев, должен сказать, что такого размаха не видел нигде. Я думаю, что и представить себе этот размах европейцы не могут» [4]. На рубеже 19-20 веков в России действовал ряд благотворительных Обществ. В Петербурге, например, в 1897 году было создано Ярославское благотворительное Общество. В его состав входили известные государственные, общественные и религиозные деятели. Общество помогало нищим, инвалидам, вдовам, престарелым, сиротам не только материально, но и в духовно-нравственном аспекте. Великодушие, милосердие, отзывчивость и искренняя любовь к ближним были движущей силой его деятельности. В 1910 году в России было зафиксировано благотворительных общества и 6278 благотворительных заведений различных типов. Лишь 25% их общего бюджета финансировалось за счет средств казны и местных органов власти, остальное – за счет частных пожертвований, по большей части купечества. Только по Москве они ежегодно составляли от 1 до 4 млн. рублей. Примерно треть этой суммы направлялась на помощь инвалидам, вдовам и престарелым;

другая треть – детям и учащимся и еще одна треть – на медицинскую помощь [2, c. 254].

Эта стихия благотворительности была в России дыханием времени.

Потребность делиться своими избытками с неимущими, помогать страждущим и нуждающимся была присуща многим русским предпринимателям. Эта потребность «на высших ступенях своего развития создает обширные учреждения, деятельность которых сглаживает неправды судьбы и общественного строя по отношению к отдельным лицам и содействует правильному движению человеческого общества на пути улучшения своего быта». Эти взгляды разделяли в начале 20 века многие предприниматели, что свидетельствовало о появлении большого числа «великодушных граждан, сердце которых доступно заботе о благе общественном» [3, c. 367].

Какие же чувства стояли за этой уникальной деятельностью, за этими громадными пожертвованиями: стремление к привилегиям и престижу, религиозное воспитание, комплекс вины, или чувство ответственности за судьбу своего народа и государства? Видимо, и то, и другое, и третье. Но были и психологические мотивы. Для многих предпринимателей, вышедших из крестьянского сословия, благотворительная деятельность была возможностью утвердить себя как личность. Положение и привилегии, дававшие право почувствовать себя личностью, им нужно было завоевывать тяжелым упорным трудом, мобилизовав всю свою энергию и способности (и другие, иногда не самые лучшие, качества). И это отличало их от представителей высших сословий, получавших свои права и привилегии уже при рождении. Может быть, поэтому среди предпринимателей первых поколений встречалось немало крутых характеров, чей уровень образования и воспитания был низким, но почти всегда это были сильные личности. Только отдельные из них смогли подняться над своим кругом и осознать личную ответственность перед всем обществом. Знаменитая фраза Марины Цветаевой по поводу истоков меценатства одного из российских предпринимателей («сознание неправды денег в русской душе невытравимо»), совсем не случайна и поразительно точно отражает одну из важных особенностей русского сознания – глубоко заложенное в нем чувство справедливости [4].

Благодаря меценатской деятельности русских предпринимателей были сохранены многие предметы нашего культурного наследия. Стремление избежать душевного разлада между «неправдой денег» и понятием высшей справедливости, жить, или, по крайней мере, умереть в согласии со своей совестью, было главной внутренней пружиной, вызвавшей мощный взрыв благотворительности и меценатства во второй половине 19 – начале столетий [3, c. 418].

Никогда ранее поток пожертвований не был таким полноводным, длительным по времени и охватывающим такие широкие слои предпринимателей. Несомненно, способствовали этому и благоприятные экономические условия, и огромные прибыли, и поощрительное законодательство. Но главным источником, определившим размах этого удивительного движения, оставались внутренние побуждения российских предпринимателей, приводившие их постепенно к осознанию своей личной ответственности перед обществом. «Моя идея, – писал в письме к своей дочери А.П.Боткиной знаменитый основатель Третьяковской галереи, – была с самых юных лет наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы так же обществу (народу) в каких-либо полезных учреждениях;

мысль эта не покидала меня никогда во всю жизнь» [5]. Далеко не все русские предприниматели были так же последовательны в своих убеждениях и делах, как П.М.Третьяков. Но деятельность и судьбы очень многих из них определялись осознанием этого, может быть, наиболее болезненного противоречия всей русской жизни – противоречия между личным богатством и общественным благом.

После революции 1917 года предпринимательство в России было запрещено. Любая подобная деятельность причислялась к спекуляции и уголовно наказывалась. Лишь в короткий период НЭПа (новой экономической политики) людям была дана возможность «проявить предпринимательскую инициативу», который показал значительный потенциал малого бизнеса в кризисные периоды экономики, даже при отсутствии государственной поддержки. Благотворительность и меценатство также были запрещены как пережиток прошлого. Считалось, что государство само способно заботиться о своем населении и всех сферах его жизнедеятельности [1, c. 80].

В настоящее время в России сложилась очень сложная ситуация. С одной стороны предпринимательская свобода, которая используется предприимчивыми порядочными людьми для богоугодных дел – восстановления и развития промышленности, сельского хозяйства, для строительства храмов, для развития сферы услуг, торговли. С другой стороны – коррупция, подкуп, воровство, финансовые махинации, взяточничество представляют реальную опасность для нашего общества. Власть денег, циничное стремление к личному обогащению не праведным путем разлагает общество и ведет к нравственному падению и разложению души человеческой. Наше общество раздираемо серьезными противоречиями из-за дикого материального неравенства. В условиях «рынка» лишь около 2% населения России ведет обеспеченный образ жизни, а остальные на грани или уже за гранью бедности. Такое положение не может называться честным и справедливым. Необходимо прочувствовать и осознать, что такого допускать нельзя, так как общество в этом случае не может быть сплоченным и единым.

На фоне несправедливого нищенского положения большинства простых людей, получение сверхвысоких доходов и прибыли чиновниками и олигархами, которые тратят их на удовлетворение своих сверхмерных удовольствий, извращает нравственные нормы жизни и ведет общество в тупик. Технический прогресс не может остановить духовную деградацию общества. Единственная надежда, которая позволяет строить справедливое, сплоченное государство, – обращение к истинным ценностям человеческого бытия, к наследию наших предков, которые невозможно купить за деньги.

Такими фундаментальными ценностями являются честь и достоинство, которые формируют духовный стержень человека. От чести и порядочности предпринимателя исходят его поступки и действия, от которых зависят судьбы людей и, в конечном счете, настоящее и будущее России.

Предприниматель в первую очередь должен быть высоконравственным человеком, используя все свои природные способности и предприимчивость для развития предпринимательства на пользу государству, обществу и себе. В обществе необходимы совместные шаги Государства и Церкви к восстановлению иерархии человеческих ценностей, где честь и порядочность превыше всего [3, c. 385].

Чтобы предпринимательская деятельность не привела к духовной гибели, человек должен следовать определенным законам: во-первых, это необходимость общественной полезности предпринимательства (непроизводительное использование богатства и нацеленность только на личное потребление в поведении предпринимателя всегда осуждались);

во вторых, признание праведности источников собственности (богатство трудовое, не основанное на присвоении чужой собственности, в принципе не осуждаемо);

в-третьих, признание благотворительности как одного из основных условий спасения души вообще и души богатых людей особенно [4].

В настоящий момент, в условиях мирового экономического кризиса, при очень сильном имущественном неравенстве российского общества, когда многие люди остаются без работы и средств к существованию, или имеют мизерную зарплату, Государство во главе с Президентом и представители российского бизнеса должны оказать им необходимую благотворительную помощь и поддержу. Представители власти должны создать комфортные условия для развития предпринимательской деятельности, а сами предприниматели должны вспомнить, что они люди и что самой высокой ценностью в жизни человека является любовь к Родине и ближним.

Литература 1. Жуликов П. П., Фузеев А. С. Основы предпринимательства. М.:

ЛИБРОКОМ, 2009. 152с.

2. Платонов О.А. 1000 лет русского предпринимательства. М.:

Современник, 1995. 371с.

3. Платонов О. А. Экономика русской цивилизации. М.: ИРЦ, 2008. 794с.

4. Миронов Л. М. Нравственные принципы русского предпринимательства // Русская народная линия: информационно аналитическая служба. 2010. URL: http//www.ruskline.ru/analitika/ 2010/05/24/nravstvennye_pricipy_predprinimatelstva_v_rossii (дата обращения 10.03.2012).

5. Кутарева Л. Г. Становление российского предпринимательства в историческом аспекте // ДелоРус: информационный портал. 2009. URL:

http//www.delorus.com/every/index.php?ELEMENT_ID=2656 (дата обращения:

15.03.2012).

ИГРОВЫЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ Дектеренко Алла Ивановна, преподаватель, Старорусский филиал СПбГУСЭ Человек играет только тогда, когда он в полном значении слова человек, и он бывает вполне человеком лишь тогда, когда он играет.

Ф. Шиллер В настоящее время происходит смена приоритетов и социальных ценностей: научно-технический прогресс все больше осознается как средство достижения такого уровня производства, который в наибольшей мере отвечает удовлетворению постоянно повышающихся потребностей человека, развитию духовного богатства личности. Поэтому учебный процесс требует постоянного совершенствования, а подготовка специалистов требует коренного изменения стратегии и тактики обучения в вузе. Главными характеристиками выпускника любого образовательного учреждения являются его компетентность и мобильность [5].

ФГОС ВПО 3-го поколения законодательно вводит уровневое профессиональное высшее образование. Новые ФГОС ВПО имеют принципиально новую методологическую основу по сравнению с ГОС ВПО 2-го поколения, а именно – компетентностный подход. Реализация компетентностного подхода предусматривает широкое использование в учебном процессе активных и интерактивных форм проведения занятий, которые должны составлять не менее 40% от аудиторной нагрузки.

Активные методы стимулируют познавательную активность студентов как индивидуально, так и в группе. Интерактивность предполагает включение студентов в общую групповую деятельность. В современных организациях для работодателя важна работа команды, поэтому активизация познавательной деятельности студентов в основном осуществляется в групповой форме, и термины «активные» и «интерактивные» методы обучения рассматриваются как синонимы.

В теории и практике образования можно выделить три ведущие образовательные стратегии:

информирующую – отбор и трансляцию информации, на основе которой формируются знания;

проблемную (дискуссионную) – актуализацию знаний (и прошлого опыта) на основе проблемы, содержащей в себе противоречие, неоднозначность, благодаря чему формируется новый опыт;

игровую (социально-ролевую) – предполагающую проигрывание знания в предлагаемой ситуации, «перевод» знания в поступок [2].

В рамках игровой стратегии к активным (интерактивным) методам обучения можно отнести игры: дидактические и деловые (ролевые, имитационно-моделирующие).

С образовательной точки зрения игра – это способ группового диалогического исследования возможностей действительности в контексте личностных интересов [1].

Игру как метод обучения, передачи опыта старших поколений младшим люди использовали с древности. Широкое применение игра находит в народной педагогике, в дошкольных и внешкольных учреждениях.

Исследователи установили, что при подаче материала в игровой форме усваивается около 90 % информации. Активность студентов проявляется ярко, носит продолжительный характер.

Дидактические игры – предназначены для решения обучающей задачи.

Имеются различные формы организации и проведения данного вида занятий.

Рассмотрим некоторые из них.

«Пресс-конференция»: Студенты распределяются на подгруппы. Одна группа выступает в роли «журналистов», другая «научных деятелей».



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.