авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 23 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Биологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Териологическое общество при РАН ...»

-- [ Страница 17 ] --

Из отловленных серых крыс 53,8 % самки и 46,2 % самцы. В матках 57,1 % самок обнаружены желтые пятна беременности и эмбрионы, 46,2 % крыс обоего пола следует отнести к возрастной группе Subadultus.

Результаты исследований, показывают, что, на урбанизированной территории г. Омска резко доминируют синантропные грызуны: домовая мышь и серая крыса. Фауна грызунов на урбанизированной территории бедна. Численность домовой мыши и серой крысы по зволяет говорить об устойчивых локальных популяциях этих видов населяющих различ ные стации в черте большого города. Остальные виды грызунов отлавливались единично, и анализировать их половозрастную структуру преждевременно.

ЭКОЛОГО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ГРЫЗУНОВ Г. ОМСКА Путин А.В.1, Сидоров Г.Н.2, Кистенева Е.Н.3, Березкина Г.В.4, Гончарова О.В.5, Лойко В.Н. Институт ветеринарной медицины Омского государственного аграрного университета, Омск, Россия Омский государственный педагогический университет, Омск, Россия ФГУЗ Центр гигиены и эпидемиологии в Омской области, Омск, Россия ФГУН «Омский научно-исследовательский институт природноочаговых инфекций Российский государственный торгово-экономический университет (Омский институт), Омск, Россия, oksana04@narod.ru В основу исследования положены результаты отлова синантропных, экзоантропных и населяющих природные комплексы грызунов на территории правобережных и левобереж ных районов г. Омска. Учеты проводились стандартными методами (Карасева, 1996) в 1999– 2004 гг. и в 2008–2010 гг. Облавливалась территория жилых районов (дома разной этажнос ти), постройки разнопрофильных образовательных учреждений, парковые зоны города и территория ООПТ регионального значения Красноярско-Чернолученская зона отдыха.

За первый период учета всего отработано 184004 л/суток (отлов осуществлялся давил ками Геро, дуговыми капканами, живоловками). За период исследования отловлено экз. грызунов. В том числе: 861 домовая мышь (Mus musculus L.), 61 серая крыса (Rattus norvegicus Berk.), 4 узкочерепные полевки (Microtus gregalis Pall.), 2 особи обыкновенной полевки (Microtus arvalis Pall.), 1 водяная полевка (Arvicola terrestris L.). Относительная численность грызунов в данный период исследования составила 0,5% попадания на 100 л/ суток. Доминировали синантропные виды: домовая мышь и серая крыса 92,7% и 6,5% соответственно. Материал от 163 экз. грызунов обследован на наличие возбудителей и ан тител псевдотуберкулеза, иерсиниоза, туляремии, на базе Омского НИИ природноочаго вых инфекций. Серологическими и бактериологическими методами.

У домовых мышей выделена культура Yersinia pseudotuberculosis, обнаружены антитела к этому возбудителю. Также у обследованных грызунов выделялись антитела к Yersinia enterocolitica и Francisella tularensis. У серой крысы обнаружены антитела к Yersinia enterocolitica. За второй период учета 2008–2010гг. нами было выставлено 8925 л/суток. За период исследования отловлено 137 экз. грызунов. В том числе: 109 особей домовой мыши, 13 экземпляров серой крысы, 2 экз. полевой мыши (Apodemus agrarius Pall.), 5 узкочерепных полевок, 2 обыкновенных полевки, 6 красных полевок (Clethrionomys rutilus Pall.) Относи тельная численность грызунов в данный период исследования составила 1,5% попадания на 100 л/суток. Снова доминировали синантропные виды: домовая мышь и серая крыса 79,5% и 9,5% соответственно.У 4 экз. домовых мышей были выделены антитела к Yersinia enterocolitica, у 2 особей этого грызуна выделены антитела к Yersinia pseudotuberculosis.

Антитела к Francisella tularensis у обследованных грызунов не выделялись.

Исходя из результатов исследований, можно сделать выводы о том, что, несмотря на колебания численности под влиянием комплексных экологических факторов на урбанизи рованной территории г. Омска доминируют синантропные грызуны: домовая мышь и се рая крыса. Фауна грызунов на урбанизированной территории бедна. В популяциях этих видов обнаруживаются антитела к возбудителям природноочаговых инфекций. В связи с вышеизложенным, работы по мониторингу численности грызунов на городской террито рии должны, проводится регулярно.

КОММУНИКАТИВНЫЕ СИСТЕМЫ ПОПУЛЯЦИЙ БУРОГО МЕДВЕДЯ ВЕРХНЕЙ ПЕЧОРЫ (СЕВЕРНЫЙ УРАЛ) И ЗАПАДНОГО САЯНА Пучковский С.В., Буйновская М.С.

Удмуртский государственный университет, Ижевск, Россия svpuch@mail.ru Материалы о состоянии популяционных коммуникативных систем (КС) бурого медве дя (Ursus arctos L.) собирались на Верхней Печоре (три лесничества Печоро-Илычского заповедника, 2002, 2004 и 2005 гг.) и на Западном Саяне (два лесничества Саяно-Шушен ского заповедника и природный парк «Ергаки», 2007, 2008 и 2009 гг.). Общее количество описанных медвежьих деревьев (МД) составило 1707, жертвенных деревьев – 8, оборони тельных – 8. Породная принадлежность МД (в порядке убывания): ель, пихта, кедр (сосна сибирская), сосна обыкновенная, лиственница, берёза, осина. На собранных материалах показано, что медведи маркируют преимущественно деревья хвойных пород, а среди пос ледних – пихту, ель и кедр (Пучковский, 2009). Выявлено также предпочтение деревьев бульшего диаметра (Пучковский и др., в печ.).

По режиму мечения МД подразделялись на четыре типа: 1 – метились впервые в год регистрации;

2 – метились однократно в прошлые годы;

3 – метились многократно в про шлые годы;

4 – метились в год регистрации и в прошлые годы. Соответственно, доли дере вьев (в %) этих типов составили 9.2, 10.8, 24.0 и 56.0. Из всех зарегистрированных МД 65% маркировались медведями в год обследования.

Линейная частота мечения (ЛЧМ) в целом равнялась 10.4 МД на 10 км маршрута, ин тенсивность мечения – 4.28 «меток» (из 15) на одно МД (из числа меченных медведями в год регистрации). Приводятся значения встречаемости отдельных меток.

При использовании понятий из концепции биологического сигнального поля (БСП) мле копитающих (Наумов, 1973;

Темброк, 1977;

Мозговой, 1986) интенсивность мечения отра жает напряжённость, а ЛЧМ – относительную плотность элементов БСП.

Согласно имеющимся экспертным оценкам (Нейфельд, 2004;

Завацкий, 2004) плотность популяции бурого медведя в Саяно-Шушенском заповеднике примерно в 4 – 5 раз выше, чем в Печоро-Илычском. Анализ наших материалов по КС этих двух заповедников пока зал, что наиболее контрастные различия из определяемых нами параметров демонстриру ет ЛЧМ, которая составила в лесных экосистемах двух заповедников 10.0 (Печоро-Илычс кий) и 29.4 (Саяно-Шушенский). ЛЧМ, определённая для МД, маркированных в год об следования, составила 6.1 и 21.0. Интенсивность мечения в среднем была оценена в 4.44 и 4.11. Коэффициенты вариации в рядах из всех использованных оценок (n = 9 в каждом ряду) оказались равными: для ЛЧМ – 76,4%, для интенсивности мечения – 11,8%.

Различия во встречаемости отдельных параметров отражают, по нашему предположе нию, сравнительно бульшую миграционную подвижность популяций бурого медведя, на селяющих горы Южной Сибири (Соколов, 1979;

Медведи России.., 1993;

Завацкий, 2004).

При сравнении отдельных лесничеств параметры популяционных КС удовлетворительно отражают различия в степени антропогенного пресса и своеобразии природных условий.

Проведённые нами исследования развивают предположения, высказанные некоторыми авторами в прежние десятилетия (Burst and Pelton, 1983;

Jamnickэ, 1987;

Пучковский, 1993;

1998) о перспективности изучения популяционных КС (в основном это МД и метки с них) в целях экологического мониторинга медведей наиболее многочисленных видов (бурого медведя и барибала U. americanus Pallas), населяющих лесные экосистемы Северного по лушария.

К ВОПРОСУ О РАЦИОНАЛЬНОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ РЕСУРСОВ ОХОТНИЧЬЕЙ ФАУНЫ НА ПРИМЕРЕ ДИКОГО КАБАНА НА ЦЕНТРАЛЬНОМ КАВКАЗЕ Пхитиков А.Б., Темботова Ф.А.

ИЭГТ КБНЦ РАН, г. Нальчик, pkhitikov@mail.ru Проблема рационального использования природных ресурсов, в том числе и охотничь их, является весьма актуальной. Особо остро, на наш взгляд, она стоит на Кавказе, в част ности Центральном, в силу ряда причин: высокая плотность населения, социально-эконо мическая ситуация и др. В совокупности эти факторы создали неблагоприятную обстанов ку по многим видам охотничьей фауны региона. Так, кавказский благородный олень в ре гионе уничтожен. Непродуманная политика восстановления вида привела к тому, что в республике обитают особи других подвидов, а не аборигенного. Акклиматизирован чуже родный пятнистый олень. Не лучше ситуация с кавказским туром за пределами ООПТ Ка бардино-Балкарии (на территории охотхозяйства и общества охотников и рыболов ( тыс. га) по нашим оценкам обитает не более 1200 особей).

За последние два года катастрофичная ситуация сложилась и с популяцией одного из наиболее благополучных охотничьих видов копытных на территории Центрального Кавка за, да и всего региона в целом – дикого кабана. Согласно данным охотинспекции по КБР, численность кабана в Республике в 2003-2007 гг. была в пределах 5-6 тыс. особей. По данным А.А. Данилкина (2002), 6 тыс. – было максимальным значением на протяжении последнего полувека. В результате исследований, проведенных в ИЭГТ в рамках програм мы ОБН РАН «Биологические ресурсы России», численность кабана на тот же период нами оценивалась в 1200 особей. По сведениям Депохоты КБР, в 2008 г. она была резко сокращена до 1300 в результате начатых мероприятий по предотвращению распростране ния вируса африканской чумы свиней. Считаем, что указанное количество отражало ре альную численность за последние годы, так как ни большого числа павших животных, ни сданных на утилизацию отстрелянных не регистрировалось. Косвенным подтверждением этого является и движение лицензий по отстрелу кабанов: при численности и плотности, превышающей оптимальную, квота на отстрел составляла лишь 4-5%, при возможных 25 60%, а число добытых составляло лишь 1-3%.

Согласно плану мероприятий по борьбе с распространением АЧС, численность кабана в ЮФО должна была быть максимально снижена, вплоть до полного уничтожения. При этом нецелесообразность таких мер, по отношению, по крайней мере, к КБР, высказывалась нами неоднократно в адрес официальных структур регионального и федерального уровня. Попу ляция диких кабанов в Республике, обитавшая в основном в предгорных широколиственных лесах, не могла иметь контакта с поголовьем домашних свиней, разводимых на равнине, и, соответственно, не могла быть источником распространения чумы. Однако отстрел живот ных был продолжен и в настоящий момент популяция одного из основных объектов охоты на территории КБР практически уничтожена и уже разрабатывается план мер по его восстанов лению за счет ввозимого поголовья из центральной полосы России.

В итоге, в Республике продолжает осуществляться подход к рациональному использова нию ресурсов охотничьих видов на основе решений, принятых в федеральных органах без привлечения результатов научных исследований, проводимых на местах. Следствие подоб ной политики: истреблена популяция кабана, особи которой были адаптированы к местным условиям, имеется перспектива значительных финансовых и временных затрат на восста новление вида и вероятность, что он повторит судьбу благородного оленя, так и не восстано вившего после реинтродукции прежнюю численность и границы своего распространения.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ОДИЧАВШИХ ЛОШАДЕЙ Пчёлкина Д.С.1, Спасская Н.Н. РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева Научно-исследовательский Зоологический музей МГУ им. М.В. Ломоносова DianaPchelkina@yandex.ru Объектом исследования стала популяция одичавших лошадей, обитающих на острове Водный Государственного природного биосферного заповедника «Ростовский». Перенасе ленность и ограниченный ресурс (количество пресной воды при искусственном водопое) на острове предположительно могли проявиться в повышении уровня внутри видовой аг рессии. Цель работы состояла в проверке этой гипотезы.

Исследования проводились в августе 2009 г. за 2 гаремными, 2 смешанными и 3 холос тяцкими группами лошадей (около 215 часов наблюдений). Использовался метод сплошно го протоколирования, регистрировались все виды агрессивных взаимодействий как внутри групп, так и между социальными группами: угрозы укусов и укусы, угрозы ударов и удары задними ногами, угрозы ударов и удары передними ногами, преследование, вытеснение, отталкивание. Дождливое лето позволило выделить 2 периода в наблюдениях: дни, когда животные пили из оставшихся от дождя луж, и их поведение было более естественным;

дни, когда лошади приходили к искусственному водопою. Обработка полученных данных производились в программах Exel и Stastistica для Windows.

Прежде всего, следует отметить некоторые различия в уровне агрессивности между разными социальными группами. При естественных условиях (без искусственного водо поя) агрессивность оказалась выше в смешанных (p0,01) и холостяцких группах (p0,001), чем в гаремных. При этом и в дни с искусственным водопоем у гаремных групп агрессия ниже (p0,05), чем у смешанных и холостяцких групп. Вероятно, последние имеют менее стабильную иерархическую структуру и состав групп, что отражается на уровне агрессии.

Вне зависимости от вида водопоя (естественный или искусственный) во всех типах групп внутригрупповая агрессия выше, чем межгрупповая (p0,000). А так же во всех типах групп преобладают слабые формы агрессии (угрозы укусов и ударов задними ногами, вытесне ние и отталкивание) над прямой агрессией. Средний уровень агрессии для всех групп со ставил 0,83 взаимодействия/час/особь — это более низкий показатель в сравнении с други ми популяциям одичавших лошадей (1,3 взаимодействия/особь/час, Houpt, Keiper, 1982).

Влияние искусственного водопоя на поведение лошадей проявляется в повышении их агрессивности в 1,5 раза у всех типов групп (p0,05). Повышение агрессивности происхо дит за счет слабых форм агрессий;

количество сильных форм агрессии увеличивается бо лее чем в 2 раза только у холостяков, а у гаремов и смешанных групп меняется незначи тельно. Причём на повышение агрессивности оказывает влияние только уменьшение соци альных дистанций между группами во время ожидания воды, и не влияют никакие другие (в том числе и климатические) факторы (Пчёлкина, Спасская, 2009).

Таким образом, невысокий уровень агрессии в естественных условиях (без искусствен ного водопоя), преобладание внутригрупповой агрессии над межгрупповой, преимуществен ное использование слабой агрессии отражает отсутствие стресса в популяции, связанного с высокой плотностью. А наличие ограниченного во времени и пространстве ресурса (ис кусственного водопоя) является сильнейшим стресс-фактором, приводящим к резкому по вышению внутривидовой агрессии.

МУТАЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС В ПОПУЛЯЦИИ РЫЖЕЙ ПОЛЕВКИ:

РЕЗУЛЬТАТЫ МНОГОЛЕТНИХ НАБЛЮДЕНИЙ Ракитин С.Б., Чепраков М.И.

Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург, Россия rakitin@ipae.uran.ru Мутационный процесс в природных популяциях млекопитающих остается малоизучен ным (Гилева и др., 2006). В частности, неясно, в какой мере частота мутаций в половых и соматических клетках модифицируется популяционно-демографическими процессами, ко торые сопровождаются существенными изменениями метаболизма и состояния репродук тивной системы (Чернявский и др., 2003). В данной работе представлены результаты много летних исследований (1999-2009 гг.) динамики мутационного процесса в циклической попу ляции рыжей полевки (Myodes glareolus) из локалитета на Среднем Урале (57° 20’ с.ш., 58° 40’ в.д.), где документировано глобальное техногенное загрязнение. Для оценки численнос ти использовали показатели попадаемости на 100 ловушко-суток за первые 2 дня отлова.

Понятия плотность и численность использованы в широком смысле как синонимы обилия.

Межгодовые значения обилия менялись от 2,5 до 69,0. В качестве показателей интенсивно сти мутационного процесса были использованы частоты структурных хромосомных аберра ций и суммарная доля анеу- и полиплоидных клеток в костном мозге полевок. Четырехфак торный лог-линейный анализ показал отсутствие половых различий для обоих типов хромо сомных нарушений (p0,5), значимое влияние возраста (при разделении на перезимовавших и сеголеток, p0,01) и популяционной плотности (при разделении на фазы с низкой, средней и высокой плотностью, p0,02). Для числовых хромосомных нарушений взаимодействие плотности и возраста значимо на уровне 0,02, что указывает на различную зависимость от численности этого показателя у перезимовавших и прибылых. Сильная отрицательная связь (p0,01), оцененная с помощью гамма статистики (RG), наблюдается между относительной численностью и структурными хромосомными аберрациями. Для анеу- и полиплоидии на правление связи с показателями обилия у перезимовавших и сеголеток различны. У перези мовавших полевок корреляция отрицательна (RG=-0,42), а у сеголеток – положительная (RG=0,32). При делении на перезимовавших и сеголеток частота обоих типов хромосомных нарушений увеличивается с возрастом, однако у грызунов из природных популяций возраст высоко скоррелирован с репродуктивным статусом. Оказалось, что полевки одного репро дуктивного статуса (перезимовавшие и размножающиеся сеголетки), но разного возраста значимо не различаются по уровню аберрантных клеток (p0,5), но при этом перезимовав шие грызуны имели достоверно повышенный уровень анеу- и полиплоидии по сравнению с сеголетками (p0,01). При анализе связи интенсивности мутационного процесса с популя ционной плотностью и участием животных в размножении в случае частоты клеток с число выми нарушениями хромосом для всех трех групп, выделенных по возрасту с учетом репро дуктивного статуса, достоверных различий нет. Для частоты клеток с хромосомными абер рациями значимо влияние популяционной плотности (p0,01) и репродуктивного статуса (p0,05). Весь период исследований частота клеток с хромосомными аберрациями у поло возрелых животных была выше, чем у неразмножающихся сеголеток, причем максимум на блюдался при средних значениях численности (p0,05). Таким образом, можно заключить, что изменения демографической ситуации в циклической популяции рыжей полевки сопро вождаются сдвигами в темпах мутационного процесса, что может увеличивать генетическое разнообразие потомства, физиологический и иммунный гомеостаз.

Работа поддержана РФФИ (гранты № 08-04-00638 и 10-04-01657).

ИЗМЕНЧИВОСТЬ МИТОХОНДРИАЛЬНЫХ МАРКЕРОВ В ПОПУЛЯЦИЯХ ОБЫКНОВЕННОЙ БУРОЗУБКИ Распопова А.А., Щипанов Н.А.

Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН alopex80@gmail.com Анализ изменчивости мтДНК, с целью изучения филогеографии показал, что помимо видов, образующих последовательные филолинии, существуют виды, демонстрирующие звездообразную филогению. Такое распределение гаплотипов делает их непривлекатель ными с точки зрения филогеографических построений, однако обнаруживает внутривидо вую (популяционную) структурированность. Наличие популяционной структурированно сти традиционно выявляется в тесте Мантела как отсутствие корреляции генетической и географической дистанций и характерно для островных популяций, причем, звездообраз ное распределение гаплотипов может свидетельствовать об относительной изоляции ло кальных популяций. На наш взгляд такой случай представляет значительный интерес для понимания процессов возникновения внутривидовой подразделенности. В частности звез дообразная филогения обнаружена в ряде исследований изменчивости мтДНК Sorex araneus.

Мы проанализировали 572 н.п. гена цитохрома b 85 особей обыкновенной бурозубки в 11-ти выборках (n = 3-14, ср. 7.6). Низкое нуклеотидное разнообразие и высокое разнооб разие гаплотипов, характерное для исследуемого вида, было обнаружено так же и нами: р = 0.0014 – 0.0051, ср. 0.0032;

H = 0.4 – 1, ср. 0.7. При построении медианной сети гаплоти пы как в общей выборке, так и в каждой из выборок отдельно образовали звездообразную структуру. Гаплотип, оказавшийся в центральном положении при построении медианной сети встречался у 36% особей. Только 6 гаплотипов (6,5% особей) обнаружены более чем в одной выборке, остальные встречались в лишь одной, причем в единственном числе, за исключением одного, встретившегося в одной выборке дважды. Изоляции расстоянием обнаружено не было (тест Мантела – k=0.13, p=0.07).

Мы склонны объяснять низкое нуклеотидное разнообразие характерными для вида ко лебаниями численности с периодическими депрессиями. Прохождением популяции через бутылочное горлышко можно объяснить преимущественную элиминацию из популяции редких (новых) гаплотипов и сохранение самого частого гаплотипа. Ограничение потока генов между популяциями приводит, видимо, к появлению звездообразной топологии ме дианной сети с наиболее частым гаплотипом в центре и большим количеством недавно возникших уникальных гаплотипов, незначительно от него отличающихся. При относи тельной изолированности и регулярном прохождении через «бутылочное горлышко» не возможно накопление последовательных изменений при увеличении дистанции.

Хотя характер изменчивости цитохрома b с очевидностью свидетельствует об ограничении потока генов между популяциями обыкновенной бурозубки, этот маркер все же не позволяет достоверно выявлять конкретные популяции, так как практически любая выборка (по крайней мере, для небольших n) будет содержать в себе наиболее частый гаплотип и около 60% уни кальных. С учетом того, что замены случайны, вероятность получения выборок с 60% разли чий существует как для выборок из одной популяции, так и из разных. При этом уровень разли чий определяется лишь общими закономерностями изменчивости цитохрома b.

Исследование поддержано грантом РФФИ 08-04-00553 и ФЦП «Научные и научно-педа гогические кадры инновационной России» на 2009-2013 гг. (Госконтракт 02.740.11.0282), гран том Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российс ких ученых (МК-1155.2009.4) и программой «Биоразнообразие и динамика генофондов», п.3.

СОВРЕМЕННЫЙ ВИДОВОЙ СОСТАВ ТЕРИОФАУНЫ АЗЕРБАЙДЖАНА Рахматулина И.К., Кулиев Г.Н.

Институт зоологии Национальной Академии Наук Азербайджанской республики, Баку rakhmat@azeurotel.com Фауна Азербайджана богата и разнообразна, благодаря географическому положению страны на границе с важнейшими центрами видообразования (передне-южно-азиатским, туранским, европейским, бореальным) и наличию различных экосистем (Рахматулина, Аскеров, 2007). До конца ХХ столетия в республике числилось менее 100 видов млекопи тающих (Животный мир Азербайджана – Позвоночные, 2000). За последние годы их чис ло увеличилось до 111 как за счет обнаружения новых представителей, так и в результате всесторонней ревизии (цитогенетической, молекулярной, морфологической, морфометри ческой) отдельных таксонов (Рахматулина, Кулиев, 2003;

Рахматулина, 2010;

Рахматули на, Абдурахманова, в печати;

новые данные). 7 отрядов современных млекопитающих Азербайджана включают следующее число видов: Насекомоядные (Insectivora) – 13, Ру кокрылые (Chiroptera) – 32, Зайцеобразные (Lagomorpha) – 2, Грызуны (Rodentia) – 37, Хищные (Carnivora) – 18, Ластоногие (Pinnipedia) – 1, Парнокопытные (Artiodactyla) – 8.

Большинство вновь выявленных видов относятся к рукокрылым и грызунам.

2 представителя летучих мышей, по самым последним результатам изучения их кол лекции в Институте зоологии НАН АР и полевым исследованиям, относятся к четырем семействам: Rhinolophidae – 5 видов, Vespertilionidae – 25, Miniopteridae – 1, Molossidae – 1. Из 6 новых для республики видов 5 относятся к роду ночниц (Myotis) (из 10 общих для рода) и к так называемой группе «усатой ночницы» (M. mystacinus): M. aurascens Kuzjakin, 1935 (золотистая или степная ночница), M. brandtii Eversman, 1845 (ночница Брандта или лесная), M. daubentonii Kuhl, 1817 (водяная ночница), M. alcathoe von Helversen & Heller, 2001 (малая ночница), M. nipalensis Dobson, 1871 (непальская ночница). К роду нетопырей (Pipistrellus) добавлен P. pygmaeus Leach, 1825.

Отряд Rodentia пополнился новыми видами за счет обыкновенной белки (Sciurus vulgaris L. 1758) (была интродуцирована на северных склонах Большого Кавказа и расселяется в его южных районах), мыши (Mus abbotti Waterhouse 1837), малой лесной мыши (Sylvaemus uralensis Pallas, 1811), желтобрюхой мыши (S. fulvipectus Ognev, 1924), Талышской лес ной мыши (S. hyrcanicus Vorontsov, Boyeskorov et Mezhzherin, 1992), Кавказской лесной мыши (S. ponticus Sviridenko, 1936), Дагестанской полевки (Microtus (Terricola) dagestanicus Schidlovsky, 1919), полевки Назарова (M. (T.) nazarovi Schidlovsky, 1938).

Особо следует напомнить о наличии на Кавказе (в его широком нынешнем понятии) многих эндемичных видов млекопитающих. В Азербайджане это относится, в первую оче редь, к Rodentia (Sylvaemus hyrcanicus, S. ponticus, Microtus (Terricola) dagestanicus, M.(T.) nazarovi, Calomyscus urartensis, Meriones dahli, M. vinogradovi, Ellobius lutescens, Chionomys gud, C. roberti) и Insectivora (Sorex raddei, S. сaucasica, Neomys schelkovnikovi, Talpa levantis, Crocidura caspica), а из Artiodactyla – Capra cylindricornis.

НА ДАЛЬНИХ ПОДСТУПАХ К ПРОВЕРКЕ ГИПОТЕЗЫ «ИММУННОГО ГАНДИКАПА». О НАСЛЕДОВАНИИ ХОМЯЧКАМИ КЭМПБЕЛЛА КАЧЕСТВ ИММУННОЙ СИСТЕМЫ РОДИТЕЛЕЙ Роговин К.А.1, Хрущова А.М.1, Шекарова О.Н.1, Васильева Н.Ю. Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Факты отрицательной связи между индуцированным иммунным статусом самца и его репродуктивным усилием у ряда полигинных видов птиц и млекопитающих оставляют открытым вопрос об эволюции энергоемкого территориального поведения, брачных ре пертуаров, вторичных половых признаков. Высказанная И. Фольстадом А. и Картером (Folstad, Karter, 1992) гипотеза “иммунного гандикапа”, предполагает существование по ложительной связи между врожденными свойствами иммунной системы самца и его реп родуктивными качествами. Несмотря на то, что высокий уровень андрогенов подавляет индуцированный антигенами (В-клеточный, специфический) иммунитет, наиболее успеш ный в сексуальном плане самец “честно” сигнализирует самке о высоком качестве систе мы своего врожденного (неспецифического) иммунитета.

Мы поставили перед собой задачу проверить гипотезу “иммунного гандикапа” на хо мячках Кэмпбелла, путем исследования связей между репродуктивными качествами сам ца, развитием вторичных половых признаков, эндокринным и иммунным статусом, вклю чая и некоторые характеристики системы врожденного иммунитета.

Для создания поголовья хомячков с контрастными (слабыми и сильными) ответами на антигенную стимуляцию весной 2010 года был поставлен селекционный эксперимент. У самок и 36 самцов хомячков лабораторного разведения в возрасте двух месяцев определили титры антител в сыворотке крови в ответ на иммунизацию эритроцитами барана (ЭБ). Были сформированы 10 пар производителей с высокими титрами АТ (8-11), 7 пар – с низкими (0 3) и 3 пары, у которых самец имел средний титр АТ (5.5-6.5), а самка низкий. С конца мая по середину сентября от производителей получено от 2 до 6 выводков. Три пары не имели по томков. Репродуктивный успех (по числу выводков и по суммарному количеству детенышей) оказался не связанным с иммунным статусом родителей. Успех самцов оказался положи тельно связанным с массой их тела, хорошо описывающей весной степень экспрессии свя занных с полом признаков (ано-генитальное расстояние и внешний диаметр брюшной желе зы), но не был связан с концентрацией в сыворотке крови как весной, так и осенью тестосте рона. Повторная иммунизация ЭБ родителей в конце лета показала, что, несмотря на интен сивное размножение, и самцы и самки в основном сохранили свой иммунный статус (из оставшихся в живых самцов статус изменили только 5 самцов: с высокого на средний 1, с низкого на средний 1, с низкого на высокий 2, со среднего на высокий 1;

из 18 самок иммун ный статус изменили 5 самок: с высокого на низкий 4, с низкого на средний 1). В поколении F1 как у самцов, так и у самок наблюдается смещение распределений титров АТ в сторону высоких титров у детенышей, рожденных от родителей с высокими титрами, и в сторону низких титров у детенышей, рожденных от родителей с низкими титрами. Различия статис тически значимы (Yates corrected ч2=8.6, p=0.003). Средние титры АТ по выводкам у самцов и самок были положительно связаны с таковыми у родителей, что указывает на наличие повторяемости признака в потомстве. Коэффициент регрессии средних по выводку титров АТ у молодых самок относительно их матерей составил 0.31 (R2=0.27), у молодых самцов относительно их отцов – 0.20 (R2=0.15). Таким образом уже на этом первом этапе отбора получен селекционный эффект по признаку, который трудно поддается селекции в силу силь ных средовых влияний. Селекционная работа продолжается.

СТРУКТУРА ГИЛЬДИИ ХИЩНИКОВ В РАЗЛИЧНЫХ ЭКОСИСТЕМАХ ТУНДРЫ В ЗИМНИЙ ПЕРИОД Родникова A.1, Fuglei E.2, Ims R.3, Killengreen S.3, Соколов A.4, Гольцман M. Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова, Россия;

Норвежский полярный институт, Тромсё, Норвегия;

Университет г.Тромсё, Норвегия;

Институт экологии растений и животных РАН, Салехард, Россия Anna.Rodnikova@gmail.com Зимний сезон в Арктике является серьезным испытанием для животных из-за суровых погодных условий и недостаточной пищевой базы. Известно, что большинство видов хищ ников, присутствующих здесь, использует падаль в качестве источника питания, поэтому они могут быть названы факультативными падальшиками.

Нашей главной задачей было проанализировать пространственное и временное рас пределение падальщиков (т.е. структуру гильдии) на участках с разными биоклиматичес кими зонами и структурой пищевых цепей. Знание структуры гильдии, в свою очередь, помогает оценить различные процессы в экосистеме.

В данном исследовании 4 участка (2 в России (Ямал и Ненецкий) и 2 в Норвегии (Шпиц берген и Варангер)) были оборудованы автоматическими фотокамерами с приманкой. По характеру биоклиматических зон данные участки формируют градиент от субарктической горной тундры (Варангер) к южной (кустарниковой) тундре (Ямал и Ненецкий) и аркти ческой тундре (Шпицберген). Фотоснимки делались автоматически каждые 10 минут с фиксированием времени и даты. В данном исследовании учитывались данные за 2 года (2008 и 2009), когда камеры работали с конца февраля до конца апреля. На каждом участке (площадь от 360 до 880 км2) было установлено от 9 до 20 камер на расстоянии не менее км между собой.

Нами отмечен градиент разнообразия хищников соответственно от Арктики к субарк тике среди четырех участков. В то время, как только 2 вида падальщиков было зафиксиро вано на Шпицбергене (песец Vulpes lagopus и бургомистр Larus hyperboreus, оба вида под линно арктические), на субарктическом Варангере было отмечено 10 видов (большинство из которых имеют основное распространение южнее). Видовое разнообразие в южной тундре Ямала и Ненецкого было промежуточным, 5 и 4 вида соответственно. Численное доминирование среди широко распространенных видов так же различалось. Так песец численно преобладал на всех участках, кроме Варангера, где среди млекопитающих наи более часто встречалась красная лисица Vulpes vulpes, а ворон Corvus corax с большим преимуществом доминировал в гильдии в целом.

В связи с тем, что песец присутствовал на всех участках, то его временное использова ние приманок было сравнено между участками. В кустарниковой тундре Ямала и Ненец кого песцы появлялись у приманок достаточно равномерно в течение суток, в то время как на Варангере и Шпицбергене звери были активны в основном ночью и в сумерках. Эти различия могут быть объяснены риском хищничества внутри гильдии (Варангер) и антро погенным влиянием в дневное время (Шпицберген).

ПРОБЛЕМЫ ВНУТРИВИДОВОЙ СИСТЕМАТИКИ У ЕВРОПЕЙСКОЙ РЫЖЕЙ ПОЛЕВКИ (RODENTIA, ARVICOLINAE) Родченкова Е.Н., Абрамсон Н.И., Тихонова Е.П.

Зоологический институт РАН, Санкт-Петербург, Россия rodchenkovae@gmail.com Европейская рыжая полевка (Myodes glareolus) – широкоареальный, политипический вид мелких лесных грызунов, распространенный в палеарктических лесах от Испании и Скандинавии до Зауралья. Вопрос о внутривидовой структуре M. glareolus остается дис куссионным, различные авторы рассматривают в объеме вида от 6 до 35 подвидов (Огнев, 1950;

Башенина, 1981;

Громов и др., 1977), выделяемых на основании признаков окраски меха, размеров тела и черепа. В то же время, именно эти признаки подвержены значитель ной географической, возрастной и сезонной изменчивости, что и привело к спорным пред ставлениям о внутривидовой структуре вида. Данные по изменчивости митохондриальных (мт) генов позволяют исследовать географическое распространение генеалогических ли ний, распространив филогенетический подход на подвидовой уровень, а сравнение с мор фологическими данными поможет уточнить существующие представления о подвидах M.

glareolus.

Вид M. glareolus по мт гену цитохрому (цит) b подразделяется на шесть хорошо обо собленных генетических линий: Восточная (Восточная Европа и Россия), Западная (За падная, Центральная Европа, север Италии), Балканская (Балканы, Турция), Пиренейская (Карпаты), Испанская (Испания, Южная часть Франции, запад Италии) и Итальянская (Ита лия). В работе Deffontaine et al. (2009) показаны достоверные отличия между Восточной и Западной кладами, близость части образцов из Испании и Италии на основе морфологи ческих данных (морфометрия зубов). В недавнее время была обнаружена реликтовая попу ляция из Пиреней (Basque), которая сильно отличается от всех остальных филогрупп.

С Кольского полуострова, европейской части России и с Зауралья было описано пять подвидов (Огнев, 1950;

Башенина, 1981). Нами было исследовано 164 экземпляра M.

glareolus по фрагменту цит b из 72 местообитаний (включая типовые территории или рас положенные рядом) и было выявлено, что все они принадлежат к одной генетической ли нии – Восточной. Тем самым подвергается сомнению существование следующих подви дов: M. glareolus devius, M. glareolus ognevi, M. glareolus saianicus и M. glareolus istericus.

Краниометрические данные также не выявили отличий между популяциями M. glareolus на данной территории. По молекулярным данным на этой территории в качестве подвида мо жет быть рассмотрен номинальный подвид M. glareolus glareolus с расширением границ его распространения.

На основе имеющихся данных можно утверждать, что статус многих из 35 описанных подвидов необходимо пересмотреть.

Работа поддержана грантом РФФИ №09-04-01330а, программой фундаментальных исследований РАН «Динамика генофондов растений, животных и человека» и программой президиума РАН «Научные основы сохранения биоразнообразия России».

КОМПЛЕКС WEB-ОРИЕНТИРОВАННЫХ ИНФОРМАЦИОННО-ПОИСКОВЫХ СИСТЕМ И БАЗ ДАННЫХ ПО МЛЕКОПИТАЮЩИМ РОССИИ Рожнов В.В., Петросян В.Г., Хляп Л.А., Варшавский Ан.А., Бессонов C.А., Варшавский Ал.А., Дергунова Н.Н., Омельченко А.В.

Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва, Россия petrosyan@sevin.ru Развитие биологической науки неизбежно сопровождается ее многоплановой диффе ренциацией и одновременно нуждается в консолидации ее разнообразных направлений.

Современные информационные технологии обеспечивают быстрый поиск необходимой информации и автоматизацию фундаментальных и прикладных исследований. В области териологии они обеспечивают решение широкого круга задач: систематика и экология мле копитающих;

инвентаризация, мониторинг и сохранение их разнообразия;

териогеогра фия и мн. др.

В ИПЭЭ РАН совместно с другими институтами РАН, а также ведомствами различных Министерств (науки и образования, природных ресурсов и сельского хозяйства) созданы пилотные версии базовых WEB-ориентированных информационных систем по фауне позво ночных животных России. Заметную роль в них играют блоки, посвященные млекопитаю щим. Среди них: информационно-поисковые системы и интегрированные базы данных по:

всей териофауне России (http://www.sevin.ru/vertebrates/);

млекопитающим, включенным в «Красную книгу Российской Федерации» (http://www.sevin.ru/redbooksevin/);

млекопитаю щим заповедников России (http://www.sevin.ru/natreserves/);

чужеродным видам млекопита ющих России (http://www.sevin.ru/invasive/). Большинство из них построено на видовых очер ках, составленных по единой схеме, актуальной для каждой из баз данных. Систематика обновляется в соответствии с последними издающимися сводками по систематике млекопи тающих России (на осень 2010 г. по: Павлинов, 2006). Видовые очерки сопровождают ориги нальные мелкомасштабные карты ареалов млекопитающих. В подсистеме проблемно-ори ентированного WEB-сайта «Чужеродные виды на территории России» приведены карты дви жения ареалов млекопитающих, суммирующие сведения из нескольких разрозненных лите ратурных или картографических источников, а для ряда видов и собственные материалы.

Этот сайт содержит информацию о млекопитающих, для которых отмечено расширение аре ала: самостоятельное или в результате преднамеренной или случайной интродукции. Пред полагается обновление сайта по материалам различных публикаций, в том числе в выпуска ющемся с 2008 г. Российского журнала биологических инвазий (http://www.sevin.ru/invasjour/ ). Одна из важных особенностей всех информационно-поисковых систем – наличие полно функционального контекстного поиска. Предусмотрены переходы из одной поисковой сис темы в другую, что облегчает поиск необходимой информации.

Представлена новая разработанная нами информационно-поисковая система «Регио нальные фауны млекопитающих России». Клиентская часть программы этой информаци онной системы позволяет пользователю выбирать в пределах России интересующий его регион, который задается административными территориальными единицами: район в пределах области, для некоторых регионов – часть района, часть области или область пол ностью. В результате пользователь получает список видов млекопитающих, обитающих в выбранном регионе. Этот блок не имеет российских и зарубежных аналогов.

Работа выполнена в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Биологическое разнообразие» и поддержана РФФИ (№ 08-04-01224-а, ННИО_а № 09-04-91331).

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СПУТНИКОВЫХ РАДИОМАЯКОВ ARGOS И GPS/ARGOS В ЭКОЛОГО-ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ Рожнов В.В.1, Сальман А.Л. Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва ЗАО «ЭС-ПАС», Москва В России все более широкое применение в биологических и экологических програм мах находит международная спутниковая система определения местоположения и сбора данных Argos. С помощью этой системы можно получать данные о ежедневном поведении животных, их сезонных миграциях, а также их физиологическом состоянии и параметрах окружающей среды – информацию, которая оказывается недоступной при использовании других методов изучения животных.

Лидирующая роль в использовании спутникового мечения принадлежит Институту про блем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН (ИПЭЭ РАН). Институт представляет интересы российских научных организаций в рамках соглашения Joint Tariff Agreement, а также реализует ряд программ при поддержке Русского географического общества, которые выполняются Постоянно действующей экспедицией РАН по изучению животных Красной книги Российской Федерации и других особо важных животных фауны России. Это «Про грамма изучения амурского тигра на Российском Дальнем Востоке», «Программа изучения и мониторинга ирбиса (снежного барса) Южной Сибири», «Программа изучения распростра нения и миграций белухи», «Программа изучения белого медведя в Российской Арктике», «Программа изучения ареала охотско-корейской популяции серого кита (Eschrichtius robustus) с использованием спутниковой телеметрии». Кроме того, ИПЭЭ РАН участвует в отработке различных типов радиомаяков Argos и GPS/Argos в сотрудничестве с другими организация ми (Биостанция «Чистый лес», Даурский заповедник, заповедник «Калужские засеки» и др.).

Наряду с используемыми для мечения млекопитающих на территории России технически ми средствами производства компаний Wildlife Computers (США), Sirtrack (Новая Зеландия), Telonics (США), Lotek Wireless (Канада), применяется и российское оборудование. В период с 2007 по 2009 гг. разработан, отлажен и использован в рамках ряда проектов российский радио маяк спутниковой системы Argos, предназначенный для наблюдения за белухами и тюленями.

В 2009-2010 гг. был разработан более широкий спектр изделий, с помощью которых осуществ ляется слежение за волками, оленями, тиграми, бурыми и белыми медведями.

Кроме изучения пространственной структуры популяций млекопитающих и их пере мещений и миграций важным направлением работы является изучение освоения простран ства животными, выпущенными в природные условия после передержки и реабилитации в неволе, их поведения в процессе адаптации к естественным условиям. Такая работа ве дется с изъятыми из природы по разным причинам тиграми, волками, медведями.

Активно участвует в отработке российских радиомаяков для наблюдения за животны ми Институт биологических проблем криолитозоны Сибирского отделения РАН (ИБПК СО РАН). В марте 2010 г. было организовано продолжительное тестирование эксперимен тального радиомаяка системы Argos на домашнем олене в Якутии, что позволило ИБПК СО РАН начать в августе 2010 г. изучение динамики популяции дикого северного оленя в Восточной Сибири с помощью 15 спутниковых ошейников.

Богатый опыт использования радиомаяков системы Argos накоплен в Мурманском мор ском биологическом институте Кольского научного центра РАН (ММБИ КНЦ РАН). В г. институт обеспечивает реализацию проекта, основной целью которого является наблю дение за перемещениями 4 особей беломорской популяции гренландского тюленя.

РЕАБИЛИТАЦИЯ И ВОЗВРАЩЕНИЕ В ПРИРОДУ ТИГРЯТ-СИРОТ Рожнов В.В.1, Юдин В.Г.2, Лукаревский В.С.1, Найденко С.В.1, Эрнандес-Бланко Х.А.1, Литвин М.Н.3, Котляр А.К.3, Гапонов В.В. Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва Биолого-почвенный институт ДВО РАН, Владивосток Государственный природный заповедник «Уссурийский» ДВО РАН, Уссурийск Специнспекия «Тигр», Владивосток Многочисленные случаи появления тигрят-сирот в ареале амурского тигра в России ставят вопрос об их временном изъятии из природы, передержке в Центре реабилитации и последующем возвращении в естественные условия. Возраст тигрят-сирот обычно не пре вышает 6-7 месяцев – в этом возрасте потребность их в пище высока, а самостоятельно охотиться на крупных животных они еще не могут.

Главная проблема реабилитации и реинтродукции крупных хищных млекопитающих – адаптация животных, выращенных в неволе, к дикой природе: они должны избегать чело века, не нападать на домашний скот, питаться дикими копытными и другими естественны ми кормами, у них должно быть сформировано нормальное видоспецифичное поведение.

Успех реинтродукции может быть оценен по следующим параметрам: отсутствие конф ликтных ситуаций с человеком и домашним скотом, успешно пережитая первая зима, уча стие в размножении.

Два выпуска тигрят, прошедших реабилитацию на базе вольерного комплекса в с. Гай ворон (Приморский край) в 2009 и 2010 гг., показывают, что звери успешно осваивают территорию, охотятся и избегают людей.

16.09.2009 г. тигренок (самец), изъятый из природы зимой 2008/2009 гг., выпущен в верховьях р. Илистой (граница Анучинского, Михайловского и Шкотовского районов При морского края), в 30-40 км от места изъятия. Он пережил сложную снежную зиму 2009/ 2010 гг. и, по данным спутникового мониторинга, продолжает жить и охотиться юго-вос точнее Уссурийского заповедника ДВО РАН.

27.09.2010 г. три изъятых весной с.г. из природы тигренка (самец и две самки, из них двое – брат и сестра) выпущены в Национальном парке «Удэгейская легенда» в Красноар мейском районе в Приморье. Здесь, по данным мониторинга, в текущем году не отмечены другие тигры, достаточная кормовая база и налажена охрана территории. Одетые на тиг ров GPS-ошейники позволяют отслеживать перемещения животных. В настоящее время хищники находятся в нескольких километрах от места, где были выпущены. Ошейник од ной из самок прекратил работу через 6 суток после выпуска, судьба этого животного неиз вестна. На сегодняшний день площадь участка, который использует другая самка, состав ляет 569 км2, самец использует участок большей площади – 889 км2.

Накопленный опыт по реабилитации тигрят-сирот в неволе позволяет рекомендовать создание Центра реабилитации тигров в Приморском крае.

Работа по возвращению в природу амурских тигров ведется в рамках Программы изу чения амурского тигра на Российском Дальнем Востоке, которую выполняет Постоянно действующая экспедиция РАН в Институте проблем экологии и эволюции им. А.Н. Север цова РАН, при финансовой поддержке ОАО «Техснабэкспорт» и Русского географического общества.

ЦИТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЭВОЛЮЦИИ ГРЫЗУНОВ Романенко С.А.1, Лемская Н.А.1, Беклемишева В.Р.1, Сердюкова Н.А.1, Роот А.Н.1, Перельман П.Л.1, Графодатский А.С. Институт химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, rosa@mcb.nsc.ru Изучение цитогенетических аспектов эволюции геномов млекопитающих является важ нейшей задачей сравнительной цитогенетики. Отряд грызунов представляет собой идеаль ную модель для комплексного изучения хромосомной эволюции. Отряд объединяет почти половину всех млекопитающих. Данные сравнительных молекулярно-генетических ис следований показывают, что отряд включает как виды с очень консервативной организаци ей кариотипов (белкообразные), так и с очень перестроенными кариотипами (мышеобраз ные грызуны). Предполагалось, что представители других подотрядов характеризуются промежуточными скоростями реорганизации геномов в ходе эволюции.

Методом сравнительного хромосомного пэйнтинга нами были изучены кариотипы пред ставителей всех подотрядов грызунов. Результаты проведенного сравнительного анализа совместно с ранее опубликованными данными подтверждают, что кариотипы белкообраз ных грызунов очень консервативны и, возможно, близки по структуре к кариотипу предка всех грызунов. Изучение геномов мышевидных грызунов выявило существенные вариа ции скоростей кариотипической эволюции внутри данного таксона. Хотя в среднем скоро сти хромосомных преобразований у мышевидных грызунов в десять раз выше, чем у дру гих млекопитающих, в разных ветвях древа накопление перестроек происходило с разной скоростью. Нами реконструированы вероятные предковые кариотипы для некоторых ро дов, подсемейств и семейств мышевидных грызунов, предложена структура предкового кариотипа для подотряда. Формирование кариотипов современных видов происходило за счет разрывов, слияний предковых хромосом, многочисленных инверсий, образования до полнительных блоков гетерохроматина.

Исследования по сравнительному хромосомному пэйнтингу пока слабо затронули пред ставителей подотряда Hystricomorpha. В рамках проводимых нами работ был начат срав нительный анализ кариотипов дикообразных. Предварительные результаты работы позво ляют с уверенностью сказать, что кариотипы представителей данного таксона характери зуются, также как и кариотипы мышевидных грызунов, существенной перестроенностью относительно кариотипов белкообразных грызунов и человека. Кроме того, для представи телей подотряда выявлены существенные вариации по количеству и распределению бло ков гетерохроматина.

Подотряды бобровых и шипохвостообразных характеризуются малым числом предста вителей. Изучение кариотипов бобра и долгонога показало, что скорости геномных преоб разований у бобровых и шипохвостообразных имеют промежуточное значение по сравне нию со скоростями эволюции геномов у белкообразных и мышевидных грызунов.

Сравнительный хромосомный пэйнтинг является мощным инструментом для проведе ния быстрого и точного сравнения кариотипов различных видов. Нами установлены ассо циации хромосом, характерные для изученных подотрядов и таксонов более низкого ранга, реконструированы структуры предковых кариотипов, предложены вероятные пути карио типических преобразований, приведших к формированию кариотипов всех исследован ных видов.

Исследования частично поддержаны грантами РФФИ, грантами Президиума РАН и СО РАН, грантом Президента для молодых ученых.

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ЭВОЛЮЦИИ БОБРОВ (Р. CASTOR) В СВЯЗИ С АРЕАЛАМИ СПЕЦИФИЧНЫХ ГЕЛЬМИНТОВ Ромашов Б.В.

Воронежский государственный природный биосферный заповедник, bvrom@rambler.ru Исследованы эколого-географические закономерности распределения специфичных гельминтов у евразийского (Castor fiber) и североамериканского (C. canadensis) бобров и рассмотрены, в этой связи, некоторые аспекты их коэволюции. Исторический ареал евра зийского бобра – северная часть Евразии (Палеарктика), канадского бобра – Северная Америка (Неарктика). Бобры имеют уникальный набор (5 видов) специфичных гельмин тов: 2 вида трематод (Stichorchis subtriquetrus, Stephanoproraoides lawi) и 3 вида нематод (Travassosius rufus, T. americanus и Castorstrongylus castoris) (Ромашов, 1969).

Современные ареалы специфичных гельминтов в Евразии формировались в процессе естественной эволюции аборигенных популяций бобров и в связи с расселением бобра человеком. В результате на новые территории были интродуцированы «новые» виды спе цифичных гельминтов. В европейской части ареала бобра во всех аборигенных популяци ях встречается трематода S. subtriquetrus, а также в большинстве – нематода T. rufus. Ареал S. subtriquetrus охватывает почти всю Европу, ареал T. rufus более компактен и приурочен (совместно с S. subtriquetrus) к центральной части Европы (норвежская, белорусские и украинская популяции), исключая западные и восточные популяции. В «азиатских» або ригенных популяциях бобров сложилась иная картина, здесь зарегистрированы два других вида гельминтов – нематоды T. americanus и C. castoris. Ареал C. castoris сравнительно узкий и ограничен бассейном Оби, ареал T. americanus охватывает все известные азиатс кие аборигенные популяции. Представленные материалы позволяют выделить две ареало гические группировки евразийского бобра: европейская (западная) имеет в составе S.


subtriquetrus и T. rufus и азиатская (восточная) включает T. americanus и C. castoris.

У канадского бобра в пределах исторического ареала зарегистрировано 4 вида специ фичных гельминтов, трематоды S. subtriquetrus, S. lawi и нематоды T. americanus, C. castoris.

Ареалы S. subtriquetrus и T. americanus совпадают с ареалом канадского бобра в Америке, C. castoris распространен в северной части этого ареала, S. lawi – на ограниченной терри тории, прилегающей к Великим озерам (Bush, Samuel, 1981).

При сравнении ареалов специфичных гельминтов евразийского и канадского бобров об щими являются 3 вида: S. subtriquetrus, T. americanus и C. castoris. За пределами этой группы оказались 2 вида: европейский – T. rufus и американский – S. lawi. С другой стороны, для западного евразийского и канадского общим является S. subtriquetrus, для восточного евра зийского и канадского бобров – 2 общих вида T. americanus и C. castoris. Следовательно, различия по гельминтологическому признаку между западным и восточным евразийскими бобрами более существенны, нежели между канадским и восточным евразийским бобрами.

Причем во втором варианте набор специфичных видов гельминтов (T. americanus и C. castoris) относится к североамериканскому (неарктическому) фаунистическому комплексу.

Исследование ареалов специфичных гельминтов позволяет рассмотреть некоторые ас пекты эволюции р. Castor. Во-первых, подтверждается точка зрения о происхождении ка надского бобра от западного евразийского. Во-вторых, возникает версия, согласно которой восточный евразийский бобр происходит от канадского, т.е. исходной формой восточного евразийского бобра является канадский бобр. В-третьих, имеются основания для выделе ния в качестве самостоятельного вида восточного (азиатского) бобра УЧАСТИЕ РАЗЛИЧНЫХ ГРУПП МЛЕКОПИТАЮЩИХ В ЦИРКУЛЯЦИИ ТРИХИНЕЛЛЕЗА В УСЛОВИЯХ РУССКОЙ ЛЕСОСТЕПИ Ромашов Б.В.

Воронежский государственный природный биосферный заповедник bvrom@rambler.ru «Русская лесостепь» расположена в центральной части России и приурочена главным об разом к лесостепной зоне. Одной из наиболее примечательных экологических черт данной территории является наличие островных лесов. Подобные леса являются своеобразными «ос тровами» высокого видового разнообразия и обилия биоты, в отличие от открытых остепнен ных участков. Данные экологические условия можно рассматривать в качестве ключевых при оценке вероятности существования и циркуляции здесь природно-очаговых инвазий, включая трихинеллез. Основные гельминтологические материалы собраны в Воронежской области, которая занимает значительную часть русской лесостепи. По результатам наших исследований на территории области широко распространен природно-очаговый трихинеллез. В настоящее время здесь циркулирует один вид трихинелл – Trichinella nativa. Личинки трихинелл обнару жены у 9 видов млекопитающих, в т.ч. у 7 видов диких млекопитающих, относящихся к псо вым (лисица, енотовидная собака, волк), куньим (барсук, лесная куница, каменная куница) и насекомоядным (обыкновенный еж) и у 2 видов домашних плотоядных (кошка и собака). Уровни зараженности (экстенсивность инвазии) диких хищников колеблются от 12,5 до 36,8%, встре чаемость трихинелл у ежа по нашим материалам составила 10%.

В контексте настоящих исследований по выявлению спектра хозяев и их зараженности три хинеллами в условиях конкретных территорий важно на основании полученных данных оце нить роль отдельных видов или групп хозяев в циркуляции трихинеллеза. Среди зарегистриро ванных хозяев трихинелл доминантом является лисица, для которой на фоне ее самой высокой численности (среди диких хищников) отмечены сравнительно высокие показатели зараженно сти (27,6%), причем в отдельных природных экосистемах (Воронежский заповедник) заражен ность достигает 53,8%. Полученные материалы дают основание считать, что ведущая роль в накоплении и рассеивании инвазионных личинок, а, следовательно, и в поддержании функци ональной устойчивости природных очагов трихинеллеза принадлежит лисице.

С учетом гельминтологических данных и анализа трофико-хорологических связей жи вотных-хозяев разработана экологическая модель паразитарной системы трихинелл в ус ловиях русской лесостепи, включающая следующие структурно-функциональные элемен ты. Ядро паразитарной системы формирует лисица как хозяин-доминант. Следующий уро вень занимают другие 5 видов хищных млекопитающих. Еж как один из элементов парази тарной системы занимает несколько обособленное положение. Этот хозяин, учитывая спе цифику трофико-хорологических связей, осуществляет аккумуляцию трихинелл и даль нейшую передачу возбудителей к хищным млекопитающим. Основными экологическими факторами и путями передачи трихинелл в популяциях этих животных являются хищниче ство, некрофагия и каннибализм. В случае попадания инвазионного начала от диких мле копитающих (главным образом хищников) в антропогенные условия в паразитарную сис тему могут включаться домашние плотоядные (кошки и собаки).

Таким образом, с учетом фактических данных по зараженности млекопитающих, а так же анализа трофико-хорологических связей животных-хозяев считаем, что в условиях рус ской лесостепи трихинеллез определяется как природно-очаговое заболевание. Трихинел лы циркулируют в популяциях диких хищных млекопитающих, а в составе последних клю чевую роль играет лисица.

РОЛЬ ХИЩНЫХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ В ЦИРКУЛЯЦИИ ПРИРОДНО-ОЧАГОВЫХ ГЕЛЬМИНТОЗОВ Ромашов Б.В.1, Никулин П.И. Воронежский государственный природный биосферный заповедник, Воронежский государственный аграрный университет, Воронеж, Россия bvrom@rambler.ru К настоящему времени отмечено достаточно большое число гельминтозов, которые по эколого-биологическим параметрам являются природно-очаговыми и относятся к зооно зам – заболеваниям общим для диких и домашних животных и человека. В современных условиях зоонозные гельминтозы с одной стороны существенно расширяют географию, с другой – наблюдается локальное усиление их эпизоотологической и эпидемиологической напряженности (Горохов и др., 2007;

2008). Ведущую роль в распространении природно очаговых гельминтозов играют экологические условия конкретных территорий, характе ризующиеся определенным разнообразием и обилием биотической компоненты. В соста ве последней важное место занимают хищные млекопитающие, которые находятся на са мых высоких уровнях экологической пирамиды. Хищники, учитывая особенности их тро фико-хорологических связей, встроены как неотъемлемые компоненты в процесс цирку ляции природно-очаговых гельминтозов, поддерживая высокую активность и функцио нальную устойчивость природных очагов.

Гельминтологические материалы собраны в Воронежской области, исследовано свыше 300 особей диких хищников 10 видов, относящихся к 2 семействам: псовых (лисица, волк, енотовидная собака) и куньих (барсук, лесная куница, каменная куница, американская норка, лесной хорек, степной хорек, ласка). Тушки животных были получены главным образом от охотников. На исследуемой территории у хищных млекопитающих отмечено свыше видов гельминтов, которые принадлежат к трем крупным таксономическим группам – тре матодам, цестодам и нематодам. Среди зарегистрированных гельминтов 17 видов относят ся к возбудителям зоонозных гельминтозов. В том числе выявлены такие высоко патоген ные виды как Trichinella nativa, Opisthorchis felineus, Pseudamphistomum truncatum, Echinococcus granulosus, Alveococcus multilocularis, Dirofilaria immitis, D. repens, Hydatigera taeniaeformis, Taenia hydatigena, Eucoleus aerophilus.

Следует отметить, что в ходе антропогенной трансформации соответственно изменяет ся и гостальная составляющая паразитарных систем. В первую очередь это проявляется в изменении видового разнообразия и численности животных-хозяев. Среди хищных млеко питающих высокой адаптивностью к антропогенным условиям характеризуется лисица. В настоящее время из числа диких хищников лисица является самым распространенным и наиболее многочисленным видом, и в первую очередь в антропогенно трансформирован ных экосистемах. В этой связи лисица играет важную роль в поддержании функциональ ной устойчивости природных очагов и циркуляции большого числа природно-очаговых зоонозных гельминтозов. С другой стороны в условиях антропогенных экосистем (напри мер, аграрные ландшафты, сельские поселения) лисица участвует в циркуляции зооноз ных гельминтозов, но здесь доминирующей является антропогенная составляющая. К дан ной группе преимущественно относятся зоонозные гельминтозы, распространенные сре ди домашних собак и кошек (описторхоз, псевдамфистомоз, трихинеллез, дирофиляриоз, тениидозы). И в этом случае лисица является дополнительным экологическим звеном, уча ствуя в накоплении и распространения возбудителей гельминтозоонозов. Таким образом, хищные млекопитающие играют существенную роль в циркуляции большой группы при родно-очаговых гельминтозов и являются источником и фактором поддержания высокого инвазионного потенциала зоонозных гельминтозов.

ГЕЛЬМИНТЫ КАК БИОИНДИКАТОРЫ ТРОФИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ МЛЕКОПИТАЮЩИХ Ромашова Н.Б.

Воронежский государственный природный биосферный заповедник bvnrom@rambler.ru Для гельминтов, которые относятся к эндопаразитам, наиболее существенными эко логическими особенностями являются отношения, возникающие на фоне паразитирова ния в хозяине. Большинство видов гельминтов имеют сложные жизненные циклы, кото рые характеризуются сменой жизненных форм и определенной последовательностью сме ны сред жизни. Организменная среда, с учетом современных взглядов, является средой жизни паразитических червей (Ястребов, 1996). Развитие на личиночных стадиях проис ходит в промежуточных хозяевах (организменная среда), а так же в иных средах жизни (водной, наземно-воздушной и почвенной) и на границах между ними. Одним из эколого биологических признаков, сформировавшихся в ходе эволюции, является специализация (специфичность) гельминтов в отношении тех или иных видов или более высоких таксо нов животных-хозяев (дефинитивных и промежуточных).


Результаты оригинальных гельминтологических исследований, проведенных нами в ус ловиях Воронежского заповедника, позволяют рассматривать гельминтов в качестве биоин дикаторов трофических связей животных-хозяев. Сравнение гельминтофаунистических ком плексов трех видов мышей в природных биотопах Воронежской области достаточно ярко иллюстрирует уровни трофической специализации и пищевые предпочтения этих хозяев.

Малая лесная, желтогорлая и полевая мыши – это широко распространенные, но малочис ленные виды данной территории. В экологических обзорах указывается на сходство образа жизни малой лесной и желтогорлой мышей. С точки зрения пищевых предпочтений подчер кивается, что для малой лесной мыши на втором месте стоят ягоды и животные корма. Для желтогорлой мыши сообщается о ее преимущественной семеноядности (Ивантер, 1975;

Ба шенина, 1977;

Громов, Ербаева, 1995). Однако, для желтогорлой мыши характерна регистра ция геогельминтов (цестоды – Anoplocephaloides, Hymenolepis, нематоды – Rictularia, скреб ни – Macracanthorhynchus) инвазионные личинки которых локализуются в теле наземных беспозвоночных (промежуточных хозяевах), а заражение происходит при их поедании.

Полевая мышь характеризуется минимальной численностью среди мышей р. Apodemus (Климов, 1997) на данной территории. Однако, гельминтофауна полевой мыши обладает большим разнообразием (24 вида) и численностью паразитических червей. Из них более трети попадают в организм хозяина с животными кормами (наземные и водные беспозво ночные). В частности, широкий спектр трематод характеризует устойчивую связь хозяев с переувлажненными биотопами.

Впервые у бобров в Воронежском заповеднике были зарегистрированы трематоды Opisthorchis felineus (Ромашов В., 1958). Заражение данным видом печеночных трематод происходит при употреблении в пищу карповых видов рыб, которые являются обязатель ным звеном в жизненном цикле описторхид. Данный факт указывает, что в рационе боб ров, присутствуют в определенные периоды жизни животные корма, в частности рыба.

Трематоды-описторхиды регистрируются также регулярно и у диких хищных плотоядных на данной территории. Так, например, встречаемость этих трематод у лисицы обыкновен ной отмечена на уровне 10%.

Отмеченные выше эколого-биологические признаки гельминтов дают возможность рассматривать эту группу живых организмов в качестве достаточно точных биоиндикато ров, позволяющих исследовать и выявлять различные особенности трофических связей млекопитающих.

СТРУКТУРА ПОСЕЛЕНИЙ ДАУРСКОЙ ПИЩУХИ В ЮГО-ЗАПАДНОМ ЗАБАЙКАЛЬЕ Руднева Л.В., Старков А.И., Борисова Н.Г.

Институт общей и экспериментальной биологии СО РА, Улан-Удэ, Россия lvrudneva@rambler.ru При анализе размещения поселений даурской пищухи (Ochotona daurica Pall.) (метод общих линейных моделей) показано, что на количество норных отверстий достоверное вли яние оказывают: крутизна поверхности площадки, мощность, плотность и механический состав почвенного покрова, а также каменистость поверхности площадки. Установлено, что даурская пищуха размещает свои норы на пологих (6-150) и очень пологих склонах (2 60), в слабо уплотненной супесчаной почве со слабокаменистой поверхностью и в густой высокой растительности. Мощность почвенного покрова, в котором пищухи роют норы, составляет 100-150 см. Поселения пищух достоверно чаще, чем случайно, располагаются в участках с высокой густой растительностью.

Самая меньшая пространственно изолированная единица поселений (колония) пред ставляет собой 1-3 отдельных норы, при этом расстояния между норными отверстиями не превышают 30 м. Расстояния между колониями составляет 70-150 м. Взрослые самки зани мают постоянные участки, находящиеся в большинстве случаев на расстоянии друг от дру га. Из ста пятнадцати исследованных нами участков 75% были заняты одиночными самка ми, а на 25% жили по две-три самки. В последнем случае участки обитания самок перекры вались, но даже при полном перекрывании территория использовалась зверьками в разное время, поэтому самки практически не встречались друг с другом. Совместно обитающие самки были родственницами. Размеры участков обитания самок варьируют в течение сезо на: площадь их достоверно увеличивается к осени (июнь – 782±132 м2;

июль – 870±154 м2;

август – 903±103 м2;

сентябрь – 1263±152 м2). У самок даурских пищух проявляется терри ториальный консерватизм: при исчезновении с участка самки-резидента вновь вселившая ся самка почти полностью повторяет использование территории предыдущей владелицей.

Участки обитания самцов летом включают участки 2-5 самок. Взрослые самцы регу лярно перемещаются между участками самок, при этом самец или остаётся в течение не скольких дней на участке определенной самки или приходит к ней несколько дней подряд.

Обычно самцы живут в течение более продолжительного времени на территории одной определенной самки из числа посещаемых им постоянно, с ней он остается на зимовку.

Участки обитания самцов перекрываются, но встречи между зверьками маловероятны в силу расхождения во времени. Участки обитания самцов также меняются в течение сезона, но в отличие от самок они, наоборот, достоверно уменьшаются к осени (июнь – 2558± м2;

июль – 2266±423 м2;

август – 2182±330 м2;

сентябрь – 1314±73 м2).

Участки самцов в летний период достоверно больше участков самок (p0,05, Mann Whitney U тест), но осенью различия стираются за счет того, что размеры участков самок увеличиваются осенью, а у самцов уменьшаются до размеров осенних участков самок.

Детеныши первоначально используют очень ограниченные пространства в центре уча стка матери, по мере взросления начинают использовать все более дальние пространства ее участка, иногда самка сама переносит свою активность в другую часть участка. Чем стар ше детеныши, тем сильнее проявляется расхождение в пространстве или во времени между детенышами и матерью, также как и между самими детенышами. В возрасте 45-60 дней молодые расселяются. На территории матери может остаться только одна дочка из вывод ка. Размеры участков обитания ювенильных самцов в нашем исследовании составили 893±71,8 м2 (n=34), у ювенильных самок – 885±82,6 м2 (n=38).

ОПЫТ КАРТОГРАФИРОВАНИЯ МЛЕКОПИТАЮЩИХ ДЛЯ КОМПЛЕКСНЫХ АТЛАСОВ В ПЕРВОМ ДЕСЯТИЛЕТИИ XXI ВЕКА Румянцев В.Ю., Даниленко А.К.

Географический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва vyurum@biogeo.ru Развитие информационных технологий внесло существенные коррективы в методику картографирования животного мира. Появилась возможность организации в базы данных (БД) больших массивов фактических материалов по различным группам животных, что позволило существенно сократить время обработки этих данных.

Использование разработанной на кафедре биогеографии Географического факультета МГУ БД по наземным позвоночным (НП) России, построенной на основе их эколого-мор фологической классификации, в сочетании с компьютерной картой местообитаний, откры вает широкие возможности для создания карт разнообразных характеристик НП (Данилен ко, Румянцев, 2008 и др.).

Результатом проделанной в первом десятилетии XXI в. работы явилась серия мелкомас штабных зоогеографических карт в комплексных атласах – в Национальном атласе России и в ряде атласов регионов России. Начиная с 2002 г., авторами было составлено и опубли ковано более 40 карт, посвященных НП России, в восьми атласах. При этом 19 карт в трех атласах посвящены непосредственно млекопитающим – Атлас Ханты-Мансийского АО:

Млекопитающие (летнее распределение), Видовое разнообразие млекопитающих;

Нацио нальный Атлас России, том 2: Млекопитающие;

Национальный Атлас России, том 3: карт, характеризующих добычу видов охотничьих зверей в России на рубеже XX-XXI вв.

Еще 19 карт в 7 атласах включают млекопитающих как составную часть НП – Атлас Московской области: Население наземных позвоночных;

Атлас Ханты-Мансийского АО:

Наземные позвоночные, Видовое разнообразие наземных позвоночных, Экологическая структура видового разнообразия наземных позвоночных, Доля редких видов в населении наземных позвоночных;

Атлас Республики Татарстан: Наземные позвоночные животные;

Атлас Республики Башкортостан: Наземные позвоночные, Видовое разнообразие, Редкие виды, Количество охотничьих видов;

Атлас Мурманской области: Животный мир;

Атлас Сибири: Наземные позвоночные животные, Видовое разнообразие наземных позвоночных, Типичные виды наземных позвоночных, Виды животных, обитающих в зонах контактов, Животные – эндемики Сибири;

Национальный Атлас России, том 2: Наземные позвоноч ные, Видовое разнообразие наземных позвоночных, Суммарное обилие наземных позво ночных.

Перечисленные карты можно в основном отнести к трем типам: 1. Карты населения НП, и в т.ч. млекопитающих (занимают центральное место среди карт животного мира во всех названных выше атласах);

2. Карты количественных характеристик фауны и населе ния НП, и в т.ч. млекопитающих (число видов, суммарное обилие, доля редких или охотни чьих видов, экологическая структура и т.п.), рассчитанных на основе БД;

3. Карты ареалов НП, и в т.ч. млекопитающих (распространение видов и групп – в ряде случаев область распространения дифференцирована по 5 уровням обилия).

Аналогичные карты (11 карт НП, в т.ч. карта населения млекопитающих и карты рас пространения конкретных видов млекопитающих) составлены для Атласа Казахстана и, на момент подготовки данного сообщения, находятся в печати. В некоторых из названных выше атласов имеются карты животного мира, разработанные другими авторами на иной методической основе. Здесь они не рассматриваются, хотя, несомненно, достойны обсуж дения.

О ПЛОЩАДИ ЗАПОВЕДНИКОВ, ДОСТАТОЧНОЙ ДЛЯ СОХРАНЕНИЯ ВИДОВОГО РАЗНООБРАЗИЯ МЛЕКОПИТАЮЩИХ Румянцев В.Ю.1, Никольский А.А.2, Жбанова П.И. Географический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва, vyurum@biogeo.ru Российский университет дружбы народов, Москва, bobak@list.ru Режим охраны государственных природных заповедников в идеале исключает любую хозяйственную деятельность, что не может не ограничивать верхний предел их площади.

Но пока нет объективных критериев площади заповедников, достаточной для сохранения видового разнообразия, свойственного фоновым местообитаниям.

Мы предлагаем подход к созданию математической модели площади заповедников, достаточной для сохранения разнообразия млекопитающих. За основу приняты выделы карты местообитаний, разработанной на кафедре биогеографии Географического фаульте та МГУ. Для каждого выдела имеется список видов млекопитающих, составленный на ос нове доступных литературных и фондовых источников.

Для анализа выбраны 13 заповедников в пределах 10 выделов карты, включающих от 56 до 69 видов млекопитающих, в пределах подтайги, широколиственных лесов и лесосте пи ЕТР. Сведения о площади заповедников взяты с сайта http://www.mnr.gov.ru/, о числе видов млекопитающих в заповедниках ? из многих источников. Мы исключили из списков синантропные виды, а для некоторых заповедников ? виды, наличие которых нецелесооб разно для решения задачи, например, отмеченные только в охранной зоне. Вызывает также затруднения наличие акклиматизированных видов, чуждых местной фауне. Их мы не ис ключали из списков, хотя это не может не влиять на модель.

Мы предполагали, что число видов млекопитающих в заповеднике зависит от площади охраняемой территории и числа видов, свойственных данному выделу. Но проверка пока зала недостоверную связь (p0.05) между числом видов в заповедниках и в местообитани ях, что объясняется ограниченным видовым разнообразием в пределах данной террито рии. Поэтому мы приняли, что число видов млекопитающих в заповеднике зависит только от его площади. Зависимость описывается уравнением:

NЗ = 46,0285+0,259054·S, где:NЗ – число видов млекопитающих на территории заповедника, S – площадь заповедника в тыс. га.

Модель статистически достоверна (p0.05), с относительно высоким коэффициентом детерминации: R2 = 77.5%. Три заповедника из 13 не вошли в нее, так как число видов здесь отличается либо необычно высоким, по сравнению с другими заповедниками, значе нием, либо, напротив, низким. Рассчитана желаемая площадь всех заповедников, включая и те, которые в модель не вошли. Во всех случаях она заметно превышает реально суще ствующую. На начальном этапе исследования мы ограничились линейной регрессией, хотя допускаем возможность альтернативных моделей. Предварительная проверка показала, что наиболее вероятной статистически значимой (p0.05) моделью является уравнение: NЗ = a + b·vS. Его конкретное выражение имеет вид:

NЗ = 42,3006 + 2,20152·vS;

R2 = 80.7%.

Решение этого уравнения даёт близкие с основной моделью результаты, но отношения между площадью и числом видов имеют нелинейный характер.

Результаты данной работы представляют собой скорее предложение к обсуждению, чем завершенное исследование. Мы осознаём, что вынуждены были сделать множество допу щений и с благодарностью примем любую конструктивную критику. Более подробный текст доступен по адресу: http://www.ievbras.ru/books_of_ievbras/lubiszhev.html.

ОПЫТ БИОКЛИМАТИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ АРЕАЛОВ НЕКОТОРЫХ ВИДОВ ГРЫЗУНОВ (SICISTA SPP., ELLOBIUS TALPINUS) Русин М.Ю.

Институт зоологии им. И.И. Шмальгаузена НАН Украины, Киев mrusin@list.ru Основной задачей биоклиматического моделирования ареалов (здесь и далее БКМА) имеет две основные задачи. Первая – это создание рабочей гипотезы, которая тем или иным способом способствует объяснению наблюдаемого ареала вида, позволяет выявить связи с различными биоклиматическими показателями (температура, влажность и т.п.). Вторая задача этого метода имеет практическую направленность и наиболее ощутима она при ра боте с редкими, эфемерными видами. БКМА на основе имеющихся данных о находках редких видов позволяет исследователю выявить «горячие точки» – территории, перспек тивные для поиска изучаемого объекта. На наш взгляд, БКМА также может помочь в вос становлении природного ареала исчезающих видов, выявлять территории, пригодные для реакклиматизации и т.п.

Для построения моделей мы использовали приложение DIVA-GIS.

Данный метод был избран нами для решения ряда вопросов в распространении редких и спорадически встречающихся видов грызунов Украины.

Обыкновенная слепушонка (Ellobius talpinus) – некогда широко распространенный вид, который в ХХ в. значительно сократил свою численность и распространение на юго-западе Русской равнины. На Украине E. talpinus сохранился практически исключительно в Крыму.

Максимальная депрессия отмечена в начале 80-х гг. (Алекссев и др., 1989;

Товпинец, 1993), а с середины 90-х по нынешнее время наблюдается активное увеличение численности и рас пространения. Использовав данные по распространению слепушонки в Крыму в 2007- гг. (Топвинец, Евстафьев, 2008;

наши данные), мы создали модель ареала отдельно взятой изолированной популяции. Построенная модель практически полностью соответствовала историческому ареалу вида, описанному ранее (Огнев, 1950). Это дает основания предпола гать, что при сохранении позитивных тенденций, слепушонка способна заселить практичес ки все места своего былого обитания. Созданная нами модель проливает свет на некоторые другие вопросы современного и былого распространения этого вида в Крыму.

Второй группой для моделирования послужили виды р. Sicista, населяющие степную зону Украины и России. Исследованиями В.Е. Соколова, М.И. Баскевич, Ю.М. Баскевич и др. была показана значительная хромосомная дифференциация мышовок на юге Русской равнины (в особенности на Среднерусской возвышенности и прилегающей к ней террито риях), что позволило выделеить несколько видов и подвидов. В связи с малочисленностью в большинстве местообитаний, установление природного ареала близких видов мышовок имеет ряд трудностей.

Нами были построены модели для S. strandi, S. severtzovi, S. subtilis nordmanni и S. subtilis subtilis. Для построения моделей использовались только кариотипированные находки (из:

Соколов и др., 1986;

Соколов и др., 1989;

Ковальская и др., 2000). Полученные модели демонстрируют как ранее известные сведения (напр., дизъюнктивный ареал S. strandi), так и некоторые энигматичные, в частности границы ареалов внутри группы “subtilis”.

Полученные нами модели могут послужить точкой приложения в исследованиях мы шовок при выявлении реальных границ ареалов, предполагаемых мест наибольшего оби лия вида и т.п. Учитывая, что все виды мышовок внесены в Красную книгу Украины и ряда субъектов РФ, данная проблема имеет также значительный природоохранный аспект.

ЗВУКОВАЯ СИГНАЛИЗАЦИЯ ТЕМНОЙ ПОЛЕВКИ (MICROTUS AGRESTIS) Рутовская М.В.

Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова РАН, Москва, Россия desmana@yandex.ru Темная полевка Microtus agrestis L., 1961 широко распространенный вид мелких грызунов лесов Европы и Азии, предпочитает открытые или кустарниковые биотопы (Громов, Поляков, 1977). Несмотря на обширную литературу по территориальному и социальному поведению (Erlinge et al., 1990, Henttonen et al., 1984, Jonge, 1983 и другие) коммуникативное поведение темных полевок не изучено. Цель работы описать вокальный репертуар темной полевки.

Работа выполнена на НЭБ «Черноголовка» ИПЭЭ РАН на коллекционных записях года. Звуки записаны с помощью пишущего плейера Wolkman (Sony) при взятии в руки и ссаживании разнополых особей (10 самцов и 9 самок) 2-3-го поколения разведения в нево ле темной полевки, отловленной в Мурманской области. Для анализа использовали про фессиональную программу Avisoft SASLab pro версии 4.52. Частота дискретизации при цифровании сигналов 16 кГц. При построении спектрограмм использовали длину быстро го преобразования Фурье, равную 512 точкам, величину перекрывания по частотной оси 100%, а по временной оси 88%. Измеряли длительность сигналов, доминантную частоту, основную частоту гармонических составляющих. Глубину частотной модуляции рассчиты вали как разность максимальной и минимальной основной частоты звука.

У темной полевки выделили три типа звуковых сигналов: высоко амплитудные резкие писки (дистресс-сигнал при драках или при нападении хищника) и низко амплитудные дру желюбные пение самцов и тихие писки самцов и самок.

Резкие писки имеют длительность 0091+0,004 мс (n=207), доминантную частоту 4,3+0, кГц, в 85,0% имеют широкополосную составляющую. Гармонические составляющие име ют максимальную основную частоту 1,06+0,02 кГц (n=171) и 7,0+0,3 гармоник, глубина частотной модуляции – 0,29+0,01 кГц, и ее график имеет обычно S- образную форму. Поло вая дифференциация сигналов прослеживается в длительности (у самок сигнал длиннее, гнездовая ANOVA F(10,15)=5,50, p0.005), доминантной частоте (у самок частота выше, Kruskal ANOVA, ч2=8.02, p0.005). Тихие писки имеют длительность 0,080+0,007 с (n=44), в 97,7% широкополосную структуру. Ширина полосы около 2,5 кГц. Сигналов, имеющих гармони ческую составляющую 43,2%, их максимальная основная частота 1,10+0,09 кГц (n=23), число гармоник 3,0+0,3 и небольшая глубина частотной модуляции 0,11+0,02 кГц. Полово го диморфизма тихих писков не отмечено.



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.