авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Биологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Териологическое общество при РАН ...»

-- [ Страница 22 ] --

Данная работа является частью комплексных исследований, посвященных изучению адаптаций к зимним условиям у хомячка Кэмпбелла – вида, занимающего открытые про странства пустынь и полупустынь Центральной Азии. В природе отмечены единичные случаи встреч Ph. campbelli зимой, что дает основание предполагать, что, по крайней мере, в некоторых частях ареала хомячки активны в это время года. Это, в свою очередь, дало основание ожидать наличие у хомячка Кэмпбелла торпора. Задачей исследования была попытка выявления этого феномена у животных, содержащихся при естественном темпе ратурном и световом режиме (на улице). В работе использованы хомячки лабораторной популяции, основанной от животных, отловленных на северо-востоке Монголии.

На первом этапе исследования проводили наблюдения за животными, содержавшими ся парами (n=90) в уличных вольерах. Ежедневное сканирование, проводимое в дневное время, выявило наличие характерного для торпора состояния оцепенения с понижением температуры тела у 30% животных обоих полов. Все случаи торпора были отмечены в при температуре воздуха от -10°С и ниже.

Следующий этап исследования включал наблюдения за самцами хомячка Кэмпбелла с имплантированными термодатчиками (n=10). Анализ термограмм показал, что у 80% жи вотных в зимнее время наблюдались длительные (от двух до четырех недель) периоды ежедневного впадения в торпор. При этом отмечена значительная индивидуальная вариа бельность в календарных сроках начала и окончания периодов проявления этой реакции.

Животные находились в состоянии оцепенения в дневное время суток, в течение 3-8 часов.

Все отмеченные периоды ежедневного оцепенения были приурочены к холодам, когда тем пература воздуха опускалась ниже -15°С. Температура тела во время торпора у хомячков варьировала в диапазоне от 32°С до 13,5°С.

Проведенные эксперименты впервые выявили наличие торпора у хомячка Кэмпбелла.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что черты зимней биологии данного вида во многом схожи с таковыми близкородственного джунгарского хомячка (Phodopus sungorus), являющегося классической моделью для изучения торпора.

ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ И БИОТОПИЧЕСКОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ МЫШЕВИДНЫХ ГРЫЗУНОВ В САРАТОВСКОМ ПРАВОБЕРЕЖЬЕ Цветкова А.А.

Саратовский филиал Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН aatsv@mail.ru Сообщество мелких млекопитающих в степной зоне Правобережья в нижнем течении р.

Чардым имеет типичный набор видов, характерный для данного ландшафта. В период наших наблюдений (2003-2010гг) высокая численность мелких млекопитающих отмечена в 2004г и в 2007-2008гг. Динамика численности фоновых видов – лесной Apodemus uralensis и полевой мышей Apodemus agrarius в естественных и антропогенных биотопах имеет сходную картину, снижение и подъем численности происходит практически синхронно, но с разной амплитудой колебания и численным обилием. Бесспорным лидером, определяю щим уровень численности и характер распределения мелких млекопитающих, начиная с 2006г, является лесная мышь. Доля в уловах 2008г составила половину от всех отловлен ных зверьков и превысила показатели доминирования прежних лет. Лесная мышь встреча лась повсюду, достигая в пойменном лесу плотности 30.6 экз. на 100 л-с. На следующий год численность полевой мыши и рыжей полевки снизилась, однако лесная мышь, испы тывая небольшие сезонные колебания численности, сохранила в пойменном лесу относи тельно высокую плотность популяции, равную 26.0 экз. на 100 л-с, до весны 2010г.

Периодические изменения численности у рыжей полевки Clethrionomys glareolus в целом происходят аналогично с динамикой численности двух фоновых видов мышей. В 2008г у ры жей полевки отмечено увеличение плотности популяции и изменение пространственной струк туры, она вышла за пределы пойменного леса, лесопосадок, расселилась в овражно-балочные местообитания. В этом году также в оврагах отмечена высокая численность мышовки Штран да Sicista strandi, хомяка обыкновенного Cricetus cricetus. Обыкновенная полевка Microtus arvalis по обилию занимает не последнее место в сообществе, в годы высокой численности доля в уловах бывает очень значительна (38,1%). В ковыльно-типчаковой степи обыкновенная полев ка является доминирующим видом – до 20 экз. на 100 л-с. Для нее характерен несколько иной характер динамики, периоды подъема численности и продолжительные депрессии выражены наиболее отчетливо по сравнению с другими видами мышевидных грызунов. Домовые мыши Mus musсulus имеют низкий уровень численности в природных биотопах, отдают предпочте ние антропогенным местообитаниям. Однако резкая вспышка численности в 2007г, при кото рой вид занял четвертое место по доле встречаемости в уловах, привела к расселению и появ лению зверьков в естественных местообитаниях. Серый хомячок Cricetulus migratorius, наря ду с полевой мышью, устойчиво занимает доминирующее положение на полях с различными зерновыми культурами, не подвержен резким колебаниям плотности популяции. Численность типичных степных видов – степной пеструшки Lagurus lagurus и степной мышовки Sicista subtilis была невысокой на протяжении всех лет наблюдений.

Свойственная для Приволжской возвышенности мозаичность природно-территориаль ных комплексов и антропогенных местообитаний, а также уменьшение пастбищной на грузки в ковыльно-типчаковой степи, которое способствует созданию новых экологичес ких ниш, позволяет популяциям мелких млекопитающих различных фаунистических ком плексов увеличивать свою численность и широко расселяться по территории, что и наблю дается в последние годы. Совместное обитание видов на данной территории осуществля ются, вероятно, не по пути конкурентных отношений, а разделением жизненного простран ства сообразно биологическим особенностям каждого вида.

ОСОБЕННОСТИ ВИДОВОГО СОСТАВА, БИОТОПИЧЕСКОГО РАСПРЕДЕЛЕНИЯ, ЧИСЛЕННОСТИ И ПИТАНИЯ КУНЬИХ (MUSTELIDAE) ЧЕРЕПОВЕЦКОГО РАЙОНА Цветкова Ю.Н.

Исследования представителей семейства куньих осуществлялось на территории Черепо вецкого района (в окрестностях с.Архангельское) в 2007 – 2010гг. Для этого были использова ли методы по следам на субстрате: это оценка обилия с использованием линейного учета следов. Общая протяженность маршрутов составила 25,5 км. За время исследований было пройдено 2 486,5км. Были проанализированы данные зимнего маршрутного учета (ЗМУ) за 2001–2009 гг., выполненного охотниками на маршрутах. Для изучения питания были собраны 94образца экскрементов вдоль береговой линии реки. Для установления видовой принадлеж ности экскрементов, в местах сбора устанавливались ловчие коридорчики с приманкой.

В результате проведенных исследований и сопоставления наших данных с данными Белозерского р-на, был выявлен следующий видовой состав и биотопическое распреде ление куньих: обитатель лесов – лесная куница (встречаемость в Череповецком районе составила 60% от всех встреченных в лесу следов куньих, а в Белозерском – 38%), обита тели экотонов – лесной хорь (48% встречаемости в Черепов. р-не и 45% в Бел. Р-не) и обыкновенный барсук, обитатели водных и околоводных участков – норки (30% в Чере пов. р-не и 20% в Бел. р-не) и речная выдра (50,2% Черепов. р-не и 11% Бел. р-не), обитатели разных биотопов – ласка (10% в Череп. р-не и 46% в Бел. р-не) и горностай (22,4% в Череп. р-не и 24% в Бел. р-не). Фоновыми видами являются горностай и лесная куница с довольно высокой численностью во всех биотопах.

Питание норок. Встречаемость остатков гидробионтов в экскрементах составляет около 50%: остатков речного рака – 25%, рыбы – 21%. Встречаемость остатков млекопитающих в питании норок порядка 63%, среди них доминируют полевки (17%) бурозубки (13%). Боль шой процент растительных остатков (38%). Это вегетативные части растений и семена. Камни (4,2%), обнаруженные в экскрементах норки попадают вместе с потребляемой пищей.

Питание выдры. Основными видами корма являются речные раки (100% встречае мость) и рыба (54% встречаемости). Встречаемость млекопитающих порядка 17%, амфи бии составляют 13% рациона выдры, а птицы – 8,6%. Средний показатель встречаемости в рационе выдры имеют моллюски (24%). Из рыб в экскрементах встречаются плотва, щука, карась и окунь. Дополнительными кормами в питании выдры составляют птицы – 8,6%, мелкие млекопитающие – 1,4%, насекомые – 5,7%.

Динамика численности: по данным ЗМУ Череповецкого р-на максимум численности хоря и горностая наблюдался в 2002 г.(268 и 514 особей), а куницы в 2004 году (989 осо бей). По нашим данным в Череповецком районе максимум обилия куницы и горностая пришелся на 2007 (8,3 и 4,9 след/10км), 2009 гг.(7 и 5,2 след/10км) после пиков численно сти грызунов в 2006 и 2008 гг., максимальная численность норок, ласки и хоря в г.(11,5;

8,9 и 7,7 след/10км), 2010 годах (6,2;

10 и 8,6 след/10км), когда наблюдался очеред ной пик численности грызунов. Наибольшая плотность населения куницы и горностая наблюдалась в 2007 (4,2 и 4,6 особей/10км2), 2009гг. (3,5 и 3,8 особей/10км2), а лесного хоря в 2008г. (5,6 особей/10км2). Максимальная численность выдры наблюдалась в 2008 и 2010гг. (9 следов/10км). Таким образом, на исследуемых территориях довольно отчетливо подтвердилось правило Поддубной Н.Я. и Коломийцева Н.П.: у видов с короткой латент ной стадией в беременности год пика численности наступает в год пика численности мы шевидных грызунов, а пик численности горностая и лесной куницы на следующий год.

К ВОПРОСУ РАЗМНОЖЕНИЯ САМОК ЗУБРА BISON BONASUS В ПИТОМНИКЕ ОКСКОГО ЗАПОВЕДНИКА Цибизова Е.Л.

Окский государственный природный биосферный заповедник, Рязанская область, Россия, etzibizova@mail.ru Содержание животных в искусственно созданных условиях накладывает отпечаток на процесс размножения. По ряду показателей у зубров также отмечены отклонения от при родной нормы. Проанализированы материалы по плодовитости и размножению 60 племен ных самок в возрасте от 2 до 23 лет.

Первой реакцией на изменение условий жизни зубров в питомнике стала расшатанность репродуктивных циклов (Киселева, Перерва, 1991). У содержащихся в питомнике зубров в настоящее время сформировались репродуктивные циклы, растянутые почти на весь ка лендарный год. Отелы происходят с середины апреля по декабрь, также зафиксировано по одному отелу в январе и феврале месяцах.В 1960-1970 гг. когда кормовые ресурсы в вольерах питомника были достаточно обильны и разнообразны, а стадо в среднем более молодым, 86.4 % зубриц телились в мае-сентябре, пик приходился на июль-август (38.6 %).

В последующие десятилетия наблюдается растянутость сроков отелов. В 1971-1980 гг. – 89.6 % зубриц отелилось с мая по октябрь, где наблюдалось 2 пика отелов: в мае-июне ( %) и в августе-сентябре (33 %). В следующие два десятилетия отелы были практически равномерно растянуты с мая по декабрь. В 1981-1990 гг. пик отелов зафиксирован в июне (35.2 %), а в 1990-2000 гг. – в мае (28.9 %). В последнее десятилетие отмечена тенденция к смещению сроков отела на апрель-сентябрь и практически их отсутствие в ноябре-декабре.

Также зафиксировано два пика отелов: в июне (27.8 %) и сентябре (16.7 %).

Гон. Больше половины случаев спаривания зубров происходит с конца июля по сен тябрь (60 %), значительное количество – в ноябре-январе (28.8 %) и единично – в феврале апреле. Пик гона приходится на сентябрь. Из 482 зарегистрированных в питомнике перио дов течки 75.9 % длились 1 день, 15.5 % – 2 дня, 8.6 % – от 3 до 7 дней. За один сезон размножения может наблюдаться от 2 до 4 покрытий. Средний интервал между осеменени ями составляет 19-22 дня.

Показатели плодовитости и размножения. Анализ репродуктивных показателей зубров в питомнике показал, что половая зрелость зубриц наступает в возрасте от 2 до 6 лет, 25 % телок были впервые покрыты в возрасте 25-27 мес., а остальные – в 28-65 месяцев. При этом отмечено, что в 1960-1970 гг. возраст телок при первом осеменении составлял 25-27 мес., в 1971-1980 гг. – 31-40 мес., в 1981-1990 гг. – 31-42 мес., в 1991-2000 гг. – 38-53 мес. и в 2001 2009 гг. – 38-65 мес. Таким образом, в последнее десятилетие 70 % самок достигли половой зрелости в возрасте 4-6 лет и ни одной, в возрасте 2-3 лет, как это наблюдалось в первое десятилетия после создания питомника. Один из показателей воспроизводительной способ ности зубриц является интервал между двумя отелами. Среднее время между двумя отелами в 1960-1970 гг. составило 13.5 мес., в 1971-1980 гг. – 14.5 мес., в 1981-1990 гг. – 17.5 мес., в 1991-2000 гг. – 22.3 мес. и 2001-2010 гг – 18 мес. Интенсивность размножения зубриц в питомнике стала постепенно снижаться – с 85.4% (1960-1970 гг.), 68.8% (1971-1980 гг.), 47,9% (1981-1990 гг.) до 40.5% (1991-2000 гг.) Только после обновления племенного поголовья в питомнике стала прослеживаться тенденция к росту 56.7% (2001-2010 гг.).

Наиболее плодовиты самки в возрасте 4-14 лет (70-80 %), у старых животных плодови тость уменьшается до 16-20 %. В основном четко и закономерно половой цикл протекает у зубриц до 17 лет. У большинства особей бесплодие наступает в 18-19 лет. Иногда способ ность к размножению сохраняется до 20-23 лет.

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ И ПОВЕДЕНИЯ ДЕТЕНЫШЕЙ ЕВРАЗИЙСКОЙ РЫСИ (LYNX LYNX L.) В ПЕРИОД РАННЕГО ПОСТНАТАЛЬНОГО ОНТОГЕНЕЗА Чагаева А.А., Найденко С.В.

Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва, Россия allachagaeva@yandex.ru С самого раннего возраста детеныши млекопитающих вступают в конкурентные взаи модействия с однопометниками, конкурируя за молоко матери, как за единственный источ ник пищи в этом возрасте. На ранних этапах онтогенеза у многих видов млекопитающих эта конкуренция связана с выбором (захватом) наиболее предпочитаемой пары сосков ма тери. Подобные ранние взаимодействия детенышей могут давать начало формированию иерархической структуры выводка. О поведении и особенностях развития детенышей ди ких представителей семейства кошачьих (Felidae), особенно в первые недели жизни, изве стно мало, что объясняется скрытным образом жизни этих хищников и, соответственно, невозможностью их детальных исследований в природе.

Целью работы было описание особенностей развития и кормового поведения детены шей евразийской рыси в период раннего постнатального онтогенеза (первый месяц жиз ни). В задачи работы входило: 1) выяснить, существуют ли у котят индивидуальные пред почтения определенных пар сосков матери;

2) проследить изменение темпов роста дете нышей в течение первого месяца жизни;

3) определить, существует ли связь между тем, какую именно пару предпочитают котята и их темпами роста. Сбор данных проводили на НЭБ «Черноголовка» ИПЭЭ РАН в период с 2005 по 2009 гг. Регистрацию поведения дете нышей осуществляли с помощью видеокамер, установленных внутри выводковых доми ков. Видеозапись вели один раз в неделю в течение суток. Дальнейший анализ видеоизоб ражения проводился с использованием метода непрерывной регистрации данных. Всего за время работы были проведены наблюдения за 11 выводками из 2-4 детенышей от 6 самок (всего 31 котенок). Для детёнышей евразийской рыси характерно неравномерное исполь зование разных пар сосков самки. Наиболее часто детёныши предпочитают кормиться из средней пары (18 котят), заднюю пару котята используют реже (9 котят), наименее предпо читаемой является передняя пара сосков (4 котенка). Однако степень предпочтения (про цент подходов к предпочитаемой паре сосков от общего числа подходов ко всем парам) задней пары достоверно выше (в среднем 70,9%), чем средней (в среднем 57,2%) (тест Вилкоксона для сопряженных пар: Z=2,4;

p0,05;

n=8 ) и передней (в среднем 56,6%) пар.

Были также обнаружены индивидуальные предпочтения разных пар сосков отдельными детенышами внутри каждого выводка (Критерий чІ: чІ=15,9-1059,8;

df=2;

p0,05), что может указывать на неравноценность разных пар сосков у самок евразийской рыси.

В течение первого месяца жизни детенышей темпы роста котят существенно не изме няются (тест Вилкоксона для сопряженных пар: Z=0,30-1,87;

ns;

n=9-11). До трехнедель ного возраста детенышей наблюдаются достоверные различия в темпах их роста в зависи мости от размера выводка (U-критерий Манна-Уитни: неделя 2: Z=3,6;

p0,05;

неделя 3:

Z=3,3;

p0,05). Однако далее эти различия постепенно исчезают (U-критерий Манна-Уит ни: недели 4-5: Z=0,9-1,5 ;

ns). Различий в темпах роста между котятами, предпочитающи ми определенные пары сосков в течение первого месяца их жизни не было обнаружено (тест Вилкоксона для сопряженных пар: Z=0,36 -1,68;

ns;

n=8-10).

Работа выполнена при поддержке ФЦП “Научные и научно-педагогические кадры ин новационной России” на 2009-2013 гг. (Госконтракт 02.740.11.0282), гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских учёных МК 1792.2009.4, РФФИ 07-04-0089.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ АВИАСЪЕМКИ БЕЛУХ В ПРИБРЕЖНЫХ АКВАТОРИЯХ ОХОТСКОГО МОРЯ В 2009 г.

Черноок В.И., Глазов Д.М., Назаренко Е.А., Рожнов В.В.

Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва В рамках Программы изучения распространения и миграций белухи проведена оценка численности и распределения белух в Охотском море в летний период с использованием современных технических средств авиасъемки.

Авиасъемки белух были осуществлены с борта нового самолета-лаборатории АН- «Восток» с 5 августа по 13 сентябре 2009 г. в период лососевой путины. Время съемки и маршруты полетов были выбраны так, чтобы зарегистрировать белух, обитающих в это время в прибрежной зоне Охотского моря. Удобные блистеры для визуальных наблюде ний, комплексы аппаратуры для фото-, видео- и тепловой съемки, точная навигационная привязка визуальных и инструментальных данных позволяли документировать результа ты наблюдений за встреченными морскими млекопитающими и параметрами среды их обитания. Получена комплексная информация об основных компонентах экосистем при брежной зоны Охотского моря: распределении и численности белух и тюленей (на берего вых залежках), птиц, местах цветения фитопланктона. Получены также данные об основ ных параметрах морской среды (температура поверхности воды, прозрачность воды) в ус тьях основных лососевых рек, загрязнения на поверхности моря и на берегу. Применяемое авиасъемочное оборудование позволило осуществить фоторегистрацию почти всех обна руженных белух.

В ходе полетов 2009 г. установлено, что в период август-сентябрь белухи распределены в узкой прибрежной полосе и в основном сосредоточены в устьях больших рек. Большие скопления белух (больше 100 особей) отмечены в следующих районах: южная часть Саха линского залива, Ульбанский и Тугурский заливы, а также Удская, Гижигинская, Пенжин ская губы и район Усть-Хайрюзово. Выявлены две пространственно разделенные популя ции белух: шелиховскую (Гижигинская, Пенжинская губы и побережье Западной Камчат ки) и сахалино-шантарскую (Сахалинский залив, Амурский лиман, Ульбанский и Тугурс кий заливы, а также Удская губа).

В Шелиховском регионе в период с 21 августа по 7 сентября численность инструмен тально зафиксированных белух составила 1088 особей.

В Сахалино-Шантарском регионе авиасъемки выполнены были дважды. Первая съем ка была проведена в период с 5 по 8 августа и численность инструментально зафиксиро ванных белух составила 1853 особей. Вторая съемка была проведена в период с 11 по сентября и численность инструментально зафиксированных белух составила 1567 особей.

Полные данные о численности белух будут получены после полной обработки экспе диционных материалов и экстраполяции на обследованную акваторию Охотского моря.

Проведенные в 2009 г. авиасъемки позволили определить численность и распределение белух в прибрежной зоне Охотского моря и данная съемка послужит основой для создания инструментального метода контроля состояния охотоморских белух.

Работа выполнена Постоянно действующей экспедицией РАН при поддержке Русско го географического общества.

СПЕЦИФИКА СООБЩЕСТВ МЕЛКИХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ В ТРАНСФОРМИРОВАННЫХ УРБАНИЗАЦИЕЙ ЛЕСНЫХ ЭКОСИСТЕМАХ Черноусова Н.Ф.

Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург, Россия nf_cher@mail.ru В лесопарках, расположенных по периметру вокруг г. Екатеринбурга и парковых учас тках внутри города в течение длительного времени мы исследовали динамику численнос ти и структуры видового состава сообществ мелких млекопитающих. В каждом локалите те закладывали по три линии ловушек, первая из которых находилась на крайнем участке лесопарка наиболее приближенном к городской застройке или примыкающем к ней;

ос тальные (две) линии располагались в глубине, в удаленных друг от друга местах. Как было показано нами ранее (Черноуосова и др., 2009;

Черноусова, Толкач, 2010), первые линии лесопарков и Центрального парка из-за высокого уровня рекреационного воздействия по своим геоботаническим и эдафическим характеристикам отделены от коренной, естествен ной части.

Динамика численности и видового состава сообществ микромаммалий отличалась в разных лесопарках города. Даже пики численности во многих случаях приходились на разные годы. Практически совпадают динамики численности мелких млекопитающих в северо-западном и северо-восточном лесопарках, очень сходны в контроле, юго-западном и юго-восточном лесопарках. При анализе видового состава сообществ грызунов за 20 лет, оказалось, что доля лесной и полевой мыши в последние десять лет в городских сообще ствах повсеместно возросла, причем в северо-восточном лесопарке – в 9 раз. Это результат того, что процессы, протекающие в экотонах на стыке городской застройки и прилегаю щих лесов, все в большей степени приводят к трансформации растительных сообществ и, как следствие, вызывают изменение структуры сообществ мелких млекопитающих. Транс формация нижних ярусов нарушает условия обитания одних видов и создает благоприят ные условия для других. Обогащение видового состава и увеличение густоты кустарнико вого подлеска смещает градиент условий обитания в сторону видов, обычно избегающих хвойных лесов: лесной и полевой мышей.

Во всех лесопарках индексы разнообразия (Шеннона) сообществ микромаммалий на первых участках, с наибольшим рекреационным воздействием, ниже, чем в остальных местах. Однако в внутри города, в связи со спецификой рекреационного воздействия и наличием высокой доли интродуцированных видов растений, эта закономерность наруша ется.

Разнообразие сообществ мелких млекопитающих в городских локалитетах, определен ное по суммарным многолетним данным, несколько снизились в последние десять лет. В сообществе мелких млекопитающих лесного контроля индексы разнообразия за первую и вторую декаду полностью совпали.

Основываясь на вышеизложенном, можно сказать, что мы наблюдаем усиление урба нистского воздействия в лесопарковой зоне города за последние годы. Для сообществ мел ких млекопитающих это проявляется в некотором снижении разнообразия в последние десять лет и увеличении доли несвойственных сосновым лесам южной тайги видов рода Apodemus, что не может быть результатом изменения погодно-климатических условий, поскольку в контроле параметры сообществ микромаммалий остаются стабильными.

ЭПИЗООТОЛОГИЧЕСКАЯ РОЛЬ МОНГОЛЬСКОЙ ПИЩУХИ В ГОРНО-АЛТАЙСКОМ ПРИРОДНОМ ОЧАГЕ ЧУМЫ Чипанин Е.В.1, Денисов А.В.2, Попков А.Ф.1, Иннокентьева Т.И. 1, Корзун В.М. ФГУЗ «Иркутский научно-исследовательский противочумный институт Сибири и Дальнего Востока», Иркутск, Россия, evchip@mail.ru ФГУЗ «Алтайская противочумная станция», Горно-Алтайск, Россия В Горно-Алтайском очаге постоянно обитают 29 видов млекопитающих. Естественная зараженность чумой установлена у 10 из них: монгольской, даурской и алтайской пищух, плоскочерепной полевки, длиннохвостого суслика, алтайского сурка, степного хорька, туш канчика-прыгуна, джунгарского хомячка, зайца-толая.

На начальном этапе исследования Горно-Алтайского природного очага чумы вопрос о его гостальности был однозначно не решен (Бондаренко и др., 1974). Считалось, что очаг полигостален, так как энзоотия чумы поддерживается комплексом видов-носителей и только благодаря наличию этих видов осуществляется циркуляция возбудителя инфекции (Тара сова, 1980). В тоже время ведущая роль в эпизоотическом процессе отводилась монгольс кой пищухе (Бондаренко, Иннокентьева, 1978). Имеющиеся к настоящему времени дан ные позволяют достаточно полно охарактеризовать эпизоотологическую роль монгольс кой пищухи в Горно-Алтайском природном очаге чумы.

Монгольская пищуха в очаге является наиболее массовым видом и по степени заселе ния территории занимает доминирующее положение в фауне мелких млекопитающих. На большей части ее ареала в Юго-Восточном Алтае расположены сплошные, ленточные и местами мозаичные поселения. При этом в современный период происходит расширение ареала монгольской пищухи на данной территории.

Имеется ряд существенных элементов в экологии монгольской пищухи, определяющие ее роль в носительстве чумы в очаге: интенсивное использование нежилых нор, что увели чивает паразитарные контакты между зверьками, способность к широкому расселению и быстрому восстановлению численности после депрессии, высокий уровень подвижности, особенно осенью, круглогодичная активность. Монгольская пищуха характеризуется вы сокой восприимчивостью и чувствительностью к циркулирующему в очаге чумному мик робу, что обеспечивает накопление возбудителя, инфицирование паразитирующих на ней блох. Чумной микроб обнаружен лишь в пределах ее ареала. В последние десятилетие зарегистрировано протекание эпизоотий чумы в “чистых” поселениях монгольской пищу хи, без участия других носителей. Закономерные изменения эпизоотической активности очага связанны с циклами численности монгольской пищухи. В фазе роста численности населения пищухи происходит возрастание эпизоотической активности. Пик последней совпадает или приходится на следующий год после пика численности зверька, то есть на начало фазы спада. При депрессии и на начальном этапе роста численности пищухи ак тивность очага минимальная. Всего с 1961 по 2009 гг. в очаге выделено 2224 культуры чумного микроба, в том числе от млекопитающих 372. Большинство из них (82,5 %) при шлось на долю монгольской пищухи. От блох этого зверька изолирована 1431 культура (77,3 % выделенных от эктопаразитов за все время исследования очага).

Роль монгольской пищухи в очаге строго соответствует определению основного носи теля по М.И. Леви и Ю.М. Раллю (1960): “основной носитель в большей мере, чем другие и закономерно поддерживает развитие и размножение возбудителя чумы в данном очаге, и без него эпизоотический процесс не может осуществляться длительное время”.Таким об разом, Горно-Алтайский природный очаг чумы следует считать моногостальным.

ИЗУЧЕНИЕ АКТИВНОСТИ ЗУБРА С ПОМОЩЬЮ GPS-ОШЕЙНИКОВ ПЕРЕДАТЧИКОВ В ЗАПОВЕДНИКЕ «КАЛУЖСКИЕ ЗАСЕКИ»

Чистополова М.Д.1, Минаев А.Н.1, Сипко Т.П.1, Альшинецкий М.В.2, Эрнандес-Бланко Х.А. Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Московский зоопарк chistopolova_m@mail.ru Целью телеметрических исследований зубра было выявить характер перемещений жи вотных и динамику суточной активности. Для достижения этой цели была поставлена за дача пометить зубров GPS-ошейниками-передатчиками. В работе были использованы два типа ошейников. Оба типа оснащены GPS-приемником и датчиком движения, но у одного передача данных осуществляется через спутниковую систему «Thuraya», а у другого через сеть GSM (оператор «Bee Line»). Измерение активности прибором производится “одно кратно” в 0, 10, 20, 30, 40, 50 минут каждого часа. Берутся 30 мгновенных отсчетов абсо лютной величины ускорения по 3 осям с интервалом в 1 секунду, т.е. 90 отсчетов, суммиру ются, и, если сумма превышает заданный порог, – принимается решение, что в настоящий момент зверь движется. Кроме данных об активности, получены данные о перемещениях зубров по участкам обитания.

Работа была проведена на южном участке ГПЗ «Калужские засеки». Геостационарный спутник «Thuraya» находится на юге от места исследований в 20° над горизонтом. Южный участок заповедника имеет сильно овражистый рельеф, таким образом, когда животное находится в овраге, передатчик не может установить связь со спутником для передачи дан ных. Покрытие сотовой связи на южном участке заповеднике также неполное, т.е. переда ча данных с ошейника происходит, только когда животное попадает в «пятно» связи. Та ким образом, для обеих систем передачи данных условия местности неидеальны. С ноября 2008 г. по март 2010 г. метками были оснащены 5 самок зубра: 3 зубрицы – ошейниками с модулем «Thuraya», 2 – ошейниками с модулем GSM. Для оснащения ошейником зубры были иммобилизированы седативными препаратами. Результаты по активности были по лучены с трех ошейников. В обработку результатов не были включены данные за первую неделю после иммобилизации животного.

1. Двухлетняя зубрица Мусяня, реинтродуцированная в декабре 2008 г. из питомника Приокско-Террасного заповедника, была оснащена ошейником с модулем GSM 22 марта 2009 г. Ошейник передавал данные до 23 июля 2009 г. За 124 дня работы меткой было передано 94% от всех данных по активности.

2. Взрослая зубрица Кудрявая, возраст приблизительно 10-12 лет, реинтродуцированная в 2000 г., была оснащена ошейником модулем GSM 6 марта 2010 г. Ошейник передавал данные до 29 мая 2010 г. За 85 дней работы было передано 95% от всех данных по активности.

3. Взрослая зубрица Морена, возраст приблизительно 10-12 лет, реинтродуцированная в 2000 г., была оснащена ошейником с модулем «Thuraya» 7 марта 2010 г. Ошейник передавал данные до 12 июля 2010 г. За 128 дней работы передано 38% от всех данных по активности.

Суточный ритм активности имеет одинаковую динамику у всех 3 зубров. Зубры наибо лее активны в вечерние время с 18 до 21 часа (в среднем 40-50 активных мин./ч.), пик активности приурочен к сумеркам. Высокий уровень активности также наблюдается и днем с 10 до 16 часов (в среднем 43-40 активных мин./ч.). Наименее активны зубры в утренние часы (в среднем 19-27 активных мин./ч.) и ночью (в среднем 18-22 активных мин./ч.). Спад активности сопряжен с предрассветными часами и утренними сумерками.

НАСЕЛЕНИЕ МЛЕКОПИТАЮЩИХ ЗОНЫ ПРОМЫШЛЕННОГО ОСВОЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ ЮГО-ЗАПАДНОЙ ЯКУТИИ (БАССЕЙН Р. НЮЯ) Шадрина Е.Г.1, Данилов В.А.2, Сидоров М.М. Северо-Восточный Федеральный университет им. М.К. Аммосова ФГНУ Институт прикладной экологии Севера, Якутск, Россия e-shadrina@yandex.ru В настоящее время территория Юго-Западной Якутии подвергается активному промыш ленному освоению в связи с развитием добывающей промышленности и сопутствующей инфраструктуры. В этих условиях большое значение приобретает изучение фонового со стояния основных компонентов природных экосистем, в том числе – животного населения осваиваемых территорий.

По нашим и литературным данным (Млекопитающие Якутии, 1971;

Мордосов, 1997) фауна млекопитающих региона включает 43 вида, относящихся к шести отрядам: насеко моядные, рукокрылые, зайцеобразные, грызуны, хищные и парнопалые. Исследования проводились в верхнем и среднем течении р. Нюи, а также в долинах ее притоков – рр., Тымпучикан, Чаянда, Хапчаан (2006-2010 гг.). Для обследованных нами участков харак терно преобладание таежных стаций – лиственничников, сосняков, лиственнично-сосно вых лесов, реже – ельников или смешанных лесов с примесья ели;

встречаются также бе резняки и смешанные хвойно-лиственные леса, по берегам рек и ручьев – ерниковые и ивовые заросли. Небольшую площадь занимают луговые стации.

Всего отработано 1380 давилко-суток и 266 конусо-суток, отловлено 205 особей мелких млекопитающих. В долинах рр. Тымпучикан, Нюя и Чаянда нами отмечено обитание 13 ви дов, в т.ч. 7 видов грызунов – азиатский бурундук, азиатская лесная мышь, лесной лемминг, полевки – красная, красно-серая, темная и экономка, а также 6 видов бурозубок – тундряная, средняя, бурая, крупнозубая, крошечная и обыкновенная. По данным отлова конусами чис ленность мелких млекопитающих в период исследований можно охарактеризовать как невы сокую в разных биотопах от 0 до 130 экз./100 конусо-суток. По-видимому, этим объясняется и относительно невысокое видовое разнообразие мелких млекопитающих. В целом по ис следованным таежным комплексам доминировала тундряная бурозубка (доля 26,4%), субдо минантами являются красная и красно-серая полевки и средняя бурозубка (составлявшие по 19,7, 18,7 и 16,5 % соответственно), в пойменных биотопах доминантом была полевка-эко номка (до 50 %). По данным отлова давилками суммарная численность варьировала в преде лах 1,0 до 22,0 экз./100 ловушко-суток. В уловах давилками в природных лесных биотопах преобладала красная полевка (доля 74,6%), которая является типичным доминантом таеж ных биотопов Якутии, субдоминантом является красно-серая полевка (13,2 %).

По литературным данным, опросным сведениям и данным наших зимних маршрутных учетов на исследованной территории обитает 20 видов охотничьих и охотничье-промыс ловых млекопитающих. Из них реально добываются следующие виды: обыкновенная бел ка, волк, обыкновенная лисица, соболь, росомаха, горностай, колонок, американская нор ка, рысь, лось и дикий северный олень. Основу охотничьего промысла в районе исследова ний, как и по всему региону, составляет соболь, плотность населения которого здесь харак теризуется высокими показателями. Остальные виды, включая белку, не играют заметной роли в промысле, в силу объективных и субъективных причин. Район характеризуется вы сокой плотностью населения медведя.

На настоящий момент население млекопитающих типично для региона. Изменений в составе и структуре сообществ не зарегистрировано.

РОЛЬ MICROMAMMALIA В ПИТАНИИ ЧЕРНОГО КОРШУНА Шалабаев Р.Н., Кассал Б.Ю.

ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет», Омск, Россия BYKassal@mail.ru Micromammalia имеют определяющее значение в питании многих хищных птиц. Кор шун черный (Mulvis korschun) является хищником, питающимся не только той добычей, которую ловит сам, но и способным осваивать некоторые виды падали. Питание коршуна черного хорошо изучено с 1960-х гг., однако данные полевых и камеральных исследований во многом разобщены, а их анализ остается неполным, несмотря на многолетний опыт полевых исследований и кажущееся обилие данных научной и научно-популярной литера туры. Целью настоящей работы является выявление и оценка зональной роли Micromammalia в питании коршуна черного.

Работа охватывает полевыми наблюдениями период с 1989 по 2010 гг. Исходные мате риалы получены во время экологических экспедиций по Среднему Прииртышью, на пеше ходных маршрутах и в окрестностях полевых лагерей, а также при библиографическом исследовании. Сделан анализ 122 погадок коршуна черного.

Установлено, что в степи доля Micromammalia в питании коршуна колеблется от 33% до 48%. Грызуны средних размеров (хомяк обыкновенный, суслик обыкновенный и др.) со ставляют до 30% рациона. Доля падали не превышает 1%;

остальные компоненты спектра представлены, по убывающей, беспозвоночными животными, рыбами, птицами, рептили ями, амфибиями.

В лесостепи основу питания коршуна составляют Micromammalia (до 98%), доля гры зунов средних размеров достигает 2%, остальные компоненты спектра представлены крайне незначительно.

В лесной зоне в питании коршуна доля Micromammalia находится в пределах 18-28%, с преобладанием полевки обыкновенной (6-10%), доля полевок других видов значительно меньше (суммарно 0,4-4,5%). Бурозубки в питании коршуна занимают незначительную долю (0,6-0,9%). Мыши разных видов также представлены незначительно (0,6-0,9%). Доля гры зунов среднего размера составляет 1,2-6,4%, среди них преобладает суслик большой (до 6,4%) и хомяк обыкновенный (до 1,2%). Другие, более крупные млекопитающие, в пита нии коршуна встречаются крайне редко: от 0,4% до 1,2%, среди них норка, горностай и заяц-русак – 0,4%. Остальные компоненты спектра питания представлены, по убывающей, рыбами, птицами, беспозвоночными животными, рептилиями, амфибиями;

пищевые от бросы могут составлять до 23%, падаль – до 8% всего рациона питания.

В таежной зоне Micromammalia встречаются в 16-35% спектра питания коршуна. Сре ди них преобладает полевка обыкновенная (до 17%). Доля грызунов средних размеров в питании коршуна незначительна (до 3%), среди них хомяк обыкновенный (до 2%), ондатра (до 1%), доля других млекопитающих не превышает 2%. Остальные компоненты спектра представлены, по убывающей, рыбами, беспозвоночными животными, птицами, амфибия ми, рептилиями;

пищевые отбросы могут составлять до 15%, падаль – до 12% всего раци она питания.

Таким образом, во всех природно-климатических зонах состав используемых коршу ном черным в пищу объектов разнообразен, обусловливая выраженную полифагию. При наиболее разнообразном спектре его питания в степной, лесной и таежной зонах, наиболь шее значение Micromammalia в питании коршуна черного имеют в лесостепной зоне.

ТЕРИОФАУНА СРЕДНЕЙ АЗИИ В ЭПОХУ ПАЛЕОЛИТА Шарапов Ш.

Институт зоологии и паразитологии им.Е.Н.Павловского АН РТ, Душанбе, Республика Таджикистан, sharapov@inbox.ru В эпоху палеолита на территории Средней Азии обитала богатая видами фауна млекопитаю щих, их многочисленные остатки обнаружены в 57 местонахождениях и археологических памят никах раннего и позднего палеолита расположенных, как в предгорьях, так и высоко в отрогах гор Тянь-Шаня, Памира и Гиссаро-Алая. Олдувайская и раннеашельская стадии териофауны раннего палеолита в Средней Азии до сих пор неизвестны. Однако фауна Лахутинского териокомплекса могла бы соответствовать этой стадии, поскольку Кульдаринская нижнепалеолитическая стоянка c галечной индустрией имеющая одинаковый с ней возраст (800 тыс. лет) расположена недалеко от местонахождения Лахути, 1 и 2 в долине р.Обимазар в Южном Таджикистане (Додонов,1986;

Ранов, 1988). Териофауна этой стадии характеризуется наличием 23 родов и видов млекопитаю щих, среди которых 13 родов и видов являются вымершими. Характерными элементами фауны этого периода являются: Palaeloxodon Matsumoto,1924, Equus aff.namadicus Falconer & Cautley,1849,E.cf.stehlini Azzaroli,1965,Paracamelus Schlosser,1903 и Camelus Linnaeus,1758, Canis lupus cf.mosbachensis Soergel,1925, Homotherium Fabrini,1890, Praemegaceros Portis,1920 и Sinomegaceros Dietrich,1933,Bison schoetensacki Freudenberg,1910, Microtus (Allophaiomys) Schrank, 1798 (Вангенгейм и др.,1988;

Шарапов,1988;

Forsten,Sharapov,2000). Ашельская стадия раннего палеолита в Средней Азии характеризуется появлением архантропа-Homo erectus,остатки которо го впервые обнаружены в ашельских слоях пещерной стоянки Сель-Унгур в Кыргызстане (Исла мов и др.,1988;

Markova,1992).Териофауна состояла из более чем 30 видов млекопитающих, сре ди которых индикаторными формами являются: Archidiskodon trogontherii (Pohlig), Ursus deningeri von Reichenau,Crocuta crocuta spelaeus (Goldfuss), Panthera leo spelaea Goldfuss, степной носорог Stephanorhinus hemitoechus (Falconer ), Microtus (Phaiomys) Schrank,1798 и благородный олень Cervus elaphus Linnaeus,1758,а также Bos primigenius Bojanus.

Мустьерская стадия раннего палеолита Средней Азии характеризуется появлением палеоантро пов-Homo sapiens neanderthalensis, и Homo sp,.остатки которых впервые обнаружены в среднепале олитических стоянках Тешик-Таш в Южном Узбекистане (Окладников, 1940) и Худжи в Централь ном Таджикистане (Trinkaus et all.,2000). Териофауна представлена гигантскими мамонтами ранне го типа, грызунами и хищниками современных родов тушканчиков, песчанок, слепушонок, поле вок, волков, лисиц и куниц, непарнопалые-кабаллоидными лошадьми, ослами и степными носоро гами, полорогие–первобытным туром, и гигантскими бизонами, газелями, а также впервые по явившимися козлами и баранами (капровинами) (Верещагин, Батыров, 1967;

Ранов и др.1973;

Баты ров и Батиров,1988;

Forsten, Sharapov, 2000;

Шарапов, 2004). Всего в этой фауне определено более родов и видов млекопитающих,26 видов птиц и два вида рептилий.В фауне преобладают остатки козлов - 75,5%,от общего числа костей в Тешик-Таше, баранов - 29% в Аман-Кутане и рептилий (степ ная черепаха) - около 90% в Огзи-Кичике (Громова,1949;

Бибикова,1958, Ранов и др., 1973;

Forsten, Sharapov, 2000). Индикаторные формы фауны – Mammuthus primigenius (Blumenbach), Stephanorhinus cf.kirchbergensis [(=D.mercki (Jaeger)], Equus hydruntinus Regalia,Bos primigenius Blum.,Bison priscus Bojanus. Поздний палеолит в Средней Азии охарактеризован териофауной ориньяк – граветской ста дией каменного века Западной Европы (35-15 тыс.лет), который коррелируется здесь с позднеголод ностепской (W3) стратиграфической единицей С.А.Несмеянова (1973). Териофауна по своему со ставу очень близка к среднепалеолитическому (мустьерскому) и включает всего лишь 9 родов и видов млекопитающих: Homo sapiens (неоантроп), Marmota sp., Mammuthus sp., Equus valeriani W.Grom., (архаичная форма), E.caballus L., E.hydruntinus Regalia, Camelus knoblochi Poljakov, Cervus elaphus L., Ovis orientalis Gmelin, Bos primigenius Bojanus, Capra et Ovis.Из рептилий здесь определены остатки степной черепахи Agrionemys horsfieldi Gray (Лев,1964;

Трофимов,Гинзбург,1972).

Териофауна мустьерской и ориньяк-граветской стадии раннего и позднего палеолита подраз деляется на две фазы: ранняя–позднемустьерская, по времени отвечает нижнему горизонту вал дайского (калининского) межледниковья Восточной Европы и их аналогам в Сибири и Казахста не;

поздняя–верхнепалеолитическая – верхнему горизонту валдайского (осташковского) оледене ния, верхнему вюрму и сартанскому межледниковью Сибири, их аналогам в Казахстане. Обе фазы фауны объединяются в единый, верхнепалеолитический фаунистический комплекс.

ПОЗДНЕМИОЦЕНОВАЯ ФАУНА ПОЗВОНОЧНЫХ ЖИВОТНЫХ ИЗ БЕШПАГИРСКОГО КАРЬЕРА Швырёва А.К.

Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве, Ставрополь, Россия annashvyreva@mail.ru В позднем миоцене наступает новый этап палеогеоморфологического развития Север ного Кавказа (Сафронов,1972) – Большой Кавказ превращается в крупный полуостров Малой Азии. По мнению Н.К. Верещагина (1959), именно в это время на Кавказском полу острове появляются представители гиппарионовой фауны. Проникновение на вновь воз двигнутую сушу шло с юга по широкому закавказскому перешейку как в обход подняв шихся горных складок – по побережьям, так и непосредственно через плоскогорья и хреб ты центрального части полуострова. Находки представителей гиппарионовой фауны на территории Ставропольского края отмечены в окрестностях с. Бурлацкого (Хоменко, 1913), на горе Куцай, в окрестностях г. Светлограда (Иванов,1916), у с. Благодарное (Павлова, 1933).

Местонахождение ископаемой фауны гиппарионового облика издавна известно в окре стностях с. Бешпагир. Однако списка фауны до сих пор не приводилось. Это и явилось побудительным моментом для исследования этого уникального местонахождения гиппа рионовой фауны. Цепочка песчаных карьеров располагается в центральной части Ставро польской возвышенности в 4-5 км к юго-западу от села Бешпагир. Отложения представле ны хорошо отсортированными, слюдистыми морскими верхнесарматскими песками с про слоями галечников, песчаников разной плотности и известняков.

Остатки ископаемых животных приурочены к средне- и мелкозернистым, кварцевым, сильно ожелезненным, слюдистым пескам, которым, как правило, в разрезе предшествуют слои галечников. Характерна плохая сохранность костных материалов: в основном найде ны изолированные зубы, обломки позвонков, крупных трубчатых костей, метаподий, фа ланг. Бешпагирское местонахождение ископаемых животных содержит как наземные, так и морские формы. За время работы экспедиции было собрано 233 костных остатка ископа емых животных, из которых 137 поступили в научную обработку.

На сегодняшний день список ископаемых животных из бешпагирских песчаных карье ров представлен следующими видами: Cetacea: Cetotherium sp.;

Carnivora: Hyaena sp.;

Pinnipedia: Phoca cf.pontica Eichw;

Proboscidea: Cherolophodon pentelici;

Mastodon sp.;

Deinotherium giganteum;

Perissodactyla: Hipparion sp;

Rhinoceros sp.;

Artiodactyla: Listriodon sp.;

Procapreolus sp.;

Palaeotragus sp.;

Tragocerus sp.;

Pisces: рыбы представлены жабер ными крышками, позвонками, костными кожными бляшками, лучами плавников;

Reptilia:

панцирные щитки, принадлежащие морским и сухопутным черепахам;

Aves: имеется вида птиц (собраны кости конечностей).

Кроме позвоночных животных, сделан небольшой сбор раковин моллюсков Mactra sp., Cardium sp., Monodonta sp.

Экологический анализ исследуемой фауны позволяет предположить наличие ландшаф тов саванного типа с водоемами озерного типа, лесными массивами и открытыми остеп ненными пространствами.

Дальнейшее изучение бешпагирского местонахождения ископаемой фауны позволит более детально охарактеризовать биоту и природную среду позднего миоцена, а также уточ нить стратиграфическое положение бешпагирской фауны.

ОЦЕНКА СОВРЕМЕННОГО СОСТОЯНИЯ ПОПУЛЯЦИИ ВОЛКА В ОХОТНИЧЬИХ УГОДЬЯХ УКРАИНЫ Шейгас И.Н., Шевчук В.В.

Государственное предприятие “Степной им. В.Н. Виноградова филиал Украинского научно-исследовательского института лесного хозяйства и агролесомелиорации” Украина, Херсонская обл., г. Цюрупинск, shaigas2@bigmir.net Несмотря на несовершенство системы учета численности хищников в охотничьих уго дьях хозяйств различных форм собственности, есть основания предполагать, что общая численность волка в Украине в последние два десятилетия значительно возросла. Соглас но официальным статистическим данным “Формы 2-ТП (охота)” рост составил более 70%:

с 1,5 тысячи особей в конце 80-х, начале 90-х годов прошлого столетия, до 2,6 тысячи в 2009 году. Дополнительным объективным показателем увеличения численности волчьего поголовья, подтверждающим наше предположене, является стабильный рост размера изъя тия (в основном – отстрела) хищников: с 0,6-0,7 тыс. особей 20 лет назад до 1,6 тысяч в настоящее время. Колеблясь в различные годы этого периода от 30,3 (1994 год) до 64,4% (2007 год), довольно высокий показатель интенсивности добычи человеком определенной части волчьего поголовья все-таки не оказывает разрушающего воздействия на качество репродуктивного ядра популяции. Численность хищников не падает. В подтверждение ска занному служит также и тот факт, что в последние годы волки появились там, где о них не вспоминали много лет, в частности – в степном Крыму.

Произведен расчет допустимой условной максимальной плотности населения волков (ос./1000 га угодий) с использованием данных “Формы 2-ТП (охота)” за 2007 год.

Суть расчета: чем больше фактическая численность возможных жертв, в первую оче редь – копытных (лось, олени благородный и пятнистый, лань, косуля и кабан) на конкрет ной территории охотничьих угодий, т. е. чем больше фактический объем “дикого мяса”, тем выше предел сопротивляемости этого биоценоза хищничеству волков и больше вели чина допустимой максимальной (предельной) плотности хищника. Это – условный, теоре тически предельный, критический допуск на уровне объема ежегодной репродукции попу ляций копытных, учитывающий также и универсальность пищевого рациона волка. Более высокая плотность населения волков, плюс другие “хищники”, перечеркивают любую пер спективу и ведут к деградации охотничьего хозяйства. Результаты расчета.

Житомирская область – допустимая максимальная плотность 0,048 особей волка на га угодий, т.е. 109 на область. Фактически числится 116 волков, что в 1,1 раза выше предель ного допуска. Хмельницкая область, соответственно – 0,019, т.е. 30 особей на область. Фак тически волки не числятся. Харьковская область, соответственно – 0,018;

числится 48;

фак тически 194 волка, что в 2,5 раза выше предельного допуска. Донецкая область – 0,009;

числится 18;

фактически 210 волков, что в 11,6 раза выше предельного допуска. Херсонская область – 0,018;

числится 39;

фактически 160 волков, что в 4,1 раза выше предельного допус ка. Следует учесть, что на Херсонщине в расчет включена также масса копытных островов Бирючего и Джарылгача, где волка нет. Ивано-Франковская область – 0,040;

числится 39;

фактически 57 волков, что в 1,5 раза выше предельного допуска.

Таким образом, фактическая численность волков в охотничьих угодьях админобластей, представивших регионы, в 1,1;

0,0;

2,5;

11,6;

4,1;

1,5 раза выше расчетного критического предела в Полесье, Правобережной и Левобережной Лесостепи, Северной и Южной Сте пи, а также в Карпатах. По горному Крыму расчет не производился, так как даже предполо жение о допустимых численностях волка в курортном регионе неуместно.

ВЫДРА LUTRA LUTRA (LINNAEUS, 1758) ВОСТОЧНЫХ РАЙОНОВ ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ Шемякина Ю.А.

Череповецкий государственный университет, Череповец, Россия julia_chemaikina@mail.ru Среди куньих достаточно много редких или вымирающих видов, причины их исчезно вения различны. Сохранение таких видов сложная задача, для ее решения необходимы знания о биологии, экологии таких видов, данные по их распространению и численности.

Нами изучалась такой вид, как выдра Lutra lutra (Linnaeus, 1758) на территории Ни кольского района Вологодской области с 2007 по 2010 гг. Учеты проводились в соответ ствии с «Методическими указаниями..», разработанными специалистами Главохоты РСФСР (Борисов, 1983). Стационарные обследования проводились на более чем 60 км береговой линии различных водоемов. Одновременно проводился сбор экскрементов (Новиков, 1953), собрано более 400 образцов. Дополнительно проводилось анкетирование охотников и еге рей и по возможности осмотр шкурок добытых животных.


На данной территории изучаемый вид достаточно многочисленен, так в 2008 г. выдры учтено 202 особи, на всю территорию района;

против численности выдры на территории дарвинского заповедника, определяемой от 3 до 33 особей, относительное обилие – от до 24 следов на маршрутах общей протяженностью 315 км (Летопись…,1946- 2008).

Максимальная численность в 2009 г. отмечалась на р. Лундонге, где показатель встре чаемости экскрементов составил 45/5 км при количестве пересечений следов равном 18/ км. против 60 экс./5 км при количестве пересечений следов равном 14/5 км. на р. Нюнень га. Видимо, показатель по экскрементам не может служить показателем обилия видов.

Для данного района исследования автором зарегистрировано несколько случаев брако ньерства на выдру, где последняя была обнаружена плавающей на поверхности воды с капканом. Следует предположить, что таких ситуаций гораздо больше. Во время исследо вания регистрировались 2 случая дневной охоты выдры в 11. 00. и 12. 30. часов (август).

Для выдры отмечены кражи рыбы из сеток, причем рыболовная сеть часто вытаскивается хищником на берег, где и поедается рыба. Среди съеденной рыбы чаще оказывалась щука и хариус. Часто поедала лишь головы, что возможно определено наибольшей калорийно стью мозга. Вид совместно использует территорию с другими представителями семей ства, что детально изучено В.В. Рожновым (Рожнов, 2002). Среди Куньих, совместно оби тающих или заходящих к местам обитания выдры, следует отметить ласку, хоря, особенно куницу, реже норок (единичные случаи). В литературе имеются сведения о нападении и преследовании речной выдрой речного бобра (Руковский, Фомичева, 1960). Другие иссле дователи считают, что эти два полуводных вида довольно хорошо уживаются (Теплов, 1960;

Кудряшов, 1975). Нами же не отмечались какие- либо признаки враждебности этих видов, напротив бобр видимо создает благоприятные условия, так его норы, отдушины выдра может использовать для своих целей, в особенности в обеспечении необходимого доступа к воде, что характерно для этого вида и на территории Дарвинского заповедника (Шемяки на, 2010). Использование ими большинства плесов рек района происходит совместно, в одном участке обитания выдры может располагаться несколько семей бобров.

В питании выдры значительную долю составляют земноводные, что, судя, по всему обусловлено, их значительной численность. Поедает как лягушек, так и жаб, искусно сни мая кожу и с тех и других. Таким образом, выдра, несмотря на весь перечень антропоген ных факторов достаточно обильна на территории стационара, что связано с благоприят ными водоемами района.

ПЕРЕКРЫВАНИЕ ТРОФИЧЕСКИХ НИШ У КОПЫТНЫХ Шереметьев И.С.1, Пименова Е.А.2, Шереметьева И.Н.1, Заумыслова О.Ю. Биолого-почвенный институт ДВО РАН, Владивосток, Россия Сихоте-Алиньский государственный природный биосферный заповедник, Терней, Россия.

sheremetyev@ibss.dvo.ru Доказательные результаты исследований, показывающих, что разнообразие сообществ поддерживается расхождением видов по разным нишам (Kraft et al., 2008;

Angert et al.

2009;

Levine, HilleRisLambers, 2009) и конкретные механизмы сосуществования видов давно интересуют экологов.

Здесь представлено исследование системы связей копытных и растений в их местооби таниях на территории Сихоте-Алиньского заповедника. Имеется 5 пять видов копытных с наиболее сходными типами местообитаний в зоне хвойных и широколиственных лесов юга Дальнего Востока: кабан Sus scrofa, кабарга Moschus moschiferus, сибирская косуля Capreolus pigargus, пятнистый олень Cervus nippon, благородный олень Cervus elaphus.

Имеются 566 видов сосудистых растений в регионе, которые эти виды поедают, но диета каждого включает от 48 до 405 растений. В каждом из 15 типов местообитаний мы класси фицировали типы перекрывания трофических ниш по количественным (масса) и качествен ным (число видов растений) данным, используя индекс попарного сходства Сёренсена, и сопоставляли индексы перекрывания с индексом сходства по обилию в тех же парах ви дов. Особенность подсчета индексов перекрывания состояла в пошаговом прибавлении растений менее ценных кормовых рангов к более ценным (всего 5 рангов). Цель опреде лить величину и направление этой связи.

Выявлено 5 основных типов перекрывания, ранжированных в порядке общего возраста ния: 1 – полное расхождение ниш;

2 – полное разделение наиболее ценных видов растений (5, 4, 3 и иногда 2 ранги) и перекрывание по менее ценным растениям;

3 – перекрывание возрастает от наиболее ценных рангов растений параллельно прибавлению менее ценных рангов;

4 – перекрывание мало изменяется и, как правило, значительное;

5 – перекрывание значительное и уменьшается параллельно прибавлению растений менее ценных рангов.

Общая доля пар со сходством по обилию 50% мало изменчива пропорционально уве личению ранга перекрывания по качественным данным (от 1 к 5). Доля таких пар равна для 3, 4 и 5 типов перекрывания по количественным данным. Перекрывание по списку видов является скорее номинальной характеристикой и на столько же отличается перекры вания по массе, на сколько фундаментальная ниша может отличаться от реализованной.

Учитывая это, будем опираться на количественные данные, которые демонстрируют в ряду описанных типов обратное соотношение сходства по обилию и перекрывания. Т.о. получе но одно из единичных доказательств роли ниш в формировании структуры сообществ. 2 и 3 типы взаимоотношений в парах оставляют возможность для нетривиально зависимой от плотности динамики перекрывания ниш: когда обилие сосуществующих видов позволяет питаться только наиболее ценными растениями, виды не соперничают или соперничают мало, при увеличении потребления перекрывание ниш увеличивается, т.е. каждая такая пара может находится в конкурентной и нейтральной фазе. Этот тип взаимодействия явля ется конкретным эмпирическим воплощением идей, лежащих в основе модели Эдлера с соавт. (2007), но не демонстрацией работы этой модели. Пары с 5 типом перекрывания выглядят скорее как временные объединения для использования скоплений ценных кормо вых ресурсов, чем как стабильные сообщества.

ТРОФИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СООБЩЕСТВА МЕЛКИХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ ТИПИЧНОЙ ТАЙГИ И ЮЖНОЙ ПЕРИФЕРИИ ТАЕЖНОЙ ЗОНЫ ПО ДАННЫМ ИЗОТОПНОГО АНАЛИЗА Шефтель Б.И., Александров Д.Ю., Тиунов А.В.

Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН borissheftel@yahoo.com Изотопный анализ структуры трофических сетей основывается преимущественно на двух феноменах. Изотопный состав углерода (13C/12С) мало изменяется в трофических це пях, и поэтому этот элемент можно использовать для определения основных пищевых ре сурсов. С другой стороны, сильное фракционирование изотопов азота (15N/14N) в пищевой цепи позволяет по изотопному составу азота определить трофический уровень животного.

Таким образом, изотопный состав тканей животного отражает интегрированную во време ни информацию о его трофической позиции, трофических связях с другими членами сооб щества, и о базовых источниках энергии (углерода) и других элементов. Мы использовали изотопный анализ мышечной ткани животных для выявления систематических отличий в спектре питания морфологически близких видов мелких млекопитающих и уточнения тро фической позиции насекомоядных в детритной трофической сети в двух таежных экосис темах. В докладе рассматриваются результаты изотопного анализа сообщества мелких млекопитающих двух контрастных участков таежной зоны Палеарктики. Первый участок расположен в Средней енисейской тайге в окрестностях экологической станции ИПЭЭ РАН Мирное (62°17' с.ш., 89°02' в.д.). Второй участок расположен на южной периферии таежной зоны, в Северной Монголии, в Западной части Хэнтэйского нагорья в окрестно стях экологической станции Хонин-Нуга Монгольского государственного университета (49°05' с.ш., 107°18' в.д.). Отлов зверьков проводили в большинстве характерных место обитаний каждого участка. Среди млекопитающих были исследованы представители от ряда грызунов, отряда насекомоядных и отряда хищных. В выборке их Енисейской тайги были представлены следующие виды: ласка (Mustela nivalis), крот сибирский (Talpa altaica), обыкновенная бурозубка (Sorex araneus), средняя бурозубка (S. caecutiens), малая бурозуб ка (S. minutus), равнозубая бурозубка (S. isodon), красная полевка (Myodes rutilus), красно серая полевка (Myodes rufocanus), полевка-экономка (Microtus oeconomus), темная полевка (Microtus agrestis), лесной лемминг (Myopus schisticolor), лесная мышовка (Sicista betulina).

В Северной Монголии в исследование были вовлечены: средняя бурозубка, крупнозубая бурозубка (S. daphaenodon), красносерая полевка, большая полевка (Microtus fortis), вос точноазиатская мышь (Apodemus peninsulae) и мышь малютка (Micromys minutus). Кроме того, на каждом участке был исследован изотопный состав почвы и доминирующих видов растений. Фоновый изотопный состав растительности несколько отличался в двух регио нах, однако в изучаемых сообществах было отмечено два общих вида – средняя бурозубка и красносерая полевка. Эти виды были использованы как “реперные точки”, позволяющие корректно сравнивать данные, полученные в типичной тайге и на южной периферии таеж ной зоны. В Енисейской тайге, помимо млекопитающих, были исследованы ключевые пред ставители комплекса почвенных беспозвоночных, относящихся к разным трофическим уровням (от сапро/микробофагов до специализированных хищников). Полученные резуль таты позволяют выявить механизмы разделения трофических ниш разных видов мелких млекопитающих и их место в общей структуре трофической сети таежных экосистем.


ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЛЕЖБИЩ ЛАСТОНОГИХ ПЕСЦОМ НА ОСТРОВЕ МЕДНОМ Шиенок А.Н., Михневич Ю.М., Крученкова Е.П.

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Москва, Россия anshienok@gmail.com Юго-Восточное лежбище на о-ве Медном (Командорские о-ва) – богатый источник пищи для песца (Alopex lagopus semenovi) в течение всего лета. Пищей песцу служат последы и трупы щенков сивучей (Eumetopias jubatus) и северных морских котиков (Callorhinus ursinus). Сивучи приносят потомство в июне, а котики в основном в июле, причём численность и приплод после дних на порядок больше. Следовательно, пищевой ресурс лежбища для песца с июля возрастает.

Ранее мы показали, что существует несоответствие между посещаемостью песцами лежбища и обилием пищи на нём (Шиенок с соавт., 2008, 2009). В июне, и особенно в первой его половине, на лежбище наблюдали больше песцов, чем в июле-августе. Многие песцы покидали лежбище в середине-конце июня, некоторых видели здесь всё лето, и прак тически не было песцов, которые бы впервые приходили уже в июле. Мы высказали пред положение, что причина этого в увеличении плотности ластоногих, прежде всего за счёт разрастания гаремов котиков, сокращения дистанции между ними, увеличении активнос ти тюленей и, следовательно, увеличении частоты агрессивных реакций на песца. Беспо коящая обстановка может быть одной из причин заставляющих некоторых песцов поки дать лежбище. Нашей целью было выяснить, действительно ли обстановка существенно осложняется для песца в июле-августе по сравнению с июнем.

Как негативные для песца факторы мы рассматривали агрессию по отношению к нему со стороны тюленей и сложность поддержания дистанции с потенциально опасными лас тоногими из-за их скученности. Мерой первого фактора мы определили среднее число активных реакций ластоногих на песца (агрессивный выпад, агрессивное преследование и приближение с целью изучения) в минуту. Мерой второго фактора мы определили процент времени, которое песец находился на расстоянии от тюленей меньшем, чем длина его соб ственного корпуса, от общего времени, проведенного им на лежбище. По этим параметрам сравнивали между собой два периода: 1-25 июня и после 25 июня.

Для анализа использовали 585 минут видеозаписей поведения 9 песцов, сделанных в 1998, 2006 и 2009 гг. на модельном участке лежбища. 4 песца покинули лежбище ещё в июне, появлялись там длительное время. Обрабатывали записи в программе Observer XT (Noldus).

Несмотря на то, что во второй период тюленей на лежбище на порядок больше, чем в первый период, песцы статистически достоверных различий между этими периодами во времени, когда песцы оказывались на короткой дистанции от тюленей, не обнаружено (0,72+0,10 % в июне и 0,59+0,21 % в июле-августе). Частота реакций тюленей на песца во второй период (1,44+1,84 реакций/мин) выше, чем в первый (0,89+0,72 реакций/мин), но различия статистически недостоверны.

Т.о., остающиеся на лежбище песцы сами определяют уровень частоты и продолжи тельности взаимодействия с ластоногими, не давая ему повышаться вместе с увеличением числа тюленей. Возможно, уходящие песцы хуже с этим справляются, но наши данные не дают прямого ответа.

Не исключена также изначально слабая потребность в лежбище у песцов, которых может вынуждать посещать его в первой половине июня нехватка основного корма – морских птиц. Массовое гнездование важных для песца видов приходится как раз на середину июня (Артюхин, 1991). Как только птиц на гнездах становится достаточно, многие песцы пере стают посещать лежбище. Действительно, в июне на лежбище песцы тратили на добыва ние и поедание пищи больше времени (Mann-Whitney U Test, p=0,0042).

НАЗЕМНЫЕ БЕЛИЧЬИ – МОДЕЛЬНЫЙ ОБЪЕКТ ПОВЕДЕНЧЕСКОЙ ЭКОЛОГИИ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЙ Шилова С.А., Чабовский А.В.

Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва shilab@rambler.ru Наземные беличьи, в частности, суслики р. Spermophilus, традиционно служат моде лью зоологических исследований разных направлений: популяционной и поведенческой экологии, теории жизненных циклов, физиологии, этологии, биоакустики, популяционной генетики, филогеографии и др. Как показывает проведенный нами анализ литературных данных, при всем многообразии проблематики основные направления исследований сус ликов в силу специфики их биологии (короткий период активности, дневной образ жизни, приуроченность к открытым ландшафтам) связаны с изучением поведения и поведенчес кой экологией. Разнообразие видов в сочетании с разнообразием социального поведения и социальных отношений сделали сусликов моделью для развития многих фундаменталь ных концепций современной поведенческой экологии (родственный отбор, генетический и реципрокный альтруизм, принцип распределения ресурсов и энергии и пр.). На основе литературных данных и материалов собственных исследований мы провели анализ изу ченности разных видов и разных аспектов поведенческих исследований сусликов в мире и в России. Вплоть до конца 20-го века исследования поведенческой экологии наземных бе личьих были ограничены преимущественно североамериканскими видами, различные ас пекты образа жизни и поведения которых были изучены детально. За последние 10 лет значительно расширились спектр и география изученных видов, прежде всего за счет рос та поведенческих исследований сусликов территории России, которые до того были пред ставлены в единичных публикациях. Проведенные за последние 10 лет долговременные наблюдения за мечеными популяциями евразийских сусликов не только позволили собрать новые данные о биологии, поведении, годовых циклах, репродукции, онтогенезе поведе ния ранее не изученных видов, но и внесли существенный вклад в развитие теорий жиз ненных циклов, изолирующих механизмов, коммуникации и раннего социального опыта.

Перспективы поведенческих исследований евразийских видов сусликов связаны, прежде всего, с внедрением молекулярно-генетических методов в практику многолетних наблю дений за мечеными популяциями и неинвазивных методов оценки гормонального и им мунного статуса.

Работа выполнена при поддержке РФФИ (08-04-00507а).

ОСОБЕННОСТИ БИОТОПИЧЕСКИХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ БОЛЬШОГО И ЖЁЛТОГО СУСЛИКОВ КАК ОСНОВА ИХ СИМПАТРИИ Шмыров А.А.1, Титов С.В. Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва Пензенский государственный педагогический университет им. В.Г. Белинского, Пенза, Россия shm-andrey2005@yandex.ru Топография и распределение нор грызунов позволяет определить экологические требо вания видов, в частности, оценить предпочитаемость определенных микростаций для жизни и кормовой деятельности (Murray, Vestal, 1979;

Elliot, 1983).

В задачи исследования входило оценить биотопические взаимоотношения большого и жёлтого сусликов в зоне симпатрии.

Исследования проводились в гибридном и близлежащих видовых поселениях в Сара товском Заволжье (Краснокутский р-н, с. Усатово).

Для изучения биотопа было проведено описание геоботанических стаций, окружаю щих норовые убежища сусликов, по следующим параметрам: 1) проективное покрытие растительности (в %);

2) толщина дерна почвы (в см);

обилие: 3) мезофитных злаков;

4) ксерофитных злаков;

5) полыни;

6) тысячелистника;

7) бобовых;

8) других видов разнотра вья (в экз./ 1 м2).

На севере ареала Spermophilus fulvus встречается в сухой степи и полупустыне, а также на участках закреплённых песков, где поселения приурочены к полынно-злаковым расти тельным ассоциациям с высокой долей рудеральных видов растений.

S. major предпочитает разнотравные, злаково-разнотравные, ковыльные и полынно-тип чаковые степи и тяготеет к мезофильным несильно задернованным, увлажнённым и песча ным биотопам со злаково-разнотравной растительностью, встречается на участках степей богатых ксерофитными растениями (Стариков, Гумаров, 1995;

Титов, 2000).

Для уточнения характеристики биотопа был проведён дискриминантный анализ по 7 по казателям описания растительного покрова у нор в видовых поселениях (S. major – n=129);

S. fulvus – (n=30) и в гибридном поселении (n=36), который выявил их значительные отличия по первой дискриминантной функции (82% дисперсии), связанной с увеличением степени рудеральной растительности. Эллипс рассеивания биотопических показателей жёлтого сус лика располагаются в левой части пространства признаков (менее нарушенные биотопы), так как в целом, тяготеет к естественным местообитаниям, но при этом терпимо относиться к рудеральным компонентам растительности, свойственным антропогенным ландшафтам.

Большой суслик в этом отношении использует больший спектр антропогенных ланд шафтов (эллипс расположен в центральной области пространства). В частности, он часто встречается по обочинам дорог и полосам отвода. Это, по нашему мнению, объясняет вы сокую миграционную активность данного вида и, соответственно, возможность расселе ния и расширения ареала, что приводит к формированию смешанных поселений.

Биотоп гибридного поселения значительно отличается от типичных местообитаний ро дительских видов (эллипс рассеивания показателей располагается в правой области простран ства признаков), выступая для обоих видов сусликов в роли однородной биотопической сре ды, что не создаёт условий для их пространственной сегрегации в условиях симбиотопии.

По теоретическим представлениям гомогенность биотопа и отсутствие «разборчивос ти» в местообитаниях у особей, хотя бы одного из контактирующих видов, должны спо собствовать гибридизации (Панов, 1989). Образование смешанных и в особенности гиб ридных поселений различных по экологическим требованиям видов свидетельствует об особых условиях местообитания, в которых они формируются.

Работа выполнена в рамках реализации ФЦП «Научные и научно-педагогические кад ры инновационной России» на 2009-2013 гг. (госконтракт № П911).

ДЕТЕНЫШИ ШЕРСТИСТОГО НОСОРОГА COELODONTA ANTIQUITATIS (BLUM.), НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ МОРФОЛОГИИ И ИНДИВИДУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ Шпанский А.В.

Томский государственный университет, г. Томск, Россия Shpansky@ggf.tsu.ru Остатки детенышей шерстистого носорога встречаются достаточно редко, на много реже чем остатки мамонтят. Известна одна находка фрагмента скелета детеныша носорога 6 летнего возраста, но не известны даже приблизительные размеры новорожденных и мо лочных носорогов. Тем не менее, эти остатки известны, а опубликованы в основном только челюсти с молочными зубами.

На основе большого количества остатков шерстистого носорога (около 400 костей, ми нимум от 37 особей), разного индивидуального возраста (от новорожденных до подрост ков и взрослых особей), из местонахождения Красный Яр и некоторых других с террито рии Томской области, нам удалось выяснить некоторые основные черты строения и инди видуального развития детенышей. На основании серийного материала (нижние челюсти и трубчатые кости конечностей) выделено пять возрастных групп: 1 возрастная группа – эмбрионы и новорожденные;

2 группа – детеныши молочного вскармливания, молочные зубы, до 2,5-3 лет;

3 группа – детеныши с интенсивным ростом, но с не приросшими эпи физами трубчатых костей, смена молочных зубов на постоянные предкоренные и прорезы вание коренных, 3-7 лет;

4 группа – подростки, у которых происходит приростание эпифи зов, начало функционирования М1 и М2, прорезывание М3, 7-15 лет;

5 группа – взрослые с начала стирания М3, с полностью заросшими эпифизарными швами, от 15 лет и старше.

От трубчатых костей детенышей носорогов сохраняются только диафизы, иногда повреж денные, и на первом этапе для выяснения общих размерных характеристик детенышей носо рогов требовалось выяснить пропорции основных трубчатых костей (соотношение длины диафиза к длине эпифизов). Для этого использовался серийный материал по трубчатым кос тям взрослых животных и подростков с сохранившимися эпифизами с разной степенью за растания эпифизарных швов. Процентное соотношение длины диафиза и эпифизов на труб чатых костях взрослых особей и подростков оказалось одинаковым, что позволило нам счи тать эти соотношения постоянными в индивидуальном развитии посткраниального скелета.

На втором этапе считались пропорции скелетов, для этого за основу были взяты опублико ванные размерные характеристики нескольких взрослых носорогов (из Старуни, Подбады, Чурапчи). Определенные трудности составляет отсутствие измерений общей длины кисти и стопы, эти промеры были сделаны на смонтированном скелете Чурапчинского носорога и любезно предоставлены С.Е. Григорьевым (сотрудником Музея мамонта г. Якутска).

Средние пропорции длины трубчатых костей носорогов 4 и 5 возрастных групп следу ющие: лучевая кость – диафиз 76,6%, проксимальный диафиз 9,5%, дистальный 13,9%;

большая берцовая – диафиз 76,7%, проксимальный эпифиз 14,2%, дистальный 9,1%. По серии трубчатых костей животных, отнесенных к 4 возрастной группе, выяснено, что у лучевых костей приростание проксимального эпифиза происходит гораздо раньше (в 7- лет), чем дистального (около 15 лет). У больших берцовых костей наоборот отмечается более раннее приростание дистального эпифиза. По плечевой и бедренной кости в настоя щее время еще не достаточно материала для аналогичного анализа.

Пересчет пропорциональных размеров полных трубчатых костей конечностей по со хранившимся диафизам, и в конечном итоге, размеров тела для детенышей шерстистого носорога первого месяца постнатального развития дал следующие примерные размеры – высота в холке 72 см, высота в крестце около 65 см, длина тела около 120 см. Динамика увеличения длины трубчатых костей носорогов показала, что наиболее интенсивный рост происходил до 3-4 лет с достижением высоты в спине около 130 см.

ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ИЗЪЯТИЕ ЖЕРТВЫ ХИЩНИКОМ:

МОДЕЛИРОВАНИЕ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ БОРЗЫХ СОБАК Шубкина А.В.1, Северцов А.С.1, Чепелева К.В. Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН annashubkina@rambler.ru Борзые – группа пород домашних собак, самостоятельно преследующих и ловящих добычу, аналогично диким Canidae. Их использование для моделирования системы хищ ник-жертва позволяет: (а) получать свежий мало поврежденный материал для исследова ний, (б) многократно наблюдать, описывать и регистрировать поиск, распознавание и пре следование жертвы, (в) проводить сравнительную оценку факторов, которые могут воз действовать на успешность охоты. Ранее мы показали, что для жертв борзых типичен ши рокий спектр аномалий состояния (Saiga tatarica) и низкий индекс почечного жира (Lepus europeus), в отличие от особей, отстрелянных человеком (Соколов с соавт., 1990, Шубкина с соавт., 2010). При этом наблюдается высокая избирательность изъятия хищником небла гополучных жертв и низкая успешность охоты (27% сайгак, 12% заяц). С использованием общепринятых микробиологических критериев (оценка числа Колоние-Образующих Еди ниц-КОЕ) мы доказали, что среди зайцев, пойманных борзыми, как и специально подвер гнутых стрессу иммобилизации, значимо выше доля особей с высоким КОЕ, по сравнению с отстрелянными (Шубкина, Ушакова, 1991, Shubkina, Ushakova, 1995). Уровень КОЕ жи вотных и человека модулируется адреналовой реакцией – процессом развития долговре менного стресса, независимо от его этиологии (Соколов с соавт, 1991, Lewis, McKay, и др.). Общепризнанно, что запах микрофлоры является важным компонентом обонятель ной сигнализации (Moshkin et al., 2002;

Goodacre et al., 2009 и др.). В эксперименте запах нормальной микрофлоры кожи (в культуре) вызывает изменение траектории движения борзых (Чепелева, 2008). Анализ факторов, влияющих на изъятие жертвы, показывает, что успешность охоты не является прямой производной от абсолютной и относительной ско рости (высокочастотная GPS-регистрации перемещений борзых при поиске и преследова нии жертвы), количества преследователей, числа, длины и длительности преследований.

Выдвинута гипотеза о существовании «запаха стресса», то есть метаболитов микрофлоры поверхностей тела животных, испытывающих долговременный стресс. Анализируются доказательства того, что «запах стресса» служит универсальным критерием для дистант ного определения хищником потенциальной доступности жертвы. Избирательность эли минации хищником нездоровой или «стрессированной» жертвы является механизмом ес тественного отбора на повышение приспособленности популяций и видов к широкому спектру воздействий факторов окружающей среды.

ИЗМЕНЕНИЯ СОСТАВА СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП ОДИЧАВШИХ ЛОШАДЕЙ Щербакова Н.В.1, Спасская Н.Н. Государственный Московский зоологический парк Научно-исследовательский зоологический музей МГУ им. М.В. Ломоносова nika.wo@mail.ru С 2006 г. мы проводим комплексный мониторинг популяции одичавших лошадей о.

Водный Государственного природного заповедника «Ростовский». Социальная структура популяции до начала 2010 г. была представлена гаремными, холостяцкими и смешанными группами (Щербакова, Спасская, 2009). За время наблюдений нами были зарегистрирова ны случаи изменения состава социальных групп в результате действия определённых по веденческих механизмов, таких как:

- Уход из материнской гаремной группы молодых животных в возрасте 2,5-3 лет. Чаще покидают материнскую группу молодые жеребцы, которые затем присоединяются к холо стяцким группам. Инициаторами их ухода обычно становятся гаремные жеребцы. Из мате ринской группы возможен уход и молодых кобыл, но зарегистрированы лишь единичные случаи;

- Формирование новых гаремных (или смешанных) групп в результате захвата (отбива ния) холостыми жеребцами кобыл в гаремных группах;

- Объединение кобыл двух гаремов в результате конкурентной борьбы двух жеребцов.

Побеждённый жеребец становится одиночкой или присоединяется к холостяцкой группе.

Переходы животных между социальными группами и, в частности, уход молодых осо бей из материнской группы характерны для популяций одичавших лошадей (Rubenstein, 1981;

Keiper, 1986;

Паклина, Климов, 1990;

Linklater et al., 2000). Отмеченные в некоторых группировках так называемые «блуждающие» кобылы, которые не примыкают к опреде лённым группам в течение длительного времени (Linklater et al., 1999), в популяции о.

Водный нами не регистрировались.

Зимой 2009-2010 гг. в исследуемой популяции одичавших лошадей произошел катастро фический падеж животных (причиной стало сочетание нескольких экстремальных климати ческих и биоценотических факторов), приведший к кардинальному изменению состава со циальных групп. Образовались новые группы гаремного и холостяцкого типа (на 10.08. г. в состав гаремных групп входило 87,5% животных популяции, холостяцких – 12,5%). Только 37,5% новообразованных гаремов частично сохранили свой состав (не более трех особей).

Жеребцы, образовавшие новые холостяцкие группы, до 2010 г. все были холостяками.

Среди нынешних гаремных жеребцов 56,25% особей в прошлом году и ранее были гаремными жеребцами, остальные поменяли свой социальный статус: 25% входили ранее в состав смешанных групп, 18,75% жеребцов – в состав холостяцких.

Таким образом, изменения состава социальных групп в популяциях одичавших лоша дей могут происходить в результате действия естественных поведенческих механизмов и/ или экологических условий. Для одичавших лошадей о. Водный следует отметить практи чески полное восстановление естественной социальной структуры популяции после при родной катастрофы. В популяции не образовались лишь смешанные группы (гаремные группы с более, чем одним половозрелым жеребцом). Но их наличие ранее мы связывали со смещением соотношения полов и увеличивающейся плотностью популяции. В даль нейшем это предположение можно будет проверить и рассматривать появление в популя циях групп такого типа как своеобразный маркёр определённых демографических процес сов.



Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.