авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ИНСТИТУТ Л.Х. Мингазов ЭКОНОМИКИ, Е.А. Кондратьева УПРАВЛЕНИЯ Л.Б. Морозова И ПРАВА ...»

-- [ Страница 2 ] --

Имеются сторонники неограниченной свободы воли (Вольф) и сторонники ее ог раничения, которые допускали применение этой коллизионнной нормы с доста точно жесткими ограничениями, в частности они считали, что выбор закона сто ронами закона сторонами должен быть ограничен императивными нормами на ционального законодательства (Чешир, Баттифоль).

Закон места совершения действия (lex lоci actus) – данный тип коллизионной привязки оговаривает применение права того государства, на территории которого совершен акт гражданско-правового характера. Он широко применяется в между народной торговле и имеет несколько разновидностей, а именно: “закон места за ключения договора” (lex loci contractus), “закон места исполнения обязательства” (Lex loci solutionis), “закон места причинения вреда” (lex loci delicti commissi) и др.

По закону места совершения акта подлежит применению право того государ ства, где заключен договор. Эта привязка используется главным образом при оп ределении вытекающих из него прав и обязанностей сторон.

В соответствии с законом места исполнения обязательства при регулирова нии договорных обязательств сторон применяется право того государства, где подлежит исполнение обязательство, вытекающее из договора. Так, согласно ст.

125 Закона о международном частном праве Швейцарии 1987 г., “к действиям, со путствующим заключению и исполнению договора, применяется право государст ва, в котором они фактически совершаются”. Если таких мест несколько, то в большинстве случаев практика МЧП исходит из необходимости применения права страны, где исполняется основное обязательство.

Закон места причинения вреда. В соответствии с этой коллизионной привяз кой для регулирования отношений, вытекающих вследствие причинения вреда, должно применяться право государства, на территории которого был причинен вред. Это правило закреплено в ст. 1219 ГК РФ, которая предусматривает: “К обя зательствам, возникающим из причинения вреда, применяется право страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. В случае, когда в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено пра во этой страны, если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране”.

Закон страны продавца (lex venditoris). Эта привязка применяется главным образом для выбора применимого права, определяющего права и обязанности сто рон по внешнеторговым сделкам.

Он закреплен в ст.8 Гаагской конвенции о праве, применимой к договорам международной купли-продажи 1986 г. В российском праве она закреплена, в частности, в ст. 1211 ( п.3) ГК РФ Закон суда (1ех fori) означает применение закона страны, где рассматривает ся спор. Судебный орган, несмотря на наличие иностранного элемента в правоот ношении, обязан применять нормы своего государства. На протяжении многих лет данный принцип противостоял, конкурировал с другими привязками. На сего дняшний день общепризнанной сферой его применения является международный гражданский процесс. Согласно данному принципу, суд, несмотря на иностранный элемент в отношении, не применяет иностранного права для разрешения граждан ско-процессуальных вопросов по делу. Применение в такого рода вопросах зако нодательства страны суда – общепризнанное начало.

Применение принципа закона суда по процессуальным вопросам осложняется тем, что границы между материальным и процессуальным правом в разных за конодательствах не совпадают. Например, институт исковой давности, являющий ся материально-правовым в странах континентальной Европы, в англо американском “общем праве” относится к процессу, вследствие чего суды Англии и США не применяют норм иностранных законов по исковой давности.

Закон, с которым данное правоотношение наиболее тесно связано (принцип “тесной связи” – proper law of the contract) Первые обращения судебной практики к данной привязке в 20 веке вызвали серьезные возражения и критику. В основном они сводились к следующему: неоп ределенность принципа, непредсказуемость результатов его применения и, в ито ге, увеличение судебного произвола. Однако за прошедшее время этот принцип “завоевал” подавляющее число стран, будучи имплементирован в их законода тельство и практику. Указание на эту привязку содержат некоторые международ ные акты, в частности п.3 ст. 8 Гаагской конвенции о праве, применимом к дого ворам международной купли-продажи 1986 г.: “ В порядке исключения, если в свете всех обстоятельств, взятых в целом, например, деловых отношений между сторонами, договор купли-продажи имеет явно более тесную связь с правом иным, чем то, которое было бы применимо к договору в соответствии с п. 1 и 2 настоя щей статьи, договор купли- продажи регулируется этим иным правом”.

Принцип “наиболее тесной связи” в Российском праве впервые был закреп лен в 6 разделе части третьей Гражданского кодекса РФ, в п.2 статьи 1186 кото рой говорится: “ Если в соответствии с п.1 настоящей статьи невозможно опреде лить право, подлежащее применению, применяется право страны, с которой граж данско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тес но связано”. Рассматриваемый принцип применяется при невозможности опреде лить применимое право на основании международных договоров, ГК РФ и других законов и обычаев, признаваемых в Российской Федерации.

Близко к принципу “наиболее тесной связи” стоит так называемый “импрес сионистский подход”, изначально выработанный английской судебной практикой и в значительной степени воспринятый во многих других странах общего права, – состоящий в применении закона, свойственного данному конкретному договору (proper law of the contract). Основой этого подхода является то, что он не следует четким коллизионным критериям, а определяет применимое право для каждого конкретного дела в гибкой манере.

Некоторые авторы говорят о том, что критерий “наиболее тесной связи” име ет двоякую природу – с одной стороны, он может использоваться как привязка двусторонней коллизионной нормы, а с другой – является принципом формирова ния коллизионных норм. Демаркационной линией в разграничении наиболее тес ной связи как принципа и как коллизионной нормы, является цель использования этого критерия. Если он используется для непосредственного применения судом или иным правоприменительным органом, и в нем указывается, что применяется право, наиболее тесно связанное с договором, то мы имеем дело с привязкой кол лизионной нормы. В том же случае, когда имеется в виду создание новой колли зионной нормы на основе принципа наиболее тесной связи с правоотношением, – перед нами принцип формирования содержания коллизионных норм.

Критерий “наиболее тесной связи” как основополагающее начало нашел от ражение в Римской конвенции стран ЕС о праве, применимом к договорным обя зательствам от 19 июня 1980 г. Эта конвенция стала попыткой сближения концеп туальных подходов стран “общего права” и стран континентальной Европы. В странах континентальной Европы широкое распространение получила концепция “решающего исполнения”. Считается, что впервые эта концепция была предложе на А. Шнитцером. Однако необходимо отметить, что еще русский дореволюцион ный ученый-профессор Б.Э. Нольде высказывал весьма схожее мнение.

Суть концепции “решающего (или характерного) исполнения” состоит в том, что договор считается теснее связан с правом и, следовательно, должен регулиро ваться правом стороны, осуществляющей решающее исполнение для договора, например, с правом страны продавца – в договоре купли-продажи, с правом стра ны подрядчика – в договоре подряда. Так, п. 1 ст. 4. Конвенции гласит, что если стороны не выбрали применимое право, то контракт должен регулироваться пра вом той страны, с которой он наиболее тесно связан. Если какая-то часть контрак та имеет более тесную связь с другой страной, то эта часть может, в виде исклю чения, регулироваться правом этой другой страны. В п. 2 ст. 4 Конвенции презю мируется, что договор наиболее тесно связан со страной, в которой сторона, кото рая осуществляет исполнение, являющееся характерным для договора, во время заключения договора имеет свое обычное место жительства, или в случае, если это юридическое лицо – свой центральный управляющий орган.

Эта конструкция была воспринята швейцарским Федеральным законом о международном частном праве 1987 года, который на сегодня, как указывается в литературе, является самой лучшей кодификацией по вопросам международного частного права не только в Европе, но и во всем мире. В пункте (1) ст. 117 швей царского закона о международном частном праве устанавливается, что к договору применяется право государства, с которым он имеет наиболее тесную связь. В пунктах (2) и (3) указанное положение конкретизируется тем, что договор счита ется имеющим наиболее тесную связь с государством стороны, обязанной совер шить представление, определяющее существо обязательства. Под представлением, определяющим существо обязательства, в частности, понимается: предоставление отчуждателя – в договорах об отчуждении имущества, предоставление услугода теля – в договорах поручения, подряда, других договорах об оказании услуг, и т.д.

В ст. 1211 ГК РФ фактически воспринята модель, содержащаяся в п. 1 ст. Римской конвенции 1980 года. В отличие от ст. 166 ранее действовавших ОГЗ, ст.1211 ГК РФ устанавливает генеральную норму, в соответствии с которой дого вор регулируется правом, наиболее тесно с ним связанным. В п.2 устанавливается презумпция: договор считается наиболее тесно связанным с правом стороны, осу ществляющей решающее исполнение для договора. А в п. 2-5 устанавливается изъятие, о том, что если из закона, условий или существа договора либо совокуп ности обстоятельств дела вытекает, что договор более тесно связан с другой стра ной, то применяется право этой страны. При этом критериями, которые, несмотря на решающее исполнение, указывают на применение права страны более тесно связанной с договором, могут являться: субъекты (стороны);

предмет сделки;

ме стонахождение предмета сделки;

флаг, под которым судно плавает;

защита оправ данных ожиданий сторон;

единообразие результатов.

Рассмотренные выше коллизионные привязки известны практически любой области отношений МЧП. Они относятся к нормам общего характера. К этим нор мам примыкают специальные коллизионные правила. Они предназначены для от дельных сфер МЧП. Так, в области торгового мореплавания применяется закон флага ( lex flagi). В Кодексе торгового мореплавания РФ многие положения главы 26 исходят из этого принципа. Так, в п.1 ст.415 КТМ РФ определяет, что право собственности и другие вещные права на судно, а также возникновение, переход и прекращение таких прав определяются законом государства флага судна”.

Контрольные вопросы 1.Понятие коллизионной нормы 2.Какова структура коллизионной нормы?

3.Каков механизм действия коллизионной нормы?

4. Основания классификации и виды коллизионных норм?

5. Какие функции выполняют коллизионные нормы?

6.Что понимается под “цепочками” коллизионных норм?

7. Перечислите основные коллизионные формулы прикрепления 8. Что означает “коллизия коллизии”?

9. Что означает коллизионная привязка “автономия воли”?

10.Что означает объем и привязка коллизионной нормы?

11.Что означают “односторонняя” и “двусторонняя” коллизионная норма?

12.Какие вопросы разрешаются на основе коллизионной привязки "закон гражданства" и "закон места жительства"?

Нормативные акты 1. Женевская конвенция о решении коллизионных вопросов о переводном и простом векселях (от 1930 г.) // Вестник ВАС РФ. – 1995. – № 1.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья (от 26.11. г.) // Российская газета. – 2001. – 28 ноября. – № 233.

3. Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации (от 31марта г.) // Собрание законодательства РФ. – 1999. – № 18. – Ст. 2207.

4. Семейный кодекс Российской Федерации (от 29 декабря 1995 г.) // Собра ние законодательства РФ. – 1996. – № 1. – Ст. 16.

5. Закон РФ от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже" // Ведомости РФ. – 1993. – № 32. – Ст. 1240.

Литература 1. Аничкин В. Институт обратной отсылки в современном международном частном праве // Московский журнал международного права. – 2001. – № 1.

2. Белов А.П. Публичный порядок // Право и экономика. – 1996. – № 19-20.

3. Ерпылева Н.Ю. Коллизионные нормы в современном международном ча стном праве // Законодательство и экономика. – 1998. – № 2.

4. Ерпылева Н.Ю. Коллизионное регулирование в современном междуна родном частном праве // Законодательство и экономика. – 2002. – № 1.

5. Кабатова Е.В. Изменение роли коллизионного метода в международном частном праве // Сборник статей под ред. М.М. Богуславского. – М.: ТОН Остожье. – 2000. – С. 5-17.

6. Канашевский В.А. К вопросу о содержании категорий "отношение, ос ложненное иностранным элементом" и "применимое право" в международном ча стном праве // Журнал международного частного права. – 2002. – № 2-3.

7. Кичигина И.Л. Коллизии в международном частном праве: методы регу лирования // Вестник МГУ. Право. – 1987. – № 6. Серия 11.

8. Крохалев С.В. Применение оговорки о публичном порядке в судебной практике // Московский журнал международного права. – 2002. – № 5.

9. Кудашкин В.В. Оговорка о публичном порядке в международном частном праве как правовая форма, опосредующая содержание публичного порядка // За конодательство и экономика. – 2004. – № 3.

10. Монастырский Ю.Э. Понятие "orde public" в международном частном праве // РЕМП. – 1996-1997. – СПб., 1998. – С. 161 – 174.

11. Морозова Ю.Т. Оговорка о публичном порядке в российской доктрине // Журнал международного частного права. – 1999. – № 3.

12. Монастырский Ю.Э. Основные особенности коллизионного права в США // Российский ежегодник международного права, 2000. – СПб. – 2000.

13. Муранов А.И. К вопросу об "обходе закона" // Московский журнал меж дународного права. – 1997. – № 3.

14. Садикова О.Н. Императивные нормы в международном частном праве // Московский журнал международного права. – 1992. – № 2.

15. Толстых В. Относительно-определенные коллизионные нормы // Хозяйст во и право. – 2003. – № 7.

16. Толстых В. Коллизионное регулирование в международном частном пра ве: проблемы толкования и применения разд. VI ч. III ГК РФ. – М., 2002.

17. Толстых В. Применение права страны с множественностью правовых сис тем в международном частном праве // Международное публичное и частное пра во. – 2003. – № 2.

18. Фаткудинов З.М., Арсланов К.М. Применение судами иностранного права в гражданском и арбитражном процессе // Российская юстиция. – 2002. – № 4.

19. Ходыкин Р.М. Критерий наиболее тесной связи в международном част ном праве // Московский журнал международного права. – 2002. – № 4.

ЛЕКЦИЯ 4. СУБЪЕКТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА 1. Физические лица как субъекты международного частного права 2. Правовое положение юридических лиц в МЧП 3. Государство – субъект международного частного права 1. Физические лица как субъекты международного частного права В МЧП гржданско-правовое положение физических лиц рассматривается в двух аспектах: отношения государства с собственными гражданами, находящими ся за границей и отношения государства с находящимися на его территории ино странными гражданами и лицами без гражданства. Большее внимание в МЧП уде ляется второму аспекту.

Иностранцы в МЧП.

Выражение “иностранное лицо” неоднозначно. Оно может включать такие категории как “иностранные физические лица”, “человек”, “гражданин” (собст венно гражданин конкретного государства), “иностранный предприниматель”, “иностранный участник”, “иностранный пользователь”, “иностранный инвестор” и др.

Правовое положение иностранных физических лиц как субъектов МЧП опре деляется как в национальном законодательстве, так и в международных договорах.

Национальное законодательство чаще всего представлено в виде законов о право вом статусе иностранных граждан, а также в виде комплекса коллизионных норм, определяющих правопорядок, применимый к их право и дееспособности. В РФ – это ФЗ “О правовом положении иностранных граждан в РФ” от 21 июня 2002 г. и Часть 3 ГК РФ от 1 ноября 2001 г.

Согласно ст. 2 ФЗ “О правовом положении иностранных граждан в РФ”, ино странный гражданин – это физическое лицо, не являющееся гражданином РФ и имеющее доказательства гражданства (подданства) иностранного государства.

На гражданина любого государства, находящегося за его пределами, распро страняются, по крайней мере, два правопорядка: отечественного государства и иностранного, на территории которого данное лицо находится.

Лицо без гражданства – это физическое лицо, не являющееся гражданином РФ и не имеющее доказательств гражданства (подданства) иностранного государ ства. Лица без гражданства приравниваются по статусу к иностранным гражданам, исключения из этого правила могут быть установлены в ФЗ.

Иностранные граждане на территории других стран обладают правоспо собностью, определяемой местным правопорядком. Это осуществляется на основе принципа национального режима. Национальный режим означает приравнивание иностранных граждан и лиц без гражданства в правах и обязанностях к гражданам страны пребывания.

В российском законодательстве этот вопрос регулируется на уровне кон ституционной нормы. Согласно ч. 3 ст. 62 Конституции РФ, иностранные гражда не и лица без гражданства пользуются в РФ правами и исполняют обязанности на равне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных ФЗ или между народным договором РФ. Из конституционного правила следует, что любые от клонения от национального режима, будь то умаление прав иностранцев или их расширение по сравнению с правами российских граждан, возможно лишь на ос нове ФЗ или международного договора.

Ст. 1196 Ч. 3 ГК РФ гласит, что иностранные граждане и лица без граж данства пользуются в РФ гражданской правоспособностью наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных В ФЗ.

Наличие у гражданина РФ гражданства иностранного государства, не умаляя его прав и свобод, не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства. Гражданин РФ, который приобрел гражданство, рассматривается в РФ как российский гражданин.

Правовое положение иностранных физических лиц определяется режимом, установленным законодательством государства пребывания или международным договором. Возможно три вида режимов: национальный, специальный и режим наибольшего благоприятствования.

По общему правилу, иностранным гражданам на территории РФ предос тавляется национальный режим. Предоставление национального режима носит по российскому законодательству безусловный характер. Это означает, что суд или иной правоприменительный орган не в праве обуславливать распространение на иностранных граждан национального режима наличием взаимности в государстве, которому принадлежит иностранный гражданин.

Взаимность предполагает, что в случае предоставления иностранным гражда нам в РФ определенного объеме права, в соответствующем иностранном государ стве российским гражданам должен быть предоставлен тот же объем прав. Усло вие о взаимности может быть предусмотрено федеральным законом или междуна родным договором.

Специальный режим означает предоставление иностранцам в какой-либо об ласти прав и обязанностей, отличных от тех, которые предоставлены для собст венных граждан. Специальный режим может носить ограничительный или льгот ный характер.

Режим наибольшего благоприятствования означает наделение граждан опре деленного государства правами и льготами, которые предоставлены гражданам любого третьего государства.

Изъятия из правоспособности иностранных граждан.

Несмотря на то, что иностранным гражданам на территории РФ предос тавляется национальный режим, ФЗ могут предусматривать определенные огра ничения этого правила.

Иностранные граждане ограничены в праве занимать определенные должно сти и заниматься определенными видами деятельности. Российское законодатель ство лишает иностранцев права находиться на государственной службе, ограничи вает право входить в экипаж морского судна и летный экипаж воздушного граж данского судна. Иностранный гражданин не может быть принятым на работу на объекты и в организации, деятельность которых связана с обеспечением безопас ности РФ. Также иностранный гражданин не может быть призван на военную службу и на работу в Вооруженные Силы РФ в качестве лица гражданского пер сонала.

Архитектурная деятельность иностранцев и лиц без гражданства может осу ществляться наравне с гражданами РФ, только если это предусмотрено междуна родным договором РФ. При отсутствии соответствующего международного дого вора указанные категории лиц могут принимать участие в архитектурной деятель ности только совместно с российским архитектором (ст. 10 ФЗ “Об архитектурной деятельности в РФ” 1995 г.).

Иностранные граждане в РФ не имеют права избирать и быть избранными в органы государственной власти, а также участвовать в референдумах РФ и субъ ектов РФ. Новеллой российского законодательства является то, что иностранные граждане получили право избирать и быть избранными в органы местного само управления, а также участвовать в местном референдуме (ст. 12 ФЗ “О правовом положении иностранных граждан в РФ” от 21 июня 2002 г.).

Авторские права иностранцев признаются и защищаются на территории РФ при условии, что произведение было обнародовано либо находится в какой-либо объективной форме на территории РФ. При отсутствии этих условий, авторские права иностранцев признаются и защищаются на территории РФ при наличии ме ждународного договора о взаимном признании и защите авторских прав.

ФЗ “О правовом положении иностранных граждан в РФ” предусматривает деление всех иностранных граждан на три категории: временно прибывающие, временно проживающие и постоянно проживающие. Отнесение иностранного гражданина к той или иной категории определяет объем его правоспособности.

Например, для осуществления трудовой деятельности на территории РФ временно прибывающему иностранному гражданину необходимо специальное разрешение, а другим категориям иностранных граждан это разрешение не нужно (ст. 13 ФЗ “О правовом положении иностранных граждан в РФ”).

Дееспособность иностранных граждан.

Дееспособность иностранных граждан в МЧП определяется их личным зако ном, который существует в двух разновидностях: закон гражданства и закон по стоянного места жительства. Коллизионные нормы, предусматривающие привязку к личному закону, содержатся как в российском законодательстве, так и в между народных договорах.

Согласно ст. 1195 ГК РФ, личным законом физического лица считается право страны, гражданином которой это лицо является. Если лицо, наряду с российским гражданством, имеет гражданство иностранного государства, его личным законом является российское право. Если иностранный гражданин имеет место жительства в РФ, его личным законом также будет являться российское право. При наличии у лица нескольких иностранных гражданств, личным законом считается право стра ны, где это лицо имеет постоянное место жительства. Личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище.

Гражданская правоспособность иностранных граждан и лиц без гражданства в отношении сделок, совершаемых в России, и обязательств, возникающих вслед ствие причинения вреда в России, определяется по российскому праву. Россий скому праву подчиняется также признание в России лица недееспособным или ог раничено дееспособным, безвестно отсутствующим и объявление умершим.

Защита и обеспечение соблюдения прав и интересов российских граждан за рубежом.

Российские граждане за границей пользуются защитой и покровительством России. Согласно ч. 2 ст. 61 Конституции РФ, российская федерация гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за ее пределами. Меры по защите российских граждан обязаны обеспечивать дипломатические представительства и консульские учреждения.

Консульские учреждения, а при их отсутствии дипломатические представи тельства, производят государственную регистрацию рождения, смерти, заключе ния брака, расторжения брака, усыновления, установления отцовства, перемены имени (ст. 5 ФЗ “Об актах гражданского состояния” 1997 г.). Должностные лица консульских учреждений выполняют целый ряд нотариальных действий, в частно сти, удостоверяют сделки, принимают меры к охране наследственного имущества, выдают свидетельства о праве на наследство, свидетельствуют верность копий до кументов и выписок из них и др.

Большое значение для обеспечения прав и интересов российских граждан за рубежом имеют положения международных договоров. Предоставление в дого ворном порядке на основе взаимности определенного режима преследует цель предотвращения какой бы то ни было дискриминации российских граждан, изме нения их правового положения в одностороннем порядке.

Было заключено большое число договоров, направленных на обеспечение прав и свобод человека в государствах СНГ. К ним относятся: Конвенция о право вой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным де лам 1993 г.;

Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г.;

Двухсторонние договоры о правовой помощи, о правовом статусе российских граждан, постоянно проживающих за пределами РФ, консульские договоры и др.

Беженцы.

Правовое положение беженцев в РФ определяется Конвенцией о статусе бе женцев 1951 г., Протоколом, касающимся статуса беженцев 1967 г., а так же ФЗ “О беженцах” 1997 г.

Под беженцем в ФЗ “О беженцах” понимается лицо, которое не является рос сийским гражданином и которое в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследования по признаку расы, национальности, принадлежности к оп ределенной социальной группе или политических убеждений находится вне стра ны своей гражданской принадлежности и не может или не желает пользоваться защитой этой страны вследствие таких опасений;

либо не имея определенного гражданства, находясь вне страны своего прежнего обычного места жительства в результате подобных событий, не может или не желает вернуться в нее вследствие таких опасений.

2. Правовое положение юридических лиц в МЧП Для МЧП характерно разделение всех юридических лиц, действующих на территории государства на национальные и иностранные. Основным фактором для уточнения статуса иностранного юридического лица в МЧП является то об стоятельство, что на него воздействуют две регулирующие системы – система на ционального права государства, считающегося для данного юридического лица своим, и государства, на территории которого оно действует. Особое значение имеют нормы международных договоров.

“Национальность” юридического лица.

Категория “национальность”, применительно юридическим лицам является условной. “Национальность” в данном случае понимается как принадлежность юридического лица определенному государству. Исходя из национальности, опре деляется личный закон юридического лица. На основе личного закона определяет ся такие важные вопросы, как является ли организация юридическим лицом, когда возникает и прекращается ее правоспособность, объем правоспособности, органи зационно-правовая форма, порядок создания, ликвидации, реорганизации и др.

Единого для всех государств критерия определения национальности нет.

Нормы национального права различных государств не совпадают по своему со держанию по своему содержанию в определении того, какое лицо является при надлежащим данному государству.

Наиболее распространенными в доктрине и практике критериями определе ния “национальности” юридического лица являются: место учреждения (инкорпо рация), место нахождения административного центра, место осуществления дея тельности (центр эксплуатации). В некоторых ситуациях может быть применен критерий контроля.

Принято различать соответствующие теории, в основу которых положен тот или иной вышеуказанный признак: теорию инкорпорации, теорию оседлости и теорию центра эксплуатации.

Согласно доктрине инкорпорации, личным законом юридического лица счи тается право государства, где это лицо учреждено и зарегистрировано. Эта док трина получила распространение в странах, принадлежащих англосаксонской пра вовой семье. Вместе с тем и некоторые государства континентальной правовой семьи в своем законодательстве и судебной практике используют рассматривае мый признак (Россия, Беларусь, Казахстан, Китай, Чехия и др.).

Согласно ст.1202 ч. 3 ГК РФ, личным законом юридического лица считается право страны, где данное лицо учреждено и зарегистрировано.

Согласно теории оседлости, личным законом юридического лица является право той страны, в которой находится его центр управления (совет директоров, правление или иные органы). К числу государств, стоящих на позициях использо вания подобного критерия, относятся: Франция, Испания, Бельгия, ФРГ, Украина и др.

Адаптированный к условиям международного оборота, требующим опреде ленности в вопросах права и дееспособности юридического лица, этот критерий пользуется достаточно широким признанием. Он позволяет предупреждать ситуа ции, когда учреждение юридического лица сводится по сути дела к фиксированию “почтового ящика”, носит условный, сугубо формальный характер.

Теория центра эксплуатации определяет национальность юридического лица по месту осуществления основной деятельности. Этот критерий свойственен практике развивающихся стран для целей объявления “своими” всех образований, которые ведут свои деловые операции на территории данного государства. Имен но развивающиеся страны заинтересованы в привлечении иностранного капитала и облечении его в отечественные организационно-правовые формы.

Обращение к любому из упомянутых выше критериев ставилось под сомне ние на том основании, что их применение не выявляет действительной принад лежности капиталов. Эта проблема легла в основу теории контроля. В качестве примера, иллюстрирующего направленность теории контроля, в литературе при водится дело Daimler Co v. Continental Tyre and Rubber Co (1915), при разрешении которого в английском суде обсуждался вопрос, может ли имеющая британскую национальность компания, акции которой находятся в руках “враждебных ино странцев”, рассматриваться как британская компания с точки зрения закона поло жений о запрещении торговли с врагом.

Впоследствии, в ходе Второй мировой войны, в соответствии с британским актом 1939 года «О сделках с “вражескими” лицами», к враждебным иностранцам были отнесены юридические лица, контролируемые “вражескими” физическими лицами либо организованные или зарегистрированные по законам государства, состоящего с Англией в войне.

Теория контроля, в отличие от критериев формального характера, предпола гает постоянную смену “национальности” юридического лица, так как состав ка питала не может быть постоянным. При распределении уставного капитала между акционерами различных государств, национальность юридического лица будет постоянно меняться.

В современной международной практике принцип контроля применяется с оговорками в Вашингтонской конвенции об инвестиционных спорах между госу дарствами и лицами других государств 1965г., а также в отдельных двусторонних соглашениях о защите инвестиций, заключенных с развивающимися странами.

Договор 1994г. к Энергетической хартии, участниками которого являются РФ и другие государства СНГ, предусмотрел возможность отказа в преимуществах в отношении юридических лиц, если такие юридические лица принадлежат гражда нам или поданным третьего государства или контролируются ими.

Категория личного статута чрезвычайно важна для юридического лица, так как именно он отвечает на главный вопрос – является ли данное лицо самостоя тельным субъектом права. Личный закон определяет все жизненно важные сторо ны существования юридического лица, а именно возникновение, функционирова ние, продолжение существования или прекращение, а также возможные способы и формы преобразования. Личным законом регулируется объем правоспособности юридического лица, устанавливаются ее пределы. Личный закон указывает формы и порядок выступления юридического лица во внутреннем и внешнем хозяйствен ных оборотах. Содержание личного статута дает ответы на вопросы о том, вправе ли юридическое лицо в своей деятельности выходить за рамки отечественной юрисдикции и каковы условия, формы и требования, предъявляемые к такому вы ходу.

Правовое положение иностранных юридических лиц в РФ.

В первую очередь необходимо отметить, что иностранными являются юриди ческие лица, учрежденные и зарегистрированные за пределами РФ по законам со ответствующего иностранного государства. Все юридические лица, учрежденные на территории РФ, независимо от государственной принадлежности их участни ков, являются российскими.

Правовое положение иностранных юридических лиц определяется как рос сийским законодательством, так и международными договорами. Законодательст во РФ исходит из предоставления иностранным юридическим лицам националь ного режима: “Правила, установленные гражданским законодательством, приме няются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным зако ном” (ст.2 ГК РФ).

В ФЗ “Об иностранных инвестициях в РФ” от 9 июля 1999г., закреплено, что правовой режим деятельности иностранных инвесторов и использования получен ной от инвестиций прибыли не может быть менее благоприятным, чем правовой режим деятельности и использования полученной от инвестиций прибыли, пре доставленный российским инвесторам, за изъятиями, устанавливаемыми феде ральными законами. В данном случае необходимо уточнить, что речь идет именно о фиксировании принципа национального режима, т.е. уравнивании в правах ино странных и отечественных субъектов права, а не о режиме наибольшего благопри ятствования. Несмотря на чисто внешнюю схожесть формулировок данного зако на и международных договоров о предоставлении режима наибольшего благопри ятствования, не следует заблуждаться в отношении квалификации.

Иностранные юридические лица могут вести на территории РФ хозяйствен ную деятельность, заключать сделки, создавать с участием российских юридиче ских и физических лиц либо юридических и физических лиц третьих государств или без таковых новые образования в соответствии с предусмотренными законо дательством РФ организационно-правовыми формами, открывать представитель ства и филиалы, в том числе для ведения внешней торговой деятельности от име ни иностранного лица, совершать связанные с такими и другими сделками расче ты, страховые, транспортные, кредитные и другие операции.

3. Государство – субъект международного частного права В соответствии со ст. 124 ГК РФ, РФ, субъекты РФ, а также муниципальные образования участвуют в гражданско-правовых отношениях “на равных началах с иными участниками этих отношений – гражданами и юридическими лицами”. Из этой статьи следует, что государство может быть субъектом гражданско-правовых отношений;

государство не пользуется никакими преимуществами и имеет те же права и обязанности, что и другие субъекты;

к государству по аналогии применя ются нормы, определяющие участие юридических лиц в этих отношениях.

Государство также может выступать в качестве субъекта частноправовых от ношений, осложненных иностранным элементом. Например, государство может арендовать или купить участок замели для дипломатического представительства, зафрахтовать иностранное судно, заключать договор подряда с иностранной орга низацией для строительства или реконструкции своих зданий, выступать в качест ве наследника, хранить деньги в иностранных банках, заключать концессионные соглашения и так далее. При этом государство, вступая в частноправовые отноше ния с иностранными лицами на территории иностранного государства, пользуется особым режимом, согласно которому, его собственность, сделки с его участием не подчиняются власти этого иностранного государства. Таким образом, основная особенность правового режима государства как участника частноправовых отно шений с иностранным элементом заключается в его иммунитете от иностранной юрисдикции. Юрисдикция государства означает его законодательную, судебную и административную власть, объем власти и сферу действия власти.

Иммунитет – это право государства на освобождение от юрисдикции другого государства. Иммунитет государства и его собственности является одним из ста рейших институтов как внутреннего, так и международного права. Независимость государств друг от друга выражена в принципе суверенного равенства государств.

В период, когда государства начали широко принимать участие в коммерче ской деятельности, вступая в частноправовые отношения с иностранными физиче скими и юридическими лицами, последние оказывались лишенными судебной за щиты своих прав. В результате во второй половине 20-го века институт иммуните та государства превратился в одну из наиболее спорных проблем международного (публичного) и международного частного права.

Национальное право в принципе не способно решить комплекс проблем, свя занных с иммунитетом государства. Иммунитет представляет собой две взаимо связанные стороны: с одной стороны, это право государства на неприменение к нему иностранной юрисдикции, а с другой – это отказ государства от своей юрис дикции в отношении иностранного государства. Проблема иммунитета может быть решена тогда, когда ожидания одного государства совпадут с реальностью на территории другого государства. Достижение этого возможно как минимум на двустороннем уровне, т.е. на основе международного договора. Национальные за коны, предусматривающие ограничение иммунитета иностранного государства, нарушают его суверенитет и принцип суверенного равенства государств. С точки зрения международного права, национальным законом государство вправе лишь ограничить свой собственный иммунитет, но не может покушаться на иммунитет иностранного государства.

Учитывая вышесказанное, возникла необходимость урегулировать этот во прос на международном уровне. Однако попытки принять универсальную конвен цию по данному вопросу до сих пор не увенчались успехом. Это объясняется принципиальной разницей между двумя концепциями государственного иммуни тета, которых придерживаются государства – концепциями функционального им мунитета и абсолютного иммунитета.

С точки зрения абсолютного иммунитета, которой придерживается, в частно сти, и российское законодательство, без наличия ясно выраженного согласия са мого иностранного государства невозможны ни предъявление исков к нему, ни наложение ареста на его собственность в порядке обеспечения иска либо исполне ния решения, ни применение иных принудительных мер, предусмотренных про цессуальным законодательством.

Концепция функционального иммунитета, напротив, ограничивает сферу действия юрисдикционных иммунитетов государства только отношениями, возни кающими в ходе осуществления суверенной власти этого иностранного государст ва, и совершенно отрицает государственный иммунитет в тех случаях, когда госу дарство участвует в коммерческой деятельности. Однако, как уже было сказано выше, ни одно государство не в праве ограничить иммунитет другого государства, а может лишь отказаться от своего иммунитета в случае участия в коммерческой деятельности.

Первая попытка урегулировать данный вопрос была сделана принятием Брюссельской конвенции для унификации некоторых правил относительно имму нитета государственных судов от 10 апреля 1926 г. Первым договором, регули рующим проблему иммунитета в целом, явилась Европейская конвенция об имму нитете государств и дополнительный протокол к ней 1972 года. В 1977 г. вопрос об иммунитете был включен в программу работы Комиссии международного пра ва с целью подготовки проекта международной конвенции. Проект статей “Юрис дикционные иммунитеты государств и их собственности” был подготовлен Ко миссией и в 1991 году передан Генеральной Ассамблее ООН. Из-за разногласий по ряду статей проект не был принят. Проект исходил из концепции функцио нального иммунитета в его англосаксонской трактовке. В феврале 2002 года Спе циальный комитет ОНН по юрисдикционным иммунитетам государств и их соб ственности представил пересмотренный текст Проекта статей, который представ ляет собой попытку при сохранении приверженности концепции функционально го иммунитета предложить решение, которое в практическом плане учитывало бы позиции всех государств.

Содержание иммунитета.

Иммунитет государства от юрисдикции иностранного государства состоит из нескольких элементов: 1) судебный иммунитет;

2) иммунитет от применения мер по предварительному обеспечению иска;

3) иммунитет от принудительного ис полнения судебного решения;

4) иммунитет собственности государства;

5) имму нитет от применения иностранного права.

Судебный иммунитет означает неподсудность государства суду иностранного государства. Иностранный суд не в праве принудительно осуществлять свою юрисдикцию по отношению к другому государству, то есть привлекать в качестве ответчика. В то же время, если государство обращается с иском в иностранный суд, то ни один иностранный суд невправе отказать ему в юрисдикции.

Иммунитет от применения мер по предварительному обеспечению иска пре дусматривает, что суд, рассматривающий частноправовой спор с участием ино странного государства, не вправе применять любые меры по предварительному обеспечению иска, так как эти меры носят принудительный характер.

Иммунитет от принудительного исполнения иностранного судебного реше ния включает право государства на неприменение к нему принудительных мер, даже если государство добровольно приняло участие в иностранном судебном процессе.

Иммунитет собственности государства означает правовой режим неприкос новенности государственной собственности, находящейся на территории ино странного государства. Если имущество находится во владении государства, кото рое заявило, что оно ему принадлежит на праве собственности, то никакие органы иностранного государства не имеют права проверять достоверность этого заявле ния.

Иммунитет от применения иностранного права часто называют иммунитетом сделок, так как он чаще всего возникает по поводу обязательств, вытекающих из сделок. Частноправовые отношения, осложненные иностранным элементом с уча стие государства должны регулироваться правом этого государства, если стороны не договорились о применении иностранного права. Это правило сложилось в су дебной практике, а также в некоторых международных договорах. Например, Ва шингтонская конвенция о порядке разрешения инвестиционных споров между го сударствами и иностранными лицами, предусматривает, что инвестиционный спор с участием государства рассматривается на основе права, избранного сторонами;

при отсутствии такого выбора применяется право государства, выступающего в качестве стороны в споре.

Российское законодательство предусматривает отказ от данного иммунитета.

Ст. 1204 ГК РФ устанавливает, что к гражданско-правовым отношениям, ослож ненным иностранным элементом с участием государства, правила раздела 6 ГК РФ применяются на общих основаниях. Следовательно, если коллизионная норма отошлет к иностранному праву, то такое иностранное право должно быть приме нено, даже если субъектом отношения выступает государство. Существует точка зрения, что ст.1204 ГР РФ дает основания полагать, что предусмотренные разде лом 6, правила о применении иностранного права будут применяться и в тех слу чаях, когда субъектом гражданско-правовых отношений выступает иностранное государство. С таким мнением трудно согласиться, так как государство в односто роннем порядке не может ограничивать иммунитет иностранного государства.

Рассмотренные выше отдельные элементы иммунитета взаимосвязаны и вме сте составляют содержание иммунитета государства в частноправовой сфере.

Иммунитет государства – это его право, вытекающее из суверенитета, но не обязанность. Поэтому государство вправе отказаться от иммунитета как в целом, так от какого-либо его элемента.

Контрольные вопросы 1. Какие существуют основные режимы для установления правоспособности иностранных граждан и лиц без гражданства?

2. Каковы коллизионные принципы определения дееспособности, ограниче ния или лишения дееспособности иностранных физических лиц?

3. Как определяется личный закон физического лица?

4. Как определяется личный закон юридического лица?

5. Каковы основные доктрины определения личного статута юридического лица?

6. В чем состоят особенности правового положения иностранных юридиче ских лиц в РФ?

7. Каковы особенности правового положения государства при участии в ча стноправовых отношениях с иностранным элементом?

8. В чем состоит содержание понятия иммунитета государства?

9. Какие существуют основные доктрины иммунитета государства?

10. Каковы особенности правового положения государства при участии в ча стноправовых отношениях с иностранным элементом?

11. В чем состоит содержание понятия иммунитета государства?

12. Какие существуют основные доктрины иммунитета государства?

Нормативные акты 2. Конституция РФ 1993 г. //Российская газета. – 1993. – 25 декабря.

3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 1. (21.10.1994) // Собрание законодательства РФ. – 1995. – № 32. – Ст. 3301.

4. Постановление Верховного Совета РФ от 14.07.92. “О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы” // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. – 1992. – № 30. – Ст. 1800.

5. ФЗ от 25.07.2002 г. “О правовом положении иностранных граждан в РФ” // Российская газета. – 31.07.2002. – № 140.

6. ФЗ от 31.05.2002 г. “О гражданстве РФ” // Российская газета. – 05.06.2002.

– № 127.

7. Арбитражный процессуальный кодекс РФ (от 14 июня 2002 г.) // СЗ РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012.

8. Всеобщая декларация прав человека 1948 г. // Международное частное право. Сборник нормативных документов. – М., 2000.

9. Международный пакт о гражданских и политических правах 1996 г. // Международное частное право. Сборник нормативных документов. – М., 2000.

10. Международный пакт об экономических, социальных и культурных пра вах 1966 г. // Международное частное право. Сборник нормативных документов. – М., 2000.

11. Европейская конвенция об иммунитете государств. 1972 г. / текст см.:

Дмитриева Г.К., Филимонова М.В. Международное частное право. Действующие нормативные акты. – М., 1999. – С. 66-80.

12. Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека 1995 г.

Литература 1. Ануфриева Л.П. Международное частное право. В 3 т.: Т.2: Особенная часть. – 2 изд. – М.: БЕК, 2002. – 656 с.

2. Богуславский М.М. Международное частное право. Учебник. – М.: Меж дународные отношения, 1994. – 416 с.

3. Богуславский М.М. Международное частное право. Учебник. – 3-е изд., пер. и доп. – М.: Юристъ, 2000. – 408 с.

4. Международное частное право: Учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев, Г.К. Дмитриева и др.;

Отв. Ред. Г.К. Дмитриева. – 2-ое изд., пер. и доп. – М.: ТК Велби, Проспект, 2004. – 688 с.

5. Асоков. А.В. Правовые формы участия юридических лиц в международ ном коммерческом обороте. – М.: “Статут”, 2003. – 349 с.

6. Асоков А.В. Методы частноправового регулирования статуса коммерче ских организаций, действующих на территории иностранных государств // Мос ковский журнал международного права. – 2001. – № 1.

7. Белов А.П. Правовые проблемы о “царских долгах” (иск СССР в амери канском суде) // Торгово-промышленная палата СССР. Материалы секции права.

Вып. 39. – 1990. – С. 42-68.

8. Богуславский М.М. Международное частное право. – М., 2001.

9. Булатов А.С. Как основывать компанию на западе (практические советы российскому предпринимателю): Справочное издание – М.: Международные от ношения, 1993.

10. Вельяминов Г.Н. Основы международного экономического права. – М., 1994.

11. Ерпылева Н.Ю. Субъекты международного частного права // Московский журнал международного права. – 2002. – № 2.

12. Звеков В.П. Международное частное право. Курс лекций. – М., 1999.

13. Королев А.Е. Национальность юридического лица, современный аспект // Юрист. – 2001. – № 7.

14. Королев А.Е. Транснациональные корпорации как субъекты МЧП: авто реф. дисс. … канд. юрид. наук: 12.01.03. Сарат. гос. акад. Права. – Саратов, 2001.

15. Кузнецова Г.В. Создание предприятий с участием российского капитала за рубежом: Учебное пособие. – М., 1993.

16. Ляликова Л.А. Транснациональные корпорации и проблема определения их национальности // Советский ежегодник международного права. 1981. – М., 1982.

17. Нешатаева Т.Н. Мировой банк и Международный валютный фонд: право вая идея и реальность // Московский журнал международного права. – 1993. – №2.

– С. 82-100.

18. Совместные предприятия, международные объединения и совместные ор ганизации / Комментарий под ред. А.Д. Голубева. – М., 1989.

19. Ушаков. Н.А. Юрисдикционные иммунитеты государства и его собствен ности. – М., 1993.

20. Халевинская Е.Д. Предприятия с иностранным капиталом в России. – М.:

АО “Финистатинформ”, 1995.

21. Шамсиева Х.Р., Лондонский и Парижский финансовые клубы // Москов ский журнал международного права. – 1998. – № 3. – С. 230-234.

ЛЕКЦИЯ 5. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, ВОЗНИКАЮЩИЕ ВСЛЕДСТВИЕ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА 1. Коллизионные вопросы деликтных обязательств 2. Коллизионные вопросы деликтных обязательств в законодательстве Российской Федерации 3. Международно-правовое регулирование деликтных отношений 1. Коллизионные вопросы деликтных обязательств Основным коллизионным принципом в этой сфере является закон места при чинения вреда (lex loci delicti). Этот принцип в течение веков был основопола гающим в области определения ответственности за причинение ущерба, если он возник в результате каких-либо противоправных действий, имеющих междуна родный характер. В настоящее время он предусмотрен законодательствами Авст рии, Венгрии, Греции, Италии, Польши, судебной практике Франции, Скандинав ских стран, а также в международных договорах, например, в Кодексе Бустаманте.


Однако в разных странах используют различные критерии для определения места, где совершен деликт. Это место можно определить либо как место, где со вершено действие, послужившее основанием для требования о возмещении вреда, либо как место наступления последствий такого действия, либо как их определен ное сочетание.

Венгерский закон ставит вопрос о выборе между законом страны, где было совершено действие, причинившее вред, и законом страны, на территории которой вред наступил, в зависимость от интересов потерпевшего. Этому же критерию подчиняет выбор закона судебная практика Германии, допуская возможность его осуществления истцом.

В некоторых случаях отсылка к закону места совершения правонарушения вообще не возможна, например, если правонарушение было совершено в откры том море. В этих случаях необходимо обращение к иным коллизионным прави лам, если отсутствуют унифицированные посредством международных договоров материальные нормы о деликтной ответственности.

В середине 20 века американские юристы предложили свой подход определе ния права в деликтных отношениях, основанный на оценке заинтересованности государства в применении своего или чужого правопорядка. Предложенные аме риканской правовой наукой правила предусматривают выбор права того государ ства, с которым деликтное отношение более тесно связано, а также исходят из то го, какой правопорядок был бы в наибольшей мере подорван неприменением его права. Это схоже с отысканием “собственного права деликта”. В настоящее время этот подход закреплен в законодательстве США. Например, с 1 января 1992 г. в Луизиане вступил в силу закон о международном частном праве, 36 статей кото рого были включены в Гражданский кодекс Луизианы. Там было сформулировано общее коллизионное правило: “вопросы деликтных и квазиделиктных обяза тельств подчиняется праву штата, “политика” которого, если его право не будет применено, окажется ущемленной наиболее существенным образом”.

Система, предложенная американской школой международного частного права не заменила основной коллизионный принцип “закон места причинения вреда”, однако оказала влияние на появление исключений из него. Критерий наи более тесной связи применимого права с фактическим составом правонарушения был воспринят в ряде европейских и других стран.

Закон о международном частном праве Австрии, подчиняя требования о воз мещении вреда праву страны, где было совершено действие, повлекшее вред, при знает, однако, определяющим право другой страны, если стороны более тесно с ним связаны.

Для решения вопроса о применимом праве, если в отношении участвуют юридические лица, используется признак места нахождения административного центра вовлеченного в деликт юридического лица или его отделения. Если же сто ронами деликтного отношения, совершенного за границей, признаны граждане одного государства, как правило применяется закон гражданства этих лиц (Ита лия, Греция, Бельгия, Германия, Алжир, Монголия и др.).

Венгерский Закон о международном частном праве 1979 г. устанавливает, что в случаях, когда и причинитель вреда, и потерпевший имеют место жительства в одном государстве, применяется право этого государства.

При оценке последствий правонарушения, совершенного за рубежом, закону места деликта нередко противопоставляется закон суда. Обращение к закону суда наиболее характерно для ситуаций, когда действие или иное обстоятельство, обра зующее за рубежом основание для возмещения вреда, по закону страны суда не признается деликтом. Так, венгерский суд невправе установить ответственность за такое поведение, которое по венгерскому закону не является противоправным.

Решение коллизионной проблемы в сфере обязательств вследствие причине ния вреда позволяет установить право, которым регулируются основания и преде лы деликтной ответственности, – статут деликтного обязательства. Круг вопросов, подчиняемых статуту (прежде всего вопросов, относимых к основаниям освобож дения от ответственности, объему и размеру возмещения), определяется зарубеж ными правовыми системами также не единообразно. Различия производны, в ча стности, от оценки отдельных институтов как институтов материального и про цессуального права.

2. Коллизионные вопросы деликтных обязательств в законодательстве РФ В третьей части ГК РФ вопросам деликтных отношений посвящено несколько статей, представляющих собой целостную систему коллизионно-правового регу лирования: ст. 1219-1221.

Основным коллизионным принципом в области регулирования деликтных отношений с иностранным элементом является закон места причинения вреда. В качестве общего принципа привязки для деликтных отношений закрепляется при менение права страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послу жившее основанием для требования о возмещении вреда (п. 1 ст. 1219 ГК РФ). В то же время в данном пункте предусматривается и иное: в случае, когда в резуль тате неправомерного действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, может быть применено право этой страны, если причинитель вреда пред видел или должен был предвидеть наступление вреда в этой стране.

Из общего правила о применении закона места причинения вреда есть ряд ис ключений. Если действие, причинившее вред, произошло за границей, и обе сто роны имеют общее гражданство либо место жительства в одной и той же стране или являются юридическими лицами, принадлежащими одному и тому же госу дарству, применяется право последнего (п. 2 ст. 1219 ГК РФ). Этот подход широко распространен в международной практике. В Основах гражданского законода тельства 1991 г. данная норма носила односторонний характер, предусматривая, что если сторонами деликтного обязательства являются советские (российские) граждане и юридические лица, применяется советское (российское) право.

Вместе с тем в новом подходе также нет логической последовательности и полноты. Дело в том, что ключевой категорией в таких случаях выступает понятие “совершение действия, наступления события за границей”. Следовательно, если причинение вреда имело место в России, даже при наличии условия, что стороны являются гражданами или юридическими лицами одного государства, российский суд должен применить российское право. В этой части произведен возврат к ста рым коллизионным формулам, когда при регулировании обязательств из причине ния вреда, возникших из действий, которые имели место на территории России, при выборе права преобладал территориальный подход. Более оправданным было бы исключение из текста статьи словосочетания “за границей”.

Новым для российского законодательства является установление возможно сти выбора права сторонами деликтного обязательства. Согласно п. 3 ст. 1219 ГК РФЮ, после совершения действия или наступления иного обстоятельства, по влекших причинение вреда, стороны могут договориться о применении к обяза тельствам права страны суда. Из приведенного текста видно, что выбор права ог раничен: во-первых, он может быть сделан сторонами только после совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекшего причинение вреда, во-вторых, можно выбирать не право любой страны, а только право страны суда.

Большое значение имеет включение в систему правового регулирования де ликтных отношений ст. 1221 ГК РФ, посвященной определению права, подлежа щего привлечению к ответственности за вред, причиненный вследствие недостат ков товаров, работ или услуг. В этой части законодатель предоставил потребителю возможность выбора применимого права. К требованию о возмещении вреда, при чиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги по выбору потер певшего применяется: 1) право страны, в которой имеет место жительства или ос новное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причини тель вреда;

2) право страны, где имеет место жительства или основное место дея тельности потерпевший;

3) право страны, где была выполнена работа, оказана ус луга, или право страны, где был приобретен товар. Предусмотренный в статье вы бор ограничивается возможностью доказывания, предоставленной причинителю вреда, что товар поступил в соответствующую страну без его согласия. Потреби телю предоставляется широкий выбор применимого права, которое наилучшим образом обеспечит защиту его интересов.

Коллизионные нормы, направленные на регулирование деликтных отношений, содержатся и в отраслевых актах, регулирующих отношения международного ха рактера. Прежде всего, речь идет о Кодексе торгового мореплавания РФ 1999 г. Со гласно этому акту, отношения, возникающие из столкновения судов во внутренних морских водах и в территориальном море, подчиняются закону государства, на тер ритории которого произошло столкновение (п. 1 ст. 420 КТМ РФ). В случаях столкновения судов в открытом море спор, во-первых, рассматривается в РФ на ос нове российского права. Во-вторых, к отношениям, возникающим из столкновения судов, плавающих под флагом одного государства, применяется закон этого госу дарства, независимо от места их столкновения (п. 3 ст. 420 КТМ РФ).

В области регулирования отношений по причинению ущерба в связи с мор ской перевозкой опасных и вредных веществ или загрязнением с судов нефтью действующий правопорядок исходит из принципа “территориальности” совер шенного действия. В частности, по нормам российского права определяется ущерб, причиненный на российской территории загрязнением с судов нефтью (ст.


421 КТМ РФ).

Впервые в отечественном правопорядке нормативно указан ряд вопросов, на которые распространяется деликтный статут (ст. 1220 ГК РФ). На основании пра ва, подлежащего применению к обязательствам. Возникшим вследствие причине ния вреда, определяются, в частности: способность лица нести ответственность за причиненный вред;

2) возложение ответственности за вред на лицо, не являющее ся причинителем вреда;

3) основания ответственности;

4) основания ограничения ответственности и освобождения от нее;

5) способы возмещения вреда;

6) объем и размер возмещения вреда.

Материально-правовое регулирование деликтных отношений в РФ чаще все го обуславливается ее участием в соответствующих международных договорах, в результате чего ее внутреннее право либо непосредственно воспроизводит нормы международных соглашений, либо пользуется разработанными международно правовым путем конструкциями и решениями.

3. Международно-правовое регулирование деликтных отношений В современной практике определенные аспекты отношений по причинению вреда все больше регулируются международными договорами. Среди них, в част ности, следует выделить соглашения, заключенные в рамках СНГ (Минская кон венция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. и Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности 1992 г.), двусторонние договоры о правовой помощи, а также некоторые универсальные международные договоры, регулирующие гражданскую ответственность в рамках деликтных обязательств в отдельных сферах, например, Конвенция о гражданской ответственности в облас ти морских перевозок ядерных материалов 1962 г.

Согласно Минской конвенции 1993 г., обязательства о возмещении вреда, кроме вытекающих из договоров и других правомерных действий, определяются по законодательству страны, на территории которой имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требований о возмещении вреда. Если причинитель вреда и потерпевший являются гражданами одной стра ны, применяется законодательство этой страны.

Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хо зяйственной деятельности 1992 г., в отличие от Минской конвенции, не преду сматривает отсылки к законодательству, являющемуся общим для причинителя вреда и потерпевшего. Вместе с тем в п. “ж” ст. 11 Соглашения закреплено прави ло, исключающее применение законодательства страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда, если это действие или иное обстоятельство не является противоправным по законодательству места рассмотрения спора.

Между Россией и другими государствами заключено немало двусторонних договоров о правовой помощи, в которых отражена и коллизионно-правовая рег ламентация деликтных отношений. Они отражают современные тенденции регу лирования деликтных отношений. Положения двусторонних договоров и Минской конвенции совпадают, за одним исключением. Правило о применении к деликт ным обязательствам законодательства страны, гражданами которой являются при чинитель вреда и потерпевший заменяется в некоторых договорах законом страны суда.

Вопросы гражданской ответственности решаются иногда и с помощью спе циальных многосторонних международных договоров, заключаемых в отдельных областях. Среди этих договоров особенно важны соглашения, призванные регла ментировать ответственность за ущерб, причиненный источниками повышенной опасности. Для таких соглашений характерно преобладание унифицированных материально-правовых норм, ограничение компенсации по объему и во времени, объективная (абсолютная) ответственность причинителя вреда, система мер обес печительного характера, включающая наряду с обычными предписаниями деликт ного права, институты обязательного страхования ответственности и даже госу дарственного (при ядерном ущербе) возмещения. Эти подходы нашли отражение, например, в Международной конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 г. и в конвенции об ущербе, причиненном иностран ными воздушными судами третьим лицам на поверхности 1952 г.

Обе конвенции определяют ограничение ответственности. Однако, такое ог раничение не допускается, если ущерб был вызван личной виной собственника морского судна или причинен в результате преднамеренного действия эксплуа танта воздушного судна либо его служащих и агентов, совершенных с целью при чинения ущерба, при условии, что служащий (агент) действовал при исполнении служебных обязанностей и в пределах своих полномочий. Конвенции исходят из принципа ответственности независимо от наличия вины.

Гражданско-правовую ответственность за ядерный ущерб регламентируют Парижская конвенция об ответственности перед третьей стороной в области ядер ной энергии 1960 г., Брюссельская конвенция об ответственности операторов ядерных судов 1962 г., Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 г., Конвенция о гражданской ответственности в области мор ских перевозок ядерных материалов 1971 года. Содержащиеся в названных доку ментах нормы, устанавливают в интересах потерпевших безвиновную ответствен ность причинителя вреда. Однако в них содержатся также основания, исключаю щие ответственность (форс-мажорные обстоятельства, в том числе военные дейст вия, стихийные бедствия и т.п.).

Пределы ответственности во многих конвенциях определяются путем уста новления фиксированных сумм, на которые имеет право лицо в случае причине ния вреда.

В числе международных договоров, в которых решаются вопросы граждан ско-правовой ответственности вследствие причинения вреда, большой удельный вес составляют конвенции, посвященные различным видам перевозок. Среди них, в частности, следует выделить Гаагскую конвенцию о праве, применимом к до рожно-транспортным происшествиям 1971 г. Конвенция применяется к внедого ворной ответственности в связи с дорожными происшествиями, имевшими место на территории договаривающихся государств, а также в случаях, когда примени мым правом является закон государства, которое участвует в Конвенции. В опре деленных в Конвенции ситуациях принцип отсылки к закону места совершения деликта заменяется иным, например, законом регистрации автомобиля.

В последние годы заключаются соглашения, касающиеся регулирования во просов деликтной ответственности в нетрадиционных отраслях (Конвенция ООН об ответственности операторов транспортных терминалов в международной тор говле 1991 г., Базельская конвенция о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением 1989 г., и др.).

Контрольные вопросы 1. Каковы основные коллизионные принципы, применяемые при регулирова нии деликтных отношений?

2. В чем заключается содержание принципа “закон места причинения вреда” в современном международном частном праве?

3. Какому правопорядку подчиняются деликтные отношения, если обе сторо ны в отношении являются гражданами одного и того же государства?

4. Какова роль международных договоров в регулировании обязательств из причинения вреда?

5. В каких российских нормативных актах содержатся коллизионные нормы, регулирующие обязательства из причинения вреда?

6. Допустима ли в российском законодательстве возможность выбора права сторонами деликтного обязательства?

7. В чем особенности коллизионного регулирования обязательств, возникших вследствие причинения вреда недостатками товаров, работ и услуг?

Нормативные акты 1. Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с уча стием иностранных лиц. Информационное письмо № 29 от 16.01.1998. Президиу ма ВАС РФ. – М., 1998.

2. Гражданский кодекс СРВ. Извлечение. См.: Сборник Международное ча стное право. Действующие нормативные акты / Сост. Г.К. Дмитриева и М.В. Фи лимонова. – М.: Триада, 1997.

3. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. // Сб. документов. Международное частное право / Сост. К.А. Бекяшев А.Г. Ходаков. – М.: БЕК, 1997.

4. Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб (вне сена на ратификацию в Гос. Думу Федерального Собрания) // Собрание законода тельства РФ. – 1996. – № 17. – Ст. 2013.;

№ 49. – Ст. 5583.

Литература 1. Ануфриева Л.П. Международное частное право. В 3 т.: Т.2: Особенная часть. – 2 изд. – М.: БЕК, 2002. – 656 с.

2. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. – М.: Меж дународные отношения, 1994. – 416 с.

3. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. – 3-е изд., пер. и доп. – М.: Юристъ, 2000. – 408 с.

4. Международное частное право: Учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев, Г.К. Дмитриева и др.;

Отв. Ред. Г.К. Дмитриева. – 2-ое изд., пер. и доп. – М.: ТК Велби, Проспект, 2004. – 688 с.

5. Звеков В.П. Обязательства из причинения вреда в международном част ном праве (некоторые коллизионные вопросы) // Очерки международного частно го права. – М.: ИМО, 1963.

6. Кабатова Е.В. Деликты в международном частном праве // Государство и право. – 1992. – № 9.

7. Клейн Н.И., Марышева Н.И. Разрешение в странах СНГ споров, связан ных с осуществлением хозяйственной деятельности. (Комментарий к Соглашению стран СНГ о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйст венной деятельности). – М.: ТОО “Российский правовед”, 1993.

8. Лунц Л.А. Курс международного частного права. Особенная часть. – М., 1975.

9. Марышева Н.И., Хлестова И.О. Правовое положение российских граждан за границей (вопросы и ответы). – М., 1994.

10. Международное атомное право. – М.: Наука, 1987.

11. Садиков О.Н. Регламентация гражданско-правовой ответственности в ме ждународных соглашениях // Советское государство и право. – 1974. – № 4.

12. Старостин А.А. Возмещение ущерба, причиненного морскими судами бе реговым сооружениям в праве и практике США: (проблемные определения юрис дикции и применимого права) // Торговое мореплавание и морское право. – 1987.

Вып. 14.

13. Шиминова М.Я. Участие иностранцев в деликтных обязательствах // Со ветская юстиция 1969. – № 22.

ЛЕКЦИЯ 6. СЕМЕЙНО-БРАЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ 1. Особенности правового регулирования семейно-брачных отношений международного характера 2. Коллизионные вопросы заключения и расторжения браков в РФ 3. Коллизионные вопросы взаимоотношений между супругами и другими членами семьи 1. Особенности правового регулирования семейно-брачных отношений международного характера К семейно-брачным отношениям в международном частном праве относятся вопросы заключения и расторжения брака, признания брака недействительным, определения режима имущества между супругами, регулирования алиментных обязательств, усыновления и связанные с ними другие вопросы при условии, что указанные отношения имеют международный характер. Международный характер отношений проявляется тогда, когда иностранное лицо заключает брак на терри тории РФ или когда отношения между российскими гражданами складываются за пределами России. Например, у супругов – российских граждан на территории иностранного государства родился ребенок, гражданином какого государства он будет и как будут регулироваться его имущественные права? Устанавливая меж дународный характер отношений достаточно, чтобы в правоотношении присутст вовал любой иностранный элемент – субъект, объект или юридический факт.

Особенностью правового регулирования семейно-брачных отношений явля ется наличие в каждом государстве правовых норм, основанных на местных тра дициях и обычаях, исторических, моральных и религиозных нормах. Например, в одних странах (Россия, Франция, Германия) признаются браки, заключенные только в государственных органах. В других странах (Великобритания, Австра лия) признаются как гражданские браки, так и браки, заключенные в церкви.

Именно это обстоятельство и является препятствием унификации коллизионных и материальных норм в семейном праве.

Коллизии в правовом регулировании семейно-брачных отношений проявля ются даже в государствах с одинаковой религией и правовыми системами. Разли чия проявляются практически во всех институтах семейного права. Так, в законо дательстве большинства государств предусмотрены нормы, определяющие мате риальные условия для лиц, вступающих в брак, однако содержание этих условий в законодательстве каждого государства имеет свои особенности. Например, в рос сийском законодательстве условиями для заключения брака являются взаимное согласие мужчины и женщины и достижение ими брачного возраста, который по общему правилу устанавливается с 18 лет. В других государствах может быть ус тановлен более низкий или более высокий возрастной ценз, при этом определяе мый индивидуально для женщин и мужчин.

Соблюдение материальных условий обеспечивает в будущем действитель ность браков, и каждое государство следит за выполнением его гражданами уста новленных правовых норм. Отсутствие единообразно применяемых материальных условий вступления в брак порождает в последующем “хромающие браки”, т.е.

браки, признаваемые в одном государстве и не признаваемые в другом. Например, при регистрации брака между гражданкой Франции и гражданином РФ гражданка Франции, не достигшая 21 года, должна получить согласие родителей (как того требует французское законодательство), а для гражданина России в СК РФ такое требование не предусмотрено.

Правовое регулирование семейно-брачных отношений с иностранным эле ментом определяется преимущественно национально-правовыми актами, но вме сте с тем международные договоры играют в этой области важную роль. Именно существование “хромающих отношений” способствовало принятию государства ми международных соглашений, с помощью которых они пытались унифициро вать отдельные институты семейного права. “Одной из таких попыток стало при нятие в 1902-1905 гг. Гаагских конвенций о браке, разводе, судебном разлучении супругов, о личных и имущественных отношениях между супругами, об опеке над несовершеннолетними и попечительстве над совершеннолетними”. После этих конвенций, которые однако не получили должного распространения, были приня ты другие международные соглашения, которые были направлены на унификацию семейно-брачных отношений.

Однако универсальная унификация не стала эффективным регулятором се мейно-брачных отношений международного характера. Более результативной ста ла региональная унификация, осуществляемая на разных континентах. Одной из таких стала унификация стран Латинской Америки, завершившаяся принятием в 1928 г. Кодекса Бустаманте (известного как Конвенция по международному част ному праву).

Между государствами-членами СНГ унификация коллизионных норм семей ного права была осуществлена в результате принятия в 1993 г. Конвенции о пра вовой помощи и правоотношениях по гражданским, семейным и уголовным де лам. В Конвенции имеется специальная часть – “Семейные дела”, где закреплены принципы выбора права при регулировании следующих отношений: материаль ных условий заключении брака;

расторжения брака;

признания брака недействи тельным;

отношений между супругами, между родителями и детьми, установле ния или оспаривания отцовства (материнства);

установления или отмены усынов ления.

Необходимо также отметить, что на регулирование семейно-брачных отно шений также оказывают влияние конвенции, традиционно относящиеся к между народному публичному праву. Например, Конвенция о правах ребенка 1989 г. со держит нормы, относящиеся к личным неимущественным отношениям: положе ния, закрепляющие право ребенка на имя с момента рождения, неимущественное право знать своих родителей, нормы, посвященные иностранному усыновлению.

Российская Федерация принимает непосредственное участие в унификации норм, регулирующих семейно-брачные отношения. Россия является участницей Конвенции стран СНГ 1993 г., Протокола, принятого к этой Конвенции в 1997 г.

Также РФ является участницей около 20 двусторонних международных договоров о правовой помощи, в которых имеются разделы, регулирующие семейно-брачные отношения международного характера.

2. Коллизионные вопросы заключения и расторжения браков в РФ Коллизионно-правовое регулирование семейно-брачных отношений между народного характера в РФ осуществляется в первую очередь Семейным кодексом РФ. Он содержит основные формулы прикрепления, известные законодательству большинства государств, такие как закон гражданства и закон места жительства супругов, которые в первую очередь применяются при заключении и расторжении браков.

При заключении брака как на территории России, так и за ее пределами ино странный элемент может присутствовать в двух случаях: при заключении брака между иностранными гражданами на территории России (“иностранный брак”) и между лицами, одно из которых имеет российское гражданство, а другое – граж данство иностранного государства (смешанный брак). Аналогичная ситуация воз можна и при регистрации брака на территории иностранного государства.

В этих случаях необходимо определить применимое право, с помощью кото рого регулируется порядок, форма и материальные условия заключения брака.

Порядок и форма заключения брака по общему правилу относятся к публично правовым отношениям и поэтому определяются каждым государством самостоя тельно путем принятия соответствующих законов.

При заключении брака и определения материальных условий на территории России действует следующая коллизионная норма: условия заключения брака оп ределяются для каждого из лиц, вступающих в брак, законодательством государ ства, гражданином которого является лицо (п. 2 ст. 156 СК). Для обоих лиц, всту пающих в брак, имеет также значение соблюдение требований российского зако нодательства о препятствиях при заключении брака. Согласно ст. 14 СК РФ не до пускается заключение брака между лицами, из которых хотя бы одно уже состоит в браке, близкими родственниками, усыновителями и усыновленными, лицами, из которых кто-либо в судебном порядке признан недееспособным вследствие пси хического расстройства.

Если лицо имеет двойное гражданство, одно из которых российское, то к ус ловиям заключения брака будет применяться российское законодательство. Если же лицо является гражданином двух иностранных государств, то условия заклю чения брака будут определяться законодательством одного из государств граж данства по выбору самого лица. Что касается лиц без гражданства, то условия за ключения брака определяются законодательством той страны, на территории ко торого эти лица имеют постоянное место жительства.

Российские граждане вправе регистрировать брак не только в РФ, но и на тер ритории иностранных государств. Граждане в иностранном государстве вправе за ключать браки как в дипломатических и консульских учреждениях, так и в компе тентных государственных органах.

Новеллой в российском законодательстве является коллизионная норма о не действительности брака. Она закреплена в ст. 159 СК РФ, которая предусматрива ет, что недействительность брака определяется законодательством, которое при менялось при заключении брака.

Для признания брака, заключенного на территории иностранного государства, действительным требуется соблюдение определенных условий. Необходимо со блюдать нормы российского законодательства в отношении материальных усло вий вступления в брак (ст. 14 СК) и нормы законодательства того государства, на территории которого заключается брак.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.