авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 23 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Биологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Териологическое общество при РАН ...»

-- [ Страница 7 ] --

Cox, 1984 и др.). Образование наряду с буграми западин в поселениях землероев приводит к резкому изменению гидрологического и соле вого режима и формированию трехчленного комплекса. Рельеф усложняется и приобрета ет серьезные размеры при интенсификации эолового осадконакопления, связанного с раз витием на норах специфической растительности, задерживающей песок (крупнодерновин ные злаки, кустарники). Эоловый эффект усугубляется в местах эрозии, связанной прежде всего с перевыпасом скота. Зоо-фито-эоловые образования на норах могут свидетельство вать и о палеопоселениях животных вне границ их современного ареала (Дмитриев и др., 1982).

Растительные сообщества на норах млекопитающих разнообразны. Однолетниками, корнеотпрысковыми и корневищными видами растений метятся недавно брошенные норы, затем доминантами могут становиться ковыли, полыни, крупнодерновинные злаки, кус тарники. Растительность зоофитохор, следователоьно, представляет собой весьма харак терный для конкретного биогеоценоза сукцессионный ряд с ярко выявляемым эдафичес ким климаксом.

БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОСТРОВНОЙ ПОПУЛЯЦИИ КРАСНО СЕРОЙ ПОЛЕВКИ – CLETHRIONOMYS RUFOCANUS (О. ЗАВЬЯЛОВА, ОХОТСКОЕ МОРЕ) Докучаев Н.Е.

Институт биологических проблем Севера ДВО РАН, Магадан, Россия dokuchaev@ibpn.ru Остров Завьялова – самый крупный в Тауйской губе и расположен в 18 км от полуост рова Кони. Его площадь составляет 116 кв. км. От материка остров отделился примерно тыс. лет назад (Велижанин, 1976). Красно-серая полевка – Clethrionomys rufocanus (Sundevall, 1846) – единственный на острове вид мышевидных грызунов (Докучаев, При мак, 2009). Всего в 1990, 2002, 2009 и 2010 гг. на острове было отловлено 147 экз. этого вида. В отсутствие других видов полевок Cl. rufocanus заселила здесь все пригодные мес тообитания от прибрежных участков до горных тундр. В августе 2009 г. наиболее высокая численность ее была отмечена в привершинной части горы у бухты Рассвет и на лугу вбли зи пресного озера в юго-западной части острова – 30 и 31,7 экз. на 100 давилко-суток соот ветственно (Докучаев, Примак, 2009). В июне 2010 г. максимальная численность данного вида не превышала10 экз. на 100 давилко-суток. В местах зимних поселений среди потреб ляемых кормов чаще всего отмечались веточки шикши, а также брусники, багульника и карликовой березки. К размножению полевки на острове приступают не ранее третьей де кады мая, так что сроки первого спаривания у них здесь сдвинуты на более поздние сроки, по сравнению с сопредельной материковой территорией.

В бассейне р. Челомжди, напри мер, самки данного вида приступают к спариванию в конце апреля – начале мая (Чернявс кий, Лазуткин, 2004). У двух зимовавших самок, отловленных 22 и 26 июня 2010 г., уже была вторая беременность. За сезон размножения зимовавшие самки красно-серой полев ки на острове дают не менее трех пометов. Часть зверьков из первых выводков также вклю чается в размножение, принося один, а то и два помета. Таким образом, по количеству пометов у зимовавших и прибылых самок островная популяция не отличается от матери ковой. Средний размер выводка у зимовавших самок составил 5,2+0,20 детенышей (n = 17). Судя по этим данным, плодовитость красно-серой полевки на острове заметно сниже на, по сравнению с сопредельными материковыми территориями, где среднегодовые зна чения данного показателя у зимовавших самок варьировали в пределах 6,0-7,4 детенышей в помете (Курышев, 1985;

Чернявский, Лазуткин, 2004). В конце июня (2010 г.) островная популяция полевок на 75 % состояла из перезимовавших особей, причем самцов в данной возрастной группе было в 4 раза больше, чем самок. В конце периода размножения доля зимовавших зверьков существенно сокращается (14,7 % в августе 2009 г.). Врагами поле вок на острове из наземных млекопитающих являются лисица и горностай, а из птиц – мохноногий канюк. С полевок были собраны блохи, вши и клещи, включая иксодовых.

Последние в пределах Северо-Восточной Азии ранее регистрировались лишь на матери ковом побережье Тауйской губы (Юдин и др., 1976). У островных полевок на печени до вольно часто отмечались ларвоцисты Taenia mustelae Gmelin, 1790 и тетратиридии Mesocestoides lineatus (Goeze, 1782). Дефинитивными хозяевами этих цестод являются гор ностай и лисица. У зимовавших полевок в печени также довольно часто (встречаемость выше 40 %) фиксировались трематоды Brachylecithum rodentini Agapova, 1955. Также у полевок в тонком кишечнике были отмечены другие виды гельминтов (цестоды и немато ды), а в слепом отделе кишечника нематоды Syphacia sp.

Исследование поддержано грантом РФФИ (проект № 09-04-00035а).

БИОМАССА И ЭКСКРЕТОРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДИКИХ КОПЫТНЫХ В МЕСТАХ ВЫСОКОЙ ПЛОТНОСТИ НА ЮГО-ВОСТОКЕ УКРАИНЫ Домнич А.В.

Запорожский Государственный Университет, Запорожье, Жуковского 66а, Украина volandrejj@rambler.ru Вопрос средообразующей деятельности животных занимает важное место среди со временных проблем современной экологии. Б.Д. Абатуров (1979, 2002, 2008) и В.В. Куче рук (1985) описали влияние копытных на степные биоценозы. Выделение экскреций жи вотными, описали: для степи – Р.И. Злотин, К.С. Ходашова (1974), Кучерук (1985), лесо степи – А.А. Гусєв (1984).

На Украине последние 10 лет массово организуются частные охотничьи хозяйства – до 80 в год, где плотность диких животных очень высока. Необходимо уделить особое внима ние оценке роли копытных в биогеоценозах, чтобы избежать перенаселения экосистем при высокой плотности.

Материал собирался: в Азово-Сивашском Национальном природном парке (АСНПП) на площади 7200 га и природном парке ЗАЗ «Таврия» – 268 га. Объекты оценки влияния на экосистемы: асканийский благородный олень (Cervus elaphus L.), лань европейская (Cervus dama L.), муфлон европейский (Ovis musimon L.).

Численности изучаемых копытных, за 2005–2009 гг., на территории АСНПП изменя лась: оленя – от 1047 до 1350, лани – от 2114 до 2450, муфлона – от 80 до 92 особей. В среднем плотность копытных за эти годы в АСНПП составила: оленя – 188,2±9,6, лани – 353±9,5, муфлона 86,2±1,95 ос/1000 га. Биомасса в среднем за эти годы составила: оленя – 23526,9±1197,7;

лани – 21182,8±572,97;

муфлона – 464,2±10,6 кг/1000 га. Численность ко пытных на территории ЗАЗ «Таврия» за 2005 – 2009 г. имела следующую динамику: олень – от 29 до 42, лань – от 32 до 90, муфлон – от 80 до 112 особей. Расчётная плотность составила: оленя – 120,3±8,6, лани – 201,4±37, муфлона – 335,7±20,1 ос/1000 га. Биомасса за эти годы в среднем была: для оленя – 15034,96±1075,9, лани – 12083,9±2221,8, муфлона – 11748,25±705,1 кг/1000 га.

В местах исследований на протяжении 2005–2009 гг. изучили весовой состав экскре ций и динамику их деструкции. Всего в течение 2009 года популяции копытных на терри тории АСНПП выделили в среднем – 16,7;

олени – 18,6;

муфлон – 0,27 кг/га (абсолютно сухой вес).

Вес экскреций выделенных копытными на подстилку, увеличивался с середины осени до конца весны. В течение первых 4 суток после выделения, экскреции оленя теряют около 27 г сырого веса (±24%). После месячного срока они теряют от 47 г (±42%) до 87 г (±79%).

Экскреции лани за первые 4 суток теряют в среднем 17 г сырого веса (30%). После 4-х месяцев деструкции от них остается от 25 до 35% (10–14 г). Для обоих видов экскреций, медленнее всего разложение проходило в искусственных лесонасаждениях, быстрее всего в полигональной степи. В течении первого года, разложение экскреций колеблется от 70 до 95%, а за 2 года на 96–99%. Отмечено, что экскреции, которые разлагаются, имеют свой ство губки (удерживают влагу и при этом набухают). Те экскреции, которые за 2 года пол ностью не деструктурировались, уходят в подстилку и песчаный грунт, но их количество не превышает 1–2%.

ОСОБЕННОСТИ ЗАСЕЛЕНИЯ ВОЛКОМ КРЫМСКОГО ПОЛУОСТРОВА В КОНЦЕ ХХ – НАЧАЛЕ XХI В.

Домнич В.И., Смирнова И.А.

Запорожский национальный университет, г. Запорожье, Украина, domvidbio@rambler.ru В последние десятилетия волк (Canіs lupus l. Lіnnaeus, 1758), активно заселяет новые территории – где раньше (в начале 80-х гг. ХХ ст.), вид отсутствовал либо его численность была крайне низка. В степных регионах Украины поголовье значительно увеличилось [Дом нич и др., 2008]. На фоне постепенного увеличения численности закономерно появление вида на Крымском полуострове.

Полевые наблюдения проводились на протяжении 2009-2010 гг., при этом проведено 110 км троплений волка. Учтено и проанализировано 84 подометрических показателя.

Половозрастная структура волка населяющего Крым определена в результате анализа ста тистического материала за 1990-2009 гг. На территории Джанкойского района проведён учёт отдельных стай и в результате, а также анализа подометрических показателей выясне ны их половозрастные характеристики. В осенний период учет количественного состава проводился путем вокализации. При исследовании пищевого рациона волка проведён кап рологический анализ (n=25). Опрошены местные жители и работники КООР, лесхоза.

В Крыму последний местный волк был убит в 1916 г. [Пузанов, 1932], после чего отме чались одиночные заходы хищников на территорию полуострова [Ковалёв, 2000;

Дулиц кий, 2001 и др.]. При анализе статистических сведений о численности и добыче волка, выяснено, что процесс становления постоянного поголовья в Крыму начинается в середи не последнего десятилетия XX в. В 1994 г. охотниками были отстрелены два представите ля вида, а систематическая добыча хищника на полуострове начинается с 2005 г. – отстре ляно 9 особей. В следующем, 2006 г., цифра достигла 12 особей, а через 3 года, в 2009 г., было добыто 24 особи.

В весенний период 2010 г. на территории северо-востока Джанкойского р-на, обитало стаи волков (4 и 5 особей и 2 одиночки). В начале сентября в угодьях, которые граничат с Сивашом отмечена крупная стая, состоявшая из 15 ос., и включавшая 2 матёрых, 6 прибы лых и 7 переярков.

В весенний рацион волка степной части Крыма входят 6 компонентов, которые в экск рементах встречаются наиболее часто. Максимальные весовые характеристики имеет со держимое мышевидных грызунов (35%). Содержимое КРС и овец составляет 18 и 14 %, собаки домашней 9%, кота домашнего 2%. Отметим, что в конце лета – начале осени, пери од натаски молодняка, значительно увеличивается количество нападений на с/х животных.

С 2003 – 2005 г. нападения на скот в Джанкойском, Красноперекопском, а с 2008 г. и в Нижнегорском районе стали носить систематический характер.

Половое соотношение в поголовье волка населяющего Крым, значительно сдвинуто в сторону преобладания самок, 30 ос. (63,8%), самцов 17 ос. (36,2%) от общего количества идентифицированных хищников добытых в 2008-2010 гг. В возрастной структуре отмече но незначительное преобладание взрослых особей – 27 ос. (52,9%), а молодняка 24ос.

(47,1%). На 1 взрослую самку приходиться 0,8 ос. молодняка. Отмечаем, что на террито рии Джанкойского района размеры выводков колеблются от 4 волчат в 2009 г. до 7 в 2008 г.

Волк на данный момент активно заселяет свои исконные места обитания на Крымском полуострове, используя при этом наиболее доступные источники корма. Считаем, что степ ная часть будет заселена плотнее, чем это наблюдалось в XX в., так как такой важный фактор, лимитирующий распространения волка как наличие воды, исчез в результате дея тельности Северо-Крымского канала.

ВЛИЯНИЕ РЕЧНЫХ ДОЛИН НА СТРУКТУРУ НАСЕЛЕНИЯ МЕЛКИХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ В РАЗЛИЧНЫХ ВЫСОТНЫХ ПОЯСАХ СЕВЕРНОГО УРАЛА Дубровский В.Ю.

Московский зоопарк. Москва, Россия Moscowzoosci@gmail.com Влияние речных долин на структуру населения мелких млекопитающих изучали на равнинах и в горах (Дубровский, 1998;

2001;

2003). Показано, что емкость угодий в долин ных местообитаниях выше, нежели в зональных и поясных сообществах на окружающей территории.

Целью настоящих исследований было определить степень влияния различных типов долин горных рек на структуру населения грызунов и насекомоядных. Материал собран в течение трех лет (2008 – 2010 г.г.) в заповеднике «Денежкин камень» (Северный Урал), на северном склоне одноименного горного массива имеющего четко выраженную высотную поясность (горно-тундровый, подгольцовый – елово-берёзовое криволесье – и горно-таёж ный). Зверьков отлавливали в двухлитровые ловчие цилиндры, закопанные под нависаю щим валежником и другими естественными укрытиями. Ловчие линии в каждом высотном поясе располагали как в пойменных (межпоясных) сообществах, так и вне долины (пояс ные сообщества).

Всего отработано 9495цилиндро-суток, поймано 1670 зверьков 13 видов. Это 3 вида лесных полевок: красная (Clethrionomys rutilus), красно-серая (Clethrionomys rufocanus) и рыжая (Clethrionomys glareolus);

серые полевки – пашенная (Microtus agrestis) и полевка экономка (Microtus oeconomus), лесная мышовка (Sicista betulina), лесной лемминг (Myopus schisticolor);

5 видов бурозубок – обыкновенная (Sorex araneus), средняя (Sorex caecutiens), малая (Sorex minutus), равнозубая (Sorex isodon), крошечная (Sorex minutissimus) и водя ная кутора (Neomys fodiens).

Реки с неоформленной (V-образной) долиной характерны для горной тундры (мохово лишайниковая с зарослями карликовой березки). Реки с оформленной долиной, но с нераз витой поймой, обычны в подгольцовом поясе (елово-березовое криволесье мохово-разно травное) и у верхней границы горно-таежного пояса (ельник с пихтой мохово-разнотрав ный). Оформленные речные долины с кулисно-грядовой поймой встречаются у подножья горных массивов и хребтов, по выходе рек на пространства межгорных депрессий (кедров ник). Ниже по течению, на выровненных участках, реки свободно меандрируют и имеют развитую долину и сегментно-гривистую пойму (темнохвойная тайга).

Во всех рассмотренных типах речных долин, вне зависимости от сложности их строе ния, индекс разнообразия Симпсона больше, нежели в местообитаниях на окружающей территории. Кратность различий числа видов и величины общей численности зверьков в просто устроенных речных долинах и в окружающих их поясных сообществах (горная тундра и криволесье) невелики. В развитых долинах и во внедолинных местообитаниях горно-таёжного пояса кратность различий возрастает до 2-3 раз.

Таким образом, во всех речных долинах горных рек видовой состав шире, а общая чис ленность мелких млекопитающих выше, нежели в поясных сообществах. Но привлека тельность речных долин для видов с разными требованиями к местообитаниям тем выше, чем сложнее её строение и, как следствие, шире спектр представленных здесь биотопов.

ОСНОВНЫЕ МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ РЕПРОДУКТИВНОЙ СТРАТЕГИИ В ПОПУЛЯЦИЯХ ОБЫКНОВЕННОЙ СЛЕПУШОНКИ ELLOBIUS TALPINUS НА ЮЖНОМ УРАЛЕ Елина Е.Е.1, Шевлюк Н.Н. Оренбургский государственный педагогический университет, Оренбургская государственная медицинская академия Elinaee@yandex.ru В степной зоне Южного Урала обыкновенная слепушонка является обычным видом с высокой численностью. У обыкновенной слепушонки как одного из представителей по чвенной мегафауны степной зоны Южного Урала сформировался ряд особенностей био логии репродукции, позволяющей в естественных условиях обитания успешно осуществ лять репродукцию и обеспечивать оптимальную численность населения в популяции.

Морфофункциональная характеристика экстерьерных и интерьерных признаков осо бей (включая гистофизиологию органов репродуктивной системы) указывает на то, что в степной зоне Южного Урала вид обеспечивает оптимальное воспроизводство и эффектив ную адаптацию к факторам среды обитания.

Популяции обыкновенной слепушонки в степях Южного Урала характеризуются опти мальным соотношением полов (близким 1:1). В размножении участвуют животные в воз расте от года до четырёх лет. Средняя величина плодовитости составляет 4, 37 ± 0,08.

Обыкновенная слепушонка относиться к видам, для которых характерен низкий индекс семенника. Например, при средней массе самцов обыкновенной слепушонки 42,56±1,99 г масса семенников составляет 0,035±0,001 г. Для самцов обыкновенной слепушонки харак терен небольшой диаметр извитых семенных канальцев семенников. В период пика репро дуктивной активности (в апреле – мае) для самцов, участвующих в размножении этот пара метр не превышает 150 мкм и равен в апреле 141,7±6,2 мкм, а в мае – 138,4±6,49.

Массовое размножение обыкновенной слепушонки в исследуемом районе проходит с конца апреля до конца июня. Появление потомства у этих животных наблюдалось также в конце марта – начале апреля, в июле, августе. Анализ гистологических препаратов органов репродуктивной системы самцов показал, что зрелые сперматозоиды выявляются в изви тых семенных канальцах и придатке семенников исследуемых животных в течение весны, лета и осени. В яичниках самок в этот же период обнаруживаются зрелые фолликулы. Эти факты подтверждают возможность участия животных в размножении в течение всего тёп лого периода года.

В семенниках размножающихся животных доля интерстициальной соединительной ткани невелика. Морфофункциональная характеристика клеток Лейдига свидетельствует об их высокой стероидогенной активности в период массового размножения вида.

В матке беременных самок децидуальные клетки имеют крупные размеры. Морфомет рические параметры, которых позволяют судить о том, что данные клетки относятся к числу одних из наиболее крупных среди подобных клеток, определяемых у других пред ставителей плацентарных млекопитающих.

Процент самцов, которые, исходя из гистологической структуры их семенников, могли участвовать в размножении, колебался в разные годы наблюдения от 71 – 95%. А доля самок, участвующих в размножении (имеющих потомство) варьировала от 23,5 до 41,3%.

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД В ИЗУЧЕНИИ ПРОСТРАНСТВЕННОЙ СТРУКТУРЫ НАСЕЛЕНИЙ ОКОЛОВОДНЫХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ Емельянов А.В.

Тамбовский государственный университет имени Г.Р.Державина, г. Тамбов, Россия EmelyanovAV@yandex.ru Результаты исследований посвященных популяционной экологии животных свидетель ствуют, что именно пространственная структура населений играет определяющую роль в формировании системы освоения ресурсов территории и выступает ведущим фактором обеспечения динамической устойчивости популяции (Груздев, 1970;

Наумов, 1971;

Флинт, 1977;

Структура…, 1991 и др.). Данные обстоятельства обусловливают актуальность все стороннего изучения процессов пространственно-динамического взаимодействия популя ции со средой обитания. Традиционно программы таких исследований предусматривают проведение стратификации территории с последующим изучением закономерностей раз вития населений отдельных типов местообитаний. Построение классификации при этом базируется на субъективном восприятии исследователя или ландшафтном принципе деле ния. Последний подход удобен своей простотой и, благодаря разработанной терминоло гии, однозначностью трактовки. Однако современные требования экологической науки определяют необходимость более обоснованного выбора типологии местообитаний с по мощью изучения отношений популяции и ее субструктур с комплексом факторов окружа ющей среды.

Наблюдения за бобровыми группировками в бассейнах рек лесостепной зоны привели к выводу о необходимости триединого подхода к описанию закономерностей освоения пространства животными в пределах популяции.

Три уровня пространственной организации можно представить в виде матрешки, базо вой частью которой является хорологическая структура участка занятого семьей или оди ночной особью (поселенческий уровень). Второй (парцеллярный) уровень представлен пространственной структурой населения каждого типа местообитаний. Третий (популяци онный) уровень представляет собой собственно пространственную структуру популяции (в понимании В.Е. Флинта, 1977 и др.). Выделенные уровни следует рассматривать как взаимосвязанные и взаимодополняющие. Так, результаты изучения территориального по ведения позволяют разграничить поселения, оценить напряженность внутривидовой кон куренции, ресурсную обеспеченность территории, установить ключевые места пребыва ния животных, особенности пространственной организации отдельных охраняемых учас тков. Определение частоты заселения отдельных территорий, обнаружения на них следов присутствия сеголетков, встреч построек (как показателя дефицита пищевых ресурсов и гнездопригодных условий) позволяет обоснованно судить о донорском или реципиентом статусе парцеллярных населений. Исследования этого уровня дают возможность для изу чения топического преферендума вида в определенной части ареала. Данные о простран ственно-динамических особенностях популяции в целом, позволяют обоснованно строить типологию местообитаний с акцентом на биотическую компоненту.

Представляется, что описанная система изучения пространственной организации по пуляций может быть положена в основу исследовательских программ по другим околовод ных млекопитающих как видам с одиночно-семейным типом социальной организации и выраженной территориальностью.

Работа выполнена в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инноваци онной России 2010-2013 гг.»

ЗАПАСАНИE ЗИМНИХ КОРМОВ КОПЫТНЫМИ ЛЕММИНГАМИ (DICROSTONYX TORQUATUS И D. VINOGRADOVI) Емельянова Л.Г.

Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова biosever@yandex.ru Исследование экологии копытных леммингов началось только в сороковые годы двадцато го столетия (Дунаева, Кучерук, 1941;

Дунаева, 1948). В силу удалённости и труднодоступности для исследований тундровых территорий и до настоящего времени ещё очень многие вопросы экологии леммингов остаются слабоизученными. Практически не изучена зимняя экология копытных леммингов. Ранее считалось, что копытные лемминги, оставаясь активными круг лый год, зимой довольствуются зелёными растениями под снегом и не делают запасов (Терио логия, 1963). Однако дальнейшие исследования показали, что в некоторых частях ареала ко пытные лемминги устраивают запасы к зиме в специально вырытых камерах.

Исследования запасающей деятельности копытных леммингов Dicrostonyx torquatus проведены нами 7-8 августа 1991 г. (в год пика численности) в арктических тундрах Север ного Таймыра в долине р. Кульдима. Лемминги делали зимние запасы веточек ив Salix pulсhra и S. alaxensis. Сырой вес запасов в это время в одной из подземных камер достигал 8, 2 кг. Кладовые и ведущие к ним подземные ходы имели сложное строение и заглубля лись до 50 см. В это время лемминги проявляли активную роющую деятельность. К зарос лям ив вели хорошо утоптанные леммингами дорожки с защитными короткими норками тупичками. Отметим, что к этому времени у зверьков уже завершилась смена летних ког тей передних лап на «копытца». В литературе господствует мнение, что «копытца» у лем мингов формируются только к зиме, ко времени смены летнего меха на зимний, белый.

Факты, подтверждающие зимнее запасание в палеарктическом секторе тундровой зоны, немногочисленны. Находки зимних запасов установлены для о. Врангеля (Беляев, Щаму рин, 1967;

Юдин, Кривошеев, Беляев, 1976;

Кирющенко, 1979), о. Большой Бегичев (Теле гин, 1974), низовий р. Оленёк (Дунаева, 1978), для Северного Таймыра (Emelyanova, 2000).

В запасах лемминга Виноградова на острове Врангеля преобладали карликовая ива, дриа да, бобовые, паррия и лишайники. Состав запасов определялся составом конкретных фи тоценозов, к которому приурочено то или иное поселение леммингов. Сырой вес запасов в одной из камер достигал 10,25 кг.

Для неоарктического сектора указания в литературе на запасающую деятельность лем мингов нам неизвестны. Известный канадский исследователь Чарльз Кребс, много лет изу чавший экологию леммингов в канадском секторе Арктики, во время проведения исследо ваний не отмечал запасания у копытных леммингов. Однако полевые исследования прово дились в июне-июле, то есть в те месяцы, когда запасающая деятельность у леммингов еще не выражена (устное сообщение).

Как показывает анализ географической приуроченности установленных фактов запаса ния копытными леммингами в палеарктических тундрах, все они отмечены в самых север ных частях ареала. Остаётся открытым вопрос – запасание зимних кормов леммингами – видовая особенность или приспособление, характерное для северных, обитающих в край них экстремальных условиях популяций?

Мы предполагаем, что отсутствие фактов, подтверждающих запасающую деятельность леммингов для более южных популяций (летняя экология которых значительно лучше изу чена по сравнению с самыми северными), связано со временем проведения полевых иссле дований. Изучение лемминговых популяций проводится преимущественно в начале-сере дине лета. В то время, когда лемминги активно запасают (август), зоологические исследо вания в тундре, как правило, практически не проводятся.

ВИДЫ ЮЖНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ (MICROTUS ARVALIS OBSCURUS, APODEMUS AGRARIUS, SUS SCROFA) В ФАУНЕ СРЕДНЕЙ ТАЙГИ МЕЖДУРЕЧЬЯ ВАГИ И СЕВЕРНОЙ ДВИНЫ Емельянова Л.Г.1, Левик Л.Ю.1, Булатова Н.Ш.2, Синяков Е.В.1, Кадетова А.А.1, Ершова Ю.Б.1, Думаревская Л.Д.1, Трубников А.В. Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН biosever@yandex.ru Эколого-географические исследования млекопитающих в средней тайге Архангельс кой области междуречья Ваги и Северной Двины проводятся с 1992 года. (Емельянова Л.Г.

Млекопитающие // Флора и фауна средней тайги Архангельской области М., 2003). Выяв лена локальная териофауна нескольких ключевых участков разной степени освоенности – таёжных, где площадь лесопокрытой площади (лесистость) составляет более 70% (ключе вые участки «Чадрома», «Кокшеньга», «Фомин Починок») и территории древнего освое ния – лесистость 20% («Заячерицкий Погост»). Общее видовое разнообразие млекопитаю щих насчитывает 43 вида. В фауне преобладают бореальные и широколесные виды. Осо бую группу составляют виды южного происхождения, исходно чуждые таёжному типу сре ды. Они «встраиваются» в типичное животное население, а некоторые из них даже дости гают высокой численности в отдельных местообитаниях (в основном благодаря антропо генной освоенности ландшафтов). Помимо очень редких (обыкновенная кутора, заяц-ру сак, мышь-малютка) в группу видов южного происхождения входят обыкновенная полев ка, полевая мышь, кабан, регистрируемые в учётах ежегодно.

Обнаружение формы Microtus arvalis obscurus на исследуемой территории ареалоги чески не ожидаемj и нуждается в установления путей проникновения (Emelyanova, Bulatova, 2008;

Емельянова, Булатова, 2009). Обыкновенная полёвка заселяет разнотравно-злаковые луга первых стадий сукцессионного восстановительного ряда на месте брошенных полей (местами с очень высокой численностью – до 80 особей/100 ловушко-суток), бурьяники среди полей и огородов, клеверища. Не отмечена в естественных стациях.

Apodemus agrarius с низкой численностью заселяет отдельные острова леса по неудо бьям среди полей. Обитание полевой мыши установлено только на хорошо освоенной в сельскохозяйственном отношении территории (ключевой участок «Заячерицкий Погост»).

Неудобья – скопления моренных камней на полях и русла временных водотоков, не распа хиваются. Здесь формируются березовые или с незначительным участием осины, сосны или ели разнотравно-злаковые лесные массивы. Физиономически это лесостепной тип лан дшафта (лесные острова – колки среди лугов или полей).

Кабан появился в междуречье Ваги и Северной Двины всего около 30 лет назад. Иссле дуемая территория входит в зону устойчивого высокоснежья, экологически не благоприят ную для этого вида. Обитание здесь кабана определённо связано с высокой сельскохозяй ственной освоенностью, что отмечается и для сопредельной таёжной территории (Куль пин, 2008). Так, в среднем течении р. Верюга (бассейн р. Устья, ключевой участок «Фомин Починок») кабан круглогодично держался в 80-ые, начале 90-ых годов. После «умирания»

деревень и зарастания брошенных полей и огородов в этой части Устьянского района ка бан исчез. В настоящее время ежегодно отмечается на хорошо освоенной в сельскохозяй ственном отношении территории (ключевой участок «Заячерицкий Погост»).

ЭВОЛЮЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ И ТАКСОНОМИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ ПИЩУХОВЫХ (OCHOTONIDAE, LAGOMORPHA, MAMMALIA) В СВЯЗИ С ГЛОБАЛЬНЫМИ ИЗМЕНЕНИЯМИ КЛИМАТА И ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ Ербаева М.А.

Геологический институт СО РАН, Улан-Удэ, Россия erbajeva@gin.bscnet.ru Тектонические и орографические процессы в Азии, особенно поднятие Тибета и Гима лаев, вызвали значительные климатические изменения, что нашло отражение в природной среде высоких широт Палеарктики. Постепенно нарастающее похолодание климата при вело к смене тропической и субтропической растительности континентальной флорой.

Климат Азии в начале олигоцена становится умеренно теплым и континентальным, усили лась аридизация климата, сократились леса, сформировались и получили широкое распро странение степи. Существенная реорганизация произошла в фаунах млекопитающих в це лом, и в частности в семействе пищуховых (Ochotonidae) отряда зайцеобразных, извест ных со среднего олигоцена. Относятся они к двум подсемействам: Sinolagomyinae и Ochotoninae. Общее направление эволюции пищуховых шло по пути утраты корней на зу бах (переход к полной гипсодонтии), увеличения высоты коронки зубов, изменения струк туры жевательной поверхности. На верхних зубах, в частности на Р3, наблюдается увели чение размера антеролофа, на Р4-М2 увеличивается глубина входящей складки (hypostria), заполненной цементом, а на нижних зубах, на Р4-М2 увеличивается ширина талонида, на Р происходит усложнение жевательной поверхности. Для синолоагомиин было характерно наличие корней на зубах и относительно низкая коронка зубов. К началу миоцена форми руются новые таксоны из подсемейства Ochotoninae, у которых полностью отсутствуют корни на зубах за исключением рода Marcuinomys. Начало миоцена характеризуется благо приятными для пищуховых палеоландшафтными и климатическими условиями, Это был период наибольшего их таксономического разнообразия и широкой адаптивной радиации.

Находки остатков пищуховых встречены на всех четырех континентах – в Азии, Европе, в Африке и Северной Америке, что позволяет предположить о существовании интенсивного обмена фаунами. В cреднем миоцене синолагомиины исчезают полностью и наибольший расцвет получили настоящие пищухи (Ochotoninae). Так, в Азии род Alloptox был пред ставлен рядом видов, имевших обширный ареал от Японии и Северного Китая до Турции включительно. В фауне Европы наибольшее разнообразие видов наблюдалось в составе рода Lagopsis, морфологически близкого к Alloptox. В связи с дальнейшим похолоданием и иссушением климата в позднем миоцене широкое распространение получили разнообраз ные степи. В это время в Азии появились новые роды Proochotona, Bellatonoides и Ochotona, позднее, в плиоцене появились новые роды Ochotonoma, Ochotonoides и Pliolagomys, имев шие также обширный ареал в Евразии. В фаунах плиоцена пищуховые продолжали оста ваться сравнительно многочисленными и разнообразными, однако, к концу этого времени их обилие и разнообразие сократилось значительно. Можно считать вероятным, что это было связано с эксплозивным расцветом разнообразных форм полевочьих, которые яви лись главными трофическими конкурентами пищуховых-травоядов.

К началу плейстоцена все роды пищуховых вымерли и сохранился лишь один род Ochotona, имевший обширный ареал по всей Евразии. К современности ареал значительно сократился, особенно в Европе, где Ochotona pusilla встречается в настоящее время на ограниченной территории в районе Верхней Волги. Распространение большинства видов пищух в совре менную эпоху ограничено Азией – 28 видов и 2 вида обитают в Северной Америке.

О БОЛЬШОМ СУСЛИКЕ КАК «ПЕРЕНОСЧИКЕ» ЧУЖЕРОДНОЙ МТДНК Ермаков О.А.1, Титов С.В.1, Сурин В.Л.2, Формозов Н.А. Пензенский государственный педагогический университет, Пенза, Россия Гематологический научный центр РАМН, Москва, Россия Московский государственный университет, Москва, Россия oaermakov@list.ru Ранее мы отмечали, что наибольшее число вариантов гибридизации среди видов под рода Spermophilus дает большой суслик (S.major), и именно для этого вида выявлена наи более значительная интрогрессия чужеродной мтДНК. В этом сообщении мы хотим отме тить, что S.major является и своеобразным «переносчиком» чужеродных митотипов, осу ществляя перенос мтДНК от вида к виду. То есть особи большого суслика, уже несущие чужеродную мтДНК, полученную в результате былой гибридизации с малым (S.pygmaeus) или желтым (S.fulvus) сусликами, вступают в новых зонах контакта в следующий этап гиб ридизации с другими видами таким образом перенося «чужую» мтДНК далеко от границ былых контактных зон. Ниже мы перечислим факты трансвидового переноса мтДНК в зонах современной гибридизации большого суслика.

S.major/S.suslicus. На территории Правобережного Поволжья подавляющее большин ство особей большого суслика имеют чужеродную мтДНК (малого или желтого сусликов).

В результате в располагающихся на этой территории контактных поселениях большого и крапчатого (S.suslicus) сусликов межвидовые гибриды имеют митотипы, не специфичные для родительских видов. Перенос чужеродной мтДНК от границ ареалов составляет от км (для мтДНК S. pygmaeus) до 600 км (для мтДНК S. fulvus).

S.major/S.pygmaeus. На территории Западного Казахстана в зоне спорадической гибри дизации большого и малого сусликов, в совместном поселении этих видов, у морфологи чески «малого» суслика (гетерозигота S. major/S.pygmaeus по маркеру яДНК) был обнару жен митотип желтого суслика (полученный в результате гибридизации с S.major) граница ареала которого располагается на 100 км южнее.

S.major/S.fulvus. На юге Саратовского Заволжья в контактном поселении большого и желтого сусликов у гибридных особей выявлены три митотипа. Два из них видоспецифич ны родительским видам, а третий характерен для малого суслика и является привнесен ным в это поселение особями большого суслика, несущими чужеродный митотип.

Заслуживает внимания и тот факт, что при проведении молекулярно-генетического анализа шести экземпляров типовой серии Приволжского подвида желтого суслика (S.f.orlovi Ognev, 1937;

коллекция ЗМ МГУ) лишь один соответствовал «чистому» S.fulvus по маркерам яДНК и мтДНК, два из пяти оставшихся были большими сусликами (по маркеру яДНК) с чужеродной для S.major мтДНК малого суслика, и три – оказались гибридами большого и желтого сусликов (два из них – гетерозиготы S.major/S.fulvus по маркеру яДНК с мтДНК S.fulvus, а один – сочетал яДНК S.fulvus с мтДНК S.pygmaeus, полученную в результате гибридизации с S.major).

Отметим, что у гибридов, отловленных на вышеперечисленных территориях, доля не специфичных для родительских видов, вступающих в гибридизацию, митотипов значи тельна, составляет от 20 до 30 %, что в дальнейшем может привести к образованию чисто видовых поселений со следами трансвидовой интрогрессии мтДНК.

Таким образом, во-первых, нами впервые обнаружены факты трансвидового переноса мтДНК при гибридизации наземных беличьих, и, во-вторых, в связи с возможным описа нием подвида S.f.orlovi по гибридным экземплярам, для уточнения таксономического ста туса приволжского желтого суслика необходим анализ ДНК голотипа.

Исследование поддержано ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инноваци онной России» на 2009-13 гг (госконтракт № П911).

ИЕРАРХИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА РАЗЛИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП ОДИЧАВШИХ ЛОШАДЕЙ Ермилина Ю.А.1, Спасская Н.Н. РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева Научно-исследовательский Зоологический музей МГУ им. М.В. Ломоносова ulets@hotmail.com Лошади, являясь высокоорганизованными животными, поддерживают социальную структуру путем установления доминантно-подчиненных иерархических отношений как внутри, так и между группами. Объектом исследования стала популяция лошадей, обитаю щая на территории Государственного природного биосферного заповедника «Ростовский».

Здесь были выявлены гаремные и холостяцкие группы, а также их разновидности — так называемые «смешанные», наличие и состав которых нетипично для популяций одичав ших лошадей. Основные задачи настоящей работы состояли в выявлении иерархической структуры разных типов социальных групп и роли жеребцов в них, определении иерархи ческого ранга животных. Методом сплошного протоколирования отмечались агрессивные реакции, затабунивание, ухаживание, ритуальные встречи;

учитывалась направленность взаимодействий между особями. Наблюдения проводились летом 2009 г., были исследова ны 1 гаремная, 2 холостяцкие и 2 смешанные группы (не менее 20 часов наблюдений каж дая). На основе количества и направленности агрессивных взаимодействий был рассчитан коэффициент иерархии для каждой особи (Иванов и др., 2007).

Гаремная группа состоит из взрослого жеребца (обычно не моложе 5 лет) и нескольких кобыл с потомством прошлых лет. Наши наблюдения за гаремной группой 8А-28 подтвер ждают ранее известные сведения об этом типе социальных групп (Berger, 1986;

Carson, Wood-Gush, 1983, Keiper, 1983). Между кобылами существует система иерархии с ревер сией, близкая к линейной. Жеребец не включен в иерархию кобыл, он занимает лидирую щую позицию и выполняет функции поддержания целостности группы (затабунивание) и межгрупповой иерархии (ритуальные встречи), репродуктивную функцию.

Холостяцкие группы состоят из жеребцов 2-3 летнего возраста и старше, не имеющих собственного гарема. Известно, что для этих групп характерны иерархические отношения линейного типа, низкие ранги имеют молодые или недавно примкнувшие к группе самцы (Berger, 1977;

Houpt, Keiper, 1982;

Кириллова, Паклина, 1990). В наших исследованиях в группах 9А-20 и 9А-44 наблюдается ярко выраженный доминант, имеющий значительно более высокий коэффициент иерархии. Однако среди остальных жеребцов не всегда со блюдается жесткая линейная иерархия — некоторые особи имеют очень сходные значения коэффициентов иерархии. Функции поддержания межгрупповой иерархии и целостности группы выполняет не только доминантный жеребец, они могут быть распределены и среди других жеребцов группы.

Смешанные группы состоят из нескольких половозрелых жеребцов, одной или несколь ких кобыл (иногда с потомством). В исследуемой популяции животные в этом типе соци альных группировок могут быть взрослыми (от 5 лет и старше) и полувзрослыми (2-5 лет).

Иерархия в подобных нетипичных группах ранее не изучалась. В исследованных группах 8А-59 и 8А-5 жеребцы имеют очень близкие иерархические ранги;

доминантный и субор динантный жеребцы делят между собой функции затабунивания, ухаживания, участия в ритуальных встречах.

Проведенные исследования выявили пластичность иерархической структуры групп лошадей и необходимость дальнейшего изучения распределения социальных ролей среди жеребцов.

РЕПРОДУКТИВНЫЙ УСПЕХ САМЦОВ ЕВРАЗИЙСКОЙ РЫСИ ПРИ ПРОМИСКУИТЕТНОЙ СИСТЕМЕ СПАРИВАНИЯ Ерофеева М.Н., Найденко С.В.

Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН. Москва.

erofeevamariya@yandex.ru Евразийская рысь, как и большинство кошачьих, ведет одиночный образ жизни, и име ет большие индивидуальные участки обитания. Для видов ведущих такой образ жизни наи более характерной системой спаривания считается промискуитет. При этом промискуитет ная система спариваний у евразийской рыси может быть не только следствием простран ственного распределения животных и невозможности самца монополизировать спарива ние с самкой (Clutton-Brock, 1989), но и иметь адаптивное значение для популяции, повы шая репродуктивный успех животных. Так у самок евразийской рыси спаривание с не сколькими партнерами ведет к увеличению размера выводка за счет снижения эмбрио нальных потерь (Ерофеева, 2010). И если спаривание самок с несколькими самцами рас сматривается, как правило, в терминах «неочевидных» преимуществ. То выгода самцов от спаривания с несколькими брачными партнерами очевидна. Однако остается неясным, ка кие факторы могут влиять на успех самца при промискуитетной системе спаривания? Ка кой именно из партнеров самки и за счет чего может получить преимущества в размноже нии? Зависит ли их репродуктивный успех от качества спермы, от предпочтения самок при выборе полового партнера? Эти вопросы остаются малоизученными у хищных млекопи тающих. По этому целью нашей работы было выявить, какие факторы могут влиять на репродуктивный успех самцов евразийской рыси при промискуитетной системе спарива ния. Работу проводили на научно-экспериментальной базе «Черноголовка» ИПЭЭ РАН в 2002-2009 гг. Рысей ссаживали в вольерах площадью 74 м2, фиксируя все элементы пове дения животных. В работе использовали 14 животных (3 самца и 11 самок). Статистичес кую обработку данных проводили с использованием программы Statistica.

Из трех самцов использованных в работе репродуктивный успех был очень высок толь ко у одного самца – от него было получено 91% детенышей. На успех размножения самцов, не влияло число спариваний, продолжительность и порядок спариваний. Однако были от мечены существенные различия в качестве спермы (в доле интактных сперматозоидов), между этими самцами. Самая большая доля морфологически интактных сперматозоидов была у более успешного самца – 29% (17,5% и 4% у остальных двух).

При этом видимо, более успешный самец был способен стимулировать овуляцию луч ше остальных самцов. По крайней мере, у наиболее успешного самца репродуктивный успех напрямую зависел от временного интервала между спариваниями самцов с самкой.

Только в случае, когда временной интервал составлял менее 24 часов, другим самцам уда валось быть отцами котят. При этом, когда успешный самец первым спаривался с самкой, были отмечены выводки с множественным отцовством (рысята в одном выводке от разных самцов). Если же временной интервал между спариваниями самки с первым и вторым сам цами был больше 24-х часов, то выводки были только от одного более успешного самца.

При этом надо отметить, что самки не предпочитали более успешного самца.

Таким образом, основными факторами, влияющими на репродуктивный успех самцов рыси, являются качество спермы (доля интактных сперматозоидов), и способность самца «лучше» или «хуже» стимулировать овуляцию самок.

Работа была выполнена при поддержке грантов РФФИ № 07-04-00899-а;

Биоресурсы 3 VIII;

ФЦП “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России” 2009-2013.

ВЛИЯНИЕ АНТРОПОГЕННОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ПОПУЛЯЦИИ ЗУБРА (BISON BONASUS MONTANUS) НА ЕГО СРЕДООБРАЗУЮЩУЮ РОЛЬ В КАВКАЗСКОМ ЗАПОВЕДНИКЕ Ескина Т.Г., Трепет С.А.

Кавказский государственный природный биосферный заповедник trepet71@mail.ru Изменение оптимального пространственно-временного размещения зубров в Кавказс ком заповеднике в период социально-экономического кризиса 1990-х годов явилось при чиной смены кормовых ресурсов в самый критический для животных, зимний, период (Тре пет, 2005). Альпийские низкотравные луга с 1998 г. стали одними из основных зимних пастбищ зубров. Наиболее крупная группировка животных, зимующих на горных лугах, отмечается на Солонцовом хребте. Площадь выдувных и выгревных участков горных лу гов, где животным доступна ветошь травянистых растений, незначительна (около 500 га), а общее число зимующих зубров в таких местах достигает 130 (Трепет, 2008). Несомнен но, что такая пастбищная нагрузка для растительного покрова высокогорья не проходит бесследно. В 2008 г. начат мониторинг изменений основных показателей состояния лугов.

Для описания фитоценозов на трех участках Солонцового хребта с разной степенью пастбищной нагрузки закладывались регулярным способом 3—5 площадок 16 м2. В их пределах также проводились укосы, которые впоследствии разбирались по фракциям: ве тошь, лишайники и мхи, злаки и осоки, брусника, разнотравье. Уровень пастбищной на грузки оценивался методом учета зимних экскрементов зубров в границах обследуемых участков. Для сравнения были выполнены аналогичные работы на Фишт-Оштенском мас сиве, где зубры не обитают, в таком же типе лугов.

Безусловно, небольшой объем выборки и отсутствие многолетнего ряда стационарных наблюдений позволяет говорить лишь о возможной тенденции влияния зубров на состав и структуру альпийских низкотравных лугов. Однако для участков с максимальной зимней концентрацией животных (0,2—0,7 экскремента на 1 м2) некоторые показатели, по сравне нию с данными В.В. Акатова (архивные материалы КГПБЗ 1990 года) и контрольными описаниями на Фишт-Оштенском массиве, изменены. Для таких участков характерно бо лее низкое проективное покрытие лишайников, невысокое локальное видовое богатство и продуктивность. В составе фитоценозов снижено участие одного из доминантов (Carex tristis) и увеличено обилие слабо поедаемых зубрами видов разнотравья (Anemonastrum speciosum, Ranunculus oreophilus), щавеля (Rumex alpestris) и белоуса (Nardus stricta). Об щий сухой вес наземной биомассы (без лишайников) зубровых пастбищ в среднем вдвое ниже по сравнению с контрольными участками (84 и 161 г/м2), а коэффициент усушки – выше (3,3 и 2,9). Осоково-злаковой составляющей, как ветоши, так и зеленой биомассы на зубровых пастбищах меньше по весу почти в 2 раза, а разнотравья – выше в 3 раза.

Отмеченные изменения состава и структуры альпийских низкотравных лугов обследо ванного массива носят локальный характер и вызваны антропогенной трансформацией оптимального пространственного размещения зубров в этой части ареала. С 2009 г. наблю дается миграция животных в более благоприятные лесные зимние стации речных долин Куна, Сахрай за пределы заповедника и, таким образом, снижение пастбищной нагрузки на альпийские луга Солонцевого хребта в зимний период.

ЗАГРЯЗНЕННОСТЬ ТЯЖЕЛЫМИ МЕТАЛЛАМИ ОХОТНИЧЬИХ ЖИВОТНЫХ И СРЕДЫ ИХ ОБИТАНИЯ Еськов Е.К.1, Кирьякулов В.М. Российский государственный аграрный заочный университет ООО «Росохотрыболвсоюз»

ekeskov@yandex.ru Атомно-адсорбционным методом проанализировано содержание тяжелых металлов в разных частях тела животных и потребляемых ими трофических субстратах. Высокое со держание тяжелых металлов в щетине кабанов, шерсти косуль и зайцев позволяет ис пользовать щетину и шерсть в качестве тест-объектов для мониторинга загрязненности среды обитания животных и охотничьей продукции. Возрастающее техногенное загрязне ние среды обитания охотничьих животных обуславливает необходимость изменения стра тегии отношения к биотехническим мероприятиям. Для профилактики и коррекции нару шений обмена веществ и функционального состояния животных под влиянием поллютан тов целесообразно вводить в подкормки в качестве постоянного ингредиента антиокси дантов и препаратов, обладающих сорбционным эффектом.

ОСОБЕННОСТИ СТРОЕНИЯ ПОКРОВОВ И ПОДКОЖНОЙ МУСКУЛАТУРЫ LAONASTES AENIGMAMUS Жеребцова О.В.1, Давыдова А.Н. Зоологический институт РАН, СПбГУ им.М.В. Ломоносова, Санкт-Петербург, Россия hedgol@yandex.ru Laonastes aenigmamus – недавно описанный новый вид и род скальных крыс из Лаоса – отличается от всех ныне живущих грызунов уникальным комплексом признаков как хист рикогнатной, так и сциурогнатной организации (Jenkins et al., 2005). Установлено близкое родство Laonastes с представителями ископаемого сем. Diatomyidae, которое в настоящее время рассматривается как внешняя группа по отношению к Hystricomorpha (Dawson et al., 2006). Особое значение для уточнения родственных связей Laonastes представляет иссле дование его подкожной мускулатуры. Как известно, ее строение у всех представителей Hystricomorpha характеризуется удивительным единообразием и сложностью (Woods, Howland, 1977). Результаты сравнительного изучения подкожных мышц Laonastes могут во многом прояснить пути эволюции не только этого вида, но и Hystricomorpha в целом.

Впервые проведено комплексное изучение покровов и подкожной мускулатуры Laonastes aenigmamus (n=2). В сравнительный анализ m. cutaneus trunci включены также Hystrix indica (n=1) и Proechimys sp. (n=2) из Hystricomorpha и Spermophilus citellus (n=2) из Sciuromorpha.

Материалом для работы послужили экземпляры, фиксированные в 70є-ном спирте или 5% ном формалине. При анализе подкожных мышц применяли краситель – Cresil fast Violet. Для изучения покровов Laonastes образцы кожи, взятые c различных участков тела, обрабатыва ли с использованием стандартных гистологических методов (окраска гематоксилин-эозином).

Кожные покровы Laonastes тонкие с тонким эпидермисом. Роговой слой составляет около 50% от толщины эпидермиса. В сетчатом слое дермы хорошо выражена волокнис тая структура. Подкожная жировая клетчатка более развита в области загривка, на осталь ных участках тела адипоциты встречаются группами в сетчатом слое дермы. Волосы рас тут в разных направлениях и преимущественно группами (по 3-6), в которых соотношение остевых и пуховых варьирует, но встречаются также одиночные и парные волосяные фол ликулы. В некоторых образцах кожи отмечены 2 генерации волос. Обнаружены сальные железы, ассоциированные с волосяными фолликулами, а также гладкомышечные клетки.

Подкожные поперечно-полосатые волокна иногда проникают в клетчатку.

Сравнительный анализ подкожной мускулатуры Laonastes показал, что план ее строения ближе к сциуроморфному типу, характерному и для многих других млекопитающих, не обла дающих какой-либо специализацией. Волокна m. cutaneus trunci покрывают всю спинную и боковую поверхность тела, постепенно конвергируя к подмышечной области, и оканчивают ся в тесной связи с m. latissimus dorsi на плечевой кости. Однако в отличие от однослойного сциуроморфного плана строения подкожной мышцы у Laonastes в краниальной части спины отмечается начальное формирование более поверхностной латеральной головки m. cutaneus trunci, характерной для всех представителей Hystricomorpha. Кроме того на боковой и брюш ной поверхностях тела двухслойность подкожной мышцы проявляется за счет развития p.

thoracoabdominalis, которая присутствует у всех хистрикоморфных грызунов и лишь иногда встречается у представителей Sciuromorpha. Таким образом Laonastes характеризуется сци уроморфным типом строения подкожной мышцы, но с начальной стадией формирования некоторых хистрикоморфных черт. Это согласуется с принадлежностью этого реликтового грызуна к семейству Diatomyidae, располагающемуся, очевидно, у истоков широкой зоогеог рафической и адаптивной радиации хистрикоморфных грызунов.


КАКИМ ОБРАЗОМ ФОРМИРУЕТСЯ ПОПУЛЯЦИОННЫЙ ЦИКЛ?

Жигальский О.А.

Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург, Россия zig@ecology.uran.ru Исследование проведено на материалах многолетнего изучения двух популяций рыжей полевки (Myodes glareolus) на стационарных участках, расположенных в центральной час ти ареала и на его периферии. В обеих популяциях выделены четыре фазы многолетнего популяционного цикла и две его структурные части. Динамика численности и структуры населения наблюдаемых популяций более всего напоминает один из типичных сценариев перехода хаотического движения через некоторые промежуточные состояния к стационар ному. При таком характере динамики всплески хаотического поведения чередуются с уча стками, на которых происходят почти периодические колебания.

В результате проведенного анализа сценарий развития циклов лесных полевок можно представить себе следующим образом. Популяционный цикл можно разделить на две каче ственно различные части. Первая – “популяционный крах” или “детерминированная” часть цикла – переход из фазы “пик” в фазу “депрессия”. Этот переход наблюдается во всех популяциях в разные годы, несмотря на все многообразие условий каждого конкретного из них и местонахождения популяции. Такая ситуация может иметь место только в том слу чае, если демографические процессы определяются главным образом внутрипопуляцион ными факторами и слабо зависят от внешних условий. Вторую часть цикла можно назвать “стохастической”, она начинается с устойчивой точки цикла фазы “депрессия”. Длитель ность этой части цикла связана с возможностью популяции увеличивать свою численность, а скорость этого процесса определяется различным соотношением как внешних, так и внут рипопуляционных факторов. Вероятнее всего, определяющими в этой части цикла являют ся внешние условия (погодные и кормовые факторы, численность хищников, местораспо ложение популяции в ареале вида и другие). Эти условия позволяют популяции реализо вать свой биотический потенциал, формируя тем самым дальнейшую структуру цикла и его длительность, характерную для каждой популяции.

Таким образом, внутрипопуляционные факторы формируют “детерминируемую” часть цикла, определяя переход из фазы “пик” в фазу “депрессия”. Переход этот для обеих попу ляций осуществляется за один осенне-зимне-весенний период и не влияет на длительность цикла. Длительность “стохастической” части цикла определяется с одной стороны состоя нием популяции и ее возможностью увеличить свою численность, а с другой погодными и кормовыми факторами, прессом хищников и др., в число которых входит и месторасполо жение популяции в ареале вида. В центре ареала длительность “стохастической” части цикла (промежуток времени от фазы “депрессия” до фазы “пик”) составляет 1 – 3года. На периферии ареала этот промежуток времени составляет 2 – 4 года.

УРОВЕНЬ АГРЕГИРОВАННОСТИ ПОСЕЛЕНИЙ РЫЖИХ ПОЛЕВОК (MYODES GLAREOLUS) И МАЛЫХ ЛЕСНЫХ МЫШЕЙ (APODEMUS URALENSIS) В РЕКРЕАЦИОННО-НАРУШЕННЫХ МЕСТООБИТАНИЯХ Жигарев И.А., Алпатов В.В., Путилова Т.В.

Московский педагогический государственный университет i.zhigarev@gmail.com В условиях усиления антропогенного воздействия на природные биоценозы растет роль исследований посвященных изучению механизмов поддержания гомеостаза популяций.

Одним из этих механизмов является организация пространственно-этологической струк туры. Целью работы явилось выявления уровня агрегированности поселений двух доми нирующих видов грызунов: рыжих полевок (Myodes glareolus Schreber) и малых лесных мышей (Apodemus uralensis, Pallas) в условиях рекреационного пресса на лесные сообще ства.

Исследования проводили в Серпуховском и Ногинском районах Московской области на 7 четырех гектарных площадках методом повторных поимок. Площадки располагались на естественных и рекреационно-нарушенных лесных территориях. В общей сложности проведено 41 учет по 14-20 дней каждый. Помечено более 4500 зверьков двух видов и общее количество поимок составило более 23 тысяч.

Для полевок и мышей характерен выраженный агрегированный тип распределения.

Индекс агрегированности Блэкмена для обоих видов, как на контрольной, так и на рекреа ционнонарушенной территории практически всегда больше единицы. У полевок его сред нее значение в естественном лесу составляет 1,79±0,18, а в антропогенном 2,23±0,34. У мышей- 2,46±0,26 и 1,59±0,11 соответственно.

Расчеты показали, что у рыжих полевок в ненарушенном лесу не наблюдается выра женной зависимости индекса агрегированности от плотности населения. В то же время на рекреационно-нарушенной территории четко прослеживается повышение индекса при повышении плотности (r=0,92, p=0,000003). Это связано с тем, что рекреационное нару шение вызывает уменьшение площади лесной, исходной территории, и увеличение моза ичности биотопов (чередование нарушенных и ненарушенных участков). Такая ситуация для типично лесного вида приводит к повышению скученности поселений при росте чис ленности. Полевки заселяют в основном ненарушенные участки леса. Это еще раз доказы вает, что рыжие полевки плохо переносят средние и сильные антропогенный нагрузки.

Изменение агрегированности и распределения рыжих полевок, вместе с другими популя ционными показателями (динамика численности, смертности, миграционных показателей, систем смены стаций, индексы стабильности и мн.др.), позволяет относить их к группе гемиантропофобов (Жигарев, 2006).

Для лесных мышей зависимости индекса агрегированности от плотности не наблюда ется, как на контрольной, так и нарушенной территории. Уровень агрегированности пада ет в рекреационных местообитаниях, по сравнению с контролем (отличия достоверны, р=0,007;

t=2,9). Лесные мыши с успехом заселяют территории, подвергающиеся средним и значительным антропогенным (рекреационным) нагрузкам. При очевидной мозаичнос ти рекреационных территории они распределяются более равномерно, чем в ненарушен ных лесах (при этом агрегированный тип поселений сохраняется). Это положение, наряду со многими другими популяционными показателями, характеризует малую лесную мышь как гемиантропофила.

Работа поддержана грантом РФФИ № 08-04-01769.

ИДЕНТИФИКАЦИЯ ВИДОВ-ДВОЙНИКОВ MICROTUS ARVALIS SENSU LATO, И ИХ ГИБРИДОВ МЕТОДАМИ ЭЛЕКТРОФОРЕЗА Жигарев И.А.1, Лапковский В.В.1, Алпатов В.В.1, Малыгин В.М. Московский педагогический государственный университет, кафедра зоологии и экологии Московский государственный университет, Москва, Россия i.zhigarev@gmail.com Идентификации видов-двойников обыкновенной полевки Microtus arvalis s.l. до сих пор является проблемной задачей. Кроме надежного, но трудоемкого цитогенетического метода, существует электрофоретический, а также малонадежный морфометрический анализ. Элек трофорез эритроцитов стал наиболее перспективным, умеренно затратным и достоверным способом дифференциации двух (из пяти) близких видов – M. arvalis и M. rossiaemeridionalis.

На сегодняшний момент существует три наиболее доступных электрофоретических метода – на ацетатцеллюлозных пластинах, в агарозном и полиакриламидном (ПААГ) гелях.

В работе использовались генетически идентифицированные M. arvalis, M.

rossiaemeridionalis, M. transcaspicus;

и все варианты межвидовых гибридов этих видов, а также исходно не идентифицированные серые полевки из Москвы (пойма р. Сетунь), Твер ской и Калужской обл. (окрестности г. Балабаново).

1. Из трех существующих типов электрофореза наибольшей информативностью в диф ференциации видов обладает форез в ПААГе, меньшей – в ацетатцеллюлозе. Электрофо рез белков крови в агарозном геле (2,5%) неприменим для разделения видов-двойников, т.к. диагностические белковые фракции не расходятся.

2. Установлено, что форезы в ПААГе как цельной крови (плазма и форменные элемен ты), так и отмытых эритроцитов дают приемлемые результаты дифференциации M. arvalis, M. rossiaemeridionalis и M. transcaspicus. По цельной крови можно получить больше ин формации для установления межвидовых гибридов. Кроме того работа с цельной кровью требует меньших затрат усилий и времени.

3. Выявлено, что биологический материал (трупы полевок), хранящийся в морозильни ке более 2-х лет годится для идентификации видов.

4. Анализ результатов фореза крови из разных органов и тканей (легкие, сердце, мыш цы со сгустками крови) показал пригодность всех проб для идентификации методом форе за в ПААГе. Более информативный результат дают пробы из легких, менее – пробы мышц и хуже всего – сердце.

5. Нативный форез в ПААГе применим для отличия «чистых» видов M. arvalis и M.

rossiaemeridionalis, так как межвидовые гибриды с участием M. rossiaemeridionalis дают картину распределения диагностических зон, сходную с «чистым» видом M.

rossiaemeridionalis.

6. Установлено, что денатурирующий электрофорез в ПААГе с использованием цель ной крови обладает хорошими разрешающими способностями для дифференциации меж видовых гибридов и M. transcaspicus.

7. M. transcaspicus по электрофореграмме нативного фореза больше похож на M. arvalis, так как отсутствует характерная для M. rossiaemeridionalis минорная зона. Все три вида обла дают сходной белковой фракцией в интервале Rf от 0,47 до 0,51, однако у M. transcaspicus эта фракция обладает несколько большей электрофоретической подвижностью, т.е. большей длиной пробега, в сравнении с M. arvalis и M. rossiaemeridionalis (M. rossiaemeridionalis Rf 0,47;

M. arvalis Rf – 0,49;

M. transcaspicus Rf – 0,51), однако она неудобна для диагностики.


Анализ результатов денатурирующего фореза цельной крови в ПААГе позволяет идентифи цировать M. transcaspicus по появлению белковой зоны в районе Rf=0,12.

ВОЗМОЖНОСТИ КОМПЬЮТЕРНОЙ РЕКОНСТРУКЦИИ ЧЕРЕПОВ ИСКОПАЕМЫХ БЫЧЬИХ ПО ИХ ФРАГМЕНТАМ Жителев Р.А., Кассал Б.Ю.

ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет», Омск, Россия BYKassal@mail.ru Реконструкция ископаемого животного является важным условием восстановления его исторического развития и экологии. Поэтому методы палеонтологической реконструкции активно развивались с момента формирования палеонтологии как науки. В соответствии с современными трендами развития науки, методы палеореконструкции подвергаются компь ютеризации. Благодаря этому происходит повышение надежности палеонтологических вы водов и заключений за счет минимизации влияния объективной случайности (неполноты материала, неполной сохранности и т.п.) и субъективного элемента в работе палеонтолога;

происходит снижение экономических затрат на проведение палеонтологических исследова ний. Компьютерное моделирование возможно применить для реконструкции черепа вымер ших представителей трибы Bovini, остатки краниального скелета которых встречаются на территории Среднего Прииртышья. Создание цифровых моделей черепов Bovini важно для обеспечения возможности доступа более широкого круга ученых к данным о хрупких объек тах, создания точных копий редких и ценных экспонатов для музейных экспозиций. Кроме того, компьютерные модели дают возможность виртуальной корректировки деформирован ных фоссилий, анализа биомеханических свойств объектов путем последующего компью терного моделирования с использованием метода конечных элементов (и других методов), исследования ранее непригодных по причине плохой сохранности объектов.

Построение трехмерной модели осуществляется с помощью программного обеспечения CorniModeler полуавтоматически. Базовым примитивом для построения модели является усеченная пирамида. Контуры собственно черепа намечаются условно, без отражения тех черт, которые нельзя реконструировать с помощью используемой методики. Трехмерная мо дель расширена за счет добавления двух прямых круговых цилиндров, соответствующих роговым отросткам, что позволяет отразить обхват рогового стержня и расстояние между основаниями пней, расстояние между концами роговых стержней. Однако столь простая модель не отражает основные анатомические особенности роговых стержней, состоящих из двух частей: цилиндрического пенька и собственно рогового стержня, сужающегося к дис тальному концу. Поэтому для изображения собственно рогового стержня используется пря мой круговой конус, в результате чего добавляется несколько новых характеристик модели:

пространственное положение собственно рогового стержня относительно пня, размерные характеристики пня и собственно рогового стержня. При этом конус искривлен так, чтобы его высота была расположена по спирали оси рогового стержня. Благодаря этому облик мо дели соответствует реальному объекту и появляется возможность изменения характеристики формы собственно рогового стержня. Учтено и то, что сечение рогового стержня Bovini име ет форму эллипса, и то, что форма сечения может меняться по длине рогового стержня. Кро ме этого, в модель добавлена информация об относительно мелких анатомических деталях — гребнях рогового стержня. Полученные на основании этого компьютерные реконструк ции сопоставлялись с фотоизображениями из работы М. Skinner и О. Kaizen [1947].

В результате установлено, что процесс реконструкции мозгового черепа Bovini может быть алгоритмизирован, а его графический результат выгодно отличается от художествен ной прорисовки большей анатомической точностью: детализацией роговых стержней при большей их симметричности, без резкого сужения в дистальной части.

ТЕРИОЛОГИЯ В ПРИОКСКО-ТЕРРАСНОМ ЗАПОВЕДНИКЕ. 1945- Заблоцкая М.М.

Приокско-Террасный государственный природный биосферный заповедник marina.m.zablotskaya@gmail.com 2010г. – год 65-летия Приокско-Террасного заповедника (ПТЗ). Первый список млеко питающих (М) ПТЗ со сведениями о биотопическом распространении 27 видов составлен в 1945-1948 гг. А.Т. Ромашевой. Далее пополнение списка М, изучение их динамики чис ленности и биотопического распределения проводилось в основном Л.В. Заблоцкой (1948 1987 гг.). Г.Н. Лихачевым собран материал по видовому составу и динамике населения рукокрылых, занимавших дуплянки (Лихачев, 1961). К 1991 г. на территории ПТЗ зареги стрировано 54 вида М (Заблоцкая М.М., Заблоцкая Л.В., 1991). В первые десятилетия ПТЗ проведена работа по восстановлению истребленных в регионе аборигенных видов: бобра и сибирской косули (исполнитель Л.В. Заблоцкая). К началу 1970-х гг. образовались южно московские популяции бобра и косули, сейчас виды возвращены в охотничью фауну. В 1950-60-х гг., в связи с необычайно высоким подъемом численности лося, Л.В. Заблоцкой проведено детальное изучение южно-московской популяции лося и обоснована и органи зована регуляция численности лося в регионе. Популяция лося и сосновые леса региона сохранены от деградации. В 1963 г. в ПТЗ была создана лаборатория по изучению лося (Л.В. Заблоцкая, Л.В. Жирнов, А.Г. Банников, В.Т. Теплов и др.). В течение 3 лет собраны и обобщены данные по биологии лося в различных регионах, разработаны конкретные предложения по дифференцированному планированию промысла лося в СССР, изданы сборника «Биология и промысел лося» (1963, 1964, 1965). В 1945-87 гг. териологические исследования в ПТЗ охватывали изучение динамики состава, структуры, распределения М по основным растительным формациям;

изучение экологии и динамики численности ос новных видов, занимающих существенное место в природном комплексе ПТЗ (лось, косу ля, кабан, бобр, лисица, мышевидные грызуны);

определение характера и степени влияния М на возобновление леса;

изучение результатов интродукции М в приокских лесах. Разра ботаны рекомендации для заповедников, охотничьих и лесных хозяйств по обогащению запасов зимних кормов лося, оленей, косули, мероприятия по регулированию распределе ния и численности копытных в заповедниках. Разработан малотрудоемкий автомаршрут ный способ учета массовых видов М на больших площадях. Даны рекомендации по сохра нению возобновления сосны в приокских борах (Заблоцкая Л.В., 1989). С 1970 г. с началом работ по программе МАВ особое внимание уделялось изучению М как компонента основ ных лесных экосистем ПТЗ, которое в 1970-87 гг. проводила также Л.В. Заблоцкая. Много летние наблюдения за динамикой структуры и состава населения мышевидных грызунов, проводившиеся ею с 1948 г., позволили обнаружить корреляцию между характером дина мики структуры их населения и степенью антропогенных изменений в экосистеме (Заб лоцкая Л.В., 1982). В 1989-93 гг. изучение динамики численности и распределения основ ных видов М продолжил Н.В. Старцев под руководством Л.В. Заблоцкой. С 1994 г. в штате ПТЗ териолог отсутствовал, велись только мониторинговые работы в минимальном объе ме. Зимние маршрутные учеты М (1994-2010 гг.) проводит отдел охраны ПТЗ (ст. госинс пектор Н.В. Князьков). Учеты мелких М весной и летом 1996-2004 гг. проводили сотрудни ки сторонних организаций Н.М. Окулова, Н.Ш. Булатова, Е.В. Зубчанинова. В 2005 г. про делана детальная инвентаризация поселений бобров в ПТЗ и его охранной зоне (Заблоцкая М.М., Мамонтов Б.С., 2007). Ныне исследования восстанавливаются в более полном объе ме, мониторинг М возложен на С.А. Альбова.

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И СРЕДООБРАЗУЮЩАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДВУХ «КЛИМАКСНЫХ» БОБРОВЫХ (CASTOR FIBER) ПОПУЛЯЦИЙ Завьялов Н.А.

ГПЗ «Рдейский, Новгородская область, г. Холм, ул. Челпанова, 27, zavyalov_n@mail.ru И в Америке, и в Европе немногие бобровые (Castor fiber, C.canadensis) популяции могут развиваться до полного насыщения емкости среды. Популяции, достигшие такого уровня, предложено считать «климаксными» (Muller-Schwarze, Schulte, 1999). В этом сообщении анализируются история развития, современное состояние и средообразующая деятельность двух «климаксных» популяций: эксплуатируемой крупными хищниками – бассейн р. Тюдь мы (Центрально-лесной заповедник) и неэксплуатируемой – бассейн р. Таденки (Приокско Террасный заповедник). Полевые работы выполнены в 2007–2009 гг., бобры учитывались по методу Л.С.Лаврова (1952), при картировании использовался GPS. Для анализа динамики численности использованы опубликованные статьи, Летописи природы и отчеты из архивов.

В бассейн Тюдьмы 8 бобров были выпущены в 1936–1937 гг. С 1940 по 1981 г. численность не более 5 поселений, что соответствовало максимальной ёмкости среды того времени (Ефи шин, 1983). Затем, в результате обширных ветровалов и постепенного накопления плотин, ёмкость среды значительно увеличилась, что привело к увеличению количества поселений. В бассейне Таденки 2 пары бобров выпущены в 1948 г. Первые 15 лет количество поселений увеличивалось медленно. В 1970-е гг. в Таденке обитает 6–9 семей (Заблоцкая, 1979), в 1980– 2000 – 8–10;

в 2007–2009 – 9–12 поселений. Период роста численности растянулся на 50 лет.

На 29 км водотоков Тюдьмы обнаружены 27 поселений. Из 20 жилых 12 – сильные, 6 – средние и 2 – слабые;

плотность населения 0,7 пос./км русла. На 13 км водотоков Таденки из 11 поселений 4 – сильные, 4 – средние и 3 – слабые;

плотность населения 0.9 пос./км русла.

В бассейне Тюдьмы в 2007–2008 г.г. 197 плотин, в среднем 6,8 плотин/км, средняя дли на 10,7±1,2 м (n=151). В Таденке в 1953 г. 3 плотины, в 1984 г. 146 средней длиной 10,57±0, м (Сергеева и др., 1984), в 2009 г. – 179 плотин, средняя длина 26,0±2,8 м. На русле Таденки в среднем 10, а на ручьях 14–22 плотины/км.

Маркировочное поведение в бассейне Тюдьмы как весной, так и осенью хорошо выра жено, наибольшая концентрация меток на границах поселений. В Таденке метят мало и в основном, центры поселений, границы маркируют только в случае перемещения соседей.

В Тюдьме основной источник древесных кормов – молодняки на ветровальных окнах;

тропы в среднем 11,0±5,4 м (±SD, n=31). В Таденке корма истощены, бобры кормятся на значительном удалении от воды;

тропы в среднем 39.6±23.9 м (±SD, n=28).

В бассейне Тюдьмы бобровая шерсть обнаружена в 83% экскрементов волка (n=12) и в 25% (n=18) экскрементов рыси. По-видимому, некоторые хищники начинают специализироваться на бобрах и сокращают ширину осваиваемого бобрами пространства. В бассейне Таденки круп ные хищники отсутствуют, что позволяет бобрам использовать удаленные ресурсы кормов.

Таким образом, для обеих популяций характерны: высокая плотность населения, ак тивная строительная деятельность, аккумуляция структур, оставшихся от прежних поко лений. Популяции различаются по ширине осваиваемого пространства и имеют разные перспективы дальнейшего развития. В бассейне Тюдьмы взаимодействия бобров и ветро валов создают условия необходимые для поддержания высокой плотности населения. Де ятельность бобров в долине Таденки формирует условия, благоприятные для развития чер ноольшаников, что может привести к снижению количества поселений.

Исследование поддержано РФФИ проект ННИО_а № 09-04-91331.

МАРКИРОВОЧНОЕ ПОВЕДЕНИЕ БОБРОВ (CASTOR FIBER L.) КАК СРЕДСТВО МЕЖКОЛОНИАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ Завьялов Н.А.

ГПЗ «Рдейский, Новгородская область, г. Холм, ул. Челпанова, zavyalov_n@mail.ru В недавних работах активно обсуждается значение запаховой маркировки бобров толь ко как средства защиты участка от мигрантов (Rosell, Nolet, 1997;

Rosell et al.,1998;

Muller Schwarze, Sun, 2003). Предполагается, что интенсивный поток мигрантов стимулирует мар кировочное поведение (Ulevicius, Balciauskas, 2000). Но одна запаховая маркировка не может быть эффективным территориальным барьером (Соколов, Громов, 1998). В этом сообще нии на примере взаимодействия бобров двух соседних поселений обсуждается значение запаховой маркировки как средства межколониального общения. Наблюдения проводи лись на участке реки Редьи длиной 2606 м (Новгородская область, Поддорский район).

Левый берег реки дренируют 17 мелиоративных каналов, впадающих в реку (К1–К17).

При каждом посещении проводилось описание и картирование всех элементов сигнально го поля бобров: запаховых меток (ЗМ), сигнальных холмиков без запаха (СХ), маркировоч ных площадок. В 2002–2005 гг. верхнюю часть участка занимало большое поселение, ниж няя часть составляла половину территории второго поселения. В 2003 г. обследование уча стка было проведено трижды, в 2004 г. – 11 раз, в 2005–2010 г. ежегодно, в начале-середине апреля, сразу после спада половодья. Всего в 2004 г. обнаружено 112 ЗМ. Выявлено два периода интенсивной маркировки 19–20 апреля и 26 августа. Бобры метили весь участок, но большинство меток было на участке К12–К15, на границе поселений. Такое распреде ление меток сохранилось и в 2005 г. В 2008–2010 гг. расположение центра активности вер хнего поселения осталось прежним, но в нижней части участка образовалось новое посе ление, которое целиком находилось в границах учетного участка. В результате, граница между поселениями передвинулась вверх по течению на 400 м и находилась теперь на отрезке К10–К12. Весной 2009 г. было зарегистрировано 120 меток (ЗМ+СХ), из которых 41 (34%) располагались на участке К10–К12. Весной 2010 г. отмечено 124 метки, из кото рых на К10–К12 было 55 (44%). Таким образом, активная маркировка границы не стала непреодолимым барьером для бобров нового поселения. Отсюда отрезок К12–К15, а затем К10–К12 в 2008–2010 гг. был не только границей двух поселений, но и информационным пунктом, на котором звери периодически оставляли информацию о себе и получали ее о своих соседях. Наличие таких «коммунальных» центров маркировки характерно и для других грызунов (Соколов, Громов, 1998). Можно ли считать отрезок К12–К15 и К10–К стабильным элементом (по Никольский, 2005) сигнального поля бобров? Существуют ли в бобровых популяциях стабильные информационные структуры? Наблюдения на Редье подтверждают это, но при переходе на уровень водосборного бассейна эти информацион ные структуры не всегда очевидны. Например, наблюдения 2007–2009 гг. за маркировоч ным поведением бобров на реках Таденке (Приокско-Террасный заповедник) и Тюдьма (Центрально-лесной заповедник) дали противоречивые результаты. Если на Тюдьме учас тки с интенсивной многолетней маркировкой легко выделяются, то на Таденке, где плот ность населения бобров выше, интенсивность мечения была меньше, и отсутствовала ка кая-либо ясная структура мечения территорий.

Исследование поддержано РФФИ проект ННИО_а № 09-04-91331.

АНАЛИЗ СОСТОЯНИЯ КОРМОВОЙ БАЗЫ БОБРОВ В ТРЕХ ЗАБРОШЕННЫХ ПОСЕЛЕНИЯХ НА МАЛЫХ РЕКАХ НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ Завьялов Н.А.

ГПЗ «Рдейский» г. Холм, Новгородской обл., rdeysky@mail.ru На примере трех заброшенных поселений на малых реках анализируется состояние кормовой базы бобров (Castor fiber) после нескольких циклов заселения-забрасывания. В каждом поселении были заложены серии трансект от левой бровки долины по склонам и дну долины до правой бровки. Расстояние между трансектами 20 м, каждая трансекта со стояла из примыкающих друг к другу площадок размером 2?5 м. При перечетах отмечался вид дерева или кустарника, измерялся диаметр на высоте 30 см от поверхности почвы.

Всего в поселении В334 было 11 трансект и 184 площадки;

в поселении В326 – 9 трансект и 128 площадок;

в поселении В35 – 7 трансект и 249 площадок. Для оценки характера пространственного распределения кормов использовался коэффициент агрегированности А.В. Смурова (1975).

Древостои всех трех поселений различаются по количеству стволов (КС) более чем в раза, а по сумме площадей сечений (СПС) – более чем в 6 раз. Самый бедный и наиболее разрушенный древостой в поселении В35: только некрупные деревья черной ольхи и бере зы. В поселении В326 древостой сложен 7 видами, из них самые многочисленные липа и ель, представлены молодыми деревьями, ольха черная и береза – крупные деревья, остав шиеся от первоначального древостоя. В поселении В334 древостой наиболее богат как по количеству слагающих его видов, так и по КС и СПС. При этом самая многочисленная порода – липа представлена некрупными молодыми деревьями, а оставшиеся от прежнего древостоя береза, ольха черная и ель – крупные деревья. При разном составе древостоя и разной степени его разрушения для всех поселений характерно отсутствие древесных кор мов в древостое: осина отсутствует, береза представлена крупными деревьями, требующи ми много затрат для их валки и разделки.

Все три поселения различаются по составу и обилию тонких стволов в подросте и под леске. Меньше всего пород (14), и наименьшее КС отмечено в поселении В35. Больше всего пород (18) – в поселении В334. Различия по КС в 3 раза, по СПС – в 1.6 раза. Для главных кормов во всех трех поселениях нужно отметить чрезвычайно малое количество тонких стволиков осины (16–88 шт.га-1), тогда как ива и береза более многочисленны (403– 14516 и 810–3434 шт.га-1), но представлены стволиками диаметром менее 1 см, неэффек тивными для кормёжки. При этом, если для всего яруса подроста-подлеска характерны невысокие значения коэффициента агрегированности, то ива и береза крайне неравномер но распределены в пространстве и имеют высокие показатели коэффициента. В поселени ях В326 и В334 велика доля малопоедаемых пород, поэтому, к малой фитомассе главных кормов добавляется и необходимость дополнительных поисковых усилий, затрачиваемых на поиск главных кормов среди малопоедаемых. Отсюда, бобры смогут заселить эти посе ления только тогда, когда фитомасса главных кормов сможет компенсировать и эти допол нительные затраты.

Таким образом, можно предположить, что на малых реках в южной тайге в условиях ими же преобразованных местообитаний бобры будут существовать с численностью на много меньшей от максимально возможной, определяющейся скоростью восстановления кормов при снижающемся качестве местообитаний.

Исследование поддержано РФФИ проект ННИО_а № 09-04-91331.

ПИТАНИЕ АЗИАТСКОГО БАРСУКА В ГРАДИЕНТЕ ПРИРОДНЫХ УСЛОВИЙ УРАЛА И ЗАПАДНОЙ СИБИРИ Загайнова О.С.1, Марков Н.И.1, Чащин П.В. Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург, Россия Ильменский государственный заповедник им. В.И. Ленина УрО РАН, Миасс, Россия zagainova_o@mail.ru Питание азиатского барсука (Meles leucurus Hodgson, 1847) изучали по непереварен ным кормовым остаткам в экскрементах. Сбор материала проводили в июне-июле в 2003 2005 гг. на границе южной тайги и северной лесостепи Среднего Урала «СУ» (Свердловс кая обл., Каменский р-н) и в 1998 г. и 2006 г. в горных лесах южной тайги Южного Урала «ЮУ» (Челябинская обл., Ильменский гос. заповедник), а также в мае и в августе-сентябре 2006-2009 гг. в средней тайге Западной Сибири «ЗС» (ХМАО, природный парк «Самаров ский чугас»). Относительную роль кормов оценивали по встречаемости (процент проб с данным видом корма от общего числа проб). Для анализа использовали средние показате ли встречаемости кормов (FO – среднее арифметическое показателей за весь период ис следований). Ширину трофической ниши оценивали с помощью стандартизованного ин декса Левинса (BS) (Hespenheide, 1975, цит. по Fischer et al., 2005), где в качестве доли корма использовали его встречаемость, отнесенную к сумме встречаемостей всех кормов.

Рассчитывали средний показатель BS – среднее арифметическое показателей за весь пери од исследований.

Растительные объекты в питании барсука представлены плодами, FO на СУ – 52.0%, на ЮУ – 39.0%, в ЗС – 99.5%. На Урале он потреблял ягоды земляники, черники и малины, в ЗС – кедровый орех, реже чернику и малину. Из беспозвоночных животных барсук поедал:

насекомых (главным образом имаго жесткокрылых и перепончатокрылых, реже личинок), FO на СУ – 99.3%, на ЮУ – 100%, в ЗС – 84.0%;

дождевых червей, FO на СУ – 26.3%, на ЮУ – 86.5%, в ЗС – 67.9%;

моллюсков только на Урале, FO на СУ – 44.8%, на ЮУ 10.3%.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.