авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 23 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Биологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Териологическое общество при РАН ...»

-- [ Страница 9 ] --

Исследования проводились с января по март 2009 – 2010 гг. методом зимних троплений наследов. Выход животных из зимнего сна произошел в конце января начале февраля, в это время енотовидные собаки проявляют характерное поведение, связанное с обходом терри тории и поиском пищи. Это связано с тем, что зверьки стараются набрать потерянный за время зимнего сна вес. С приближением сезона размножения происходит смена характера поведения. К середине февраля внутривидовое коммуникативное и маркировочное поведе ние начинает занимать существенную часть в поведении енотовидной собаки, маркировка в это время больше направлена на информирование об индивидуальном физиологическом состоянии особей, а не на обозначение границ территории. Наблюдается увеличение коли чества их реакций на сигналы других особей популяции. Зверьки передвигаются по общим тропам, пользуются сигнальными столбами, оставляют множество меток.

Было выяснено, что самцы и самки енотовидной собаки по-разному реагируют на объек ты внутривидовой коммуникации. Реакции животного на следы деятельности особей свое го и других видов можно рассматривать как коммуникативную составляющую информаци онного поля. Особи разного пола отдают предпочтение разным объектам внутривидовой коммуникации. Животные обоих полов чаще передвигаться по чужим тропам, чем по «це лине». Это объясняется экономией энергии и чувством безопасности. Самцы енотовидной собаки активно реагировали на территорию вокруг логова, фекалии другой особи, сигналь ные столбы. Самцы предпочитали ходить поодиночке, отмечалась их маркировка, удален ная от большого количества троп. Самки, в отличие от самцов, чаще передвигались по тропам, особенно одиночным, так как они несут меньшую информационную нагрузку. При приближении к общей тропе самка ведёт себя более осторожно, иногда проявляет пассив но-оборонительную реакцию.

Таким образом, самцы енотовидной собаки чаще реагируют на объекты, имеющие тер риториальное значение, а самки наиболее часто проявляют реакции на следы других осо бей своего вида. В общем, для популяции енотовидной собаки характерно максимальное количество реагирований на следы особей своего вида, общие и одиночные тропы, а также маркировочные пункты. В период размножения внутривидовая коммуникация выступает как доминирующее поведение.

Погодные условия 2010 г. резко отличаются от предыдущего года. В частности этот год характеризуется большим снежным покровом, затрудняющим движения. В прошлом году толщина снежного покрова составляла 30-40 см, а в нынешнем 70-100 см. Это повлияло на некоторые аспекты поведения. Например, в связи с трудностью передвижения животные предпочитали перемещаться по одиночным и общим тропам, а также пользовались тропа ми человека, следами снегохода, лыжнёй, проявляя меньше пассивно-оборонительных и больше исследовательских реакций.

О НАХОДКЕ ЕВРОПЕЙСКОГО БАРСУКА (MELES MELES) В УДМУРТИИ Капитонов В.И.

Удмуртский государственный университет, Ижевск, Россия kvi@uni.udm.ru Из двух видов барсуков, обитающих на востоке европейской части России, на террито рии Удмуртской Республики до сих пор отмечался только азиатский вид – Meles leucurus.

Ближайшие к республике находки европейского барсука (M. meles) были известны из Ки ровской области и Республики Татарстан (Абрамов и др., 2003). В 2009 году в наше распо ряжение попала трофейная голова европейского барсука, отловленного в окрестностях д.

Мельниково Можгинского р-на Удмуртии (N56°35‘ E52°30‘). Лицевая маска у него была типичной для вида M. meles и состояла из темных полос, нижний край которых проходил ниже ушей. Из одонтологических признаков на принадлежность к европейскому виду ука зывали отсутствие выемки на лабиальном крае первого коренного зуба верхней челюсти позади метакона, а также наличие дополнительного бугорка между метконом и метакону лем. Кроме того, на нижней и верхней челюстях имелись только по одному первому пред коренному зубу, а расстояние от овального отверстия до конца затылочного мыщелка было меньше длины зубного ряда верхней челюсти С-М. Вместе с тем, второй предкоренной зуб нижней челюсти был с одним корнем и имел длину менее 4 мм, что характерно для азиатского барсука.

Чуть позже из Можгинского р-на к нам поступил череп другого барсука, который по комплексу краниометрических признаков также соответствовал виду M. meles.

Таким образом, находка европейского барсука в Удмуртии позволяет включить терри торию республики в зону симпатрии европейского и азиатского барсуков.

МОЛЕКУЛЯРНО-ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ДЛИННОХВОСТОГО СУСЛИКА (UROCITELLUS UNDULATUS, MARMOTINAE, SCIURIDAE) Капустина С.Ю.1, Брандлер О.В.1, Адъяа Я. Институт биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН Биологический институт Академии Наук Монголии, Улан-Батор, Монголия rusmarmot@yandex.ru Одним из основных составляющих биологического разнообразия, как вариабельности живых организмов, является внутривидовая и межвидовая изменчивость, как морфологи ческая, так и молекулярно-генетическая. В последнее время, в связи с широким распрост ранением молекулярно-генетических методов, проблема поддержания целостности вида, определения его границ и внутривидовой дифференциации стала особенно актуальна как в эволюционном, так и таксономическом аспектах. В этом плане представляет существен ный интерес изучение молекулярно-генетической внутривидовой изменчивости широко ареальных видов, отражающей историю формирования их ареалов как последовательность пространственной фрагментации и дефрагментации в изменяющихся климатических ус ловиях. Длиннохвостый суслик Urocitellus undulatus в настоящее время имеет обширный ареал, состоящий из трех больших частей: тянь-шанского и якутского изолятов и централь ного массива. Ранее, на основании данных изоферментного анализа, были найдены гене тические признаки, позволившие разделить центральный массив ареала на две группы популяций – восточные и западные (Воронцов и др., 1978;

Фрисман, Воронцов, 1989).

Тянь-шанский изолят оказался значительно дивергировавшим от других групп популяций, что подтвердили и недавние исследования частичной последовательности гена COI мтДНК (Ермаков и др., 2010). Высокая внутрипопуляционная генетическая изменчивость была обнаружена в восточной группе популяций у сусликов с о. Ольхон (Байкал) по данным микросателлитного анализа (Титов и др., 2009).

Ареал длиннохвостого суслика генетическими методами исследован крайне неравно мерно. Обширная территория Монголии, заселенная этим видом ранее практически не ис следовалась. Нами впервые проведено изучение изменчивости нуклеотидных последова тельностей полноразмерного контрольного региона (D-loop) митохондриального генома U. undulatus из ранее не исследованных популяций с территории Монголии и прилежащих частей России. Проведенный статистический анализ подтвердил наличие дифференциа ции исследованных популяций на восточную и западную группы. В пределах западной группы суслики Алтая и Саян отделяются от хангайских, образуя две филогенетические ветви с небольшими, но устойчивыми генетическими дистанциями между ними. Наши данные указывают на неоднократное пульсирующее изменение границ и существование в прошлом значительно большей фрагментации ареала длиннохвостых сусликов, с объеди нением некоторых его фрагментов в настоящем с образованием зон вторичных контактов.

Наблюдаемый уровень генетической дивергенции позволяет предположить, что восточ ные и западные группы популяций были, возможно, разобщены во время плейстоценовых межледниковых экспансий лесных массивов на территории современной Северной Мон голии и Предбайкалья. Работа поддержана грантами РФФИ 08-04-00937, 10-04-93177 и Подпрограммы “Генофонды и генетическое разнообразие” Программы фундаментальных исследований Президиума РАН “Биологическое разнообразие”.

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ FISH-АНАЛИЗ ДНК ПРИЦЕНТРОМЕРНЫХ РАЙОНОВ И ПРИЦЕНТРОМЕРНОГО ГЕТЕРОХРОМАТИНА ХРОМОСОМ ЛЕСНЫХ МЫШЕЙ РОДОВ SYLVAEMUS И APODEMUS Карамышева Т.В.1, Богданов А.С.2, Картавцева И.В.3, Рубцов Н.Б. Институт цитологии и генетики СО РАН, Новосибирск, Россия, kary@bionet.nsc.ru Институт биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН, Москва, Россия Биолого-почвенный институт ДВО РАН, Владивосток, Россия Впервые проведён анализ гомологии последовательностей ДНК прицентромерных рай онов и С-сегментов хромосом у лесных мышей родов Sylvaemus и Apodemus – S. fulvipectus, всех хромосомных форм / рас S. uralensis, S. sylvaticus (форма vohlynensis), S. flavicollis, S.

ponticus, A. agrarius, A. peninsulae, A. argenteus и 48-хромосомной формы A. speciosus. Ра бота выполнена посредством флуоресцентной гибридизации in situ (FISH) микродиссек ционных ДНК-проб, полученных из прицентромерного С-блока одной из хромосом особи каждого вида (кроме A. agrarius), с метафазными хромосомами представителей этого же и прочих видов.

При гибридизации каждой ДНК-пробы с хромосомами экземпляров из разных популя ций того же вида паттерн сигналов был однообразным за единственным исключением: у S.

uralensis обнаружена их изменчивость, хорошо соответствующая дифференциации вида на азиатскую и европейскую расы, а последней – на две хромосомные формы (Богданов, 2001, 2004;

Богданов, Розанов, 2005). В пределах каждой хромосомной формы / расы, и особенно – при их сравнении друг с другом, наблюдались вариации FISH-паттернов, веро ятно, обусловленные разным количеством ДНК-повторов, но специфичная локализация и обилие интенсивных, отчётливых сигналов указывают на высокое сходство последователь ностей ДНК прицентромерных районов хромосом у S. uralensis (Карамышева и др., 2010).

При сопоставлении видов Sylvaemus отмечен широкий «разброс» в характере гибридиза ции ДНК-проб, но в целом очевидно сокращение числа прицентромерных сигналов, сниже ние их чёткости и интенсивности свечения (явно наблюдаемое даже при анализе близких, аллопатричных S. flavicollis и S. ponticus) в сравнении с FISH-паттернами, полученными при использовании ДНК-пробы и особей одного вида. Кроме того, при кросс-гибридизации у экземпляров видов Sylvaemus часто выявлялись кластеры разных последовательностей ДНК в составе одного и того же С-сегмента и отмечалась флуоресценция в интеркалярных или теломерных районах хромосом при её отсутствии собственно в прицентромерных районах.

При сравнении наиболее генетически удалённых видов лесных мышей (видов рода Apodemus друг с другом, а также с видами Sylvaemus) ДНК-пробы чаще всего гибридизо вались диффузно почти по всей длине хромосом, не окрашивая собственно их прицентро мерные районы, либо давали лишь единичные сигналы разнообразной интенсивности и локализации.

Данные результаты свидетельствуют о снижении гомологии повторённых последователь ностей ДНК, составляющих прицентромерные районы хромосом, при увеличении степени дифференциации и уменьшении родства сравниваемых форм и видов лесных мышей (то есть при переходе от конспецифичных популяций и внутривидовых форм к аллопатричным и «хорошим» видам Sylvaemus, а затем – к далёким видам). Наряду с вырождением ДНК повторов, по-видимому, происходит постепенное разрушение их кластеров и замена новы ми, негомологичными последовательностями во всех или почти всех прицентромерных рай онах (с возможным «вытеснением» небольшой части прежних последовательностей в ин теркалярные или теломерные районы хромосом);

этот процесс, отмеченный уже при сравне нии некоторых видов Sylvaemus, у далёких видов достиг практически завершающей стадии.

ИЗУЧЕНИЕ ИРБИСА В ЮГО-ЗАПАДНОЙ ТУВЕ С ПОМОЩЬЮ ФОТОЛОВУШЕК Карнаухов А.С.1, Поярков А.Д.1, Чистополова М.Д.1, Куксин А.Н.2, Эрнандес-Бланко Х.А.1, Рожнов В.В. Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва Государственный природный биосферный заповедник «Убсунурская котловина», Кызыл Исследования ирбиса с помощью фотоловушек проводили с 22 июня по 5 октября 2010 г.

в горном массиве Цаган-Шибэту (Монгун-Тайгинский район Республики Тыва). Были об следованы бассейны рек Хемчигейлик-Хем, Эльдиг-Хем, Кызыл-Чарык, притоки р. Барлык.

Камеры Reconyx RapidFire RC60 устанавливали попарно (для фотографирования зверя с обоих боков) вблизи маркировочных деревьев, поскребов, экскрементов и свежих следов ир биса в соответствии с методикой, предложенной Р. Джексоном (Джексон и др., 2008). Для иден тификации отдельных особей на их теле выявляли уникальный рисунок из пятен, присущий данному конкретному индивидууму. Кроме того, данные, полученные с помощью фотолову шек, использованы для характеристики суточной активности и перемещений животных.

Всего было установлено 52 фотоловушки на площади 60 км2. Отработано 3520 фотоло вушко-суток, получено 37593 кадра. Из них на людей сработало 3486 (9.3%), на диких животных – 1918 кадров (5.1%), на домашний скот – 1588 (4.2%);

значительное количество составили кадры холостых срабатываний фотокамер (на движущуюся траву, раскачиваю щиеся ветви, тени от облаков и т.п.). Наиболее часто зафиксированы пищухи – 745 кадров (38.8%), мелкие птицы – 273 (14.2%), суслики – 261 (13.6%), зайцы – 131 (6.8%), улары – 107 (5.6%), козероги – 77 (4.0%), мелкие мышевидные грызуны – 48 (2.5%). Отмечены также: лиса – 18 кадров, соболь – 9, кабарга – 6, бурундук – 6, горностай – 4, клушица – 4, монгольский сурок – 3, белка – 2 кадра. Тремя фотоловушками был сфотографирован ма нул, при этом получено 15 кадров. На 185 кадрах видовую принадлежность отснятых жи вотных выявить не удалось.

Ирбис запечатлен на 8 фотоловушках (отснято 23 кадра, или 1.2% от всех сфотографиро ванных диких животных), его проходы были отмечены в следующие дни: 29.06.2010 г., 12.07. г., 28.07.2010 г., 02.08.2010 г., 20.08.2010 г., 30.08.2010 г., 31.08.2010 г. Большая часть снимков оказалась пригодной для индивидуальной идентификации зверей. На исследуемой территории достоверно зарегистрировано 3 разных особи (возможно 4) из них 2 (самец и самка) – взрос лые. Интересно отметить, что один и тот же ирбис (Кара-Кудрук) был отмечен 30.08.2010 г.

двумя разными фотоловушками, расположенными на расстоянии 4.7 км одна от другой. Это расстояние (реально оно, очевидно, значительно больше) он преодолел за 13.5 ч. Другие идентифицированных зверя – Ак-Дис (20.08.2010 г.) и Шокар (28.07.2010 г.).

Наиболее активны ирбисы были ранним утром и вечером: 3 прохода животных были приурочены к вечернему периоду (19-21 ч по местному времени), 5 – к утреннему (4-9 ч), дневных и ночных проходов зверей не зафиксировано. Какой-либо стациальной или вы сотной избирательности у ирбиса не выявлено – они были сфотографированы как на мо ренных отложениях на высоте 2800-2900 м н.у.м., так и на выположенных травянистых склонах на высоте 2300-2400 м н.у.м.;

один ирбис прошел в непосредственной близости от р. Хемчигейлик-Хем (2100 м н.у.м.) у самой границы леса.

Работа выполнена по Программе изучения и мониторинга популяции ирбиса (снежно го барса) Южной Сибири в рамках Постоянно действующей экспедиции РАН по изучению животных Красной книги Российской Федерации и других особо важных животных фау ны России при финансовой поддержке ОАО «Техснабэкспорт» и Русского географического общества.

СОСТОЯНИЕ ПОПУЛЯЦИИ ПЯТНИСТОГО ОЛЕНЯ (CERVUS NIPPON) В ХОПЕРСКОМ ЗАПОВЕДНИКЕ Карпов Н.А.

Хоперский государственный природный заповедник nikkarpov51@mail.ru Сохранение генофонда фауны является одной из важнейших составляющих общей стра тегии сохранения биологического разнообразия, которое в свою очередь, относится к чис лу приоритетных среди глобальных задач охраны окружающей среды.

При организации Хоперского заповедника на его территории (16,2 тыс. га) не обитало ни одного вида диких копытных животных. Не было их и на большей части Воронежской области. В 1938 г. с целью акклиматизации и сохранения от полного уничтожения, а также обогащения местной фауны перспективным охотничье-промысловым видом, с Дальнего Востока в заповедник завезено 27 пятнистых оленей. Этому мероприятию предшествова ло масштабное истребление волка на территории заповедника и смежных территориях.

Найдя благоприятные условия, олени последовательно прошли различные стадии своего развития: фазы натурализации (1938–1955 гг.), интенсивного роста численности (1955– 1970 гг.), экологического взрыва (1970–1975 гг.) и снижения численности (1975 – до насто ящего времени) (Воробьев, 2000). К 1972 г. численность оленей достигла нескольких ты сяч. Решением III Всесоюзного совещания по акклиматизации охотничьих животных в СССР (1973) заповедник был определен в качестве основной базы племенного поголовья пятни стых оленей для расселения в Европейской части СССР. На территории заповедника было отловлено около 2600 оленей и расселено в 7 областях РСФСР, на Украине, Казахстане и Армении, вывозились в Венгерскую Республику. Сам факт успешной акклиматизации пятнистого оленя в Хоперском заповеднике оценивался в те годы как выдающийся успех отечественных зоологов. Кроме того, с целью рационального использования диких стад пятнистых оленей в районах успешной их акклиматизации, в заповеднике с 1973 по гг. функционировал экспериментальный питомник пантовых оленей с содержанием 30– рогачей на огороженной площади в 105 га. В итоге проведенной работы накоплен теоре тический и практический опыт в решении технологических задач в такой отрасли живот новодства как пантовое оленеводство. Результаты исследований доложены на III Всесоюз ной научно-практической конференции по пантовому оленеводству (г. Барнаул, 1980 г.) (Карпов, 1982).

За последние 15 лет на территории заповедника наблюдается устойчивая тенденция к снижению численности пятнистого оленя (1995 г. – 328, 2000 г. – 150, 2005 г. – 50, 2010 г. – 30 особей);

на территории Воронежской области: (1995 г. – 550, 2000 г. – 150, 2005 г. – 121, 2010 г. – ?).

По мнению Н.Ф. Марченко (2007), сегодня популяция пятнистого оленя находится в критическом состоянии, балансируя на гране исчезновения и шансов выжить на террито рии заповедника у данного вида, очевидно, нет. На исчезновение в ближайшие годы пятни стого оленя из фауны млекопитающих Воронежской области указывает Н.И. Простаков (2007). Специалист отмечает, что одним из основных лимитирующих факторов угасания популяций оленя в области явилась охота как легальная (лицензионная), так и нелегальная (браконьерская). Остаются не востребованными научно-обоснованные рекомендации по изъятию охотничье-промысловых животных.

НОВЫЙ ВИД СЕРОЙ ПОЛЕВКИ ДЛЯ ТЕРРИТОРИИ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ Картавцева И.В.1, Тиунов М.П.1, Лапин А.С.2,3, Высочина Н.П.3, Рябкова А.В. Биолого-почвенный институт ДВО РАН, Владивосток, Россия, Дальневосточный государственный гуманитарный университет, Хабаровск, Россия, Хабаровская противочумная станция, Роспотребнадзор, Хабаровск, Россия irina-kar52@rambler.ru В августе -октябре 2010 г. в окрестностях нескольких поселков близ г. Советская Га вань (Хабаровский край) нами было отловлено 22 особи полевок, принадлежащих к роду Microtus. Это мелкая полёвка, максимальная длина тела самцов равна 109 мм, самок – 106 мм. Окраска спины серая с рыжеватым оттенком. Брюшная сторона светло-серая с серебристым оттенком. Хвост двухцветный, около 1/3 длины тела. Сверху темно-серый с черным оттенком, снизу рыжеватый. На ступне 6 подошвенных бугорков. Половая кос точка по размерам и форме наиболее близка к таковой у восточноевропейской полёвки Microtus rossiaemeridionalis (Ognev, 1924). Доминирующим морфотипом строения зуба М3 является форма “simplex”. Зуб М1 имеет 5 внутренних и 4 наружных выступающих угла;

на жевательной поверхности 6 или 7 замкнутых дентиново-эмалевых пространств.

Судя по предварительному анализу исследованных характеристик, эти полевки наиболее близки к полевкам группы “arvalis”, основной ареал которых расположен в европейской части материка.

Диплоидное число хромосом равно 54, число плеч – 56. Аутосомы почти все акроцен трики плавно убывающие в размерах, последняя пара представлена метацентриками. X хромосома самый крупный акроцентрик набора. Y- хромосома – акроценирик равный пер вой паре аутосом. Характер числа и морфологии хромосом, а также окрашивание на струк турный гетерохроматин (все аутосомы имеют прицентромерный гетерохроматин, Ѕ ниж ней части Х-хромосомы гетерохроматиновая, Y-хромосома целиком гетерохроматиновая) показало сходство кариотипа исследуемых особей с видом M. rossiaemeridionalis, распрос траненном в Европе (Малыгин, 1983;

Зима и др, 1991;

Малыгин, Саблина, 1994) c незначи тельными поселениями в Сибири. Не исключалось, что в Красноярский край и Иркутскую область этот вид был завезен по железной дороге (Малыгин, 1983). До настоящего време ни на территории Забайкалья и Дальнего Востока России этот вид зарегистрирован не был.

Исследованные нами характеристики отловленных полёвок позволяют считать, что на территории юга Хабаровского края ДВ России впервые обнаружен завезенный человеком (либо по железной дороге, либо морским путем) вид восточноевропейской полёвки M.

rossiaemeridionalis, сформировавший ограниченный и изолированный ареал.

Работа частично поддержана грантами ДВО РАН: 09-III-А-06-168, 09-II-СО-06-007, 09-II-УО-06- НОВЫЕ ДАННЫЕ О ГРАНИЦАХ РАСПРОСТРАНЕНИЯ МЕЛКИХ МЛЕКОПИТАЮЩИХ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ Картавцева И.В.1, Фрисман Л.В.1,2, Высочина Н.П.3, Рябкова А.В. Биолого-почвенный институт ДВО РАН, г. Владивосток, Россия, Институт комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН, г. Биробиджан, Россия Хабаровская противочумная станция, Роспотребнадзор, Хабаровск, Россия, irina-kar52@rambler.ru Границы распространения многих видов мелких млекопитающих на территории Даль него Востока все еще не определены. Недавние хромосомные работы на территории севе ра Хабаровского края позволи показать обитание полёвки Громова Microtus gromovi в окр.

пос. Аян (Sheremetyeva et al., 2009) и северосибирской полёвки M. hyperboreus (2n=50) в окр. пос. Нелькан (Шереметьева и др., 2010). Ареал первого вида все еще не ясен, для второго – не определены южные границы распространения. Морфологическое сходство этих видов велико и достоверно их можно дифференцировать только по генетическим ха рактеристикам. Граница распространения эворонской полёвки M. evoronensis, кариотипи рованной ранее с берегов оз. Эворон (Голенищев, Раджабли, 1981), отодвинута на 100 км севернее к окр. пос. Полина Осипенко в Хабаровском крае (Шереметьева и др. 2010). Для полевой мыши Apodemus agrarius мы продвинули на 100 км северную границу ареала от г.

Комсомольск на Амуре. к окр. озера Эворон в Хабаровском крае. Пять особей этого вида отловлено нами в 2001г., в год высокой численности грызунов. Однако, эворонскую полев ку в окрестностях этого озера мы не смогли обнаружить с 2001 до 2006 г.г. (в 2006 г. отлов лена 1 особь). В болотных угодьях здесь преобладали: лесная мышь Apodemus peninsulae и красно-серая полёвка Myodes rufocanus. Полёвка Максимовича Microtus maximowiczii за регистрирована нами на правом берегу Амура близ пос. Галкино, расположенного восточ нее р. Уссури. Кариологический анализ подтвердил совместное обитание в этом районе двух видов полёвок – M. maximowiczii (2n=40-41) и M. fortis (2n=52). Ранее считалось, что р. Уссури является восточной границей распространения полёвки Максимовича по право му берегу Амура, в Хабаровском крае. До сих пор остается кариотипически не подтверж денным факт наличия изолированной популяции полёвки Максимовича в окр. г. Советская Гавань Хабаровского края (Костенко, 1984). Кариотипирование и морфологический ана лиз мелких полёвок близ этого города показали, что на эту территорию проник европейс кий вид – восточноевропейская полевка M. rossiaemeridionalis с 2n=54 (Картавцева и др.

см. настоящий сборник). Возможно обитание здесь также и M. fortis.

До настоящего времени на территории Дальнего Востока был известен только один хро мосомный вариант кариотипа черной крысы Rattus rattus alexandrinus (александрийский или корабельный с 2n=38), обнаруженный в популяциях портовых городов (Bekasova, Mezhova, 1983). В.В. Кучерук, (1994);

И.М.Громов (1995) отмечали появление черных крыс на терри тории Среднего Приамурья, считая их расселившимися корабельными крысами, проникшим из западных регионов России по железной дороге. Отловленная нами в природном биотопе крыса (14 км. к востоку от г. Биробиджан, Еврейская Автономная область, июль 2010 г) при надлежит к азиатскому варианту черной крысы с 2n=42. Таким образом, впервые на террито рии Дальнего Востока России нами обнаружен хромосомный азиатский вариант черной крысы R. rattus sp. Такой хромосомный вариант известен для черной крысы в Японии, Южной Кореи и Юго-Восточной Азии. Кариотипирование крыс на юге Дальнего Востока отловлен ных в природных биотопах позволит исследовать ареал распространения этого вида.

Работа частично поддержана грантами ДВО РАН: 09-III-А-06-168, 09-II-СО-06-007, 09-II-УО-06-005.

СРАВНЕНИЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ РАЗМНОЖЕНИЯ ЛЕСНЫХ МЫШЕЙ В ЕСТЕСТВЕННЫХ СТАЦИЯХ ОСТРОВНОГО ЛЕСА И В АГРОЦЕНОЗЕ Касаткин М.В.

Государственный Биологический музей им. К.А.Тимирязева, Москва, Россия kmv@gbmt.ru Исследования проводились в июне-июле 2004-2007 гг. в окрестностях с.Дьяковка Крас нокутского р-на Саратовской области. Расположенный здесь Дьяковский лес – самый южный островной лесной массив естественного происхождения в степном Заволжье площадью более 20 кв. км. Его отличает большая мозаичность стаций, включающих участки с сомк нутой древесной растительностью (дубняки, березовые колки, посадки), территории со степной кустарниковой и псаммофитно-степной растительностью, а также суходольные луга. Рядом с опушками леса находятся сельскохозяйственные угодья: поля с зерновыми культурами, бахчи, выгоны и залежные земли разного возраста.

Нами проводился отлов мелких млекопитающих давилками для изучения их пространствен ного распределения в условиях высокого разнообразия стаций, динамики численности и раз множения. С этой целью был проложен линейный трансект по азимуту с востока на запад, от опушки вглубь лесного массива на расстояние более 1 км, охватывавший все имеющееся раз нообразие закрытых и открытых стаций. На нем выставлялось 110 ловушек с интервалом метров, работавших по 14 дней ежегодно. Помимо этого в наиболее типичных биотопах стави лись линии ловушек (две параллельные линии из 50 ловушек каждая с интервалом 5 м).

Доминирующим видом во всех биотопах является малая лесная мышь (Sylvaemus uralensis Pall.), доля которой в уловах составляла в разные годы от 85 до 93 % (в среднем 87,3 %). Она заселяет сомкнутые дубняки, березовые колки, заросли кустарников и луго вое разнотравье, где находятся индивидуальные участки зверьков-резидентов и идет раз множение. На открытых местах со степной псаммофитной растительностью, в сосновых и тополевых посадках, на проплешинах с разреженной дубовой порослью на месте вырубок, лишенных травы, отмечены лишь единичные поимки зверьков-мигрантов. Всего за четыре сезона в лесу поймано 395 особей этого вида.

Одновременно облавливалась залежь 1-го и 2-го года на месте бахчи в 1 км от опушки, заросшая рудеральной растительностью. Здесь поймана 51 лесная мышь.

Сравнение результатов отлова показало, что в течение всего периода исследований со отношение полов во всех заселенных мышами участках леса было сдвинуто в сторону преобладания самцов над самками. В 2004 году доля самцов в улове составляла 62,14 %, в 2005 – 75,32 %, в 2006 – 57,3 % и в 2007 – 75,75 %. На залежи картина была обратной. В 2006 году самцы составляли 41,9 %, в 2007 – 42,1 % пойманных зверьков. При этом сред няя плодовитость самок на залежи была выше. В 2006 году на залежи она составляла 5,9+0,307 эмбрионов на взрослую самку (среднее квадр. отклонение S=1,373), а в лесу только 5,47+0,284 (S=1,606), в 2007 году – 5,50+0,423 эмбрионов на самку (S=1,195) на залежи и 5,29+0,522 эмбрионов на самку (S=1,380) в лесных местообитаниях.

Полученные данные показывают, что в лесу при большой мозаичности биотопов пло щадь участков, оптимальных для обитания лесной мыши, ограничена и популяция испы тывает определенную стрессовую нагрузку. Это приводит к сдвигу соотношения полов в сторону преобладания самцов, часть из которых, судя по состоянию репродуктивных орга нов, в размножении не участвует. В то же время зарастание бывшей бахчи рудеральной растительностью создает для вселившихся туда зверьков благоприятные кормовые и за щитные условия, что стимулирует репродуктивную активность и повышение плотности населения за счет увеличения доли самок и более интенсивного размножения.

ИМИТАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ ПОПУЛЯЦИИ ЛОСЯ Кассал Б.Ю.

ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет», Омск, Россия BYKassal@mail.ru Опыт стран с развитой экономикой свидетельствует о том, что способы экстенсивного ведения охотничьего хозяйства и нерационального природопользования безвозвратно ушли в прошлое. На их территории популяции крупных копытных животных эксплуатируются либо с целью рекреации населения (фотоохота, любительская «спортивная» охота и др.), либо с целью получения определенной продукции (мяса, шкур и др.). С целью получения максимальных объемов продукции от диких копытных животных необходима оптимиза ция состава их популяций. В этом имеется насущная необходимость не только охотоведе ния, но и зооинженерии и ветеринарии. Однако в настоящее время в отечественных охот ничьих хозяйствах управление популяциями животных осуществляется в значительной степени эмпирически, основываясь на нормативах, разработанных в СССР в 1950-х гг., когда о компьютерном моделировании и анализе отсутствовало само представление. На основании этого прогноз развития популяций может быть только приблизительным, а по лучение максимально возможного объема продукции от них становится проблематичным.

Однако непосредственно вопросами прогнозирования развития популяций занимаются лишь единичные исследователи, что объясняется сложностью самого предмета исследования, а также несовершенством методов и необходимостью привлечения к работе специалистов других профилей – математиков, специалистов по компьютерному программированию, и др. Между тем, экономическое планирование в реализации рационального природополь зования без зооинженерной оценки несостоятельно.

Популяция лосей разделяется на ряд половозрастных и хозяйственно-эксплуатацион ных групп. Закономерности перехода животных из одной группы в другую установлены.

Поскольку математическая модель является наиболее оптимальным способом выражения полифункциональных зависимостей, существующих в структуре популяции лосей в про цессе его хозяйственной эксплуатации, было осуществлено математическое преобразова ние структуры и состава вербальной модели. Было установлено, что уменьшение коэффи циента воспроизводства популяции при низкой выживаемости и высоком коэффициенте бесплодия лосих не обеспечивает необходимую репродукцию популяции, поскольку не позволяет получать достаточное количество репродуктивого молодняка. Поэтому, чем боль ше коэффициент бесплодия и меньше количество лосих, тем выше должен быть в популя ции коэффициент сохранности ремонтного молодняка, иначе популяция лося теряет чис ленную стабильность и начинает сокращаться в объеме. Изменяя коэффициент сохраннос ти ремонтного молодняка, возможно управление максимальной численностью популяции и, соответственно, количеством добываемых охотниками животных. В соответствии с уве личением коэффициента воспроизводства, увеличиваются возможности не только зоотех нической выбраковки животных из различных половозрастных и хозяйственно-эксплуата ционных групп популяции лося, но и количество продуцентов мясной продукции и призо вых охотничьих трофеев.

В этих условиях основными факторами управления популяцией являются: уменьшение коэффициента бесплодия лосих;

увеличение коэффициента воспроизводства популяции;

изменение коэффициента темпа прироста популяции;

уменьшение коэффициента отхода в группах молодняка и взрослых животных;

изменение коэффициента зоотехнической выб раковки из популяции;

поддержание оптимального соотношения численностей половозра стных и хозяйственно-эксплуатационных групп популяции.

РЕЗУЛЬТАТЫ РЕИНТРОДУКЦИИ БОБРА РЕЧНОГО В СРЕДНЕМ ПРИИРТЫШЬЕ Кассал Б.Ю.

ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет», Омск, Россия BYKassal@mail.ru Выявление результатов реинтродукции бобра речного (Castor fiber L.) в Среднем При иртышье является результатом проведения полевых и библиографических исследований, вербального, статистико-математического, графического, картографического анализа по лученных в процессе наблюдений и имеющихся архивных данных, их интерпретации с современных экологических позиций. Полевые исследования проведены в ходе комплекс ных экологических экспедиций, организованных и финансированных Омским областным клубом натуралистов «Птичья Гавань» (1987-2002 гг.), Омским отделением Русского гео графического общества, Омским отделением РосГео и ФГУ ТФИ ПРиООС МПР России по Омской области (2003-2010 гг.), в т.ч. совместно с правительством Омской области (2007 2010 гг.), в ряде административных районов Омской области. При выявлении численности бобра речного использована методика Л.С. Лаврова [1952].

К началу XIX в. бобр речной на территории Среднего Прииртышья (в пределах совре менных границ Омской области) был полностью уничтожен в результате перепромысла. С середины 1930-х гг. на территории Омской области была проведена успешная реакклима тизация вида, преимущественно за счет представителей восточноевропейского (C.f.orientoeuropaeus Lavrov, 1981) и белорусского (C.f.belorussicus Lavrov, 1981) подви дов. Существование особей аборигенного западносибирского подвида (Castor fiber pohlei Serebrennikov, 1929) в Омской области остается недоказанным.

В развитии сформировавшейся среднеиртышской популяции к 2010 г. можно выделить 5 этапов, имеющих самостоятельные статистико-математические характеристики: адапта ционный (1953-1966 гг.);

восстановительный (1967-1975 гг.);

сдерживательный (1976- гг.);

депрессивный (1989-2000 гг.);

расселительный (2001-2010 гг., не закончен). Ведущая роль в поддержании популяционно-демографических показателей принадлежит сильным трех-четырехпоколенным семьям с численностью 8-12 особей;

утраты особей из средне иртышской популяции за счет естественной гибели происходит в основном за счет средних и слабых семей с численностью 5-8 и 2-4 особей. Доля представителей из семей разных категорий в различных возрастных группах меняется в соответствии с показателями смер тности особей.

Об успешности восстановления вида на территории свидетельствует постепенное рас ширение ареала за счет расселения особей из очагов интродукции до границ обитания вида сначала в XVIII в., а затем и в границах для более ранних и благоприятных для бобра временных периодов. Демографические показатели восстановленной среднеиртышской популяции бобра речного характеризуются рождаемостью на уровне 33%, смертностью – 22%, общим ежегодным приростом численности – 11%. Введение промысловой добычи бобра речного на территории Омской области с 1968 г., превышение объемов добычи (офи циальной и неофициальной) в 4% от численности популяции с 1980 г., остановило рост и развитие популяции, а затем привело к депрессии численности и разрежению ареала, что прекратилось только после полного запрета добычи бобра в 2000-2004 гг. Вследствие это го количественное и пространственное развитие среднеиртышской популяции бобра реч ного было задержано на 25 лет, нанеся экономике области неоцененный ущерб.

ЦИТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛЕСНЫХ МЫШЕЙ (RODENTIA, MURIDAE, SYLVAEMUS) АЗЕPБАЙДЖАНА Касумова Н.И., Кулиев Г.Н., Мамедрзаева Э.Т.

Институт зоологии Национальной Академии Наук Азербайджанской Республики natalie.kasumova@rambler.ru Фауна грызунов Азербайджана включает 37 видов, среди которых лесные мыши широ ко распространены и многочисленны. Интерес к этой группе в таксономическом плане не ослабевает и по сегодняшний день.

На основании сравнительного анализа экологических, морфологических, морфометри ческих, кариологических данных уточнен видовой состав лесных мышей Азербайджана.

Наряду с вышеуказанными показателями, обнаружены четкие межвидовые отличия по числу ядрышкообразующих районов в хромосомах, количеству и расположению струк турного гетерохроматина, по качественным и количественным параметрам сперматозои дов. Сбор материала проводился в различных природных областях республики, включая Большой и Малый Кавказ, Ленкоранский регион. Исследовано 139 зверьков (70 самок, самцов).

Результаты кариологического анализа подтвердили существование на территории рес публики 4-х видов лесных мышей рода Sylvaemus: S. uralensis, S. ponticus, S. fulvipectus S.

hyrcanicus (Воронцов и др., 1992). Хромосомы всех видов акроцентрические (2n=48, NF=48).

У широкораспространенной малой лесной мыши (S. иralensis), встречающейся как в естественных, так и в антропогенных ландшафтах, по количеству и расположению ядрыш кообразующих районов хромосом (ЯОР) выявлено 4 формы вида. Каждая из них регистри ровалась только в определенных вышеуказанных природных областях. Обнаруженные нами формы по расположению и числу ЯОР свидетельствуют о неоднородности вида, что может быть подтверждением существования азиатской и европейской рас малой лесной мыши (Межжерин и др., 1992, Богданов и др., 2009, Карамышева и др., 2010).

У желтобрюхой мыши (S. fulvipectus) южных склонов Большого Кавказа (Исмайлинс кие нижнегорные леса) имелось 8 хромосом с прицентромерными ЯОР, 2 из которых сла бо или вообще не выявлялись. В аридных окрестностях Сумгаита эти грызуны имели прицентромерных ЯОР, а в среднегорном лесном поясе Ленкоранской природной области – 14. Прослеживается четкая числовая зависимость ЯОР от местообитаний животных.

Кавказская лесная мышь (S. ponticus) обитает, в основном, в лесных массивах предгор ных и среднегорных поясов. У всех исследованных особей ЯОР находились в теломерной части хромосом. Зверьки имели, как правило, 8-12 ЯОР в теломерных районах хромосом.

Четкой принадлежности животных с тем или иным числом ЯОР к определенной природ ной области не обнаружено.

Талышская лесная мышь (S. hyrcanicus) – эндемик Ленкоранской природной области.

Обитает в низкогорных лиственных лесах и, возможно, во влажных лесах Северного Ира на (Macholan et al., 2001). У всех исследованных зверьков ЯОР располагались исключи тельно в теломерных районах 6-9 хромосом.

Существенные морфологические различия и фиксация уникальных для рода аллелей (Воронцов и др., 1989;

Межжерин и др., 1992, 1997;

Рахматулина и др., 2009), а также отличия в кариотипе (Козловский и др., 1990;

Bulatova et al., 1991) и наши данные свиде тельствуют о сильной дивергенции изученных видов.

КЛИМАТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ НОРВЕЖСКОГО ЛЕММИНГА LEMMUS LEMMUS L, 1758.

Катаев Г.Д.1, Окулова Н.М. Лапландский биосферный заповедник, г. Мончегорск Мурманской обл., Россия, Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва, Россия kataev@lapland.ru Норвежский лемминг – узкоареальный вид, его распространение ограничено района ми Скандинавии и Фенноскандии, включая Кольский полуостров. Пространственный оп тимум грызуна приурочен к побережьям Норвежского и Баренцева морей, где его ареаль ная постоянность выше, чем во внутренней материковой и южной частях региона. В цен тральной части Кольского полуострова, в настоящее время произошло резкое сокращение численности вида. Основой происходящих популяционных перестроек вида – арктичес кого элемента териофауны, могут быть региональные климатические изменения.

Сроки установления снежного покрова стали происходить с запозданием. В результате в период осенне-зимнего межсезонья ухудшились защитные и кормовые условия для леммин гов. Снег стал часто ложиться на уже промёрзшую землю, что затрудняет подснежное суще ствование леммингов и зимнее размножение вида. Отличительной чертой последнего десяти летия являются аномально тёплые зимние месяцы. В запоздалые предзимья частыми бывают оттепели, вызывающие образование льдистой корки плотно прилегающей к напочвенной рас тительности, что затрудняет доступ грызунов к пище, особенно к зелёным мхам.

Норвежский лемминг, как эндемичный вид, быстрее других млекопитающих реагирует на изменения климата, режима снегонакопления и в этом случае выступает в роли биологи ческого индикатора природных процессов и явлений на Кольском севере. Современный кли мат характеризуется значительными отклонениями от среднемноголетних параметров пого ды, что отражается на этапах существования диких животных. На фоне глубоких депрессий численности, годы обилия норвежского лемминга становятся все более редким явлением.

Для многолетней динамики численности арктического грызуна ранее (1929-1971 гг.) была характерна устойчивая воспроизводимость 4-летних популяционных циклов на всём видовом ареале. Современный период существования леммингов характеризуется нару шением в динамике их численности. С 80-х годов XX века исчезла присущая виду регу лярность массового размножения и значительно удлинились периоды между смежными пиками их численности. Подъёмы численности грызунов изначально длились два смеж ных года, теперь становятся однолетними, цикличность теряет пространственную синх ронность, локальные популяции развиваются всё более независимо друг от друга. На ос нове полученных результатов сделано предположение, нуждающееся в подтверждении путём дальнейших исследований, что поиск наиболее адекватной теории современной динамики численности норвежского лемминга связан с результатами анализа данных од новременного мониторинга его популяционных параметров и комплексом погодно-клима тических условий.

С экологической точки зрения самой важной частью ареала продолжают оставаться ста ции переживания, центры исходной численности леммингов с типичными для вида биотопа ми, в частности с длительным сохранением склоновых снежников. Ухудшение условий сре ды верхних поясов горных массивов, связанное с климатическими нарушениями, способно вызвать групповую реакцию леммингов – пространственное перераспределение. Присут ствие норвежских леммингов в лесной зоне долинных и плакорных местообитаниях стано вится всё более случайным, даже в редкие годы их высокой численности в горах.

ИЗУЧЕНИЕ ЗВУКОВЫХ СИГНАЛОВ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ СЕМЕЙСТВА ВОДОСВИНКОВЫХ Кауфман Г.М.

Уральский государственный педагогический университет Россия, г. Екатеринбург Нами проводилось изучение звуковых сигналов различных представителей семейства водосвинковых.

Звуки, издаваемые зверьками, анализировались с помощью компьютерных программ выявляющих спектр сигналов, и затем обрабатывались стандартными статистическими методами.

На основании полученных данных нами составлен график автокорреляции, график ча стотного распределения.

В результате исследования можно выделить 9 типов звуков, которые имеют свою уни кальную частотную характеристику, достоверно отличающую их друг от друга. Можно сделать вывод о многообразии звуковой сигнализации представителей семейства водосвин ковых, об уникальности каждого из представленных звуков, о сложной звуковой коммуни кации этих животных в целом.

МНОГОЛЕТНЯЯ ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПОПУЛЯЦИИ БОБРА НА ТЕРРИТОРИИ БЕРЕЗИНСКОГО БИОСФЕРНОГО ЗАПОВЕДНИКА Каштальян А.П.

Березинский биосферный заповедник, Домжерицы, Витебская обл., Беларусь A_Kashtalian@tut.by Впервые данные по численности бобра Castor fiber на территории Березинского запо ведника были получены еще до момента его организации. Осенью 1924 г. специальной комиссией Наркомзема в верховьях Березины и на ее притоках было обнаружено 18 бобро вых поселений, что и послужило основанием для создания Государственного охотничьего заповедника на реке Березине. Уже на следующий год был проведен первый полноценный учет, осуществлявшийся затем непрерывно, за небольшими исключениями, до настоящего времени. Накопленные данные позволяют выделить в динамике березинской популяции 12 этапов, сопровождавшихся количественным ростом, состоянием стабильной численно сти или ее снижением. В большинстве случаев происходившие колебания численности были вызваны либо хозяйственной деятельностью человека, либо изменениями в состоя нии ключевых для вида местообитаний на заповедной территории.

Современный этап, начавшийся в начале 2000-х гг., характеризуется быстрым ростом численности бобра, когда она достигла наиболее высоких показателей за весь период на блюдений. Это стало возможным благодаря существенному снижению уровня хозяйствен ной деятельности (сенокошения, выпаса скота) в пойме Березины и ее притоков, что при вело к зарастанию речных пойм кустарниковой растительностью и древесным подростом и существенно увеличило кормовую емкость бобровых угодий. Наблюдавшееся в это же время падение рыночного спроса на пушнину сделало нецелесообразным охоту на бобра и почти полностью прекратило браконьерство на него не только в заповеднике, но и на со предельных территориях.

Гидрологическая сеть заповедника представлена рекой Березиной (суммарная протя женность 96,4 км) с более чем 150 пойменными старичными озерами, 69 малыми лесными реками общей длиной около 184 км и семью озерами с длиной береговой линии около километров.

Наши данные, полученные в результате учетов на водоемах заповедника в меженный период 2009 года, а также данные, собранные лесной охраной по малым лесным рекам в осеннее-зимний период 2009-2010 гг., указывают на то, что численность бобра на территории заповедника достиг ла 2400 – 2700 особей. Приблизительно 1000 – 1100 особей (250 – 270 поселений) обитает непос редственно на Березине и ее пойменных озерах и старицах, 1200 – 1400 животных (300 – поселений) – на малых лесных реках, немногим более 100 особей (25 – 30 поселений) – по бере говой линии озер. Около 100 – 120 особей (25 – 30 поселений) населяет заброшенные мелиора тивные каналы и отдельные участки на переходных болотах заповедника.

За минувшее десятилетие в пойме Березины, и, особенно, в прибрежных экосистемах малых лесных рек существенно возросла средообразующая роль бобра. В настоящее вре мя происходит быстрое заболачивание пойм, подтопление с последующим усыханием уча стков прибрежных лесов.

Анализ кормовой емкости бобровых угодий заповедника указывает на то, что при от сутствии антропогенного воздействия и массовых эпизоотий существенных изменений в количественном составе речного бобра на территории заповедника в ближайшие годы про исходить не будет. Популяция достигла своего количественного и территориального мак симума, а основным лимитирующим фактором является отсутствие на заповедной терри тории еще не освоенных бобрами биотопов.

БЕЛОВЕЖСКИЙ ЗУБР BISON BONASUS BONASUS В БЕЛАРУСИ. ЗАМЕЧАНИЯ ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ РЕСПУБЛИКАНСКИХ ПРОГРАММ ПО СПАСЕНИЮ ВИДА Каштальян А.П.

Березинский биосферный заповедник, Домжерицы, Витебская обл., Беларусь A_Kashtalian@tut.by В 2009 году на территории Беларуси обитало 864 беловежских зубров. По сравнению с 1995 годом, когда начала действовать государственная Программа по расселению, сохра нению и спасению зубра в Беларуси, численность вида выросла более чем вдвое. Произо шедший рост впечатляет. Однако насколько количество соответствует качеству?

Несомненным положительным результатом программы стало создание в Беларуси по мимо трех существовавших, пяти новых популяций беловежского зубра. Но, хотя правила отбора, транспортировки, передержки и выпуска зубров четко регламентировались 7-м разделом Программы, в процессе интродукции допускался ряд нарушений, касавшихся процедуры подбора групп, их передержки, ветеринарного освидетельствования животных и дегельминтизации. По нашему мнению, все это значительно снижает перспективы ус пешного существования созданных популяций в обозримом будущем.

В стране уже имеется пример неудачного отбора зубров при создании новой популя ции. Речь идет о березинско-борисовской популяции, сформированной в 1974 на основе пяти животных, завезенных из зубропитомника Приокско-Террасного заповедника. Обра зовавшееся вольноживущее стадо к началу 90-х гг. достигло численности в 38 особей. Но в дальнейшем рост прекратился, а в последние три года не наблюдается и рождение молод няка. Рассчитанный на основе родословных зубров-основателей, средний коэффициент инбридинга животных в популяции равен 0,335. Что свидетельствует о появлении призна ков инбредной депрессии.

Благодаря репродуктивному потенциалу зубров-основателей и животных 1-2-го поко ления в новых популяциях наблюдается быстрый рост численности. Однако предусмот ренный программой мониторинг состояния для большинства стад не ведется, что делает невозможным прогноз их дальнейшего развития. Не исключается повторение сценария, сходного с наблюдавшимся в березинско-борисовской популяции.

Узаконенный при принятии программы территориальный принцип выделения основ ного и резервного генофонда без учета реального состояния здоровья отдельных особей создал все условия для проведения в Беларуси трофейных охот на зубра под видом выбра ковки. Переход к формированию генофонда на основании оценки кондиций каждой особи произошел только в 2007 году после выхода новых Правил охраны и рационального ис пользования зубров. Однако к этому времени практика трофейных охот прочно укорени лась в методологии проведения выбраковочных работ. Несмотря на многочисленную кри тику, изменений здесь в ближайшие годы не предвидится.

В 2009 году в Беларуси был принят новый План мероприятий по сохранению и рацио нальному использованию зубров, рассчитанный на пять лет. В текущем году он подвергся корректировке, а сроки его выполнения были перенесены на год. Помимо финансирования стандартных мероприятий План предусматривает выделение средств на проведение моле кулярно-генетического анализа для оценки состояния популяций, паспортизацию и мече ние животных, проведение радиотрекинга и мероприятий по межпопуляционному обмену животными. Однако финансирование запланированных работ начато не было. Остаются неясными и перспективы выполнения Плана в последующие годы. А, следовательно, неяс ными остаются и перспективы успешного сохранения существующих популяций беловеж ского зубра в Беларуси.


ЗВЕРИ В СТАЯХ ПТИЦ: ПАНТРОПИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ Квартальнов П.В.

Биологический ф-т МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва, Россия cettia@mail.ru Следование зверей за птицами в тропических лесах – мало изученный феномен. Мы обратили на него внимание во время работ на юге Вьетнама, в заповеднике Каттиен, в 2005-06 и 2007-08 гг. Наши данные дополняют сведения, имеющиеся в доступной литера туре, позволяют разобраться в сущности явления.

Больше всего сведений о взаимодействии зверей с птицами поступает из лесов Юго Восточной Азии. В Малайзии при стаях птиц кормятся белки Callosciurus tenuis, C.

nigrovittatus, C. vittatus (McClure, 1967). В первичных тропических лесах о. Борнео за ста ями птиц следуют белки Sundasciurus jentincki, S. lowi, молодые особи S. hippurus, тупайи Tupaia minor (Laman, 1992;

Emmons, 2000). Белки Callosciurus prevostii и Nannosciurus melanotis кормились поблизости от птиц, не перемещаясь за ними (Laman, 1992). На юге Индостана стаи птиц регулярно сопровождают белки Funambulus palmarum, F. sublineatus, F. tristriatus, Ratufa indica (Robin, Davadar, 2002;

Sridhar, 2005). В лесах о. Шри-Ланка птиц сопровождают белки Funambulus sublineatus, F. layardi, F. palmarum и Ratufa indica (Patrige, Ashcroft, 1976;

Kotagama, Goodale, 2004), оленёк Tragulus meminna (De Zoysa, Raheem, 1990). Во Вьетнаме за птицами следуют белки Callosciurus flavimanus и Tamiops rodolphii, тупайи Tupaia belangeri и Dendrogale murina, оленёк Tragulus javanicus, близ скоплений птиц кормится белка Menetes berdmorei;

наблюдали в общей сложности 183 случая взаимо действия зверей с птицами (Квартальнов, 2009, и др.).

Указания на следование белок за стаями птиц в лесах Африки имеются в старой литера туре. Это явление описано для лесов Камеруна (Bates, 1905), белок Funisciurus anerythrus отмечали при стаях птиц в лесах Конго (Chapin, 1932). Известны временные ассоциации между птицами и белками Tamiscus emini (Chapin, 1932).

В Южной Америке описано следование за птицами белки Microsciurus flaviventer (Buitrуn-Jurado, Tobar, 2007);

в непосредственной близости от птичьих стай отмечали бел ку Sciurus ingrami (Paschoal, Galetti, 1995).

Следуя за птицами, белки потребляют в основном животную добычу (насекомых), а также скусывают почки и кусочки коры. Белки, питающиеся плодами (в частности, взрос лые особи Sundasciurus hippurus: Emmons, 2000), птиц не сопровождают. Животную пищу добывают и тупайи;

они нередко подбирают добычу, оброненную птицами, или пытаются отнять её силой. Тупайи и оленьки в поисках животного корма обследуют опад, переворо шенный птицами. Заслышав тревожные крики птиц, звери скрываются. При одной стае звери каждого вида представлены одной, реже двумя особями. По нашим наблюдениям, смешанные стаи с участием зверей не обладают постоянным составом: покидая их, участ ники могут присоединяться к другой стае.

За стаями птиц (в основном – насекомоядных), реже за отдельными птицами в тропи ческих лесах следуют звери некрупного размера, ведущие дневной образ жизни, обладаю щие хорошим зрением и способностью к быстрым перемещениям, хотя бы отчасти питаю щиеся животным кормом. Птицы предупреждают зверей о возможном приближении хищ ника, облегчают добывание корма некоторым из них. Плодоядные звери не могут долгое время следовать за птицами, так как маршрут стай проходит мимо плодоносящих деревь ев. Стайные животные, к каким относятся обезьяны, перемещаются в составе собственных групп. Крупные белки и средних размеров хищные следуют за стаями обезьян (Chapin, 1939;

Haugaasen, Peres, 2008).

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОПУЛЯЦИИ ОВЦЕБЫКА, ИНТРОДУЦИРОВАННОГО В АЛЛАИХОВСКОЙ ТУНДРЕ (СЕВЕРО ВОСТОЧНАЯ ЯКУТИЯ) Кириллин Е.В.1, Сипко Т.П.2, Охлопков И.М.1, Соломонов Н.Г.1, Яковлев Ф.Г.3, Попов А.Л. Институт биологических проблем криолитозоны СО РАН, Якутск, Россия Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН,Москва Департамент биологических ресурсов Министерства охраны природы РС(Я), Якутск, imokhlopkov@yandex.ru В основу настоящего сообщения положены материалы наблюдений с 2000 по 2009 гг. за овцебыками, интродуцированными в нижнем течение р. Индигирка. Животные для завоза были отловлены в 2000 г. из четырех свободноживущих маточных групп на восточном Тай мыре, в районе местности «Бикады». Основу будущей популяции составили 11 особей(8+ и 3). По возрастному составу вселенцы были представленными полугодовалыми телятами и одним быком в возрасте 1,5 года. Овцебыки были выпущены у озера Александра, что в км. от п. Чокурдах. В 2002 году овцебыки перешли от места выпуска на более чем 50 км и обосновались напротив поселка Ойотунг (уч. Кресты, левый берег реки Индигирка). Раз множение овцебыков началось в 2003 году по достижению самками 3-х лет и первый при плод составил 5 телят. В 2004 году приплод телят составил 7, в 2005 г. – 5, в 2006 г. – 7, в 2007 г. – 14, в 2008 г. – 14 и в 2009 г. – 17 телят. Надо отметить, что при выпуске две особи (полугодовалые самка и самец) отделились от основного стада, и ушли в неизвестном на правлении. Организованные поиски не смогли тогда дать результатов, но в 2007 году эти животные были обнаружены в благополучном состоянии, причем с 2 телятами (возраст года и 1 год). За 7 лет с начала размножения ежегодный прирост варьировал от 19,2% ( г.) до 35,7% (2007 г.), составляя в среднем 25,8% в год. Такая интенсивность прироста вполне закономерна и также была отмечена в первые 5 лет акклиматизации овцебыка на Таймыре (Царев, 2004). За период с 2003 года по 2009 год погибло всего 2 молодых особи:

в 2006 году молодой самец и в 2009 году 3-х летняя самка. Причиной гибели молодых особей были множественные травмы, полученные от более взрослых овцебыков. Следова тельно, сохранность молодняка за период наблюдений составила 97,2%. Такая же высокая жизнеспособность молодняка была отмечена и для таймырских овцебыков на начальном этапе акклиматизации (Якушкин, 1989). Высокая жизнестойкость молодняка популяции, формирующейся в аллаиховской тундре, может свидетельствовать о тщательном подборе особей на Таймыре для переселения и наличия изоляции между стадами, из которых изы мались животные. К настоящему времени общая численность овцебыков, по результатам наземного учета в 2009 году, насчитывает 80 голов. Таким образом, численность с года (11 особей) до 2009 г. (80 особей) возросла в 7,3 раза, что свидетельствует об очень быстром увеличении численности вида. Учетные работы показали наличие 2 формирую щихся или уже сформированных стад овцебыков в 37 голов (12+ad : 5ad : 10 sad : 10 jw) и 29 голов (10+ad : 4ad : 8sad : 7jw). Отмечены 14 бродячих взрослых самцов, причем одиночных и в группе из 2 и 7 особей. Поведение овцебыков сохранило черты, характер ные номинальному виду – стадное освоение пастбищ, бродячие особи – самцы (Якушкин, 1998). В октябре 2009 г. было дополнительно завезено 27 животных (14+ и 13), в том числе 15 из Восточного Таймыра и 12 из о. Большой Бегичев. Первая партия (8+ и 7) была выпу щена в 15-20 км от стад 2000 г. выпуска, вторая (6+ и 6) – в 50 км. Таким образом, общее поголовье овцебыков на 2009 год в районе исследований составило 107 особей.

ЛОШАДИ ИЗ ПОГРЕБЕНИЙ ГНЁЗДОВСКОГО МОГИЛЬНИКА Кириллова И.В.1, Спасская Н.Н. Музей Ледникового Периода, Научно-исследовательский Зоологический музей МГУ им. М.В.Ломоносова ikirillova@yandex.ru, equusnns@mail.ru Время функционирования некрополя Гнёздово (Смоленская область) – от начала X до начала XI вв. Среди курганных погребений преобладают комплексы с трупосожжением;

в них обнаружены кости разных животных, в том числе лошадей. Первые исследователи курганов Гнёздово В.И. Сизов и С.И. Сергеев отмечали единичные находки целых скелетов и черепов коней. Скелеты лошадей из раскопок начала ХХ в. не были исследованы и утра чены. Во второй половине XX века (1975–1978 гг.) было раскопано 3 целых скелета лоша дей в курганах Центральной группы (Ц-142, Ц-191 и Ц-255). Их повторное изучение позво лило получить новую информацию.

Особое внимание было уделено комплектности скелетов и сохранности костей. Исходя из выявленных признаков, были сделаны следующие выводы: 1) лошади из погребений Ц 191 и Ц-255 были кремированы;

2) некоторые кости скелета несут признаки остеопороза, артрозных явлений, связанных, скорее всего, с возрастными изменениями;

3) состояние зубной системы (специфическая стертость зубов), прижизненная деформация некоторых позвонков свидетельствуют об интенсивной верховой нагрузке, а также, предположитель но, об условиях содержания одного из животных;

4) высота в холке лошадей из Гнёздово составляла от 138 до 150,6 см.

Специфика средневековых погребений Гнёздово с лошадьми (отдельное захоронение лошади;

захоронение всадника с конём) демонстрирует особое отношение жителей к этим животным.

НАХОДКА ИСКОПАЕМОГО СНЕЖНОГО БАРАНА, OVIS NIVICOLA, НА ЧУКОТКЕ Кириллова И.В., Шидловский Ф.К.

Музей Ледникового периода, Москва Снежный баран в настоящее время распространен в горных районах Восточной Сиби ри и Дальнего Востока России. Ископаемые остатки известны из естественных местона хождений и археологических памятников верхнего палеолита и более поздних культур этих регионов и свидетельствуют о более широком ареале животного в прошлом.


В 2008 г. у подножия обнажения в окрестностях населенного пункта Мандриково (Би либинский район Чукотского АО) был обнаружен практически целый череп ископаемого снежного барана. Экземпляр имеет хорошую сохранность, красновато-бурый цвет. В не скольких местах заметны погрызы крупного хищника. Зубные ряды без левых РМ2-3 и правого РМ2. Череп принадлежал взрослому животному. По всей вероятности, он проис ходит из верхней части сильно льдистых отложений позднеплейстоценового возраста, широко распространенных в регионе.

СЛУЧАЙ ПРИЖИЗНЕННОЙ ДЕФОРМАЦИИ ЗУБОВ У ШЕРСТИСТОГО МАМОНТА, MAMMUTHUS PRIMIGENIUS BLUM Кириллова И.В., Шидловский Ф.К.

Музей Ледникового периода, Москва Патологии и другие прижизненные деформации щечных зубов мамонта многократно описаны в литературе. Существует несколько классификаций и объяснений механизма воз никновения этих феноменов. Основное внимание исследователей уделено наиболее часто встречающимся отклонениям – в строении зубной коронки.

Интересный случай деформации корневой части зубов отмечен на нижней челюсти взрослого мамонта, найденной в низовьях р.Колыма. Экземпляр имеет хорошую сохран ность. Разрушена задняя часть восходящей ветви с обеих сторон, благодаря чему видно строение корневой части зуба последней смены (М3). С каждой стороны нижняя часть корня изгибается кнаружи с образованием небольшой хорошо выраженной наклонной пло щадки. Апикальная часть корня не замкнута. Необычная деформация корня щечного зуба, зеркально повторенная с противоположной стороны, может свидетельствовать об откло нении в его формировании. Вместе с тем коронка этих зубов не имеет явных отклонений.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ МОНГОЛЬСКОГО ДЗЕРЕНА В РОССИИ:

10 ЛЕТ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ Кирилюк В.Е.1, Лущекина А.А. ФГУ Государственный природный биосферный заповедник «Даурский», ИПРЭК СО РАН, Чита, Россия Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н.Северцова РАН, Москва, Россия vkiriliuk@bk.ru Монгольский дзерен (Procapra gutturosa) в течение нескольких десятилетий фактичес ки отсутствовал на территории России. Появление и первое размножение самки дзерена в Даурском заповеднике в 1992 г. мало чем отличалось от множества других случаев захода или очень редкой встречи видов животных, которых относят к «находящимся на грани исчезновения». Сначала численность дзеренов на российской территории быстро возрос ла: в 1993 г. – около 15, в 1994 г. – уже около 80 особей. Антилопы приходили в заповедник из Монголии только на теплый период. С учетом приплода к осени 1995 г. здесь обитало около 50 голов, в 1996-1998 гг. и того меньше, соответственно – 42, 30, 22. Значительное усиление охраны Ималкинского участка заповедника дало результат – осенью 1999 г. учте но 124 особи. К этому времени стало понятно, что освоившие Ималкинский участок запо ведника дзерены, принадлежат к оседлой северо-улдзинской группировке. Начиная с зимы 2001/2002 гг. дзерены живут на Ималкинском участке почти круглый год, с заходами и других особей. В начале 2001 г., впервые после почти полувекового перерыва, из Монго лии в Забайкалье зашли от 45 до 70 тысяч дзеренов из крупных мигрирующих группиро вок. Важным итогом миграции стало оседание в Забайкалье от 800 до 1500 антилоп. К этому времени были предприняты комплексные меры по сохранению вида, основанные на многолетних исследованиях его биологии. Разработанная с учетом полученных знаний и опыта Программа восстановления дзерена в Забайкалье была рассчитана до 2015 г. Целью программы было увеличение численности местных группировок до 2000 особей на терри тории не менее 500 тыс. га. Однако оставшиеся в Забайкалье дзерены были подвержены быстрому истреблению, и только в Даурском заповеднике процесс уничтожения живот ных, совершавших кочевки далеко за пределы ООПТ, удалось остановить. К весне 2002 г.

в Забайкалье оставалось менее 400 дзеренов, более половины из которых жило в заповед нике. К 2007 г. территория, населенная двумя группировками (в заповеднике и его окрест ностях), достигла 1700 км2, а численность – 860-890 голов. (Кирилюк, 2007). В мае 2008 г.

произошла весенняя миграция дзеренов из Монголии в Забайкалье, которая ранее не отме чалась. От 50 до 80 тысяч животных подошли к границе на участке, где имеется линия инженерно-технических сооружений (ИТС). Упорные интенсивные попытки преодоления ограждений привели к массовому травмированию и гибели антилоп. Во избежание еще более высокой смертности в стадах были приняты меры по созданию временных проходов в ограждении, демонтажу второстепенных заборов, строительству искусственных водопо ев и др. В итоге, 10-11 тысяч животных зашли вглубь российской территории. Эти стада принесли потомство в России, но в начале осени и следующей весной большая часть из них вернулась в Монголию, обойдя ИТС. Оставшиеся дзерены освоились на новой терри тории и сформировали новую группировку, для сохранения которой создается заказник «Долина дзерена». Всего к осени 2010 г. в Забайкалье постоянно обитало около 3500 дзе ренов. И хотя еще не все группировки приобрели устойчивость и надежно защищены, можно констатировать, что, во-первых, имеется последовательный успех в восстановлении вида в России и, во-вторых, в современных условиях невозможно восстановить вид копытных без специальных, продолжительных поддерживающих мер.

ОБ ОПЫТЕ ВЫПУСКА В ПРИРОДУ ВОЛКОВ, ВЫРАЩЕННЫХ В НЕВОЛЕ Кирилюк В.Е.1, Рожнов В.В. ФГУ Государственный природный биосферный заповедник «Даурский», Россия Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, Москва, Россия vkiriliuk@bk.ru Для разработки программ реабилитации и восстановления исчезающих или исчезнув ших в природе млекопитающих, в том числе хищных, необходимы специфичные методы содержания их в неволе и изучение процесса адаптации животных после выпуска.

На волках (Canis lupus) проведена отработка методов прослеживания животных, выпу щенных после содержания в неволе, с помощью спутниковых передатчиков. В Даурский заповедник охотниками были переданы 2 волчонка в возрасте около 1 мес (самец и самка).

Сначала их содержали в вольере размером 23 м, а с возраста 3 мес – в вольере 66 м.

Каких либо действий с целью приручения волков не осуществляли, но к персоналу, прино сившему корм, животные привыкли, а на автотранспорт, на котором подвозили корм, у них выработалась положительная реакция.

Волков выпустили в охранной зоне заповедника к северо-востоку от оз. Зун-Торей августа 2010 г. в возрасте около 15 мес. Район выпуска представлен мелкосопочником в зональных настоящих степях с присутствием агроценозов. Для прослеживания выпущен ных волков использовали спутниковые передатчики российского производства (ЗАО «ЭС ПАС»). За сутки передатчик, закрепленный на самке, передавал координаты от 17 до точек местоположения, на самце – от 24 до 61 точек. В целом сутки были охвачены наблю дениями относительно равномерно;

большая часть пробелов в данных приходилось на пер вую половину ночи, самая интенсивная информация поступала в вечерние часы. Передат чик на самце проработал 21 сутки, на самке – 37 суток.

Волки адаптировались к жизни в природе довольно быстро. Первые 3-5 дней после выпуска они почти не скрывались и были активны не только ночью, но и днем. При первом посещении животноводческой стоянки они вели себя безбоязненно: ходили по ограде, про веряя собачьи миски, убили и ранили несколько козлят, играли с собаками, при этом почти не боялись людей, пытавшихся их отогнать. С этого времени первые недели вольной жиз ни хищников во многом были привязаны к животноводческим стоянкам, где они давили или пытались задавить овец и коз, искали другую пищу. 8 августа пастух верхом на коне прогнал волков несколько километров, после чего самка отбилась от самца и переселилась на 20-25 км западнее. После первых же контактов с людьми волки перешли к более скрыт ному, преимущественно ночному, образу жизни, перестали нападать на скот в присутствии пастуха. Самец, который с детства проявлял большую осторожность, чем самка, уже через 2 недели стал настолько скрытным, что никто из людей его не видел. Самка перестала попадаться людям на глаза через 35-40 дней.

По данным спутниковой пеленгации волки на третьи сутки после выпуска пришли к животноводческой стоянке. Первые 2-3 недели они посещали стоянки почти каждую ночь, затем начали подходить к ним все реже и реже. 23 сентября самка отстреляна у животно водческой стоянки. Самец в составе стаи из 3 волков также убит после нападения на стоян ку, но значительно позже – 5 ноября. К этому времени он удалился от места выпуска на 43 52 км. Самец за время работы передатчика (21 день после выпуска) освоил территорию км2, а самка (за 37 дней) – 115 км2.

Работа выполнена в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Биологическое разнообразие».

ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ ДИКОГО КАБАНА РОССИИ И ЮЖНОЙ КОРЕИ ПО ДАННЫМ АНАЛИЗА МИКРОСАТЕЛЛИТНЫХ ЛОКУСОВ Сунг-Кионг Чои, Джи-Еун Ли, Ми-Сук Мин, Юнгва Ан, Юнг-Джун Ким, Джанг Джеун О, Волошина И., Мысленков А., Марков Н., Ханг Ли, Киюнг-Сеок Ким GENETIC DIVERSITY OF WILD BOAR FROM SOUTH KOREA AND RUSSIA BASED ON MICROSATELLITE LOCI ANALYSIS Sung-Kyoung Choi1, Ji-Eun Lee1, Mi-Sook Min1, Junghwa An1, Young-Jun Kim1, Jang Geun Oh3, Voloshina I.2, Myslenkov А.2, Markov N.4, Hang Lee1 and Kyung-Seok Kim Conservation Genome Resource Bank for Korean Wildlife, College of Veterinary Medicine, Seoul National University Seoul 151-742, Korea Лазовский государственный природный заповедник, пос. Лазо, Россия Mt. Halla Research Division, Dept. of Halla Eco-Environmental Research, 690-816, Korea Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург, Россия Kyungkim@snu.ac.kr Дикий кабан, Sus scrofa, распространен по всему миру и является диким предком до машней свиньи. Несмотря на большое число уже проведенных исследований эволюции и филогении этого вида, для разработки эффективной стратегии сохранения и управления его популяциями необходимы получение дополнительных сведений о генетике его популя ций, филогеографии, а также экологии в Северной Евразии.

С целью характеристики генетической структуры дикого кабана в северной Азии нами были изучены генетические взаимосвязи диких кабанов из Южной Кореи и с Дальнего Востока России. Изменчивость 16 микросателлитных локусов была изучена у 49 особей из Южной Кореи (регионы Гангвон, Джеолла, Гийонгсанг и остров Чеджу) и Дальнего Вос тока России (Приморский край). Для кабанов из Приморского края был характерен более высокий уровень генетической изменчивости по сравнению с животным из Кореи (среднее число аллелей на локус соответственно 6,8 и 3,8;

показатели гетерозиготности: наблюдае мые 0,664 и 0,521, ожидаемые 0,705 и 0,586). По данным F-статистики кабаны из России достоверно отличались от корейских животных, при попарных сравнениях значения этого индекса варьировали от 0,088 до 0,205.

Для точной оценки генетических связей, однако, необходимо увеличить размер выбор ки. Дальнейшие исследования с использованием образцов диких кабанов и домашних сви ней из большего числа регионов Евразии прольют свет на понимание: (i) генетической структуры и филогеографии диких кабанов Евразии (ii) происходение и пути доместика ции азиатских пород свиней.

ФИЛОГЕОГРАФИЯ И ГЕНЕТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА НАСЕЛЕНИЯ СИБИРСКОЙ КОСУЛИ В СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ Юн-Сан Ли1, Ми-Сук Мин1, Юн-Джун Ким1, Джанг Джеон О3, Волошина И.2, Мысленков А.2, Марков Н.4, Аргунов А.5, Ханг Ли1, Киюнг-Сеок Ким MOLECULAR PHYLOGEOGRAPHY AND GENETIC STRUCTURE OF SIBERIAN ROE DEER IN NORTHERN EURASIA Yun-Sun Lee1, Mi-Sook Min1, Young-Jun Kim1, Jang Geun Oh3, Voloshina I.2, Myslenkov А.2, Markov N.4, Hang Lee1 and Kyung-Seok Kim Conservation Genome Resource Bank for Korean Wildlife, College of Veterinary Medicine, Seoul National University Seoul 151-742, Korea Лазовский государственный природный заповедник, пос. Лазо, Россия Mt. Halla Research Division, Dept. of Halla Eco-Environmental Research, 690-816, Korea Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург, Россия Институт биологических проблем криолитозоны, Якутск, Россия Kyungkim@snu.ac.kr Косуля (род Capreolus;

Gray, 1821) широко распространены во всей Палеарктике и по большей части Евразии. Выделяют два вида: европейская косуля (C. capreolus Linnaeus, 1758) и сибирская косуля (C. pygargus Pallas, 1771). Считается, что вид сибирская косуля включает в себя не менее трех подвидов, хотя таксономический статус этих форм все еще нуждается в подтверждении. Было проведено много исследований в области генетическо го разнообразия и экологии европейской косули, однако сведений о генетической диффе ренциации сибирской косули очень мало.

С целью характеристики генетической структуры населения сибирской косули, особен ности генома животных из большинства регионов Северной Евразии от Урала до Южной Кореи были охарактеризованы путем анализа контрольного региона митохондриальной ДНК (681 bp) и микросателлитных локусов.

Результаты анализа мтДНК показали, что косули из Центральной Сибири, Дальнего Востока России и континентальной Кореи образуют один филогенетический кластер, в отличие от особей с Урала и Западной Сибири, а также острова Чеджу, крупнейшего остро ва, расположенного к югу от Корейского полуострова. Животные из последних трех реги онов также образовывали один кластер.

Наибольшее разнообразие митохондриальных гаплотипов было характерно для Цент ральной Сибири, далее следуют Дальний Восток России, континентальная Корея, Урал и Западная Сибирь и острова Чеджу.

По данным как микросателлитного анализа, так и мтДНК косули с острова Чеджу гене тически изолированы от других группировок вида, включая и континентальную Корею.

Для них был характерен наименьший показатель генетического разнообразия и значимая дифференциация главным образом вследствие географической изоляции и сокращения численности в историческом прошлом. Группировки косули в Корее и на Дальнем Востоке России слабо дифференцированы, что отражает исторические обмен генетическим мате риалом между этими регионами.

РЕГИСТРИРУЮЩИЕ СТРУКТУРЫ МЛЕКОПИТАЮЩИХ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ Клевезаль Г.А.

Институт биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН, Москва, Россия klevezal@bk.ru В 60-80 годы прошлого века регистрирующие структуры млекопитающих (дентин и цемент зубов и костная ткань) постепенно стали популярны у териологов, в первую оче редь у охотоведов, поскольку их анализ давал возможность точно определить возраст каж дой особи и оценить возрастной состав эксплуатируемых популяций. Многочисленные исследования ростовых слоев в дентине и цементе зубов у разных видов выявили возмож ности, ограничения и проблемы определения возраста по годовым слоям. Метод был при знан наилучшим для тех случаев, когда нужна точная оценка возраста, например для оцен ки динамики популяций ряда видов, но требовал определенных навыков и технической базы, и потому появились фирмы по определению возраста на коммерческой основе. При жизненное удаление зубов у крупных млекопитающих позволило определять точный воз раст в исследованиях, не связанных с промыслом, но также выявило источники возмож ных ошибок. Перспективы получения большей информации не только о возрасте, но и других параметрах истории жизни особи оказались мало интересны для исследователей современных млекопитающих, однако привлекли внимание зооархеологов и палеонтоло гов. Им нужна была информация не только о возрасте особи в момент гибели, но даже в большей мере – о сезоне ее гибели. Использование регистрирующих структур можно счи тать сейчас основным методом определения “сезонности” обнаруженных захоронений.

Дополнительные возможности открылись после описания “меток зимней спячки”, кото рые можно обнаружить не только на шлифах, но и на поверхности резцов зимоспящих грызунов. Высокая чувствительность дентина постоянно растущих резцов грызунов как регистрирующей структуры открыла также возможность использовать резцы в хроноби ологических исследованиях. Последнее стало особенно перспективным после обнаруже ния записи суточных и внутрисуточных ритмов роста на поверхности резцов. Анализ этой записи может дать интересную информацию при исследовании циркадных ритмов грызу нов не только в эксперименте, но и в природе, поскольку можно использовать музейные коллекции, не повреждая коллекционный материал.

ГОЛОЦЕНОВЫЕ МЛЕКОПИТАЮЩИЕ ЮЖНОГО БАЙКАЛА Клементьев А.М.

Иркутский гостехуниверситет, Иркутск, Россия klem-al@ngs.ru Многолетние исследования фауны голоценового времени из археологических памятников южного Байкала и сопредельных территорий позволили автору сделать следующие выводы.

1. Доминирующими видами на протяжении всего голоцена являлись млекопитающие, обитающие здесь и в современную эпоху: заяц-беляк, нерпа, волк, лисица, соболь, барсук, медведь, кабан, лось, благородный олень, косуля, кабарга. Меньшую численность имели такие виды, как бобр, сурок, тур, северный олень. Домашние млекопитающие представле ны широким спектром видов.

2. Хронологические рамки существования указанных видов становятся известны бла годаря радиоуглеродным датировкам археологических объектов и/или их многослойности (иногда охватывающей весь голоценовый профиль). В раннем голоцене (10,3-8 тыс. л.н.) здесь обнаружены остатки таких видов как волк, лисица, соболь, дикая лошадь, косуля, лось, благородный олень, крупных бык. Средний голоцен (8-2,5 тыс.л.н.) характеризуется наиболее представительным составом видов. На данной территории обитали суслик, су рок, бобр, волк, лисица, медведь, соболь, барсук, лошадь, кабан, косуля, лось, благород ный и северный олени, кабарга, первобытный тур. В позднеголоценовое время (2,5 тыс. – современность) фауна обедняется в связи с исчезновения дикой лошади, тура, сурка, боб ра. Большое значение в ландшафтах приобретают домашние копытные (лошадь, КРС, МРС, верблюд). На протяжении всего голоцена в Байкале водилась нерпа.

3. Благодаря определениям расширился спектр видов, использовавшихся древним на селением южного Прибайкалья. Так, с памятника Бугульдейка-2 были определены кости первобытного быка и северного оленя. Довольно редкие остатки посткраниального скеле та кабана (представленного почти всегда только клыками), обнаружены в материале из могильника Фофаново. Кроме того, подтвердилась промысловая значимость лося в связи с определениями костей из слоев стоянок Усть-Хайта, Лисиха и изделиями в погребальных комплексах Фофаново, Шаманка-2, Китой (ранее известны были в основном изделия в виде головы и наскальные рисунки этого вида). При определении остеологического мате риала из Китойского могильника (Витковский, 1882) в фондах ИОКМ было выявлены из делия из бивня мамонта. Использование ископаемых остатков в неолите отмечено нами для более северных территорий (Нижняя Джилинда-1, Усть-Ёдарма-2) и объекта Шумили ха (Иваньев, 1981).

4. Изучение остеологического материала позволяет установить возрастные характери стики млекопитающих по состоянию зубной системы и/или срокам прирастания эпифизов костей (Клевезаль, 2007). В свою очередь это является одним из критериев определения сезонности стояночных и погребальных комплексов. Например, на могильнике Фофаново было обнаружено погребение с черепом молодого медведя, сезон добычи которого был определен весенним периодом. Определение сезона существования хозяйственной ямы на поселении Лисиха было выполнено на основе состояния зубной системы бобра годовалого возраста и показало весенний период.

5. Значительный объем выборок с отдельных памятников, большое количество самих археологических объектов позволяет в целом дать характеристику как популяциям голоце новых млекопитающих, так и среде их обитания.

Работа выполнена при поддержке грантов РГНФ 09-01-0038а и 06-01-00466а.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 23 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.