авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАРОРУССКИЙ ФИЛИАЛ ФГБОУ ВПО «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СЕРВИСА И ...»

-- [ Страница 8 ] --

Игнорирование догматической глубины Церкви, подмена внутреннего внешним, формальным, неизбежно приводит сторонников, если можно так сказать, формального консерватизма, к тезису о наличии внутри Церкви партии реформации, которая, не нарушая догматов, тем не менее, скрытным образом эту реформацию готовит. А это влечет за собой и конспирологические идеи. И уже бороться предлагается не с духами тьмы, а церковными либералами и их структурами. Так политика вводится в Церковь.

В заключение скажу следующее. Очевидно, что основой русской идентичности может быть только Православие. Но что это такое – быть православным? Приведу высказывание о. Даниила Сысоева: «И Христос вместе со святыми обходит церкви до сих пор и смотрит: есть ли там отростки, растут ли на церквах Божиих ветки. Богу не важно количество, Ему не важна политика, Ему не важна цивилизация никакая, Ему не нужна великая Россия, Ему не нужен великий Израиль, Ему не нужна великая Америка. Любые цивилизации и страны Ему нужны лишь для того, чтобы собирать Свою жатву» [8]. Вот если есть такой апофатизм, то затем можно и культуру возделывать, и цивилизацию строить, и на современный вызовы достойно отвечать. И только в таком порядке, а не иначе.

Литература 1. Флоровский Георгий прот. Пути русского богословия. Киев.: Путь к истине. 1991. 600 с.

2. Розанов В.В. Поздние фазы славянофильства / Несовместимые контрасты жития: литературно-эстетические работы разных лет. М.:

Искусство. 1980. 605 с.

3. Леонтьев К. Византизм и славянство / К. Леонтьев. Восток, Россия и славянство. М.: Республика. 1996. 799 с.

4. Лосев А.Ф. История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития:

В 2-х книгах. Книга 1. М.: Искусство, 1992. 656 с.

5. Леонтьев К. Владимир Соловьев против Данилевского / К. Леонтьев.

Восток, Россия и славянство. М.: Республика. 1996. 799 с.

6. Леонтьев К. Храм и Церковь / К. Леонтьев. Восток, Россия и славянство. М.: Республика. 1996. 799 с.

7. о. Сергий Булгаков Победитель – Побежденный (Судьба К.Н.

Леонтьева) / С.Н. Булгаков. Избранные статьи: В 2-х томах. Т. 2. М.: Наука.

1993. 750 с.

8. О. Даниил Сысоев Толкование на книгу Песнь Песней // Верую…И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым. URL:

(дата обращения:

http://orthodoxy33.files.wordpress.com›2011/08/pesn.pdf 15.03.2012).

ГУМАНИТАРНЫЕ ПОДХОДЫ К ПРОБЛЕМЕ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОСТИ Юнель Светлана Александровна, к. псх. н., ст. преподаватель, Псковский юридический институт Сегодня проблема толерантности является одной из самых актуальных проблем в мире. Современный мир полон противоречий непохожих людей и идей, противостояния классов и наций, всевозможных конфликтов, напряженности в человеческих отношениях, доминирования агрессивности как формы достижения целей. Все это ведет к саморазрушению и самоуничтожению человечества в мире и каждого человека в отдельности.

Противостоять этому может поведение, основанное на толерантности, как условии выживания. Толерантность может проявляться как осознанная нравственная позиция: люди имеют право быть разными – с другими взглядами, нравами, привычками. Но, в отличие от проявления равнодушия, безразличия и отсутствия позиции, толерантность является признаком уверенности в себе и сознания надежности своих собственных позиций. При этом нужно иметь в виду, что чрезмерная толерантность столь же порочна и вредна, как безудержное раздражение и агрессия.

Огромную роль в направлении развития цивилизации сегодня должны сыграть гуманитарные науки. Они постепенно становятся одной из ведущих сил развития современного общества, в силу вполне сравнимую с силой наук естественных. Толерантность как гуманитарная категория охраняет разнообразие в эпоху цивилизации и мультикультурности.

Терпимость в гуманистической традиции относится к числу «высших ценностей», свойственных самоактуализирующейся личности. Поэтому «включение терпимости в индивидуальную систему ценностей требует высокого уровня личностного развития. Соответственно повышение индивидуальной значимости терпимости в индивидуальной иерархии ценностей должно быть сопряжено с одновременным развитием черт, свойственных внутренне свободной, автономной, творческой и самоактуализирующейся личности» [1, с. 7]. Только люди, свободные внутренне, верные собственной личности, в полной мере удовлетворяющие свою потребность в самореализации, обладающие личными моральными принципами и развитой системой социальных установок, способны испытывать глубокое уважение и терпимость к взглядам, праву других людей, групп и наций на непохожесть.

В отечественной гуманитарной науке проблема толерантности в качестве предмета исследования изучается не так давно, хотя интерес теоретиков и практиков привлекли ее самые разнообразные аспекты. В частности, рассмотрены общефилософские и социокультурные вопросы толерантности (Ю. Бромлей, Р.Р. Валитова, В.А. Лекторский, И.Б. Гасанов, М.П. Капустина. М. Мчедлов, Л.В. Скворцова, В.В. Шалин и другие).

Предложены различные теоретико-методологические подходы к созданию психологии и педагогики толерантности (А. Г. Асмолов, Д. А. Леонтьев, А. Б.

Орлов, С. Л. Братченко, А. У. Хараш, В. А. Тишков и другие). Сделана попытка психолого-педагогического анализа данной темы (Д.В. Зиновьев, П.Ф. Комогоров, О. Б. Скрябина, К. Уэйн и другие). В социальной психологии толерантность понимается, прежде всего, как терпимость к каким-либо отличиям – этническим, национальным, религиозным, расовым и др. (Д. Бродский, А. Гербер, Л. М. Дробижева, Е. Г. Луговицкая и др.).

Зачастую анализ данной проблемы включает изучение своей противоположности – интолерантного поведения в межгрупповых и межличностных отношениях (А. Г. Асмолов, Л. Д. Гудков, Л. М. Дробижева, В. А. Лабунская и другие).

Категория толерантности рассматривается гуманитарными науками с разных позиций: как этико-философское понятие, как ценность, принцип взаимоотношений между последователями разных идеологических концепций, убеждений и верований, как метод социально-политических решений и действий или как проявление человеческого духа (Р. Ферейра), как состояние готовности к пониманию и диалогу с человеком, вызывающему негативную реакцию, показатель профессионализма и зрелости личности (Г.

С. Кожухарь), устойчивость к конфликтам (А. Г. Асмолов) и т.д.

В одном из теоретических исследований Г.С. Кожухарь рассматривает толерантность в стремлении личности достичь взаимного понимания и согласования мотивов, установок, ориентаций, не прибегая к насилию, подавлению достоинства другого человека, но используя гуманитарные возможности: диалог, разъяснение, сотрудничество. Главную функцию толерантности он видит в направлении развития потенциально конфликтной ситуации к конструктивному решению. «Диалог и диалогическое мышление, – пишет автор, – выступают одним из сущностных механизмов формирования и развития подлинной толерантности, а диалогизм превращается в принцип толерантного мышления» [6, с. 10].

Толерантности необходимо учиться, так как она не заложена в человеческой натуре. Сегодня уделяется большое внимание формированию толерантного пространства в обществе. Без этого движение к цивилизованному обществу невозможно. Реализация в реальной практике принципа толерантности подразумевает не только принятие позиции терпимости, но и формирование у человека особых способностей и умений.

Например, культуры ведения переговоров, искусства поиска компромиссов, продуктивной конкуренции и другие.

Наиболее эффективным способом формирования толерантности является воспитание, которое (если назвать его толерантным воспитанием) способствует формированию у детей навыков критического осмысления и выработки суждений, независимого мышления. Наиболее точную в современной отечественной педагогике трактовку толерантности дал Б.З.

Вульфов, понимая ее как способность человека (или группы) сосуществовать с другими людьми, которым присущи иные менталитет, образ жизни. Под процессом воспитания он подразумевает создание пространства взаимодействия с другими по взглядам или поведению людьми, их сообществами [2].

Современная педагогика подчеркивает, что в настоящее время объективная реальность заставляет больше внимания уделять развитию культуры межнациональных отношений у школьников, следовательно, необходима этническая толерантность, то есть принятие внутренней установки личности относительно ценностей, культурных особенностей других этнических групп, готовность к межэтническим контактам. Отметим, что, не смотря на большое значение воспитания толерантности, определение этого понятия отсутствует в «Педагогическом энциклопедическом словаре»

[7].

Впервые поднял вопрос о толерантности в контексте проблемы межнациональных отношений академик, директор Института этнографии и антропологии РАН В.А. Тишков, говоря о необходимости «межнациональной толерантности». Он определил, что «толерантность выражается на психологическом уровне (как внутренняя установка и отношение личности и коллектива) и политическом уровне (как действие или осуществленная норма)» [5, с. 3].

Этническая толерантность считается доминантой культуры межнациональных отношений. Развивать ее как направленность личности следует в процессе образования, создавая условия для конструктивного взаимодействия с представителями иных этносов. Самая новейшая педагогическая технология, которая сейчас широко используется в Европе, особенно в Англии – это психодрама (социодрама). Это социально психологический театр, в котором отрабатывают умение чувствовать ситуацию в коллективе, оценивать и изменять состояние человека, умение войти в контакт с человеком другой национальности. Данная технология эффективна для подростков;

так как в игре они воспроизводят образ другого, возвращаются в свою роль, конкретизируют некоторые характеристики другого, стараются показать этнокультурные различия, и главное – допускается проигрывание конфликтных ситуаций [5].

Формированию терпимости в индивидуальной ценностной иерархии посвящено исследование, проведенное А.В. Авиловым. Оно позволило сделать следующий вывод, что «целенаправленное формирование (в том числе в процессе обучения) таких черт, как низкая конформность, ответственность и творческая направленность личности может способствовать повышению ранга значимости терпимости в индивидуальной ценностной иерархии» [1, с. 8].

Существуют определенные подходы в развитии толерантности:

1. Толерантность рассматривается как противоядие интолерантности: от людей требуется обуздание негативных, агрессивных или враждебных реакций, на них налагается ответственность.

2. Создание условий для осуществления прав человека. В воспитании это означает культивирование отношений открытости, реальную заинтересованность в культурных различиях, признание многообразия, развитие способности распознавать несправедливость и предпринимать шаги по ее преодолению, а также способность конструктивно разрешать разногласия и продвигаться от конфликтных ситуаций к примирению и разрешению противоречий [4, с. 9].

Таким образом, в настоящее время нельзя говорить о толерантности как об окончательно сформировавшемся и единообразно понимаемом термине.

Понятие толерантности хотя и отождествляется большинством источников с понятием терпения, имеет более яркую активную направленность.

Толерантность – не пассивное, покорное терпение, а активная нравственная позиция и психологическая готовность к терпимости во имя взаимопонимания между этносами, социальными группами, во имя позитивного взаимодействия с людьми иной культурной, национальной, религиозной или социальной среды. Наиболее точное определение понятие «толерантность» приобрело в «Декларации принципов толерантности»

генеральной конференции ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 года, толерантность означает «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности» [3, с. 198].

Литература 1. Г.М. Авилов. Психологические факторы, определяющие значимость терпимости в системе ценностных ориентаций личности / Г.М. Авилов, И.Л.

Бабич, Р.М. Кумышева [и др.] // матер. междунар. науч. конфер.

«Толерантность и поликультурное общество». М.: Аспект Пресс, 2003. С. 175.

2. Вульфов Б.З. «Воспитание толерантности, сущность и средства» // Внешкольник. 2002. № 6.

3. Декларация принципов толерантности // сб. статей «Толерантность: из прошлого в будущее» / сост. Э. Кин, А. Ванина. Псковглубинка: Псковская, 2005. 266 с.

4. Доклад к заседанию координационного совета по культуре при Министерстве культуры Российской Федерации по вопросу «О формировании толерантности в обществе, развитии межнационального общения и борьбе с ксенофобией средствами культуры // Минестерство культуры Российской Федерации. URL: http://mkrf.ru/ministry/sovet/detail.

php?ID=75214.

5. Зелова Т.П. Формирование толерантности. Толерантность – гармония многообразия // ETHNIC. URL:http://ethnic.analytics.kg/2011-05-20-07-29 26/2011-05-27-08-11-07/214--q-q.html.

6. Кожухарь Г.С. Проблема толерантности в межличностном общении// Вопросы психологии. 2006. № 2.

7. Педагогический энциклопедический словарь / гл. ред. Б.М. Бим-Бад. М. : Большая рос. энцикл., 2002.

АЛГОРИТМ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛОКАЛЬНОГО ТЕКСТА Юхнович Вячеслав Иванович, к. филолог. н., доцент, Старорусский филиал СПбГУСЭ Мы исходим из определения локального текста как выделенного автором для описания на основании определнных критериев сектора культурного пространства, связанного с конкретным местом его бытования и рассматриваемого в качестве сложившейся и оформленной знаковой системы, органично подвергающейся метафоризации [6, с. 20].

Настоящее положение в разрешении проблемы изучения локального текста можно считать своеобразным преодолением временной пока ещ недооформленности исследовательской базы. Несмотря на это определнная динамика в е освоении есть. Сейчас мы можем явно различать тенденцию, которая абсолютно совпадает с социальной – локальный текст как объект изучения вс большее предпочтение «отдат» культурному пространству города, и даже по «названию» уверенно «дрейфует» к берегу «городского текста». Именно поэтому, наверное, достаточно часто и последовательно появляются исследования, которые рассматривают локальный текст как городской, а по сути, они, в конечном счте, идентифицируются.

При изучении локального текста в настоящее время в отечественной науке применяется несколько исследовательских практик.

В. В. Абашев в основу изучения локального текста Перми положил подход, который заключается «в создании образа города на основе всех знаковых манифестаций «пермскости» и цельности этой совокупности» [1, с.

23].

М. В. Строганов обозначил основные составляющие локального текста (которые полагается изучать и описывать), следующим образом:

«геополитическая претензия…, особо значимые персоны…, тяготение к тем или иным культурным явлениям…, «выделение местных (пусть даже не очень примечательных на историческом фоне) героев» [5, с. 17-21].

М. Л. Лурье с соавторами предложил конкретный путь практической работы над локальным текстом: предварительные «полевые исследования» и их обработка в плане подготовки и оформления «словаря локального текста»

определнного города. [2, с. 421]. В теоретическом отношении это выглядит очень привлекательно (с точки зрения и стратегии, и тактики возможных исследований), хотя реального словаря локального текста пока еще не существует применительно к тем же самым городским текстам Перми, Челябинска, Каменец-Подольского, Старой Руссы, Нижнего Новгорода, Мурома, Екатеринбурга, Вятки, Великого Новгорода, Твери и т.д. (мы обозначили именно эти города потому, что они уже становились объектом комплексного исследования с точки зрения изучения локального текста) [4].

Наиболее разработанную методику описания «гуманитарно географического образа города» предлагает Д. Н. Замятин: 1) «предполевой сбор материалов по гуманитарно-географическим образам исследуемого города»;

2) «выявление его основных потенциальных образных узлов»;

3) «построение протообразной карты»;

4) «создание текстовой «картинки»;

5) «полевые образные исследования»;

6) «выявление образно-географических контекстов»;

7) «создание базовой модели гуманитарно-географического образа» [3, с. 14]. Эта методика была использована при «составлении»

гуманитарно-географических образов городов Касимова, Нижнего Новгорода, Боровска, Ельца. Она претендует на систематическое описание всего выбранного для изучения культурного пространства того или иного города, покрывая ее сеткой гипотетически предопределенных действий.

Однако в основе такого описания лежит географическая доминанта, лишь дополняемая гуманитарно-образной составляющей, вследствие чего ни сущность знаков локального текста, ни их иерархия, ни своеобразие их контекстного бытования не получают необходимого объяснения.

К изучению локального текста могут быть применены такие направления, как краеведческое, литературоведческое, социологическое, провинциаловедческое, эволюционное, историко-культурное, психологическое, структурно – функциональное и др. Однако при изобилии исследовательских подходов изучение локального текста должно иметь четко сформированный вид. Но таких алгоритмов, оформленных «пошагово» (как в содержательном, так и в техническом плане) практически нет, кроме того, который был предложен Д. Н. Замятиным.

Чтобы его создать, нужно иметь ясное представление об объекте исследования, поэтому в практику изучения локального текста, на наш взгляд, необходимо ввести ещ одно понятие: самоидентификация текста. Мы определяем этот процесс как постепенное проявление его значимых частей в их иерархичной последовательности и сочетаемости на основе определнного алгоритма, объясняющего логику осуществляемого процесса.

Таким образом, чтко представляя локальный текст как объект исследования с учтом его самоидентификации, можно приступать к интерпретации его в тех формах, которые представляют интерес для исследователя.

Описание культурного пространства того или иного локуса, на наш взгляд, может быть продуктивным для исследования и презентации только тогда, когда можно определиться не только с иерархией значимости объектов описания, их историей, но и их связями (в том числе историческими) и возможными перспективами. Кроме того, как мы уже говорили, должен быть для себя принятый, но, тем не менее, конвенционально закреплнный исследовательской практикой алгоритм изучения культурного пространства, позволяющий не только отчтливо видеть перспективу изучаемого, но и являться своеобразным критерием для оценки других подобных исследований.

Мы предлагаем следующий алгоритм (технологию) изучения/описания локального текста: это выделение знаков локального текста с точки зрения их иерархичности, имея также в виду форму их бытования. То есть, сначала нужно выделить иконические знаки, затем знаки-символы, сигналы, индексы (то, что является лицом города;

то, что может, безусловно, отразить его самость), потом функциональные и, наконец, естественные знаки. Затем необходимо определить культурные константы данного локального текста, а также бытующие в нм пространства имн и приступить к их описанию в тех формах, которые определяют на данный момент цель исследователя [6].

Однако исследованным локальный текст, по нашему мнению, можно считать только тогда, когда последовательно будут созданы все формы его изучения-бытования: азбука, букварь, словник, словарь, энциклопедия, описание в виде культурных констант и пространств имн Современная практика изучения локального текста дат чткое ощущение того, что при его исследовании на первый план выходит не столько «значимость» культурного пространства, сколько «техника» его описания (интерпретации / толкования), то есть, по сути, мастерство его интерпретатора… Это, конечно, мощный стимул для любого исследователя.

Но есть ещ и другой: понятно, что с течением времени возникнет необходимость в корректировке описания знаков локального текста, появятся новые знаки или начнется их перемещение с точки зрения иерархии. Вс это потребует постоянного возвращения к теме.

Литература 1. Абашев В. В. Пермь как текст: Пермь в русской культуре и литературе ХХ в. Пермь: ПГУ, 2000. 404 с.

2. Алексеевский М. Д., Жердева А. М., Лурье М. Л., Сенькина А. А.

Материалы к «Словарю Л. Т. Могилева-Подольского» // Антропологический форум. 2008. № 8.

3. Замятин Д. Н. Локальные истории и методика моделирования гуманитарно-географического образа города // Гуманитарная география.

Научный и культурно-просветительский альманах. Вып. 2. М., 2005.

4. Деткова Н.Ю. Малый провинциальный город как текст культуры // Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 18 (156).

Философия. Социология. Культурология. Вып. 12. С. 63-64;

Гаричева Е.А.

Методология работы с текстом в отечественной науке. Записки Филиала РГГУ в г. Великий Новгород. Вып. 8. Историко-культурный и экономический потенциал России: наследие и современность // матер. междунар. науч.-прак.

конфер. Новгород: Виконт, 2010. С. 212-213;

Клочкова Ю. В. Образ Екатеринбурга / Свердловска в русской литературе (XVIII – середина XX в.):

автореф. дисс. … канд. филол. наук. Екатеринбург: Уральский гос. ун-т, 2006.

С 3-4;

Абрамовская И.С. Проблема «локального текста» в русской литературе 19 века (на материале новгородского текста) // Записки Филиала РГГУ. Вып.


8. Новгород: Виконт, 2010. С. 218.;

Клубков П.А. «Замками славен Тверь, а Новгород сыртями...» // Провинция как реальность и объект осмысления.

Тверь, 2001. С. 52);

Ахметова М.В. Образ Мурома в сознании горожан. URL:

http://www.ruthenia.ru/folklore/links.html;

Алексеевский М.Д., Жердева А.М., Лурье М.Л., Сенькина А.А. Материалы к «Словарю локального текста Могилева-Подольского»;

Литягин А. А., Тарабукина А. В. К вопросу о центре России (топографические представления жителей Старой Руссы). С. 334-346;

Осипова Н. Вятский провинциальный текст в культурном контексте (к вопросу о вятской самоидентификации) // Бинокль. Киров, 2002. № 16.

5. Строганов М.В. Литературное краеведение: учебное пособие для учителей средних школ Тверской области. Тверь: Научная книга, 2007. 143 с.

6. Юхнович В.И. Культурное пространство Старой Руссы (аспекты изучения локального текста). СПб: СПбГУСЭ, 2011. 135 с.

СТАРОРУССКИЕ МАРШРУТЫ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО Юхнович Юлия Вячеславовна, научный сотрудник, Дом-музей Ф.М. Достоевского, г. Старая Русса В Старой Руссе, где провл 8 летних сезонов и зиму 1875 года Ф.М.

Достоевский, были места, которые любил посещать писатель во время прогулок. А.Г. Достоевская, описывая распорядок дня мужа в периоды его пребывания в этом городе, отмечала: «…Окончив диктовку и позавтракав со мною, Фдор Михайлович… во всякую погоду, в половину четвртого, выходил на прогулку по тихим пустынным улицам Руссы…» [2, с. 295].

Попытаемся наметить основные старорусские маршруты Достоевского.

Дом, который занимали Достоевские во время летнего отдыха в Старой Руссе, находился в уединнном месте города, на набережной реки Перерытицы. Фасадом он выходил на набережную, а задняя его часть была обращена в сторону Георгиевской улицы. Достоевский старался ежедневно посещать старорусский курорт, где находилась читальня. Там Фдор Михайлович просматривал свежие газеты. Для того, чтобы попасть в курорт, писателю необходимо было пройти по улице Георгиевской, минуя церковь св. Георгия Победоносца (главный приходский храм Фдора Михайловича в Старой Руссе), а затем повернуть на улицу Пятницкую, проходя мимо речки Малашки, Никольского мостика и храма во имя св. Николая Мирликийского.

Чуть дальше на пути Фдора Михайловича встречались Владимирская и Петропавловская церкви. Если Достоевский прогуливался по направлению к Торговой площади, чтобы заглянуть в лавку купца Плотникова (любимый магазинчик Фдора Михайловича в Старой Руссе), то мог видеть Воскресенский собор и Александровскую часовню. Примечательно, что почти на каждом шагу Фдору Михайловичу встречались старинные храмы, говорящие о многовековой истории древнего города. Это могло наводить Достоевского на размышления о вопросах веры и безверия, но уже в масштабах, вбирающих весь гениальный творческий опыт писателя (напомним, что именно со старорусским периодом связаны моменты обдумывания и создания романа «Братья Карамазовы», ставшего вершиной творчества Ф.М. Достоевского). Не исключено, что благодаря старорусским прогулкам, зародился замысел о самом «положительном» образе этого романа – Алше Карамазове.

Творческие размышления требовали соответствующей обстановки, и в дневные часы Фдор Михайлович прогуливался в одиночестве. А вечером обязательно брал с собой супругу: «…В семь часов вечера мы с Фдором Михайловичем отправлялись вдвом на вечернюю прогулку и неизменно заходили на обратном пути в почтовое отделение, где к тому времени успевали разобрать петербургскую почту…» [3, с. 296]. Почтамт в то время находился на одной из центральных улиц города – Санкт-Петербургской.

Достоевским необходимо было дойти до Торговой площади и пересечь Живой мост, чтобы попасть к зданию почтамта. По современным меркам, это довольно небольшое расстояние. Однако Достоевскому оно казалось значительным: «…До почты далеко, и кроме того я не могу идти: до того грязно и мокро…» [4, с. 56].

Посещали Достоевские и старорусские ярмарки: «…В самом городе в течение года проводились следующие ярмарки: Крещенская – (значительнейшая в Новгородской губ.) конская с 6 по 13 января;

существует с 1781 г. На не приводится заводскими приказчиками и барышниками до 1000 лошадей преимущественно рабочих пород. Сборная – с пятницы 1-й недели Великого поста в течение 20 дней;

существует с 1870 года. Петровская – с 29 июня по 7 июля;


существует с 1838 г…» [13, с. 92]. Обычно ярмарки проходили на Торговой площади, недалеко от дачи Достоевских. Анна Григорьевна вспоминала о том, как она с мужем ходила на старорусский торг:

«…Отправились в лавки, и нам показали с десяток полушубков, один другого лучше. Мы выбрали несколько и просили прислать нам на дом для примерки.

Один из них светло-жлтый, с очень нарядной вышивкой на груди и полах, чрезвычайно понравился Фдору Михайловичу и пришлся как раз по фигуре нашего сына…» [5, с. 295].

В Старой Руссе времн Достоевского успехом у местных и приезжих людей пользовался так называемый Красный берег (набережная реки Полисти). Там находился Городской сад, где проходили народные гулянья. В одном из писем к Анне Григорьевне Достоевский сообщает о том, как он с сыном Федей ездил гулять на Красный берег: «…а мы с Федей на извощике (узнав от него про гулянье) отправились в городской сад, что на Красном берегу, рядом с Дворцовым садом. Там было много народу, спускали шар и пели военные песельники…» [7, с. 347]. В ту пору в городе квартировал пехотный Вильманстрандский полк. Очевидно, песельники этого полка присутствовали в Городском саду в тот момент, когда там прогуливался Ф.М.

Достоевский. Это обстоятельство могло напомнить писателю историю об одном офицере Вильманстрандского полка. В письме к К.П. Победоносцеву от 19 мая 1879 года Достоевский сообщал: «…Здесь, когда я приехал, разговаривали об офицере Дубровине (повешенном) здешнего Вильманстрандского полка…» [8, с. 67].

И.Л. Волгин в своей книге «Последний год Достоевского» пишет:

«…Подпоручик В.Д. Дубровин жил в Старой Руссе сравнительно недалеко от Достоевского: в доме вдовы священника Л.Г. Бедринской по Лебедеву переулку. Не исключено, что писатель встречал его во время своих прогулок…» [1, с. 18]. Лебедев переулок находился недалеко от курортного парка. Направляясь по Дмитриевскому переулку или проходя по Дмитриевской улице (по Дмитриевской улице бежит Митя Карамазов к дому своего отца в ночь убийства), Достоевский мог попасть в уединнный Лебедев переулок, упирающийся в Ильинскую улицу возле курорта.

Кроме курорта, ярмарок, народных гуляний писатель часто посещал в Старой Руссе своих знакомых. Он любил ходить в гости к своему старорусскому другу – священнику Иоанну Румянцеву, дом которого находился недалеко от дачи Достоевских, на пересечении улиц Георгиевской и Пятницкой. Это была личность самобытная, о чм пишет П.П. Гайдебуров:

«Иван Иванович Румянцев был человеком незаурядным. Вступив давно когда-то в управление егорьевским приходом, он не продвинулся ни на шаг по пути духовной карьеры, за всю свою жизнь не заслужил ни одного знака отличия… Ум у отца Ивана был светлый и острый, а язык и того острее.

Немало соли сыпал этот язык на головы духовенства, доставалось и обывателям, не спускал он и начальству – всем сестрам по серьгам. Потому, должно быть, у «батюшек» – так мы звали всю семью отца Ивана в совокупности – трудно было встретить кого-либо из местных священников или купечества…»[12, с. 255-256].

Между Ф.М. Достоевским и Румянцевым завязались дружеские отношения. С отцом Иоанном Достоевский иногда совершал совместные прогулки: «…Вчера, в обед, зашл батюшка (Георгиевский) и просидел с часок, пока не пошли на почту…» [9, с. 141.].;

«…Мы с Румянцевым ходили сегодня утром к протопопу (Ивану Смелкову) с визитом… Протопоп казался очень довольным моим посещением, но мне кажется, он в 10 раз хуже нашего Румянцева…»[9, с. 51]. Иоанн Смелков был священником Воскресенского собора с 1862 года. В одном из писем к Анне Григорьевне Достоевский сообщает: «…Вчера был у обедни в соборе. Протопоп уже два раза приходил ко мне. Я был у него один раз, пойду ещ…» [9, с. 58]. Жил отец Иоанн Смелков на соборной стороне, относительно недалеко от дачи Достоевских.

После посещения собора писатель мог бывать у него.

Воскресенский собор – ещ один храм в Старой Руссе, в котором бывал Ф.М. Достоевский. В то время там находился знаменитый список Старорусской иконы Божией Матери. Этот список, датируемый XVIII веком, по размерам соответствовал подлинной, старинной иконе, находившейся в тот момент в Тихвинском мужском монастыре. Высота иконы составляла аршина 14 вершков (2,5 м.), ширина – 2 аршина 14 вершков (2м.). В романе «Братья Карамазовы», в эпизоде, рассказывающем о встрече героев в келье старца Зосимы, Достоевский упоминает об иконе огромных размеров: «…Два горшка цветов на окне, а в углу много икон – одна из них богородицы, огромного размера и писанная, вероятно, ещ задолго до раскола…» [10, с.

37].

На летние сезоны в Старую Руссу приезжали и супруги Жаклар. Ф.М.

Достоевский очень любил проводить время со своей давней знакомой Анной Васильевной Жаклар-Корвин. Анна Григорьевна вспоминала: «…Зато лето началось для нас очень приятно: в Руссу приехала на сезон А.В. Жаклар – Корвин с семьй, которую мы очень любили. Муж почти каждый день, возвращаясь с прогулки, заходил побеседовать с умной и доброй женщиной, имевшей значение в его жизни…» [11, с. 355]. Можно предположить, что эта семья проживала в районе курорта. По свидетельствам А.Г. Достоевской, Жаклары часто бывали на курортных балах и в театре. Вполне вероятно, что Достоевский, возвращаясь с прогулки по курортному парку или из читальни, заходил к ним.

Рядом с дачей Достоевских во время летних сезонов жил петербургский литератор, журналист П.А. Гайдебуров. Его сын, Павел Павлович, описывая в мемуарах свои старорусские каникулы, вспоминал: «…Достоевские жили замкнуто – не только нигде не бывали, но и редко принимали кого-нибудь у себя. Мы, дети, тоже мало виделись, да и не сходились ни вкусами, ни характерами. Но иногда оба семейства отправлялись на совместные прогулки, – Достоевские предпочитали называть их по-французски: parties de plaisir.

Почему-то такие поездки за город оставляли впечатление нестерпимой скуки…» [12, с. 252].

Мы говорим лишь о тех местах прогулок Достоевского, к которым он отсылает нас в своих письмах. Наверняка, были и другие маршруты, кроме тех, о которых мы узнам из старорусской переписки писателя и «Воспоминаний» Анны Григорьевны. Например, он мог посещать те места в Старой Руссе, где бывали его жена и дети в период его отсутствия. О них сообщает Анна Григорьевна супругу в своих письмах: «…Дети очень радуются, что пойдут с мамой на лынок (рынок)…» [12, с. 111];

«…Сегодня ходили с матушкой в деревню.11 В пятницу будет народное гулянье, на которое мы с детишками пойдм…» [12, с. 279];

«…Пользуясь тем, что у нас гостит мама, мы ходили с нею и с детками гулять, например, ходили вчера на кладбище и вс читали стихотворения на памятниках…» [12, с. 339].

Отдельные эпизоды старорусской действительности могли закрепиться в сознании Ф.М. Достоевского во время его прогулок в моменты, когда он обдумывал свои литературные планы. Очевидно, благодаря такому последовательному, во многом обывательскому знакомству с укладом провинциальной жизни и был задуман образ Скотопригоньевска – города братьев Карамазовых.

Литература 1. Волгин И.Л. Последний год Достоевского. Исторические записки. М.:

Советский писатель, 1986.

2. Достоевская А. Г. Воспоминания. М.: Правда, 1987.

3. Там же.

4. Достоевский Ф.М., Достоевская А.Г. Переписка. Л.: Наука, 1976.

5. Достоевская А.Г. Воспоминания. М.: Правда, 1987. С.297.

6. Достоевский Ф.М., Достоевская А.Г. Переписка. Л.: Наука, 1976.

7. Там же.

8. Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. в 30 т. Т.30. Л.: Наука, 1988.

Эта деревня находилась в двух километрах от Старой Руссы и называлась Козона – Ю. Ю.

9. Достоевский Ф.М., Достоевская А.Г. Переписка.Л.: Наука, 1976.

10. Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. в 30 т. Т. 14. Л.: Наука, 1976.

11. Достоевская А.Г. Воспоминания. М.: Правда, 1987.

12. Скарская Н.Ф., Гайдебуров П.П. На сцене и в жизни. Страницы автобиографии. М.: Искусство, 1959.

13. Старая Русса. Город этот, несомненно, древнейший в России:

иллюстрированный историко-статистический очерк города Старой Руссы и Старорусского уезда (адаптированное издание на основе книги М.

Полянского). СПб.: Алаборг, 2009.

Старорусские университетские чтения «Социально-экономические, исторические и культурные аспекты регионального развития»

Материалы III межрегиональной научно-практической конференции преподавателей и аспирантов 26 апреля 2012 г.

Подписано к печати 04.04.2012.

Печ. л. 23,3 Тираж 100 экз.

Изд. Отпечатано в МУП «Старорусская типография»

175200 г. Старая Русса, ул. Кириллова,

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.