авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 23 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Биологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Териологическое общество при РАН ...»

-- [ Страница 10 ] --

НОВЫЕ ДАННЫЕ ПО ФАУНЕ ПЕЩЕРНЫХ МЕСТОНАХОЖДЕНИЙ ИРКУТСКОГО АМФИТЕАТРА Клементьев А.М.,1 Осинцев А.В. Иркутский гостехуниверситет, Иркутск, Россия klem-al@ngs.ru, Клуб спелеологов «Арабика”, Иркутск, Россия arabika@hotmail.com Палеофаунистическое исследование пещер Иркутского амфитеатра насчитывает более 130 лет. Наиболее известными в этом отношении являются Нижнеудинские пещеры (Чер ский, 1879). На протяжении XX столетия этому вопросу уделяли внимание В.С. Слодке вич, П.П. Хороших, Н.Д. Оводов, В.М. и А.Г. Филипповы. Благодаря работе спелеологов исследователей постоянно поступают новые материалы по плейстоценовой и голоценовой фауне позвоночных из пещерных местонахождений. За последние годы палеофаунисти ческие коллекции из ранее известных и новооткрытых пещер подверглись научной обра ботке. Ниже приводится видовой состав по пещерам, а также относительный возраст кос тных остатков, определенный органолептическим методом.

Пещера Охотничья им. Н. Сеньковской. Плейстоценовая сохранность характерна для костей бурых медведей, найденных на поверхности пещерных ходов и в красноцветных глинах. Голоценовые материалы представлены почти полными скелетами и фрагментами костей благородного оленя и кабарги (Клементьев и др., 2007).

Пещера Политехническая. Вертикальный тип строения способствовал накоплению ос татков млекопитающих. Немногочисленные извлеченные кости голоценовой сохранности принадлежали бурому медведю Ursus arctos и человеку Homo sapiens.

Пещера Вологодского. Найдены голоценовые полные черепа волка и кабана.

В пещерах Ая, Аргаракан и Мечта были собраны осевые черепа соболя, барсука и ли сицы. Все имеют голоценовую сохранность.

Пещера Ботовская интересна находками черепов и костей скелетов древесного медведя Selenarctos sp. (Оводов, Филиппов, 2000). В нашем распоряжении имеются сборы костей этого вида, выполненные после 2000 года, сохранность плейстоценовая. Кроме того, здесь найден череп рыси голоценового времени.

Пещера Холмушинская-II относится к горизонтальному типу. Довольно представитель ный состав видов был определен по сборам 2007 года. Здесь обнаружены остатки плейсто ценовых (Equus sp., Equus cf. hemionus, Rangifer tarandus, Bison sp., Ovis nivicola, Lepus cf.

tanaiticus) и голоценовых млекопитающих. Особенностью является наличие современных поноров лисиц, благодаря чему на полу пещерной полости оказались смешаны кости зве рей мамонтовой фауны и остатки интродуцированной в XX веке ондатры.

Пещера Голоустненская. Небольшая полость, интенсивно осваиваемая краеведами, дала небольшое количество костного материала, принадлежащего филину, зайцу-беляку и до машней козе.

Пещера Холодная. Относится к горизонтальному типу. Также является довольно бога той в палеофаунистическом отношении среди вновь открытых объектов. Здесь найден ком плекс смешанных плейстоценовых и голоценовых остатков, принадлежащих зайцу, волку, лисице, медведю, барсуку, соболю, кабарге, косуле, маралу. Найдены также костные мате риалы, принадлежащие мелким грызунам, рукокрылым, рыбам и птицам.

В заключение необходимо отметить перспективность дальнейших комплексных иссле дований пещерных тафоценозов Иркутского амфитеатра.

БИОТОПИЧЕСКОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ И ОТНОСИТЕЛЬНАЯ ЧИСЛЕННОСТЬ «ФОНОВЫХ» ВИДОВ ГРЫЗУНОВ УСМАНСКОГО БОРА (ВОРОНЕЖСКАЯ ОБЛАСТЬ) Климов А.С.

Воронежский государственный университет, as_klimov@mail.ru И Усманский бор один из самых крупных островных лесов южной границы лесостепи на Среднем Дону (52о с. ш. и 39о в. д.). За 22 года (1988-2010 гг.) наблюдений на юго западной окраине этого бора было отработано 11140 ловушко-ночей и отловлено зверька.

Ежегодный июльский учет мелких зверьков, методом ловушко-ночей (л/н) с использо ванием давилок-плашек по стандартной методике, на 5-6 постоянных учетных точках, в различных биотопах показал, что население мелких млекопитающих составляют 16 видов грызунов и насекомоядных. Из них наиболее многочисленны и широко распространенны вида грызунов: рыжая лесная полевка (C. glareolus), желтогорлая, малая лесная и полевая мыши (S. flavicollis, S. uralensis, A. agrarius). Довольно часто встречается обыкновенная бурозубка (S. araneus) и сравнительно реже малая бурозубка (S. minutus).

Наиболее многочисленным видом, доминирующим повсеместно, является рыжая по левка. В отдельных биотопах её относительная численность достигает до 30 зверьков на 100 л/н, а в среднем составляет около 9,0 зверьков на 100 л/н. Почти постоянно повышен ная плотность населения этого грызуна наблюдается в топких ольшаниках и других влаж ных биотопах, в глубине лесного массива.

Динамика численности двух других типично лесных видов – желтогорлой и малой лесной мыши, не стабильна и имеет очень сильные колебания. В настоящее время желто горлая мышь занимает по частоте встречаемости второе место, после рыжей полевки (5, % попадания), а малая лесная мышь – третье (2,4 % попаданий). Наиболее многочисленны желтогорлые мыши в топких ольшаниках, где средняя многолетняя относительная числен ности их равна 10,4 % попаданий, что в 2-3 раза превышает этот показатель в других био топах. Средняя относительная численность малой лесной мыши во всех биотопах не отли чалась большими перепадами и изменялась в пределах от 1,0 до 3,0 % попадания. Наибо лее высока она была также в топком ольшанике. Вместе с тем, количество зверьков этого вида, населявшее обследованные биотопы в разные годы, было очень нестабильным. Сложно назвать биотоп, наиболее предпочитаемый этим грызуном, поскольку во всех из них в некоторые годы наблюдалось полное исчезновение лесной мыши и иногда на срок до 2- лет. Полевая мышь также наиболее часто встречается в топких ольшаниках. В остальных биотопах ее численность подвержена резким и довольно сильным колебаниям. Средняя многолетняя численность зверьков составляет 1,6 % пропаданий.

Таким образом, из всех обследованных биотопов, наиболее и постоянно заселенными грызунами, были топкий ольшаник и густые разнотравные заросли заболоченных низин и берегов водоемов. Кластерный анализ показал, что изменения численности населения фо новых видов грызунов в большинстве биотопов происходят независимым образом, отли чаясь от соседних биотопов. Вероятно, формирование населения грызунов различных био топов происходит за счет зверьков обитающих и расселяющихся из топких ольшаников, где динамика относительной численности зверьков отличается наибольшей специфично стью и имеет наименьшее сходство с динамикой численности населения грызунов других биотопов.

РУКОКРЫЛЫЕ В ПТИЧЬИХ ИСКУССТВЕННЫХ ГНЕЗДОВЬЯХ (В ЛЕСОСТЕПНЫХ ДУБРАВАХ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ УКРАИНЫ) Кныш Н.П.

Гетманский национальный природный парк, г. Тростянец, Сумская обл., Украина knysh.sumy@email.ua Повышение природоохранного статуса рукокрылых в Украине (в 2009 г. все их виды вклю чены в Красную книгу) стимулирует интерес к ним. Задачей наших исследований было изу чение использования летучими мышами искусственных гнездовий (ИГ) для птиц-дуплог нездников. Регулярные наблюдения проводились в Сумском районе Сумской области на био логическом стационаре „Вакаливщина” (51.01 N, 34.55 E). За многие годы здесь создан «банк»

ИГ: в 1990-е гг. их было около 50, в 2000-2010 гг. – от 80 до 270 штук. Стандартные дощатые, с вынимающейся передней стенкой синичники розвешены в нагорной дубраве (5 линий раз ной протяженности) и в примыкающем к ней старом саду, как правило на высоте человечес кого роста. ИГ регулярно очищаются от старых птичьих гнезд, и к середине июня большин ство их пустует. Просмотр гнездовий проводился 1-2 раза в неделю. Ввиду беспокойства зверьков мы не ставили целью призвести детальный их осмотр.

Всего в ИГ наблюдалось 4 вида рукокрылых: бурый ушан Plecotus auritus, малая Nyctalus leisleri и рыжая N. noctula вечерницы, лесной нетопырь Pipistrellus nathusii.

Колонии и одиночки бурого ушана регистрируются достаточно регулярно (всего случая), чаще в 2007-2010 гг. – от 6 до 19 раз за сезон, что связано с ростом количества ИГ;

в некоторые же годы (1997, 1998, 2000-2003) мы их совсем не находили. До 2006 г. наблю далась одна семейная группа ушанов, в 2007-2009 гг. – две, в 2010 г. – три (третья, видимо, кочующая группа появилась в августе на отдаленной линии ИГ). Встречаются они с апреля (19.04.2006) по сентябрь (21.09.2008, 19.09.2009), чаще всего в летний период. Всего встреч по месяцам: апрель – 1, май – 6, июнь – 12, июль – 19, август – 11, сентябрь – 5. В апреле и мае отмечены только одиночки, колонии наблюдаются в июне-августе, изредка в сентябре (10.09.2009 – 3 особи). В июне и в июле в скоплениях было от 1 до 22 зверьков (в среднем 8,0±2,0 и 9,9±1,6), в августе – 1-20 (5,1±2,3), сентябре – 1-3 (1,4±0,4). В целом на одиночок приходится 50% встреч, на группы из 3-10 и 11-22 особей – 22 и 28%. Величина семейных групп непостоянна, они мало привязаны к определенному убежищу и довольно часто их меняют, хотя иногда пребывают в ИГ по несколько дней (об этом свидетельствуют повтор ные встречи ушанов в одних и тех же гнездовьях, а также толстый, до 1 см, слой помета в некоторых из них). Отдельные группы зверьков используют от 2-3 до 25 синичников, а расстояние между крайними занятыми ими ИГ составляет от 30 до 300 м. В сезонах 2009 и 2010 гг. ушаны и следы их пребывания (помет) отмечались в 13% гнездовий. Зверьки охот нее заселяют плотно сбитые пустые ИГ (лишь в трех из них находились старые гнезда птиц). Замечено, что некоторые ИГ используются ушанами ежегодно, а многие никогда.

При влажной и теплой погоде скопления ушанов привлекают комаров.

Рыжая вечерница отмечена дважды: 2.08.2007 и 24.05.2010 одиночные особи дневали в пустующих ИГ в приопушечной части дубравы и саду. Малая вечерница единственный раз встретилась 13.08.2008: плотное скопление из 6 самок располагалось в синичнике в нагорной дубраве близ опушки. Летное отверстие (3,2х3 см) гнездовья находилось на вы соте 1,72 м от земли. Ранее в Сумской области этот вид регистрировался лишь дважды (встречи слабо документированы). Лесной нетопир отмечен единожды: 30.05.2004 2 осо би находились в пустом синичнике в старом саду в 50 м от большой колонии нетопырей под деревянной обшивкой дома.

МНОГОМЕРНАЯ НАСЛЕДУЕМОСТЬ КОЛИЧЕСТВЕННЫХ ПРИЗНАКОВ И ЕЁ ПРИМЕНЕНИЕ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРИРОДНЫХ ПОПУЛЯЦИЙ Ковалева В.Ю.1, Ефимов В.М.1,2, Институт систематики и экологии животных СО РАН, Новосибирск, Россия Институт цитологии и генетики СО РАН, Новосибирск, Россия Томский государственный университет, Томск, Россия vkova@ngs.ru Предложен новый метод исследования генетической изменчивости в природных популя циях млекопитающих. На лабораторных животных с известными отношениями родства в многомерном пространстве признаков вычисляются направления с максимальной аддитив ной наследуемостью. Эти направления являются интегральными признаками, изменчивость которых в максимальной степени определяется генетическими факторами. Затем по этим признакам изучается изменчивость природной популяции. Метод апробирован при изучении географической и хронографической изменчивости водяной полевки Arvicola terrestris, а также при изучении популяционной изменчивости полевки-экономки Microtus oeconomus.

Способ вычисления направлений с максимальной аддитивной наследуемостью зависит от схемы скрещивания лабораторных животных. В случае генетически гетерогенной популя ции родителей расчет производится через многомерную регрессию “родители–потомки” (Hayes, Hill, 1980, 1981;

Ott, Rabinowitz, 1999;

Klingenberg, Leamy, 2001). В схеме скрещива ния двух чистых линий по расположению центроидов P1, P2, F1, F2 определяются оси адди тивной наследуемости, гетерозиготности и эпистаза (Васильев и др., 2004;

Efimov et al., 2005).

Далее на природных грызунах промеряется тот же набор признаков, что и на лабораторных.

Так как мы знаем вклады признаков, то для каждого объекта можно вычислить его координа ты на генетических осях и по этим осям исследовать изменчивость природных популяций.

Предлагаемым методом проанализирована географическая изменчивость водяной полевки в пределах бывшего СССР по комплексу краниометрических признаков и полученным из них линейным комбинациям с наибольшей аддитивной наследуемостью. Различия между равнин ными, предгорными и горными метапопуляциями проявились по первой компоненте наследу емости (h2=0.59), а между полупустынными и остальными – по второй (h2=0.52). Наибольшие различия наблюдаются между территориально близкими горными и предгорными популяция ми, а наибольшее сходство – между равнинными и горными, несмотря на максимальные про странственные и высотные различия. Из полученных результатов следует, что отбор на экстре мальность климатических условий, приводящий к сходным фенотипическим результатам, воз можно, может частично базироваться на общей генетической основе, несмотря на значитель ные расстояния между популяциями и разные условия обитания (Ковалева и др., 2006).

Этот же метод применен для изучения хронографической изменчивости водяной по левки в Северной Барабе. Показано, что коренные генетические перестройки происходят в фазу депрессии численности. Подтверждена генетическая специфика разных циклов чис ленности. Изменение общих размеров в процессе динамики численности обусловлено эф фектами гетерозиготности (Ковалева и др., 2010).

При изучении популяционной изменчивости полевки-экономки Горного Алтая обнару жено, что генетическая изменчивость сосредоточена в первых двух главных компонентах.

Причем первая главная компонента – общие размеры – обусловлена, в основном, гетерози готностью, вторая – скорость роста – аддитивными эффектами (Ковалева, Ефимов, 2010).

Таким образом, предлагаемый метод позволяет выявить генетическую структуру реализа ции адаптивного потенциала популяции.

ОБ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ МЕЖВИДОВОЙ ГИБРИДИЗАЦИИ ПОЛЕВОК Р.MICROTUS: ОБЩЕСТВЕННОЙ M.SOCIALIS) С ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКОЙ M.ROSSIAEMEREDIONALIS) И ОБЫКНОВЕННОЙ M.ARVALIS OBSCURUS Ковальская Ю.М.1, Аксенова Т.Г.2, Савинецкая Л.Е. Институт проблем экологии и эволюции им.А.Н.Северцова Санкт-Петербургский государственный университет Как известно, сперматозоиды у полевок рода Microtus заметно отличаются по форме и размерам головки, а также по строению акросомы. У большинства исследованных видов головки спермиев имеют форму секиры с крючковидно загнутой акросомой (тип 1). У дру гих видов головка овальная, а акросома представляет собой конусовидный бугорок, который лежит в углублении наверху головки (тип 2), или покрывает ее (тип 3) (Аксенова, 1978).

К настоящему времени опубликованы данные об экспериментальной гибридизации более, чем 20 видов серых полевок. Гибриды первого поколения или гибридные эмбрионы удавалось получить при скрещивании ряда видов полевок с одним тем же типом строения мужских поло вых клеток. В случаях, когда скрещивали виды полевок с разным типом строения сперматозо идов (тип 1 и тип 2) – беременность не наступала, возможно, из-за резких различий в строении сперматозоидов (Мейер и др., 1978, 1996, Малыгин, 1983, наши неопубл. данные).

Несмотря на заметные различия в строении головок спермиев восточноевропейской полевки (ВОС) (тип 1) и общественной (ОБЩ) (тип 3), самка ОБЩ родила 3-х гибридных самцов от самца ВОС. Два из них выжили и оказались стерильными. (Ковальская, 2000).

Мы продолжили эксперименты по скрещиванию полевок этих двух видов и провели серию опытов по гибридизации ОБЩ со зверьками формы obscurus обыкновенной полевки (ОБЫ) (тип 1). Для экспериментов были взяты полевки 1-3 поколения из виварных разво док: ОБЩ – Калмыкия, Крым, ВОС – Ботсад МГУ, ОБЫ – Крым, Белгородская обл.

Из 6 пар состава самец ВОС – самка ОБЩ размножились 3 пары полевок. Всего от них получено 5 выводков с числом детенышей 1, 2, 3, 3, 5. Гибриды обоего пола стерильны, их характеристики практически не отличаются от данных, приведенных в нашем первом сооб щении (Ковальская, 2000). В кариотипе гибридов 58 хромосом (57 одноплечих хромосом и один мелкий метацентрик, унаследованный от ВОС). Одна из 3-х реципрокных пар также размножилась – самка ВОС родила 4-х вполне жизнеспособных гибридных детенышей.

В опытах по гибридизации ОБЩ и ОБЫ участвовало по 4 пары полевок прямого (сам ка ОБЩ – самец ОБЫ) и реципрокного состава и в каждом варианте скрещивания лишь от одной из пар получено по выводку. У пары состава самец ОБЩ –самка ОБЫ все детеныша погибли по неясной причине в возрасте 10 дней. 3 гибридных самца, родивши еся у самки ОБЩ из реципрокной пары, благополучно выросли, они крупнее родителей, но стерильны. Кариотип гибридов содержит 54 хромосомы, среди которых легко узнавае мы непарные двуплечие аутосомы из кариотипа ОБЫ формы obscurus: крупные 4 мета центрическме и 1 субтелоцентрическая, а также 7 мелких двуплечих хромосом.

Вероятно, морфологические различия мужских гамет вряд ли можно рассматривать как изолирующий механизм, во всяком случае, в роде Microtus. Конечно, это не умаляет значе ния этих различий в качестве диагностических признаков, как маркеров некоторых шагов в эволюции группы серых полевок.

Мы сердечно благодарим В.М. Малыгина за предоставленных в наше распоряжение восточноевропейских полевок. Работа выполнена при частичной финансовой поддержке РФФИ (грант 11-05-01066-а) и программы фундаментальных исследований Отделения биологических наук РАН «Биологические ресурсы России: оценка состояния и фундамен тальные основы мониторинга»

ОБЗОР ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ КАРИОТИПА КИТАЙСКОЙ ПОЛЕВКИ LASIOPODOMYS MANDARINUS MILNE-EDWARDS 1871 (RODENTIA, ARVICOLINAE) – ЕЩЕ ОДНА ГРУППА БЛИЗКИХ ВИДОВ?

Ковальская Ю.М.1, Сморкачева А.В. Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н Северцова РАН, Москва Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург, tonyas1965@mail.ru Широкий ареал китайской полевки расчленен, по-видимому, на два изолированных друг от друга участка – бурятско-монгольский и китайско-корейский. В настоящее время опуб ликованы сведения о кариотипах китайской полевки из четырех пунктов.

В северо-западной части ареала исследованы две популяции – в Бурятии (бассейн сред него течения Селенги) и в Монголии (север Хангая) (Ковальская, Орлов, 1974). Нами изу чены кариотипы полевок из Бурятии (n=205) и Монголии (n=25), как из природы, так и из виварных колоний. Хромосомные наборы полевок из этих двух популяций различаются между собой локализацией двух вторичных перетяжек на одном плече метацентрической Х хромосомы, вероятно, вследствие парацентрической инверсии. Это различие говорит о том, что бурятская и монгольская популяции северо-западного подвида L. m. vinogradovi изолированы друг от друга.

В Китае исследованы полевки из двух точек: провинция Хэнань, окрестности Линбао (Zhu et al., 2003). и провинция Шаньдун, вблизи г.Вэньден (Wang et al., 2003), Полевок из этих районов относят, соответственно, к подвидам L. m. faeceus и L. m. mandarinus (Wang et al., 2003).

Рассматривая всю совокупность опубликованных сведений о хромосомных наборах трех подвидов, можно отметить следующие общие черты их кариотипов: 1) близкое диплоид ное число хромосом – vinogradovi – 47–48, mandarinus – 48–50, faeceus–49–52, при этом в кариотипе численно преобладают одноплечие хромосомы, 2) гетероморфные Х-хромосо мы, различающиеся между собой как формой, так и размером. В то же время, форма Х хромосом в кариотипах полевок трех упомянутых форм различна. У vinogradovi Х-хромо сомы представлены телоцентриком и метацентриком (М) примерно равной величины, у mandarinus – субтелоцентриком (ST)и заметно меньшим по размеру M, у faceus – крупным ST и М поменьше. Аутосомные комплексы в кариотипах полевок рассмотренных подви дов также различаются между собой. В кариотипе vinogradovi постоянно присутствуют пары двуплечих хромосом и одна пара полиморфного состава (перицентрическая инвер сия) (наши данные). В кариотипе faceus отмечена одна пара двуплечих аутосом и полимор фная пара (центрическое соединение одноплечих хромосом);

кроме того, может присут ствовать мелкий М, который авторы считают результатом преобразования Х-хромосом (Zhu et al., 2003). В кариотипе mandarinus всегда имеется одна пара двуплечих хромосом и две пары полиморфны (перицентрическая инверсия и центрическая транслокация) (Wang et al., 2003). Отмечены заметные межпопуляционные различия в числе и локализации гете рохроматиновых блоков.

Таким образом, кариотипы китайской полевки из всех изученных в настоящее время географических популяций существенно различаются между собой. Для того, чтобы дать таксономическую оценку этих различий, необходимо исследование кариотипов L.

mandarinus из других частей его обширного ареала, получение сопоставимых данных по дифференциальной окраске хромосом разных форм, а также привлечение молекулярно генетических данных.

ИСКОПАЕМЫЕ ОСТАТКИ ГИГАНТСКОГО ОЛЕНЯ MEGALOCEROS GIGANTEUS ИЗ КОТЛОВАНА КАНЕВСКОЙ ГЭС В МАТЕРИАЛАХ МУЗЕЯ ПРИРОДЫ КАНЕВСКОГО ПРИРОДНОГО ЗАПОВЕДНИКА (ЧЕРКАССКАЯ ОБЛ., УКРАИНА) Ковальчук А.Н.1, Рыжов С.Н. Сумской государственный педагогический университет им. А.С. Макаренко, Сумы, Киевский национальный университет им. Т.Г. Шевченко, Киев, Украина Biologiest@ukr.net На данный момент принципиальные вопросы, касающиеся происхождения, экологии и гео графического распространения плиоплейстоценовых оленей рода Megaloceros изучены в об щих чертах (Blumenbach, 1821;

Kowalski, 1959;

Підоплічко, Свистун, 1963;

Громова, 1965;

Гро мов, Баранова, 1981;

Musil, 1992;

Lister et al., 2005). В то же время большой интерес представ ляют новые данные о находках ископаемых остатков этих животных на территории Восточной Европы, помогающие вскрыть региональные особенности сосуществования и взаимодействия M. giganteus (Blumenbach, 1799) с другими представителями мамонтового териокомплекса.

Наиболее древний остеологический материал, принадлежащий оленю M. carnutorum Langel, известен из плиоценовых отложений в окрестностях Ногайска Запорожской облас ти (Украина) и неоплейстоценового териокомплекса Тирасполя (Молдавия) (Pawlowa, 1906).

Все прочие остатки животных рода Megaloceros в Восточной Европе принадлежат пред ставителям плейстоценового вида M. giganteus, разбитого исследователями на два подвида – M. giganteus ruffi (Nehring) и M. giganteus giganteus (Blumenbach). На территории Украи ны известны находки обоих подвидов, причем первый из них существовал во временном диапазоне среднего-позднего плейстоцена, а второй входил в состав раннеголоценового териокомплекса (Підоплічко, Свистун, 1963).

В 1960-х гг. проводились земляные работы по разработке котлована Каневской ГЭС (Черкасская обл., Украина). В ходе этих работ обнаружено обильное количество костей ископаемых животных в толще аллювиальных песков плейстоценового возраста и в ба зальном слое аллювия на черно-зеленых валунных суглинках озерно-лагунного происхож дения (Свистун, Ломаев, 1967;

Пидопличко, 1974).

Вместе с костями гигантского оленя в материалах, полученных при разработке котлована Каневской ГЭС, известны остатки 38 других видов млекопитающих (3 – Insectivora, 2 – Lagomorpha, 13 – Rodentia, 10 – Carnivora, 1 – Proboscidea, 3 – Perissodactyla, 7 – Artiodactyla). Среди остатков парнокопытных животных определены 5 видов семейства Cervidae (с М. giganteus включитель но), а именно Cervus elaphus, Capreolus capreolus, Rangifer tarandus и Alces alces (Свистун, 1966).

В составе фондовых коллекций Музея природы Каневского природного заповедника (КПЗ), куда впоследствии также были переданы кости ископаемых животных из котлована ГЭС, нами идентифицированы 12 единиц остеологического материала, принадлежащего описываемому виду. Большинство этих остатков (9) представлено фрагментами левых и правых рогов (4:5) разной величины (от 29,5 до 64 см длиной и со средним диаметром розетки около 9,9 см). Базальные обломки имеют хорошо сформированную розетку, нали чие которой свидетельствует о том, что рога были сброшены. На отдельных фрагментах рогов видны четкие следы погрызов полевок.

В составе экспозиции музея имеется практически полностью сохранившийся череп M. giganteus с обломанным правым рогом без нижней челюсти и с разрушенными носовыми костями, а также 2 хорошо сохранившихся темноокрашенных тазовых кости от 1 особи гигантского оленя.

Таким образом, фондовые материалы Музея природы КПЗ являются весьма ценными, поскольку они подтверждают гипотезу И.Г. Пидопличко об экологической приуроченнос ти гигантского оленя к речным поймам (в данном случае, к пойме Днепра).

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПЛАСТИЧНОСТИ РЫЖЕЙ ПОЛЁВКИ В УСЛОВИЯХ ПРИРОДНЫХ И ТЕХНОГЕННО НАРУШЕННЫХ ТЕРРИТОРИЙ ГОРНОГО УРАЛА Ковальчук Л.А.

Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург, Россия Коvalchuk@ipae.uran.ru Высокая экологическая пластичность вида Сlethrionomys glareolus Schreber,1780 (ши рокий ареал и разнообразие среды обитания) обусловлена значительными резервными механизмами аварийного регулирования в гомеостатической системе млекопитающих как в условиях естественных так и антропогенно преобразованных экосистем.

В этой связи исследовали эколого-физиологические и биохимические особенности рыжей полёвки из природных популяций в меридианальном направлении в районах: По лярного Урала, Среднего Урала и Южного Урала Географические достоверные различия у полёвок как по массе тела и основному обме ну, так и по гематологическим показателям, проявляемые при продвижении в северные районы, связаны, очевидно, с результатом комплексного воздействия климатических фак торов на организм. Экспериментально показана достоверно выраженная корреляционная реакция системы крови рыжих полёвок на воздействие тяжёлых металлов среды обитания.

В отличие от других видов лесных полёвок у рыжей отмечается более высокая степень созревания эритроидных клеток, включая ретикулоциты. Обнаруженные особенности «крас ной крови» имеют исключительно важное адаптивное значение.

Изучение функциональной активности митохондриального (МХ) аппарата нетермоген ных тканей: сердца и печени показало их лабильно-сопряжённое состояние, которое обес печивая мобилизацию пластического резерва реализует возможность организма к выходу из патологического состояния. Скорость эндогенного дыхания тканей полёвок северных популяций достоверно ниже, чем у южных (21,5 нА 02 мин/мг белка при p0,05).

Невысокий уровень коэффициента эффективности дыхания (АДФ/О = 1,25–1,4 для пе чени и АДФ/О = 1,05–1,1 для сердца при p0,05) способствует нормализации функцио нальных возможностей организма в нестабильных условиях обитания. Так на техногенной территории у полёвок наблюдается стимуляция энергетического обмена тканей, сопровож даемая повышением коэффициента эффективности дыхания: АДФ/О = 1,5–1,6;

значитель но возрастают величина «резерва» и «диапазона» дыхательной активности МХ, отмечен повышенный уровень биосинтетических процессов.

Пластический обмен обеспечивает субстратами энергетический обмен, а также является источником аминокислот (АК) для синтеза «белков острой фазы», необходимых для гомеоста за, репарации и противостояния инфекциям в условиях перманентного влияния на организм экстремальных (в том числе техногенных) воздействий, неадекватных природным условиям обитания. Отмечено, что суммарное содержание гликогенных АК (серин, аланин, глутамин, глицин, пролин) в сыворотке крови рыжей полёвки достоверно выше, чем у других видов (p0,05). Соотношение аминокислот в сыворотке крови и в печени полёвок видоспецифично.

Отмечено высокое содержание АК: лизина, цистеина, гистидина, лейцина, активно участвую щих в детоксикации ксенобиотиков. Анализ аминокислотного состава сыворотки крови и пе чени показал значительные резервные возможности системы азотистого метаболизма, что так же соответствует достаточно широкому спектру приспособительных реакций рыжей полёвки.

Представленные результаты позволяют дать перспективную оценку способности изу ченного вида к толерантности, интенсивной изменчивости, резистентности и степени под верженности действию повреждающих агентов.

ПОЛОВАЯ И ВОЗРАСТНАЯ СТРУКТУРА ГРУППИРОВКИ РЫСИ НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПОВЕДНИКА «СТОЛБЫ»

Кожечкин В.В.

Заповедник «Столбы», г. Красноярск, Россия, nau-stolby@yandex.ru Наибольший интерес представляют сведения о динамике половозрастной структуры популяции рыси на особо охраняемых территориях. Изучение параметров проводилось в зимний период (с ноября по март) на территории заповедника «Столбы» с 1998 по 2010 гг.

Под контролем находилась территория около 50 тыс. га. Картировались следы одних и тех же особей, что давало возможность установить примерные границы участка обитания рыси.

Наблюдения выявили некоторые закономерности пространственного распределения рыси в горах: как самцы, так и самки независимо использовали одни и те же участки про странства на протяжении многих лет. При этом территория самок накладывается на более обширные участки самцов.

Пространственная организация определяется плотностью популяции и пополняется за счет молодых особей. В годы максимальной плотности (0,14–0,18 особей на 1000 га, по данным за период 1999–2006) соотношение полов среди взрослых особей колебалось в ту или иную сторону, и составляло в среднем 1:1. При этом процент молодых в разные годы менялся от 0 до 22,2 % от общей численности. В апреле 2005 г. на одном из участков был изъят (попал в браконьерскую петлю) взрослый самец, в связи с чем на этой территории произошли структурные нарушения в популяции. В последующие три года этот участок пустовал.

В годы низкой плотности (0,08 особей на 1000 га, по данным за период 2007–2008) полигамное соотношение полов составляло 1:3, т.е. был заметен сдвиг в сторону увеличе ния доли самцов. Примерно такое же соотношение полов прослеживается и в годы со сред ней плотностью (0,12 особей на 1000 га, по данным за период 2008–2010).

Таким образом, при нарастании плотности населения рыси, соотношение полов (об щей доли взрослых животных) выравнивается. Преобладание самцов в годы с низкой и средней численностью является биологически оправданным, поскольку они обеспечива ют повышенные требования самки к потенциальным партнерам. Выявленные закономер ности пространственной структуры рыси находятся в тесной связи с состоянием и доступ ностью кормов в районе заповедника, а также с особенностями зимнего сезона, динамикой снежного покрова и антропогенными факторами.

АНАТОМИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЖЕВАТЕЛЬНОГО АППАРАТА РОСОМАХИ Кожечкин В.В.

Государственный природный заповедник «Столбы», Красноярск, Россия nau-stolby@yandex.ru Строение челюстного сустава у большинства хищных зверей таково, что нижняя че люсть прикрепляется только за счет жевательных мышц и сухожилий, что позволяет со вершать лишь вертикальные движения (вверх-вниз), однако у росомахи есть и свои отли чительные признаки, которые не описаны даже в монографии Б. Новикова (1993).

По биологическим показателям росомаху можно отнести к специализированным хищ никам, хорошо приспособленным к добыванию и утилизации крупной жертвы. Она обла дает крепкими челюстями и мощной жевательной мускулатурой. Челюстные мышцы наде лены большой силой. Массивные зубы имеют крупнобугорчатую поверхность, что позво ляет разгрызать мерзлую добычу и дробить кости копытных. Этому способствуют опреде ленные анатомические и биомеханические особенности комплекса жевательного аппарата хищника. В отличие от других крупных хищных зверей, сочлененный сустав нижней че люсти образует своеобразное костноблоковое шарнирное соединение, которое обеспечи вает дополнительное жесткое и плотное сцепление челюстей. Таким образом, по этим мор фологическим особенностям жевательный аппарат росомахи значительно отличается от других хищных млекопитающих – лисицы, волка, бурого медведя и рыси.

ОСОБЕННОСТИ ПОВЕДЕНИЯ РОСОМАХИ ПРИ ОХОТЕ НА ГРЫЗУНОВ В РАЗНЫХ РЕГИОНАХ РОССИИ Кожечкин В.В.1, Туманов И.Л. Заповедник «Столбы», г. Красноярск, Россия, nau-stolby@yandex.ru Западный филиал ВНИИОЗ им. проф. Б.М. Житкова, г. С.-Петербург, Россия Росомаха всеядна и потребляет все, что хоть как-то можно использовать в пищу. Она часто питается остатками добычи других хищников. Охотничий след зверя, отыскивающе го падаль (труп крупного животного) обычно прямолинеен, без резких отклонений в сто роны. Однако и сама она успешно добывает как диких копытных животных, так и мелких грызунов, зайцев, куропаток и иных птиц. В зависимости от региона обитания мышевид ные занимают значительную долю в составе ее кормов. В сезоны со значительной их чис ленностью жировочный след хищника очень извилист и схож со следами куницы или соболя. Звери тщательно обследуют свой охотничий участок, проверяя все укрытия, где могут обитать мелкие млекопитающие.

На Кольском п-ве, в горных тундрах, при уплотненном снежном покрове, росомаха не упускает случая отлавливить полевок, если они пробегают по поверхности снега. В лесной зоне, где снежный покров более рыхлый, хищник добывает грызунов заметно чаще, отыс кивая жертву на его поверхности или в корнях упавших деревьев. Попытки откапывать полевок в снегу отмечаются у него крайне редко (в среднем 1 раз на 5 км пути) и очевидно такой способ добычи грызунов здесь не типичен (Насимович, 1948). В тоже время на северо-востоке Алтая росомаха часто мышкует, применяя все поведенческие приемы, свой ственные лисице, но менее эффективно (Дулькейт, 1964).

В Большеземельской тундре (Серебряков, 1985) у росомахи в ранневесенний период доля мышевидных грызунов в рационе возрастает. Ее маршрут в это время напоминает синусоиду с амплитудой в 6–8 м через каждые 3–4 м. Сходное поведение зверя наблюдается и в заповедни ке «Столбы» в снежный период в пойменных биотопах с преобладанием пихтово-еловых ле сов. Здесь, по долинам рек покрытым луговиной нередко удается отслеживать по следам (при снежном покрове в 15–20 см), его активную охоту на мышевидных грызунов в ночное время.

Интересные наблюдения получены также от М.Р. Телеснина, который в августе 2004 г.

наблюдал росомаху, двигающуюся по тундре в долине р. Верхней Таймыры (полуостров Таймыр) и периодически копающую мягкую землю в поисках леммингов.

В Восточных Саянах с увеличением снежного покрова в горах росомахи часто пере двигаются по поймам таежных рек и ручьев. Попутно они мышкуют, обследуя пустоты в корнях упавших деревьев заваленные сверху глубоким снегом. Особенно привлекают их крупные выворотни. Эти особенности поведения хищника наиболее часто проявляются во второй половине зимы в годы высокой численности грызунов. Так, во время троплений, в среднем на 10 км маршрута, в ветровальных местах отмечалось от 19 до 28 «нырков» под корни вывороченных деревьев.

В Забайкалье на склонах Баргузинского хребта, в летнее время росомаха поднимается в верхний пояс гор, на высоту 1600-1800 м над у. м., где посещает колонии черношапочного сурка, которого она скрадывает у нор. По наблюдениям В.Н. Моложникова в осенний пе риод, когда грызуны входят в состояние зимней спячки, хищник раскапывает их убежища среди камней и добывает зверьков. На северо-востоке Сибири в бассейне р. Омолон в лет ний период отмечены случаи раскопок росомахой нор сусликов (Чернявский, 1984).

Таким образом, особенности поведения росомахи при охоте на грызунов определяются такими факторами, как характер местности, состоянием и доступностью кормов, а также сезон года и высота снежного покрова.

АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ И КОНЦЕПЦИИ УПРАВЛЕНИЯ СУБПОПУЛЯЦИЯМИ ЗУБРА (BISON BONASUS) В БЕЛАРУСИ Козло П.Г.

Государственное научно-производственное объединение «Научно-практический центр Национальной академии наук Беларуси по биоресурсам», Минск, Беларусь terioforest@tut.by В 2005 г. реализован 1–й этап «Программы по расселению, сохранению и использова нию зубра в Беларуси» (далее Программа «Зубр»). Основателями созданных шести новых вольно живущих субпопуляций были 98 зубров из Беловежской пущи. До начала реализа ции Программы (1994 г.) в Беларуси имелось 347 зубров, в 2009 г. – 910. У созданных субпопуляциях формируются своеобразные фенотипические признаки. За последние 5 лет на коммерческой основе элиминировано около 70 неполноценных для субпопуляций зуб ров. Воспроизводственные свойства, темпы роста численности и формирование субпопу ляций максимально реализуются при оптимальных естественных кормовых условиях и интенсивно проводимых биотехнических мероприятиях. За 11 лет существования в опти мальных условиях озерская субпопуляция увеличилась в численности с 18 – до 110 ос. Ее плодовитость составила 45.8 (23.5–63.3) %, показатель рождаемости 19.4 %, среднегодо вой прирост 20.2 %, естественный отход 9 ос.;

на коммерческой основе элиминировано ос. У ранее созданных березинской (1974–1975 гг.) и озеранской (1987 г.) субпопуляциях, формирующихся в экологически мало благоприятных (кормовых, ландшафтных, охран ных) условиях, показатели названых параметров существенно ниже, а прибыль не всегда покрывает убыль. Особенно это характерно для березинской субпопуляции.

Зубр – территориально консервативный вид. При благоприятных кормовых условиях и в допустимых пределах численности и плотности, субпопуляция может держаться на не большой площади (20–25 тыс. га лесных и полевых угодий) продолжительное время. Для удержания зубров в отобранном районе крупноконтурных сплошных лесов обязательная разработка кормовых полей (1.0–1.5 га/1 зубра) с созданием зеленого «конвейера». При их отсутствии стада зубров в поисках полноценных кормов эмигрируют в агроценозы, ко торые становятся их главным пастбищем, причиняя ощутимые повреждения посевам зер новых и корне – клубнеплодовым культурам (рожь, овес, рапс, свекла, кукуруза, картофель и др.). Опыт реакклиматизации зубра в Беларуси показал, что в современных антропоген но сильно измененных экологических условиях и при проведении соответствующих ме роприятий возможно создание жизнеспособных субпопуляций.

В 2011–2015 гг. предусматривается выполнение 2-го этапа Программы «Зубр», кото рый включает три блока проблем: 1 – разработку планов управления количественным и качественным состоянием субпопуляций;

2 – исследование генетических параметров зуб ров и выявление наиболее полноценных животных, паспортизацию и целенаправленное подселение к субпопуляциям для повышения степени их генетического разнообразия;

3 – улучшение жизнеобеспечения субпопуляций путем совершенствования способов и мето дов биотехнических, в их числе регулярных и эффективных лечебно-профилактических мероприятий.

Белорусская модель – метапопуляционная стратегия и бинарный статус субпопуляций зубра – основного (страхового) и резервного фонда вида, внедренная в практику, получила высокую международную оценку – диплом и премию Генри Форда. Программа «Зубр»

признана наиболее реалистичной, актуальной и эффективной в современных экологичес ких условиях. Итоги многолетних исследований субпопуляций обобщены в монографии «Зубр в Беларуси» / П.Г. Козло, А.Н. Буневич. – Минск, Белорус. навука, 2009 – 318 с.

ОХОТНИЧЬИ КОПЫТНЫЕ БЕЛАРУСИ: АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ, ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И РАЗВЕДЕНИЯ Козло П.Г., Шакун В.В.

Государственное научно–производственное объединение «Научно–практический центр Национальной академии наук Беларуси по биоресурсам», Минск, Беларусь terioforest@tut.by В «Программе развития охотничьего хозяйства на 2006–2015 гг.» предусматривается резкое увеличение численности и использования ресурсов кабана, лося, европейской косу ли, ускоренная реакклиматизация благородного оленя, интродукция перспективных но вых видов– европейской лани, пятнистого оленя и европейского муфлона. После депрес сии численности копытных, наблюдавшейся в середине 90–х гг. ХХ в., происходит неук лонное ее увеличение. В 2009 г. учтено (в тыс. ос.): 63.9 кабанов, 64.3 косуль, 22.9 лосей и 8.7 оленей, а доля их добычи (%) равна 37.7;

7.9;

5.7 и 7.0 соответственно. Численность и/ или плотность населения копытных в Беларуси в разы ниже по сравнению с соседними странами – Польшей, Литвой. У белорусских популяциях копытных потенциальные пока затели воспроизводства (по эмбрионам) в среднем равны: кабана – 80–90 %, лося – 40– %, оленя – 28–33 % и косули – 55–65 %, а максимальный хозяйственный прирост к началу сезона охоты – 60 %;

28 %;

19 %;

22 % соответственно. Показатели этих параметров сильно изменяются в зависимости от экологических условий, половозрастной структуры популя ций и фаз динамики их численности (Козло, 1975, 1983, 2001).

Основными факторами, сдерживающие рост численности популяций, являются: биоценоти ческие, антропогенные и абиотические. Перед началом биологического года (н.б.г.) насчитывает ся 1400–1600 волков. В 2000–2009 гг. ежегодно добывалось от 615 до 670 этих хищников или 39– 58 % от численности перед н.б.г. Волки и другие хищники, снимают большую дань из популяций копытных. По ориентировочным расчетам она в 2–3 раза выше, чем лицензионная добыча охот никами. Постоянно действующим фактором являются гельминтозные заболевания. Наибольший летальный исход характерен для сеголетков кабана. Необходимо проведение гельминтологичес кого мониторинга и эффективных лечебно–профилактических мероприятий.

В суровую зиму 2009/10 гг. на части территории страны погибло около 20 % косуль и каба нов. В охотничьих хозяйствах мало кормовых полей: на 7.5 млн. га лесных угодий приходится 4080 га полей, причем 38 % их площади расположено в Национальных парках (НП) и Экспери ментальных лесоохотничьих хозяйствах (ЭЛОХ). В целом по стране на 1000 га леса приходит ся около 0.6 га полей. В местах высокой численности и плотности населения кабаны причиня ют серьезный ущерб посевам. Сроки охоты на кабана, косулю и оленя неоправданно растяну тые – почти круглый год. Качество кормов, используемых для подкормки копытных, не высо кое, а их выкладывание зачастую производится неправильно.

Формула снятия «урожая» пропорционально демографической структуре популяций, работает слабо. В последнее время упор делается на трофейную коммерческую охоту, в результате чего добываются лучшие производители, которые должны составлять непри косновенный генофонд популяций. Происходит деградация. На низком уровне находится селекционная работа. Правила и нормативные акты работают на решение социально–эко номических задач, диктуемых руководством охотничьих обществ.

В 2008 г. в целях увеличения видового разнообразия объектов трофейной охоты в от дельные лесоохотничьи хозяйства из Польши, Литвы, Венгрии и Австрии завезено европейских ланей и 210 благородных оленей. Создано три вольерных охотничьих хозяй ства на базе ЭЛОХ «Лясковичи» и в приписной зоне НП «Беловежская пуща».

СОСТОЯНИЕ ЧИСЛЕННОСТИ БЕЛОРУССКИХ ПОПУЛЯЦИЙ БОБРА (CASTOR FIBER) И ПРОБЛЕМЫ РАЦИОНАЛЬНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИХ РЕСУРСОВ Козло П.Г.1, Янута Г.Г.1, Литвинов В.Ф. Государственное научно–производственное объединение «Научно–практический центр 1.

Национальной академии наук Беларуси по биоресурсам», Минск, Беларусь terioforest@tut.by Белорусский государственный технологический университет, Минск, Беларусь 2.

bstu_oxota@tut.by В Беларуси в последнее десятилетие произошел быстрый и неконтролируемый рост численности бобра – с 28 000 особей (ос.) в 2000 г. до 74 000 ос. в 2009 г., но реально их больше. Наряду с естественными экосистемами бобры интенсивно и плотно заселили ис кусственные, представленные мелиоративными каналами в агроценозах разного предназ начения, а также непроточными водоемами. Кормодобывающая и строительная деятель ность бобров – мощный биогенный фактор, негативно влияющий на среду их обитания.

Масштабы прямого и опосредованного влияния настолько существенны, что бобр не толь ко стал нежелательным, но и серьезным вредителем в лесных и антропогенных экосисте мах. Поэтому актуальной проблемой является интенсификация и оптимизация использо вания ресурсов бобра, разработка реалистичной и эффективной стратегии его добычи в разных местообитаниях и типах водоемов без ущерба для ядра популяций.

Важными составляющими при разработке биологически обоснованных норм изъятия бобров являются: половозрастная структура, воспроизводство, количество животных в по селениях др. При исследовании более 1 700 бобров выяснено, что в среднем по всем бас сейновым популяциям показатели структуры были следующие: сеголетки – 15.7 %, двух летки – 9.9 %, 3–4–летки – 28.5 %, 5–6–летки – 22.0 %, 7–8–летние – 12.2 %, 9–10–летки – 6.1 % и 11–21–летки – 5.6 %. В бассейне Сожа средний возраст бобров равен 4,8±0,1 года, максимальный – 5.2±0.1, а минимальный бассейне Березины – 3.9±0.1. Бассейновые попу ляции бобра различаются по показателям потенциальной плодовитости и по интенсивнос ти участия самок в воспроизводстве.

Среднее количество плацентарных пятен на одну размножающуюся самку наибольшее у сожской (3.6) и березинской (3.2) популяций и у них же минимальные показатели прохо лоставших самок, равное 17.0 % и 19.8 %. Эти же параметры самые худшие в днепровской (2.9 пятна и 39.3 %) и припятской (3.0 пятна и 33.3 %) популяциях. Несложные подсчеты показали существенные различия в плодовитости: на 100 взрослых самок из сожской по пуляции, с вычетом прохолоставших, потенциальная плодовитость равна 299 эмбрионов, а у днепровской только 177, т.е. на 122 эмбриона, или на 59% меньше. Следовательно, необ ходимо учитывать выше установленные отличия плодовитости самок бобра при нормиро вании промысла в разрезе бассейнов рек. Важно определить показатели аналогичных па раметров в поселениях бобра в агроценозах.

В настоящее время актуальной задачей является добыча бобров в первую очередь в поселениях на мелиоративных каналах в агроценозах, в дамбах около прудов, водоемов, дорог, в местах высокой плотности поселений и максимальной вредной деятельности. В ближайшие несколько лет необходимо изъять около 40 тыс. бобров.

НАБЛЮДЕНИЯ ЗА МЕЧЕНЫМИ СУРКАМИ МОНГОЛЬСКОГО АЛТАЯ Колесников В.В.

Всероссийский научно-исследовательский институт охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Б.М. Житкова Россельхозакадемии, Киров, Россия wild-res@mail.ru Многие виды зверей живут семейными группами. Взаимоотношения внутри этих груп пировок всегда вызывают живой интерес зоологов. Понимание механизмов внутрисемей ных отношений позволит лучше понять возможности восстановления сокращенных чело веком ресурсов сурков.

В 2008 г в Монголии в зоне симпатрии алтайского (серого) сурка (Marmota baibacina) и тарбагана (М sibirica) были помечены 25 сурков. Среди них предположительно 2 семейных группы тарбагана и 1 семейная группа серых сурков (всего 10 особей) были полностью отловлены, помечены и возвращены в родной семейный участок, а 15 особей отловлены из семейных групп диффузно распределенных по территории колонии. Мечение сурков осу ществлялось долговременными метками по методике криомечения (Машкин, 1985). В мет ках была закодирована информация о половой принадлежности, месте отлова и возрасте зверя в момент мечения. Для наблюдения за помеченными зверями в год отлова их метки дублировались, дополнительно окрашиванием урзолом (черный краситель). Метки хоро шо заметны в бинокль при наблюдении за зверями.

До начала облова были определены показатели состояния изучаемой популяции на мо мент выхода молодняка на поверхность. Эти показатели колонии не выходят за пределы ожиданий. После возвращения помеченных сурков в свои местообитания было потрачено более 80 часов наблюдений за ними в 2008 и 2009 гг. Наблюдались агонистические элемен ты поведения, между доминантными особями и их взрослеющими детьми. Это дает осно вание предположить, что отселение из семейных групп происходит не добровольно, а по агрессивной инициативе доминирующих особей. Из увиденного сложилось мнение, что подрастающие и взрослеющие особи вытесняются на верхние ярусы рельефа при отсут ствии свободных участков в долинке. Это следует из наблюдений за семейными группами.

Если условия верхней части склона позволяют, то там образуются новые семейные участ ки, но при возможности новоселы стремятся вернуться в нижнюю часть склона (днище долинки). Из этого можно заключить, что последние местообитания более оптимальны для обитания сурков.

Все обнаруженные после выпуска звери не поменяли своих участков обитания. То есть не зафиксировано междусемейных перегруппировок среди меченых зверей в изучаемой колонии, что говорит о редкости таких перемещений в этой популяции, но не об их отсут ствии. У четырех из пяти помеченных взрослых самок на следующий год после отлова наблюдался выводок. Применяемый способ отлова и мечения зверей в очередной раз сле дует признать вполне приемлемым для подобных исследований.

К ПРОГРАММЕ МОНИТОРИНГА ТАЙМЫРСКОЙ ПОПУЛЯЦИИ ДИКИХ СЕВЕРНЫХ ОЛЕНЕЙ Колпащиков Л.А.1, Кочкарев П.В.2, Михайлов В.В. ГНУ научно-исследовательский институт сельского хозяйства Крайнего Севера СО РАСХН, Норильск kolpak46@norocm.ru Службы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания Красноярского края, Красноярск k.p.n.57@mail.ru Санкт-Петербургский институт информатики и автоматизации В условиях всевозрастающего воздействия антропогенных факторов на диких север ных оленей Таймыра разработана программа мониторинга, в основу которой положен мно голетний опыт контроля и исследования популяции. В результате систематизирована ме тодология сбора, предварительной обработки и анализа данных по ключевым параметрам и создана база данных: эколого-популяционных характеристик северного оленя Таймыра;

сведений о состоянии местообитаний, в т.ч. сезонных пастбищ и запасах кормов на них;

информация о конкурентах, паразитах и хищниках, включая сведения об эпизоотиях;

теку щая информация об антропогенных факторах, воздействующих на популяцию и пастби ща;

информация о промысле и домашнем оленеводстве, включая сведения об участии ко ренного населения в использовании популяции дикого северного оленя.

Непосредственно система мониторинга должна базироваться на следующих ключевых параметрах: Оценка численности, контроль структуры популяции. Оценка половозрастно го состава отдельных группировок и миграционных потоков. Территориальное размещение и миграции. Аэровизуальное обследование популяции с картированием мест летней, зимней концентрации и районов отела.


Мечение животных в разных миграционных потоках. Конт роль за ходом воспроизводства. Определение размера приплода и выживаемости молодняка в различных группировках. Санитарно-эпидемиологический контроль. Эпизоотологический надзор за особо опасными инфекционными заболеваниями у северных оленей (диких и до машних) возможен только на основе мониторинга эпизоотической ситуации на региональном уровне. Методы контроля эпизоотической ситуации в ареале диких оленей изложены в реко мендациях (Колпащиков и др., 1999). Контроль за ходом промысла. Включает учет и сопос тавление с квотами итогов организованной и нелегальной добычи оленей. Собираются данные о структуре и количестве добытых животных в ареале популяции. Контроль состояния пастбищ. Проводится инвентаризация сезонных пастбищ диких северных оленей. Осуще ствляется контроль за состоянием растительности с привлечением современных дистанцион ных, в т.ч. аэрокосмических методов. Контроль техногенного воздействия. На пунктах мо ниторинга проводится отбор проб почв, растительности и мяса оленя для определения степе ни химического загрязненности среды. Особое внимание обращается на состояние экосистем в зоне загрязнения выбросами ЗФ «НГК» Норильский никель».

Мониторинг на особоохраняемых территориях. Одной из форм контроля за популя цией – создание системы службы мониторинга на базе сети особо охраняемых природных территорий. Здесь важна не только организация системы наблюдений, но и научных иссле дований, направленных на раскрытие механизмов функционирования популяции диких северных оленей во взаимосвязи всех компонентов экосистемы. База данных. Информа ционная система «популяция диких северных оленей». К программе мониторинга при лагается база данных и геоинформационная система (ГИС). Данные используются для разработки моделей и прогноза ее состояния.

Реализация программы мониторинга вызывает необходимость создания в пределах ареала дикого северного оленя Таймыра полигонов (станций) и региональной службы эко логического мониторинга, в которой ключевым индикатором состояния среды должно рас сматриваться состояние популяции.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АБРАЗИИ МОЛЯРОВ ДЛЯ ВОЗРАСТНОЙ ДИАГНОСТИКИ И АНАЛИЗА ДЕМОГРАФИИ ПОПУЛЯЦИЙ МЫШЕЙ Колчева Н.Е.

Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург, Россия kolcheva@ipae.uran.ru Для характеристики демографических параметров популяций решение проблемы адек ватной оценки возраста животных является одним из ключевых. Значительный интерес представляет также соотношение хронологического и биологического возраста объектов.

Цель работы: анализ классического для многих млекопитающих возрастного маркера – абразивного износа жевательной поверхности коренных зубов в онтогенезе на примере малой лесной мыши (Sylvaemus uralensis, Pall., 1811) – и использование комплекса биомар керов для диагностики возраста и изучения динамики демографической структуры при родных популяций.

Проводили многолетние сезонно-мониторинговые стационарные исследования в при родных условиях Урала. В опыте у отловленных грызунов при камеральной обработке ре гистрировали комплекс морфологических и морфофизиологических признаков. Параллель но в естественной среде обитания осуществляли контрольное индивидуальное мечение с повторными живоотловами и избирательным изъятием животных с целью получения эта лонных экземпляров с точно известными сроками рождения.

Для определения возраста мышей оценивали их общие размеры, окраску шерстного покрова, степень развития тимуса, абсолютно сухой вес хрусталика, краниологические (преимущественно, одонтологические) характеристики, репродуктивный статус в онтоге нетическом, сезонном и функционально-физиологическом аспектах.

Анализ эталонных черепов меченых животных позволил дифференцировать 9 онтоге нетических стадий стирания зубов («возрастных классов»), приуроченных к определен ным срокам жизни (Колчева, 2009). Изучение изменений зубной системы в онтогенезе ма лой лесной мыши дало возможность проследить общие закономерности процесса стира ния моляров у этого вида, описать его отдельные стадии и, сопоставив с датированным материалом, использовать их в качестве конкретного показателя возраста.

Отмечены сезонные и половые отличия в скорости возрастных изменений зубов у зверь ков разных структурно-возрастных категорий. Степень износа моляров была связана с физиологическими особенностями, в первую очередь, энергетическими потребностями при репродукции.

В связи с указанными обстоятельствами использование степени стертости коренных зубов как возрастного критерия имеет определенные ограничения. Однако, учитывая фи зиологическое состояние животных и сезонное распределение популяционных функций, можно значительно повысить точность определения возраста грызунов по этому признаку.

Применение данного биомаркера в комплексе с другими может позволить более корректно диагностировать возраст и анализировать демографию популяций грызунов-эфемеров с бунодонтным типом коронки.

Работа выполнена при частичной финансовой поддержке программ Президиума УрО РАН по совместным проектам УрО, СО (№ 09-С-4-1004) и ДВО (№ 09-С-4-1005) РАН.

ОСОБЕННОСТИ СЕЗОННЫХ МИГРАЦИЙ ЛОСЯ НА ТЕРРИТОРИИ ОМСКОЙ ОБЛАСТИ Комаров А.А.

Минсельхозпрод Омской области taigaomsk@mail.ru Численность лося в Омской области в 1995- 2010 гг. по данным ЗМУ колебалась в пре делах 2029-7420 особей. В 2010 г. она была низкая – 2448 ос. Изучены сроки и пути мигра ций лосей в Омской области. Миграции в северном направлении начинаются в подзоне южной лесостепи в конце сентября и заканчиваются к концу января на северной границе области. На зимних стоянках лоси находятся 2-2,5 месяца. Один из миграционных путей начинается в Нижне-Омском районе. Отсюда звери движутся к Юдинским и Поперечным болотам, переходят р. Тару и затем по водоразделам рек Бергамак, Нижняя и Верхняя Тун гуска выходят на Китлинское болото. Далее отмечено два направления миграций.

Первое (восточное) – с северной кромки Китлинского болота, через вершину р. Кейзес, между населенными пунктами Евлантьевка – Тимофеевка, через р. Уй, далее в верховья р.

Мал. Каинсас, Каинсас, Окней, Куренга, через водораздельное болото в бассейн р. Ягыль Ях и еще севернее до верховий р. Еголь-Ях, левобережный бассейн которой представляют обширные гари;

Второе (центральное) – с западной кромки Китлинского болота через вершины речек Урманка, Инцыс, р. Китап, по водоразделу рек Бобровка и Унарка, между деревнями Дубов ка и Юрьевка, через болото, по левому берегу речки Турзинка, восточнее п. Васисс, между реками Васисс и Бол. Кутис, а затем наблюдается вновь два направления миграций. Одна часть лосей движется через Топное болото в бассейн р. Ягыль-Ях;

другая направляется так же через Топное болото в верховья р. Туй и его левого притока р. Тугры. Часть лосей с весен не-летних местообитаний в бассейне нижнего течения р. Уй, водораздела рек Шиш-Уй, пра вобережья среднего и нижнего бассейна р. Шиш в период осенней миграции отходят в север ном и северо-западном направлении на вершины рек Кыртовка, Сик, Тизава, затем к реке Туй. Перейдя р. Туй, лоси продолжают движение на север в верховья рек. Аю, Тайтым, Укра тус, вплоть до верховий левых притоков р. Демьянка, р. Урна, Кедровая, М. Урна, Тегус.

Лоси, обитающие в угодьях нижнего течения р. Оша (Тарский район), осенью начинают двигаться в северо-восточном направлении вдоль озера Сеитово, переходят р. Иртыш между дер. Пологрудово – М. Кава, далее мимо дер. Крапивка, Темирка, между дер. Атирка и Кня зевка в сторону верховьев р. Туй. Отмечен переход лосей через р. Иртыш между п. Екатери новка и Междуречье, далее через р. Уй у д. Баженово, через р. Шиш, в сторону д. Князевка и верховьев р. Туй. Одновременно наблюдается переход лосей с правобережья Иртыша на ле вый берег ниже д. Шухово (Знаменский район) в сторону большого водораздельного болота между реками Малый Тевриз, Большой Аев, Иртыш. На правобережной части бассейна р.

Иртыш от устья р. Туй до границы с Тюменской областью (Усть-Ишимский и Тевризский районы) наблюдается перекочевка значительной части популяции лося в верховья рек Боль шая и Малая Бича, Ава, Мисс (на кромку Имгитского болота). Чаще всего звери идут по одиночке, по 2-3 лося в группе, и очень редко по 5-7. Средняя плотность прохода составляет 20-30 лосей на 1 км. В местах концентрации лосей преобладают матки.

Во время переходов лоси практически не кормятся, проходя в сутки до 30 км. На основных зимних стоянках, площадь которых не превышает 15% местообитаний лося, скапливается до 75 78% от общего поголовья животных. Плотность популяции лося на некоторых стоянках превы шает 7 особей на 1000 га. На стоянках длина суточного наследа у лося не превышает 800-1600 м.

Обратные миграции к местам отелов начинаются с конца марта-начала апреля и закан чиваются к середине апреля. Их задержки связаны с образованием наста.

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ И ОХРАНЫ ПОПУЛЯЦИИ АТЛАНТИЧЕСКОГО МОРЖА ODOBENUS ROSMARUS ROSMARUS L. 1758 НА ВОСТОЧНОЙ ГРАНИЦЕ АРЕАЛА Кондаков А.А.,1 Светочева О.Н.,2 Светочев В.Н. Южный научный центр РАН, Ростов-на-Дону, Россия Мурманский морской биологический институт КНЦ РАН, Мурманск, Россия kondakov@ssc-ras.ru, svol@atnet.ru Был проведен анализ результатов собственных исследований, выполненных в Белом, Баренцевом и Карском морях. Также были включены литературные данные, начиная с г. Результаты демонстрируют, что морж является резидентом Карского моря, где он отме чается в течение всего года.

Обращает на себя внимание тот факт, что животные из различных частей этой обшир ной области имеют значительные отличия по габитусу (например, арх. Земля Франца-Иоси фа и Печорское море). Так, у животных ярко выражены различия в размерах тела и окраски взрослых животных, строении и размерах клыков. Для выявления степени полиморфизма популяции в рассматриваемой области, предлагается организация сбора проб ДНК (зубы, кожа, волос, мышцы и т.п.). Также предполагается проведение молекулярно-генетического анализа этих проб в лаборатории медико-биологических проблем ЮНЦ РАН, имеющей соответствующее оборудование и высококлассных специалистов. Данные работы могут быть выполнены под эгидой Экспертно-консультативной группы по сохранению и изуче нию моржа юго-востока Баренцева моря и прилежащих акваторий Совета по морским мле копитающих.


На основании современных знаний экофизиологии морских животных можно предпо ложить, что для моржей пространные сезонные миграции в широтном направлении явля ются энергетически невыгодными. Решить эту проблему в ближайшие годы возможно при условии использования спутниковых датчиков для слежение за моржами.

Особую обеспокоенность вызывает современное состояние последнего материкового лежбища атлантических моржей, расположенного на западном побережье п-ова Ямал. Здесь необходимо срочное введение реального охранного режима, а также организация регуляр ных зоологических и экологических исследований.

Отдельной проблемой является гармонизация отношений коренного населения, про живающего на арктических островах и на побережье – с одной стороны, и морских млеко питающих – с другой. На наш взгляд, решение данной непростой проблемы лежит в соци ально-экономической плоскости, причем органы местного самоуправления, очевидно, не в состоянии успешно ее решать без внешней поддержки.

СОЦИАЛЬНОСТЬ ЧЕТЫРЕХ ВИДОВ МЕЛКИХ СУМЧАТЫХ В УСЛОВИЯХ НЕВОЛИ Кондратьева Л.В., Ильченко О.Г.

Московский зоопарк, moscowzoosci@gmail.com С 1998 г в Московском зоопарке изучали поведение мелких сумчатых в условиях нево ли, используя различные методы визуального и видеонаблюдения за мечеными животны ми, а также данные зоотехнической документации. В результате проведено сравнение со циальности 4-х видов (карликовая сумчатая летяга (Petaurus breviceps), карликовый лету чий кускус (Acrobatidae pigmaeu), большой полосатый кускус (Dactylopsila trivigata), до мовый опоссум (Monodelphis domestica)) по различным поведенческим характеристикам.

Образ жизни P. breviceps живут семейными группами, где есть иерархия, охрана тер ритории, подавление размножения молодых самцов, использование общего гнезда. A.

pigmaeus образуют колонии, которые могут объединяться, в них отсутствует иерархия и подавление размножения, члены группы используют разные гнездовые камеры, объединя ясь по половому признаку и сходному физиологическому состоянию. D. trivigata могут жить поодиночке и временными парами. M. domestica строго одиночные.

Взаимодействие с партнером. В ходе формирования репродуктивной пары у P. breviceps устанавливается социальная связь (много аффилиативных контактов, длительное ухажи вание и спаривание, использование общего гнезда). Если такая связь не установлена, дете ныши не выживают. A. pigmaeus пар не образуют, в спаривании принимают участие не сколько самцов, оно короткое и носит принудительный характер. D. trivigata в период спа ривания становятся толерантнее, может образовываться временная социальная связь меж ду партнерами. После родов агрессивность самки возрастает, и пара распадается. У M.

domestica социальная связь между половыми партнерами не образуется. Повышение аг рессивности самки после спаривания может привести к гибели самца.

Родительское поведение. У 3-х видов (кроме M. domestica) рождается 1-2 детеныша, которые медленно развиваются в сумке, долго зависят от матери, характерно социальное обучение. У P. breviceps развито помощничество и отцовское поведение. У A. pygmaeus отмечена кооперация самок для выращивания потомства. По данным наших коллег, самки D. trivigata дольше всех заботятся о потомстве. У M. domestica выводки до 14 детенышей, но материнское поведение относительно короткое и представлено только заботой об их физических потребностях.

Регуляция численности. В наших условиях численность группы P. breviceps не превы шала 14 особей, что мало зависело от предоставленной площади. Регуляция численности происходит за счет гибели детенышей. Величина группы A. pygmaeus зависит от предос тавленной площади и числа укрытий. При перенаселении выживаемость детенышей пада ет. D. trivigata не размножались при постоянном совместном содержании партнеров. У M.

domestica после совместного содержания молодых разнополых особей самки в дальней шем не размножались.

Таким образом, все выбранные параметры укладываются в общую картину градиента социальности у рассматриваемых видов: от одиночного образа жизни к устойчивой соци альной структуре;

от взаимодействия партнеров только в течение короткого спаривания до формирования крепких семейных связей;

от ограниченной материнской заботы к эусоци альной заботе о потомстве;

от подавления способности к размножению у самок до сниже ния выживаемости детенышей в условиях перенаселения. Этот пример демонстрирует со циальность как цельную совокупность различных видовых характеристик. Внизу шкалы социальности находится M. domestica, затем по мере нарастания – D. trivigata и A. pygmaeus, наиболее развита социальность у P. breviceps.

ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ ТРЕХ ВИДОВ КУНЬИХ (MUSTELA PUTORIUS, MUSTELA LUTREOLA, MARTES MARTES), ОБИТАЮЩИХ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЧАСТИ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ: ПОЛИМОРФИЗМ КОНТРОЛЬНОГО РЕГИОНА МТДНК Кораблев М.П.1, Рожнов В.В.1, Кораблев П.Н. Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН Центрально-Лесной государственный природный биосферный заповедник, mir-kor@yandex.ru Изучение внутрипопуляционного генетического разнообразия представителей семей ства куньих, таких как черный хорь Mustela putorius, европейская норка Mustela lutreola и лесная куница Martes martes, проводилось разными авторами на обширных пространствах Европы (Davison et al., 2001, Kyle et al., 2003, Petroldi et al., 2006, 2008, Michaux et al., 2004, 2005). В Центральной России подобных исследований не осуществлялось. В связи с этим оценка внутрипопуляционной генетической изменчивости систематически близких видов куньих, обитающих в центральной части Европейской территории России, представляет значительный интерес.

Исследованы образцы тканей трех видов куньих, собранные не территории четырех административных районов Тверской области – черного хоря (n=38, засушенная шкурка), европейской норки (n=11, остеологический материал) и лесной куницы (n=21, засушенная шкурка). Для анализа выбран фрагмент гипервариабельного участка контрольного регио на митохондриальной ДНК (D-петля). Этот генетический маркер является наиболее быст ро эволюционирующим участком митохондриального генома и широко используется при проведении филогеографических исследований позвоночных (Мещерский и др., 2008;

Холодова, 2009;

Рожнов и др., 2010). Генетическое разнообразие в популяциях изучаемых видов оценивали на основании полиморфизма гипервариабельного участка мтДНК, длина которого составила 508 пн для лесной куницы, 465 пн для лесного хорька и 537 пн для европейской норки.

Уровень генетического разнообразия лесной куницы оказался низким. Нуклеотидное () и гаплотипическое (Н) разнообразие составили 0.0064±0.0038 и 0.9±0.039 соответствен но. Черный хорь (=0.0026±0.0019;

Н=0.74±0.053) и европейская норка (=0.0086±0.0052;

H=0.95±0.054) характеризовались сравнимым уровнем генетической изменчивости.

Низкие уровни генетического разнообразия при анализе контрольного региона мтДНК отмечались ранее в работах по исследованию европейских популяций лесной куницы и черного хоря (Davison et al., 2001, Petroldi et al., 2006, 2008), а также у других видов куньих, таких как росомаха (Walker et al., 2001) и выдра (Cassens et al., 2000). Это явление авторы работ объясняют тем, что в течение последнего оледенения Евразии изучаемые виды под вергались сильному сокращению численности и сохранились в немногочисленных рефу гиумах, в результате чего значительная часть митохондриальных линий была утрачена.

Уровень генетического разнообразия исследуемых видов, наблюдаемый в настоящее время, вероятно, определяется количеством гаплотипов, принесенных животными на изу чаемую территорию в течение постледниковой реколонизации. Отсутствие четкой геогра фической структурированности популяций лесной куницы и черного хорька на генетичес ком уровне объясняется, по-видимому, биологическими и экологическими особенностями видов, а также является результатом панмиксии.

Работа выполнена в Кабинете методов молекулярной диагностики ИПЭЭ РАН в рам ках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Биологическое разно образие».

ДИНАМИКА ФЕНОФОНДА ПРОМЫСЛОВЫХ ВИДОВ МЛЕКОПИТАЮЩИХ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ СМЕРТНОСТИ Кораблев Н.П.1, Кораблев М.П.2, Кораблев П.Н. Великолукская сельскохозяйственная академия 182100 Великие Луки, пл. Ленина, 1, Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, 3Центрально-Лесной государственный природный биосферный заповедник, cranlab@mail.ru Сравнительный анализ значений фенетических дистанций между популяционными груп пировками пяти видов хищных млекопитающих в Тверской области показал, что енотовид ная собака Nyctereutes procyonoides характеризуется наибольшей степенью внутривидовой (внутрипопуляционной) дифференциации. Достоверные различия по комплексу одонтоло гических признаков обнаружены не только между выборками черепов, собранными на рас стоянии 250 км друг от друга, но и на локальных охотничьих участках одного администра тивного района и даже между выборками материала, собранного на одних и тех же террито риях с интервалом в один год. Так, показатель сходства (r) между выборками енотовидной собаки с одних охотничьих участков в Удомельском районе составил 0.981 (W=0.001) и 0, (W=0.05), в то время как между удаленными территориями 0.980 (W=0.001).

Аналогичное явление отмечено для двух выборок черепов черного хоря Mustela putorius, собранных на одном охотничьем участке Оленинского района, между которыми обнаруже ны достоверные различия (r=0.985;

W=0.01). При этом различия между выборками из Оле нинского и тремя другими районами оказались недостоверны (r=0.990) Между тремя выборками лесной куницы Martes martes Удомельского района показа тель сходства составил 0.997–0.998, а между двумя выборками американской норки Neovison vison – 0.993, что свидетельствует об отсутствии различий в структуре фенофонда.

Анализ сдаваемого охотниками материала и данных о случайной гибели животных позволяет сделать вывод, что динамика фенофонда в популяциях енотовидной собаки и черного хоря свидетельствует не об их сложной структуированности, а о высоком уровне суммарной гибели. Судя по количеству сдаваемого охотниками материала, енотовидная собака является самым добываемым видом. С 2002 по 2008 годы в Удомельском районе собрано 287 черепов енотовидной собаки, в то время как лесной куницы – 169 черепов, американской норки – 127. Учитывая относительно высокий уровень гибели, не связан ный с охотой, можно предположить, что суммарная гибель от различных причин у еното видной собаки выше, чем у других видов. В южной Финляндии ежегодная смертность для этого вида составила 80.5 % (Helle, Kauhala, 1993).

Значительный объем изъятия животных из популяции может нарушать стабильность проявления частот фенов и создавать «случайные» их комбинации без выраженной тен денции. На отсутствие тенденции указывает тот факт, что не выявлено различий между животными Удомельского и соседнего с ним Вышневолоцкого района. Хотя эти районы соприкасаются, однако, временной отрезок между сборами материала составляет около шестидесяти лет. Такая стабильность фенофонда подтверждает сделанное выше предпо ложение о том, что его флуктуации носят случайный характер, давая нам представление о норме изменчивости фенофонда эксплуатируемых видов млекопитающих. Высокая пло довитость вида даже при значительной ежегодной гибели позволяет поддерживать внут рипопуляционное разнообразие в перспективе на стабильном и достаточном для поддер жания механизмов адаптивной эволюции уровне. Вместе с тем, высокая динамика фено фонда в популяциях, оцениваемая по промысловым выборкам черепов, может указывать на чрезмерный уровень промысловой нагрузки на эксплуатируемую популяцию.

ПОЛИМОРФИЗМ КОНТРОЛЬНОГО РЕГИОНА МИТОХОНДРИАЛЬНОЙ ДНК ЕНОТОВИДНОЙ СОБАКИ, ИНТРОДУЦИРОВАННОЙ В ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИИ Кораблев Н.П.1, Кораблев М.П.2, Рожнов В.В. Великолукская сельскохозяйственная академия Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, cranlab@mail.ru Енотовидная собака Nyctereutes procyonoides была интродуцирована на обширных про странствах Европейской части России, Восточной и Западной Европы. Во многих частях современного европейского ареала этот вид характеризуется стабильно высокой численнос тью и глубокой интеграцией в местные экосистемы. Исследование генетической изменчиво сти популяции с известной историей формирования и эколого-демографическими характе ристиками представляет значительный интерес с позиции механизмов формирования жиз неспособного поселения животных из ограниченного количества особей основателей.

Исследованы 30 образцов тканей (25 из них – засушенные шкурки, 5 – костный матери ал) енотовидной собаки, добытой на территории 6 административных районов Тверской и юго-западной части Вологодской областей. В качестве маркера генетического разнообра зия выбран гипервариабельный участок контрольного региона митохондриальной ДНК ( п.н.), используемый в филогеографических исследованиях позвоночных (Мещерский и др., 2008;

Холодова, 2009;

Рожнов и др., 2010).

Всего выявлено 18 гаплотипов, из них 10 ранее не описаны и не представлены в Ген банке, а 4 – общие с аборигенными животными юга Дальнего Востока.

Филогенетические отношения между гаплотипами, оцененные на основе NJ-дендрограм мы, построенной с использованием двухпараметрической модели Кимуры, демонстрируют наличие двух клад, подтверждаемых высоким значением (89) бутстрэп поддержки. Анало гичные результаты получены также при включении в анализ последовательностей из Ген банка, представляющих животных из различных частей естественного ареала. Сходные фи логенетические паттерны обнаружены у западноевропейских енотовидных собак (Pitra et al., 2010). Соотношение отдельных гаплогрупп в каждом филогенетическом построении, а так же их возможные родственные отношения требуют дополнительного изучения.

Среди исследованных образцов относительно компактную группу образуют животные Вологодской области, морфологическая изменчивость которых показывает значительное своеобразие их облика (Кораблев и др., 2010). В качестве гипотезы, объясняющей это явле ние, рассматривается искусственная географическая изоляция вологодской популяции в результате создания Рыбинского водохранилища.

Гаплотипы из Тверской области с одинаковой частотой представлены в двух кладах, что является следствием слабо выраженной пространственной генетической структуриро ванности интродуцированной популяции.

Полученные нами результаты указывают на относительно высокую изменчивость кон трольного региона мтДНК енотовидной собаки, проявляющуюся как в гаплотипическом (Н 0.95 ± 0.02), так и в нуклеотидном ( 0.015 ± 0.0077) разнообразии, что может быть связано со свойственным виду высоким полиморфизмом и стремительным ростом числен ности популяции вскоре после интродукции.

Исследование выполнено в рамках Программы фундаментальных исследований Прези диума РАН «Биологическое разнообразие» и при поддержке гранта РФФИ 10-04-90824 моб_ст.

ХИЩНИЧАНИЕ КУНЬИХ НА РЫБОВОДНЫХ ПРУДАХ СРЕДНЕГО ПРИИРТЫШЬЯ Корзун А.А., Симанчев А.Р., Кассал Б.Ю.

ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет», Омск, Россия BYKassal@mail.ru Среднее Прииртышье – это территория, на которой имеется обилие разнообразнейших биотопов, распределенных по разным природно-климатическим зонам, которые в разное время подвергались и продолжают подвергаться антропогенным воздействиям различной степени тяжести. В соответствии с этим закономерно изменяется состав животного мира.

К началу ХХI в. в Среднем Прииртышье в пределах современных границ Омской обла сти обитало 65 видов млекопитающих, из которых 19 видов внесены в Красную книгу Омской области (2005). К промысловым животным в Омской области относятся 26 видов, остальные 20 видов можно причислить к непромысловым и не охраняемым. Из 17 видов Хищных (Carnivora) европейская норка последний раз была зафиксирована в Омской об ласти в 1984 г., а енотовидная собака впервые появилась в области в 1994 г. Из представи телей семейства Куньи (Mustelidae) в Среднем Прииртышье обитают представители под семейства Куньи (Mustelinae) – соболь (Martes zibellina), куница лесная (Martes martes), росомаха (Gulo gulo), горностай (Mustela erminea), ласка (Mustela nivalis), колонок (Mustela sibirica), норка американская (Mustela vison), хорь степной (Mustela eversmanni);

подсе мейства Барсуковые (Melinae) – барсук (Meles meles);

подсемейства Выдровые (Lutrinae) – выдра речная (Lutra lutra).

Рыбоводные пруды в Среднем Прииртышье расположены преимущественно в степной и южной части лесостепной природно-климатической зоны. Из культивируемых на рыбо водных прудах видов рыб наибольшее значение имеют сазан или карп (Cyprinus carpio), карась серебряный (Carassius auratus gibelio), карась обыкновенный, золотой (Carassius carassius);

на водоемах, используемых для любительской рыбной ловли и рекреации насе ления, наибольшее значение имеют щука обыкновенная (Esox lucius), плотва обыкновен ная сибирская (Rutilus rutilus lacustris), елец обыкновенный сибирский (Leuciscus leuciscus baicalensis), лещ (Abramis brama), окунь обыкновенный (Perca fluviatilis), ерш обыкновен ный (Acerina cernua), судак обыкновенный (Stizostedion lucioperca).

В 1991-2010 гг. в рационах горностая (n=38) рыба встречается в 3% случаев (карась серебряный, карась обыкновенный, гольян обыкновенный);

норки американской (n=64) – в 21% случаев (карась серебряный, карась обыкновенный, сазан или карп, окунь обыкно венный, гольян озерный, верховка обыкновенная, с 2004 г. – ротан-головешка);

хоря степ ного (n=31) – в 1% случаев (карась серебряный);

росомахи (n=4) – в 3% случаев (елец обыкновенный сибирский);

выдры речной (n=28) – в 50 случаев (карась серебряный, щука обыкновенная, окунь обыкновенный, лещ, елец обыкновенный сибирский). Другие 15 ви дов рыб из числа обитающих в пределах Омской области в рационе Куньих в период 1991 2010 гг. не обнаруживались, в т.ч. ни один из занесенных в Красную книгу Омской области и предполагаемых к занесению в нее видов. Основу рациона указанных видов Куньих со ставляли другие виды кормов, не имеющие отношения к хозяйственной эксплуатации ры боводных прудов. У других видов Куньих, кроме указанных, в период исследования рыба в рационе не обнаруживалась.

Таким образом, хищничание Куньих не входит в конфликт с хозяйственными интереса ми владельцев рыбоводных прудов Среднего Прииртышья, поскольку практически не зат рагивает объектов рыборазведения.

ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ ПОПУЛЯЦИЙ МОНГОЛЬСКОЙ ПИЩУХИ В ГОРНОМ АЛТАЕ Корзун В.М.1, Чипанин Е.В.1, Денисов А.В. ФГУЗ «Иркутский научно-исследовательский противочумный институт Сибири и Дальнего Востока», Иркутск, Россия, vkorzun@inbox.ru ФГУЗ «Алтайская противочумная станция», Горно-Алтайск, Россия Ареал монгольской пищухи (Ochotona pallasi) в юго-восточном Алтае находится в пре делах Горно-Алтайского природного очага чумы, в котором она является основным носи телем инфекции. Здесь выделены три популяции монгольской пищухи (Попков, Чипанин, 1994;



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.