авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |

«Институт экономики, управления и права (г. Казань) ТУРЦИЯ – ТАТАРСТАН: НА ПУТИ К СТРАТЕГИЧЕСКОМУ ПАРТНЕРСТВУ Материалы Международной ...»

-- [ Страница 4 ] --

Самоорганизация предполагает действия определенной группы субъектов, которые вступают во взаимодействие друг с другом, пре следуя свои цели без какого-либо принуждения извне, как бы анархи чески – путем проб и ошибок. В этом случае процесс системообразова ния, структурирования, обеспечения порядка осуществляется главным образом изнутри, самостоятельно в силу встроенных в саму систему механизмов группирования и координации действий этих субъектов в процессе их взаимодействия, взаимного притяжения и интеграции.

В силу открытости система способна и должна самоорганизовы ваться, функционировать и трансформироваться, приспосабливаясь к изменяющимся параметрам внешней среды. «Мы называем систему самоорганизующейся, – подчеркивал основатель теории синергетики Г. Хакен, – если она без специфического воздействия извне обретает какую-то пространственную, временную и функциональную струк туру. Под специфическим воздействием мы понимаем такое, которое навязывает системе структуру или функционирование. В случае же самоорганизации система испытывает неспецифическое воздействие.

Например, жидкость, подогреваемая снизу, совершенно равномерно обретает в результате самоорганизации макроструктуру, образуя шес тиугольные ячейки» [1].

Можно выделить три разных, но теснейшим образом взаимосвя занных и дополняющих друг друга уровня организации и самоорга низации мирового сообщества. Первый (глобальный) предполагает формирование и функционирование самого мирового сообщества в его отношении с акторами регионального и национального уровней.

Второй (региональный) уровень подразумевает механизмы, процессы, особенности взаимодействия различных субъектов наднационального и субнационального характера. Третий (национальный) связан с взаи модействием между собой субъектов национального масштаба. В дан ном случае речь идет, прежде всего, о государствах как важнейших составляющих мирового сообщества и субъектов международных отношений.

Значимость такой постановки вопроса станет очевидной, если учесть, что миропорядок по своим основополагающим принципам формирования и функционирования представляет собой открытую, сложную, неравновесную и в силу этого незавершенную систему, ха рактеризующуюся высокой степенью динамичности, неустойчивости и неопределенности. Как любая такая система, миропорядок подчи няется законам синергетики – теории самоорганизации систем. Если использовать синергетическую терминологию, то формирование и постоянную трансформацию мирового порядка можно рассматривать как процесс возникновения, говоря словами И. Пригожина и И. Стен герс, порядка из хаоса [2].

В отличие от естественных и точных наук в социальных и гумани тарных дисциплинах применительно к социальным системам (граж данскому обществу, государству, общественным и политическим организациям, мировому сообществу) вместо термина «хаос» пред ставляется более корректным использовать термин «анархия». Ломка сложившихся в течение жизни многих поколений, веков и даже тыся челетий социально-экономических, политических, духовных и иных структур, кардинальные сдвиги, подрывающие основы системы, при водят к пертурбациям, революциям, кризисам, результатом которых является либо исчезновение соответствующего сообщества (системы), либо приобретение им (благодаря внешним импульсам и мобилизации внутренних ресурсов) новых возможностей для выбора оптимальных ответов на внешние вызовы и вступления на путь самоорганизации на новых основаниях.

Но все же хаос в социальных и социокультурных системах (особен но современных) в том смысле, в каком он понимается в естественных и точных науках, можно считать предельным случаем, который для целей исследования допустимо вывести за скобки. В такие периоды подвергаются эрозии или исчезают некоторые из основополагающих норм, ценностей, установок, которые в совокупности составляли инф раструктуру прежней системы и обеспечивали ее единство, жизнеспо собность, формы и направления функционирования.

Однако нельзя сказать, что человечество при каждой пертурбации возвращалось к первобытному хаосу. Даже при полном распаде ци вилизаций, мировых империй или держав в рамках самого миропо рядка продолжали действовать определенные морально-этические, нормативные, традиционные, семейные, экономические и иные прин ципы, нормы, институты, в совокупности составляющие генетичес кий код мировосприятия, глубинной психологии, культуры, характера народов.

Значимость разного рода пертурбаций, кризисов, революций сос тоит в том, что в процессе их преодоления неравновесные системы устраняют устаревшие, исчерпавшие свой ресурс и показавшие не жизнеспособность узлы и элементы. На смену им приходят новые структуры, более соответствующие новым реалиям. Это, как сказал бы Й. Шумпетер, «созидательное разрушение» – избавление от старого и расчистка места для созидания нового. Иначе говоря, неустойчивость, беспорядок, напряженность, кризис, анархию (хаос) нельзя рассмат ривать только как негатив. Этот вывод может помочь правильно по нять динамику неравновесных общественно-исторических процессов, разработать формы, пути и средства более эффективного ответа на по рождаемые ими вызовы.

Для международно-политической системы, как и большинства дру гих открытых систем, характерно органическое сочетание таких до полняющих друг друга противоположностей, как статика и динамика, устойчивость и неустойчивость, определенность и неопределенность, единообразие и разнообразие, симметрия и асимметрия, линейность и нелинейность, предсказуемость и непредсказуемость. При таком по нимании миропорядок нельзя рассматривать как раз и навсегда уста новившуюся, завершенную систему. В ней начало становления, дина мика преобладает над началом ставшим, завершившимся. Принципы самоорганизации доминируют над принципами организации, понима емой как деятельность внешних агентов по упорядочению, структури рованию и управлению системами.

При таком понимании, как установлено исследованиями в области синергетики, хаос не всегда нужно представлять как зияющую без дну, как сугубо деструктивное начало. По замечанию Е.Н. Князевой и С.П. Курдюмова, при определенных условиях хаос «может высту пать в качестве созидающего начала, конструктивного механизма эво люции», а значит, из хаоса собственными силами может развиваться новая организация [3]. Поэтому, не боясь повтора, уместно еще раз подчеркнуть: применительно к социальным системам (в том числе и международно-политической) речь идет о хаосе, а не об анархии.

Любая система создается для достижения определенной сфор мулированной миссии или цели. Но применительно к миропорядку приходится сделать ряд оговорок. При создании некоей целостной ис торической картины К. Ясперс, как подчеркивал он сам, исходил из уверенности, что человечество имеет единые истоки и общую цель.

«Эти истоки и эта цель нам неизвестны, во всяком случае, в виде до стоверного знания. Они ощутимы лишь в мерцании многозначных символов. Наше существование ограничено ими. В философском ос мыслении мы пытаемся приблизиться к тому и другому, к истокам и к цели» [4].

Поэтому со значительной долей уверенности можно утверждать, что международно-политическая система и, соответственно, миропо рядок не есть результат всецело или преимущественно сознательных, планомерных действий отдельно взятого государства или группы го сударств. Нет и не может быть какого-либо органа или инстанции, ко торые вправе указать тому или иному субъекту, какие у него должны быть интересы, цели, направление деятельности, стратегия с ближни ми и дальними соседями. Можно согласиться с Р. Гилпином, который характеризовал сущность международной политики как постоянную борьбу между независимыми акторами, находящимися в состоянии анархии [5].

Особо важное значение имеет то, что всякие революционные пер турбации, вызывающие ломку сложившихся структур, связаны с анар хией, неопределенностью и неравновесностью. Это выдвигает на пе редний план проблему преодоления подобных тенденций, восстанов ления или создания нового порядка, требующего тех или иных органи зационно-структурных новаций. Большинство водоразделов в истории эволюции международно-политических систем влекло за собой распад великих цивилизаций и империй, мировых держав, и, соответственно, господствовавших в разные исторические периоды форм миропорядка и появление на их месте новых. Вестфальская система ознаменовала конец Священной Римской империи;

система баланса сил, основы ко торой были заложены Венским конгрессом 1815 года, образовалась на руинах наполеоновской империи. Версальско-вашингтонский порядок сделал то же самое с Австро-Венгерской и Оттоманской империями, при этом значительно урезав Российскую. Двухполюсный миропо рядок образовался в результате разгрома Третьего рейха и Японской империи во Второй мировой войне. И, в конечном счете, он привел к распаду колониальных империй – Британской, Французской, Гол ландской, Португальской.

Так обстояли дела во всех цивилизациях Востока и Запада в пе риод двухполюсного миропорядка второй половины ХХ века, таким же остается положение вещей и в формирующемся новом мировом порядке. Наиболее сильные державы устанавливали правила между народной игры, определяли характер политического дискурса, струк туру международной системы, отвечающую их собственным инте ресам. При этом они имели возможность принудить более слабые страны приспособиться к этой структуре. Кроме того, такие державы контролировали решение всех вопросов, касающихся распределения мировых ресурсов – особенно тех, которые рассматривались ими как приоритетные.

Так, Персидская империя VI в. до н.э., возможно, первой заложила основы международного права и навязала другим, более слабым, госу дарствам правила и нормы, регулирующие международные отношения и дающие возможность разрешить споры между ней и более мелкими соседями. Античный Рим дал средиземноморскому миру свой кодекс и первый «закон народов». Сегодня же то, что мы называем между народным правом, разработано и утверждено западной цивилизацией и в целом отражает ее интересы и ценности.

Вслед за К. Уолтцом можно привести аналогию с рынком в сфе ре экономики. Структура рынка формируется определенным числом конкурирующих между собой фирм. Если в конкуренции участвует множество примерно равных компаний, то возможно – во всяком слу чае, теоретически – достижение ситуации совершенной конкуренции.

Но если на рынке доминируют несколько крупных фирм, то конку ренция считается олигополистической, хотя там может участвовать и множество других более мелких фирм [6]. В руках доминирующих в международной иерархии держав сосредоточиваются организация и контроль над процессами взаимодействия между всеми участниками системы. Или, как отмечал Р. Арон, «ни одна международная система никогда не была уравнительной и никогда не будет таковой. В отсутст вии единственного авторитета для сохранения минимального порядка и предсказуемости необходимо сокращение числа основных участни ков». Иначе говоря, «структура международных систем всегда носит олигополистический характер» [7].

Динамика международных отношений определяется тем, что по своей природе мощь государства представляет собой относительную величину: выигрыш одного государства если не всегда, то, во всяком случае, нередко оборачивается потерей для другого государства. Тра диционно действовал принцип игры с нулевой суммой. Каждое госу дарство, будучи озабоченным возможностью нападения со стороны другого государства, стремится укрепить собственную безопасность путем наращивания мощи. Принцип raison d’Оtat (государственных интересов), борьба каждого отдельно взятого государства за выжива ние является врожденной особенностью международных отношений.

В результате международная система формируется и функционирует в направлении установления гегемонии самой мощной державы, до стижения кондоминиума двух равновеликих держав или своего рода равновесия между основными акторами.

Происходит раздвоение мира, мировая политика осуществляется на двух аренах. С одной стороны, мы имеем систему взаимоотноше ний государств, которая функционирует, соблюдая принципы межгосу дарственных отношений в соответствии с установками традиционной дипломатии и защиты национальных интересов. С другой стороны, речь идет о транснациональном глобальном мире, в котором госу дарства теряют влияние, возрастающее число их функций переходит к транснациональным и субнациональным акторам. Разворачиваются процессы гибридизации сфер общественной жизни, тенденция к ни велированию этнонациональных, религиозных, культурных границ.

Но это сопровождается усилением требований национальных, религи озных, культурных и иных меньшинств большей автономии.

Уместно пробовать управлять самоорганизовавшимся обществом, но формы и средства такого управления должны приспосабливаться к динамике процессов самоорганизации. Организация приемлема и эф фективна до тех пор, пока она не направлена против этой тенденции.

Как констатировал классик политического реализма Г. Киссинджер, «никогда прежде новый мировой порядок не создавался на базе столь многообразных представлений, в столь глобальном масштабе. Никогда прежде не существовало порядка, который сочетал бы в себе атрибуты исторических систем равновесия сил с общемировым демократичес ким мышлением, а также стремительно развивающейся современной технологией» [9].

Новый мировой порядок нельзя свести к одной модели. Сказан ное порождает множество вопросов относительно контуров, конфи гурации, характера и сущности нового миропорядка – вопросов, на которые невозможно дать однозначные ответы. Но найти адекватные ответы можно, выведя за скобки рассуждения об однополярном ми ропорядке. Подобные аргументы взяты из интеллектуального багажа прошлого. Они были применимы к реальностям минувшего века, но не к современной ситуации.

Литература 1. Хакен Г. Информация и самоорганизация. – М., 1991.– С. 28-29.

2. Прижогин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. – М., 1988.

3. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика как новое мировидение:

диалог с Пригожиным // Вопросы философии. – 1992. – № 12. – С. 8.

4. Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М., 1991. – С. 30.

5. Gilpin R. War and Change in World Politics. Cambridge, 1981. P. 7.

6. Waltz K. Theory of world politics. Reading (Massachusetts), 1979.

Р. 94.

7. Арон Р. Мир и война между народами.– М., 2000. – С. 709.

8. Rosenau J. Turbulence in world politics. London, 1990. Р. 6.

9. Киссинджер Г. Дипломатия. – М., 1997. – С. 737.

Язык и этнокультура Багаутдинов А.А., к.филос. н.

Альметьевский филиал ИЭУП В современных социогуманитарных науках присутствует ясно вы раженный «филологизм». Обращение к языку, отражающему реально существующую целостность культурного пространства, времени, его смысловую синхронность, объединяет общество. Предельно высокий аксиологический статус языка фиксируется еще в донаучный период существования человеческого общества – в религиозно-мифологичес кой канве (7). В последующее историческое время этот статус еще бо лее вырос.

Начало теоретического осмысления статуса языка можно просле дить в трудах античных философов (Сократ, Платон, Аристотель и т.д.).

Современные исследования языка как объекта социально-гуманитар ного познания не были бы возможны без предварительной «подгото вительной» работы в рамках филологии. В XVIII-XIX веках возникает философская семиотика как наука о знаках. Связь вещи и знака вы зывает к жизни проблему произвольности происхождения языкового знака (Ф. де Соссюр, Р. Якобсон, В. фон Гумбольдт, Ч. Пирс, У. Эко и др.). Связь знака с внешними факторами его функционирования осу ществляется в связи с социальными конвенциями и установками.

Построением общих теорий языка занимается философия языка;

специальные теории разрабатывались до XIX века в рамках филосо фии и философской логики, затем – оформившейся в отдельную науч ную дисциплину лингвистики.

Во второй половине XX века отечественные и зарубежные филосо фы начали уделять изучению языка значительное внимание.

В 90-е годы XX века в недрах социогуманитарных дисциплин воз никает лингвокультурология, изучающая язык и культуру в их взаимо действии. Авторская теория лингвоинкультурации восполняет пробел отсутствия философских ее оснований.

Язык – это знаковая реальность, система знаков, служащая средс твом человеческого общения. Язык является специфическим средс твом хранения, передачи информации, а также средством управления человеческим поведением. Язык – необходимое условие и средство социализации индивида.

Понять знаковую природу языка можно исходя из недостаточности биологического кодирования. Социальность, проявляющаяся как от ношения людей по поводу вещей и людей, не ассимилируется генами.

Люди используют внебиологические средства воспроизведения соци альности в смене поколений. Знак есть своеобразная наследственная сущность внебиологического социального кодирования, которая обес печивая трансляцию всего, что необходимо обществу, не может быть передано по биокоду;

становление языковой личности нельзя пред ставлять как однонаправленное движение. Разные его периоды харак теризуются различными доминантами, определяющими речевое пове дение. Эволюцию языковой личности первого года жизни человека оп ределяет имитационный комплекс, на основе которого формируются протознаковые элементы коммуникации (кинетические, голосовые и др.). Подобные речевые средства слиты с предметной деятельностью ребенка, с конкретной ситуацией общения. Интериоризация невер бально-имитационных иконических протознаковых форм заклады вает основу для новых явлений в детском речевом становлении: она становится базисом возникновения символической (семиотической) функции. Первые шаги в овладении этой функцией ребенок делает на втором году жизни. В это время начинается самонаучение языку как многоуровневой структуре. Черпая материал из речи окружающих, ре бенок активно и творчески созидает свое поначалу еще несовершен ное языковое здание. Стремясь вычленить слова в речевом потоке, ма лыш постигает характер фонологических оппозиций, развивает свой фонематический слух. На основе такого фонематического восприятия формируются грамматические парадигмы каждого морфологического класса. Прислушиваясь к речи взрослых, ребенок открывает законы образования слов, на основе выделения словообразовательных сверх моделей пополняет свой словарь и т.д. Овладение языковой структурой определяет направление коммуникативного развития ребенка от рож дения до возраста 5-6 лет. Переступив этот барьер, личность обладает языковым механизмом, своего рода персональным компьютером, кото рый открывает ей новые когнитивно-коммуникативные возможности.

С помощью языка ребенок входит в мир общения (см. 11).

Этимологическую значимость и знаковость языка подтвердит та кое значение слова «язык», следующее сразу после определения языка как орудия речи, – «народ», взятое из церковно-славянского словаря (9, 10).

Естественный язык – это самобытная система, накладывающая свой отпечаток на сознание его носителей и формирующая их карти ну мира. Язык не только воспроизводит элементы и черты этнокуль турного миропонимания, но и создает их. Язык народа – это язык его души.

Процесс онтогенетической эволюции языковой личности после за вершения ею стадии самонаучения языку как системе выражается в становлении способности homo loquens к порождению и пониманию текстов. «Язык подчиняет индивида своим структурам (схемам клас сификации), позволяющим различать объекты, он формирует выска зывания, действия и высказывания существования, разделяет мир на эоны (интимность, удаленность) через выбор личного местоимения принуждает высказывать свое отношение к другому (Я и ты)… Язык воплощает начала объективности… Формы человеческого поведения связаны с разнообразными стереотипами вербальных текстов» (6).

Всякий естественный язык отражает определенный способ вос приятия и кодировки мира. Формулируемые в языке значения склады ваются в нераздельную систему взглядов, своего рода общественную философию, которая приобретается всеми носителями этого языка.

Данный способ мировосприятия в определенной мере универсален, но у каждого народа он обладает определенной национальной специ фикой, в итоге носители разных языков воспринимают мир по-своему.

Хайдеггер называет язык домом бытия, Гадамер – местом встречи с миром. Владение словом относится к сущностным чертам человека и неразрывно связано с его разумностью, социальностью, моральной, творческой силой, – универсальностью.

«Границы моего языка определяют границы моего мира», – отчеканил в своем знаменитом «Логико-философском трактате» Людвиг Витген штейн. Эта формулировка имеет глубокий философский смысл: реаль ность опосредуется языком, который «пересоздает» ее внутри себя и тем самым творит образ мира, уникальный для конкретного языка и конк ретной культуры. Иначе говоря, язык конструирует действительность, Если «язык, слово – это почти все в человеческой жизни», если нет ничего неположенного для языка, то сознание оказывается полностью включенным в язык, более того, сознание и есть язык («языковое со знание»). В свою очередь и мышление оказывается языковым («язы ковое мышление»). Соответственно и личность обрисовывается как языковая («языковая личность»). «Языковая личность... выступает как динамическая совокупность огромного опыта, накопленного бла годаря коллективному действованию и в действительности реальной, и в действительности коммуникативной, и в действительности невер бального мышления» (6).

Процесс пополнения знаний неразрывно связан с богатством или бедностью языкового запаса у личности, с наличием или отсутствием необходимых слов, отражающих новые реалии, понятия и явления..

«Слово рождается в ритуале как эквивалент священного действия и священного предмета – как мифическое. Имя священной сущности, служащее и символом – табу дочеловеческой животной агрессии» (8), и «у прозревших слово есть постижение огня над ним» (4). Для пра вильного формирования языкового запаса нужно помогать личности в процессе ее становления соблюдать постепенность развития. Сна чала человек усваивает родной язык своих родителей, затем в гото вую базу добавляет иностранные языки. Об этом очень точно сказал президент Российской Академии Наук времен императора Николая I и «отец» идеологии дореволюционной России адмирал А.С. Шишков:

«Просвещение народа – главное свое основание имеет на природном своем языке» (13). «Язык – есть первейшее достоинство человека, следовательно, свой язык есть первейшее достоинство народа (13, С. 174)…Без знания природного языка ни науки, ни законы, ничто умственное процветать не может» (13, С. 220). Известный татарский поэт Г. Тукай, высоко ценя дар родного слова, посвятил языку одно из своих стихотворений (см. 12).

Утверждая образ действий воспитания через национальную куль туру, И.А. Ильин особо отмечал некоторые его стороны и непремен ные условия успеха.

Так, указывая, что лишь родной язык вполне определяет «пробужде ние самосознания и личностной памяти ребенка» (5), он замечает, что «не следует учить его чужим языкам до тех пор, пока он не заговорит связно и бегло на своем национальном языке» (вопрос об органическом двуязычии здесь не затронут). С младенчества при правильном воспи тании ребенок невидимо соединяется со своими предками, слушая ко лыбельные и сказки. «Ребенок никогда не мечтавший в сказках своего народа, – легко отрывается от него и незаметно вступает на путь интер национализации» (5, С. 239). Каждый этнос отличается своими непов торимыми чертами, мировоззрением, «у народа может быть только: или воззрение народное (самостоятельное, свое), – или никакого (ибо чужое воззрение ему не принадлежит)» (1). При этом «народное воззрение есть самостоятельное воззрение народа, при котором только и возможно постижение общей всечеловеческой истины» (1).

Процесс онтогенетической эволюции языковой личности после завершения ею стадии самонаучения языку как системе выражается в становлении способности homo loquens к порождению и понима нию текстов. Структуры языка (схемы классификации), позволяющие различать объекты, подчиняют себе индивида, происходит формиро вание высказывания, действия и высказывания существования, мир разделяется на эоны (интимность, удаленность) через выбор личного местоимения происходит принуждение высказывать свое отношение к другому (Я и ты). В языке воплощаются начала объективности. Фор мы человеческого поведения связаны с разнообразными стереотипами вербальных текстов.

Важным пунктом «Теории коммуникативного действия» является утверждение о нередуцируемой собственной структуре человеческой коммуникации (14). Коммуникативная компетенция, так же как и лин гвистическая, имеет универсальное ядро. Оно включает в себя фунда ментальную систему правил, которой обладает для успешного преобра зования предложений в выражения взрослый говорящий. На изучении этих всеобщих структур возможных речевых ситуаций сосредоточена универсальная прагматика или теория коммуникативной компетенции.

Такая компетенция становится возможной на этносоциальном уровне.

Последующее освоение культуры и ее воспроизводство происходит в диалоге смыслов, посредством общения и взаимодействия людей.

Общаясь с другими людьми в процессе комуникации, человек усваи вает знания, накопленные человечеством, его опыт, установившиеся законы и нормы, ценности и способы деятельности, формируется как личность. Общество и язык продолжают формировать человека, на нем говорящего, при помощи конфигурации идей, заключенных в зна чении его слов в процессе познания на протяжении всей жизни, влияя на концептуализацию мира.

Лингвоинкультурация личности согласно авторской теории проис ходит с помощью социокультурного лингвокоммуникативного ритуа ла, определяемого как выработанный обычаем или установленный по соглашению порядок совершения коммуникативных (связывающих словесных, речевых) обрядовых и иных действий, помогающих живо му существу homo sapiens развиться до (языковой) личности, а личнос тям объединиться в какое-либо общество (семья, этнос, народ, и т.д.).

Исследуемое и выявленное концептуальное «конструирование»

культуры как знаково-символьной реальности социального бытия че ловека при помощи языка осуществляется поэтапно, средствами вы шеупомянутых социокультурных лингво-коммуникативных ритуалов, среди которых в работе выделяются по убывающей макро-коммуни кативный лингвистический ритуал, объединяющий людей в крупные социальные группы, этнокоммуникативный лингвистический ритуал, объединяющий представителей определенной народности, и антропо коммуникативный лингвистический ритуал, или языковую социализа цию личности.

Базовым социальным уровнем лингвоинкультурации является эт нический. При успешном осуществлении социализации человека в рамках вышеперечисленных ритуалов сущность человека будет содер жать в себе человеческое как витальный элемент бытия культуры (2).

Литература 1. Аксаков К.С. Еще несколько слов о русском воззрении // Эстети ка и литературная критика. – М., 1995. – С. 322.

2. Багаутдинов А.А. Язык как метаконцепт и конструктор соци окультурной реальности: дис.... канд. филос. наук.– Казань, 2006. – 177 с.

3. Богин Г.И. Филологическая герменевтика как деятельность // Язык, культура и социум в гуманитарной парадигме. – Москва – Тверь, 1999 – С. 63.

4. Есенин С.А. Отчее слово / По поводу романа Андрея Белого «Котик Летаев» / Полн. собр. соч. В 7 томах. Т. V. – М., «Наука», 1997. – С.182.

5. Ильин И.А. Путь духовного обновления // Путь к очевидности. – М., «Республика», 1992. – С. 237.

6. Козлова Н.Н. Методология анализа человеческих документов.// Социс. 2004. – №1. – С. 16, 17.

7. Мечковская Н.Б Язык и религия. Лекции по филологии и истории религий. – М.: ФАИР, 1998. – 352 с.

8. Петров-Стромский В.Ф. Три эстетики европейского искусства. // Вопросы философии. – 2000. – № 10. – С. 1591.

9. Полный церковно-славянский словарь;

под ред. прот. Г. Дьячен ко – М., 1900 – С.849.

10. Церковно-славянский словарь для толковаго чтения. / прот.

А.Свирелин. – М.: Т-во В.В. Думнов, наследн. Бр. Салаевых, 1916 – С. 199.

11. Седов К. Ф.Становление структуры устного дискурса как вы ражение эволюции языковой личности : автореф. дис … д-ра филол.

наук. – Саратов, 1999. – С. 8.

12. Тукай Г. Избранное. – Казань: Татарское кн. изд.-во, 1978 – С.67.

13. Язык наш – поводырь наш в рай или ад. – С.-Пб.: Изд-во Л.С. Яковлевой, 2001 – С. 336.

14. Joas H. Die unglueckliche Ehe von Hermeneutik und Funktionalismus. // Kommunikatives Handeln. Hg. v. A. Honneth, H. Joas H. –FaM.– S. 146.

Толерантность как показатель гражданского сознания на примере татаро-турецкого лицея г. Бугульмы Богоманова Т.В., Валеева Ф.З.

Бугульминский филиал ИЭУП …не тот мудр, кто много грамоте умеет, тот мудр, кто много добра творит.

Из лекций В.О. Ключевского Сегодня, как никогда, вопросы о толерантности, доверительности и солидарности становятся весьма актуальными. Разработанная феде ральная программа «Формирование установок толерантного сознания, веротерпимости, миролюбия и профилактика экстремизмов в граж данском обществе» находит свое отражение в сфере образования.

В середине 1990-х Россия и Турция заново открывали друг дру га, стремительно развивались экономические отношения. Российские бизнесмены устремились в Турцию, турецкие – в Россию. Возникла острая нехватка специалистов, владеющих турецким языком. Именно в эти годы и возникла идея о создании в городе Бугульме татаро-турец кого лицея, в котором дети наряду с английским языком изучали бы и турецкий.

Привитие культуры межнационального общения и интернацио нального воспитания является способом развития толерантного от ношения к представителям различных национальностей. Воспитание толерантности, особенно в сфере межнациональных отношений, при обрело стратегическое значение – вплоть до роли гаранта националь ной безопасности России.

Проблема воспитания этнотерпимости и веротерпимости занима ла видное место в творческом наследии многих писателей, социоло гов, философов и других деятелей российской культуры (И.А. Бунин, В.В. Набоков, В.Ф. Ходасевич, Д.С. Мережковский, В.В. Кандинский, С.Л. Франк, Л.И. Шестов, Г.П. Федотов и др.).

В 1993 году в Бугульме открылся татаро-турецкий лицей, который принял на обучение первых 86 мальчиков. Сегодня в нем 9 классов, в них обучается 190 лицеистов. Поступить в лицей может любой бу гульминец, закончивший шесть классов средней общеобразовательной школы. Вступительные экзамены проводятся по результатам собеседо вания. Особенностью образовательной программы является препода вание ряда предметов (алгебры, геометрии, биологии, химии, инфор матики) на английском языке. Вторым иностранным языком, изучае мым в лицее, является турецкий. В татаро-турецком лицее происходит становление новой системы образования, ориентированной на вхож дение в мировое образовательное пространство.

В мае 2004 г. в своем Послании Федеральному Собранию Прези дент РФ В.В. Путин говорил о необходимости «преодоления недо верия между различными социальными группами», о солидарности, которую он считает «важнейшим признаком духовного оздоровления нашего общества», о «сильной и ответственной власти, основанной на консолидации общества». Весной 2002 г. по плану проекта были проведены репрезентативные для взрослого населения этносоциоло гические опросы в четырех республиках в Башкортостане, Марий Эл, Татарстане и Удмуртии, а также прошел дополнительный опрос рефе рентных групп: школьников старших классов во всех четырех респуб ликах. В концептуальную основу проектов по изучению толерантнос ти-солидарности, и особенно в проекте «Электрокардиограмма (ЭКГ) социальных трансформаций» было заложено, во-первых, понимание многокультурности как многомерного явления – от уровня личности до уровня целого народа, во-вторых, – понимание сходства и различий между социальной мобильностью и этнополитической мобилизацией, в третьих, – учет динамично меняющегося баланса толерантности и солидарности с широким спектром идентичностей – от гендерной до гражданской, от семейной до профессиональной и от религиозной до региональной и, наконец, в-четвертых, – понимание социально-психо логического характера коммуникаций между различными группами на селения в широком диапазоне – от интолерантности до солидарности.

Наряду с толерантностью и солидарностью особое внимание уде лялось изучению доверительности, освобожденной от чрезмерной психологизации и воспринимаемой социологически, как один из важ нейших факторов, обеспечивающих благоприятные условия перехода от плановой экономики к рыночной, помогающих освоению новых правил взаимоотношений при переходе от государственной собствен ности к частной или различным формам смешанной, или, говоря без эвфемизмов, при переходе от социализма к капитализму. Инструмен тарий опроса включал широкий набор сфер жизнедеятельности, кото рые так или иначе освещаются СМИ, способствуя формированию то лерантных или интолерантных представлений людей в таких сферах, как макро– и микросреда социализации, семья и семейное положение, образование, культура и ценностные ориентации, работа, трудоуст ройство и отношение к рыночной экономике, сферы этнических и язы ковых контактов, сферы религиозной и политической жизни, граждан ская позиция и национальные движения.

В сентябре 2007 г. на базе татаро-турецкого лицея г. Бугульмы была проведена диагностика уровня эмпатических способностей (В.В. Бой ко). В тестировании приняли участие 60 учащиеся из 10-11 классов.

Диагностика эмпатических способностей выявляет понимание дру гого человека путем эмоционального вчувствования в его пережива ния – а это есть составляющая толерантности, способность индивида к параллельному переживанию тех эмоций, которые возникают у дру гого индивида в ходе общения с ним. Мы приведем наиболее яркие результаты исследования. Наибольший балл по шкале – «Идентифика ция» составил 62% из всей выборки, это прежде всего умение понять другого на основе сопереживаний, постановки себя на место партнера, по шкале «Проникающая способность в эмпатии» – 30%, здесь глав ным явилось коммуникативные способности человека, позволяющее создавать атмосферу открытости, доверительности, задушевности.

Полученные данные не случайны, т.к. в лицее уделяется большое внимание воспитанию в детях толерантности, уважительного отноше ния к историческому прошлому, а также миролюбию и веротерпимос ти. Большинство учащихся – это дети из неполных семей. Педагоги, а это в основном мужчины (всего в лицее 32 педагога), из них 9 чело век из Турции, стараются воспитывать своих подопечных по-отцовс ки, учить самостоятельно принимать решения. Проводится большая работа по привитию здорового образа жизни. Стали традиционными проведение Дня здоровья, организация спортивных игр на природе, в которых активно принимают участие не только педагоги и ученики, но и их родители. Такой подход к воспитанию дает свои плоды – ува жение человеческих ценностей, таких как семья, родина, труд. Отно шения между всеми, кто находится в данном учебном заведении, теп лое, участливое, без «официоза», как выразился нынешний директор татаро-турецкого лицея Р.М. Тагиров. Летом ребята выезжают в Тур цию, причем не на курорты, а путешествуют по историческим местам.

Организуются встречи педагогов Бугульмы и Стамбула. Все это спо собствует более глубокому изучению культуры и традиций страны.

Рынок и свобода подчас плодят индивидуалистов, которые, не будь социального капитала, в один миг могли бы превратить общество в су щий ад. Этого, к счастью, не случается. Возврат к дикости преграж дают наработанные веками культурные ценности, в том числе толерант ность как предтеча доверительности, выступающая в роли плотины, сдерживающей напор хаоса девиантного поведения, или моста с двух сторонним движением, позволяющего согласовывать несовпадающие интересы. Неслучайно социальный капитал измеряется, в том числе в ряде проведенных ЦИМО ИЭА РАН этносоциологических опросов, степенью доверия людей к своим согражданам, руководителям госу дарства, политическим деятелям и гражданским активистам, лидерам национально-культурных объединений, народам и религиям. Напро тив, отсутствие социального капитала приводит к высокому уровню преступности, увеличению числа наркозависимых, к распаду семей, к уклонению граждан от уплаты налогов и т.д.

Согласно «Словарю русского языка» слово терпеть имеет двоякое значение. В одном случае оно означает «стойко и безропотно пере носить, сносить что-либо», например боль, страдания, лишения, не приятности, в другом – «мириться с наличием, существованием кого-, чего-либо». Аналогичным двояким смыслом обладает еще одно сло во – «терпимый». Таким образом, слово «терпимость» является си нонимом второго значения обоих слов, и при его употреблении неиз бежно возникает сложная смысловая коллизия. Поэтому необходимы специальные оговорки, когда речь идет о «толерантности» в смысле «терпимости».

Как видим, понятие «толерантность» приобрело многозначный, и поэтому малопонятный характер. В большинстве рассуждений о толерантности красной нитью проходит мысль о социальной природе этого явления. Такой подход превалирует не только в социологической литературе, что вполне можно объяснить, но и в ряде публикаций, пос вященных психологическим аспектам воздействия внешней среды на масштабы проявления толерантности – интолерантности.

В татаро-турецком лицее учатся дети не только татарской нацио нальности. Побывав в этом учебном заведении, замечаешь насколько доброжелательная атмосфера царит здесь. Это во многом заслуга про фессионалов, работающих тут. Именно педагоги умеют делать трудное привычным, привычное – легким, а легкое – прекрасным. Выпускники лицея после окончания поступают в высшие учебные заведения нашей республики и за ее пределами.

Для того чтобы общество, государство, этническая общность или семья были устойчивы и стабильны, чтобы предотвратить уг розу дифференциации и разъединения, ведущих к возникновению очагов противоречивости интересов, а порой к конфликтам, необхо димо, чтобы в каждой сфере жизнедеятельности были свои цемен тирующие силы – формы, масштабы и технологии толерантности и солидарности.

Совместные учебные заведения – эффективный путь к дружбе и взаимопониманию между народами Вафина Ф.Г., Татаро-турецкий лицей №149 Советского района г. Казани Республика Татарстан – многонациональное государство, в котором уже несколько веков живут дружно представители многих националь ностей, и это стало залогом процветания республики. Педагогический коллектив муниципального учебного заведения «Лицей № 149» одной из важнейших задач своей деятельности считает воспитание учащих ся в духе толерантного отношения к людям разных национальностей и вероисповедания. Диалог культур представителей тюркоязычных народов, знакомство с традициями, изучение языков – основные на правления данной работы. Как она проводится, каковы ее результаты, настоящее и будущее лицея?

По инициативе Фонда 15 лет назад изучения культуры тюркских народов (руководитель Фонда – доктор, профессор Туран Язган) и Та тарского государственного гуманитарно-педагогического университе та был основан татаро-турецкий лицей № 149. Чем объясняется созда ние такого учебного заведения, в чем актуальность его появления?

В связи с установлением экономических и культурных взаимосвязей, с созданием совместных с Турцией предприятий в начале 90-х годов прошлого столетия возникла потребность в специалистах, владею щих турецким языком. Данное обстоятельство обусловило открытие в 1992 г. в Казанском педагогическом университете англо-турецкого отделения. На начальном этапе лицей №149 работал при данном уни верситете, и в его главную задачу входило осуществление довузовской подготовки по изучению турецкого языка будущих студентов данного отделения.

Непосредственную помощь в организации обучения учащихся ту рецкому языку оказывал Фонд изучения культуры тюркских народов.

По совместному соглашению он направлял учителей турецкого языка, обеспечивал учебниками, помогал в оснащении обучающихся учебно наглядными пособиями и техническими средствами, в комплектова нии библиотеки книгами для внеклассного чтения. Результатом дан ной деятельности стало то, что в лицее – прекрасно оборудованные, эстетически оформленные кабинеты турецкого языка, в библиотеке – до 400 экземпляров книг на турецком языке (художественной, науч но-популярной литературы), около 500 учебников, учебных пособий и различных словарей и справочников, так что каждый ученик имеет возможность получить учебники для изучения языка, книги для чте ния по разным отраслям знаний.

Важную роль играет личность педагога. Педагоги из Турции – но сители языка – знакомят обучающихся с культурой, литературой, исто рией, традициями, системой образования в Турции. Это позволяет кол лективу лицея решать не только образовательные, но и важные культур но-воспитательные задачи. За прошедший период в лицее работали сле дующие педагоги из Турции: Омар Туган – 1992-1993 у.г. (учебный год), Шарафетдин Айбаз – 1992-1994 у.г., Айша Йылмаз – 1993–1994 у. г., Эрдал Шахил – 1994-1995 у.г., Зэйнеп Сарыышык – 1994-1995 у.г., Се вим Тивижиолу – 1995-1996 у.г., Ибрагим Мараш – 1995-1996 у.г.. Ай нур Мараташ – 1995-1996 у.г., Мэхмэт – 1996-1998 у. г., Хэсээн – 1996 1998 у.г., Яшар Кайхан – 1998-2000 у.г., Мэхмэт Доуэл – 1998-2000 у.г., Байрам Бюлент 2003–2004 у.г., Аида Назар – 2006-2006 у.г. Амир Ше биб – с 2006 у.г.

Уроки турецкого языка проводятся педагогами на высоком про фессиональном уровне с применением новейших методов и информа ционных технологий. Учителя используют разнообразные активные методы работы, такие как конференция, заочная экскурсия, диспут, путешествие, викторина и многие другие. Результатом такой плодо творной работы является то, что учащиеся лицея ежегодно занимают призовые места на республиканской олимпиаде по турецкому и араб скому языкам.

Педагоги лицея систематически делятся опытом своей работы. Так, ими не раз были даны открытые уроки и мероприятия для педагогов и гостей не только районного и городского уровней, но и республикан ского и российского значения. А в 2006-2007 учебном году учителя продемонстрировали свою работу и знания учащихся в рамках прохо дившей в России международной конференции, на которой обсужда лись вопросы воспитания толерантности учащихся. Присутствующих приятно удивило прекрасное владение учащимися турецким языком, их умение свободно общаться на нем.

В лицее проводится интересная воспитательная работа, центром которой является школьный этнографический музей, основанный в 1996 году. Выставка музея представлена тремя экспозициями. Первая знакомит посетителей с предметами быта татарского народа (саке, маслобойка, шамаиль, кумган, молитвенный коврик, четки, нацио нальные костюмы, кожаные сапоги, шаль, тюбетейка, лапти). Вторая посвящена культуре Турции. Здесь представлены различные амулеты, обереги, женские украшения, изделия из фарфора, сувениры, старин ные книги, подаренные нашему лицею представителями консульства Турции, гостями. Можно ознакомиться с учебной литературой, жур налами, представленными турецким центром, которые используются для обучения учащихся турецкому языку. Наконец, экспозиция, посвя щенная дружбе между Ливаном и Татарстаном, содержит вазы ручной работы, коран, жамаиль с изображением мечети « Аль Кудс».

Все экспонаты музея были собраны учениками, учителями наше го музея, а также жителями микрорайона, которые охотно поделились ими, а также гостями музея.

При музее работает совет музея, в который входят инициативные, любящие экскурсионную и поисковую работу учащиеся, руководи мые учителем турецкого языка Амиром Шебибом. Активную помощь в проведении экскурсий оказывают учителя английского, русского, татарского языков, так как экскурсии проводятся учащимися на пяти языках. Ребята ежегодно принимают участие в конкурсах экскур соводов на иностранных языках, занимая призовые места. Призер суперфинала Фазлиева Лилия в 2000 г. была награждена путевкой в Санкт-Петербург.

Гостями музея были участники конференций, семинаров различ ных уровней и, конечно, учащиеся нашего города и республики.

Работа по обогащению материала, по обновлению экскурсий ведет ся постоянно. Одно поколение ребят сменяется другим, но традиции остаются неизменными. Вся работа подчинена воспитанию любви и гордости за свою национальную культуру, уважения и понимания куль туры и традиций других народов. Музей продолжает сотрудничество с научными работниками Государственного национального музея РТ и Центром туризма РТ.

Воспитательная работа в школе в данном направлении включает в себя не только музейную часть. В лицее стали традиционными такие мероприятия, как встречи с деятелями культуры Турции, проведение Дня независимости Турции, конкурсы чтецов, исполнителей танцев и песен на турецком и арабском языках, различные выставки (например, выставка музыкальных инструментов турецкого народа).

Наибольший интерес вызывают у учащихся встречи с предста вителями Турции. Ведь именно они имеют возможность доходчиво, эмоционально рассказать о своей Родине, народе. В лицее побывали и встретились с ребятами многие интересные люди:

– Мостафа Онэр – учитель из Турции;

– Ахат Аидижан – министр Турецкой Республики (7 мая 1998 г.);

– Надир Дэеулет –историк, доктор наук;

– Сафия Эмре – дочь Эзмета Вали Менгера – Туган Яуган – профессор, доктор наук, организатор и руководи тель Фонда изучения культуры тюркских народов.

Но что может быть более запоминающимся, чем поездка в Турцию?

Именно во время встреч с представителями данного государства на их Родине учащиеся и педагоги наиболее полно изучают особенности этой страны, то, чем живут, о чем мечтают люди, каков образ их жиз ни. Учащиеся и педагоги не раз были в Турции, принимали участие в фестивале национальной культуры. Ребята демонстрировали свое знание турецкого языка, исполняли татарские и турецкие националь ные танцы и песни, встречались с детьми и взрослыми страны. Было важно то, что они жили в турецких семьях, что позволило близко поз накомиться с образом жизни, семейным укладом. Многие ученики до сих пор поддерживают связь с этими семьями, и дружба, уже семей ная, продолжается. Представители нашего лицея принимают участие в различного рода международных культурных мероприятиях в городе Стамбуле с 1997 г.

Особой гордостью лицея являются его выпускники. Большинст во выпускников лицея поступило в высшие учебные заведения, мно гие из них – по профилю лицея – на факультеты иностранных язы ков, в том числе восточных. Часть ребят обучалась в университетах Турции и в других зарубежных странах. Завершив профессиональное образование в вузах, большинство выпускников успешно трудятся по профилю. Например, Галавов Артур Василович, закончив юридичес кий факультет Университета Гази в Турции, в настоящее время рабо тает референтом в Генеральном консульстве Турции в Казани. До него на этой должности работала выпускница лицея Гарифуллина Альбина Маратовна.

Многие выпускники трудятся на различных совместных предприя тиях города Казани. Хасанова Лира является помощником генерально го директора в строительной компании «Оримекс – Сувар», Низамиева Дильбар закончила факультет экономических и социальных наук уни верситета Сакарья, магистратуру университета Маршара в г. Стамбу ле, отделение управления и организации и в настоящее время работает в фирме «Одак». Сайфин Айдар закончил юридический факультет Университета Гази, работает менеджером в крупной авиакомпании.

Таким образом, знание турецкого языка помогло многим выпускни кам в дальнейшем при выборе своего жизненного пути. Некоторые выпускники стали преподавать иностранный язык в вузах: Гарипова Альбина, Сайдашева Эльмира, Самарнина Назия, Шакиров Ильназ, Баширова Алсу. Часть (10 человек) защитили кандидатские диссерта ции, работают в высших учебных заведениях. Около 30 выпускников обучает английскому и турецкому языкам учащихся лицеев, гимназий и средних общеобразовательных школ. Шараева Лилия, Шарипова Фарида, Мингалимова Гузель, Гайсин Ренат, Зиганшина Ландыш ра ботают ведущими специалистами в различных министерствах Респуб лики Татарстан.

Таким образом, хорошее знание нескольких иностранных языков, осведомленность о других странах, изучение культуры, истории как своей страны, так и дружественных стран, наличие таких высоких нравственных качеств, как толерантность, уважительное отношение к другим народам, способствует выпускникам лицея в короткое время добиться высоких успехов в профессиональной деятельности, само реализовать себя, заняв достойную нишу. А это основной итог нашей работы, тот результат, к которому стремится педагогический коллек тив нашего лицея.

Реализация принципа единства образовательной и научной деятельности в учреждениях высшего профессионального образования Турции Газизова А.И., к.п.н., доцент филиал Казанского государственного университета в г. Набережные Челны Университет в Турции – одно из культурных наследий человечест ва. С давних времен университеты считались важными учреждениями, которые влияют на общество, но в то же время зависят от него. В со ответствии с принципами деятельности университетов, изложенными в «Великой Хартии Университетов» (Magna Charta Universitatum) и закрепленными в Болонской декларации «Учебный процесс в универ ситетах должен быть неотделим от исследовательской деятельности с тем, чтобы преподавание отвечало изменяющимся потребностям общества и соответствовало уровню развития научных знаний». Это коррелирует с современными представлениями о характере высшего образования. Практика показывает, что только тесная связь науки и образования ведет к ускорению темпов экономического роста и высо кому уровню производительности, а это особенно актуально для ин тенсивно развивающейся Турции.


Исследуя страны Средиземноморья, Salam A. [2] подчеркивает, что такие развивающиеся страны, как Турция, планирующие высокие тем пы экономического роста, в первую очередь должны задуматься о под держке научной инфраструктуры и достаточности ее финансирования.

Однако в современных условиях научная деятельность может сыграть свою позитивную роль в развитии страны только в случае единства с образовательной деятельностью. Поэтому первостепенное значение в университетах должно придаваться стимулированию и поддержке научного и технического таланта и одновременно фундаментальной подготовке студентов.

Фундаментальная вузовская подготовка сегодня является основой профессиональной гибкости, обусловливаемой постоянно изменяю щимися условиями современного рынка. Фундаментальный характер образования – один из приоритетов Болонского процесса, и эта проб лема требует активных международных консультаций. Вопреки не обоснованным опасениям вхождение в европейское образовательное пространство будет лишь способствовать сохранению фундаменталь ного характера высшего профессионального образования и ни в коей мере не способно ему воспрепятствовать.

Какова же реальная ситуация в турецких университетах как обра зовательных и научных центрах? Приведем некоторые статистические данные от января 2007 г. [3]. Число студентов в системе формального образования заметно увеличилось за 12 лет (1993 – 2005 гг): в 3.8 раза на ассоциированном уровне (срок обучения – 2 года), в 1.7 раза на уровне степени бакалавра (срок обучения – 4 года), в 2.6 раза на уров не степени магистра (срок обучения – 2 года), в 1.8 раза по специали зации медицины и на уровне докторантуры. Общее количество студен тов увеличилось в 2.1 раза. Это положительный показатель, ибо потен циально рост охваченного системой высшего образования населения ведет к укреплению единства общества, что в свою очередь может явиться залогом экономического роста и развития. Однако, рост числа студентов, занимающихся по программам, ведущим к получению сте пени доктора, остается относительно низким, что находит отражение в нехватке научно-педагогических кадров.

Инвестиции, вложенные в человеческий капитал, в частности на подготовку научно-педагогических кадров для университетов, очень важны для успешного развития системы высшего образования, обус ловливающего успех в социально-экономическом развитии страны.

В Турции очень высок спрос на специалистов с докторской ученой сте пенью. У этого спроса два источника. Первый – специалисты с доктор ской степенью необходимы для пополнения академического штата в университетах. Второй – специалисты с докторской степенью необхо димы, для включения Турции в Область Европейских Исследований и увеличения расходов на научно-исследовательские проекты до 2.5% от валового внутреннего продукта в соответствии с предложениями ЕС.

В решении проблемы пополнения академического персонала в уч реждениях высшего образования Турции можно выделить три направ ления. Один из подходов состоит в том, чтобы отправлять студентов, обучающихся по программам, ведущим к получению степени докто ра за границу, обеспечив их государственной стипендией. При этом Совет Высшего Образования тесно сотрудничает с Турецкой Акаде мией Наук и Научным и Технологическим Исследовательским Сове том, которые осуществляют активную деятельность по продвижению молодых ученых, закончивших докторантуру и находящихся в начале карьеры ученого. Второй подход состоит в том, чтобы запускать сов местные докторские программы с зарубежными университетами, ве дущие к присуждению двойного диплома. По данным национального отчета, в рамках соглашений между турецкими государственными уни верситетами и европейскими университетами, были запущены двус торонние совместные программы, ведущие к присуждению двойных дипломов на уровнях магистратуры и докторантуры [5]. В частности, это совместные докторские программы между французскими и турец кими сторонами – Department of Civil Engineering (Факультетом Граж данского строительства) и Ecole Nationale Superieure des Mines de Paris;

Department of Chemical Engineering (Факультетом химической инжене рии) и INSA of Lyon (Institut National des Sciences Appliquees de Lyon);

Department of Mathematics (Факультетом математики) и Universite Louis Pasteur– Strasbourg I;

Department of Aerospace Engineering (Фа культетом Космической инженерии) и University of Poiters, ENSMA.

Третий подход состоит в том, чтобы ведущие университеты Тур ции, такие как Bogazici, Ближневосточный технический университет (METU), Стамбульский технический университет (ITU), Hacettepe и новые университеты – Bilkent, Koc, Sabanci – сосредоточили свои уси лия на научных исследованиях и докторских программах, чтобы гото вить преподавателей для других вузов [6]. Этот подход уже дает свои плоды: в результате нововведений на текущий момент 3 340 научных сотрудников продолжают свои исследования с целью получения сте пени доктора философии. Что касается области исследований акаде мического персонала и студентов, то здесь доминируют прикладные социальные науки и технические науки [1].

По подсчетам экспертов, чтобы достойно представлять страну на международной арене Турция должна готовить 3 500 докторантов ежегодно в течение первых 5 лет, 7 400 ежегодно последующие 5 лет, 11 500 ежегодно в третью пятилетку, 17 000 ежегодно в четвертую пя тилетку [3]. Стратегический план, безусловно, амбициозен, но стрем ление Турции достичь больших высот в образовательной и научной сфере характеризует ее только с положительной стороны.

Задачи Турции сегодня похожи на глобальные вызовы европейским университетам: повышение международной конкурентоспособности системы высшего образования и увеличение общего объема научных исследований, с тем чтобы удовлетворить потребности промышлен ности и общества. Поэтому деятельность университетов в ближайшие десятилетия направлена на расширение научно-исследовательского потенциала, в частности на увеличение количества научных иссле дователей, повышение качества и размера исследовательской инфра структуры и, соответственно, повышение уровня квалификации науч ных и трудовых ресурсов.

Один из ключевых индикаторов результативности научных ис следований – Science Citation Index – показывает, что за последние 15-20 лет в процессе развития науки Турции произошли существен ные изменения. В 1986 г. турецкие ученые опубликовали в общей сложности 520 статей в журналах, охваченных Science Citation Index, и поставили Турцию на 43-е место среди 72 мировых держав, кото рых сравнивают по числу публикаций в журналах, охваченных SCI, SSCI и AHCI ISI. В 1992 г. количество научных публикаций соста вило 1354, что подняло Турцию на 36 место, в 1998 г. количество статей увеличилось до 3901, в 2002 г. – до 9303, и таким образом, Турция продвинулась на 22-ое в мире. 30-процентный рост количес тва научных статей в Турции в 2002 г. показал не только самый вы сокий рост показателей в истории страны, но также и в мире, усту пая место лишь Китаю. В 2006 г. Турция заняла уже 19-ю позицию в данном рейтинге, при этом 98.2% публикаций в 2003 г. приходилось на университеты. Сегодня ученые Турции производят более 60 про центов всех международных научных публикаций мусульманских стран [4].

Значительную роль в повышении исследовательской деятельности сыграла политика государства, поддерживающая научное образование на разных уровнях обучения – от средней школы до докторского уров ня. Одним из направлений стало создание «научных лицеев» или «на учных школ» как образовательная реформа, которая способствовала подготовке нового поколения хорошо мотивированных и ориентиро ванных на науку турецких ученых.

Другим направлением стало введение в 2001 г. более строгих требо ваний для продвижения ассистента профессора на постоянную штат ную должность. Система вознаграждения, обеспечивающая заслужен ных кандидатов гарантируемой занятостью, непосредственно связана с количеством публикуемых статей в международных журналах, ох ваченных Science Citation Index. Несмотря на строгость проводимых реформ, большинство наблюдателей соглашается с тем, что принятые меры сыграли решающую роль в повышении результативности науч ных исследований и повышении требований пребывания в должнос ти. Профессора четко понимают, что их научно-исследовательская деятельность, особенно количество статей, опубликованных в меж дународных научных журналах, получает соответствующую оценку и обусловливает дальнейший карьерный рост.

Проведенные в Турции реформы затрагивают не только ученых, но и учреждения высшего образования, которые теперь также оценива ются Советом Высшего Образования с точки зрения общего количест ва и качества научных публикаций турецких ученых. Это способствует развитию конкурентоспособной атмосферы как в самих университе тах, так и между университетами.

Итак, сегодня наука играет ведущую роль в развитии экономики, конкуренция постепенно переходит и в научную сферу. Теперь выиг рывают те, кто сможет быстрее разработать и внедрить в производст во новый товар. Ввиду этого университеты стремятся набирать и го товить научно-педагогические кадры не просто с высоким професси ональным образованием, а способных нестандартно, творчески мыс лить. При этом турецкие университеты готовы работать рука об руку с европейскими институтами для достижения общих целей. Качество научных исследований в университетах можно улучшить лишь пу тем интеграции национальных исследовательских систем, принимая европейские механизмы поддержки исследовательских проектов отдельных групп (индивидуальные гранты), а также поощряя кон куренцию, стремление к совершенству, к усилению научно-исследо вательской инфраструктуры в университетах и расширению усилий при подготовке научно-педагогических кадров в университетах.


Литература 1. Bayindir U. Universities and European cooperation issues:

Perspectives of Turkish Universities– http:www.inst.at/trans/16Nr/plenum/ bayindir16EN.htm 2. Bilsel A. and Oral Ц. Role of education, science and technology in developing countries – http://e.engrng.pitt.edu/e95/4c4/4c44/4c44.htm 3. Executive Summary – http:www.dfes.gov.uk/bologna/uploads/ documents/TurkeysHEstratto2025jan2007Execsumm.doc 4. Kagitзibasi З. Science on the rise in Turkey – http://users.ictp.it/~twas/pdf/NL15_2_PDF/06-Turkey_24-27_low.pdf 5. Towards the European higher education area: bologna process.

National Reports 2004 – 2005. – http://www.bologna.mgimo.ru/les/ otcheti-2005/Reports-Turkey_05_pdf 6. Vardar O. Building an initial research prole: Bogazici University, Turkey – http://www2.isikun.edu.tr/personel/oktemvardar/oecdreport.htm Формирование единого коммуникативного пространства в Турции в условиях интеграционных процессов в системе образования Газизова А.И., к.п.н., доцент филиал Казанского государственного университета в г. Набережные Челны Сегодня турецкое высшее образование стремительно интегрирует ся в европейское и мировое коммуникативное и образовательное про странство, что обусловливает необходимость формирования коммуни кативной компетентности субъектов такого пространства. Повышение эффективности изучения иностранных языков представляется одним из важных направлений создания единого коммуникативного про странства, развития международного сотрудничества между учебны ми заведениями. В этой связи ставится задача расширения практики изучения иностранных языков и распространения ее во всех учебных заведениях.

За последние годы произошли существенные перемены в позиции по вопросу изучения иностранных языков на университетском уровне.

Одним из существенных требований языковой политики Европейско го Союза является владение каждым гражданином, кроме родного, по меньшей мере двумя языками Сообщества. Глобальная экономика за висит от наличия интернационально ориентированных, межкультурно обученных многоязычных выпускников высших учебных заведений.

Болонская декларация трепетно относится к вопросу сохранения языков и культур континента, отмечает, однако, потребность в общем языке европейского образования и выдвигает на эту роль английский язык. За годы развития университетов в Турции академическая и на учная языковая среда претерпевала серьезные изменения, связанные с широким проникновением в нее англоязычной речи. Со дня провоз глашения республики система высшего образования была нацелена на принятие западной и американской моделей университетов в период их становления и в целом проявляла достаточную способность к адап тации, несмотря на все ограничения и проблемы. До Второй мировой войны Турция открыла свои двери для сотен еврейских профессоров, бегущих от нацистов. Большинство из них осталось в стране на дол гое время и сыграли ключевые роли в установлении всеобщих акаде мических норм и традиций в Турции. Безусловно, это повлияло и на повышение языковой компетенции преподавателей.

Сегодня Турция имеет вторую по величине англоязычную систему высшего образования в Европе, которая включает два ведущих госу дарственных университета, Middle East Technical University (METU) – Ближневосточный Технический Университет и Университет Boрaziзi, где обучение ведется полностью на английском языке. Во многих других университетах преподавание частично ведется на английском языке, и почти все частные учреждения ведут обучение частично или полностью на английском языке. В университете Galatasaray обучение ведется на французском языке.

Изучению иностранных языков в Турции уделяется самое серьез ное внимание на государственном уровне, о чем свидетельствует со держание статьи 49 Закона о Высшем Образовании (1981): Учрежде ния высшего образования, которые осуществляют обучение на иност ранном языке, частично или полностью, проводят экзамены на знание иностранного языка. Студенты, которые плохо владеют иностранным языком проходят подготовительные курсы в течение года, согласно принципам, установленным Советом Высшего образования. Студен ты, не усвоившие иностранный язык, отчисляются. В течение курса обучения должны быть приложены все усилия, чтобы студенты про должали улучшать свои знания иностранных языков [2].

Уровень лингвистической компетенции обусловливает дальнейшее продвижение по службе профессорско-преподавательского состава университетов. В Турции звание профессора присуждается Межуни верситетским Советом и Советом Высшего образования, в зависимости от выполнения условий и процедур, которые сопровождаются сдачей экзаменов и отчетами оценки работы по данной дисциплине. Критерии получения научной степени и звания недавно были обновлены и допол нены, например, публикациями в международных научных журналах высокого уровня и хорошими результатами по централизованным язы ковым тестам. Межуниверситетский Совет назначает жюри из трех или пяти представителей данной области науки согласно нормам Продви жения и Назначения академического персонала. Жюри изучает пись менные отчеты и после успешной сдачи устного и/или практического экзамена присуждает соискателю звание Адъюнкт-Профессора или Профессора (сотрудники, не имеющие научной степени, поощряются индивидуально, согласно закону государственного служащего) [4].

Желание турецких ученых иметь вариант своей научной работы на иностранным языке понятно, без этого нельзя рассчитывать на между народное признание и вознаграждения: гранты, премии, звания. В на учно-исследовательской деятельности турецких ученых доминирует английский язык. Английский язык используется в качестве рабочего языка на многих научных конференциях, проводимых в Турции. Важ ным каналом проникновения иностранных языков в турецкие научные коллективы являются контакты с коллегами-соотечественниками, уе хавшими за рубеж.

Принцип единства образовательной и научной деятельности уни верситетов, которая, согласно Великой Хартии Университетов (Маgna Charta Universitatum European), гласит, что «учебный процесс в уни верситетах должен быть неотделим от исследовательской деятельнос ти с тем, чтобы преподавание отвечало изменяющимся потребностям общества и соответствовало уровню развития научных знаний», в Тур ции все больше реализуется на фоне возрастания языковой квалифи кации специалистов, доминирования английского языка в академичес ком сообществе и деловом мире.

Изучение иностранных языков в Турции, введение англоязычных академических программ в университетах способствуют повышению конкурентоспособности местных студентов на европейском и дру гих международных рынках труда и в значительной степени привле кает студентов из-за границы, содействуют развитию академической мобильности.

Развитие академической мобильности как инструмента интерна ционализации высшего образования создает предпосылки для более тесного международного сотрудничества университетов на институ циональной основе. Университеты не только одной страны, но и раз ных стран, начинают объединять свои усилия в разработке и реали зации образовательных программ разного типа и уровня. Подобная деятельность обычно определяется как деятельность по разработке и реализации совместных программ, когда стороны принимают на себя общие обязательства по поводу целей программы, ее учебного плана и организации присваиваемых степеней.

Речь идет о развитии во всем мире в последние годы совместных программ различного типа, которые представляют наиболее тес ную форму взаимодействия университетов в самом научно-образо вательном процессе. Тем самым создаются новые возможности для развития образовательных культур, роста качества образовательных программ, их привлекательности и конкурентоспособности, призна ния, усиления «прозрачности» и согласованности систем высшего образования во всей Европе через механизмы ECTS и Приложения к Диплому, а на их основе – нового этапа развития академической мобильности студентов и преподавателей, когда международный элемент становится встроенным, внутренним элементом самой про граммы. Среди совместных программ, получивших распространение по всему миру, можно выделить такие их формы, как аккредитован ные и валидированные программы, франчайзинговые программы, программы двойных и совместных дипломов. Наиболее высокая степень академического сотрудничества достигается при реализации международных программ двойных или совместного дипломов, ко торые получают все большее распространение в мире, в особенности в Европе.

Многие учебные заведения в России и за рубежом работают в этом направлении, в результате чего уже накоплен значительный опыт. Тур ция, которая присоединилась к Болонскому процессу в 2001 г., также подтверждает наличие совместных программ и признание совместных степеней в своих высших образовательных учреждениях. Первые сов местные программы в университетах Турции были созданы в сотруд ничестве с неевропейском партнером – Государственным университе том штата Нью-Йорк, США (State University of New York -SUNY) – на уровне степени бакалавра, что свидетельствует о высокой сопостави мости образования. Программы разрабатываются и одобряются сов местно с учреждением-партнером;

турецкие студенты проходят часть обучения в университете-партнере: сроки обучения студентов в уни верситетах-партнерах сопоставимы по длительности;

сроки обучения и сданные экзамены в учреждениях-партнерах признаются полностью и автоматически;

преподаватели совместно разрабатывают учебные планы;

после завершения полной программы студенты получают сте пень, присуждаемую совместно.

Накопленный в ходе тесного взаимодействия турецких и американ ских университетов опыт обусловил создание совместных программ на уровне бакалавриата и магистратуры в сотрудничестве с европейс кими университетами и развитие сотрудничества между участниками Болонского процесса с целью обеспечения привлекательности евро пейского образования и его конкурентоспособности.

Активное изучение иностранных языков в Турции, введение анг лоязычных академических программ в университетах, развитие сов местных программ в сотрудничестве с зарубежными университетами, академической мобильности способствуют формированию единого коммуникативного пространства, повышению конкурентоспособнос ти системы высшего профессионального образования Турции на евро пейской и мировой арене.

Литература 1. Bologna Process. National Reports 2005 – 2007: Turkey – http:// www.aic.lv/ace/ace_disk/2005_07/Nat_reps/TurkeyNatRep10Jan07.pdf 2. Enders J. Higher Education, Internationalisation, and the Nation State: Recent Developments and Challenges to Governance Theory / Paper prepared for the CHER conference September 5–7, 2002. – Vienna, Austria.

3. Guruz K. «Dual-Degree Cooperation between the Turkish University System and the State University of New York: A Model for International Student Mobility in the Global Knowledge Economy» // Paper presented at the Association International Education Administrators (AIEA) Annual Conference, February 16-19, 2005. – Washington, DC.

4. Mizikaci F. Higher education in Turkey. – Bucharest, 2006. – -http:// www.cepes.ro/publications/pdf/Turkey.pdf Использование опыта Республики Турция в сфере образования и совершенствования законодательства Гайфуллин А.В., к. полит. н., доцент ИЭУП (г. Казань) Использование опыта Республики Турция приобретает для Респуб лики Татарстан первостепенное значение. Это обусловливается прежде всего тем, что турки и татары как титульная нация Республики Татарс тан являются близкородственными тюркскими народами, и, соответст венно, им присуща очень схожая ментальность, построенная практи чески на одних и тех же традициях, обычаях, системе мировоззрения.

Опыт Турции привлекателен еще и тем, что эта страна прошла ряд реформ, через которые предстоит пройти Российской Федерации и, со ответственно, Республике Татарстан.

Республика Турция достаточно долгое время практикует высшее профессиональное образование по двухуровневой системе бакалавриа та и магистратуры. Ознакомиться с этой системой и опробовать ее на себе, обучаясь в турецких университетах, смогли тысячи студентов и аспирантов из Татарстана, осуществлявших и осуществляющих в настоящее время обучение в турецких университетах, а также специа листы Министерства образования Республики Татарстан.

Анализ достоинств и недостатков новой системы высшего профес сионального образования, а также проблем, которые могут возникнуть при ее внедрении и функционировании, в том числе проблем психоло гического характера, представляется весьма ценным, особенно с уче том опыта обучения студентов и аспирантов из Республики Татарстан.

Другой важной областью изучения является проблема интегриро вания в европейское правовое пространство, в связи с чем возникает необходимость исследования европейской правовой системы и, в част ности, права Европейского союза.

Понятно, что Российской Федерации, как и Республике Турция, в ближайшее время не грозит вхождение в состав ЕС. Тем не менее, изучение права ЕС ведется в Университете Республики Турция доста точно давно и на довольно серьезном уровне. В составе отдельных уни верситетов функционируют даже институты по изучению европейско го права. В наших высших учебных заведениях юридического профиля европейское право изучается в лучшем случае на соответствующих ка федрах, в худшем же – вводится данный предмет как факультативный.

В то же время не секрет, что процессы интеграции между ЕС и РФ в последнее время только усиливаются и расширяются, прежде всего, в сфере экономики, что делает необходимым тщательное изучение ев ропейского права и подготовку соответствующих специалистов.

Таковы только несколько аспектов сотрудничества между Респуб ликой Турция и Республикой Татарстан в сфере развития образования и освоения необходимого правового пространства.

Толерантность подростков Григорьева О.В., к.б.н.

ИЭУП (г. Казань) Взаимозависимость жителей планеты Земля и осознание ее тре буют изменения отношений, сложившихся между государствами и странами, политическими партиями, представителями разных наций и религий. Уважение прав другого человека (в том числе права быть иным), осознание важности разнообразия и возможности жить вмес те, не нанося друг другу ущерба, – все это связывается сегодня с по нятием «толерантность». В последние десятилетия этот термин стал международным. Суть толерантности заключается в признании сходст ва и различия людей, их многообразия.

Толерантность – это социальный фактор, направляющий межлич ностные отношения в обществе к сотрудничеству, связывающий инди видов между собой, а также с традициями, культурой и т.д. Различия в социальных нормах также могут стать поводом для конфликта [7].

К сожалению, в отечественной науке традиция интеллектуального анализа толерантности в широком диапазоне ее содержательного ма териала как многогранного и многофакторного феномена, как истори ческой, политической, социальной и культурной категории, находится еще только в стадии становления [4]. Так, в теоретической и в особен ности прикладной конфликтологии, социологии и психологии иссле дованы значения фактора толерантности в формировании и развитии навыков конструктивного поведения в конфликте, в выборе оптималь ных моделей его предупреждения, урегулирования или разрешения.

Выявлены типы «трудных» в общении (интолерантных) людей, прово цирующих напряжения и столкновения, разработаны техники и прие мы «гашения» их деструктивной активности.

Толерантность – готовность к принятию иных логик и взглядов, право на отличия, непохожесть, неодинаковость. В политическом пла не сегодня толерантность – готовность власти допускать инакомыслие в обществе и даже в своих рядах разрешать в рамках конституции дея тельность оппозиции, способность достойно признать свое поражение в политической борьбе, принимать политический плюрализм как про явление в государстве [5].

Толерантность – это такая позиция, такая установка и ценность, ко торая способна примирить разные точки зрения, религии, идеологии.

Она позволяет, опираясь на психологию человека, продвигаться даль ше по пути сближения людей, не навязывая никому чужих взглядов, норм, ценностей. Иногда полагают, что нет ничего трудней, чем быть терпимыми в отношении людей, придерживающихся иных убеждений.

Толерантность в отношении людей, которые отличаются от нас свои ми убеждениями и привычками, требует понимания того, что истина не может быть простой, что она многолика и что существуют иные взгляды.

Следует, однако, признать, что толерантность как особенность со знания или личностная черта не присуща человеку изначально и может никогда не появиться, не будучи специально сформирована, воспитана [6]. Наоборот, человеку скорее органично присуща противоположная тенденция – настороженность, легко переходящая во враждебность по отношению к тем, кто от него отличается, на него не похож. Дру гой, иной безотчетно воспринимается как представляющий угрозу.

При столкновении с вариациями мироощущения, облика и поведения почти бессознательно срабатывает механизм сравнения и оценивания.

Против признания чужого превосходства восстает сама природа чело века (для большинства наивысшей оценкой является «не хуже, чем я»).

Это часто и определяет причину интолерантных действий на уровне межличностных отношений. При этом толерантность, выступая важ ной социальной проблемой, от которой могут зависеть не только взаи модействия между людьми, но и их последствия, не изучена. Это про тиворечие и определило тему нашего исследования – «Особенности толерантности у подростков разных социальных групп».

В своем исследовании мы ставили целью изучение проблемы то лерантности подростков, выявление особенностей их взглядов на сво боду и толерантное поведение, а также зависимость толерантности подростков от их социальной принадлежности. Задачей исследования было выявление связи характеристик социума, окружающего подрост ка, и уровня его толерантности.

Понимание толерантности достигается путем сравнения ее с ин толерантностью (нетерпимостью), проявлениями которой являются [7]: предубеждения, предрассудки, негативные стереотипы;

нацио нализм, шовинизм, расизм;

насилие в поступках и в речи;

геноцид;

оскорбления, насмешки, ярлыки, прозвища;

экстремизм во взглядах и поступках – терроризм, фашизм, осквернение религиозных и культур ных символов;

эксплуатация;

дискриминация и изоляция в обществе, мигрантофобия [cм.: 1, 3 и др.].

Основные критерии толерантности [3] – это позиция на равных и учет интересов другого, отказ от насилия, осознанное отношение к себе, к другому, к обществу, подчинение правилам, законам (не по при нуждению, а по доброй воле), позитивные цели (направленные на ре зультат и выраженные позитивной лексикой), способность сохранять внутреннюю устойчивость, равновесие в трудных ситуациях, способ ность личностного выбора.

Повседневное общение свидетельствует о многообразном проявле нии толерантности [2]: одни люди очень терпимы к окружающим, дру гие умеют хорошо скрывать неприязнь к партнерам, третьи способ ны силой убеждения заставить себя не замечать неприятные свойст ва другого. Точно так, в широком диапазоне дает о себе знать та или иная степень снижения толерантности: черты другого могут вызвать частичное, существенное или полное осуждение, раздражение либо неприятие.

Уровень толерантности личности сказывается на ее отношениях с окружающими: высокая толерантность способствует сдерживанию негативных разрядок, тогда как низкая сопряжена с беспрепятствен ным выходом негативной энергии (срывов) вовне.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.