авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 23 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Биологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Териологическое общество при РАН ...»

-- [ Страница 12 ] --

Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург kia@ipae.uran.ru Исследовано население мелких млекопитающих (ММ), обитающих в производных сред невозрастных (старше 60-80 лет) березняках на участках различного удаления (до 32 км) от источника техногенного загрязнения – Карабашского медеплавильного комбината (КМК), Челябинская обл., Южный Урал. Отловы ММ проведены в сентябре-октябре 2008-09 гг., на 10 пробных участках в 3 условных зонах загрязнения: «импактная» – 1-5 км, «буферная» – 9 18 км, «фоновая» – 25-32 км, в северном «С» и южном «Ю» направлении от КМК. На каждом участке устанавливали по 3 линии из 25 ловушек и экспонировали 3 суток. Всего отработано 4500 ловушко-суток, отловлено 257 особей 10 видов мелких млекопитающих.

Структура населения ММ существенно (Х2(8)Вид*Зона=161.2) зависит от степени тех ногенного нарушения биоценозов, о чем свидетельствует высокое значение коэффициента конкордации Пирсона ССВид-Зона=0.62. Население импактной зоны характеризуется экстре мальной бедностью видового состава (2 вида грызунов) и крайне низкими значениями ин декса плотности ММ, Pимпакт=0.007 (95%ДИ: 0.003–0.0013), так, шансы (OR) поимки ММ в 12.8 (6.6–25.0) раз ниже, чем в двух других зонах, где плотность ММ относительно сходна (X2(1)=2.87): Pфон=0.07 (0.057–0.085), Pбуфер=0.086 (0.074–0.10). Фоновые участки характе ризуются существенно (X2(1)=53.11) более высокой долей бурозубок в населении ММ (бу розубки/грызуны: 51/43) в сравнении с буферными (18/137), что соответствует в ORфон/бу =9.0 (4.8–17.1) раз более высоким шансам обнаружения бурозубок, чем грызунов, и со фер гласуется с априорно-предполагаемым благополучным состоянием этих биоценозов.

Численность бурозубок и их доля среди ММ – наиболее чувствительный индикатор техногенного загрязнения, поскольку позволяет обнаружить не только ожидаемые измене ния плотности в градиенте техногенного загрязнения, но и особенности исследованных направлений, вероятно обусловленные различным выносом аэрополлютантов преоблада ющими ветрами. Так, численность бурозубок на буферных «С» участках (16/884) в ORС/ =8.1 (1.9-35.4) крат выше, чем на аналогичных «Ю» (2/898). Для фоновых участков («С»

Ю – 8/442, «Ю» – 43/857) характерна противоположная ситуация ORС/Ю=0.36 (0.17-0.77).

Получены оценки ED50 – расстояния, на котором ожидается плотность, соответствую щая 50% максимальной: ED50=10.0 (8.7–11.4) км – для всех видов ММ, и ED50=17.4 (10.7 24.1) км – для бурозубок.

Обнаружена относительная автономность структуры и динамики населения ММ на бу ферных участках (расстояние порядка 20 км) двух направлений. Среди грызунов на «С»

доминирует рыжая полевка (Clethrionomys glareolus Schreb., 1780), а к югу от источника – малая лесная мышь (Apodemus uralensis Pallas, 1811). Для двух названных видов отмечены противофазные межгодовые изменения плотности в 2008-09 гг.: снижение в OR08/09=2. (1.6–5.3) раза численности C. glareolus на буферных участках «С», и рост в OR09/08=2. (1.3–4.4) раза плотности A. uralensis на (буферных и фоновых) участках «Ю».

С помощью оценки относительной важности предикторов (w+) для объяснения наблю даемой изменчивости плотности населения ММ показано, что степень техногенного влия ния (прямого или опосредованного деградацией/нарушениями биоценозов) превосходит не менее чем в 2 раза масштабы естественной пространственно-временной неоднороднос ти исследованной территории.

Работа выполнена при поддержке РФФИ: 08-04-91766, 10-04-01657.

ЭХИНОКОККОЗ ЛОСЕЙ РУССКОГО СЕВЕРА: ГЕНЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Лавикаинен А.,1 Зайков В.А.,2 Савельев А.П. Институт Хартмана при Университете г.Хельсинки, Финляндия Управление Россельхознадзора по Республике Карелия, Архангельской области и Ненецкому АО, Каргополь, Архангельская обл., Россия ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства им.проф. Б.М. Житкова РАСХН, Киров, Россия saveljev.vniioz@mail.ru В системе “хищник-жертва” жизненный цикл эхинококка Echinococcus granulosus под держивается, прежде всего, волками и копытными, среди последних главную роль играют лось и северный олень. Северный биотип эхинококка широко распространен от Феннос кандии через Северную Евразию до Северной Америки (Абуладзе, 1964;

Rausch, 2003).

Известно (Bowles et al., 1994;

Lavikainen et al., 2003), что у представителей Оленьих встре чается два близко родственных генотипа эхинококка (G8 и G10). Несмотря на то, что зна чительная часть таежной и тундровой зон Северной Евразии находится в пределах России, здесь ранее эхинококковые генотипы из дикой природы не исследовали. Наша цель: изу чить распространение и интенсивность эхинококковой инвазии в популяции лося и гене тически характеризовать изоляты Echinococcus у лосей в Архангельской области.

В Каргопольском районе Архангельской области с 1996 по 2009 гг. было добыто лосей, из них сотрудниками ветстанции было подвергнуто экспертизе 256 особей. Эхино коккоз был выявлен у 72 лосей (экстенсивность более 28%). В отдельные сезоны доля ин вазированных лосей достигала 38 (в 1998/99 гг.) и даже 43 (в 1997/98 гг.) %. Кроме того, в 1994, 1999, 2009 и 2010 гг. было выявлено по одному кабану с эхинококкозом.

Нами было исследовано семь цист от пяти лосей, которые были добыты в охотсезонах 2007/2008 и 2008/2009 гг. Три лося были взрослыми самками, один – бык, и еще один зверь не известного пола и возраста. Одна циста была локализована в печени, остальные – в легких. Цисты фиксировались и хранились в 70%-ом этаноле. Для определения вида пара зита были изучены макро- и микроскопические структуры цист, затем цисты были иссле дованы молекулярно-генетическими методами. ДНК экстрагировалась из протосколексов или – если протосколексы не были обнаружены – из стенок цисты при помощи DNeasyTM Tissue Kit (Qiagen, Германия). Фрагменты митохондриальных генов cox1 (оксидаза I ци тохрома С, 396 bp) и nad1 (дегидрогеназа I NADH, 488 bp) были амплифицированы с ис пользованием известных (Bowles et al., 1992;

Bowles, McManus, 1993) праймеров. ПЦР и секвенирование выполнены по описанной (Lavikainen et al., 2006) процедуре.

Протосколексы были найдены в пяти цистах у трех лосей. Последовательности cox1 и nad1 у этих образцов были идентичны генотипу G10. Данная форма паразита (G10) первона чально была описана у лося и северного оленя в Финляндии и названа как оленья фенноскан дийская (Lavikainen et al., 2003). Позднее этот генотип также выделили в Эстонии и Америке.

Одна (печеночная) циста, судя по структуре стенки, имела, со всей очевидностью, пара зитную природу, хотя протосколексы в ней не были обнаружены. Лишь генетический ана лиз показал, что это – лярвальная форма широко распространенной цестоды Taenia hydatigena. Макроскопически цисты E. granulosus и T. hydatigena могут быть очень схожи на ранних стадиях развития. Это обстоятельство может стать причиной ошибок при диаг ностике, основанной только на макроскопических описаниях цист.

Еще одна циста имела совершенно иную макроструктуру, в ней отсутствовали прото сколексы, а ПЦР была негативной. Возможно, в поле нашего зрения попала дегенерировав шая паразитарная циста, или это было новообразование.

РОЛЬ ИНТРОГРЕССИВНОЙ ГИБРИДИЗАЦИИ В КАЧЕСТВЕ ИСТОЧНИКА ФОРМООБРАЗОВАНИЯ У МЛЕКОПИТАЮЩИХ Лавренченко Л.А.

Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва, Россия lavrenchenko@sevin.ru В настоящее время все большее внимание исследователей привлекает концепция гомоп лоидного (т.е. не связанного с полиплоидией) гибридогенного видообразования. Примене ние методов имитационного моделирования позволило определить ряд условий, при кото рых этот процесс наиболее вероятен, и разработать его достаточно детальную схему (Buerkle et al., 2000;

Buerkle, Rieseberg, 2007;

Duenez-Guzman et al., 2009). Проверка адекватности подобных моделей затруднена скудностью и фрагментарностью имеющихся эмпирических данных по гибридогенному видообразованию, вследствие чего достаточно дискуссионными и противоречивыми остаются суждения о генетических и экологических предпосылках это го явления, неизвестной остается и его распространенность среди различных групп организ мов. Практически все известные ныне случаи гомоплоидного гибридогенного видообразо вания у животных касаются в основном рыб и насекомых (для обзора см. Mavarez, Linares, 2008), среди млекопитающих подобное происхождение предполагается всего для несколь ких таксонов: Canis rufus (Wayne, Jenks, 1991), Macaca arctoides (Tosi et al., 2003), Mus musculus molossinus (Terashima et al., 2006), Rungwecebus kipunji (Burrell et al., 2009) и Artibeus schwartzi (Larsen et al., 2010). В то же время благодаря применению методов молекулярной генетики в зоологических исследованиях в последнее десятилетие выявлены многочисленные свиде тельства широкой распространенности межвидовой интрогрессивной гибридизации у мле копитающих, что позволяет предполагать существенную роль ретикулярной эволюции в процессах видообразования в данной группе. Очевидна необходимость разработки специ альной исследовательской программы, направленной на изучение этого явления. В настоя щем докладе рассмотрены следующие аспекты подобных исследований:

1. Различные определения гомоплоидного гибридогенного видообразования, содержа тельные модели этого феномена (модель “мозаичного генома” и модель “ключевого гиб ридного признака” – по Jiggins et al., 2008).

2. Сложность разграничения феномена гибридогенного видообразования и производных других эволюционных сценариев (неполная сортировка линий в случае очень близких во вре мени событий видообразования или вовлеченность произошедшего “традиционным” путем вида в процессы недавней гибридизации) при исследовании конкретных природных ситуаций.

3. Временные параметры процессов эволюционной стабилизации, ответственных за трансформацию гибридной популяции в самостоятельный вид.

4. Механизмы становления репродуктивных барьеров между возникшим гибридным видом и исходными родительскими формами, роль пространственной изоляции и отбора в гибридогенном видообразовании.

5. Занятие собственной экологической ниши как одно из условий реализации эволюци онных потенций вновь образованной гибридной формы и становления ее видовой само стоятельности. Возможная роль эффекта трансгрессивной сегрегации (появления “край них” фенотипических особенностей) в становлении уникального фенотипического облика форм гибридогенного происхождения и выработке эволюционных инноваций, позволив шим им освоить новые местообитания. Значение межвидовой гибридизации в качестве фактора адаптивной радиации молодых “букетов” видов.

МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛЯЦИИ ЧИСЛЕННОСТИ ЛЕСНЫХ ПОЛЕВОК В БАССЕЙНЕ Р. КОЛЫМА Лазуткин А.Н.

Институт биологических проблем Севера ДВО РАН, Магадан, Россия alazut@ibpn.ru Изучение механизмов динамики численности мелких млекопитающих является од ной из фундаментальных экологических задач. Современный уровень исследований по упомянутой проблеме предусматривает использование комплексного подхода, что и было осуществлено в данной работе.

По итогам 8-летних полевых работ (2002 – 2009 гг.) был проведен анализ популяций двух видов лесных полевок рода Clethrionomys в неизученной таежной зоне верхней Колы мы (р. Буюнда). Исследовано более двух циклов динамики численности упомянутых по пуляций зверьков. Пики численности закономерно сменялись фазами средней и низкой численности. Несмотря на флуктуации численности, генетический статус популяции в целом сохранял свою стабильность в течение всего периода исследований и своего влия ния на динамику численности полевок не оказал. Гистологический анализ содержания проапоптозных и антиапоптозных белков у зверьков, регулирующих жизнедеятельность нейросекреторных клеток показал, что перестройка эндокринного статуса сопряжена с изменениями численности животных, но являлась следствием демографического процес са. Пресс хищников на популяции зверьков носил постоянный характер и не влиял на годо вые флюктуации численности.

Сделан важный вывод о наличии трофической напряженности в годы высокой числен ности. Прямого влияния урожайности кормов на динамику численности полевок не уста новлено. Однако на основании анализа физиолого-биохимических показателей голодания была выявлена достоверная изменчивость особей по трофическому состоянию при разном уровне численности. Применение новейших технических средств контроля за изменяю щимися температурными подснежными условиями существования полевок позволило вы явить важную особенность изученной экосистемы, а именно – высокую связь зимней вы живаемости зверьков с микроклиматом. В большинстве сроков наблюдений высокая вы живаемость полевок отмечалась при сравнительно теплых подснежных условиях, напро тив, повышенная смертность грызунов происходила в самые холодные периоды.

Из всего комплекса демографических показателей у лесных полевок наибольшую из менчивость, связанную с плотностью популяции, проявили два – степень участия сеголе ток в репродукции и зимняя смертность. Пики численности полевок происходили при на личии достаточно высокой исходной после перезимовки плотности зверьков, т.е. за счет, главным образом, перезимовавшей части популяции. Репродуктивный потенциал сеголе ток максимально реализовался при низкой численности, но был недостаточен для дости жения популяциями высокой численности.

Метод оценки физиологического (по комплексу иммуно-биохимических показателей) состояния грызунов в непосредственной природной обстановке позволил определить его у популяций при разном уровне численности. При высокой плотности зверьков у них разви вался стресс и выявлялись признаки голодания, что сопровождалось повышенной смерт ностью животных. При низкой численности и удовлетворительном физиологическом со стоянии выживаемость полевок в течение зимы была максимальной.

Таким образом, важнейшим количественным показателем, определявшим колебания чис ленности полевок в исследованной экосистеме, явилась зимняя выживаемость зверьков, ко торая, в свою очередь, зависела от определяющего совместного влияния двух факторов – физиологического состояния популяций и температурных подснежных условий зимы.

ЗАКОНОМЕРНОЕ СХОДСТВО НАРУШЕНИЙ СИНАПСИСА ХРОМОСОМ У ГИБРИДОВ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ОБЩНОСТИ ПРОТЕКАНИЯ ЭВОЛЮЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В РАЗНЫХ ТАКСОНАХ Левенкова Е.С.1, Малыгин В.М. Институт проблем экологии и эволюции РАН e-leven@mail.ru, Биологический факультет Московского государственного университета В результате обобщения собственных и литературных данных сделаны выводы о влия нии полиморфизма по некоторым хромосомным перестройкам на процесс синапсиса в мейозе у млекопитающих, о причинах стерильности межвидовых гибридов и общих зако номерностях проявления гибридных нарушений.

На протяжении несколько десятилетий интенсивного исследования хромосом млекопи тающих обсуждалась гипотеза о способе видообразования в результате крупных хромо сомных перестроек (White, 1978;

Воронцов, 1984;

King, 1993). Но отсутствие корреляции между сходством кариотипов скрещиваемых форм и проявлением мейотических наруше ний у гибридов указывает на то, что «хромосомного видообразования» не существует.

Однако генные факторы, ответственные за проявление гибридных нарушений, находят ся в неразрывном единстве с хромосомными, т.е. со способом «упаковки» генов. Изменяя расположение генов, хромосомные перестройки влияют на процессы в ядре, на распреде ление сайтов рекомбинации. По-видимому, не играя определяющей роли в видообразова нии, структурная гетерозиготность хромосом участвует в создании условий для генной дивергенции.

В сперматоцитах гибридов от скрещивания разных таксонов, принадлежащих к родам Mus, Rattus, Cricetulus, Phodopus, Clethrionomys и Microtus, мы обнаруживали сходные на рушения при формировании синаптонемных комплексов (СК) в пахитене мейоза. Участки некоторых бивалентов были аморфны или отсутствовали, на боковых элементах обнару живали ответвления хроматинового материала, крупные аморфные структуры на концах бивалентов вероятно, свидетельствовали о возбужденном состоянии ядрышко-организую щих районов хромосом. По-видимому, такие нарушения маркируют несоответствия в ра боте генов мейоза у гибридов.

Теломерные районы хромосом, связанные с ядерной мембраной, отвечают за инициа цию синапсиса. В начале пахитены некоторое «сродство» этих районов приводит к контак ту не только гомологичных, но и негомологичных хромосом, при условии их простран ственной близости. Такой контакт теломер разных хромосом выявлен на ранних стадиях как у родительских видов, так и у гибридов. По-видимому, именно этот фактор обуславли вает наличие некоторого числа клеток со спонтанными нарушениями у родителей. У гиб ридов таких клеток было больше, в части из них «незаконные» ассоциации не распадались к поздней пахитене. Незавершенный синапсис хромосом приводит к элиминации сперма тоцитов и снижению фертильности особей.

Наличие хромосомной перестройки может тормозить процесс формирования правиль ных структур СК, особенно если для их построения требуется негомологичный синапсис на некоторых участках. При формировании би- и мультивалентов хромосомами, гетеро морфными по перестройкам, у видов из разных родов выявлены как общие закономернос ти, так и видовая специфика. Сходство в закономерностях синапсиса при полиморфизме по некоторым хромосомным перестройкам, а также в проявлении гибридных нарушений, по видимому, отражают общность протекания эволюционных процессов у млекопитающих.

ЛАНДШАФТНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ТЕРРИТОРИЙ И КОНТАКТНЫХ ЗОН ГРУППИРОВОК СОБОЛЯ ПРИБАЙКАЛЬЯ И ПРИАНГАРЬЯ Леонтьев Д.Ф.

Иркутская государственная сельскохозяйственная академия, Иркутск, Россия, ldf@list.ru Очаговость распространения соболя Приангарья в ХХ веке была отмечена В.В. Тимо феевым (1962), а возле истока р. Ангара на границе Прибайкальской и Среднесибирской физико-географической страны (Иркутск и…, 1997) тоже (Леса и…, 1997). Условия среды контактных зон и группировок характеризуются нами на основе ландшафтно-видовой кон цепции охотничьей таксации (Леонтьев, 2003), информацией, считанной с ландшафтной карты (Ландшафты…, 1977). Контакты между группировками подтверждаются тем, что наблюдалось слияние группировок Приангарья к 1959 г. За пределами всех территорий группировок отмечались следы соболя. Такие наблюдения фиксировались: возле Байкаль ского тракта и Иркутского водохранилища в нижнем течении р. Тальцинка, по р. Королок и низовьях р. Еловая, на территории смежной п. Молодежный и в низовьях р. Ушаковка, что в непосредственной близости от Иркутска – между группировкой «Онот» и «Дабат».

Основу местообитаний соболя этих группировок составляют два природных комплекса:

плоские поверхности с кедром и пихтой кустарничково-мелкотравно-зеленомошные и скло новые пихтово-кедровые чернично-травяно зеленомошные, местами с баданом. Первый из них – коренной, второй – мнимокоренной. Основу контактной зоны составляют комп лексы с преобладанием в составе леса сосны: долинные травяные и травяно-моховые бо лота с елью, кедром и лиственницей;

травяные склоны с подлеском из рододендрона даур ского;

остепненные склоны и возвышенности с лиственницей кустарничково-травяные с ольховым подлеском;

склоны низкогорий и возвышенностей с примесью лиственницы тра вяно-брусничные;

равнины с подлеском из рододендрона даурского;

равнины и днища кот ловин бруснично-разнотравные с кустарниковым подлеском и пологосклоновые осиново березовые травяные. Большинство из названных природных комплексов светлохвойные и по критериям динамичности относятся к мнимокоренным. Коренным является лишь скло ны возвышенностей с лиственницей, кустарничково-травяные с ольховым подлеском, а устойчиво длительно-производным – пологосклоновый осиново-березовый травяный. Судя по отмеченным признакам жизнедеятельности соболя, канализируют контакты особей до линные природные комплексы. В Приангарье основу группировок физико-географической страны Средняя Сибирь «Озерная» (Братский район) и «Катарма» (возле границы Братско го и Чунского районов) составляют темнохвойные комплексы: склоновые кедрово-пихто вые чернично-травяно-зеленомошные;

плоских поверхностей елово-кедрово-пихтовые чернично-травяно (с мелкотравьем)-зеленомошные;

склоновые кедрово-пихтовые иногда с лиственницей мелкотравно-зеленомошные;

пологосклоновые елово-пихтовые бруснич но-травяно (с крупнотравьем)-зеленомошные;

плакорные елово-пихтовые травяно-зелено мошные;

пологосклоновые возвышенных равнин кедрово-пихтовые мохово-травяные. Ко ренные и мнимокоренные природные комплексы представлены на территории поровну. В контактной зоне этих группировок кроме отмеченных для группировок у истока Ангары, представлены: равнинные травяно-брусничные сосняки и долинные еловые (с лиственни цей и сосной) травяные и травяно-моховые;

плоских поверхностей лиственничные травя ные;

плоских поверхностей сосновые травяные. Преобладают светлохвойные мнимоко ренные, но представлен и серийный природный комплекс. Итак, в контактных зонах рас смотренных четырех группировок представлены преимущественно производные (в форме мнимокоренных) комплексы.

МОРФОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ И СИСТЕМАТИКА ПИЩУХ OCHOTONA Лисовский А.А.

НИИ Зоологический музей МГУ им. М.В.Ломоносова, г.Москва, andlis@zmmu.msu.ru Одна из ключевых проблем систематики пищух — отсутствие диагностических харак теристик таксонов. Не разработаны определительные ключи. Количественное сравнение типовых экземпляров, хранящихся в коллекциях трех частей света, не проводилось. Ины ми словами не была выполнена ревизия морфологического материала. Как следствие, боль шинство частных мнений о систематике пищух носят характер экспертных оценок.

Была проанализирована база данных, включающая морфологические промеры 794 эк земпляров пищух подавляющего большинства описанных на сегодняший день таксонов, в том числе типы.

Полученная картина позволяет говорить о четко выраженной таксономической струк туре в морфологическом разнообразии пищух. Большинство видов можно надежно (с хиа тусом в сочетании промеров) отличить друг от друга. Благодаря этому можно количествен но оценить таксономическую принадлежность всех типовых экземпляров. В то же время результаты морфометрического исследования заставляют обратить внимание на ряд воп росов, нуждающихся в таксономической интерпретации.

Группа видов gloveri-erythrotis обладает низким уровнем внутренней краниологичес кой дифференциации при значительном разнообразии окраски меха.

Представители видов O. macrotis, O. roylei, O. hymalayana также морфологически сход ны. Тем не менее, можно провести границу между O. macrotis и O. roylei, а также решить вопрос о видовой принадлежности всех названий из этой группы.

Существенную внутреннюю разнородность обнаруживает группа thibetana-cansus. При чем эта разнородность не сводится к различиям между двумя видами, поименованными в названии группы. Можно выделить ряд таксонов, обладающих целостным ареалом. В ряде случаев эти таксоны распространены симпатричны.

Как предполагалось ранее по результатам анализа митохондриальных генов, O. argentata сходна с O. pallasi и не проявляет сходства с O. alpina. Различия внутри O. pallasi сводятся только к разнице между «западной» и «восточной» частями ареала.

В результате работы проведена таксономическая ревизия палеарктических представи телей рода, уточнены ареалы, составлены определительные ключи.

Работа выполнена при частичной поддержке гранта РФФИ 09-04-00283.

КРАНИОМЕТРИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ СЕРЫХ ПОЛЕВОК ПОДРОДА ALEXANDROMYS Лисовский А.А., Оболенская Е.В.

НИИ Зоологический музей МГУ им. М.В.Ломоносова, г.Москва, andlis@zmmu.msu.ru, obolenskaya@zmmu.msu.ru Филогения подрода Alexandromys изучена значительно более полно (Bannikova et al., 2010), чем проблема морфологического распознавания представителей входящих в подрод таксо нов. Традиционные методы определения серых полевок по форме эмалевых петель корен ных зубов не позволяют определить многие молодые экземпляры, кроме того в целом ряде таксонов встречаются «примитивные» морфотипы m1, подобные морфотипам M. oeconomus.

Основу исследования составила выборка из 1659 целых черепов со всего ареала подро да. Выборка включает представителей: M. fortis, M. maximowiczii, M. sachalinensis, M.

mujanensis, M. evoronensis, M. limnophilus, M. mongolicus, M. middendorffii sensu lato, M.

gromovi. Также в работу были включены экземпляры M. oeconomus. Основные методы:

иерархический повыборочный кластерный и дискриминантный анализы.

Краниометрические данные имеют четко выраженную структуру. В них можно выде лить ряд кластеров, в общих чертах соответствующих общепризнанным видам. Из числа изученных экземпляров 91% могут быть отнесены к той или иной морфологической груп пе с заданным уровнем достоверности. Ниже мы перечислим основные сложности, с кото рыми столкнулись при интерпретации результатов, несоответствия нашей и предшество вавших схем, новые результаты.

Основное количество неопределенных экземпляров относится к паре видов M. oeconomus и M. middendorffii sensu lato. Выборки M. oeconomus, M. middendorffii sensu lato и M. gromovi образуют общий кластер. Различия между M. oeconomus и M. limnophilus malygini доволь но значительны. В то же время типовые экземпляры M. limnophilus и M. l. flaviventis мор фологически далеки от представителей M. l. malygini. Все представители M. maximowiczii достаточно мономорфны. Полевки M. mujanensis и M. evoronensis сходны с ними, на уров не выборок обособляясь в отдельный кластер. При попарном сравнении этих таксонов с M. maximowiczii статистическому определению поддаются 89% M. mujanensis и 69% M.

evoronensis. Уровень морфологических различий между тремя этими таксонами не превы шает уровень внутривидовой изменчивости M. fortis или M. mongolicus.

Внутри M. mongolicus могут быть выделены две группы: западная и восточная. Экзем пляры из северного Сычуаня и восточного Цинхая морфологически сходны с M. mongolicus и входят в ее восточную группу. Представители M. fortis, населяющие всю северную часть ареала, морфологически однородны. Однако выборки с севера Кореи и Ордоса демонстри руют отличия, на наш взгляд подвидового уровня. Представители M. sachalinensis морфо логически близки к M. fortis. При их сравнении статистическому определению поддаются 100% M. fortis и 83% M. sachalinensis. Представители M. o. charanurensis образуют само стоятельный кластер и не проявляют сходства с M. oeconomus. Сравнивая уровень разли чий между всеми таксонами, входящими в выборку, можно констатировать, что отличия M.

o. charanurensis от остальных соответствует различиям между хорошими видами.

Вопреки традиционной точке зрения, гласящей, что юг Дальнего Востока населен толь ко представителями M. fortis (Костенко, 2000), в поймах низовий притоков Уссури живет также M. maximowiczii. Полевые исследования подтвердили эту гипотезу.

Сформулированы гипотезы о путях расселения обсуждаемой группы полевок, уточня ются ареалы видов.

Работа выполнена при частичной поддержке гранта РФФИ 09-04-00283.

ОЦЕНКА МНОГОЛЕТНЕЙ ДИНАМИКИ СООБЩЕСТВ ГРЫЗУНОВ Литвинов Ю.Н.

Институт систематики и экологии животных СО РАН, Новосибирск, Россия linvinov@eco.nsc.ru Цель работы – на примере изучения многолетних динамических процессов (популяцион ная динамика) в сообществах грызунов трех различных по ландшафтным и природно-клима тическим условиям ключевых участков проанализировать многолетнюю структуру сообществ грызунов и оценить экологическое значение основных показателей их динамики. Анализи ровались материалы отловов грызунов из трех различных районов Западной Сибири: север ной Барабы (участок «Бараба»), лесопарковой зоны Новосибирского Академгородка (учас ток «Академгородок»), тайги в окрестностях Телецкого озера (участок «Телецкое»).

Отловы грызунов осуществляли методом стандартных ловчих канавок (Наумов, 1955) с начала июня до начала сентября. Для каждого сообщества грызунов были рассчитаны и проанализированы следующие показатели динамики: суммарная численность и ее диспер сия;

индекс разнообразия Шеннона и его дисперсия;

фазовый портрет сообщества;

компо нентный анализ как метод классификации популяций отдельных видов в разные годы по группам со сходным движением численности;

связность на основе корреляционного ана лиза многолетних показателей численности;

ранговый состав видов в сообществе;

устой чивость сообществ. На основе полученных данных предлагается комплексный подход к интерпретации каждого параметра. Из множества примеров известно, что с возрастанием сложности (связности) устойчивость сообществ понижается (Бигон и др., 1989), а слож ные сообщества существуют чаще в стабильных условиях, тогда как простые сообщества характерны для непредсказуемой, изменчивой среды (Бигон и др., 1989;

Маргалеф, 1992).

Анализ позволяет сделать заключение, об относительно низкой устойчивости сообщества грызунов Барабы, которое характеризуется: высоким средним показателем численности сооб щества и сильным его варьировании по годам, средним значением суммарных информацион ных показателей и сильным их разбросом. Фазовый портрет представляет собой закрученную спираль с периодом около 4х лет и свидетельствует о перемещении системы по направлению к равновесию с существенным временем возврата. Сообщество характеризуется равномерным распределением вкладов признаков по компонентам и хорошо структурированным в фактор ном пространстве обликом, высокой степенью связности, тем, что основную роль в структури рованности сообщества играет ключевой вид водяная полевка.

Сообщество грызунов Академгородка с низким суммарным значением показателя чис ленности с невысокой его амплитудой, высоким, постоянным по годам, уровнем видового разнообразия, равномерностью циклических процессов параметров биоразнообразия, сви детельствующих о сбалансированных движениях численных показателей всех видов вхо дящих в сообщество. Виды сбалансированы по ранговому составу. Сообщество со средней степенью связности, устойчиво относительно других сообществ.

Сообщество грызунов прителецкой тайги демонстрирует среднее суммарное значение показателей численности и самый большой разброс его значений, среднее значение сум марных информационных показателей. Фазовый портрет сообщества имеет чередующие ся длительные с короткими периодами возврата системы (показателей разнообразия по годам) к исходному состоянию. Положение видов в факторном пространстве объясняются в основном первой главной компонентой (сильное действие погодного фактора). В ранго вом составе выделяются доминанты, виды со средней численностью и редкие Сообщество плохо связано и характеризуется сравнительно средней степенью устойчивости.

ШИРОТНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ФАУНЫ ГРЫЗУНОВ ГОРНОСТЕПНЫХ ЛАНДШАФТОВ СЕВЕРНОЙ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ Литвинов Ю.Н., Лопатина Н.В., Чертилина О.В.

Институт систематики и экологии животных СО РАН, Новосибирск, Россия linvinov@eco.nsc.ru Характерные для открытых пространств, горностепные и степные виды грызунов слу жат хорошим модельным объектом при изучении границ их ареалов в пределах горных ландшафтов, в долготном направлении. При этом зверьки, относящиеся к разным таксоно мическим группам – Muridae, Dipodidae, Cricetidae могут иметь как широкий ареал, охва тывающий несколько провинций, так и локальные, островные участки ареала в пределах определенных ландшафтных природных комплексов. Пространственная структура попу ляций мелких грызунов тесно связана с главными особенностями ландшафта, его подраз делениями, причем все компоненты ландшафта (рельеф, климат, почвы, растительность и т.д.) в той или иной мере налагают свой отпечаток на специфику формирования определен ного типа пространственной структуры популяции. В горностепных ландшафтах Цент ральной и Северной Азии происходят изменения условий обитания животных и соответ ственно пространственной структуры популяций по градиентам среды. В наших исследо ваниях мы проанализировали пространственную структуру популяций, численность и из менение видового состава степных видов грызунов Северной и Центральной Азии в дол готном направлении от северного Казахстана до южной Тывы. Были обследованы следую щие горностепные ключевые участки: Баянаул (Казахский Мелкосопочник), Сайлюгем (Юго-Восточный Алтай, Тыва (Южно-тывинская горная степь). Учеты численности про водились в летние месяцы методами ловчих канавок, линий давилок и живоловок.

В Казахском мелкосопочнике степные грызуны представлены пятью видами. Наиболее многочисленна узкочерепная полевка. Вид, имеющий в данном ландшафте локальный уча сток ареала – полевка Стрельцова приурочена к выходам скальных пород, сложенных из крупнозернистых гранитов и туфов, покрытых разреженными сосновыми лесами и кус тарниками, а также петрофильной растительностью (очиток пурпурный, кустарничковые полыни, лишайники). Обычна, но немногочисленна в степи малая лесная мышь. Редко встречаются обыкновенный хомяк, мышь-малютка и степная мышовка. Из тушканчиков самым обычным видом в наших исследованиях был тушканчик прыгун, хотя по литератур ным сведениям здесь обитают еще два вида.

На хр. Сайлюгем обычные в горной степи виды – узкочерепная полевка, полевки Стрель цова и большеухая, которые приурочены в основном к каменистым россыпям. Здесь заре гистрирован, также хомячек Кемпбелла. Тушканчиков в пределах Юго-восточного Алтая не обнаружено.

В Южной Тыве из скальных отловлены полевки: Стрельцова и гобийская, обычна узко черепная полевка. Хомячков представляют Кемпбелла, барабинский и длиннохвостый.

Пространственное расположение поселений этих видов носит мозаичный характер.

По долготному градиенту смены природных условий происходит смена видового со става горностепных грызунов. Горностепные районы Северной и Центральной Азии дос таточно уязвимы и значительно изменяются под действием природных и антропогенных факторов. Тенденции к сокращению ареала имеются, как у животных с небольшой, моза ичной его конфигурацией (скальные полевки), так и у типично степных видов (хомячки и тушканчики).

ХАРАКТЕР ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ЗАПАХОВЫХ МЕТОК ОКОЛОВОДНЫХ КУНЬИХ В ВЕРХНЕМ ТЕЧЕНИИ Р. МОСКВА Литвинова Е.М., Девятов А.А., Шохина А.Г.

Биологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова canis_litvinova@mail.ru Характер пространственного распределения элементов биологического сигнального поля (БСП) (Наумов, 1973) может служить индикатором состояния популяций околоводных ку ньих, особенно в условиях антропогенного воздействия. Пространственную организацию БСП речной выдры (Lutra lutra) и американской норки (Neovison vison) изучали на модель ном участке верхнего течения р. Москва в окрестностях заказника Звенигородской био станции МГУ им. М.В. Ломоносова. Наблюдения проводили в летние сезоны 2003-2010 гг.

За исследуемый период на модельном участке р. Москва (3.9 км) и ее левого притока р.

Дубешни (1.7 км) зарегистрировано 92 запаховые метки речной выдры, 210 запаховых меток американской норки и 190 кормовых столиков обоих видов околоводных куньих.

Речная выдра и американская норка – обычные виды на территории заказника Звенигород ской биостанции МГУ, но их численность и характер присутствия меняются от года к году.

Общий характер расположения запаховых меток выдры и норки постоянен из года в год. Распределение запаховых меток выдры и норки, а также их кормовых столиков по модельному участку неравномерно. Места с повышенной плотностью меток чередуются с практически пустыми участками береговой линии. Подавляющее число запаховых меток как речной выдры, так и американской норки располагались у визуально заметных объек тов – лежащие на берегу бревна, мостки, бобровые вылазы из воды, подходящие к урезу воды людские тропы. Места наиболее плотной маркировки приурочены к группам ивовых кустов, растущих у уреза воды. Правый и левый берег р. Москва метятся по-разному. Боль шая часть запаховых меток обоих видов расположена на правом, залесенном берегу реки, в основном, в пределах заказника Звенигородской биостанции МГУ. Левый берег на всем протяжении модельного участка метится околоводными хищниками очень мало, там рас полагаются единичные метки и кормовые столики. Левый берег открыт, к нему подходят сельскохозяйственные угодья, к тому же левый берег, в отличие от правого, подвергается существенной антропогенной нагрузке за счет отдыхающих и рыбаков.

Частота маркировки (число запаховых меток на 1 км береговой линии) зависит от коли чества обитающих на исследуемой территории особей и различается по годам. Для речной выдры на р. Москва максимальная плотность мечения была зафиксирована в 2003 г., когда ее значение составляло 10,7 меток на 1 км береговой линии. В последующие годы про изошло резкое снижение этого показателя, значения частоты маркировки для выдры коле бались от 0.2 до 1.8 меток на 1 км береговой линии. Максимальная частота маркировки для американской норки также была отмечена в 2003 г (14.4 метки на 1 км), далее, как и для выдры, был отмечен резкий спад частоты мечения (от 2.27 до 8.76 меток на 1 км). Сходная динамика выявлена и для числа кормовых столиков на берегу р. Москвы. Максимальная плотность кормовых столиков была отмечена в 2003 г. (15,7 на 1 км), затем число кормо вых столиков уменьшилось (от 12.7 на 1 км в 2004 г. до 4 на 1 км в 2010 г.).

Уменьшение числа элементов БСП на модельном участке может быть связано со сни жением численности выдры и норки, а также с изменением характера береговой расти тельности (значительная часть прибрежного ивняка за период наблюдений была выедена бобрами). Одним из неблагоприятных факторов является заметное возрастание антропо генной нагрузки за исследуемый период.

ПОВЕДЕНИЕ ОБЫКНОВЕННОЙ БУРОЗУБКИ (SOREX ARANEUS) В ТЕСТЕ «ОТКРЫТОГО ПОЛЯ»

Литвинова Е.М.1, Зворыкина С.В.2, Безряднов Д.В. Биологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова НИИ нормальной физиологии им. П.К. Анохина РАМН canis_litvinova@mail.ru Тест с помещением животных в «открытое поле» (ОП) широко применяется в изучении различных аспектов ориентировочно-исследовательского поведения грызунов (Холл, 1960;

Вигоров и др., 1977), однако практически не использовался ранее при работе с другими отрядами млекопитающих, в частности, с насекомоядными. Цель настоящей работы – по пытка проанализировать поведение обыкновенной бурозубки (Sorex araneus) в тесте ОП и выявить характерные особенности этих животных по сравнению с грызунами (рыжая по левка (Clethrionomys glareolus) и домовая мышь (Mus musculus)).

В качестве модельных животных были взяты 7 взрослых бурозубок, отловленные в при роде. ОП представляло собой квадратную арену площадью 1 м2, ограниченную стенками высотой 70 см. Эксперимент состоял из трех сессий по 15 мин каждая: первое помещение в ОП, затем повторное помещение в ОП через 2 часа, и третье помещение в ОП через часа после второго. При третьем помещении в ОП находились три нейтральных, незнако мых животным объекта. При анализе поведения были использованы программы «Easy Track Light» (B.R.A.I.N. Lab, Россия) и «Segment Analyzer» (Mukhina et al., 2002).

При первом помещении в ОП бурозубки демонстрировали выраженный тигмотаксис, передвигаясь, в первую очередь, по периферии арены. Длина траектории перемещений на периферии в 3 раза выше, чем в центральной части. Бурозубки выходят и в центр, однако, характер этих перемещений отличается от такового на периферии. На периферии бурозубки совершают большое количество коротких перемещений с низкой скоростью, чередующихся остановками;

в центральной части перемещения длинные, с меньшим числом остановок, но на гораздо более высоких скоростях. В целом, характер перемещений бурозубок не сильно отличается от такового у грызунов, но бурозубкам свойственна большая дискретность пере мещений (траектория разбита на большое количество коротких и быстрых перебежек), боль шие максимальные скорости пробежек, практически полное отсутствие вертикальных стоек, отсутствие заметных обнюхиваний поверхности арены. Для обыкновенной бурозубки свой ственно использование эхолокации при исследовании пространства (Forsman, Malmquist, 1988), некоторые особи демонстрировали хорошо заметное «лоцирование» пространства: бурозуб ка останавливается у стенки арены и издавая слышимые щелчки несколько раз проводит поднятой вверх головой с приподнятым хоботком из стороны в сторону.

При повторном помещении в ОП общий уровень двигательной активности снижается:

уменьшается длина пройденной траектории, как в центре, так и на периферии арены, сни жаются скорости перемещений, причем в центральной части арены снижение скоростей пробежек незначительно, зато оно ярко выражено на периферии. В целом, резко снижается число пробежек через центральную часть арены. На периферии все бурозубки формируют т.н. «домашнюю базу» – небольшой участок пристеночного пространства, из которого зве рек начинает и где заканчивает большую часть пробежек.

При третьем помещении в уже знакомое ОП, в котором присутствуют посторонние ней тральные объекты, происходит значительное увеличение двигательной и исследовательс кой активности бурозубок. За исключением одной особи, демонстрировавшей реакцию неофобии, все бурозубки активно перемещались в периферической части арены, совершая из нее короткие выходы к объектам.

ПРИСПОСОБИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СКЕЛЕТА КОНЕЧНОСТЕЙ СОРИКОМОРФНЫХ НАСЕКОМОЯДНЫХ К ПЛАВАНИЮ И РЫТЬЮ Лобачев В.С., Фомин С.В.

Московский государственный университет им. М.В.Ломносова svfomin@mail.ru Изучены представители 14 родов мировой фауны (в том числе все роды фауны России):

Diplomesodon, Suncus, Crocidura, Neomys, Sorex, Blarina, Galemys, Desmana, Urotrichus, Condylura,Talpa, Scalopus, Parascalops, Mogera. Измеряли длины ключицы, лопатки, руко ятки грудины, плечевой, локтевой, лучевой, тазовой, бедренной, большеберцовой, пяточ ной костей, надколенника, длину и ширину пясти и плюсны, суммарную длину грудного и поясничного отделов позвоночника. Всего измерены скелеты 96 взрослых экземпляров.

Массовый материал получен только по 2 видам: Talpa europea и Neomys fodiens (оба – по 30 экземпляров). Остальные роды известны по нескольким экземплярам. Особенности родов Uropsillus, Scalopoides, Scaptonyx, Cryptorychtes, Scaptochirus, Neurotrichus и Scapanus – известны в основном по литературе.

Обработка данных методом главных компонент показала, что более 89.8% общей дис персии объясняется двумя первыми главными компонентами (52% и 32% соответствен но). Третья компонента объясняет всего 3,65% дисперсии, и, следовательно, как и все пос ледующие за ней факторы – несущественны.

Первая главная компонента оказалось тесно связанной с уровнем адаптации к рытью.

Наибольшее влияние на этот показатель оказывает соотношение длин ключицы и лопатки (коэффициент 0.98), локтевой и лучевой костей пясти (0.95),относительная ширина пясти (0.94), отношение длины плеча к лопатке (0.92), лопатки к лучевой кости (0.89) и лопатки к позвоночнику (0.83). Пропорции элементов скелета задней конечности также вносят зна чительный вклад в формирование первой главной компоненты: отношение длин пяточной и большеберцовой кости имеет коэффициент 0.91, а относительная ширина плюсны – 0.85.

Уровень специализации в рытье увеличивается в ряду родов Diplomesodon Сrocidura Neomys Urotrichus Blarina (Galemys, Desmana) Neurotrichus Condylura Talpa Scalopus Parascalops Scapanus Mogera. В противоположном направлении возрас тает приспособленность к быстрому и, по-видимому, длительному бегу, что хорошо согла суется с данными по экологии рассматриваемой группы. Среди родов, известных по дан ным литературы, специализация в рытье возрастает в ряду: Uropsillus Scaptonyx (Scaptochirus, Scalopoides) Talpa (minuta) Cryptorychtes.

Вторая главная компонента хорошо отражает уровень адаптации к плаванию. Наиболь ший вклад в формирование второй компоненты вносят следующие индексы: соотношение длины таза и суммарной длины грудного и поясничного отделов позвоночника (коэффи циент 0.86). У высокоспециализированных Galemys и Desmana таз огромен – составляет более половины длины туловища. Приспособление к плаванию связано с относительным укорочением плеча и бедра (0.78 и 0.70 соответственно), удлинением хвоста (0.88), увели чением размеров коленной чашечки в сравнении с бедром (0.85). Близкие роды Galemys и Desmana обнаруживают своеобразные приспособления к плаванию – резкое удлинение шейки бедренной кости, увеличение большого малого и третьего вертелов, расширение и уплощение тела бедренной кости, особенно в дистальном отделе.

Многочисленные варианты кластерного анализа показывают, что среди исследованных нами родов постоянно и устойчиво выделяются три кластера соответствующие землерой кам, примитивным кротам и настоящим кротам.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОБОСНОВАНИЯ МЕРОПРИЯТИЙ ПО СОЗДАНИЮ ПРОСТРАНСТВЕННЫХ ГРУППИРОВОК МЛЕКОПИТАЮЩИХ Лобков В.А.

Одесский национальный университет имени И.И. Мечникова, Одесса, Украина, zoomuz@te.net.ua Создание пространственных группировок млекопитающих служит целям их акклима тизации, репатриации, расширения ареалов и заселения ими новых территорий с коммер ческими или природоохранными целями. Однако не все предпринимаемые попытки закан чиваются образованием саморегулирующихся популяций или достижением промысловых плотностей. Выпуски сурков только в 26% случаев заканчивались образованием устойчи вых поселений, число особей в которых превышает число выпущенных (Авдеев, Токарс кий, 2009). Причина неудач нередко кроется в игнорировании популяционных механизмов формирования и последующего функционирования пространственных группировок мле копитающих, выявленных нами (Лобков, 2006, 2007) и подтвержденных многолетним опы том по созданию поселений крапчатого суслика (Spermophilus suslicus) и дикого кролика (Orictolagus cunniculus). Образованные в результате выпуска, изолированные от других группировки интродуцентов в отсутствии иммиграции могут увеличиваться в численности лишь благодаря высокой рождаемости, превосходящей смертность. Нами установлено, что её увеличение происходит у самок, рожденных неродственными родителями и развиваю щимися в условиях низкой плотности населения и несформированной пространственной структуры, свойственной данному виду. Они сохраняют высокий репродуктивный потен циал в течение всей жизни. В природе такие особи в массе появляются на окраинах расту щих ареалов и на фазах подъемов численности. На фазах её пика и спада рождаются самки с низким репродуктивным потенциалом, сохраняющимся до конца жизни. Поэтому сурков для расселения рекомендуют отлавливать в поселениях, где наблюдается естественный рост численности (Машкин, 2000), а колонии лабораторных грызунов формировать из особей, отловленных на фазе её подъема (Кузнецова, 1987;

Бубличенко, 2005).

Исходя из сказанного, общие рекомендации по созданию изолированных группировок сводятся к следующему: а) животных для выпусков следует брать из быстрорастущих молодых поселений, либо одновременно выпускать самцов и самок из разных внутрипо пуляционных группировок или питомников, чтобы обеспечить проявление репродуктив ного гетерозиса у их потомков, либо выпускать аутбредных особей первых поколений, по лученных в питомниках;

б) интродуценты должны быть молодыми, но достигающими по ловой зрелости в ближайший после выпуска сезон размножения. Выпуск старых особей ведет к их скорому естественному отмиранию, а выпуск слишком молодых – к их значи тельной элиминации еще до начала размножения;

в) следует повторять выпуски для ком пенсации гибели особей и пополнения годового прироста до формирования пространствен ной структуры поселений, биологических сигнальных полей и начала роста численности.

Для длительного поддержания высокой биологической продуктивности созданной груп пировки следует начинать изъятие части особей еще на фазе роста численности до дости жения ее максимума, после которого следует естественное отмирание наиболее многочис ленных возрастных групп от старости, снижение рождаемости и выживаемости у особей следующих поколений. Этот период, как правило, наступает после смены 2–3 поколений.

После достижения пика численности прирост снижается, а расширение границ образо ванного поселения замедляется или прекращается. Поэтому для заселения большой терри тории, необходимо создание нескольких близкорасположенных пространственных груп пировок, между которыми будет возможен обмен особями.

МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ ПЛОСКОЧЕРЕПНОЙ ПОЛЕВКИ (ALTICOLA STRELZOWI KASTSCH., 1899) Лопатина Н.В.

Институт систематики и экологии животных СО РАН, Новосибирск, Россия lopatinanata@yandex.


ru В настоящее время не существует единого мнения о структуре ареала и подвидовой систематике плоскочерепной полевки. Это обуславливает необходимость проведения ана лиза морфологической изменчивости вида в пределах ареала. Использованы коллекцион ные материалы Сибирского зоомузея, Зоомузея Московского университета и Зоологичес кого института РАН, а также собственные материалы, собранные на Алтае, в Туве и в Ка захстане. Для анализа были отобраны только черепа взрослых зимовавших животных. Сам цы и самки учитывались вместе, так как в наших исследованиях было установлено, что значимых различий в промерах по половому признаку нет. Всего обработано 200 экземп ляров из 51 точки. Для статистического анализа использованы 23 краниальных и 3 габиту альных признаков.

Выборки из географически близко расположенных и сходных по экологическим усло виям районов были объединены для проведения статистического анализа.

Для обработки морфометрических признаков были использованы одномерная статис тика, дискриминантный и кластерный анализ (метод Ворда).

Дискриминантный анализ признаков черепа позволил сгруппировать объединенные выборки по степени сходства. На дендрограмме кластерного анализа по первым четырем дискриминантным функциям с высокой поддержкой выделяются две ветви. Одна из них сближает выборки из Казахского мелкосопочника, Тарбагатая, Калбинского Алтая, окрес тностей озера Маркаколь. В этом же кластере несколько обособленно располагается вы борка из центральной части Монгольского Алтая. Другая ветвь сближает выборки из Цен трального и Юго-Восточного Алтая, Тувы и сопредельной им части северо-западной Мон голии. Точки отлова выборок первого кластера расположены в западной и южной частях ареала, а второго – в северо-западной части. Плоскочерепные полевки из западной и юж ной частей ареала имеют большую скуловую ширину и ширину межглазничного проме жутка, меньшую длину верхней диастемы, высоту черепа от М3 и высоту затылка относи тельно кандилобазальной длины черепа. По соотношению длины хвоста и длины тела так же существуют две формы полевок – относительно короткохвостые и относительно длин нохвостые, причем у короткохвостой формы его окраска однотонная светлая, почти белая, окраска туловища светло-серая с охристыми тонами. У длиннохвостой формы хвост резко двуцветный, с дорзальной стороны от темно-серого до рыжего, туловище более темное с бурыми тонами.

Таким образом, по комплексу краниальных и габитуальных признаков выявлены две морфологические формы плоскочерепных полевок. Выделенные формы соответствуют описаным ранее подвидам – A.s.strelzowi Kastschenko (1899) и A.s.desertorum Kastschenko (1901). Подвид A.s. depressus Ognev (1944) сводится в синоним к номинативному. Номина тивный подвид распространен в Центральном, Юго-Восточном Алтае, Туве, Западном Танну-Ола и в сопредельной с ними северо-западной Монголии. Подвид A.s.desertorum встречается в Казахском мелкосопочнике, Тарбагатае, Калбинском Алтае и центральной части Монгольского Алтая.

ПРОСТРАНСТВЕННАЯ СОПРЯЖЕННОСТЬ СИМПАТРИЧЕСКИХ ВИДОВ МЕЛКИХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ В КОНТРАСТНЫХ УСЛОВИЯХ СРЕДЫ Лукьянова Л.Е.

Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург, Россия lukyanova@ipae.uran.ru Понятие «сопряженность» широко используется в ботанических исследованиях для изучения разнокачественности видов, входящих в состав фитоценозов (Воронов, 1973).

Сопряженность свидетельствует об уровне межвидовых отношений особей в конкретных условиях среды. Положительная сопряженность наблюдается в двух случаях: либо виды «прилаживаются» друг к другу настолько, что чаще встречаются вместе, чем порознь, либо эти виды сходны по своим экологическим особенностям и обитают вместе потому, что в пределах одного фитоценоза условиях для них более благоприятны. При отрицательной сопряженности имеет место либо межвидовая конкуренция, в результате чего виды стано вятся антагонистами, либо требования видов различны к отдельным факторам среды и виды не встречаются в пределах одного фитоценоза (Воронов, 1973).

Для определения степени сопряженности двух видов существует формула (Кац, 1943):

K=100*m/n*q, где K – коэффициент сопряженности, m – число площадок, на которых данный вид встречен совместно со вторым;

n – суммарное число площадок, на которых каждый из двух видов зарегистрирован порознь;

q – встречаемость вида в фитоценозе, т.е. процент пло щадок от общей их суммы в фитоценозе, на которых был встречен вид. Если K1, это значит, что данный вид встречается со вторым чаще, чем без него, K1 свидетельствует о том, что данный вид чаще встречается без другого вида, чем совместно с ним. Когда же K=1, можно считать, что виды индифферентны друг к другу и встречаемость данного вида совместно с другим не отличается от общей встречаемости первого вида в фитоценозе (Воронов, 1973).

Данная формула проста, легка в использовании, и может быть успешно применима к зоологи ческим объектам. Учитывая основное отличие «неподвижных» ботанических объектов от по стоянно перемещающихся в пространстве мелких млекопитающих, внесли коррективы в ин терпретацию полученных значений коэффициента сопряженности. При значениях индекса, максимально приближенных к единице, считали виды сопряженными. На основании факта, что пространственное разобщение особей многих видов животных связано не только с межви довой конкуренцией, но и с различиями в выборе местообитаний и в их экологических потреб ностях (Надеев, Ердаков, 1980;

Садыков, Бененсон, 1992;

Henttonen et all, 1977;

Myllymaki, 1977), изучили сопряженность доминирующего в лесных биоценозах Висимского заповедни ка (Средний Урал) вида – рыжей полевки (Myodes (Clethrionomys) glareolus) на фазах ее высо кой численности с другими видами сообщества в трех контрастных средовых ситуациях: 1) стабильная среда (заповедная территория до нарушения ветровалом и пожаром);

2) анемоген ная среда (дестабилизированная ветровалом), 3) пирогенная среда (дестабилизированная по жаром). Учитывали число поимок зверьков разных видов в одни и те же ловушки. Выявлено, что в стабильной среде рыжая полевка не была пространственно сопряжена ни с одним видом (K=0,03;

2=1,08;

df=1, p=0,297), в анемогенной среде она чаще встречалась с обыкновенной бурозубкой (Sorex araneus) (K=0,56;

2=4,33;

df=1, p0,037), на пирогенной территории рыжая полевка была сопряжена с лесной мышью (Apodemus uralensis), численность которой возросла после пожара (K=0,67;

2=7,39;

df=1, p0,007). Таким образом, дестабилизация среды обита ния мелких млекопитающих факторами естественного генезиса (ветровал, пожар) вносит из менения в пространственную сопряженность особей доминирующего вида сообщества с осо бями других, совместно обитающих на территории видов.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НЕСПЕЦИФИЧНОСТИ РАЗЛИЧИЙ ПОПУЛЯЦИОННЫХ РЕАКЦИЙ ГРЫЗУНОВ НА АНТРОПОГЕННЫЕ ПОЛЛЮТАНТЫ Любашевский Н.М.1, Стариченко В.И. Institute of Mental Activity, IIAPS, Ashdod, Israel Институт зкологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург, Россия nahum.nema@mail.ru Специфична или неспецифична реакция животных на поллютанты? Этот вопрос важен как для теории, так и в практике экологической токсикологии. От использования законо мерностей влияния тысяч поллютантов зависит успех в защите животного мира и в мероп риятиях по истреблению вредителей.

Известно, что на уровне особи реакция специфична. Пример: радионуклиды и фтори ды. Различны первичные механизмы действия: ионизирующая радиация воздействует на ДНК;

фториды, блокируя ряд ферментных систем, нарушают минеральный обмен. Крити ческие органы: при радиационном воздействии – костный мозг;

при воздействии фтора и фторидов – костная и зубная ткани. Клиника поражения существенно отличается: лучевая болезнь легко дифференцируется от флюороза. В то же время популяционные реакции грызунов при загрязнении радионуклидами (Дубинин, 1972;

Ильенко, Крапивко, 1989;

Любашевский и др., 2000) и фторидами (Любашевский и др., 1996, 2000) однотипны: в ряду поколений развивается наследуемая адаптация (Любашевский, Стариченко, 2010).

Эта популяционная стратегия выживания животных объясняется тем, что при токсич ном загрязнении используются механизмы, отработанные при эволюции в нестабильной, богатой природными катастрофами (пожары, наводнения, засухи и пр.) и сезонными сдви гами среде обитания. Отсюда утверждения о неспецифичности популяционных реакций на поллютанты (Лукьянова, Лукьянов, 1998;

Безель, 2006).

Однако, как собственные (Любашевский, Крылова, 1984;

Любашевский и др., 1996, 2000;

Любашевский, Стариченко, 2010), так и литературные данные (Grьneberg, 1964;

Шварц, 1980;

Chesser et al., 2000;

Walker et al., 2001;

Большаков, Моисеенко, 2009) свиде тельствуют о наличие 3 категорий поллютантов, обладающих принципиально различными эффектами экотоксического воздействия на грызунов. Анализ микроэволюционных про цессов в импактных популяциях позволил понять, что развитие наследуемой адаптации возможно только при прямом (не опосредованном) воздействии поллютантов на особи, при сохранении или повышении численности и сниженной миграции (1-я категория пол лютантов – радионуклиды, фториды). Непрямое (опосредованное) воздействие на особей популяции – следствие техногенной деградации травянистой растительности среды оби тания: сокращается пищевая база и количество мест укрытия и размножения, повышается смертность прибылых, миграция резко увеличена, адаптации не происходит (2-я категория поллютантов – тяжёлые металлы, сернистый ангидрид). 3-я категория – стерилянты (гона дотропные, эмбриотропные, нейро- и эндокринотропные продукты, подавляющие репро дукцию) (Любашевский, Крылова, 1984;


Шилова, 1993): сокращается количество генера ций, уменьшается число детёнышей и увеличивается их смертность, восстановление чис ленности задерживается на годы. (Примечание: радионуклиды в Чернобыле и на ВУРСе – нет стерилянтного эффекта, напротив, происходит стимуляция репродукции).

Таким образом, принцип неспецифичности токсического воздействия поллютантов со стоит в том, что в каждую категорию поллютантов входят вещества различной физико химической природы, которые производят однотипное воздействие на биоту и природные популяции животных. В защите животных должна быть учтена относительная опасность поллютантов по категориям: 3-я 2-я 1-я.

СВЯЗЬ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ АКТИВНОСТИ ДЕТЁНЫШЕЙ ВОДЯНОЙ ПОЛЁВКИ (ARVICOLA TERRESTRIS) В ВОЗРАСТЕ ПЕРЕХОДА НА САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ ПИТАНИЕ С ХАРАКТЕРИСТИКАМИ МАТЕРИНСКОЙ СРЕДЫ Любая Т.Е., Назарова Г.Г.

Институт систематики и экологии животных СО РАН, Новосибирск, Россия elektra_t@inbox.ru У незрелорождающих млекопитающих, к которым относится водяная полёвка, период лактации очень энергозатратен для самки. Поэтому переход детёнышей на самостоятель ное питание является важным не только для детёнышей, но и для самок-матерей. В по здние сроки лактации обостряется конфликт между матерью и потомством (Trivers, 1974).

С увеличением возраста детёнышей у самки уменьшается количество и энергетическая стоимость молока. Недостаток молочного питания побуждает детёнышей искать дополни тельные источники пищи. Они исследуют окружающую среду: осматривают территорию, подходят к потенциально интересным объектам, обнюхивают и пробуют их «на зуб».

Возраст перехода на самостоятельное питание определяют экспериментально. Счита ют, что он наступил, если масса детёнышей, в достатке обеспеченных водой и кормом, но изолированных от матери за одни сутки не снижается (King et al., 1963). У водяной полёв ки он равен 15 дням (Любая, 2010).

Целью данной работы было изучить исследовательскую активность (ИА) водяных по левок в возрасте перехода на самостоятельное питание и ее связь с характеристиками ма теринской среды, а именно: величиной помета и физическим состоянием матери.

Исследования проводили на водяных полёвках генетически гетерогенной колонии ви вария ИСиЭЖ СО РАН. Животных содержали в клетках (48Ч25Ч25 см) при свободном доступе к воде и корму, при фотопериоде, приближенном к естественному.

ИА полевочек определяли с помощью «риск-теста» (Плюснин, Рогов, 1986). Живот ных (n=44) в возрасте 13 дней помещали в темную стартовую камеру (22,5Ч7Ч6 см), кото рая соединялась отверстием (3Ч2,5 см) с освещенной круглой белой ареной диаметром см. Длительность теста – 10 минут. Регистрировали время полного выхода животного на арену. Полевочки, начавшие исследование арены в течение первых 3 минут, были отнесе ны к группе с высоким уровнем ИА (УИА), животные остававшиеся в камере в течение всего опыта – к группе с низким УИА, остальные – к группе со средним УИА. Также определяли относительный суточный прирост массы тела (ОПМТ) детёнышей 14-16-днев ного возраста (день рождения считался 0-ым днем) (n14= 17, n15= 14, n16= 13) и относитель ную потерю массы тела самки-матери за период лактации. При рождении регистрировали величину выводка.

Результаты показали, что ОПМТ полевочек имеет тенденцию к снижению с увеличени ем числа детёнышей в помете (r14= –0,27, r15= –0,24, r16= –0,36, p0,05). Оказалось также, что чем больше выводок, тем больше потеря массы тела матери за период лактации (r= 0,47, n=44, p0,05), а УИА детёнышей достоверно повышается (r= 0,36, n=44, p0,05).

Более высокая ИА детёныши из больших пометов должна способствовать более ранне му переходу на самостоятельное питание, при этом снижается конкуренция между сибса ми за молоко матери, а у самки сохраняются ее физические кондиции и способность всту пать в следующий репродуктивный цикл.

Работа выполнена при поддержке РФФИ (проект № 08-04-00732-а) ЭКОТОННЫЕ СООБЩЕСТВА ФОНОВЫХ ВИДОВ ГРЫЗУНОВ АРИДНЫХ ЭКОСИСТЕМ ВОСТОЧНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ Магомедов М. М-Р.

Прикаспийский институт биологических ресурсов ДНЦ РАН, Махачкала, Республика Дагестан, Россия mmrd@iwt.ru В условиях аридных зон Восточного Предкавказья в качестве мощных агентов средо образовательного процесса, выступают заросли и отдельные экземпляры древовидных ку старников тамарикса (Tamarix ramosissima Zedeb, Т. meyeri Boiss). Они во многом влияют на почвенно–гидрологические условия, особенности микроклимата, структуру поселений животных и, в конечном итоге, на структуру и облик всего биогеоценоза пустынных ланд шафтов. Кустарниковые заросли тамарикса создают условия для развития в подкроновом пространстве представителей степной растительности – житняков, тонконога, костров, пырея, остреца, зопников, яснотки, лютиков, люцерны, подмаренника и др. Этому способ ствует зимнее перераспределение снега и его концентрация в кронах крупных кустарни ков, последующее вымывание солей в процессе таяния снега, низкая инсоляция поверхно сти, наличие плотного слоя листового опада и повышенное содержание гумуса. Продук тивность таких микроассоциаций значительно выше продуктивности растений свободных пространств между кустами, которая занята в основном солянковой пустынной раститель ностью. Важное регулирующее влияние на развитие биогеоценотических процессов ока зывают и участие животных в едином комплексе с главным ценозообразователем и его спутниками.

Дана сравнительная оценка сезонных изменений влажности почвы, содержания солей, видового разнообразия и продуктивности растительности, обилия и видового разнообра зия населения мелких млекопитающих кустарниковых зарослей и открытых биотопов пу стынных экосистем. Показаны механизмы формирования их биотопических связей. При веден анализ распределения плотностей пяти фоновых видов грызунов рассматриваемый зоны – малого суслика (Spermofhilus pygmaeus), трех видов тушканчиков (большой туш канчик Allactaga major, малый тушканчик A. elater, тарбаганчик Pygeretmus pumilio) и гре бенщиковой песчанки (Meriones tamariscinus) в пространстве, связанные с характером ра стительного покрова и его продуктивностью.

В целом, в условиях аридных зон Северо-Западного Прикаспия, в качестве мощных агентов средообразовательного процесса, выступают заросли и отдельные экземпляры древовидных кустарников тамарикса. Они формирует сложный мозаичный экотонный ре льеф с различными типами водного-солевого режима почв, структуры растительного по крова и животного населения. Фитогенная мозаичность растительного покрова, обязанная произрастанию здесь древовидных кустарников, служит важным фактором определяющих видовое разнообразие, особенности фенологии растений и продуктивности экосистем, общее биологическое разнообразие и структуру животного населения аридных террито рий Западного Прикаспия. Работа представляет собой важную функциональную характе ристику аридных земель Северо-Западного Прикаспия.

ДИКИЙ ЕВРОПЕЙСКИЙ КАБАН – ВЕТЕРИНАРНАЯ БИОЛОГИЯ И ЭПИЗООТОЛОГИЯ Макаров В.В.1, Коломыцев А.А.2, Сухарев О.И.1, Литвинов О.Б. Российский университет дружбы народов, Москва, Россия ВНИИ ветеринарной вирусологии и микробиологии, Покров, Россия Департамент ветеринарии Минсельхоза России vvm-39@mail.ru В связи с эмерджентностью возникновения и распространения африканской чумы (АЧС) на территории РФ среди домашних и диких свиней с 2007 года последние приобретают особое значение как потенциальные природные резервуары болезни с возможным форми рованием самого нежелательного для страны эпидемиологического феномена – природ ной очаговости этой опасной трансграничной инфекции. Цель настоящего сообщения – формулировка и оценка гипотез относительно возможной роли диких кабанов в эпидеми ологии АЧС на данном этапе ее распространения в РФ.

Исследование проведено в формате систематического обзора оригинальных работ, пер вичных публикаций, баз данных (ProMED, WAHID, EMPRES и др.) по биоэкологическим особенностям кабанов ветеринарно-прикладного значения, инфекциям, распространенным в их популяциях, особенностям паразитарной системы АЧС, статистическим данным рас пространения болезни в РФ.

Согласно результатам метаанализа, нозоареал и инфекционный нозологический про филь популяций диких кабанов свидетельствуют о высокой степени неблагополучия и ак тивном процессе проэпидемичивания на территории всей Европы. В числе инфекций ди ких кабанов те, по которым в домашнем свиноводстве достигнуто благополучие, они лик видированы или контролируются. Эпидемиологические признаки вида, убиквитарность и высокая, возрастающая плотность населения кабанов в европейском регионе создают са мые благоприятные перспективы для дальнейшей резервации возбудителей заразных бо лезней животных и человека и как следствие – потенциального фактора эмерджентности возникновения и распространения как индигенных, так и экзотических инфекций. В це лом, по-видимому, нет серьезного повода говорить об эпидемической обособленности ди ких кабанов от домашнего свиноводства.

На юге РФ до сентября 2010 года официально зарегистрированы 111 вспышек АЧС среди домашних и 43 вспышки с участием диких свиней на территории 11 административ ных единиц с продолжающимся прогрессивным увеличением площади нозоареала и на пряженности ситуации. «Семейный» механизм эволюции АЧС среди кабанов в сочетании с высокой плотностью населения, территориальной непрерывностью ареала и неизбежны ми внутривидовыми контактами становится существенным фактором риска формирова ния и пространственного распространения природноочаговой инфекции с векторным по тенциалом первичного источника по отношению к вспышкам АЧС среди домашних свиней и ее возможному антропургическому циклу.

Процессы возникновения и распространения АЧС в популяциях диких кабанов на тер ритории юга РФ возможно описывать с помощью современного научного инструментария (многомерной математической «супер-модели» с векторными переменными и компьютер ной программы).

СУТОЧНАЯ АКТИВНОСТЬ СОБАК-ПАРИЙ Макенов М.Т.

Омская государственная медицинская академия, Омск, Россия makenovm@mail.ru Проводя наблюдения за поведением собак-парий г. Омска, было установлено, что они большую часть времени отводят на отдых. Предположив, что собаки активны преимуще ственно в ночное время, мы задались целью изучить суточную активность собак-парий.

Ззадачи исследования: 1. Определить бюджет активности собак-парий, организованных в группы. 2. Охарактеризовать распределение активности собак-парий в течение суток. 3.

Выявить наличие или отсутствие общих суточных ритмов у совокупного населения собак на определённой территории.

Сбор полевого материала проводился в г.Омске в июле-августе 2009-2010 гг. Для изуче ния активности собак-парий, организованных в группы, были проведены наблюдения за тремя различными постоянными группами. Группа-1 (5 особей) приурочена к предприя тию в промышленной зоне-биотопе, Группа-2 (3 особи) обитала во дворе жилого дома, Группа-3 (6 особей) приурочена к автостоянке в зоне-биотопе жилой многоэтажной заст ройки. Наблюдение за поведением собак Группы-1 проводили в два этапа: дневной (с 8 до 21 часов) и ночной (с 22 до 7 часов), для фиксации активности животных использовался метод регистрации отдельных поведенческих проявлений и метод временных срезов с ин тервалом в 10 мин. За собаками Группы-2 наблюдали днём с 7 до 20 часов, с применением метода временных срезов с интервалом 5 мин. Группа-3 посещалась с интервалом в 1 час в течение 5 сеансов дневных наблюдений (с 8 до 20 часов каждый) и 5 сеансов ночных на блюдений (с 21 до 7 часов каждый), в общей сложности 120 посещений. Для каждой особи в отдельности и для группы в среднем составляли бюджет активности.

Критерии активности были формализованы следующим образом: состояние «отдых»

считали, если собака лежит, состояние «активность» – если собака проявляет любой тип поведения, кроме отдыха (стоит, двигается, ест и т.д.).

Для изучения активности одиночных собак были проведены маршрутные учёты: в зоне биотопе жилой многоэтажной застройки выбрали типовой участок, на котором был проло жен маршрут длинной 3 км. По маршруту проходили с интервалом 1 час в течение 5 дней (с 8 до 20 часов) и 5 ночей (с 21 до 7 часов), всего было пройдено 120 раз, что составило км. Всех встреченных собак идентифицировали, определяли пол, статус по отношению к человеку, тип активности, место обнаружения. Непосредственно к маршруту примыкала днёвка группы-3, поведение собак группы в пределах днёвки фиксировалось отдельно.

Анализ бюджета активности в среднем по группе показал, что доля активности собак Группы-1 и Группы-2 составляет 32.5±1,2% и 30.5±3,8% в сутки соответственно;

днём соба ки активны 40±1,3% времени, ночью – 12±0,9%. Тест Краскэла-Уоллиса показывает наличие зависимости между временем и активностью собак всех изученных групп (р0.01;

р=0.057;

р=0.03 соответственно). У каждой группы можно выделить 3 пика активности: утром, в 5-6, 8-9 или 11-12 часов соответственно, днём, в 15-18 часов, и вечером, в 21-22 часа.

При проведении маршрутных учётов было идентифицировано 40 собак, из них 24 – резидентные особи. Достоверной зависимости между встречаемостью собак на маршруте и временем не обнаружено, таким образом, можно сделать вывод об отсутствие общих суточных ритмов одиночных собак данной территории. Частотный анализ пиков активнос ти встреченных особей показал, что максимальное количество резидентных собак отмеча лось чаще всего в 5, 8, 13-14, 18-19 и 22-23 часов, реже всего – в 9, 16-17, 3 и 00 часов.

ПОЛУЧЕНИЕ И КРИОКОНСЕРВАЦИЯ СПЕРМЫ БЕЛОГО МЕДВЕДЯ URSUS MARITIMUS Максудов Г.Ю.1, Малёв А.В.2, Бронюкова И.Ю.2, Давыдов Д.А.3, Шишова Н.В.4, Таужанова Т.В.5, Мельников Н.С. Московский зоопарк;

Казанский зооботсад;

3 Государственный зоопарк Удмуртии;

1 Институт биофизики клетки РАН;

5 Челябинский зоопарк;

6 Екатеринбургский зоопарк george-maksudov-yandex.ru Глобальное потепление и связанное с ним масштабное изменение экосистем Севера ста вит под угрозу существование многих видов. Одним из наиболее знаковых является белый медведь Ursus maritimus. Из-за таяния льдов заповедание территорий не позволит сохранить этот вид в пределах его естественных местообитаний. Содержание и разведение белого мед ведя в неволе сопряжено со многими проблемами. Сейчас в зоопарках ЕАРАЗА содержится менее 50 особей и далеко не все они имеют возможность образовывать пары.

Таким образом, создание криобанка генетических ресурсов (Б.Н. Вепринцев), представ ляется крайне актуальным как для сохранения генетического разнообразия белого медве дя, так и для перспектив его последующего восстановления с помощью вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). Однако исследования в области репродуктивной фи зиологии белого медведя, морфофункциональных особенностей гамет, их криоконсерва ции, иммобилизации животных и по всему комплексу ВРТ единичны.

Поскольку проведение необходимых работ в полевых условиях проблематично, экспери менты проводились на базе ряда зоопарков России и РосГосЦирка. Задачами первого этапа исследований являлись: отработка методов иммобилизации медведей;

отработка методов не травмирующего прижизненного получения семени;

изучение возможности использования по стмортальных сперматозоидов;

изучение морфофункциональных особенностей гамет белого медведя;

испытание методик криоконсервации семени;

изучение морфологических парамет ров репродуктивных путей для подготовки к искусственному осеменению. Перед работой с белыми медведями ряд методик был опробован на бурых, гималайских и очковых медведях.

Всего в сентябре 2009 – сентябре 2010 гг обездвижено пять белых медведей, из них четыре самца. Электроэякуляцией получена сперма у двух самцов, отдельные сперматозо иды – у одного. Наибольшие сложности при сборе семени создаёт деуринация, происходя щая одновременно с эякуляцией и приводящая к гибели сперматозоидов из-за разбавления их уриной. Во избежание этого мочевой пузырь опорожнялся через пенильный катетер нестандартных размеров. Однако в двух случаях его длины оказалось недостаточно.

Изучен один образец постмортальных семенников, полученный из Казани через три дня после гибели животного. Из эпидидимисов были извлечены и заморожены спермато зоиды, показавшие 30% поступательную подвижность.

Для иммобилизации применялись золетил и домитор. Антидотом был антиседан. По скольку все медведи успешно перенесли обездвиживание, а самцы и электроэякуляцию, можно утверждать, что применявшиеся методы не приносят ущерба здоровью животных и могут применяться для сохранения генетических ресурсов.

Морфологически, как показала конфокальная и люминисцентная микроскопия, спермато зоиды Ursus maritimus оказались близки гаметам других видов Ursidae. Криоконсервация про водилась как в гранулах, так и в соломинках, в глюкозо- и лактозо- желточно-цитратных средах с глицерином в качестве криопротектора. Предварительная оценка показывает приемлемость этих методик. Проведены промеры пенисов самцов для разработки осеменительного катетера.

Авторы выражают глубокую благодарность Базарову И.В., Баранникову А.П., Каткову И.И., Мударисову А.Р., Солдаткину А.В. за помощь в работе.

КОМПЬЮТЕРНАЯ ИМИТАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ ЛОЖНЫХ ПАНИК У ЖИВОТНЫХ Малашкин А.В.

Московский Институт электроники и математики, Москва, Россия malashkin_a_v@mail.ru «Ложные паники» (Рощевский, Можаровская, 1982) у ряда видов животных вызывают вопрос о своей целесообразности. Рассмотрим конфликт хищников и их потенциальных жертв с точки зрения теории игр. Такая игра не является игрой с полной информацией для жертв, поэтому ее оптимальное решение будет вероятностным.

Вашему вниманию предлагается компьютерная имитационная модель для проверки гипотезы об эффективности ложных паник у потенциальных жертв в качестве защиты от хищников. На модели местности с участками, на которых существуют различные условия для нападения хищников, взаимодействуют объекты «хищник» и «жертвы». Объекты опи сываются наборами параметров, такими как вероятность обнаружения противника на дан ном участке местности, скорость перемещения, вероятность спонтанной паники, вероят ность успешной атаки, расход энергии на перемещение, время необходимое для кормежки и др.

Спонтанные паники жертв, с одной стороны, не дают хищнику успешно завершить спла нированное нападение. С другой стороны они мешают жертвам кормиться, что ограничи вает частоту их использования.

Меняя вероятность ложной паники у жертв, можно найти величину вероятности, при которой атаки хищника будут причинять наименьший ущерб популяции жертв на данном типе местности. Эта вероятность не равна 0 или 1. Таким образом, компьютерная модель показывает, что при некоторых разумных исходных данных, стратегия спонтанных, непред виденных хищником, паник является выгодной для жертв.

Я благодарю д.б.н. Харитонова Сергея за поддержку идеи.

ЭВОЛЮЦИОННАЯ СУЩНОСТЬ ЕСТЕСТВЕННОГО ТАКСОНА НА ПРИМЕРЕ МЛЕКОПИТАЮЩИХ Маликов В.Г., Голенищев Ф.Н.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.