авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Биологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Териологическое общество при РАН ...»

-- [ Страница 5 ] --

Институт биологических проблем Севера ДВО РАН, Магадан, Россия evlad@ibpn.ru Для красной полевки (Clethrionomys rutilus), обитающей в пойме р. Буюнда (Северное Приохотье) характерны значительные флуктуации популяционного цикла. При этом в фазы высокой плотности популяции отмечена значительная элиминации молодых особей в осен ний период. В эти годы зверьки испытывают стрессирующее воздействие факторов внеш ней и внутренней среды (Чернявский, Лазуткин, 2004). От адекватности реакции на эти воздействия нейросекреторных центров, в частности, паравентрикулярного ядра (ПВЯ) гипоталамуса-ключевого звена в стресс-ответе, зависит их выживание и успешность раз множения. Наряду с другими физиологическими факторам, активность ПВЯ во многом определяется сбалансированностью экспрессии проапоптозных и антиапоптозных белков в нейронах и нейросекреторных клетках этого ядра. Нарушения баланса в экспрессии важ нейших участников апоптоза в нейронах ЦНС– антиапоптозного белка Bcl-2 и проапоптоз ной каспазы-3 ведет не только к патологиям мозга, но даже и к гибели животного (Nijhawan et al., 2000). Мы предположили, что указанные выше ферменты апоптоза могут играть существенную роль в изменении функциональной активности ПВЯ в ходе популяционного цикла красной полевки, установленном нами ранее (Владимирова и др., 2006). Нами ис следовались ПВЯ гипоталамуса неполовозрелых самцов красной полевки, пойманных в пострепродуктивный осенний период в ходе популяционного цикла (2002, 2006-2008 гг.).

Для количественного анализа Bcl-2 и каспазы-3 в нейронах и нейросекреторных клетках ПВЯ использовался стандартный иммуногистохимический набор для выявления апоптоз ных белков фирмы Epitomics, с последующей компьютерной обработкой. Установлено, что при относительно низкой плотности популяции (в наиболее благоприятных условиях су ществования зверьков в фазы депрессии и роста) наблюдается «нормальный» баланс в эк спрессия апоптозных ферментов: умеренно повышенная или высокая активность антиапоп тозного белка Bcl-2 и низкая или умеренная активность проапоптозного белка каспазы-3.

При высокой плотности популяции (в условиях стресса в переуплотненной популяции в фазы пика и, особенно, спада) выявлен значительный дисбаланс в синтезе апоптозных бел ков: наблюдается резкое снижение активности антиапоптозного белка Bcl-2 с одновремен ным повышением активности проапоптозной каспазы-3.

На всех фазах цикла полученные данные имеют достоверные отличия (Владимирова, 2009, Владимирова, Черниговская, 2010). Выявленное значительное уменьшение содержания Bcl-2 (способствующего выжи ванию клеток), сопровождающееся повышением уровня каспазы-3 («фермента смерти») в нейронах и нейросекреторных клетках снижает функциональный потенциал ПВЯ и может быть важной причиной нарушений в деятельности ПВЯ, показанных нами ранее у красных полевок при высокой плотности популяции (Владимирова и др., 2006). Нарушения в фун кциональной активности ПВЯ могут в свою очередь негативно отражаться в формирова нии гипоталамического стресс-ответа организма полевок, снижать их адаптивные возмож ности и быть существенной причиной гибели зверьков в осенне-зимний период. Таким образом, нами показано, что апоптозная система принимает участие в регуляции функцио нальной активности ПВЯ гипоталамуса в ходе популяционного цикла красной полевки, обитающей в Северном Приохотье.

СЕРЫЕ ПОЛЕВКИ (MICROTUS SCHRANK) ИЗ ПЕЩЕРНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ЮГА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА (ПОЗДНИЙ ПЛЕЙСТОЦЕН-ГОЛОЦЕН) Войта Л.Л.1,2, Голенищев Ф.Н.1, Тиунов М.П. Зоологический институт РАН, Санкт-Петербург, Россия Институт природных ресурсов, экологии и криологии СО РАН, Чита, Россия Биолого-почвенный институт ДВО РАН, Владивосток, Россия desmana.zin@gmail.com Данных о видовом составе, соотношении видов и одонтологической изменчивости полевок рода Microtus (Rodentia: Arvicolinae) для Дальнего Востока России сравнительно не много (Тиу нов, 1976;

Алексеева, 1986;

Алексеева, Голенищев, 1986;

Алексеева, Тиунов, 1987;

Нестеренко и др., 2002;

Алексеева, 2007). Для юга Приморского края Э.В. Алексеевой и Ф.Н. Голенищевым (1986) были описаны находки четырех видов серых полевок в пещере Близнец (хр. Лозовый). По данным этих авторов полевка-экономка (M. oeconomus) и монгольская полевка (M. mongolicus) были представлены единичными находками в голоценовых отложениях. Большая (M. fortis) и полевка Максимовича (M. ex gr. maximowiczii) отмечены с глубины более 5 м, и далее количество остатков этих видов увеличивается, а по слоям их распределение не одинаково.

Нами исследован ископаемый материал из пещеры Медвежий Клык, также располо женной на хребте Лозовый (на высоте 465 м н. у. м.) в южных отрогах Сихотэ-Алиня (При морский край, Партизанский район) и являющейся, как и Близнец, карстовым колодцем.

На основе литологических характеристик в отложениях было выделено 13 слоев, общая глубина раскопа – 5.3 м. На глубине 1.08-1.18 м (слой 7) получена радиоуглеродная дати ровка по плечевой кости бурого медведя (cal.) 13790-14200 лет назад (ГИН-13479). Сбор первичного материала проводился В.Е. Панасенко (2005-2009).

Во всех слоях обнаружены костные остатки (небольшое количество нижнечелюстных и верхнечелюстных костей разной сохранности) и изолированные зубы серых полевок Microtus (n = 815). Определение видов проводилось по форме жевательной поверхности первого нижнего коренного зуба (m1). Отмечены, как и в Близнеце, 4 вида: 1) небольшое количество зубов, отнесенных нами к M. mongolicus;

2) единичные зубы M. oeconomus;

3) большое число изолированных зубов M. fortis;

4) большое число зубов, отнесенных нами к M. ex gr. maximowiczii. Отличие материала из пещеры Медвежий Клык от Близнеца заклю чается в том, что полевка Максимовича встречается во всех слоях, также как и большая полевка (напомним, что в Близнеце полевка Максимовича практически не встречалась в верхних слоях). Однако, по условным горизонтам (нами было проанализировано 78 гори зонтов) распределение этих видов не равномерно. Возможно, что на протяжении времени, когда проходило накопление пещерных осадков, в окружающих пещеру местообитаниях происходили изменения структуры сообществ мелких млекопитающих.

Изменчивость рисунка зубов. Для M. fortis она в пределах вариантов, встречающихся в современных популяциях, что отмечено и для Близнеца. Для M. ex gr. maximowiczii, наря ду с типичными морфотипами, встречено значительное число отклоняющихся. При этом есть варианты, которые не отмечены в современных популяциях.

Кроме того, встречены изолированные зубы, которые предварительно были определе ны нами как относящиеся к M. ex gr. gregalis.

Таким образом, анализ материала по серым полевкам из пещеры Медвежий Клык по зволил уточнить видовой состав сообществ мелких млекопитающих в пределах позднего неоплейстоцена-голоцена южного Приморья. В указанный период в Приморье обитало 4 5 видов серых полевок.

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ № 09-04-00851-а и программы Пре зидиума РАН “Научные основы сохранения биоразнообразия России”.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ МОРФОМЕТРИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ ПРИМЕНИТЕЛЬНО К ТАКСОНОМИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ (НА ПРИМЕРЕ ВИДОВ РОДА SOREX L.) Войта Л.Л.1,2, Панасенко В.Е. Зоологический институт РАН, Санкт-Петербург, Россия Институт природных ресурсов, экологии и криологии СО РАН, Чита, Россия Биолого-почвенный институт ДВО РАН, Владивосток, Россия desmana.zin@gmail.com Морфометрический анализ в целом ряде случаев до сих пор остается одним из основ ных методов диагностики. В частности, палеонтологический (либо коллекционный) мате риал обычно может быть проанализирован только морфологически. Методы анализа коли чественных признаков претерпевают изменения, постепенно совершенствуются, повыша ется их точность. Начиная с работы Р. Фишера (Fischer, 1936) для видовой диагностики стали использоваться методы многомерной статистики (Kral et al., 1981;

Мейер, Дитятев, 1989;

Песков, 1997;

Тесленко, 1990;

Маркова, 2006;

и др.). С 90-х годов ХХ в. получили развитие методы геометрической морфометрии (Bookstein, 1991, 1996;

Павлинов, Мике шина, 2002;

Zelditch et al., 2004;

и др.), которые сейчас широко используются в разных отраслях биологии. Однако до сих пор нет точного представления о границах использова ния нового подхода: 1) можно ли использовать методы ГМ для видовой диагностики;

2) являются ли методы ГМ более точными по сравнению с “традиционной” морфометрией?

Отсюда, целью нашего исследования было определение применимости ГМ для диагно стики видов, и соотнесение результатов диагностики по форме с результатами по линей ным промерам (краниометрия).

В качестве модельной группы выбраны землеройки рода Sorex (Eulipotiphla: Sorocidae), так как для ряда их видов существует проблема видовой диагностики субфоссильного ма териала. В частности, Sorex unguiculatus и S. isodon относятся к группе “крупноразмер ных” землероек, и как выяснено на практике для дальневосточных выборок (ископаемых и рецентных) характерна сильная трансгрессия линейных промеров нижней челюсти (ошиб ка классификации более 10%). При этом использование стандартных алгоритмов ГМ по зволяет получить практически 100% дискриминацию (при дискриминантном анализе) этих видов по форме нижней челюсти. Однако при попытке получить точную классификацию по форме челюсти для “смешанной выборки”, которая представляет собой выборку из двух видов (каждый объект имел точное видовое определение) без их “априорного” кодирова ния (описание подхода см. в работах Ю.Г. и А.Ю. Пузаченко), дали отрицательный резуль тат. Т.е. использование стандартного алгоритма ГМ (расчет Relative Warps) с последую щим многомерным шкалированием не дает удовлетворительную точность классификации (точность не более 60-70%). Альтернативный способ описания формы нижней челюсти по методу Фэстинга (Festing, 1973) улучшает результат классификации.

Таким образом, результаты сопоставления морфометрических подходов показал, что линейные промеры в совокупности с многомерным анализом в ряде случаев не позволяют точно определять объекты. Методы ГМ выявляют видоспецифические особенности фор мы и точно дискриминируют виды, но в стандартном алгоритме не позволяют проводить классификацию “смешанных выборок”. Метод Фэстинга с достаточной точностью диск риминирует виды, но является очень трудоемким.

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ № 09-04-00851-а и программы Пре зидиума РАН “Научные основы сохранения биоразнообразия России”.

ПРИЗНАКИ КАЧЕСТВА САМЦА В ВОКАЛЬНОМ ПОВЕДЕНИИ ДЖЕЙРАНА (GAZELLA SUBGUTTUROSA) Володин И.А.1,2, Володина Е.В.2, Ефремова К.О.1, Лапшина Е.Н.1, Фрай Р.3, Солдатова Н.В. Биологический факультет МГУ, Москва, Россия Московский зоопарк, Москва, Россия Институт биологии диких и зоопарковских животных, Берлин, Германия Экоцентр “Джейран”, Бухара, Узбекистан volodinsvoc@mail.ru Джейран – вид копытных с ярко выраженным половым диморфизмом в вокальной ана томии: у взрослых самцов гортань гораздо крупнее и расположена в шее значительно ниже, чем у взрослых самок. Такие же особенности описаны для благородного оленя, лани и дзерена. Половой диморфизм в размерах и положении гортани характерен и для человека, но отсутствует у человекообразных обезьян, что объясняет интерес к поиску эволюцион ных предпосылок к формированию этих особенностей. Низко расположенная гортань сам цов копытных приводит к снижению формантных частот гонных криков за счет удлинения вокального тракта. Во время криков, самцы дополнительно оттягивают гортань вниз, еще более удлиняя вокальный тракт. У млекопитающих формантные частоты служат надеж ным показателем размеров тела, поэтому снижение формант за счет динамического удли нения вокального тракта во время гонных криков позволяет самцам казаться крупнее. У благородных оленей крики с низкими формантными частотами более привлекательны для рецептивных самок и лучше отпугивают самцов-соперников. Это позволило предположить, что низкое положение гортани самцов гаремных видов копытных возникло под давлением полового отбора на вокальное преувеличение размера.

Наше исследование показало, что во время гонных криков территориальные самцы джейра на оттягивают гортань до грудины, динамически удлиняя вокальный тракт с 320 до 460 мм.

Однако, несмотря на крупную гортань, гонные крики были низкими по интенсивности, так что наблюдатель не слышал их уже с дистанции 120-150 м. Самцы издавали крики в 10-15 м от самок или самцов-соперников, что противоречило гипотезе вокального преувеличения размера тела, поскольку животные могли визуально оценить истинные размеры кричащего самца.

Мы обнаружили также, что гортань самцов джейранов во время гона увеличивалась на 50%. Размеры гортани определяют длину расположенных в ней голосовых связок и основ ную частоту звуков, издаваемых за счет их колебаний. Поскольку гортань может увеличи ваться независимо от остального тела, основная частота звуков не является надежным по казателем размера тела у млекопитающих.

Мы предположили, что размеры гортани и основная частота звуков являются надежным показателем другого признака качества самца – уровня тестостерона. Высокий уровень тес тостерона поддерживает агрессивность самцов, направленную на защиту территории и са мок, и способствует успеху в репродуктивном поведении. Хрящи гортани увеличиваются с повышением уровня тестостерона, и увеличенная гортань самцов джейрана служит визуаль ным, а основная частота их криков – вокальным показателем уровня тестостерона.

Эта гипотеза объясняет результаты экспериментов по предпочтению женщинами голосов мужчин с низкими основными частотами и высокий репродуктивный успех мужчин племени охотников-собирателей Хадза (Танзания) с более низкой основной частотой голоса, хотя реаль ные размеры мужчин не связаны с основной частотой. Возможно, что два вокальных показателя качества самца – формантные частоты (связанные с размерами тела) и основная частота (связан ная с уровнем тестостерона) независимо эволюционируют в разных таксонах млекопитающих.

Исследование поддержано РФФИ (09-04-00416).

ИНТРОДУКЦИЯ БОБРА В ЮЖНЫХ РАЙОНАХ УКРАИНЫ Волох А.М.

Таврический государственный агротехнологический университет, Мелитополь, Украина volokh50@ukr.net Восстановлению ареала бобра в Украине во многом способствовали работы по его рас селению, которые на севере начались ещё в 30-е, а на юге – в 60-е годы ХХ ст.

В Кировоградской области (оз. Берестуватка), в 1964 г. выпустили 7 зверей, отловлен ных в зоне затопления Киевской ГЭС. В 1976 г. здесь насчитывалось 13 бобров. Из-за не возможности отселения, здесь наблюдался очень низкий прирост численности, который за 12 лет составил 5.2% в год. В 90-е годы все звери здесь были уничтожены.

В Черкасской области, где бобры обитали ещё с 50-х годов, в 1975 г был произведён выпуск 14 особей в оз. Ирдынь, которое изобилует торфяными карьерами, что привело к формированию мощного очага.

В Полтавской области в 1966 г. было учтено 6 бобров, а в 1969 г. – 24, которые проникли сюда из Черкасской по Днепру. После сверхвысокого половодья 1970 г. многие из них по кинули прежние места обитания и поэтому считались погибшими. Новый отсчёт поголо вья начался с 1972 г., после переселения в угодья Диканьского ГОХ (рр. Ворскла, Добре шин, Мерла) 17 бобров из зоны затопления Каневской ГЭС. В 1975/76 гг. здесь было выпу щено ещё 19 зверей, отловленных на Черкащине. Работы по расселению бобра в Полтав ской области оказались весьма успешными, поскольку в 2000 г. на её территории было учтено 972 зверей. Более того, ещё в 70-х годах бобры отсюда проникли на территорию Харьковской и Сумской областей, где позже возникло много поселений.

В Днепропетровской области в 1972 г. был произведён выпуск 6 бобров в старицу р.

Орели, которых привезли из Полтавской области. Позже звери сформировали небольшой очаг из нескольких колоний, расположенных на Днепродзержинском водохранилище в Верхнеднепровском и Петриковском р-нах (данные Н.В. Антонец).

В Херсонской области (Цюрупинский р-н) в 1965 г. на рукаве Днепра (р. Басанка) было интродуцировано 19 бобров из Киевской области. В дальнейшем звери широко рассели лись по днепровской пойме, где в 1979 г. было учтено более 60 особей. Отдельные бобры в 1984 г. проникали даже в Каховское водохранилище. В 1981 г. появление этих зверей было зафиксировано в Черноморском заповеднике (данные З.В. Селюниной). К настоящему вре мени ареал бобра в низовье Днепра охватывает территорию от Новой Каховки до устья, а численность его в Херсонской области превышает 120 особей.

В Николаевской области в 1973 г. выпустили 5 бобров на р. Кодыме в ГОХ «Катерин ка». Выпуск прошёл удачно, поскольку к 2002 г. звери освоили многие угодья и проникли в Южный Буг. В 2006 г. на территории охотничьего хозяйства “Бакшала” было обнаружено 3 небольших бобровых поселения.

После выпуска в 1971 г. бобров (n=20) в Луганской области (Кременской р-н) они рас селились по притоках Северского Донца, а в 1989 г. появились на р. Айдаре, в 1992 г. – на р. Евсуге в Беловодском р-не, а в 1995 г. – на р. Деркуле в Марковском р-не. В 80-е годы бобры из кременского очага проникли в Донецкую область и заселили большую террито рию.

Таким образом, в Украине, благодаря строгой охране уцелевших поселений, а также интродукции более 600 зверей, за короткий строк удалось почти полностью восстановить ареал вида, который сейчас занимает половину территории страны.

ВЛИЯНИЕ ТЕХНОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ТАЕЖНЫХ ЛАНДШАФТОВ НА НАСЕЛЕНИЕ МЕЛКИХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ Вольперт Я.Л.1, Шадрина Е.Г. ФГНУ Институт прикладной экологии Севера Якутск, пр. Каландарашвили, д. 5, ylv52@mail.ru Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Амосова Якутск, ул. Белинского, д. 58, e-shadrina@yandex.ru Материал собран в бесснежный период 2001-2004 гг. на территории Западной Якутии в пределах среднетаежной (Мирнинский промышленный узел) и северотаежной (Айхало Удачнинский промышленный узел) подзон. Мелкие млекопитающие отлавливались обще принятыми методами. Отработано около 7040 конусо-суток, 4700 ловушко-суток и отлов лено 1920 экз. мелких млекопитающих, относящихся к 17 видам.

В зоне влияния техногенных факторов сообщества мелких млекопитающих по составу и структуре отличаются от природных местообитаний, причем степень трансформации сообществ зависит от интенсивности воздействия. Биотопы макроантропогенной транс формации характеризуются низкой численностью мелких млекопитающих;

в большинстве случаев в них наблюдается повышение роли в сообществе видов, предпочитающих откры тые незалесенные местообитания, прежде всего, – это полевки рода Microtus. В случае мезо- и микроантропогенного воздействия состав сообществ зависит от зональной при уроченности. В среднетаежной подзоне при слабых опосредованных воздействиях показа тели видового разнообразия и численности возрастают благодаря повышению мозаичнос ти местообитаний, а сообщества характеризуются высокой степенью выровненности, что нехарактерно для природных местообитаний региона. В подзоне северотаежного редколе сья природные сообщества мелких млекопитающих в целом характеризуются более низ кими показателями видового разнообразия и резкими перепадами численности. В таких условиях техногенная трансформация среды приводит к снижению численности и видово го разнообразия, не только при прямых, но и при слабых воздействиях.

Восстановление населения мелких млекопитающих на нарушенных участках в целом затруднено, и наиболее медленно происходит в лесных биотопах, занимающих большую часть площади в исследуемом регионе. В лесных биотопах, возникших на месте полного уничтожения растительности, сообщества мелких млекопитающих отличаются от осталь ных выделов: по структуре они близки к лесным стациям, а фаунистически сходны с мак роантропогенными лугами. Даже спустя более 30 лет после трансформации сообщества резко отличаются от исходных.

Население мелких млекопитающих в техногенно трансформированных ландшафтах в период наших исследований отличалось от природных территорий более резкими перепада ми численности, существенными различиями в структуре сообщества по годам в пределах каждого биотопа и сменой доминантов. Это свидетельствует о неустойчивости сообщества и, как следствие, более высокой уязвимости по отношению к широкому кругу факторов.

На популяционном уровне в зоне техногенной трансформации у мелких млекопитаю щих наблюдается интенсификация репродукции, повышается эмбриональная и ювениль ная смертность, что приводит к изменениям демографических показателей, а также на блюдается повышение частоты нарушений стабильности развития.

Таким образом, техногенное воздействие на население мелких млекопитающих при масштабных преобразованиях ландшафтов, характерных для деятельности предприятий горнодобывающей промышленности, проявляется на разных уровнях организации – сооб щества, популяции и организма.

ИССЛЕДОВАНИЕ ФИЛОГЕОГРАФИИ ВОЛКА (CANIS LUPUS L.) ЮЖНОЙ СИБИРИ И КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ МЕТОДОМ МИКРОСАТЕЛЛИТНЫХ МАРКЕРОВ Воробьевская Е.А.1, Бондарев А.Я.2, Суворов А.П.,3 Политов Д.В. ООО «ФРЭКОМ», г. Москва Алтайский государственный аграрный университет, г. Барнаул Красноярский аграрный университет, г. Красноярск Институт общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН, г. Москва nature13@yandex.ru, dmitri.p17@gmail.com Значительная неоднородность природных условий территории Южной Сибири и Крас ноярского края во многом определяет разнообразие форм и таксонов волка. Исследование филогеографии волка с применением микросателлитных и митохондриальных маркеров активно используется во многих странах мира и показывает высокую эффективность (Parra et al., 2008 и др.). В нашей стране подобные исследования еще не проводились, что опреде ляет научную новизну настоящего исследования. В работе проанализирована генетичес кая изменчивость популяций волка из степных (Canis lupus campestris), лесостепных (сис тематический статус дискуссионен, но большинством специалистов (напр., Суворов и др., 2005;

Смирнов, 2002;

Гептнер и др., 1967) относится к Canis lupus altaicus), горно-таежных (Canis lupus altaicus) и равнинных таежных (Canis lupus var. orientalis) биотопов.

В ходе исследований были проанализированы 163 образца тканей волка Canis lupus L.

из разных районов Южной Сибири и Красноярского края. Анализ генетического полимор физма популяций волка проводился при помощи микросателлитных локусов. Были ото браны шесть микросателлитных локусов, которые показали устойчивую амплификацию ПЦР-продукта, высокую изменчивость и высокое аллельное разнообразие (9–21 аллель на локус). В результате сравнения горно-таежных популяций с другими и между собой в це лом подтверждается единство горно-таежной формы на всем протяжении гор Южной Си бири. При этом прослеживается связь географических расстояний местообитаний с гене тическими дистанциями между популяциями. Для всех горно-таежных популяций отмече но большее сходство с северо-таежной равнинной популяцией, чем с южно-таежной, кото рая территориально намного ближе. Лесостепные популяции волка Южной Сибири по микросателлитам чрезвычайно близки к горно-таежным. Значительное сходство, обнару женное по распределению частот аллелей, низкие показатели генетической подразделен ности (FST=8,4%), а также малое количество «приватных» аллелей лесостепной популяции Алтая в значительной мере опровергают гипотезу о ее генетической уникальности. Эти данные могут явиться частичным подтверждением представлений ряда специалистов о том, что лесостепной волк в систематическом плане относится к лесной форме (в данном случае горно-таежной), а не представляет отдельную форму. Значительной генетической дифференциации популяций по микросателлитным локусам не выявлено, как не обнару жено и морфологических, в т.ч. краниологических, различий, свидетельствующих об их существенной изоляции. Вероятно, высокая подвижность волка при расселении обуслови ла интенсивный поток генов между популяциями, нивелирующий эффекты генетического дрейфа и дизруптивного отбора в локальных группировках.

Работа поддержана ФЦП «Научно-педагогические кадры инновационной России» (на правление 1.1, Госконтракты 02.740.11.0281 и 14.740.11.0164) и Программой фундамен тальных исследований Президиума РАН «Биологическое разнообразие» (подпрограмма «Генофонды и генетическое разнообразие»).

РУКОКРЫЛЫЕ В КРАСНОЙ КНИГЕ РОССИИ: СОВРЕМЕННЫЙ СТАТУС И ПРОБЛЕМЫ ОХРАНЫ Газарян С.В.

Институт экологии горных территорий КБНЦ РАН s-gazaryan@yandex.ru В Красную книгу РФ включены 7 видов рукокрылых: гигантская вечерница, трехцвет ная и остроухая ночницы, подковоносы большой, малый и Мегели, а также обыкновенный длиннокрыл. За исключением вечерницы, остальные виды обитают только на российском Кавказе. За последние 15 лет получены сведения, позволяющие уточнить их статус, а так же выявить новые виды, нуждающиеся в законодательной охране. Ниже приведены сведе ния о каждом виде в порядке вероятности его исчезновения в России.

Подковонос Мегели – наиболее уязвимый вид. Известна лишь одна колония в Карабу дахкентской пещере в Дагестане, численность которой снизилась с нескольких сотен в середине 1970-х до двух-трех десятков в 2008 году. В соседних областях Грузии и Азербай джана в последние десятилетия не встречается.

Южного подковоноса не отмечали в России более 40 лет, в 2008 году в окрестностях Адлера была обнаружена крупная выводковая колония, а отдельные особи были встрече ны еще в нескольких пещерах Сочинского национального парка. Пещера, где обитает един ственная выводковая колония, легко доступна. Вид нуждается в законодательной охране.

Обыкновенный длиннокрыл обитает в РФ только на Западном Кавказе, колонии отме чены в 15 пещерах. Некоторые колонии исчезли в период моих наблюдений, большинство убежищ уязвимы для беспокойства и колонии в них находятся под угрозой исчезновения.

Трехцветная ночница пока не обнаружена в восточной части российского Кавказа. Вы водковые колонии отмечены в 9 подземельях в западной части региона. Как минимум, в трех из них этот вид больше не обитает. В том числе, исчезла крупнейшая в стране колония в Хаджохской пещере (Адыгея), состоявшая в 1970-х гг. из 300-400 особей.

Большой подковонос отмечен более чем в 80 точках в горах и предгорьях российского Кавказа, выводковые и зимовочные колонии известны только из подземелий. Несколько крупных выводковых колоний исчезли из-за беспокойства, численность других сократи лась, и только в двух-трех выводковых колониях численность стабильна или имеет тенден цию к росту.

Малый подковонос известен более чем из 100 точек. Помимо естественных подземе лий, этот вид широко использует антропогенные убежища, что делает его наименее уязви мым из российских подковоносов.

Европейская широкоушка формирует уязвимые зимовочные скопления в нескольких пе щерах Западного Кавказа. Крупнейшее из них, в пещере Каньон, начитывает более 7 тыс.

особей и является самым многочисленным в мире. Вид нуждается в законодательной охране.

Остроухая ночница найдена в 116 точках, численность крупнейших зимовочных и вы водковых колоний стабильна, либо имеет тенденцию к росту.

До настоящего времени никаких мер для охраны рукокрылых не предпринимается даже на уровне федеральных ООПТ. В частности, в Сочинском национальном парке ряд важ нейших подземных убежищ передан в аренду для коммерческого туризма, что привело либо к полному исчезновению колоний, либо к сокращению их численности. Для сохране ния популяций пещерных рукокрылых необходимы как мероприятия по физической защи те входов в значимые подземелья, так и законодательно установленный режим их охраны.

ЛЕТЯГА (PTEROMYS VOLANS L., 1758) В ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ Гашев С.Н.1, Сазонова Н.А.2, Низовцев Д.С. Тюменский государственный университет, г.Тюмень, Югорский государственный университет, г. Ханты-Мансийск GSN-61@mail.ru Летяга обыкновенная (Pteromys volans volans L., 1758), или паль-ур (коми), товлын лэ нын (манси) – малоизученный вид семейства Летяговых (Pteromyidae) в России и в Запад но-Сибирском регионе. Плейстоценовые остатки в Тюменской области не известны (Га шев и др., 2006). Распространена по всей лесной зоне области. Самыми северными места ми находок являются пос. Сидоровск на р. Таз и бассейн р. Сыня, однако, по всей видимо сти, по лесным массивам вдоль рек летяга может проникать чуть севернее. На юг летяга распространена до южной границы подтайги, где встречалась у д. Антипино, в Успенском бору, по р. Тавде. В Ялуторовском р-не отмечена вдоль р. Юрга. В «Каталоге млекопитаю щих СССР» (1981) указывается на подвид P. v. gubari Ognev, 1934, обитающий в лесостеп ных районах Западной Сибири и Северного Казахстана, но в лесных очагах южнее границ Тюменской обл. Всюду в регионе редка, хотя местами (бассейн р. Сабун) локальная чис ленность достигает значительных величин (Гашев, 2008). Охотники наблюдали летягу в Усть-Ишимском, Тевризском, Знаменском и Тарском р-нах соседней Омской обл. (Красная книга Омской области, 2005).

Нами пионерные работы по оценке обилия летяги методом учета ее экскрементов (Hanski, 1998) проведены в 2007-2010 гг. в средней, южной тайге и подтайге Тюменской области.

При проведении учётов фиксировались данные по присутствию или отсутствию вида, проводилось описание структуры фитоценоза, отмечался породный состав посещаемых летягой деревьев и повторность встреч фекалий. С 1987 г. проводились и отловы зверьков капканами Геро: отработано около 30000 лов.-суток, отловлено 3600 мелких млекопитаю щих 35 видов и из них лишь одна летяга.

Обследовано 44 участка (9 – в средней тайге, 8 – в южной и 27 – в подтайге). Обитаемы ми оказались 31.8% всех обследованных участков. Это в целом гораздо выше, чем при проведении подобных учетов на территории Финляндии в 2003-2005 гг. (в среднем, 10.3% обследованных площадок), на Карельском перешейке в 2004-2005 гг. (9.3%) и в Республи ке Карелия в 2004-2007 гг. (15.4%) (Хански и др., 2008).

Доля заселенных летягой площадок в разных природных зонах Тюменской области со ставила 22.2% – в средней тайге, 37.5 – в южной тайге и 33.3% – в подтайге. Снижение обилия летяги при продвижении к северу от южной тайги, где наблюдались максимальные значения заселенности пробных площадок, может являться объяснением более низких по казателей заселенности угодий в Финляндии и в Карелии, где работы проводились на тер ритории подзоны северной тайги, хотя и там локально заселено более 40% площадок.

Все местообитания, где был обнаружен помет летяги, связаны с экотоном – опушкой или переходом от плакора к пойме или болоту, как правило, значительно осветленным.

Отмечено обитание вида в 2008 г. лесопарке г. Тюмени в спелых искусственных насаж дениях пансионата «Оловянникова», с высоким участием ели, пихты и липы.

В 52.2% случаев помет был найден на березе, по 17.4% приходится одинаково на осину и липу (последний вид встречается только в подтайге), в 13% случаев помет был обнару жен под елью. В более северных районах возрастает доля осины среди древесных пород, посещаемых летягой.

На жилых участках, наблюдаемых с 2007 по 2010 г. многократно, летяга обнаружива лась повторно в 50% случаев.

Предполагается расширить территорию исследований на север – в подзону северной тайги, и на юг – в северную лесостепь.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВОЛЬНОЙ ПОПУЛЯЦИИ ЗУБРА ЕВРОПЕЙСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО ПАРКА «ОРЛОВСКОЕ ПОЛЕСЬЕ»

Гераськина Н.П., Абадонова М.Н.

ФГУ «Национальный парк «Орловское Полесье»», Орловская область, Россия, polesie@inbox.ru В настоящее время в лесных угодьях Орловской, Калужской и Брянской обл. идет про цесс формирования крупной вольной популяции зубра европейского (Bison bonasus). Леса национального парка «Орловское Полесье» представляют собой восточную окраину Брян ского и Калужского лесных массивов. Общая площадь национального парка составляет 77745 га, в том числе земли лесного фонда – 33032 га. Наличие сравнительно крупных лесных участков особенно важно в связи с дефицитом подходящих для обитания зубра угодий и служит основой для создания популяции зубра численностью около 1000 особей, необходимой для сохранения вида.

В рамках «Программы сохранения российского зубра» с 1996 по 2001 г. в националь ном парке выпущено 65 европейских зубров из различных центров разведения. Эти жи вотные сформировали три самостоятельных группы, одна из которых большую часть вре мени держится на территории Калужской области, а две других интенсивно осваивают леса национального парка и прилегающие лесные массивы Брянской и Калужской облас тей. Кроме того, в мае 2006 г. в Карачевский р-н Брянской области завезли еще 9 зубров, которые присоединились к одной из уже существующих групп.

На период учета в марте 2010 г. Орловско-Калужско-Брянская вольная популяция на считывала 208 особей. По численности она занимает первое место среди чистокровных зубров в России, третье место в мире, и имеет реальные перспективы для дальнейшего роста. По данным ежегодных учетов животные в исследуемой популяции находятся в хо рошей кондиции, рождаемость в 3-4 раза превышает смертность. Зубры активно переме щаются и успешно осваивают новые угодья.

Особенности развития вольноживущей группировки зубра позволяют предположить усиление тенденций, характеризующих зрелые популяции зубров: рост поголовья приве дет к дальнейшей фрагментации существующих стад и формированию новых, во главе с молодыми самками и самками-субдоминантами;

увеличится количество самцов-одинцов и микрогруппировок самцов, мигрирующих и осваивающих новые территории. С ростом численности зубра произойдет неизбежное расширение используемой ими территории за границы существующих охранных зон.

Между группами зубров выявлены возможности контактов, обеспечивающие возник новение репродуктивных связей и поддержание генетического разнообразия популяции.

Для обеспечения качественного мониторинга развития крупной популяции зубра евро пейского в Орловско-Калужско-Брянском регионе в соответствии с программой сохране ния и развития популяции зубра европейского на территории национального парка «Ор ловское Полесье» целесообразно:

1) Разработать новую долгосрочную программу по зубру.

2) Создать рабочую группу по зубру из представителей Орловской, Брянской и Калуж ской (возможно и Тульской) областей и специалистов.

3) Организовать взаимодействие с природоохранными структурами и природопользо вателями прилегающих территорий.

4) Внедрить опыт использования радио-ошейников с целью создания картографичес кого материала, отражающего направления сезонных миграций и размеры освоенных уча стков на территории трех областей.

5) Установить веб-камеры в местах подкормки зубров с целью сбора этологического материала.

6) Усилить информационную работу с местным населением и организациями-приро допользователями.

7) Организовать наблюдения за контактами между группами.

8) Откорректировать систему биотехнических мероприятий по зубрам.

ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ КАЧЕСТВА СПЕРМЫ ЛОСЯ (ПОСТМОРТАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ) Гижеевски З.1, Соловьёв В.А.2, Савельев А.П.2, Глоговски Я. Институт репродукции животных и исследования кормов ПАН, Ольштын, Польша;

ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства им. проф.Б.М. Житкова РАСХН, Киров, solo_vjatka@mail.ru Несмотря на чрезвычайную популярность лося как охотничьего объекта, знания о стро ении его репродуктивной системы и соответствующих характеристиках чрезвычайно скуд ны. Наше исследование проводится в рамках договора о научном сотрудничестве между РАСХН и ПАН от 13.10.2008 г. Цель – выявить основные показатели и сезонные особенно сти сперматогенеза лося.

Сбор спермы осуществляли постмортально из эпидидимальной части семенников. Кол лектирование репродуктивных органов (семенники с семяпроводами, часть мочеполовой системы с придаточными железами) проводили в течение осени 2008 г. и всего 2009 г.

Исследовано 46 лосей из Кировской области, из них в марте и июне было добыто по быка, в сентябре – 5, октябре – 9, ноябре – 20, а в декабре – 8. Семенники измеряли и взвешивали вместе с эпидидимусами, без общевлагалищой оболочки. Каудальную часть эпидидимуса (caudae epididymides) исследовали на наличие сперматозоидов, затем оцени вали их подвижность в консервантах Andromed и Bioхсеll, а также в физрастворе. Андро мед и Биоксцель разбавляли в дистиллированной воде в пропорции 1:4. Физраствор брали 500 мкл. Наилучшую пригодность показал Андромед. В подогретые на столике Морозова до +380С растворы добавляли по капле эпидидимальной жидкости. Все разбавления про изводили микропипеткой. Перед изготовлением препаратов предметные и покровные стекла также подогревали на столике Морозова. Регистрировали объем (мало, средне, много) и цвет спермы, подвижность сперматозоидов (%) и их жизнеспособность (в часах). Подвиж ность определяли визуально (при увел. 15х10 и 15х20) путем подсчета доли сперматозои дов, совершающих в поле зрения поступательные движения. Также регистрировали коли чество сперматозоидов, двигающихся атипично (вращательно и колебательно).

Зрелые сперматозоиды были обнаружены лишь у самцов в возрасте старше одного года и добытых в период с августа по декабрь. В феврале, марте и июне в гонадах присутство вали только сперматиды. Через 5 ч после смерти лося при температуре от 0 до +10оС под вижность сохраняют лишь 5-10% сперматозоидов. Обычно поступательную активность сперматозоиды сохраняют не долее 20 ч после гибели самца. Лишь в одном случае в спер ме альфа-самца, спустя 47 часов после его добычи, было обнаружено 3% активных спер матозоидов (Андромед). Концентрация сперматозоидов колебалась в пределах от до 5060000 в куб.мм. Минимальные показатели были характерны для ноябрьских и де кабрьских образцов.

На поверхности почти 10% семенников обнаружены новообразования в виде неболь ших наростов и цист. Они локализовались в головной и каудальной частях эпидидимуса, были вросшими в его стенки или – на коротких ножках. У некоторых копытных, например, у инбредированного европейского зубра это явление имеет тотальный характер. Отмечены также сперматозоиды с протоплазматическими капельками на хвостовой части. Этот де фект, вообще, характерен для эпидидимальной спермы, однако в биологии размножения он рассматривается как несущественный, так как при движении спермиев по семенному каналу капельки исчезают. В ближайшее время будут получены данные по ультрамикрос копическому строению сперматозоидов.

МОРФОТИПИЧЕСКАЯ ИЗМЕНЧИВОСТЬ НИЖНИХ ЩЕЧНЫХ ЗУБОВ У MARTES MARTES L. И MARTES ZIBELLINA L.

Гимранов Д.О.

Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы djulfa250@rambler.ru Работа построена на изучении морфотипических особенностей трех нижних щечных зубов рецентных лесных куниц и соболей. Зубы M. martes L., M. zibellina L. изучались по коллекциям хранящимся в Зоологическом институте РАН и Институте экологии растений и животных РАН. Общая выборка нижних челюстей соболя составила 300 экз., лесной куницы – 270. В анализ были включены зубы принадлежащие особям старше 1 года. Соот ношение самцов и самок в изучаемых выборках соболя и лесной куницы составило 1:1.

Выборки формировались из особей добытых в различных географических областях. При морфотипическом анализе автор опирался на работы Г.Ф. Барышникова (1990, 2002) и E.

Szuma (2002). Возраст особей, которым принадлежат черепа, определялся по методикам описанным Г.А. Клевезаль (2007).

Для данных видов выделены морфотипы трех нижних щечных зубов, составлены схе мы с подробными описаниями морфотипов. Для Pm3 нами выделено 3 морфотипа: А0, А и А2. Четыре морфотипа выделено и описано для Pm4: А0 А1 А2 B1. Для первого нижнего моляра (М1) выделено 8 морфотипов: А1, А2, А3, В1, В2, С1, С2, D.

Частота встречаемости морфотипов Pm3: у лесной куницы преобладает морфотип А (79%), у соболей наибольшее количество зубов принадлежит к морфотипу А1 (40%). Мор фотипы Pm4: у лесной куницы преобладает морфотип В1 (86%), у соболя – морфотип А (73%). Характеризуя частоту встречаемости морфотипов М1 нужно отметить, что у лесной куницы преобладают относительно простые зубы (морфотип А1, 47%), реже встречаются усложненные гипоконулидом (морфотип А2, 39%). Частота встречаемости данных морфо типов сокращается в выборках соболя (А1, 6%;

А2, 26%), возрастает встречаемость мор фотипов В1 и В2 (11% и 56%).

Наибольшая морфотипическая изменчивость отмечается у М1. Основной вклад в из менчивость данного зуба вносят такие признаки, как количество и расположение бугорков на жевательной поверхности талонида. У соболя, в отличие от лесной куницы, все изучен ные зубы в целом характеризуются усложнением жевательной поверхности.

По Pm4 возможна дифференциация лесной куницы от соболя. Диагностирующими при знаками позволяющими отличать M. martes от M. zibellina является расположение и форма зубца на дистальном гребне протоконида и ширина зуба. У соболя зубец лежит ближе к вершине данного зуба и имеет острую форму (А1 морфотип). Данный зубец у лесной куни цы расположен ближе к нижнему краю задней части коронки и характеризуется покатой формой (В1 морфотип). У M. zibellina ширина Pm4 в среднем всегда меньше чем ширины данного зуба у M. martes.

ОДОНТОГЛИФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ВТОРОГО НИЖНЕГО МОЛЯРА MARTES MARTES L. И MARTES ZIBELLINA L.

Гимранов Д.О.

Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы djulfa250@rambler.ru Изучена одонтоглифическая карта второго нижнего моляра у 350 рецентных особей лесной куницы и 350 особей соболя. Выборки лесных куниц происходят с территории Баш кирии, Пермской и Свердловской областей, соболя – с территории Приморья, Свердловс кой и Тюменской областей. Зубы M. martes L., M. zibellina L. изучались по коллекциям хранящимся в Институте экологии растений и животных УрО РАН. В анализ были включе ны зубы, принадлежащие особям старше 1 года. При морфотипическом описании и ис пользовании терминологии автор опирался на работы Г.Ф. Барышникова (1990, 2002), E.

Szuma (2002) и М. Wolsan (1993). Возраст особей, которым принадлежат черепа, опреде лялся по методикам описанным Г.А. Клевезаль (2007).

В результате проделанной работы для исследуемых видов выделено и описано 3 мор фотипа М2: А1, А2, В1. Морфотип А1 характеризуется наличием протоконида и метакони да между которыми существует заметное расстояние. Морфотип А2 отличается сближени ем протоконида и метаконида, которые нередко образуют гребень. Морфотип В1 характе ризуется наличием протоконида, метаконида, параконида и гипоконида;

протоконид и ме таконид сближены.

У лесной куницы преобладает морфотип А1 (97%), морфотип А2 имеет частоту встре чаемости равную 4%. У соболя наибольшую частоту встречаемости имеет морфотип А2 = 94%, остальные морфотипы встречаются редко (А1=4%, В1=2%).

По М2 возможна дифференциация лесной куницы от соболя. Диагностирующим при знаком, позволяющим отличать M. martes от M. zibellina является расположение протоко нида и метаконида.

ГЕНОМНОЕ СКАНИРОВАНИЕ ДОМЕСТИЦИРОВАННЫХ И ДИКИХ ВИДОВ ПОЛОРОГИХ Глазко В.И.

Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А. Тимирязева, Россия, Москва, vglazko@yahoo.com Современные генные и геномные технологии привели к формированию нового направ ления исследований – ландшафтная геномика. Сравнения между географическими рас пределениями нейтральных аллелей и аллелей, предположительно вовлекаемых в локаль ную адаптацию, может использоваться для выявления факторов и направлений действия естественного отбора. Особое значение методы ландшафтной геномики имеют в выясне нии путей и механизмов доместикации сельскохозяйственных видов животных. Сравни тельный анализ полилокусных геномных спектров у доместицированных и близкородствен ных видов полорогих позволил получить следующие данные. Доместицированные виды (суммарно по разным породам) отличаются от близкородственных диких более высоким уровнем полиморфизма по ряду генетических элементов. Повышенный уровень полимор физма по фрагментам ДНК, фланкированным инвертированным повтором микросателли та (Inter-Simple Sequence Repeats – ISSR-PCR маркеры) обнаруживается при применении в качестве праймера последовательности (AGC)6G у крупного рогатого скота и овец, у кото рых этот микросателлит распространяется по геному в связи с ретротранспозоном Bov-A SINE.

Выполнен анализ полиморфизма фрагментов ДНК, фланкированных терминальными участками (LTR) транспозона сои SIRE-1 (номер по каталогу AF053008) у разных пород крупного рогатого скота. В спектре продуктов амплификации воспроизводится 14 фраг ментов ДНК, 11 из которых не имели индивидуальной изменчивости и наблюдались у раз ных пород;

только 3 фрагмента ДНК отличались выраженным полиморфизмом. Для того, чтобы оценить возможность локализации в геноме крупного рогатого скота участков ДНК, гомологичных LTR транспозона сои, с использованием программы BLASn выполнен соот ветствующий поиск в ГенБан секвенированных последовательностей. Участки с частич ной гомологией (11 – 23 нуклеотида) обнаруживаются в 20 из 29 аутосом крупного рогато го скота, а также в хромосомах Х и У. В экспрессирующихся последовательностях участки гомологии выявляются, в основном, в мРНК факторов регуляции транскрипции, белков – структурных элементах мембран и белков-рецепторов иммунной системы, а также в ряде микроРНК. Такой же поиск в геноме крупного рогатого скота был выполнен для фрагмен тов ретротранспозон-подобных элементов семейства R173, типичных для генома ржи, но показавших высокий уровень полиморфизма в наших исследованиях у сортов риса и пше ницы. Обнаружено большое количество участков с частичной гомологией к этим последо вательностям, как правило, локализованных в генах семейства P450 и генах, связанных с функцией иммунной системы, а также кодирующих факторы регуляции транскрипции.

Анализ накопленных данных об участии транспозирующихся элементов в эволюции сег ментных дупликаций и дуплицированных генов, их локализации в районы генома с актив ной транскрипцией, корреляции между количеством встроенных провирусных транспози рующихся элементов и устойчивостью к ретровирусным инфекциям, позволяет предпола гать, что источником генетической изменчивости, обеспечивающим возможности искус ственного отбора и адаптивный потенциал доместицированных видов, является относи тельно повышенный репертуар патогенов, с которыми им приходится сталкиваться в про цессе колонизации новых ниш обитания, по сравнению с близкородственными дикими видами.

ВЛИЯНИЕ ГЕНЕТИЧЕСКИХ И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА МУТАЦИОННЫЕ СПЕКТРЫ Глазко Т.Т.

Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А. Тимирязева, Россия, Москва, vglazko@yahoo.com В последние годы как самый дешевый и простой метод оценки снижения стабильности генетического аппарата в соматических клетках млекопитающих широкое распростране ние получил микроядерный тест. Известно, что частоты клеток с цитогенетическими ано малиями в клетках периферической крови у млекопитающих тесно связаны с нарушения ми репродуктивной функции (Rubes et al., 1991;

Migliore et al., 2006). В целях выявления факторов, влияющих на результаты микроядерного теста, в наших исследованиях выпол нен сравнительный анализ частот встречаемости эритроцитов с микроядрами в образцах крови местных монгольских пород крупного рогатого скота, овец, а также яков, воспроиз водящихся в разных эколого-географических условиях: северо-запад Монголии, район Хубсугул, биосферный заповедник;

юг Монголии, район, примыкающий к пустыне Гоби – зона рискованного животноводства. Количество эритроцитов с микроядрами рассчитыва ли в 3000 клеток и выражали в промилях (‰). Выполнен анализ частот встречаемости эритроцитов с микроядрами в периферической крови хайнаков (бесплодные гибриды меж ду коровами и яками). Получены данные о том, что у хайнаков статистически достоверно (P0,01) частоты эритроцитов с микроядрами превышали выявленные у местного крупно го рогатого скота (10,0±1,1‰ против 4,6±0,7‰) и яков (10,0±1,1‰ против 3,2±0,6‰). То есть, генетическая компонента может вносить существенный вклад в результаты микро ядерного теста. В то же время, частоты встречаемости эритроцитов с микроядрами оказа лись близкими у разных видов, воспроизводящихся в одних и тех же экологических усло виях, но существенно отличались между животными из разных эколого-географических регионов. Так, в районе биосферного заповедника с благоприятными условиями для разве дения, частоты встречаемости эритроцитов с микроядрами оказались существенно выше, чем у животных тех же видов в зоне рискованного животноводства. В районе Хубсугул у овец (22 головы) частота эритроцитов с микроядрами была 5,3±0,4‰;

у крупного рогатого скота (7 голов) – 4,6±0,7‰;

у яков (7 голов) – 3,2±0,6‰;

в пустыне Гоби у овец (10 голов) – 0,9±0,1‰;

у крупного рогатого скота (7 голов) – 1,8±0,6‰;

у яков (7 голов) – 0,3±0,2‰.

Полученные данные свидетельствуют о том, что хроническое действие факторов экологи ческого стресса высокой интенсивности способствует отбору животных (в ряду поколе ний) с повышенной устойчивостью генетического аппарата к неблагоприятным средовым условиям. Сходные данные были получены нами ранее в результате многолетних исследо ваний трех видов полевок, воспроизводившихся в условиях повышенного радионуклидно го загрязнения зоны отчуждения Чернобыльской АЭС. В популяциях полевок, отловлен ных в местообитаниях с высоким уровнем радионуклидного загрязнения в 2001 г частота встречаемости цитогенетических аномалий в соматических клетках была статистически достоверно ниже, чем у особей из тех же местообитаний в 1996 г. По-видимому, результа ты микроядерного теста могут позволить надежно отличать острые и хронические эффек ты экологических стрессов.


СЕЗОННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ КАЧЕСТВА СПЕРМЫ И ГОРМОНАЛЬНОГО СТАТУСА У ТЕРАТОСПЕРМИЙНЫХ И НОРМОСПЕРМИЙНЫХ САМЦОВ ДОМАШНЕЙ КОШКИ (FELIS CATUS) Глухов Д.В., Найденко С.В.

Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН glukh.dmitrij@yandex.ru Феномен тератоспермии (содержание в эякуляте шестидесяти и более процентов мор фологически аномальных сперматозоидов) широко распространён среди представителей семейства кошачьих (Felidae). Наиболее удобным объектом для изучения данного феноме на является домашняя кошка (Felis catus). Сравнительные исследования нормо- и тератос пермийных самцов данного вида выявили ряд физиологических особенностей у после дних. К таковым можно отнести продуцирование большего количества спермиев на эяку лят, пониженный уровень апоптоза, больший объём семенников и семенных канальцев.

Показаны также различия в концентрации некоторых гормонов в плазме крови тератос пермийных и нормоспермийных самцов домашней кошки. Целью нашей работы было про следить и сравнить сезонные изменения качества спермы и гормонального статуса у тера тоспермийных и нормоспермийных самцов домашней кошки. Работу проводили на науч но-экспериментальной базе «Черноголовка» ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН. Нормоспер мийные самцы домашней кошки (N=4) были получены из частных рук, тератоспермийные (N=4) родились на НЭБ «Черноголовка». Ежемесячно у самцов проводили сбор спермы при помощи электроэякуляции. Животных обездвиживали по стандартной методике, сразу после обездвиживания производили забор крови (1-2 мл) из паховой вены. Оценку каче ства спермы производили под микроскопом при восьмидесятикратном увеличении, изме рение концентрации гормонов в плазме крови осуществляется при помощи метода имму ноферментного анализа. Процент нормальных сперматозоидов у нормо- и тератоспермий ных самцов достаточно сильно различался в течение всего года и составлял в среднем 40,68±1,13% и 15,16±2,56% соответственно, значительных сезонных изменений данного показателя качества спермы не было ни в первой, ни во второй группе. Средний объём эякулята, подвижность сперматозоидов и объём семенников практически не различались у терато- и нормоспермийных животных также не изменялись значительно в течение года.

Были выявлены различия между группами в концентрации сперматозоидов в эякуляте в весенний период: у нормоспермийных самцов она составляла в среднем 4,35±1,05 млрд/ мл, у тератоспермийных – 1,44±0,42 млрд/мл. Выявлены также различия в концентрации тестостерона у нормо- и тератоспермийных самцов в зимний период (11,46±2,61 нг/мл и 6,70±1,09 нг/мл соответственно), обнаружены также значительные сезонные изменения в уровне данного гормона. Наименьшая его концентрация в обеих группах наблюдалась осе нью: у нормоспермийных – 1,57±0,58 нг/мл, у тератоспермийных – 1,11±0,34 нг/мл, наи большая у первых – в зимний период (11,46±2,61 нг/мл), у вторых – в весенний (8,89±2, нг/мл). Обнаружены также различия в концентрации кортизола между нормо- и тератос пермийными самцами в течение всего года, в среднем его уровень составил 66,83±5,63 нг/ мл и 134,04±18,12 нг/мл соответственно. Значительных сезонных изменений в концентра ции данного гормона в обеих группах не выявлено.

Работа выполнена при поддержке ФЦП “Научные и научно-педагогические кадры ин новационной России” на 2009-2013 гг. (Госконтракт 02.740.11.0282), гранта Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых МК 1792.2009.4, РФФИ 07-04-00899.

РАЗВИВАТЬ КОНЦЕПЦИЮ «УПРАВЛЕНИЯ ПОПУЛЯЦИЯМИ» КАК КОМПОНЕНТ СИСТЕМЫ «УСТОЙЧИВОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ»

Глушков В.М.1, Матвейчук С.П. ГНУ ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Б.М. Житкова Россельхозакадемии, Киров, Россия v.m.glushkov@yandex.ru Рациональное хозяйствование было одним из опорных концептов и целей российского охотоведения конца XIX – начала XX века (Силантьев, 1898;

Соловьев, 1922). Под ним понималось бессрочное использование ресурсов охотничьих животных в пределах есте ственного прироста. Формирование этой концепции было обусловлено чрезмерной про мысловой нагрузкой как следствием глобальных социальных потрясений. Практическими образцами служили европейские «правильные хозяйства», хотя их опыт не поддавался механическому распространению на обширные российские территории.

Сходные идеи обеспечения стабильного урожая дичи как цели охотхозяйственного ме неджмента развивались в это же время биологами дикой природы США (Leopold, 1986).

Эти представления, российские и американские, близки зарубежной концепции «разумно го использования», получившей первоначально общее признание применительно к определен ным ландшафтам (CW, 1971). Впоследствии она была фактически поглощена концепцией «ус тойчивого использования биоразнообразия» (CBD, 1992), опирающейся на экосистемный под ход (впоследствии оформленный в Малавские принципы;

CBD, 2000) и развернутой в практи ческие алгоритмы (Аддис-Абебские принципы и руководящие указания;

CBD, 2004).

Вместе с тем, бурное развитие экологии в середине ХХ века обеспечило качественный скачок в понимании гомеостатических свойств популяций диких животных. Прикладным следствием этого теоретического прорыва явилось возникновение концепции «управле ния популяциями». В практическом применении она базировалась на результатах фактор ного анализа и, в меньшей мере, на популяционных механизмах. В российском охотоведе нии сформировалась исследовательская программа «система управления популяциями»

(Глушков, 1989, 2004;

Сафонов, 1995), включающая охрану, воспроизводство, мониторинг и селективное изъятие. Каждый из этих блоков содержит круг решаемых проблем, выходя щих за рамки собственно «популяционной» темы. Тем не менее, конкретные разработки ограничиваются, в основном, использованием результатов анализа видоспецифичных ре акций на факторы внешней среды.

Концепция «устойчивого использования» охватывает экологические и социальные (в том числе экономические, культурные и политические) аспекты использования дикой при роды, располагает технологическими (адаптивный менеджмент) и институциональными (конвенции) механизмами реализации и совершенствования.

Российская концепция «управления популяциями» остается преимущественно биологи ческой, повидовой, отраслевой, слабо структурированной, не оформленной в официальные стратегии и не связанной с какими-либо более общими исследовательскими программами.

Это характерно в целом для российской системы управления в сфере биоразнообразия, фак тически не воспринявшей Малавские и Аддис-Абебские принципы (Матвейчук, 2008, 2010).

Представляются остро необходимыми осмысление и адаптирование перспективной концепции устойчивого использования российскими научными и профессиональными со обществами, ее оформление в виде национальной программы, официально учрежденной и обеспеченной постоянно действующими институтами и алгоритмами реализации. Кон цепция управления популяциями охотничьих животных должна быть тематически и орга низационно встроена в нее, с сохранением автономии, обусловленной спецификой исполь зования ресурсов.

ВЛИЯНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ДОМЕСТИКАЦИИ НА ВОКАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ СЕРЕБРИСТО-ЧЕРНЫХ ЛИСИЦ Гоголева С.С.1, Володин И.А.1,2, Володина Е.В.2, Харламова А.В.3, Трут Л.Н. Биологический факультет МГУ, Москва, Россия Московский зоопарк, Москва, Россия Институт цитологии и генетики СО РАН, Новосибирск, Россия gogolevasv@mail.ru В ходе многолетнего эксперимента по отбору лисиц на толерантность к человеку Д.К.

Беляев предложил теорию дестабилизирующего отбора. Ее главной идеей было то, что доместикация затрагивает регуляцию важнейших физиологических функций организма и приводит к резкому усилению изменчивости фенотипических признаков. Однако влияние дестабилизирующего отбора на вокальное поведение было неизвестно. Уникальная попу ляция беляевских лисиц, в течение нескольких десятилетий подвергающаяся отбору по поведению, предоставила возможность исследовать влияние доместикации на структуру звуков и различные аспекты вокального поведения животных одного вида. Объектами ис следования были взрослые самки и самцы серебристо-черных лисиц, селекционирован ные на толерантное (Ручные) и агрессивное (Агрессивные) поведение по отношению к человеку, не подвергавшиеся отбору по поведению (Контрольные), а также гибриды меж ду Ручными и Агрессивными лисицами. За период с 2005 по 2008 гг. было протестировано 411 самок и 60 самцов. Каждая лисица участвовала в тестах только один раз. Всего было обработано и проанализировано 100702 звука.

При общении с человеком лисицы издавали 8 типов звуков. Вокальное поведение Аг рессивных и Контрольных лисиц было сходным, тогда как вокальное поведение Ручных лисиц сильно отличалось от этих групп, и не зависело от пола лисиц и степени воздействия со стороны человека. Гибриды между Ручными и Агрессивными лисицами издавали на человека звуки, связанные либо с толерантностью, либо с агрессивностью. Эти вокальные индикаторы являлись дискретными фенотипическими признаками, поскольку не было ни одной лисицы, которая издавала бы их одновременно. При взаимодействии с конспецифи ками Контрольные, Ручные и Агрессивные лисицы показали сходство как в пропорциях нейтрального, аффилиативного и агонистического типов поведения, так и в вокализациях, сопутствующих каждому типу поведения. Степень дискомфорта, который испытывали Контрольные лисицы, отражалась в частоте следования звуков, доле вокальной активнос ти и энергетических параметрах звуков. Знак и сила эмоционального возбуждения отража лись в различных характеристиках вокального поведения лисиц. Знак эмоций проявлялся в использовании определенных типов звуков. Уровень эмоционального возбуждения про являлся как в пропорциях этих типов звуков, так и в частоте следования звуков и доле вокальной активности. Высокая вокальная активность и сходство звуков Ручных лисиц на людей с человеческим смехом может служить механизмом вовлечения человека во взаимо действие с животным.


Исследование поддержано РФФИ (09-04-00416), NIH (R03 TW008098-01, R01 MH077811) и Программами фундаментальных исследований Президиума РАН “Биоразнообразие и динамика генофондов” and “Молекулярная и клеточная биология”.

ТРАНСГРЕССИЯ ГЕНЕТИЧЕСКИХ МАРКЕРОВ ЧЕРЕЗ ЗОНУ КОНТАКТА ДВУХ ХРОМОСОМНЫХ ФОРМ ОБЫКНОВЕННОЙ ПОЛЕВКИ MICROTUS ARVALIS ВО ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ Голенищев Ф.Н., Родченкова Е.Н.

Зоологический институт РАН, Санкт-Петербург, Россия f_gol@mail.ru Впервые планомерный поиск гибридной зоны между кариоформами “arvalis” и “obscurus” обыкновенной полевки M. arvalis, был начат в 1995 году одним из соавторов этого сообщения под руководством М.Н.Мейер (Мейер и др., 1997). Участок гибридной зоны был обнаружен лишь в 2000 году (Golenishchev et al., 2001) и с этого времени прово дился его мониторинг (Голенищев и др., 2007). Данные по распределению в зоне контакта особей, отличающихся по числу акроцентриков и метацентриков, а также митохондриаль ным (cyt b) и ядерным (p53) молекулярным маркерам были опубликованы в ряде работ (Bulatova et al., 2007;

Булатова и др., 2010;

Лавренченко и др., 2009;

Потапов и др., 2007). В 2010 году мы продолжили исследование зоны контакта этих форм, в результате которого были получены новые данные по ее молекулярно-генетической структуре. Суммируя весь имеющийся в нашем распоряжении материал можно сделать следующие выводы:

1. Существует три молекулярно-генетические зоны трансгрессии: а) «хромосомная»;

б) «митохондриальная» (по cyt b) и в) «ядерная» (по p53). Самая узкая из них – «хромосом ная» – не шире 6 км, «митохондриальная» – более 10 км и «ядерная» – более 12 км.

2. Зоны по молекулярным маркерам ассиметрично смещены относительно «хромосом ной». Митотип формы “arvalis” проникает в пределы распространения животных с чистым кариотипом формы “obscurus” по крайней мере на 8 км к юго-востоку «хромосомной» гиб ридной зоны. В то же самое время ядерный маркер кариоформы “obscurus” p53, помимо чистой кариоформы “obscurus” обнаружен и у гибридов с промежуточным кариотипом.

3. Значительное проникновение митотипа “arvalis” в зону обитания кариоформы “obscurus” объясняется повышенной активностью самцов формы “obscurus”, которые ко пулируют с самками “obscurus”, и “arvalis”, тогда как самцы “arvalis” по-видимому, не уча ствуют в размножении при наличии самцов “obscurus” (Meyer et al., 2000).

4. В настоящее время с прекращением хозяйственной деятельности человека в этом районе все поля и покосы заросли кустарником и деревьями, образовав биоценозы, не оп тимальные для обитания обыкновенных полевок. С этим связано постепенное снижение встречаемости гибридных особей.

5. Несмотря на различия между кариоформами по молекулярно-генетическим марке рам и не панмиктический характер их скрещивания, мы по-прежнему считаем, что они относятся к одному виду M. arvalis, ввиду свободной трансгрессии их генов в зоне контак та, которая в исторической перспективе может привести к полному слиянию их генофон дов. При этом, узкая зона промежуточных кариотипов может сохраняться в течении дли тельного исторического времени, без всякой связи с ограничением для потока генов.

Работа поддержана грантами РФФИ № 09-04-00851-а и программой президиума РАН «Научные основы сохранения биоразнообразия России».

НОВЫЕ ДАННЫЕ ПО ФИЛОГЕОГРАФИИ ПОЛЕВОК ПОДРОДА SUMERIOMYS (ARVICOLINAE, RODENTIA) Голенищев Ф.Н., Абрамсон Н.И.

Зоологический институт РАН, Санкт-Петербург, Россия f_gol@mail.ru Подрод Sumeriomys Argyropulo, 1933, делится на две группы видов: “socialis“ и “guentheri” (Ellerman, 1941). До настоящего времени к группе “socialis“ относились лишь два вида – M. socialis и M. schidlovskii Argyropulo, 1933, а ко второй группе – M. guentheri Danford et Alston, 1880, M. dogramacii Kefelioglu et Krystufek, 1999 и M. qazvinensis Golenishchev, 2003. Положение M. anatolicus Kefelioglu et Krystufek, 2001 по отношению к перечисленным видам было не ясно. Также не понятен был таксономический статус неко торых внутривидовых форм таких широко ареальных видов как M. socialis и M. guentheri.

Так по данным анализа гена cyt b оказалось, что M. guentheri с Балкан, а также Западной и Центральной Анатолии отличаются от форм из Восточной Анатолии и Ближнего Востока (Jaarola et al., 2004;

Krystufek et al., 2009). Кроме того, Krystufek et al., 2009 выявили разли чия по cyt b, экстерьерным и краниометрическим признакам между M. irani (авторы статьи рассматривают ее как самостоятельный вид) из Ирана и Турции, в связи с чем последняя была выделена как подвид M. irani karamani, Krystufek et al., 2010. Нами были получены сиквенсы цитохрома б (920 пн) от 21 полевки этого подрода из Израиля, Турции (Цент ральная и Восточная Анатолия, включая terra typica M. guentheri), Ирана (провинция Фарс – terra typica M. socialis irani, Хамадан, Занджан, Казвин, Тегеран) и Южной Туркмении (Копетдаг). В анализ были впервые включены экземпляры M. schidlovskii, M. qazvinensis и M. socialis paradoxus Ognev et Heptner, 1928. Новые данные проанализированы совместно с последовательностями из ГенБанка. Всего в анализе использовано 46 экземпляров. По результатам анализа оказалось, что все формы полевок подрода Sumeriomys подразделяют ся на две большие группы – “socialis” и “guentheri”. К группе “socialis” относятся M. socialis (включая M. s. irani и M. s. paradoxus), M. schidlovskii, M. anatolicus, причем M. irani karamani по-видимому относится к M. schidlovskii (по гену cyt b и диплоидному числу хромосом 2n=60 в отличие от 2n=62, выявленного у всех форм M. socialis, включая M. s. irani из типового местообитания и M. s. paradoxus из Южной Туркмении). В группу “guentheri” попали все изученные формы M. guentheri, M. dogramacii и M. qazvinensis. Два последних вида по данным cyt b наиболее близки. В целом при сравнении данных по cyt b, морфоло гии, кариологии и гибридизации оказалось, что на уровне вид-подвид они не всегда совпа дают. Так M. s. irani представлена отдельной кладой далеко отстоящей от остальных форм M. socialis, хотя результаты кариологии и экспериментальной гибридизации указывают, что они относятся к одному виду. По совокупности данных cyt b, морфологии, а также полученным нами результатам гибридизации можно считать доказанным, что M. guentheri представлена двумя видами – M. guentheri и M. hartingi Barret-Hamilton, 1903. Сложная филогеографическая структура полевок подрода Sumeriomys объясняется 1) территориаль ной консервативностью;

2) многократной деградацией ареала с последующим его восста новлением;

3) частичной репродуктивной изоляцией между видами (стерильные гибрид ные самцы и плодовитые самки).

Работа поддержана грантами РФФИ № 09-04-00851-а и программой президиума РАН «Научные основы сохранения биоразнообразия России».

НАХОДКА CROCIDURA SUAVEOLENS В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ Горбунова И.М.1, Третьяков К.А. ФГУЗ СЗ ПЧС Роспотребнадзора Зоологический институт РАН k-sanych@yandex.ru Ареалы почти всех видов рода Crocidura (Wagler 1832) лежат в южных широтах Север ного полушария Старого Света (Соколов, 1973). Согласно сводке по млекопитающим (Пав линов и др., 2002), на территории Российской Федерации обитают пять видов бурозубок.

Северная граница ареала малой белозубки Crocidura suaveolens Pallas 1811, согласно свод ке А.А. Гуреева (1979), проходит по южной части Московской области. В восточной части ареала она проходит значительно южнее (г. Оренбург, Казахстан, Алтай, Южные районы Бурятии). Однако в последние годы отмечены поимки малой белозубки севернее установ ленных ранее границ ареала. Так регулярно отлавливают белозубок в Москве и ближнем Подмосковье (Карасева и др., 1999). В.Н. Большаков с соавторами зафиксировал присут ствие этого вида за пределами ареала на Урале (Большаков и др., 2005).

В монографии «Звери Ленинградской области» (Новиков и др., 1970), где приведен наи более полный список видов, малая белозубка отсутствует. Правда имеются указания на то, что более ста лет назад этот вид обитал в Карелии и Эстонии, как реликт предпоследнего интергляцаильного периода (Сиивонен, 1979). Однако в 1986 г. на территории Гатчинского района Ленинградской области был пойман один самец этого вида. Зверек был отловлен вблизи построек (Свимонишвили, 1992). Следует отметить, что на Урале, севернее уста новленной ранее границы ареала, эти зверьки также ловились в основном в постройках (Черноусова, Толкачев, 2006). Эти данные соответствуют представлениям о склонности этого вида к синантропии (Гуреев, 1979;

Павлинов и др., 2002).

В связи со всем выше сказанным, особый интерес представляют находки малой бело зубки на территории Санкт-Петербургского морского порта. В период с 2000 по 2009 г.

проводили отловы мелких млекопитающих с целью дератизации и анализа видового со става мелких млекопитающих на данной территории. Всего было отловлено 246 зверька, принадлежащих к 7 видам. Всего в этом районе ежегодно обследуется от 30 до 120 строе ний. Отработано 1671 ловушко/суток.

Белозубки ловились только в помещениях бывшего склада. В открытых биотопах этот вид не зафиксирован. В других северных популяциях (Карасева и др., 1999;

Черноусова, Толкачев, 2006) белозубки ловились вне построек – в садах и лесопарках. В наших услови ях, по всей видимости они не могут уходить далеко от построек. Анализ распространения видов рода Crocidura свидетельствует о том, что в отличие от представителей того же се мейства, видов рода Sorex, белозубки не приспособлены к обитанию в среде с низкими температурами. Это и обуславливает невозможность обитания данного вида вне челове ческих построек на широте Санкт-Петербурга. Возможность заселения построек белозуб ками обусловлена большой экологической пластичностью этого вида. В отличие от буро зубок в состав рациона этих зверьков входит значительное количество растительных кор мов. Кроме того они способны более долгое время, до 28 часов, обходиться без пищи (Щи панов и др., 1987).

По всей вероятности Санкт-Петербург является самым северным местом, где в настоя щее время обнаружены эти зверьки.

ОСОБЕННОСТИ ТРОФИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ РАЗЛИЧНЫХ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП КОЛЬЧАТОЙ НЕРПЫ (ПО РЕЗУЛЬТАТАМ АНАЛИЗА СТАБИЛЬНЫХ ИЗОТОПОВ) Горлова Е.Н.

Институт проблем экологии и эволюции РАН, г. Москва kowkav@rambler.ru Известно, что для кольчатой нерпы (Pusa hispida Schreber, 1775) характерна пластич ность в питании (Федосеев, 2005;

King, 1983). В зависимости от условий, в ее рационе доминируют объекты разных трофических уровней.

Современные представления о питании вида и занимаемой им трофической позиции, основанные главным образом на прямых наблюдениях за поведением животных или изуче нии содержимого пищеварительного тракта, крайне дискретны, отражают лишь короткий промежуток времени жизни животного и не способны оценить вклад всех объектов питания.

Применение анализа стабильных изотопов позволяет дополнить вышеперечисленные мето ды, а также приступить к решению задачи реконструкции пищевых связей в историческом аспекте. Соотношения стабильных изотопов углерода и азота в тканях консументов являют ся индикаторами кормодобывательного поведения и трофического уровня, соответственно.

Зачастую возраст и размер тела животного влияют на его пищевые предпочтения, что отра жается на изотопном составе (Newsome et al., 2007;

Hobson et al., 1997).

В данной работе анализируется изотопный состав коллагена костей кольчатой нерпы из древнеэскимосского поселения. Для более подробной реконструкции трофических связей оценивается степень влияния возрастных параметров на рацион и особенности охоты коль чатой нерпы в позднем голоцене.

Как показали исследования, изотопные подписи тюленей всех возрастных групп пере крываются вследствие высокой индивидуальной изменчивости. Наибольшая вариабельность была зафиксирована для сеголеток и старых тюленей. Животные одного возраста занимали разные трофические уровни и, следовательно, эксплуатировали разные виды кормов. Для сеголеток нужно отметить еще и вероятное влияние молочного вскармливания на их изотоп ную подпись. Однако его эффект невысок и нивелируется к концу первого года жизни. Кро ме того, сеголетки уступали в трофической цепи взрослым особям. Из этого можно заклю чить, что и объекты их питания также занимали более низкие трофические уровни.

Изменения в выборе объектов питания нерпой происходят и по мере роста. В период взросления кольчатой нерпы (до 5-6 лет) наблюдается повышение трофического уровня, связанное с увеличением размеров и видов жертв. В питании большинства ювенильных тюленей, судя по азотной изотопной подписи, все еще велика роль беспозвоночных, тогда как большая часть взрослых особей концентрируется на рационе из видов с более высоки ми трофическими позициями, например, рыбе.

Известно, что обогащение тканей консументов 13С у берега и в придонных слоях выше, чем в открытом море и у поверхности (France, 1995). И так как углеродная изотопная подпись зависит от локализации мест охоты и типа добычи, она определяется кормодобывательным поведением.

В возрастном ряду видно, что молодые взрослые нерпы отличаются по своему поведению, пред почитая охоту на бентосные виды в прибрежной зоне. Тогда как для сеголеток и старых нерп кормодобывательных стратегий, характерных для группы в целом, не обнаружено.

Таким образом, анализ стабильных изотопов позволил уточнить известные данные о пи тании кольчатой нерпы и выявить особенности охотничьего поведения и трофических свя зей на разных этапах жизни. Было показано, что хотя использование отдельных возрастных групп не изменяет изотопную подпись для вида в целом, информация о возрастных и размер ных показателях животного может способствовать более точной интерпретации результатов.

ЗАКОНОМЕРНОСТИ МОРФОЛОГИЧЕСКОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ МАЛОЙ ЛЕСНОЙ МЫШИ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ: ГЕОМЕТРИЧЕСКАЯ МОРФОМЕТРИЯ Городилова Ю.В., Васильев А.Г., Васильева И.А., Чибиряк М.В.

Институт экологии растений и животных УрО РАН, г. Екатеринбург, Россия gorodilova@ipae.uran.ru Целью работы является анализ соотношения географической, хронографической, био топической и техногенно обусловленной изменчивости малой лесной мыши (Sylvaemus uralensis, Pallas 1811) на Южном Урале на примере формы нижнечелюстных ветвей. Для характеристики морфологической изменчивости малой лесной мыши использовали метод геометрической морфометрии, позволяющий разделить изменчивость размеров и формы объекта (Павлинов, Микешина, 2002;

Zelditch et al., 2004). Изучены выборки сеголеток мышей с контрольных и импактных территорий Южного Урала: в северной части ареала (окр. ЗАТО Озерск, Челябинская обл.) техногенное воздействие на импактную группиров ку обусловлено хроническим облучением в зоне Восточно-Уральского радиоактивного следа (ВУРСа), а на юге – влиянием выбросов фторидов Южно-Уральского криолитового завода (ЮУКЗ, г. Кувандык, Оренбургская обл.).

Канонический анализ относительных деформаций (RW) по 16 меткам (landmarks) по казал, что форма нижней челюсти малой лесной мыши в контрольных и импактных попу ляциях Оренбургской и Челябинской областей значимо различается по двум каноничес ким переменным. Географическая изменчивость проявилась вдоль первой канонической оси (80% дисперсии). Эффект хронического радиоактивного воздействия на морфогенез животных в зоне влияния ВУРСа оказался сопоставим по масштабу и направлению с вли янием высокого содержания фторидов в костной ткани, как опосредованного влияния ЮУКЗа. В обоих случаях в северной и южной импактных группировках вдоль второй ка нонической переменной (15% дисперсии) наблюдается неспецифическая морфогенетичес кая реакция, проявляющаяся в однонаправленном изменении формы нижней челюсти не зависимо от природы загрязнения. Отдельно показана возможность разделения влияния биотопических условий местообитания животных и техногенного загрязнения окружаю щей среды (высокое содержание фторидов в костной ткани) на морфологическую измен чивость малой лесной мыши в Оренбургской области. Установлено, что вдоль первой ка нонической оси (64 % дисперсии) проявилась хронографическая (межгодовая) изменчи вость формы нижней челюсти, вдоль второй канонической переменной (22%) выражены межгрупповые различия, связанные с биотопической приуроченностью животных. Техно генная компонента изменчивости формы нижней челюсти малой лесной мыши достовер но проявилась по третьей оси (14%). Связь содержания фтора в кости с изменчивостью формы нижней челюсти мышей вдоль третьей канонической оси составила rs = 0.41, p0.001.

Таким образом, обнаружена следующая иерархия соотношения компонент изменчивости формы нижней челюсти малой лесной мыши на Южном Урале: географическая, хроногра фическая, биотопическая и техногенная. Опровергнуто предположение о специфичности морфогенетической реакции вида на воздействие техногенных факторов разной природы (радиация, фториды). Показано, что ландшафтно-биотопическая и техногенная компоненты вносят разный вклад в общую изменчивость формы нижней челюсти малой лесной мыши.

Исследования выполнены при поддержке Президиума РАН (программа «Биологическое разнообразие», проект № 09-П-4-1029), программы развития ведущих научных школ (НШ 3260.2010.4) и научно-образовательных центров (контракт 02.740.11.0279), а также про граммы Президиума УрО РАН по совместным проектам УрО, СО (№ 09-С-4-1004) и ДВО РАН (№ 09-С-4-1005).

ПРИМЕНЕНИЕ GIS ТЕХНОЛОГИЙ И ДИСТАНЦИОННЫХ МЕТОДОВ ДЛЯ ОЦЕНКИ ВЛИЯНИЯ СРЕДООБРАЗУЮЩЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕЧНОГО БОБРА (CASTOR FIBER) НА ЭКОСИСТЕМЫ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ (ПРИОКСКО-ТЕРРАСНЫЙ ЗАПОВЕДНИК) Горяйнова З.И.1, Петросян В.Г.1, Завьялов Н.А. Институт проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН Государственный природный заповедник «Рдейский»

ZoyaG@yandex.ru Деятельность речного бобра (Castor fiber) как «экосистемного инженера» в настоящее время является объектом пристального изучения. В то же время на территории России изучение средообразующей деятельности бобра за редким исключением (Синицын, 1997) ведется наземно-описательными методами. Применение дистанционных может помочь в количественной оценке долговременных изменений природных комплексов, вызванных деятельностью бобра.

В исследовании использованы результаты полевых работ 2007-2010 гг., включая дан ные по обследованию 13,4 км водотоков бассейна р. Таденки на территории Приокско Террасного заповедника, во время которого были отмечены бобровые плотины и бобро вые пруды. Также в бассейне р. Таденки было заложено несколько геоботанических пло щадок в местах, потенциально пригодных для использования бобрами, активно использу емых в настоящий момент и местах, заселенных бобрами в прошлом, а в настоящее время заброшенных.

Для оценки влияния средообразующей деятельности бобра на экосистемы были ис пользованы данные спутника LANDSAT ETM+ среднего пространственного разрешения, а также данные спутника IKONOS высокого пространственного разрешения. По данным лесоустройства разных лет в среде ArgGIS 9.3 были построены карты участия черной оль хи в древостое.

НОВАЯ СИСТЕМА МЛЕКОПИТАЮЩИХ: МЕТОД ХРОМОСОМНОГО ПЭЙНТИНГА И ПОСЛЕДСТВИЯ ЕГО ПРИЛОЖЕНИЯ К СИСТЕМЕ МЛЕКОПИТАЮЩИХ Графодатский А.С.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.