авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

ИНСТИТУТ

Л.Х. Мингазов

ЭКОНОМИКИ,

Е.А. Кондратьева

УПРАВЛЕНИЯ

Л.Б. Морозова

И ПРАВА

Е.В. Барабанова

Кафедра

гражданского права

и процесса

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ

ПРАВО

Учебно-практическое пособие

Рекомендовано экспертным советом

по дистанционному образованию Института экономики, управления и права в качестве учебно-практического пособия для системы высшего и дополнительного образования КАЗАНЬ 2006 2 Содержание ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА………………………………………………… ЛЕКЦИЯ 1. ПОНЯТИЕ И ПРЕДМЕТ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА……………………………………………………………... ЛЕКЦИЯ 2. МЕТОДЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ В МЧП…………………………... ЛЕКЦИЯ 3. КОЛЛИЗИОННЫЕ НОРМЫ………………………………………. ЛЕКЦИЯ 4. СУБЪЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА……... ЛЕКЦИЯ 5. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, ВОЗНИКАЮЩИЕ ВСЛЕДСТВИЕ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА………………………………………………………….. ЛЕКЦИЯ 6. СЕМЕЙНО-БРАЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ………………………………………………………………. ЛЕКЦИЯ 7. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ………………………………………………………………. ЛЕКЦИЯ 8. ДОГОВОРНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА В МЧП……………………... ТЕСТОВЫЕ ЗАДАНИЯ………………………………………………………….. ГЛОССАРИЙ……………………………………………………………………… ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Авторы Мингазов Л.Х., д.ю.н., профессор – лекции 1, 2, 3;

Кондратьева Е.А., ассистент – лекции 8, 9, 11-15;

Морозова Л.Б., ассистент – лекции 4, 5, 10, 16;

Барабанова Е.В., ассистент – лекции 6, 7.

Аннотация Учебно-методический комплекс по курсу “Международное частное право” (далее МЧП) предназначен для студентов Института экономики, управления и права, обучающихся по специальности “Юриспруденция”, подготовлена на ка федре международного права в соответствии с рабочим планом на основе инст рукции по организации учебного процесса в высших учебных заведениях России и иными требованиями государственного образовательного стандарта в области юриспруденции.

Сегодня в юридических вузах России МЧП изучается в качестве самостоя тельной учебной дисциплины. Ее целью является донесение до будущих судей, прокуроров, адвокатов, юрисконсультов мысли о существовании комплексной правовой системы, объединяющей нормы внутригосударственного законодатель ства, международных договоров и обычаев, предназначенных регулировать иму щественные и личные неимущественные отношения, “осложненные” иностран ным элементом (т.е. отношения международного характера) с помощью коллизи онно-правовых норм.

Забытое на несколько десятилетий, МЧП в настоящее время снова стало за нимать прочные позиции в юридической науке и в программах обучения специа листов-юристов. Этому есть несколько объяснений. За последние годы в России произошли большие изменения, способствующие становлению и популяризации МЧП. Феномен его возрождения в Российской Федерации связан с переходом России к рыночной экономике, расширением торгово-экономических и других связей России и ее юридических и физических лиц с иностранными государствами и их юридическими и физическими лицами, постепенным вхождением России в мировой рынок, развитием мировых интеграционных процессов, а также с форми рованием системы Российской Федерации, затронувшее и сферу регулирования МЧП. Отражением перечисленных перемен стало принятие специального раздела гражданского кодекса, посвященного МЧП. 1 марта 2002 г. вступила в силу часть третья ГК РФ, в состав которой включен раздел VI “Международное частное пра во”.

Учебный план предусматривает часы на самостоятельную работу студентов по дисциплине. В содержание самостоятельной работы студента входит освоение теоретического, нормативного и практического материала путем чтения, анализа и конспектирования основной и дополнительной литературы, работа над лекцион ным материалом, подготовка к семинарским занятиям, написание к ним подроб ных конспектов и письменных работ в виде рефератов, контрольных работ.

Настоящий учебный курс состоит из 15 тем. Распределение аудиторных ча сов зависит от конкретной формы обучения.

ЛЕКЦИЯ 1. ПОНЯТИЕ И ПРЕДМЕТ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА 1. Наименование и определение МЧП 2. Сфера регулирования норм МЧП и их природа 3. Предмет регулирования норм МЧП 4. Природа норм МЧП и тенденции его развития 1. Наименование и определение МЧП Наименование и определение МЧП. Международное частное право как само стоятельная юридическая наука возникла относительно недавно – в середине XIX века. Впервые термин “международное частное право” (privat international law) был употреблен американским юристом Джозефом Стори, который в 1834 г. вы пустил книгу под названием “Комментарии к коллизии законов”. Впоследствии это название заимствовали юристы других стран. В Европе это название стало по всеместно применяться начиная с 40-х годов 19 века. В России он был введен в научный обиход Николаем Павловичем Ивановым, который в 1865 г. в Казани из дал оригинальную работу под названием “Основания частной международной юрисдикции”.

МЧП – это комплексная правовая система, объединяющая нормы внутриго сударственного законодательства, международных договоров и обычаев, которые регулируют имущественные и личные неимущественные отношения, “осложнен ные” иностранным элементом (т.е. отношения международного характера) с по мощью коллизионно-правового и материально-правового методов.

МЧП как самостоятельная отрасль права и правоведения занимает особое, уникальное положение в системе права каждого государства. Уникальность МЧП состоит в том, что отношения, которые регулируются его нормами, лежат вне сферы юрисдикции лишь одного государства.

МЧП возникло и сложилось в силу объективного существования в мире раз личных правовых систем, каждая из которых устанавливает “свои” правила и нормы для регулирования одинаковых по сути общественных отношений. Когда в правовых отношениях присутствует иностранный субъект или так называемый иностранный элемент, появляется необходимость в дополнительном регулирова нии. Как показывает практика, попытки их регулирования только лишь собствен ным правом государства без учета иностранного элемента в правоотношении при водят к негативным результатам и не способствуют развитию сотрудничества ме жду государствами. Поэтому потребность в создании государствами специальных норм для регулирования такого рода отношений имеет объективный характер.

2. Сфера регулирования норм МЧП и их природа Сфера регулирования норм МЧП и их природа. Что касается сферы отноше ний, регулируемых нормами МЧП, имеют в виду две группы таких отношений.

Во-первых, это экономические, хозяйственные, научно-технические и культурные отношения в той их части, которая подпадает под действие норм МЧП. В данном случае задача МЧП состоит в регулировании деловых связей организаций и фирм различных стран.

Во-вторых, это отношения с участием иностранцев, затрагивающие их иму щественные, семейные, трудовые и другие права частноправового характера. Ме ждународно-правовые нормы определяют их правовое положение в России или российских граждан за рубежом. Данный аспект отношений тесно перекликается сегодня с проблемой защиты прав человека, а также с защитой прав и интересов российских граждан и соотечественников за рубежом как одной из целей внешней политики нашего государства.

К МЧП следует отнести также и нормы процессуального характера, регули рующие отношения, которые возникают в сфере международного гражданского процесса. В современной правовой доктрине этот вопрос является спорным. Одни ученые отрицают такую возможность, подчеркивая, что нормы международного гражданского процесса не отвечают объективным критериям, характеризующим МЧП, и имеют иной предмет регулирования. Эти авторы считают, что подобные нормы регулируют не сами международные отношения гражданско-правового ха рактера, а деятельность суда по разрешению гражданских дел, в которых присут ствует иностранный элемент, и, следовательно, входят в гражданско процессуальное право соответствующего государства. Другие решают этот вопрос положительно, так как полагают, что международные отношения частноправового характера всегда порождают определенные процессуальные последствия.

Предпочтительной является вторая точка зрения, поскольку она в большей мере соответствует действительности, подтверждается законодательством госу дарств и международными актами. В новых законах по международному частному праву ряда государств (Швейцария, Грузия и др.) точно также, как и в междуна родных договорах о правовой помощи, одновременно регулируются вопросы применения права к соответствующим отношениям (коллизионные вопросы) и вопросы подсудности, т.е. определения того, суд какого государства будет рас сматривать спор. Это объясняется тем, что на практике в случае возникновения спора между сторонами определению применимого права всегда предшествует решение процессуальных вопросов и, прежде всего, вопроса о подсудности. В этом проявляются связи коллизионных и процессуальных норм в данной сфере.

Среди международных договоров следует отметить заключенную между го сударствами СНГ Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. В ней разделы и части о лич ном статусе физических лиц, семейных делах, имущественных правоотношениях, наследовании содержат прежде всего положения о праве, подлежащем примене нию, а затем о том, суд какого государства обладает компетенцией в соответст вующем случае.

3. Предмет регулирования норм МЧП Предмет регулирования МЧП. Предмет правового регулирования – это каче ственно однородный вид общественных отношений, на который воздействуют нормы определенной отрасли права. Подобно другим отраслям права, МЧП имеет свой предмет и метод регулирования. Вопрос о предмете МЧП является достаточ но дискуссионным. Можно выделить два основных признака, характеризующие общественные отношения, составляющие предмет МЧП. Эти общественные от ношения должны, во-первых, носить частно-правовой характер, во-вторых, быть международными.

Частный характер. В сферу международного частного права входят частно правовые отношения, осложненные иностранным элементом. Термин “частнопра вовые отношения” означает, что по своей природе они относятся к отношениям, которые в пределах каждого государства регулируются нормами различных от раслей частного права. Центральное место среди них принадлежит гражданско правовым отношениям, регулируемым нормами гражданского права. Гражданский кодекс РФ (п. 1 ст. 2) характеризует их как имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения. В значительной степени к частноправовым относятся семейно-брачные, трудовые, земельные отношения, которые так же, как и гражданско-правовые, являются прежде всего имущественными и связанными с ними личными неимущественными отношениями.

Иными словами, речь идет об отношениях, составляющих в пределах одного государства предмет частного права в целом. Сущность частного права характери зуется независимостью и автономностью субъектов, защитой частной собственно сти, свободой договоров и весьма ограниченным вмешательством государства.

Юридический приоритет в частном праве принадлежит воле частных лиц, граж дан, их объединений. В этой связи регулирование носит децентрализованный ха рактер и строится на началах равенства субъектов.

Международный характер. Международные отношения можно разделить ус ловно на две группы: межгосударственные (или межвластные) и немежгосударст венные (или немежвластные). Первая группа отношений регулируется междуна родным публичным правом. Предметом регулирования его норм являются межго сударственные отношения, в частности, вопросы международной безопасности, войны и мира, дипломатические, консульские, экономического, культурного, гу манитарного и т.д. характера. Здесь главное место занимают вопросы политиче ских взаимоотношений государств и производных от них субъектов. Отличитель ной особенностью этой группы отношений является особое качество, присущее их основному субъекту (государству), — суверенитет. Именно суверенитет обуслов ливает специфику всей системы межгосударственных отношений как отношений властного характера и регулирование их посредством международного публично го права.

Международные отношения могут также возникать как между частными ли цами (физическими и юридическими), так и между частными лицами и иностран ным государством в неполитической сфере. Это происходит, например, в случаях заключения внешнеэкономических контрактов и браков между иностранцами;

из дания автором своего произведения за рубежом;

осуществления международных перевозок и инвестиционной деятельности в иностранном государстве;

получения наследства, находящегося за границей и т. п. В большинстве своем эти отношения можно идентифицировать как имущественные и связанные с ними некоторые не имущественные (в области авторского, патентного, семейного права и др.) отно шения международного характера.

Отличительным свойством такого рода отношений является отсутствие у их субъектов властных полномочий друг по отношению к другу и, следовательно, наличие равноправной основы взаимодействия их участников в практической дея тельности. Такие отношения носят преимущественно немежгосударственный (го сударство вообще не принимает участия в правоотношении и является только од ним из его субъектов) невластный характер и регулируются правовыми нормами, совокупность которых принято именовать международным частным правом.

Именно они составляют предмет правового регулирования МЧП. Невластный ха рактер указанных отношений особенно важно подчеркнуть, так как возможны си туации, когда возникают международные немежгосударственные отношения вла стного характера. В их рамках в качестве властных субъектов правоотношения в большинстве своем выступают государственные органы исполнительной ветви власти, с одной стороны, и иностранные физические и юридические лица — с другой. Подобные отношения, как правило, регулируются национальным (госу дарственным, налоговым, административным, уголовным, таможенным и др.), а не международным правом. Государство или его органы могут выступать участ никами отношений, составляющих предмет МЧ1 только при том условии, что их контрагентом будут физическое или юридическое лицо, а само отношение будет носить частноправовой (невластный) характер. Подобные ситуации возникают, например, в случае выпуска государством займа или предоставления концессии иностранным хозяйствующим субъектам, также тогда, когда государство является наследником имущества, находящегося за границей.

Обобщая изложенное выше, можно сделать вывод, что предмет правового регулирования международного частного права составляют международные не межгосударственные отношения невластного характера.

Международными эти отношения становятся тогда, когда либо его субъекты (физические и юридические лица) принадлежат разным государствам, либо иму щество, по поводу которого возникло правоотношение, находится за рубежом, ли бо когда юридические факты, породившие эти правоотношения, имели место на территории иностранного государства. Другими словами, возникшие частные гражданско-правовые правоотношения оказались осложненными иностранным элементом. Иностранные элементы подразделяются на три группы в зависимости от того, к какому структурному элементу правоотношения они относятся: субъек ту, объекту или юридическому факту.

Исходя из всего сказанного можно сформулировать предмет МЧП как част ноправовые отношения, осложненные иностранным (или международным) эле ментом. Причем, только одновременное наличие двух рассмотренных признаков позволяет вычленить из общественных отношений тот круг отношений, который является предметом регулирования МЧП. Например, после смерти российского гражданина на территории России осталось имущество и наследники – российские граждане, проживающие в России. В этом случае возникают наследственные, т.е.

гражданско-правовые отношения, в которых отсутствует иностранный элемент, и, следовательно, они не входят в сферу регулирования МЧП. Другой пример: рос сийский гражданин арестован в США и выдан Швейцарии, где против него воз буждено уголовное дело. В возникших отношениях присутствуют иностранные элементы, но они не являются частноправовыми (они – уголовно-правовые) и по этому также не входят в сферу регулирования МЧП.

Следует отметить, что в отечественной правовой доктрине широкое распро странение получило другое толкование понятия и содержания предмета МЧП. В подавляющем большинстве случаев он определяется как совокупность граждан ско-правовых отношений особого рода, возникающих в условиях международного общения, или как система отношений гражданско-правового характера с ино странным элементом. Согласно точке зрения ряда российских авторов, общест венные отношения, возникающие в области МЧП, не являются международными в прямом смысле этого слова. Речь в данном случае идет, по их мнению, лишь о на личии в рамках таких отношений инородного (международного, иностранного) элемента. Однако, несмотря на это обстоятельство, они остаются по сути своей отношениями, регулируемыми, прежде всего и главным образом, нормами нацио нального права конкретной страны. С изложенной позицией трудно согласиться.

Общественные отношения, составляющие предмет МЧП, имеют международный, а не внутригосударственный характер. Все они выходят за рамки национальных границ как с точки зрения их субъектного состава и / или содержания, так и с точ ки зрения нормативно-правовой базы регулирования такого рода отношений. Ха рактеризуя предмет МЧП, следует говорить не о внутренних отношениях с ино странным элементом, а о международных отношениях частного характера. Тот факт, что они регулируются не только нормами международного происхождения, но и национальными правовыми актами различных государств, никак не влияет на определение их содержания.

4. Природа норм МЧП и тенденции его развития Природа норм международного частного права и его место в мировой право вой системе. В настоящее время в правовой доктрине сформировалось практиче ски общепризнанное мнение о том, что в современном мире существуют только две системы права — внутригосударственное (национальное право отдельных стран) и международное (межгосударственное или международное публичное право). Поэтому очень важно и с теоретической, и практической точек зрения оп ределить место и роль в их ряду международного частного права. Это необходимо сделать еще и потому, что в данном вопросе отечественные правоведы придержи ваются различных позиций.

Ряд авторов (И.П. Блищенко, Л.Н. Галенсказ Ф.И. Кожевников, С.Б. Крылов, С.А. Малинин и др.) считают, что нормы международного частного права входят в состав международного права в широком смысле слова. Как отмечает М. М. Богу славский, “эта точка зрения основывается на том, что в международном частном праве речь идет о межгосударственных отношениях, затрагивающих вопросы гра жданского права. При этом обращалось внимание на то, что всякий спор, кон фликт в гражданско-правовой области между отдельными фирмами, даже спор о разводе между гражданами различных государств может в конечном счете пере расти в конфликт между государствами”. Данное положение не разделяется дру гими авторами. Так, Гаврилов В.В. пишет в этой связи: “Очевидная слабость этой позиции, на наш взгляд, состоит в игнорировании того важнейшего обстоятельст ва, что международные немежгосударственные невластные отношения могут ре гулироваться и регулируются не только на межгосударственном, но и на нацио нальном уровне в рамках внутригосударственного права отдельных стран. В то же время специфика сущности, содержания и порядка образования норм междуна родного права, безусловно, исключает возможность отнесения внут ригосударственных норм к числу нормативных предписаний, образующих данную систему права, как в узком, так и в широком смысле. Поэтому следует признать, что изложенная выше точка зрения не охватывает всей совокупности источников МЧП.

Значительные сомнения вызывает также тезис о межгосударственном (пуб личном) характере отношений, составляющих предмет регулирования между народного частного права. Здесь следует иметь в виду, что в основе права как ка тегории, неразрывно связанной с государством, всегда лежат действия тех или иных государственных органов. Однако это вовсе не означает, что предметом ре гулирования институтов и отраслей как международного, так и национального права во всех случаях будут отношения властного характера.

По мнению других ученых (А.Б. Альтшулер, Г.К. Дмитриева, В.П. Звеков, Лунц, Н.И. Марышева, М.Г. Розенберг, А.А. Рубанов, О.Н. Садиков и др.), между народное частное право входит в состав внутреннего права конкретного государ ства, будучи его отраслью, а наука МЧП представляет собой одну из гражданско правовых наук.

Приведенная концепция является прямо противоположной первой точке зрения. В ней представлены в гипертрофированном виде роль и значение внут ригосударственных источников и недооценивается значение международно правовых актов. Между тем международные источники нельзя недооценивать и исключать из числа регуляторов международных отношений невластного харак тера.

Сторонники внутригосударственной природы МЧП выдвигают тезис об от сутствии единого МЧП и о наличии у каждого государства своего собственного законодательства по международному частному праву. Это утверждение также не является убедительным. Единство международного частного права определя ется не пространственной или субъектной сферой действия его норм, а наличием специфического круга общественных отношений, регулируемых этим правовым образованием, и используемым в рамках МЧП единообразных методов такого регулирования.

Ряд норм МЧП по своему происхождению имеет международно-правовой характер, поскольку они создаются путем заключения международных договоров, пишет М.М. Богуславский, другие создаются исключительно в рамках внутренне го законодательства, но и те и другие определяются в конечном счете состоянием международных отношений, внешнеполитической и внешнеэкономической пози цией государств, развитием международного сотрудничества в самых различных областях. Как бы мы ни подходили к определению места МЧП в правовой систе ме, невозможно отрицать влияние международного сообщества на его развитие, значение для МЧП основополагающих принципов международного права.

Поэтому заслуживает особого внимания и является наиболее близкой к дей ствительности выдвинутая в 20-е годы ХХ века третья точка зрения, которая была первоначально высказана в начале XX в. А. Н. Макаровым и более позднее разра ботанная Р.А. Мюллерсоном и поддержанная В.В. Гавриловым и другими учены ми, согласно которой международное частное право не является частью какой бы то ни было системы права, а представляет собой полисистемный комплекс, кото рый состоит из норм как национального, так и международного права. При этом соответствующие нормы не исключаются из национально-правовых систем или из международного публичного права.

Контрольные вопросы 1. Какие отношения регулирует МЧП? Дайте определение предмета МЧП?

2. Каковы особенности определения понятий "международный" и "частный" применительно к категории "международное частное право"?

3. Каковы особенности концепции узкого и концепции широкого толкования предмета МЧП?

4. Какие факторы международной жизни оказывают влияние на развитие МЧП и повышение его значения в современных условиях?

5. В каких формах проявляется наличие "иностранного элемента" в отношениях, регулируемых МЧП?

6. Каковы методы правового регулирования, используемые в МЧП, и в чем за ключаются их основные особенности?

7. Каковы, на ваш взгляд, преимущества материально-правового метода регули рования перед коллизионно-правовым?

8. Каковы основные виды источников МЧП, их соотношение и взаимодействие?

9. Какова роль международных органов, участвующих в разработке и принятии норм МЧП?

10. Каков нормативный состав МЧП и его природа?

11. Каково соотношение МЧП с международным публичным правом и внутриго сударственным правом?

Нормативные акты 1. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья (от 26.11.2001 г.) // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 49. – Ст. 4552.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ" от 10 октября 2003 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003. – № 12.

Литература 1. Ануфриева Л.П. Международное частное право. В 3 т. – М.: БЕК, 2002. – с.

2. Абдуллин А.И. Становление и развитие науки международного частного пра ва в России: проблема понимания природы международного частного права в трудах российских правоведов XIX века // Журнал международного частного права. – 1996. – № 3.

3. Аверков В.М. Теоретические проблемы унификации // Московский журнал международного права. – 2000. – № 3.

4. Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и частного права.

Правовые категории: Учебное пособие. – М., 2002.

5. Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международно го частного права // Журнал российского права. – 2001. – № 5 – 6.

6. Ануфриева Л.П. К вопросу о теории международного частного права // Мос ковский журнал международного права. – 2003. – № 1.

7. Ануфриева Л.П. Некоторые проблемы нового российского регулирования по международному частному праву // Журнал российского права. – 200. – № 3.

8. Бахин С.В. О правовой природе норм, унифицированных посредством меж дународного договора // Российский ежегодник международного права. 1998 1999. – СПб., 1999. – С. 46-65.

9. Бахин С.В. Lex mercatoria и унификация международного частного права. – 1999. – № 4.

10. Богуславский М.М. Международное частное право. Учебник. – 3-е изд., пер. и доп. – М.: Юристъ, 2000. – 408 с.

11. Вилкова Н.Г. Унификация коллизионных норм в странах СНГ // Хозяйство и право. – 1998. – № 10.

12. Вельяминов Г.В. Соотношение международного публичного и международ ного частного права // Московский журнал международного права. – 2005. – №1-2.

13. Дмитриева Г.К., Филимонова М.В. Международное частное право. Дейст вующие нормативные акты. – М., 1999.

14. Доронина Н.Г. Унификация и гармонизация права в условиях международной интеграции // Журнал российского права. – 1998.- № 6.

15. Ерпылева Н.Ю. Понятие, предмет, система и источники международного ча стного права // Международное публичное и частное право. – 2002. – № 1.

16. Ерпылева Н.Ю. Международное частное право России // Гражданин и право.

– 2002. – № 12.

17. Казаков А.А. Проблемы систематизации российского законодательства о ме ждународном частном праве // Московский журнал международного права. – 1999. – № 2.

18. Кабатова Е.В. К вопросу о современных проблемах международного частного права // Государство и право. – 2000. – № 8.

19. Канашевский В.А. К вопросу о содержании категорий "отношение, ослож ненное иностранным элементом" и "применимое право" в международном частном праве // Журнал международного частного права. – 2002. – № 2-3.

20. Корчиго Е.В., Катков Д.Б. Некоторые вопросы российской доктрины между народного частного права // Московский журнал международного права. – 2001. – № 3.

21. Кудашкин В.В. Международные частные отношения в системе социально экономических отношений в обществе // Журнал российского права. – 2004. – №2.

22. Сильченко Н.В., Толочко О.Н. Теоретические проблемы учения о нормах ме ждународного частного права // Государство и право. – 2000. – № 1.

23. Тихомиров Ю.А. Реализация международно-правовых актов в российской правовой системе // Журнал российского права. – 1999. – № 3-4.

24. Толчко О. Принципы международного частного права // Белорусский журнал международного права и международных отношений. – 2001. – № 2.

ЛЕКЦИЯ 2. МЕТОДЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ В МЧП 1. Коллизия права в МЧП 2. Методы регулирования 1. Коллизия права в МЧП Коллизия” – латинское слово, означающее столкновение. Этот термин явля ется условным. О коллизии законов говорят образно, говоря тем самым о необхо димости выбора права между законами разных государств. Коллизионная пробле ма – проблема выбора права, подлежащего применению к тому или иному право отношению, – типична, прежде всего, для международного частного права. Если в других отраслях права вопросы коллизии законов имеют второстепенное значе ние, то здесь именно коллизионная проблема и ее устранение составляют основ ное содержание этой правовой отрасли, что отразилось в самом ее названии – в ряде стран ее называют коллизионным (конфликтным) правом.

Гражданско-правовые отношения относятся к предмету международного ча стного права, являясь отношениями, лежащими в сфере действия гражданского права, имеющего национальный характер. Наличие в таком отношении иностран ного элемента связывает его с гражданским правом не одного государства, а не скольких – потенциально оно может быть урегулировано правом каждого госу дарства, которому принадлежит тот или иной его элемент. Гражданское право разных государств отличается, подчас существенно, по своему содержанию – одни и те же вопросы по-разному решаются в праве разных государств. Следствием этого является коллизия права, заключающаяся в том, что одним и тем же факти ческим обстоятельствам может быть дана различная юридическая оценка и в итоге в соответствии с правом разных государств может быть дан разный ответ на один и тот же вопрос.

Коллизия права – это объективно возникающее явление, которое порож дается двумя причинами: наличием иностранного элемента в гражданском пра вовом отношении и различным содержанием гражданского права разных госу дарств, с которыми это правовое отношение связано. Необходимой предпосыл кой правового регулирования такого отношения является выбор гражданского права того государства, которое будет компетентно его регулировать.

Во внутреннем праве государств есть особые нормы – коллизионные, ко торые содержат правила выбора права: или тем или иным способом указывают, гражданское право какого государства должно быть применено для урегулиро вания конкретного гражданского отношения с иностранным элементом.

Так что прежде чем рассматривать проблемы, касающиеся отношений, осложнен ных иностранным элементом, необходимо ответить на так называемый колли зионный вопрос: право какого государства надо применить для рассмотрения искового требования, то есть выбрать применимое право. Иными словами в на циональном праве государства, на территории которого рассматривается пра воотношение, осложненное иностранным элементом, необходимо найти такую норму, которая бы и обосновывала ответ на возникающий коллизионный во прос. Такая норма называется коллизионной нормой. В России коллизионные нормы содержатся в ГК в седьмом разделе YII “Международное частное пра во”, Семейном кодексе от 12.12.1995 г. (разделе YII "Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства"). Они закреплены также в ряде международных соглаше ний, в частности, в договорах о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам.

Совокупность коллизионных норм того или иного государства составляет “коллизионное право” этого государства: оно носит национальный характер, яв ляется частью национального права соответствующего государства. Коллизион ное право – это основная часть международного частного права, определяющая его основные черты и особенности.

В отличие от международного публичного права, единого для всех госу дарств, международное частное право существует в рамках национального права каждого государства: “российское международное частное право”, “японское ме ждународное частное право” и т.д. В мире нет обязательного для всех государств единого кодекса МЧП. Национальный характер не исключает наличия в междуна родном частном праве разных государств общих черт. В гражданском праве раз ных государств встречаются одинаковые или близкие положения и правила.

2. Методы регулирования в международном частном праве Наряду с предметом метод правового регулирования выступает в качестве критерия для выделения в самостоятельную отрасль правового регулирования.

Особенность международного частного права определяется не только характер ными чертами его предмета и источников Специфичен также и метод (способ) правового регулирования, используемый в МЧП. Его основной задачей является устранение возникающей в процессе осуществления международных отношений частно – правового характера “коллизии” законов (от лат. — столкновение), при которой два или более нормативных акта из различных правовых систем одно временно претендуют на урегулирование одного и того же фактического состава.

Такая ситуация достаточно редка в тех случаях, когда общественное отноше ние возникает между субъектами одной и, той же государственной принад лежности и в рамках границ конкретного государства. Однако если оно имеет од ну или несколько составляющих, придающих соответствующему отношению ме ждународный характер, то подобный фактический состав как бы одновременно “привязывается” сразу к нескольким правовым системам, каждая из которых по тенциально может быть использована в данном случае. Поэтому задача правопри менителя значительно усложняется, так как из всех систем, претендующих на ре гулирование взаимоотношений субъектов, необходимо выбрать одну.

Метод МЧП можно определить как совокупность конкретных приемов, спо собов и средств юридического воздействия, направленных на преодоление колли зии права разных государств. К методу относятся и юридические приемы, впле тающиеся в ткань того или иного способа регулирования, такие как применение оговорки о публичном порядке, решение интерлокальных и интертемпоральных коллизий, обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства и др.

В практике государств выработаны два основных способа преодоления кол лизии права – коллизионно-правовой и материально-правовой, каждому из кото рых присущи свои достоинства и недостатки.

Коллизионный способ регулирования. Первым способом регулирования ме ждународных частноправовых отношений является коллизионно-правовой, сущ ность которого заключается в выборе компетентного правопорядка для решения конкретного дела. Проблема выбора надлежащего источника регулирования ре шается в данном случае посредством использования специальных коллизионных норм, формулирующих принципы, на основе которых определяется применимое материальное право. Коллизионный способ регулирования иногда называют от сылочным, поскольку коллизионная норма лишь “передает” соответствующие от ношения на разрешение компетентной правовой системе, а не регулирует их сама.

С этой точкой зрения нельзя согласиться. В действительности коллизионная нор ма вместе с внутренней материально-правовой нормой, к которой она отсылает, образуют единое правило поведения для участников международных отношений частноправового характера.

Сущность коллизионного способа регулирования как выбора компетентного правопорядка прямо отражена во всех нормах раздела VI ГК РФ. Прежде всего в названии ст. 1186, открывающей этот раздел, которая устанавливает главный при ем регулирования гражданско-правовых отношений, осложненных иностранным элементом. “Определение права, подлежащего применению к гражданско правовым отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом” выражение “право, подле жашее применению”, присутствует во всех коллизионных нормах указанного раз дела.

Коллизионный способ регулирования в настоящее время осуществляется в двух правовых формах: национально-правовой (посредством национальных кол лизионных норм, разработанных каждым государством в своем праве самостоя тельно) и международно-правовой (посредством унифицированных коллизионных норм, разработанных государствами совместно в международных соглашениях).

Обе формы относятся к одному способу регулирования коллизионному, так как в обоих случаях коллизия права решается способом выбора права, отсылки к праву конкретного государства.

Несмотря на кажущуюся простоту, применение коллизионного способа со пряжено с рядом объективных трудностей юридико-технического характера, ко торые значительно снижают эффективность его действия. Некоторые из них обу словлены национальным характером коллизионных норм. Так же, как и нормы гражданского права, коллизионные нормы разных государств неизбежно отлича ются по своему содержанию: они по-разному решают коллизионные вопросы при регулировании однородных гражданских отношений с иностранным элементом. В результате выбор права при одной и той же совокупности фактических обстоя тельств может быть разным в зависимости от того, по коллизионному праву како го государства он будет осуществляться. От решения коллизионного вопроса за висит решение дела по существу. Это явление носит название “коллизии колли зий”, т.е. коллизия коллизионных норм, и является деструктивным фактором в ор ганизации международного гражданского оборота.

Расхождение в содержании гражданского и коллизионного права различных государств приводит к появлению так называемых “хромающих отношений”. Это такие отношения, которые по праву одного государства являются юридически действительными, законными, а по праву другого государства – они незаконны и не порождают никаких юридических последствий. Такие отношения возникают в практике часто, осложняя тем самым реализацию гражданско-правовых связей.

Сложность коллизионно-правового способа регулирования связана также с возможным применением иностранного права: коллизионная норма может ото слать как к собственному праву, так и к праву иностранному. В последнем случае суд или иной правоприменительный орган будет обязан в силу предписаний оте чественной коллизионной нормы рассмотреть дело на основе иностранного граж данского права. Но, как показывает практика, установить содержание и квалифи цированно реализовать нормы иностранного права довольно сложно. Проведение качественной работы в этой области представляет значительную сложность для национальных правоохранительных органов разных стран, которые, конечно же, не могут знать право иностранного государства с такой степенью детальности, как свое.

Осуществление коллизионного способа регулирования затрудняется и тем, что многие государства либо вообще не имеют системы коллизионных норм, либо она слабо развита. Правда, в последнее время набирает силу процесс создания и совершенствования национального коллизионного права. В ряде стран были при няты новые законы или подготовлены проекты. Примеры: 1978 год – Закон о меж дународном частном праве в Австрии;

1979 год – Закон о международном частном праве в Венгрии 1982 год – Закон о разрешении коллизий между законом и нор мами иностранного права в Югославии, Закон о международном частном праве и процессе в Турции;

1986 год – Закон о новом регулировании в области междуна родного частного права в ФРГ;

подготовлены и обсуждены проекты соответст вующих законов в Бельгии, Италии, Франции и других странах.

Далее, коллизионный метод регулирования, несмотря на то, что он использу ется при регулировании международных отношений, национален по своей сути.

Материальный закон, к применению которого неизбежно приводит коллизионный метод, в подавляющем большинстве случаев будет являться внутренним законом конкретного государства, изначально не рассчитанным на регулирование между народных отношений невластного характера.

Сложность проблем, возникающих при применении коллизионного способа регулирования, порождает серьезные, подчас непреодолимые трудности в право вой регламентации гражданских правоотношений, осложненных иностранным элементом. Интересы развития международного гражданского оборота требуют совершенствования этого способа. С конца девятнадцатого века начался процесс унификации, т.е. создания единообразных коллизионных норм.

Унификация осуществляется в форме международных договоров, заключае мых между государствами. Последние берут на себя международно-правовое обя зательство применять сформулированные в договоре единообразные коллизион ные нормы по определенному кругу гражданских правоотношений. Использова ние унифицированных норм снимает частично недостатки коллизионного спосо ба: способствует ликвидации такого негативного явления, как “коллизия колли зий”, уменьшает вероятность возникновения “хромающих отношений”, восполня ет пробелы в национальном коллизионном праве. Но унификация еще не получила большого распространения в сфере международного частного права.

Материально-правовой метод. Разрешение проблемы выбора применимого права в рамках этого метода обеспечивается посредством использования унифи цированных материальных норм, которые регулируют поведение субъектов МННО без помощи коллизионных механизмов.

Появление материально-правового метода было вызвано стремлением участ ников международного общения заменить разноречивые положения нацио нального законодательства отдельных стран системой однородных нормативных предписаний, предназначенных для непосредственного регулирования отношений с иностранным элементом. Первоначально этот метод применялся только в облас ти международной торговли — сферы, для регулирования которой национальное право было наименее приспособлено, а затем распространился на другие институ ты международного частного права, включая международный гражданский про цесс.

В настоящее время основной формой достижения унификации материально правового регулирования отношений в области МЧП является заключение между народных договоров. Государства, присоединяясь к международному договору, берут на себя обязательство применять предусмотренные в нем материальные нормы для регулирования соответствующих частноправовых отношений с ино странным элементом. Как правило, все они представляют собой итог многолетней напряженной работы международных организаций и конференций и отражают ба ланс интересов отдельных государств в соответствующих вопросах. Возможность использования положений международных договоров в рамках материально правового метода регулирования прямо предусматривается в п. 3 ст. 1186 части третьей ГК РФ, которым устанавливается следующее правило: “Если междуна родный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на осно ве коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулирован ным такими материально-правовыми нормами, исключается”.

Унификация норм международного частного права возможна сегодня также посредством утверждения международно-правовых обычаев, вырабатываемых на основе широкой и единообразной практики Международного сотрудничества.

Наряду с унификацией издавна существует более широкий процесс, назы ваемый гармонизацией права, осуществляемой посредством различных приемов и средств. В условиях взаимодействия государств происходит взаимовлияние на циональных правовых систем, в результате чего в частном праве встречаются одинаковые по содержанию нормы. Такие совпадения могут быть значительными вплоть до полного текстуального совпадения (например, кодекс Наполеона дейст вует не только во Франции, но и в Бельгии). При создании национальных законов часто приглашаются иностранные специалисты в той или иной области права. В результате национальным правом активно воспринимаются нормы из других пра вовых систем.

Широко используются модельные, или типовые законы, разрабатываемые международными организациями и рекомендуемые государствам в качестве осно вы для принятия национальных законов (например, Модельный гражданский ко декс, принятый в рамках СНГ в 1994-1996 г.г., Типовой закон ЮНСИТРАЛ о ме ждународном коммерческом арбитраже1985 г., разработанный Комиссией ООН по праву международной торговли).

Наибольшее применение унификация материального права имеет при регу лировании торговых, производственных, научно-технических, транспортных от ношений. В области торговли, например, широкое применение получили догово ры, создавшие единообразные материальные нормы гражданского права, напри мер, такие как Женевские конвенции о векселях 1930 г., Женевские конвенции о чеках 1931 г., Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г., Конвенция о договорах в международной купле-продаже товаров 1980 г. и т.д.

Некоторые российские ученые-юристы отмечают, что материальный способ регулирования может проявляться и в национально-правовой форме. Это проис ходит тогда, когда государство создает в своем внутреннем праве систему относи тельно автономных правил поведения “прямого” действия, которые могут приме няться независимо и даже вопреки коллизионным нормам. Считается, что к числу подобных правил поведения можно отнести нормы, принимаемые государством в области регулирования внешнеэкономической и иностранной инвестиционной деятельности, определения прав и обязанностей иностранцев на соответствующей территории, установления процедуры рассмотрения споров с иностранным уча стием в национальных судах и др.

Унификация материального права – более совершенный и эффективный спо соб регулирования международных частноправовых отношений с иностранным участием. Однако она еще не стала преобладающим способом регулирования.

Кроме того, как и коллизионный метод, метод материально правового регу лирования МННО обладает рядом недостатков, к числу которых можно, в част ности, отнести:

1) сравнительно узкую предметную сферу распространения унифицирован ных материальных норм. Данный факт объясняется нежеланием государств на со временном этапе развития международных отношений отказываться в ряде случае от национально-правового регулирования отношений, входящих в предмет МЧП, в пользу регулирования международно-правового, полноценная реализация кото рого заведомо связана для них со значительными финансовыми, организационны ми и психологическими трудностями;

2) наличие значительного количества пробелов и нечетких формулировок в текстах актов, содержащих унифицированные нормы. Даже в тех случаях, когда государства пришли к согласию относительно необходимости разработки того или иного договора, они не всегда способны прийти к такому соглашению относи тельно содержания составляющих его норм. Поэтому многие международные ис точники МЧП носят обобщенный и неполный характер, что снижает их регуля тивные возможности и иногда может привести к необходимости их детализации на уровне национального законодательства.

3) диспозитивный характер предписаний большинства унифицированных норм. Стремление расширить предметную сферу международных источников МЧП и количество субъектов, на которые они распространяли бы свое действие, вынуждают создателей международных договоров и конвенций в большинстве случаев отказываться от использования в их текстах положений императивного характера.

Изложенные выше соображения позволяют прийти к выводу, что в настоящее время не существует универсального метода, позволяющего эффективно решить коллизионную проблему и на должном уровне урегулировать международные от ношения, возникающие между частными субъектами. Только сочетание и взаимо действие коллизионного и материально-правового способов регулирования в пра воприменительной практике позволит в наибольшей степени избежать присущих им недостатков и добиться максимального успеха в этом вопросе.

Контрольные вопросы 1. Основная характеристика роли международных договоров в развитии МЧП.

2. В чем состоит основная тенденция развития и совершенствования междуна родного частного права? Каковы результаты деятельности международных организаций в области унификации права?

3. Систематизация и кодификация в международном частном праве.

4. Каковы перспективы и направления будущего правового регулирования в МЧП?

5. Каким образом могут быть устранены "хромающие правоотношения"? Что понимается под "хромающими правоотношениями"?

6. Что понимается в МЧП под "коллизионным методом" и "материальным мето дом" правового регулирования?

7. Что понимается под терминами "коллизия законов", "коллизионное право", "коллизионная привязка"?

8. Что понимается под интерперсональными и интертемпоральными коллизия ми? Какова их связь с коллизионными нормами, входящими в состав между народного частного права?

Нормативные акты 1. Гражданский кодекс РФ. Часть третья (от 26.11.2001) // Российская газета. – 2001. – 28 ноября. – № 233.

2. Семейный кодекс Российской Федерации (от 29.12.1995) // Собрание законо дательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16.

Литература 1. Аверков В.М. Теоретичсеские проблемы унификации // Московский журнал международного права. – 2000. – № 3.

2. Богуславский М.М, Международное частное право. Учебник. – М.: Междуна родные отношения, 1997.

3. Богуславский М.М. Международное частное право. Элементарный курс. – М., “Юристъ”, 2002.

4. Базедов Ю. Унификация международного частного права в Европейском Союзе // Международное публичное и частное право. – № 3.

5. Вилкова Н.Г. Унификация коллизионных норм в рамках СНГ // Журнал рос сийского права. – 1997. – № 10.

6. Дмитриева Г.М. Международное частное право (часть третья ГК РФ). Учеб ное пособие. – М.: Юристъ, 2002.

7. Гаврилов В.В. Международное частное право. – М., “Норма”, 2002.

8. Доронина Н.Г. Унификация и гармонизация права в условиях международной интеграции // Журнал российского права. – 1998. – № 6.

9. Ерпылева Н.Ю. Коллизионные нормы в современном международном част ном праве // Законодательство и экономика. – 1998. – № 2.

10. Звеков В.П. Некоторые особенности новой кодификации норм международ ного частного права // Юрист-международник. – 2003. – № 1.


11. Международное частное право в документах. Т. 3 / Сост. К.А. Бекяшев, А.Г.

Ходаков. – М.: Юрист, 1996 г.

12. Матвеева Т.В. Новое в российском коллизионном праве // Журнал междуна родного частного права. – 2003. – № 1-2.

13. Садиков О.Н. Международное частное право. Учебник. – М.: “Юридическая литература” 1984 г.

14. Толстых В. Коллизионное регулирование в международном частном праве:

проблемы толкования и применения разд. VI ч. III ГК РФ. – М., 2002.

15. Швыдак Н.Г. Унификация права стран Бенилюкса // Журнал российского пра ва. – 1997. – № 9.

16. Швыдак Н.Г. Унификация права стран СНГ // Законодательство и экономика.

– 2000. – № 11.

ЛЕКЦИЯ 3. КОЛЛИЗИОННЫЕ НОРМЫ 1. Понятие и виды коллизионных норм 2. Основные формулы прикрепления 1. Понятие и виды коллизионных норм Как уже отмечалось выше, основное содержание международного частного права сводится к выявлению и поиску путей разрешения коллизионной проблемы, поэтому коллизионные нормы, с помощью которых главным образом и решается такая проблема, занимают центральное место в системе МЧП.

В международном частном праве под коллизионной нормой обычно понима ются правила поведения, устанавливающие, право какого государства должно быть применено к данному конкретному правоотношению, осложненному ино странным элементом.

Специфическая черта этих норм состоит в том, что они не определяют непо средственно права и обязанности сторон правоотношения, а лишь указывают на компетентный правопорядок для разрешения данного вопроса. Поэтому практиче ское применение коллизионной нормы возможно только вместе с правовой систе мой той страны, к которой она отсылает.

Установленный таким образом статут представляет собой цельный правопо рядок определенного государства, а не какую-либо из его норм. Это означает, что при создании совместного предприятия, например, в Украине следует руково дствоваться не отдельно взятой нормой украинского права, а всем украинским за конодательством, регулирующим этот вопрос. “В противном случае “выбранная” норма отрывается от правопорядка, к которому она принадлежит, и “ин корпорируется” чужой правовой системой, т. е. системой того государства, чей суд рассматривает дело. В результате, поскольку вне своей правовой системы норма лишается в значительной мере своего содержания, она получает толкование в аспекте иной правовой системы, что приводит к искажению смысла, первона чально заложенного для регулирования данного правоотношения. При выборе правовой системы применению подлежат те нормы, которые прямо отвечают на поставленный правовой вопрос. Толкование этих норм проводится в рамках вы бранной правовой системы, что позволяет избежать искажений и правильно раз решить возникающие при этом вопросы”.

То обстоятельство, что коллизионная норма носит отсылочный характер, не должно вести к ее недооценке. Было бы неверным рассматривать коллизионную норму как чисто технический прием, как некий справочник. В действительности коллизионные нормы играют важную роль в организации сотрудничества субъек тов различных государств.

Этому способствуют такие функции, которые выполняют эти нормы, как ре гулятивная и разграничивающая. Регулятивная функция состоит в возможности коллизионных норм служить основанием применения материальных норм ино странного права: коллизионная норма государства является тем инструментом, с помощью которого законодатель делает действительным иностранное право в пределах действия собственной системы права. “Разграничивающая” функция коллизионной нормы состоит в том, что они устанавливают пределы применения права определенного государства.

В любой коллизионной норме можно выделить две основные части: объем и привязку. Объем коллизионной нормы определяет вид правоотношения, к которо му она должна применяться. Привязка указывает на правовую систему (законода тельство), действующую в данном случае. В качестве примера возможного содер жания объема и привязки коллизионной нормы можно, в частности, привести по ложения п. 1 ст. 1197 ГК РФ: “Гражданская дееспособность физического лица (объем. — В. Г.) определяется его личным законом (привязка. — В. Г.)”.

Важно подчеркнуть, что формальный, т. е. обозначенный в коллизионной норме, объем может не совпадать с ее фактическим объемом, если часть от ношений, на которые распространяется норма, посредством дополнительных кол лизионных правил “переподчиняется” другим правовым системам (см., например, ст. 1219 ГК РФ).

Классификация коллизионных норм, как и любая классификация, зависит от основания, по которому такая классификация производится. По форме коллизион ной привязки различают односторонние и двусторонние коллизионные нормы;

по способу выражения воли законодателя различают императивные, диспозитивные и альтернативные нормы;

по правовой форме выражения – национально-правовые и международно-правовые нормы;

по значению – генеральные и субсидиарные нормы;

по действию в пространстве – международные и межобластные;

по осо бенностям национально-правовых систем- интерперсональные, интертемпораль ные нормы.

По форме коллизионной привязки в международном частном праве различа ют двусторонние и односторонние коллизионные нормы:

Двусторонние коллизионные нормы – это наиболее распространенный инст румент урегулирования коллизионных вопросов. В данном случае в привязке не указывается право конкретного государства, подлежащее применению, а форму лируется общий принцип, используя который можно это право определить. В ка честве примера можно привести п. 1 ст. 1205 ГК РФ, который устанавливает, что “содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движи мое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится”. Двусторонний характер этой привязки состоит в том, что имущество может находиться как в стране суда, так и в иностранном государ стве. В данной норме, таким образом, местонахождение имущества является объ ективным фактором, и от того, находится ли оно на территории России или на территории другого государства, применимым правом будет право страны суда или иностранное право.

Односторонние коллизионные нормы. В их привязке прямо указывается пра во конкретного государства, подлежащее применению. Обычно это право страны происхождения соответствующей коллизионной нормы. Например, п. 2. ст. ГК РФ определяет, что “к договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр, обособленных водных объектов и иного недвижимого имущества применяется российское право”. Не трудно заметить, что в данном случае регулирование отношений, определяемых объемом коллизионной нормы, жестко подчинено российскому праву.

Часто в силу своей негибкости односторонние коллизионные нормы не могут обеспечить разрешение практических ситуаций. Этот пробел в некоторых зару бежных государствах, и в частности, во Франции, устраняется судами, которые в процессе рассмотрения дел посредством толкования формулируют из односто ронних коллизионных норм двусторонние.

По способу регулирования в международном частном праве различают им перативные, диспозитивные и альтернативные коллизионные нормы:

а) императивные коллизионные нормы содержат категорические предписа ния, касающиеся выбора права, которые не могут быть изменены по усмотрению сторон. В качестве примера здесь можно привести положения п. 4 ст. 156 СК РФ 1995 г.:

“Условия заключения брака лицом без гражданства на территории Россий ской Федерации определяются законодательством государства, в котором это ли цо имеет постоянное место жительства”.

б) диспозитивные коллизионные нормы устанавливают общее правило о вы боре права, подлежащего применению, но при этом предоставляют сторонам воз можность отказаться от него и заменить другим. Диспозитивные нормы чаще все го применяются в сфере обязательственных отношений. Так, согласно статье ГКРФ, “к обязательствам, возникающим вследствие неосновательного обогаще ния, применяется право страны, где обогащение имело место. Стороны могут до говориться о применении к таким обязательствам права страны суда”. Как следует из положений статьи, стороны могут самостоятельно выбрать подходящее в дан ном случае право страны суда для урегулирования вопросов, связанных с неосно вательным обогащением.

в) альтернативные нормы предусматривают несколько правил выбора приме нимого права, часто оговаривая определенную последовательность их использо вания. Так, согласно статье 1221 ГК РФ: “К требованию о возмещении вреда, при чиненного вследствие недостатков товара или услуги, по выбору потерпевшего применяются: 1) право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причинитель вреда;

2) право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности по терпевший;

3) право страны, где была выполнена работа, оказана услуга, или пра во страны, где был приобретен товар”.

В зависимости от степени нормативной конкретизации в МЧП выделяются генеральные и субсидиарные коллизионные нормы. Первые формируют наиболее общее правило выбора права, предназначенное для преимущественного примене ния. Характерной особенностью вторых является определение одного или не скольких таких правил, тесно связанных с главным. Субсидиарная норма исполь зуется тогда, когда норма генеральная по какой-либо причине не может быть при менена или оказывается недостаточной для установления компетентного право порядка.

В качестве примера генеральной коллизионной нормы можно привести п. ст. 1210 ГК РФ, которая устанавливает, что “стороны договора могут при заклю чении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору”. В данном случае предоставленная сторонам возможность выбрать право, которое будет определять их права и обязанности по сделке, является главным коллизион ным правилом и подлежит преимущественному применению.


В свою очередь п. 1 ст. 1211 ГК РФ формулирует субсидиарную норму, кото рая вступает в действие, если стороны не договорились о подлежащем при менению праве: “При отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан”. При этом в соответствии с п. 2 и 3 ст. 1211 ГК РФ правом страны, с кото рой договор наиболее тесно связан, считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности сторо ны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для со держания договора — продавца, дарителя, подрядчика, перевозчика, комиссионе ра, лицензиара, хранителя и т. д.

Регулирование общественных отношений с помощью генеральных и субси диарных норм широко используется в различных источниках международного ча стного права. Как отмечает Г. К. Дмитриева, “их система бывает довольно слож ной;

используются субсидиарные нормы первой, второй, третьей и так далее сте пеней, т. е. субсидиарные к субсидиарным. Часто субсидиарные нормы дополни тельно детализируются по своему объему. В результате образуются последова тельные цепочки, своего рода ассоциации норм, основанных на внутренних свя зях”.

В качестве примера рассмотрим положения Гаагской конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров от 22 декабря 1986 г. Генеральная коллизионная норма содержится в п. 1 ст. 7 этого документа:

“Договор купли-продажи регулируется правом, выбираемым сторонами...” Воз можность выбрать право, которое будет регулировать взаимные договорные обя зательства сторон, является здесь главным коллизионным правилом. Это следует из положений п. 1 и 2 ст. 8 Конвенции, которые предусматривают применение к договору купли-продажи других коллизионных привязок, но только в случае, если соответствующее право до этого не было выбрано сторонами. В подобной ситуа ции в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть применено либо право страны продавца, либо право страны покупателя. Положения указанных пунктов носят субсидиарный характер по отношению к нормативным предписа ниям, изложенным в предыдущей статье этого международного договора.

В п. 3 ст. 8 Конвенции содержится субсидиарная коллизионная норма второй ступени, общая для всех договорных обязательств по международной купле продаже товаров: “В порядке исключения, если в свете всех обстоятельств, взятых в целом, например, деловых отношений между сторонами, договор купли продажи имеет явно более тесную связь с правом иным, чем то, которое было бы применимо к договору в соответствии с п. 1 и 2 настоящей статьи, договор купли продажи регулируется этим иным правом”.

2. Основные типы коллизионных привязок Привязка двусторонней коллизионной нормы именуется также типом колли зионной привязки. Привязка двусторонней коллизионной нормы отсылает не к за конодательству какой-то конкретной страны, а устанавливает принцип, в соответ ствии с которым данное правоотношение как бы привязывается к тому или иному правопорядку.

При множестве способов выбора применимого права, определяемых колли зионными нормами различных государств, каждый из них является тем не менее лишь одной из вариаций ограниченного числа общих коллизионных формул, ко торые сложились в процессе многовекового развития коллизионного права и вза имных влияний. Эти предельно обобщенные и концентрированные правила (фор мулы) прикрепления (выбора права) получили в доктрине МЧП наименование “типы коллизионных привязок”. Обратимся к наиболее распространенным из них.

Как и принято в международном частном праве, мы будем приводить их латин ские названия, одновременно давая пояснения относительно их основного содер жания и особенностей.

1. Личный закон физических лиц (1ех реrsonalis). Эта привязка применяется при регулировании отношений с участием граждан, иностранцев, лиц без граж данства Этот принцип применяется чаще всего тогда, когда возникает необходимость в выборе закона, компетентного определить гражданское состояние (правовой гражданский статус) физического лица. Он считается одной из наиболее распро страненных формул прикрепления.

Широкой сферой личного закона является определение правового положения физических лиц: гражданское право и дееспособность, личное право на имя, место жительства, на честь. Выбор компетентного правопорядка в соответствии с этим принципом производится в семейно-брачных и наследственных правоотношениях, отношениях по разделу имущества.

На практике формула прикрепления по принципу 1ех регsonalis подразделя ется на две основные коллизионные привязки: 1ех раtriae или 1ех nationalis (закон гражданства или национальности лица) и 1ех domicilii (закон места жительства).

В законодательстве разных стран оба эти варианта 1ех регsonalis широко применяются. Если, например, во французском, итальянском, бельгийском, гер манском, португальском, шведском, финском, греческом праве и праве ряда стран Латинской Америки действует принцип 1ех nationalis, то в странах “общего пра ва”, а также в Норвегии, Дании, Испании используется принцип закона места жи тельства лица (1ех domicilii).

Вполне естественно, в ряде стран, сравнительно недавно еще боровшихся за свою самостоятельность, в целях охраны интересов своих граждан широко ис пользуется принцип национальности физического лица, который применяется не зависимо от места его проживания. Напротив, страны, которые в недавнем про шлом принимали к себе большое количество иностранных иммигрантов, стремят ся подчинить их действию своего права и, естественно, тяготеют к применению закона места жительства лица.

Поскольку ряд стран Латинской Америки придерживался закона националь ности, а другая ее часть – закона места жительcтва, знаменитый Кодекс Бустаман те, о котором речь уже шла выше, был вынужден зафиксировать, что каждое из государств-участников может применять как закон домицилия, так и закон граж данства или те законы, которые уже приняты или будут приняты в его внутреннем законодательстве.

В Великобритании, хотя и действует закон домицилия (места жительства ли ца), его применение судами приводит практически к тем же результатам, что и применение закона гражданства. Считая, что родившийся от домицилированных в Англии родителей гражданин, несмотря на свое место проживания за рубежом, сохраняет свой британский “домицилий происхождения” британские суды часто выносят решения, по которым многие британские подданные, проживающие за границей, признаются домицилированными в Англии и подчиненными англий ским законам.

В России, Австрии, Швейцарии, Мексике действует смешанная система, ко гда применяются обе вышеуказанные формы личного закона физического лица.

Как же на практике выглядит применение формулы прикрепления “]ех регsonalis?

В качестве примера действия этого принципа в российском праве можно при вести ст.ст.1195, 1196 ГКРФ.: Гражданская правоспособность физического лица определяется его личным законом” (ст.1196). При этом согласно п.1 ст.1195 “лич ным законом физического лица считается право страны, гражданство которой это лицо имеет”.

Закон места жительства также применяется в российском законодательстве в качестве альтернативной привязки при определении применимого права по отно шениям, касающимся защиты личных неимущественных прав. Согласно статье 1221 ГК РФ к требованию о возмещении вреда, причиненного вследствие недос татков товара, работы или услуги, по выбору потерпевшего применяется:… “2) право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности по терпевший”.

В то же время использование в законодательстве формулы прикрепления “1ех регsonalis” следует отличать от предоставления иностранцам объема прав, равного тому, что предоставлялся гражданам страны. В последнем случае имеет место предоставление национального режима иностранцам. Так, положения рос сийского законодательства, согласно которым иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в России гражданской правоспособностью наравне с рос сийскими гражданами носят строго материально-правовой характер. Они не на правлены на разрешение коллизионной проблемы, которая возникает в правоот ношениях с участием иностранных граждан.

Таким образом, личный закон действует по вопросам личного статуса физи ческих лиц, к которому относятся:

- вопросы начала и конца правоспособности лица (содержание правоспособ ности иностранца, как правило – вопрос материального гражданского права);

- вопросы дееспособности лица;

- вопросы личных прав (на имя, на фирму, на честь);

- вопросы семейного права (условия брака и развода);

- вопросы наследования движимости.

Перечисленные разновидности коллизионной привязки 1ех реrsonalis имеют определенную географическую сферу преимущественного распространения. Так, принципа 1ех patriae придерживаются большинство арабских и европейских стран континентальной системы права (за исключением, например, Швейцарии). В свою очередь привязка 1еx domiciliii распространена в странах “общего права”, а также в ряде латиноамериканских государств. Смешанный подход к решению данной проблемы можно встретить в законодательстве России, Австрии, Мексики и неко торых других стран.

2. Закон национальности юридического лица (LEX SOCIETATIS) Личный закон юридического лица определяет его гражданско-правовой ста тус, принадлежность к правовой системе определенного государства. Данный тип коллизионной привязки оговаривает применение права того государства, к кото рому принадлежит юридическое лицо.

Как известно, юридические лица, с одной стороны, имеют свою внутреннюю организацию, т.е. свой правовой статус, а с другой – вступают в правоотношения с другими лицами. В зависимости от видов правоотношений, в которые вступают юридические лица (например, заключение различных договоров), действуют раз личные коллизионные привязки. Что же касается вопросов статуса, то здесь юри дическое лицо подчиняется всегда одному законодательству, т.е. имеет общий личный статус. Это положение основано на сложившемся международном обычае.

Причем тот факт, что личный статус юридического лица имеет экстерриториаль ное действие, т.е. подлежит признанию за рубежом, считается в доктрине между народного частного права общепризнанным. Другими словами, общепризнанно, что вопросы образования юридического лица и его прекращения, объема право способности и пр. имеют всегда общую коллизионную привязку, согласно кото рой эти вопросы подчиняются законодательству “национальности” юридического лица.

Понятие “национальности” юридического лица трактуется и решается по разному в доктрине и праве различных государств. Согласно одной из доктрин “национальностью” юридического лица признается место нахождения его адми нистративного центра. Эта концепция получила название доктрины оседлости.

Она основывается на том, что в уставных документах юридического лица обяза тельно имеется указание на место его пребывания, что делает достаточно простым определение его “национальности”, а следовательно, и личного статуса, т.е. зако нодательства, которое применимо к определению его правового статуса. Эта док трина достаточно широко применима во многих европейских странах. В частно сти, ее придерживаются во Франции, Италии, Австрии, Швейцарии.

Согласно другой доктрины, “национальность” юридического лица должна определяться не местом его пребывания согласно уставу, а фактическим местом осуществления им своей основной деятельности. Вполне очевидно, что несмотря на указание в уставе, место основной деятельности юридического лица может на ходиться (а на практике часто и находится) в другом государстве. Согласно этой доктрины, получившей название доктрины центра эксплуатации, “националь ность” юридического лица определяется местом нахождения такого центра. При этом легко заметить, что множественность центров эксплуатации порождает яв ную неопределенность в определении личного статута юридического лица и по этому является основным недостатком этой концепции.

Согласно доктрины инкорпорации, “национальность” юридического лица должна определяться на основе места его создания. Как известно, юридическое лицо может возникнуть в результате выполнения его учредителями всех требова ний местного закона об инкорпорации. В то же время, компания может быть обра зована по закону одной страны, но иметь центр управления в другой, а осуществ лять свою основную коммерческую деятельность в третьей. В данном случае, со гласно этой доктрины, “национальностью” юридического лица признается место его фактического образования, инкорпорации. Наибольшее распространение эта доктрина получила в странах англоамериканского права. Понятно, что основным недостатком этой концепции является отсутствие связи между законом места об разования компании и местом ее фактической деятельности.

Следует отметить, что из трех вышеприведенных доктрин – большую попу лярность получила континентальная доктрина оседлости, согласно которой, “на циональностью” юридического лица признается место нахождения его админист ративного центра, а следовательно, к вопросам статуса юридического лица приме няется законодательство государства, где располагается этот административный центр.

Российское право в вопросе правоспособности иностранных юридических лиц следует доктрине инкорпорации. Согласно ст.1202, “личным законом юриди ческого лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо”. На ос нове личного закона юридического лица определяются, в частности: статус орга низации в качестве юридического лица;

его организационно-правовая база, на именование, порядок его образования и прекращения, порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанно стей, объем правоспособности и др.( ст.1202 п.2 ГК РФ.

3. Закон места нахождения вещи (Lех rеi sitae) Когда речь идет о праве собственности на вещь или о других вещных правах на нее, коллизионное право многих государств использует формулу прикрепле ния, согласно которой к этим правоотношениям применяется материальный граж данско-правовой закон страны места нахождения этой вещи. Cогласно п.1, ГКРФ “Содержание права собственности и иных вещных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится”.

Изучение применения этой коллизионной привязки позволяет сделать вывод о том, что в разное время оно претерпевало значительные изменения. Так, в эпоху феодализма разрешение коллизионных вопросов права собственности с помощью этой привязки осуществлялось в отношении недвижимости (в основном земли) и связанных с ней сервитутов. В это же время права на движимые вещи определя лись по личному закону собственника. Принцип “движимость следует за собст венником” довольно долгое время являлся основополагающим в странах кон тинентальной Европы. Лишь к середине XIX века, когда отмечается значительный рост ценности движимого капитала, многие страны попытались распространить действие своих законов, касающихся прав на движимые вещи, которые находи лись на территории данного государства. Начиная с этого времени привязка “1ех rei sitae” получает почти повсеместное признание как формула прикрепления, ре гулирующая вещные права как на недвижимые, так и на движимые вещи.

Сам принцип привязки lex rei sitae не вызывает особых дискуссий. Проблема состоит в определении сферы его действия. Дело в том, что далеко не все право отношения удобно регулировать с использованием данного принципа, и законода тельства многих стран содержат ряд исключений:

1) если вопрос касается дееспособности лица, даже при совершении им сде лок с движимым имуществом, то эти вопросы, как правило, регулируются личным законом, а не “1ех rei sitae”;

2) следующее исключение касается имущества иностранного юридического лица – в случае спора по поводу этого имущества в судебных и других органах го сударства его судьба решается не по закону места нахождения вещи, а применяет ся материальное право страны, где находится это юридическое лицо;

3) приобретение права собственности в порядке наследования регулируется по личному закону наследодателя, а не по закону места нахождения наследствен ной массы;

4) не может регулироваться законом места нахождения вещи право собствен ности на груз, находящийся в пути, поскольку такая привязка на практике могла бы привести к тому, что материальное право менялось бы каждый раз с пересече нием границы;

5) рассматриваемая привязка не может применяться к имуществу иностран ного государства в силу его иммунитета. В этом случае должен применяться закон государства, которому принадлежит это имущество;

6) известным исключением является и внешнеторговая купля-продажа товара.

Казалось бы, что в вопросе риска случайной гибели вещи основным должен быть вопрос перехода права собственности на нее, который, по идее, должен решаться на основе закона места нахождения вещи. В то же время, согласно практике и за конодательству большинства стран этот вопрос решается на основе обязательст венного статута, а не “1ех геi sitae”. Несмотря на указанные исключения закон места нахождения вещи является основным коллизионным началом для разреше ния вопросов права собственности, признанным в подавляющем большинстве го сударств и международной практике.

4. Закон, избранный лицом, совершившим сделку (1ех voluntatis) В МЧП можно также встретить коллизионные нормы, предоставляющие субъектам правоотношения возможность самим выбрать из нескольких предла гаемых вариантов коллизионных привязок наиболее подходящий для них. В каче стве примера можно привести положения п. 1 ст. 1221 ГК РФ:

“К требованию о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги, по выбору потерпевшего применяется: 1) право стра ны, где имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причинитель вреда;

2) право страны, где имеет ме сто жительства или основное место деятельности потерпевший;

3) право страны, где была выполнена работа, оказана услуга, или право страны, где был приобретен товар”. Подобные нормы по своему содержанию тоже будут относиться к числу альтернативных коллизионных норм.

Таким образом, рассматриваемый коллизионный принцип означает примене ние к правоотношениям того правопорядка, который был выбран сторонами – уча стниками данного гражданского правоотношения.

Хотя эта формула прикрепления имеет сравнительно недолгую историю, она в настоящее время является общепризнанной. Коллизионное право большинства государств, международные договоры, исходят из того, что при заключении внешнеторговой сделки стороны могут договориться о применении конкретного правопорядка и их воля будет решающей для применения этого правопорядка к их правоотношениям по этой сделке.

В международной практике lex voluntatis принято также называть “авто номией воли”.

Этот принцип отражен в российском коллизионном праве, в частности, воз можность для сторон выбрать по соглашению между собой право, которое будет применяться к их правам и обязанностям по контракту, предусмотрена в п. ст.1210 ГК РФ (выбор права сторонами договора), в п. 2 ст.161 Семейного Кодекса РФ (избрание супругами, не имеющим общего гражданства или совместного места жительства, права, подлежащего применению для определения их прав и обязан ностей по брачному контракту.

В то же время применение этого принципа не всегда столь просто, как это может показаться с первого взгляда. Дело в том что в доктрине МЧП нет единого мнения относительно пределов, в каких допустим свободный выбор правопорядка.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.