авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |

«Сергей КАРА-МУРЗА Сергей СМИРНОВ ПОЛИТИЧЕСКИЙ БЕСТСЕЛЛЕР МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ 2 «Манипуляция подчиняет и ...»

-- [ Страница 11 ] --

Да и «пенсионная реформа первой волны», прошедшая в РФ в середине 90-х годов прошлого века, закончилась по головным банкротством всех ЧПФ, которые, подобно «Ти бетам», «Селенгам» и «Властилинам», плодились тогда, как черви в навозной куче.

На самом деле, государственные чиновники, лобби рующие создание ЧПФ, преследуют свои, сугубо корыст ные интересы. ЧПФ — превосходное средство узаконен ного воровства денег в особо крупных масштабах. Причем ответственность за то, что будут украдены деньги пенсио неров, возьмет на себя государство. Оно пока еще не рис кует открыто бросать пожилых людей на произвол судьбы и голодную смерть на старости лет. Любой чиновник само го высокого ранга сегодня, находясь на своем посту, может «продавить» законопроект, наносящий колоссальный ущерб государству. Например, инициацию «перетаскивания» денег пенсионеров из государственного в частный карман. Затем, когда этот чиновник уйдет со своего поста, он сможет, как частное лицо, пожинать плоды своего напряженного пре дыдущего труда. За государство он отвечать уже не будет (не являясь более чиновником), а сможет использовать ос тавшиеся в руках финансовые рычаги и личные связи. Если «лопнет» очередной ЧПФ и деньги «пропадут», как уже не раз бывало — какой с него спрос? Кто докажет, что этим фондом владел он сам через подставных лиц, создав такую структуру, будучи чиновником? Так было у Ю. Тимошенко на Украине, у Починка, Чубайса, Лившица, Геращенко, Ха камады в России.

Таким образом, Зурабов убеждает аудиторию через эфир ОРТ, что ЧПФ исключительно выгодное вложение денег и нужно как можно активнее переводить свои сбере жения из государственной пенсионной системы в частные структуры. В этом же активно убеждали зрителей все гости той передачи (паразитирование на поддержке собеседника, 7.5), особенно ведущий В. Познер. Все убеждения сводились к двум принципиальным пунктам: а) «население давно пере живает», что ему не дают перевести свои пенсионные сбе режения в частные структуры, б) государство в лице либе рально настроенных чиновников озабочено лишь тем, что бы обеспечить людям возможность получать максимально большую пенсию.

Что касается «переживающих людей», об этом говори лось выше. Что же до мотивов госчиновников — их цель снять с себя вообще какую-либо ответственность за обеспе чение людей пенсиями. «Повышение» пенсий их совершен но не интересует;

как и то, будут ли эти пенсии у стариков вообще, или их утащат очередные Мавроди.

21.2. «Бабий аргумент»

Подробное описание Данная разновидность приема «искажение сказанного оппонентом» является классической и нередко употребля ется в бытовых условиях. Чаще всего это используется жен щинами, что и дало название приему. Суть его в том, что, в ответ на аргумент или обвинение, манипулятор утрирует аргумент оппонента КОЛИЧЕСТВЕННО до полного абсур да и тут же выдвигает «модифицированный» таким обра зом аргумент против самого оппонента.

Логической критики данный прием не выдерживает аб солютно. С точки зрения здравого смысла дезавуировать его не составляет никакого труда. Осознанно или интуитив но чувствуя это, манипулятор использует ярко-выраженные эмоциональные оттенки высказывания, имитируя (чаще — неосознанно) крайнюю нервозность и возбужденность. Рас чет, опять же зачастую интуитивный, на то, что оппонент предпочтет «не связываться с дураком» и просто отступит со своей позиции, или же смолчит в ответ — что в глазах сто роннего наблюдателя может быть расценено как слабость.

Именно благодаря своей явной алогичности прием неред ко достигает цели и поэтому используется достаточно часто.

В роли реципиента может оказаться как оппонент (в этом слу чае ставится цель морально «задавить» его), так и сторонний наблюдатель (в этом случае задача манипулятора — продемон стрировать свое превосходство над оппонентом).

Наиболее эффективным средством противодействия этому приему является выдерживание твердой, непоколе бимо-логичной линии, если прием применяется в дискус сии, и опять же строго логичного анализа сказанного, если прием применен в не-дискуссионном информационном но сителе (например — при последующем анализе информаци онной установки манипулятора).

В любом случае необходимо помнить: использование такого приема — верный признак отсутствия у оппонента серьезных аргументов, то есть слабости его позиции.

В «классическом» виде прием «бабий аргумент» упот ребляется крайне редко. Он предельно груб;

применяющий его манипулятор выглядит слишком истеричным и не спо собным на «интеллектуальную дискуссию» (именно под та кой имидж чаще всего и рядятся манипуляторы). Выглядит это примерно следующим образом. Когда оппонент мани пулятора начинает эффективно доказывать, к примеру, что демократические истории про «миллионы расстрелянных жертв сталинизма» есть не выдерживающие никакой крити ки байки, манипулятор восклицает: ну да, конечно, в СССР вообще никого никогда не расстреливали, да? Или, напом нив в дискуссии об эффективнейших системах образования, здравоохранения и социального обеспечения в СССР, мож но получить в ответ от манипулятора: ну да, ну да, конеч но, вас послушать — так в СССР вообще никаких проблем не было!

Это — очевидный и бессмысленный, с точки зрения ин формационной войны, всплеск эмоций, когда манипулятор доводит сказанное оппонентом до явного гипертрофирован ного абсурда (такое обычно бывает у женщины, если она теряет самообладание в споре и, вместо информации, на чинает применять преувеличенно-эмоциональные катего рии;

отсюда и название — «бабий аргумент»). Главное в этом приеме — гипертрофированное увеличение какого-либо ма нипулятивного аргумента.

В более тонкой, профессиональной с точки зрения мани пуляции, форме этот прием теряет его «классическую» рез кость и бездумную гипертрофированную эмоциональность, приобретая черты других приемов манипуляции сознанием.

Пример — статья в Л. Радзиховского «Пятая колонна», по мещенная в «Российской Газете» 28 сентября 2004 года. Ста тья обсуждает знаменитое заявление В. Путина 4 сентября 2004 года после чудовищного преступления в Беслане. На помним: в своем заявлении Путин дал понять, что против России ведется необъявленная война, в которой «междуна родный терроризм» выступает как слепой инструмент не ких сильных государств мира, «стремящихся отхватить от нас кусок пожирнее» (любому нормальному человеку понят но, о ком идет речь).

Подобная здравая и реалистичная позиция российского руководства настолько неприемлема для наднациональных финансово-политических элит, что они немедленно пред приняли серию информационных атак на эту позицию рос сийского руководства. Главная для них опасность — осоз нание Россией и ее властной элитой необходимости не под страиваться под интересы «мирового сообщества» ради «борьбы с международным терроризмом», а действовать, строго исходя ИЗ СВОИХ СОБСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСОВ.

И, следовательно, не бояться посылать куда подальше таких «цивилизованных» союзников, что готовы под болтовню о «демократических ценностях» заниматься международны ми агрессиями и терроризмом. Такое развитие событий для транснациональных сил очень опасно и совершенно непри емлемо. Рассматриваемая статья убеждает аудиторию, что необходимо все-таки ориентироваться не на свои интере сы, а на союз с «цивилизованными» странами (которые, как правило, «международный терроризм» и создают):

«Прошел уже почти месяц после того, как было офици ально объявлено, что против нас «ведется война» — но до сих пор нет никакой ясности, никакого согласия в обществе по главным вопросам: кто наш враг, кто наши союзники (хотя бы потенциальные). Иногда в этой связи любят ссылаться на афоризм Александра III о том, что у России есть два союзни ка — ее армия и флот. Не говоря уже о том, в каком состоя нии находится наша армия, хотел бы напомнить, что именно Александр III заключил военно-политический союз с Франци ей, с которого и началась Антанта, — значит, все-таки искал союзников! Больше того. Если уж кто имел полную психоло гическую и человеческую аллергию к Западу, в особенности к Французской Республике, ко всему связанному с ненавистной ему буржуазно-демократической революцией — то это точно Александр. И, тем не менее, в силу государственных сообра жений, отошел от союза с родственными (в буквальном смыс ле слова!) монархиями Германии и Австро-Венгрии. Как гово рится, его пример другим наука...»

В данном случае манипулятор Радзиховский, пытаясь доказать недоказуемое, изворачивается аж «через голову», чтобы убедить аудиторию: России в любом случае нужно ориентироваться на ее западных «союзников». Использует ся и одновременная подмена понятий (1) с ложной альтер нативой (5.2) — ориентация на свои собственные вооружен ные силы против союза с западными державами. Нет нужды описывать, что противопоставлять две эти вещи нереально.

Государство обязательно должно укрепить свои оборонные структуры, параллельно выстраивая выгодные ему военно политические и экономические союзы. С кем заключать эти союзы — с западом, востоком, севером, югом или с кем-то еще — есть личное дело такого сильного, укрепленного го сударства.

Тут же и ложь историческая (18.2) по поводу «выбора Александра III»: ориентация на Францию и Англию обуслав ливалась логикой развития тогдашней Германии (по прин ципу «враги моих врагов — мои друзья»), а отнюдь не поли тическими предпочтениями одного из величайших россий ских самодержцев. Кроме того, автор статьи недоговаривает:

именно Британия способствовала сначала Февралю, а потом Октябрю. Социальные катаклизмы выбили Россию из числа победителей, деливших имущество побежденных.

Тут и «приведенный вывод», 9, по поводу нынешнего со стояния российских Вооруженных сил («Не говоря уже о том, в каком состоянии находится наша армия...»): Радзиховский стремится убедить аудиторию, что нужно искать союзников, причем непременно на Западе, потому что армия и флот на ходятся в плачевном состоянии. На самом деле нужно, преж де всего, укрепить свои Вооруженные силы. К тому же, здесь имеется и замалчивание важных обстоятельств, 14.1: а кто, собственно говоря, так постарался, что у российских армии и флота сегодня такое бедственное положение? Ведь имен но радзиховские всех мастей полтора десятилетия убеждали наше общество не тратить денег на армию, а «реформиро вать» (т. е. уничтожать — лукавый термин, 15.1) ее?

Но главное не эти сопутствующие приемы. Основное в данном случае — что манипулятор гипертрофирует «ис торический пример», доводя его до абсурда: вот, раз тогда царь Александр III пошел на союз с Антантой, то и теперь российской власти надлежит делать то же самое. Гипертро фированному увеличению подвергается описание истори ческого факта, хотя из-за определенной элегантности ис полнения (Радзиховский вообще умелый и техничный ма нипулятор) прием становится похожим на «ассоциативную цепочку» (б) или «прицеп» (14.4).

Вот еще пример, уже из «живой» дискуссии. Передача на радиостанции «Эхо Москвы» «Особое мнение», эфир декабря 2005. Ведущая О. Бычкова, принимаются звонки ра диослушателей:

«Слушатель: Добрый день. Виталий. Я хочу сказать на счет... Ирана, что мы поставили туда наши комплексы [ПВО] или поставим по соглашению, которое заключили недавно.

Это есть хорошо, и в этом нет ни абсолютного добра, ни аб солютного зла. О.Бычкова: Это торговля. Слушатель:— [гово рит спокойно, без апломба] Понимаете, потому что хотят бом бить, хотят запугать, нравится нам, не нравится этот режим, эта страна находится возле наших границ. Мы не хотим, чтобы возле наших границ появилась еще опять американская база или... О.Бычкова: [перебивая его, начинает говорить очень резко, издевательским тоном, ерничая — показывая, какую «глупость сморозил» слушатель] Да, пускай там будет иран ская атомная бомба. Логично... да, логично?...[ерничает] Слу шатель: Ну зачем иранская бомба?... Даже достаточно мир ного атома. Представляете, напасть на страну, у которой есть мирный реактор, и разбомбить его нечаянно? Получится всем плохо. То есть нападать уже на эту страну нельзя... [Явно хо чет что-то еще сказать]. О.Бычкова: Понятно. Спасибо [отклю чает слушателя от эфира]».

В этом случае гипертрофирование контраргумента до абсурда — утверждение об «иранской ядерной бомбе». Эта американо-израильская «страшилка» используется агента ми влияния по всему миру для оправдания готовящейся аг рессии против суверенного государства (информационный повод, 27). Таким же примерно образом США, Израиль и Ве ликобритания обманывали весь мир, пугая «иракским ору жием массового поражения». Выяснилось: никакого оружия нет и в помине.

Никто не говорит, что Иран НЕ СОБИРАЕТСЯ создавать собственное атомное оружие. Возможно, что и собирается.

Любой нормальный человек на месте иранского руководства, видя судьбу Ирака, поступил бы точно так же. Но возникает вопрос: почему то, что можно США, единственной стране, применявшей все виды ОМУ (ядерное, бактериологическое и химическое), Израилю, обзаведшемуся ядерным оружием втихаря и устраивавшему геноцид палестинцев, Великобри тании, участвующей в бандитском нападении на Ирак, на конец, Пакистану, Индии, Бразилии, Франции, Китаю, Рос сии — нельзя Ирану? Только из-за того, что он поставил под сомнение истинные масштабы Холокоста? Но что страшнее:

слова, во многом правдивые, или дела — террористические и кровавые (агрессия против суверенной страны и уничтоже ние ее жителей под прикрытием сказок «про демократию»)?

Иран имеет не меньшее право на ядерные разработки, неже ли США, Великобритания, Индия или Израиль. И использо вание ВОЗМОЖНОСТИ получения Ираном ЯО в качестве страшилки-жупела как минимум необъективно.

А уж доведение этого «довода» до уровня «абсолютной истины», или «высшей опасности», как это сделала ведущая, является чистой воды «бабьим аргументом». Ведь ведущая подозревает, что ничего страшнее такой возможности просто быть не может — поэтому, используя такой прием, стремится показать всю абсурдность утверждений, что Иран, МОЖЕТ БЫТЬ, проводит далее собственные ядерные разработки.

Кроме того, в указанном отрывке передачи использо ван прием «лишение оппонента возможности высказаться»

(14.5) — говорившему не дают закончить мысль, отключив от эфира.

21.3. Искажение смысла/характера действий/высказываний Подробное описание Данный прием, как правило, за незначительным ис ключением достаточно груб, прямолинеен и примитивен.

Его суть в том, что манипулятор «разъясняет» реципиен ту смысл/характер поступков, высказываний, действий ис торических личностей и исторических процессов, приводя при этом свою, удобную для обоснования своей манипуля тивной установки, трактовку. Фактически, в данном случае, манипулятор просто навязывает собственное мнение. Одна ко в этом случае, в отличие от приема 26, это делается од нозначно и прямолинейно, без каких-либо ссылок на веро ятность иной трактовки.

История с «многомиллионными сталинскими репрес сиями» раскручена настолько, что стала одним из базовых оправданий разрушения СССР. О ее реальных масштабах го ворилось выше. С точки зрения автора, одним из наиболее известных и наиболее показательных примеров искажения смысла поступков (действий) является объяснение сути и причин «сталинских репрессий» в позднесоветской и совре менной российской общественной среде. Не вдаваясь в де тали о гипертрофировании масштабов этих репрессий, важ но отметить, как трактуется то, почему они происходили, что стало причиной этих трагических обстоятельств в на шей истории.

Примеров тому, как все происходившее в процессе ре прессий объясняется «патологически людоедским характе ром Советской власти», «манией преследования и самодур ством Сталина», «жестоким истреблением всех несогласных с политикой сталинской диктатуры», «желанием убить всех умных и независимо мыслящих людей, чтобы остались лишь одни тупые исполнители», «извести под корень всех справ ных хозяев» и пр., более чем достаточно и в СМИ, и в око лохудожественных произведениях последних двадцати лет.

Вот как это выглядит на практике:

«Анализируя причины массовых репрессий, Хрущев ви дел их в том, что Сталин настолько возвысил себя над парти ей и народом, что перестал считаться и с Центральным Ко митетом, и с партией. Сталин имел обыкновение связывать всех круговой порукой. Они должны были разделить с ним ответственность за уничтожение своих бывших друзей и со ратников... Если до XVII съезда он еще прислушивался к кол лективу, то после полной политической ликвидации троцки стов, зиновьевцев и бухаринцев, когда в партии в результате этой борьбы и социалистических побед было достигнуто пол ное единство, Сталин начал все больше и больше пренебре гать мнением членов ЦК и даже членов Политбюро. Сталин ду мал, что теперь может решать все один и все, кто ему еще ну жен, — это статисты;

со всеми другими он обходился так, что им только оставалось слушаться и восхвалять его.

...Итак, Хрущев видел главную причину репрессий в со вершенно неумеренном и беспрецедентном насаждении Ста линым своего культа личности» (Информационный ресурс HYPERLINK "http://Temator.ru" Temator.ru, Алтуфьев Ц. Хрущев против Сталина: доклад на XX съезде партии), «Задуманный Сталиным после XVII съезда план «кадро вой революции» не мог в то время представляться вероят ным даже лицам из его ближайшего окружения — настолько он был дьявольским. Суть этого плана сводилась к физическо му истреблению всего партийного, государственного, хозяй ственного, военного, чекистского аппарата в центре и на мес тах и замене его новой генерацией, не имевшей никаких свя зей со старыми большевиками и готовой бездумно следовать любым предначертаниям — лишь бы они исходили от Стали на. Этот план был порожден не просто личной мстительно стью и подозрительностью Сталина, а имел глубокие полити ческие причины, связанные с новой ориентацией его внеш ней и внутренней политики.

Во всем, что касалось упрочения своей власти и борь бы со своими противниками, Сталин проявлял необычайную, сверхчеловеческую силу воли... Эта воля сочеталась со спо собностью осуществлять свои наиболее коварные планы по частям, выжидая с невероятным терпением и выдержкой наи более благоприятный момент для претворения их в жизнь»

(Роговин В. Сталинский неонэп, гл. VII «Объективные и субъ ективные причины сталинского террора»).

«Причиной последних сталинских репрессий против чле нов Еврейского антифашистского комитета была их ошибка в прогнозах о поведении руководства только что образованно го при поддержке СССР еврейского государства Израиль, ко торое взяло проамериканский курс. Видимо, Сталин предпо лагал, что его дезинформировали намеренно» («Учительская газета», редакционная статья «Минувшее сегодня»).

«— Каковы, по Вашему мнению... причины сталинских репрессий?

— Я думаю, что... причины — это особое дело. Я думаю, что причина проста, потому, что то, что он обещал, он выпол нить не мог, а поэтому он должен был заставить молчать тех, кто могли ему об этом напомнить» (А. Мень, интервью).

«И, правда, если мы присмотримся к Сталину, то под по кровом террора и жестокости, обнаружим еще и обман. При чем не только в случае так называемых трибуналов, исчез новения общественных деятелей, писателей, врачей и даже астрономов. Обман заключался в создании несуществующе го в реальности общества. Например, британские социали сты Сидни и Беатрис Уэбб были обмануты нехитрым трюком с бессмысленными выборами, профсоюзами, экономическими достижениями и проч.» {Конквист Р. Репутация безжалостного обманщика Сталина по-прежнему остается нетронутой // «Тпе Guardians, 5 марта 2003).

«Большую роль в создании административно-командной системы, становлении культа личности сыграли и отрицатель ные черты характера Сталина, о которых в декабре 1922 года в своем письме к очередному съезду партии писал Ленин. Жес токость Сталина, его лицемерие, преступная игра жизнями миллионов людей, стремление к единоличной власти, готов ность постоянно применять насилие по отношению к массам и другие негативные качества делали его совершенно не при годным для руководства огромной страной, ее обществом»

{Козьменко В.М. Учебник для вузов «История России IX—XX вв.», гл. 14 «Развитие Советского государства в 30-е годы»).

Как видно из приведенных примеров, их авторы сво дят все причины репрессий исключительно к жестокости (глупости, властолюбии, трусости, лживости, злобности, за висти и пр.) одного человека. Дескать, он один такой злоб ный тиран, который исключительно из-за своих пороков и устроил эту «жуткую мясорубку». Иногда сюда же присте гивается и Советская власть как таковая: она будто не мо жет не быть жестокой по определению... Это предельное, до идиотизма, упрощение проблемы (5.3): источником ре прессий был либо один человек, либо особенности Совет ской системы как таковой.

Что же было на самом деле? Из-за чего происходили репрессии?

Чтобы ответить на эти вопросы, нужно понять несколь ко принципиальных факторов, определявших условия суще ствования Советской России в тот период.

С одной стороны, основные мировые «игроки» того пе риода ставили своей задачей уничтожение СССР или пол ное «переформатирование» государства до уровня полуко лонии (что в значительной степени удалось выполнить в се редине-конце 90-х годов прошлого века). СССР был первой в тот период страной, объявившей примат заботы о простом человеке-труженике в ущерб интересам властных и финан совых элит. Этот неслыханный до того в истории принцип государственного устройства был опасен для «цивилизован ных» и не очень стран уже тем, что показывал практиче скую возможность заботы государства-общества о каждом человеке, а не только об относящимся к привилегирован ным классам. Соответственно, даже в условиях отсутствия объявленной войны против СССР ни на секунду не прекра щалась война необъявленная.

При этом только декларированной целью войны была собственно Советская власть. Процессы постперестроечно го периода, когда после разрушения Советского Союза акти визировалось прогрессирующее разрушение уже России как таковой, показали: конечной целью на самом деле являлась именно Россия как самобытная цивилизация и независимая государственность. То есть против нашей страны не велась' борьба за смену «политического режима», а цивилизацион ная борьба на уничтожение нашей культуры, государства и всего народа. В условиях такой войны, когда поражение оз начает уничтожение государственности и общества, госу дарство, Советская власть, отстаивавшая и себя, и тысяче летнюю Россию, вынуждена была использовать все средст ва для предотвращения своего поражения.

Возвращаясь к событиям, предшествовавшим «пере стройке» и последовавшим за ней, следует признать: про водившие эту разрушительную акцию сознательно действо вали на уничтожение единого и независимого российского государства в интересах стран-противников. Они, вольно или невольно, способствовали разгрому своей страны и по беде врага. Непресечение своевременно их действий приве ло к уничтожению мощного государства и продолжающей ся деградации того, что еще осталось.

Но ведь именно с такими людьми и боролся Сталин, давая санкции на «репрессии»! Якиры, Бухарины, Троцкие, Тухачевские, Зиновьевы, Радеки — это Горбачевы, Яковле вы, Руцкие, Шапошниковы, Чубайсы, Ельцины, Бурбулисы позднесоветского периода. И те, и другие стремились унич тожить свою страну. Не потому, что ее ненавидели, — при чина проще и банальнее. Продав свою страну, представите ли властной позднесоветской элиты стремились положить «откат» в свой личный карман. Просто в первом случае им это не удалось — их противником был жесткий и умный че ловек. А вторые смогли разрушить свою страну, ввергнув ее в хаос и деградацию.

Перед Сталиным стояла задача сохранения действую щей государственной системы, защиты ее от реальных внут ренних врагов. Можно обсуждать, хорошая это система, или плохая, достойна она защиты или нет. Однако в тех услови ях легитимность Советской власти внутри страны не оспа ривалась подавляющим большинством населения — люди еще помнили «прелести» царизма: дореволюционные голо-' доморы (о чем сегодня зачастую многие предпочитают не вспоминать — 14.1) и безысходность жизни для основной части Населения. Защита социального строя, сложившегося на тот момент в России, означала защиту и самой России.

Соответственно, уничтожение этого строя, чего добивались противники Сталина, означала катастрофу для страны как для уникальной цивилизации. При таких «ставках» игра по определению становится жестокой. Это и являлось причи ной трагичности происходившего в СССР...

Еще один пример искажения смысла происходящего (поступков и действий) — освещение некоторыми СМИ со бытий, связанных с судьбой пророссийских анклавов на тер ритории СССР. Очень показательна статья Б. Волхонского в газете «Коммерсант» под названием «Национальный кон фликт — самое дешевое средство сберечь доходы мафии».

Разговор идет о сегодняшнем положении в зоне гру зино-осетинского конфликта. Налицо объективная реаль ность: посмотрев, что принесла Грузии и грузинскому на роду «независимость», в какую потрясающую бедность ввергнута одна из богатейших республик СССР, население Южной Осетии однозначно заявило о своей приверженно сти идее объединения с Россией. Тем более что, с одной сто роны, в Южной Осетии, не желающей оставаться в составе разоренной демократами Грузии, совершенно логично дек ларируется стремление объединиться с Северной Осетией, находящейся в составе России. А с другой стороны, грузин ский национализм подавляет национальное самосознание других народов, проводя политику «огрузинивания». Все это не может не вызывать яростного сопротивления осе тинского народа.

Это — объективно. А вот как трактует этот конфликт представитель радикально-либерального, ориентированного на враждебную интересам России позицию издания «Ком мерсант»:

«При взгляде на ситуацию вокруг Южной Осетии невоз можно избавиться от ощущения дежавю: стороны достигают перемирия, кто-то его нарушает, стороны обвиняют друг дру га, идет эскалация насилия, активизируются дипломатические контакты, стороны достигают перемирия — и дальше все по новой.

И вроде бы у всех свежи в памяти события вокруг Аджа рии, когда центральным властям Грузии в общем-то успеш но удалось справиться с ситуацией. И сейчас президент Саа кашвили по привычке произносит те же фразы о необходи мости покончить с мафиозным режимом и закрыть «черные дыры» национальной экономики, которые принесли ему ус пех в Аджарии. И казалось бы, есть на то основания: как ре жим Аслана Абашидзе, по сути, грабил Грузию, беспошлинно гоняя контрабанду через Батумский порт и Сарпскую тамож ню, так и режим Эдуарда Кокойты сполна пользуется предос тавленной ему бесконтрольностью, чтобы гнать товары через Рокский тоннель и не платить отчисления ни в грузинский, ни в российский бюджеты. В начале 90-х это был печально знаме нитый спирт, из которого изготавливалась львиная доля пале ной водки в России. Сейчас спиртовой поток иссяк, но поток товаров продолжает течь — уже в обратном направлении, на полняя Грузию всевозможной контрабандой.

Покончить с мафией — цель, безусловно, благородная.

Так почему же у Михаила Саакашвили не получается в Юж ной Осетии то, что получилось в Аджарии?

Наверное, причин много. Это и живучесть мафии вооб ще, и то, что в Аджарии был ярко выраженный лидер, устра нение которого с политической арены фактически означало конец конфликта. В Южной Осетии такого нет: вряд ли мож но всерьез утверждать, что Эдуард Кокойты — такой же хозя ин положения в своем регионе, каким был Аслан Абашидзе.

Истинные кукловоды находятся в тени, и, чтобы устранить, их сначала надо выявить, да и устранение теневых фигур не бу дет иметь такого символического значения, как устранение «аджарского льва».

Но главное, видимо, в том, что, будучи по сути конфлик том за контроль над потоками товаров и денег, по форме гру зино-осетинский конфликт является межэтническим. Именно этого не было в случае с Аджарией: аджарцы — те же грузины и никогда не выказывали сепаратистских устремлений. А меж этнические конфликты тем и опасны для общества (и тем же удобны для их вдохновителей), что не требуют особых усилий для поиска пушечного мяса: достаточно кинуть клич «Наших бьют!» — и тысячи энтузиастов с обеих сторон с готовностью бросятся в драку.

Для вдохновителей конфликта — местных мафиозных кланов — поставлено на карту слишком многое: многомил лионные доходы на грядущие годы и даже десятилетия, да и само их существование. Кроме того, слишком многие влия тельные силы по обе стороны границы тайно или явно пок ровительствуют этим кланам (надо думать, небескорыстно).

Добавьте к этому дешевизну средств поддержания огня меж этнических конфликтов — и объяснение того, почему пробле ма Южной Осетии переходит в разряд нерешаемых, придет само собой».

По утверждению автора материала, от желания насе ления Южной Осетии объединиться со своими северны ми братьями и закрыться от националистической полити ки «огрузинивания», неизменной при всех грузинских «пре зидентах», не остается и следа. Автор убеждает нас, что все дело ТОЛЬКО в бандитских разборках из-за теневой при были. Таким образом, манипулятор пытается убедить ауди торию, что в Южной Осетии нет никакого сопротивления а) грузинскому национализму, поддерживаемому США и НА ТО и б) продвижению этих сил на пророссийский Кавказ.

На самом деле, если мафиозные конфликты и имеют ме сто (что, кстати, никто еще не доказал: «левых» грузов пол но и на прибалтийских, и на казахских, и на российских та можнях где-то на границе с Китаем;

но никто там за ору жие не берется), дело отнюдь не в них. Население не стало бы столь отчаянно, как это продемонстрировали осетины, бороться против грузинских оккупантов, исключительно за интересы мафии. В такой ситуации люди просто плюнули бы и разошлись по домам, справедливо полагая, что это «не наша война». Но если они полны решимости защищать свою землю — при чем тут «транспортная мафия»?

Автору статьи нужно доказать, что никакой поддержки у России на Северном Кавказе нет. А позиция людей «мы хо тим быть с Россией» — не более чем бандитская уловка, на которую российским властям не стоит поддаваться. И, сле довательно, им не стоит поддерживать «бандитский сепара тизм» южноосетинского населения.

Вряд ли стоит объяснять, насколько выгодна была бы такая позиция российского руководства грузинским нацио налистам (они могли бы попытаться превосходящими сила ми «задавить» осетин) и их западным хозяевам. Последние получили бы прекрасную возможность ослабить позиции России в этом регионе. И не только в нем.

Для доказательства этой версии автор даже приносит в жертву... самих грузин («жертвенная корова», 19). Ведь, по его утверждению, мафия окопалась не только в Южной Осетии, но и в самой Грузии. Дескать, везде одни бандиты, «чума на оба ваших дома». Автор, таким образом, пытается демонстрировать некую «объективность»: не только осети ны бандиты, но и сами грузины хороши...

Для ясности в данном случае манипулирования нужно понимать, кто в случае реализации замысла автора — приня тия российским обществом и российской властной элитой информационных установок, изложенных в статье, — полу чил бы наибольшую пользу от этого? Это, безусловно, было бы грузинское проамериканское руководство, получившее возможность сплотить расползающееся от нищеты обще ство «маленькой победоносной войной». И США — НАТО, которые смогли бы выбить Россию с ее позиций на Север ном Кавказе для того, чтобы самим занять этот стратегиче ски важный регион.

Раздел ВТИРАНИЕ В ДОВЕРИЕ Краткое пояснение Прием основан на отключении критического восприятия у реципиента через апеллирование к самым добрым его чув ствам. Создавая себе максимально положительный имидж в глазах реципиента, манипулятор заставляет его относиться к себе с максимальной же симпатией. В этом случае симпа тия препятствует критической оценке реципиентом инфор мационной установки, исходящей от манипулятора.

22.1. «Приобщение к аудитории»

Подробное описание В данном случае манипулятор старается создать у реци пиента впечатление, что ничем от него не отличается, их ин тересы полностью совпадают и, следовательно, реципиент мо жет ему полностью, отбросив всяческие сомнения, доверять.

Для этого используются различные апеллирования к единству с реципиентом, ссылки на то, что «мы с тобой одной крови», «я такой же бедный, такой же русский, как и ты» и пр.

Расчет делается на то, что, признав манипулятора «сво им», реципиент начнет относиться к нему благожелательно, с доверием — то есть «отключит» критический подход ко всей информации, излагаемой манипулятором.

Как правило, использование этого приема говорит об отсутствии элементарной порядочности у манипулятора и/ или о крайне слабой базе его позиции (обоснованности вы двигаемых им утверждений).

До определенного момента — инициации разрушитель ных процессов сначала «перестройки», позднее — «реформ»

и всем, что с ними связано, советское (российское) общест во практически не сталкивалось с данным видом манипуля ции сознанием. Это обуславливалось спецификой отноше ний общества и власти, характерных для русской-советской православной цивилизации. В дореволюционной России и большинство подконтрольных ей территорий (кроме Поль ши, Финляндии и Прибалтийских территорий, население ко-^ торых имело западную ментальность) власть даровалась об ществу «от Бога», и, следовательно, ее носителю не требова лось «втираться в доверие» «простому человеку», выдавая себя за «своего». Носитель власти «от Бога» и так был сво им — только стоял намного выше, отделенный от общества божественной благодатью. Последняя существовала a priori и не требовала доказательств.

Нечто подобное было и в СССР. Власть также была «от Бога» — на этот раз от всемогущей «красной» идеи равенст ва и справедливости. Высшим вождям не требовалось заиг рывать с избирателем ради приобщения к «кормушке»: во просы передачи власти решались келейно между властными группировками;

общество ставилось перед фактом назначе ния-снятия очередного лидера. Справедливости ради стоит отметить: пока в обществе доминировала идея развития го сударства на благо всех его членов, это была наиболее опти мальная конструкция власти.

Однако с приходом к власти коррумпированного воро ватого популистского типа политиков, необходимость до биться благосклонности «плебса» проявилась, принимая, порой резкие, а то и маразматические формы. На началь ном этапе «перестройки» Горбачеву нужен был «кредит до верия» советского общества, на котором он мог бы «добить»

старые партийные кадры, сопротивлявшиеся развалу СССР.

Для этого ему требовались внешне эффектные ходы, вро де «чтения не по бумажке» и «выхода к простому народу» у первого попавшегося магазина (спецэффекты, 23.2). Те, кто застал середину 80-х годов прошлого века в сознательном возрасте, помнит, с каким безумным восторгом принимало советское общество эти дешевые пиаровские решения.

Позднее Горбачева вытеснял уже Ельцин, для чего он лично, дешевой авторучкой, записывал «все требования»

бастующих шахтеров Донбасса, чтобы их непременно «вы полнить» (ложь прямая, 18.1), «залезал на танк», показы вая, что «вместе с народом защищает демократию». В тот момент подавляющее большинство людей горело желанием эту «демократию» защитить, и ее главный «защитник», Ель цин, воспринимался как полностью свой. К тому же «стра далец за правду»: в недавнем прошлом под знаменитое «Бо рис, ты не прав» его выгнали из Политбюро. А тогда, у Бело го дома, он в сознании людей потенциально мог оказаться жертвой «кровавых путчистов».

Спустя пять лет, в момент выборов 1996 года, когда кремлевская марионетка Зюганов был в шаге от победы на выборах, Ельцин снова прибег к этому приему (наряду с ис пользованием других). Выпущенная его пиар-службой фо тография «Верю. Люблю. Надеюсь. Б. Н. Ельцин», вместе с другими задействованными механизмами (запугивание об щества «опасностью коммунистического реванша», подта совка результатов подсчета голосов, использование канди датуры Лебедя для привлечения голосов к Ельцину и пр.), помогли ему снова ассоциироваться в сознании значитель ного количества россиян с образом близкого им человека.

Разумеется, если лидер страны «верит» (паразитирование на вере — сильнейший, хоть и совершенно бессовестный, ход), «любит» (каждый из нас или любит, или ищет любовь), «надеется» (надеются все;

в условиях инфляции, финансо вых пирамид, потери накоплений, развала страны, торже ства преступности над обществом и законом, страшной и позорной для России войны в Чечне людям только и оста валось, что надеется на лучшее), да еще не стесняется заяв лять об этом на всю страну — разве можно не поверить та кому честному и открытому человеку? Общество в очеред ной раз поверило. И получило то, что получило.

Однако уже с приходом к власти Путина использова ние данного приема было прекращено. Имидж нового пре зидента создавали не на основе популизма, а как харизму «крутого бойца», опытного и любящего страну чекиста, ко торый разнесет всех наших врагов вдребезги и «в сортире их замочит» (паразитирование на терминологии, 7.1, апел лирование к желаниям аудитории, 7.4). Манипуляция также использовалась предельно широко (чудовищными спецэф фектами стали взрывы домов в Москве и Волгодонске, как и спровоцированное вторжение чеченских бандитов в Даге стан — 23.1 и 23.2). Однако Путин, вернее его имиджмейке ры, сознательно «отделили» «лидера нации» от самой «на ции», верно использовав подсознательный российский сте реотип властей («власть от Бога»).

Технология «приобщения к аудитории» на пространстве бывшего СССР была в наиболее полной мере продемонст рирована во время «оранжевых событий» на Украине в кон це 2004 года. Процесс проведения этой революции вообще изобилует самыми разнообразными приемами манипуляции сознанием, и «приобщение к аудитории» — один из них.

Многие помнят, как во время «стояния на Майдане»

там постоянно находились основные «оранжевые лидеры».

Большая толпа создавала видимость «всего украинского на рода». Вместе с ней Ющенко, Тимошенко и другие «лидеры»

калибром поменьше в своих выступлениях на этом шоу по стоянно подчеркивали: мы с вами, прогрессивные украин цы, мы будем с вами, что бы ни случилось! Педалировалась «опасность» применения силы законной властью, возмож ное использование спецсредств для разгона демонстран тов. Нагнетание опасности, одновременно с созданием об разов «страшной угрозы» и «врагов свободы», показывало, что вместе с простыми людьми Ющенко и Тимошенко гото вы «рисковать жизнью ради демократии». Со всем народом они «подвергаются опасности» и, следовательно, составля ют «одно целое» с массой оболваненных ими украинцев.

Обычным людям импонировало, что вместе с ними «мерзнут», «рискуют жизнью» и «защищают свободу» «ве ликие лидеры» и «неподкупные борцы с коррумпированны ми чиновниками». Созданный ранее имидж «святых», не пререкаемых авторитетов двух «оранжевых лидеров», те перь частично начинал распространяться и на обычных людей: «Они, Ющенко и Тимошенко, с нами! Они такие же, как мы, а мы такие же, как и они! Мы вместе создаем сво бодную, великую и независимую Украину!» Ющенко и Ти мошенко превосходно играли роль «высших существ», вы казывающих благосклонность к простым смертным и даже вместе с ними рискующими жизнью.

Единение аудитории и манипуляторов было превосход но спланировано, исключительно технично проведено и по тому достигло максимальной эффективности. Осознание, что ТАКИЕ люди вместе со всеми, дополнительно сыграло свою роль в успешности «оранжевого» безумия, охватив шего на некоторое время высококультурное и образован ное украинское общество.

Использование данного приема сыграло свою роль и после окончания описываемых событий. «Кредит доверия», полученный лидерами «оранжевой революции» от сторон ников, был исключительно велик и обеспечил поддержку «оранжевых» на протяжении почти полугода. Люди, «при общенные» к «оранжевым лидерам» на Майдане, в значи тельной степени безропотно терпели их безумства в эконо мике и внешней политике, ища постоянные предлоги для оправдания того, что творили с Украиной Ющенко и Тимо шенко. Вопреки бьющей в глаза очевидной реальности, что к власти дорвались разрушители и дилетанты, выполняю щие указания не заинтересованного в развитии Украины За пада, люди подсознательно оправдывали своих недавних ку миров. Только к осени 2005 года их полная продажность и несостоятельность стала очевидна для многих, «защищав ших демократию» на Майдане.

Одна из главных причин такой длительной и иррацио нальной поддержки — осознание, что «они такие же, как и мы. А мы такие же, как и они». Если обвинять «их» — сле дует обвинять и себя! Но на это большая часть украинского, да и любого иного, общества сразу не могла решиться.

В локальном виде данный прием манипуляции представ лен высказыванием ведущего передачи «Времена» с Влади миром Познером». В ходе одного из эфиров он рассказыва ет, как «он ехал в автобусе, и одна женщина у него спроси ла» (что именно — не столь важно). Познер, получающий огромные гонорары за свое информационное воздействие на российскую аудиторию, небезуспешно пытающийся за хватывать дорогую недвижимость в центре Москвы, посто янно апеллирует к тому, что он на своих передачах «толь ко ищет правду и старается хорошо информировать аудито рию о происходящих событиях». Но такой образ «борца за правду» не вяжется с огромными гонорарами и роскошью.

Если так усердно ищешь правду — за что ж тебе такие день ги платят? За правду? Не смешно...

Чтобы показать, что он «такой же, как и все», так же ездит на работу на автобусе, Познер и выдумывает эту бай ку со своей «поездкой». Она призвана убедить аудиторию:

тот, кто уверяет с экрана, что он «всего лишь ищет прав ду» и потому ему необходимо верить, отнюдь не богатый человек. Разве богатые ездят на автобусах? Он не отделен от простых людей, выживающих от зарплаты до зарплаты, он такой же, как и они. И, следовательно, его интересы та кие же, как и интересы других, столь же простых и небога тых людей...

22.2. Покаяние Подробное описание В случае с «покаянием» манипулятор паразитирует на традиционной черте всех порядочных людей — способно сти прощать, а зачастую и оказывать действенную поддерж ку раскаявшемуся грешнику (преступнику).

Само по себе покаяние свидетельствует: человек ис кренне раскаялся в своих грехах и достоин не только про щения, но и лучшего к себе отношения, так как смог найти в себе силу и порядочность прилюдно признать свои ошибки.

Он честный и порядочный — соответственно, и отношение нему может быть зачастую значительно лучше, чем к обыч ному, рядовому человеку.

На это улучшенное отношение и рассчитывает манипу лятор, демонстрируя «покаяние». Его задача — заставить' реципиента отнестись к нему с жалостью, расположением и, самое главное, с доверием.

В России покаяние как попытку втереться в доверие нельзя считать распространенной формой манипуляции сознанием. Вероятно, это связано с особенностью мента литета народов, населяющих нашу страну. В массовом соз нании покаяние есть институт божественный, почти свя той, и общество на него реагирует очень чутко. Обмануть российскую аудиторию, используя такой прием, достаточ но сложно: фальшь распознается быстро. В случае разобла чения — вдобавок к «технической» сложности исполне ния «покаяния» — манипулятор-неудачник вряд ли сможет впредь рассчитывать на доверие аудитории.

Другое дело цивилизация западная. В мире, где все про дается и покупается, покаяние так же, как и все остальное, стало товаром, который практичный западный человек, его продающий (манипулятор), довел до необходимого товар ного вида. Настолько, что «потребитель» (жертва манипуля ции), часто принимает эту манипуляцию за истину. Скорее даже не за «истину», а за то, что ее заменяет — как прости туция заменяет любовь для тех, кто морально на это готов.

Вообще, прилюдное покаяние в западной психологии — дело обыденное. Политика в понимании западного челове ка есть исключительно бизнес, не несущий «божественной печати» Всевышнего. В этом заключается коренное отличие западной цивилизации от традиционной российской. Ло зунг царских еще времен «мы слуги Царю, Царь слуга Богу»

трансформировался в подсознании массового российского человека в понимание «правильной» власти не как бизнеса, а как «креста», который человек из Власти, Вождь, призван нести, чтобы укреплять страну и делать ее Великой, вести ее по «пути к Богу».

В последнее время на Западе вышло сразу две книги, яв ляющиеся превосходными примерами использования по каяния как манипуляции сознанием. Обе они важны и как материал для изучения и понимания сути процессов, про исходящих в западном, прежде всего в американском, мире, и как пример рассматриваемой в данной главе формы ма нипуляции.

Первая книга — упоминавшаяся выше «Исповедь эко номического убийцы» Дж. Перкинса. Автор рассказывает о своей работе в так называемых «Фабриках мысли», Think tanks, осуществляя разрушение экономик государств, под лежащих и «приватизации» транснациональным капиталом.

Работа достаточно подробно описывается, автор рассказы вает обо всем, что творил он и его коллеги, откровенно при знавая: да, это было не ошибкой, но, преступлением. Мы со вершали зло, зачастую непростительное. И это ужасно! Мы раскаиваемся, простите нас:

«Глобальная империя в значительной степени зависит от того, что доллар имеет хождение как резервная мировая ва люта и что Вашингтон имеет право печатать эти доллары. Мы даем кредиты таким странам, как Эквадор, прекрасно зная, что они никогда не выплатят их. Фактически мы и не хотим, что бы они их выплачивали, потому что неспособность возвратить долг дает нам в руки рычаги давления, наш фунт живой пло ти. При нормальных обстоятельствах мы рисковали бы опус тошить наши собственные резервы: в конце концов, ни один кредитор не может позволить себе, чтобы количество невоз вращенных долгов было слишком большим. Однако мы нахо димся не в обычных обстоятельствах. Соединенные Штаты пе чатают деньги, не обеспеченные золотом. Они вообще ничем не обеспечены, кроме уверенности всего мира в нашей эконо мике и способности руководить силами и ресурсами империи, которую мы создали для поддержания самих себя.

Возможность печатать деньги дает нам безмерную силу.

Она означает, кроме всего прочего, что мы можем продолжать раздавать кредиты, которые никогда не будут возвращены что мы сами можем накапливать значительные долги. К начаг лу 2003 года национальный долг Соединенных Штатов пре высил ошеломляющую отметку в шесть триллионов долларов и к концу года должен был достичь семи триллионов — при мерно по 24 ООО долларов на каждого гражданина США. Зна чительную часть этой суммы мы должны азиатским странам, в частности Японии и Китаю. Они приобретают ценные бумаги министерства финансов США (в основном облигации) на день ги, которые получают от продажи потребительских товаров, включая электронику, компьютеры, машины, одежду, в Соеди ненных Штатах и на мировом рынке.

Пока мир принимает доллар как резервную валюту, этот громадный долг не является серьезным препятствием для кор поратократии. Однако если появится другая валюта, способная вытеснить доллар, и если кто-то из кредиторов США (например, Япония или Китай) потребуют выплаты по долговым обязатель ствам, ситуация может радикальным образом измениться. Со единенные Штаты окажутся в весьма шатком положении.

...Вэтих статьях [о «восстановлении» Ирака, разрушенно го американскими оккупантами, американскими же компания ми — притом, что деньги, которые получают американские ком пании, приближенные к ключевым фигурам в Белом доме, про водились как «американская помощь Ираку»], как в капле воды, отражалась вся суть современной истории, движение к глобаль ной империи. Описанные в утренних газетах события в Ираке были результатом работы, которой обучала меня Клодин [со трудница ЦРУ с соблазнительными формами и соответствую щими методами вербовки] тридцать пять лет назад, и работы, которую делали другие люди, стремившиеся построить карьеру, сходную с моей. Происходившее там показывало, на какой точ ке находится корпоратократия в своем движении к установле нию влияния над каждым человеком на планете.

Газетные статьи говорили о вторжении в Ирак в 2003 году и о подписанных сейчас контрактах для устранения причинен ных нашей же армией разрушений и для строительства стра ны заново по западному образцу. Новость этого дня, 18 апре ля 2003 года, возвращала нас, хотя и не упоминая об этом, к началу 1970-х и операции по отмыванию денег Саудовской Ара вии. SAMA [операция по нелегальному отмыванию денег Сау довской Аравии, выполнявшаяся западным миром для помо щи своему союзнику] и контракты, выросшие оттуда, созда ли новые прецеденты, позволившие — а фактически, давшие предписание— американским инженерным и строительным компаниям и нефтяной промышленности монополизировать развитие этого государства в пустыне. Тем же мощным уда ром БАМА установила новые правила для глобального управ ления в нефтяной сфере, пересмотрела геополитику и заклю чила с саудовской королевской семьей союз, обеспечивший ее правление и обязавший играть по нашим правилам.

Читая эти статьи, я не мог удержаться от мысли: многие ли знали, как я, что Саддам [Хусейн] до сих пор находился бы у власти, играй он по тем правилам, которым следовали сау довцы? У него были бы и ракеты, и химические заводы;


мы бы сами построили их ему, и наши люди отвечали бы за их модер низацию и обслуживание. Это могла бы быть замечательная сделка — такая же, как у саудовцев.

...Похоже, история о марше к глобальной империи проби валась на поверхность. Ни детали, ни тот факт, что это была тра гическая история долгов, обмана, порабощения, эксплуатации, самая страшная в истории попытка завладеть сердцами, умами, душами и собственностью людей во всем мире, ничто в статье не намекало на то, что события 2003 года в Ираке [агрессия США и союзников против этого суверенного государства] яви лись продолжением этой постыдной истории. Не упоминалось и то, что эта история, такая же старая, как сама империя, при обретает сейчас новые, устрашающие размеры и по причине своего разрастания во времена глобализации, и вследствие той изощренности, с которой она проводится в жизнь. Пусть скуд ным ручейком, неохотно, но информация [о чудовищных делах западного мира] все же просачивалась на поверхность.

...Язнал, что, если бы сомнения, боль и вина постоянно не изводили меня, я бы никогда не выбрался. Я бы застрял, по добно многим другим. Я бы никогда не смог принять решение уволиться из МЕЙН [международная консалтинговая фирма, ис следовавшая целесообразность выдачи Всемирным банком ог ромных кредитов развивающимся странам с целью полного их закабаления и финансовой колонизации — эффективный ин струмент разрушения других стран «цивилизованными» англо саксонскими государствами], стоя у поручней яхты у Виргин ских островов. И все-таки я медлил, как продолжает медлить вся наша страна.

...Настоящая правда современной империи— правда о корпоратократии, которая эксплуатирует отчаявшихся людей и производит самый жестокий, эгоистичный и в конечном итоге саморазрушительный захват земель, — не имеет отношения к тому, что появилось в тот день в газетах, но зато напрямую каса ется нас... Мы скорее предпочитаем верить мифу о том, что ты сячелетняя социальная эволюция наконец создала идеальную экономическую систему, чем признать, что мы поверили лож ной концепции и воспринимаем ее как Евангелие. Мы убедили себя, что экономический рост приносит пользу человечеству и что чем больше этот рост, тем лучше для человечества. И нако нец, мы убедили друг друга, что последствия этой концепции морально справедливы: те, кто высекают благословенную искру экономического роста, должны быть возвышены и вознаграж дены;

стоящие же в стороне подлежат эксплуатации.

И сама концепция, и ее следствие используются для оп равдания всех видов пиратства: она санкционирует насилие, мародерство и убийство ни в чем не повинных людей в Ира не, Панаме, Колумбии, Ираке. ЭУ [экономические убийцы, как и сам Перкинс], шакалы и армии процветают до тех пор, пока их действиями объясняют экономический рост— а рост этот демонстрируют почти всегда. С помощью «научного» манипу лирования методами прогнозирования, эконометрики и ста тистики, если вы, например, разбомбили город и затем заново отстроили его, можно продемонстрировать огромный скачок в экономическом росте.

Истина состоит в том, что мы живем ложью. Мы создали внешний слой, который прикрывает смертоносную раковую опухоль. Эта опухоль обнаруживается только с помощью ста тистики, которая раскрывает ужасающий факт. Наиболее мо гущественная и богатая империя в истории имеет страшно вы сокие показатели случаев самоубийств, наркомании, разводов, растления малолетних, актов насилия, убийств. Как злокачест венная опухоль, эти несчастья ежегодно проникают своими щу пальцами все дальше. Каждый из нас в душе чувствует боль. Мы кричим, желая перемен. Но мы затыкаем себе рот кулаками, за глушая эти крики,— и нас никто не слышит...

...Как можно подняться на борьбу с системой, которая дает вам дом и машину, еду и одежду, электричество и меди цинскую помощь, даже если ты знаешь, что эта же система соз дает мир, в котором ежедневно умирают от голода двадцать че тыре тысячи человек, а миллионы других ненавидят тебя или, во всяком случае, ненавидят политику, проводимую избранными тобой людьми? Как набраться смелости, чтобы отделиться от общей массы и бросить вызов тому, что вы и ваши соседи все гда воспринимали как Библию, даже если подозреваешь, что система готова к самоуничтожению?»

Далее все в том же духе. Автор кается и честно призна ет: да, я виновен. Как и все, кстати! Но я-то сам осознаю свою вину: «.Сейчас, оглядываясь назад, мне кажется, что мои сомнения и чувство вины... преследовали меня почти постоянно все эти годы». И, раз я все осознал и покаялся, я имею право снова давать вам советы — как жить даль ше (это делается далее в главе «Эпилог»). Суть всей книги именно в покаянии: полный идеологический дефолт Запа да и в особенности США сегодня очевиден уже всем, после преступлений Америки в Афганистане, Ираке, Югославии других точках земного шара. Под аккомпанемент жестоких бомбардировок и военных агрессий убеждать других в «об щечеловеческих ценностях» бессмысленно. Если и дальше продолжать тупо гнуть свою линию, то мировое сообщест во, рано или поздно, начнет коллективное противодействие США, что, учитывая надвигающиеся проблемы в американ ской экономике, ничем хорошим для «цитадели демокра тии» не закончится. Как отмечалось выше, часть американ ской элиты готова разыграть следующую информационную конструкцию: она кается за все, свершенное Америкой ра нее, но при этом главным виновником выставляет своих по литических оппонентов (принципиально важно понимать, что Запад и США не являются монолитными организмами;

внутри них происходит постоянная борьба разных кланов).

Покаянием «набираются очки»: мы же покаялись, поэтому нам нужно верить! И, одновременно, «топятся» политиче ские конкуренты.

Налицо превосходно разыгранная многоходовая по литическая комбинация (которую условно можно назвать «змея меняет кожу»), в которой применение приема мани пуляции сознанием «покаяние» выполняет одну из ключе вых ролей в проведении информационных установок мани пуляторов.

Практически повторяет эту конструкцию книга Дж.

Стиглица «Ревущие девяностые». Автор, весьма точно по казывающий внутренние противоречия рыночной эконо мики — он был одним из ведущих финансовых чиновников США в администрации президента Клинтона, — рассказы вает о причинах и обстоятельствах, сопутствующих созда нию предпосылок к появлению «финансового мыльного пу зыря» первой половины 2000-х годов. Картина, нарисован ная им, наглядно показывает а) полную несостоятельность и либо вопиющую глупость, либо вопиющую же лживость тех, кто ратует за уменьшение доли государственного ре гулирования в экономике и б) врожденные пороки рыноч ной экономики, в принципе не способной существовать без серьезнейших системных кризисов.

Однако Стиглиц, признавая это, списывает все пробле мы США конца 90-х — начала 2000 годов и по сей день ис ключительно на ошибки, свои собственные или тех, против кого он боролся, находясь на высоких государственных по стах, но кого не смог «переубедить». Вот как это выглядит:

«В прошлом программы социального страхования впры скивали фонды в экономику, когда темпы ее роста замедля лись и служили амортизаторами для тех, кто в их отсутствие мог пострадать. В то же время они содействовали оживлению экономики и ограничивали масштабы спада. Непреднамерен но мы создавали менее стабильную экономику».

«Но самым сильным нашим просчетом была недооцен ка интенсивности стремления к доминированию на каждом из рынков, которые мы собирались дерегулировать».

«Ревущие девяностые ушли в прошлое. Наши финан совые лидеры оказались простыми смертными. Они делали ошибки. Некоторые из ошибок оказались удачными, и в ре зультате мы получили здоровое оживление. Некоторые из на ших ошибок не имели серьезных последствий: мы выдержали повышение процентной ставки в середине девяностых. Но не которые ошибки стоили нам дорого, и издержки по ним при дется оплачивать еще на протяжении многих лет».

Как читатель может заметить, все проблемы, с которы ми столкнулись США в итоге своей паразитической поли тики, списываются не на врожденные пороки системы, а на «ошибки» и «просчеты».

Следующий отрывок также продолжает убеждать чита теля, что все дело в «ошибочности курса», «недальновид ности» и, возможно, даже «глупости» американского истеб лишмента:

«Те же самые факторы, что способствовали возникнове нию проблем в Соединенных Штатах, частично лежали в осно ве их политических провалов за рубежом. Америка проталки вала идеологию свободного рынка и упорно добивалась досту па американских компаний на зарубежные рынки. Осуществляя эту политику, мы в администрации Клинтона тоже часто забы вали о принципах, которых должны были придерживаться. Мы совсем не принимали в расчет воздействие нашей политики на бедные слои развивающихся стран, а заботились только о создании рабочих мест в Америке. Мы верили в либерали зацию рынков капитала, но при этом не думали о том, что это может привести к глобальной нестабильности. Мы были боль ше озабочены тем, что может Америка выиграть в кратковре менном аспекте, занимая жесткую переговорную позицию, и как это, в свою очередь, может усилить позиции администра ции, чем о возникающих ощущениях нечестности и лицемерия, которые могут повредить интересам Америки в долговремен ной перспективе. Разглагольствуя о демократии, мы делали все возможное для сохранения нашего контроля над миро вой экономической системой и обеспечения того, чтобы она работала на наши интересы, или, вернее, интересы финансо вых и корпоративных кругов, доминировавших в этой облас ти нашей политической жизни. Внутри страны заинтересован ность Уолл-стрит в приватизации Системы социального страхо вания встречала противодействие со стороны тех, кто мыслил более широко и понимал, что она наносит удар по обеспечен ности престарелой части населения;


но за рубежом был слы шен только голос Уолл-стрит — ведь, в конце концов, преста релые других стран никогда не голосуют в Соединенных Шта тах и не делают взносов в избирательные фонды.

Став у себя дома жертвой собственного успеха, мы оказа лись в таком же положении за рубежом. В самих Соединенных Штатах наша политика, по-видимому, срабатывала — все-таки мы переживали беспрецедентный подъем. Передав управле ние близоруким финансовым рынкам, мы не хотели заглянуть в будущее и задаться вопросом, устойчив ли наш успех. То же самое было и за рубежом. Страны, последовавшие нашим рекоменда циям, вроде бы процветали так же, как и мы. Так почему нам не следовало рекламировать нашу экономическую политику?

Теперь, после беспорядков в Сиэтле в декабре 1999 г., в условиях дискредитации как глобализации, так и имиджа три умфирующего американского капитализма, который стоял за ней, иногда бывает даже трудно вспомнить, каких высот дос тигали надежды, связанные с глобализацией. Я пришел во Все мирный банк на должность главного экономиста как раз то гда, когда эти надежды достигли максимума. Я вспоминаю свои речи, в которых с гордостью говорил о шестикратном увели чении потоков частного капитала из развитых стран в новые рыночные экономики, обусловливавшим необходимость пере смотра роли «официальной» (двусторонней или многосторон ней) помощи. Мы должны были сосредоточить внимание бед нейших стран на образовании и здравоохранении, областях, куда частные деньги все еще не поступают. Положение быст ро менялось. В ходе глобального финансового кризиса потоки капитала резко сократились, и для некоторых регионов мира их направление сменилось на противоположное — из бед ных стран в богатые. В Латинской Америке поступление капи талов в период подъема было более чем перекрыто их отли вом в период спада.

То же можно сказать и о любой другой области глобализа ции. В середине девяностых годов мы пропагандировали картину мира, в котором либерализация торговли принесет беспреце дентное процветание как для развитых, так и для развивающих ся стран. Но в конце девяностых соглашения, которые мы так гордо расхваливали, стали рассматриваться как неравноправ ные, а либерализация торговли — как новый способ эксплуа тации богатыми и сильными слабых и бедных. Так же как рыноч ная экономика не выполнила своих обещаний странам бывшего Советского Союза — она принесла им беспрецедентную бед ность, а не беспрецедентное процветание — либерализация торговли приносила вовсе не то, что было обещано. Ведомый экспортом рост стал опознавательным знаком самого экономи чески успешного региона мира— Восточной Азии, но проводи мая там политика ничуть не походила на политику либерализа ции торговли, проводимую в Латинской Америке. Свое внима ние латиноамериканцы концентрировали на открытости своих рынков вместо того, чтобы содействовать экспорту, и слишком часто рабочие места там не создавались, а уничтожались!»

Снова и снова автор повторяет: мы не думали, мы не при нимали в расчет, мы не заглядывали в будущее, мы верили, мы были озабочены, по невнимательности, став жертвой успеха дома, мы хотели того же самого и во всем мире... Да, естествен но, наша политика принесла проблемы нам и горе всему миру — но ведь это произошло НЕ УМЫШЛЕННО! Просто так вот по лучилось. Вот такие мы глупые... Что с дураков взять? Уж не су дите строго...

В итоге основная мысль книги — финансовый капита лизм американского типа является паразитическим организ мом, не способным к созидательной деятельности по сво ей природе — топится в безусловно интересных и поучи тельных фактах, примерах и тонкостях финансовой жизни экономики США. Автор, принимая на себя вину, старатель но и небезуспешно уводит читателя от осознания очевид ного: катастрофа «высокотехнологичного» сектора амери канской экономики, апофеозом которой стало банкротст во корпорации «Энрон» — не отдельное частное явление.* Американская экономика, построенная на основе экспорта долларов в окружающий США мир, порочна в самой своей основе. Системные кризисы она в принципе способна ре шать, лишь «выталкивая» последствия этих кризисов вовне себя, вместе с долларами и «интеллектуальной собственно стью» (голливудские поделки и компьютерные программы) экспортируя нестабильность.

При этом Стиглиц в конструкции книги в точности при меняет ту же схему, что и Перкинс в «Исповеди экономиче ского убийцы»: в финале он начинает объяснять читателю, «как все должно быть устроено, чтобы не повторились пре дыдущие кризисы». Объяснения сводятся исключительно к деталям;

базовая конструкция западной финансовой эконо мики не только не ставится под сомнение, но и, в очередной раз, преподносится как «венец прогресса».

Собственно, для этого и используется механизм по каяния в манипуляции сознанием: манипулятор, каясь, рас считывает получить индульгенцию за прошлые грехи и, со ответственно, возможность, не вызывая подозрений у по тенциальных жертв манипуляции, далее делать все, что ему необходимо. В итоге, по его замыслу, система, порочная для всего человечества, но выгодная манипулятору, будет вос производиться снова и снова, с неизменными результата ми для окружающих. Кто тогда вспомнит о «покаянии»? Кто сейчас вспоминает про обещания вечного мира и сытого ка питалистического рая для всего населения СССР, которыми были переполнены перестроечные СМИ 15 лет назад? О них не вспоминают — но своей цели те, кто тогда манипулиро вал сознанием людей, уже добились...

В новейшей истории России наиболее известный при мер использования покаяния — известное письмо «борца с тоталитаризмом» Ходорковского. Человек, активно участ вуя в грабеже общенародной собственности, получил в свои руки колоссальные ресурсы. «Войдя в силу», он попытался вывести их из-под контроля российских властей (и создать тем самым прецедент лишения властной российской эли ты ее суверенитета над собственными природными ресур сами), устроив «бунт» против своих недавних «благодете лей». Безусловно, ситуация, в данном случае, много сложнее:

в игре оказались замешаны различные международные фи нансовые «команды», принадлежавшие к разным наднацио нальным группировкам элит. Однако не в этом суть. Глав ное, что в итоге Ходорковский логично оказался в местах, где, по идее, и должны оказываться воры. Для противодей ствия властям в такой сложной ситуации ему потребова лась электоральная популярность. Это, с поддержкой Запа да и усилиями прозападных внутрироссийских СМИ, мог ло бы позволить ему рассчитывать на успех в борьбе проти Кремля.

В известном письме он «признал», что приватизаци «возможно», была проведена «с нарушениями», а об инте ресах подавляющей части населения «приватизаторы», в по гоне за прибылями, «забыли». Теперь, дескать, настало вре мя и «о людях подумать».

Признавая «ошибки и ложь», Ходорковский предлага ет легитимировать итоги приватизации и заняться строи тельством «гражданского общества». Вырисовывается еле дующая схема информационной установки, проводимой ма нипулятором. А) Так как он «покаялся в содеянном», ег полагается «простить». Б) После чего следует дать ему воз можность снова «руководить процессом»: он ведь очень ум ный и ни в чем теперь уже не виноват — см. п. А). К том же он такой честный и объективный: не побоялся открыт признать ошибки и повиниться в них. В) А для того чтоб «руководить» ему было удобнее, его следует освободить наделить необходимыми рычагами власти.

Используя покаяние как манипуляцию сознанием, Хо дорковский одновременно «отмывал» свое воровское про шлое, легитимировал незаконную приватизацию и созда вал «информационное обеспечение» возможности будущ го своего продвижения во власть.

Раздел ОТКЛЮЧЕНИЕ КРИТИЧЕСКОГО ВОСПРИЯТИЯ Краткое пояснение Критическая оценка получаемой информации — одна из важнейших функций интеллекта, своего рода иммуни тет сознания. Отключение этой системы приводит к тому, что любая, в том числе неправильная и опасная, информа ция беспрепятственно попадает в сознание и остается там, «принимаясь к действию». Критическое восприятие есть та причина, по которой, собственно, и появилась манипуля ция сознанием. Преодоление критического восприятия мно гократно повышает эффективность манипуляции. Поэтому процесс преодоления является исключительно важным и от ветственным для манипулятора.

Собственно, все приемы манипуляции сознанием на правлены на подавление или отключение критического вос приятия реципиента. В данном разделе мы рассмотрим наи более грубые и показательные примеры таких действий ма нипулятора.

23.1. Создание атмосферы шоу Подробное описание Атмосфера шоу — эффективное средство воздействия на сознание реципиента, направленное на подавление кри тического восприятия. Основная задача манипулятора в данном случае — создание атмосферы эйфории, праздника, феерии. Введение жертвы манипуляции в такое состояние создает эффект наркотика, отравляющего сознание. Поло жительные эмоции, свойственные празднику, «оглушают»

жертву. Она становится из-за этих эмоций неспособна объ ективно оценивать информацию.

Попытка критического осмысления получаемой инфор мации (в момент действия шоу) расценивается сознанием как попытка насильственного вывода из состояния празд ника, эйфории. Сознание рефлекторно сопротивляется по добному «насилию», создавая ощущение нежелания выхода из состояния эйфории (своего рода аналог «ломки» у нар козависмых людей). Соответственно, реципиенту «не хочет ся», «лень» начинать оценивать полученную информацию с критической точки зрения — ему хочется, чтобы «праздник продолжался». Именно такого эффекта и добивается мани пулятор: в подобном состоянии жертву манипуляции обма нывать гораздо легче, чем в состоянии адекватной оценки (и, соответственно, критического восприятия) его инфор мационных установок.

Отличительной чертой данного приема манипуляции яв ляется попытка создания праздничной, «опьяняющей» атмо сферы, вместо трезвой и спокойной оценки информации.

События на Майдане Незалежности в Киеве, в ноябре — декабре 2004 года, ставшие кульминацией «оранжевой ре волюции», показали, как надо создавать атмосферу шоу для достижения поставленных манипуляторами целей.

Основная цель использования шоу при манипуляции сознанием — отключение критического восприятия у объ екта манипуляции. Яркое событие — концерт на площади, драка кандидатов в прямом эфире, разъезжающие по ули цам города танки — все это должно ввести реципиента в со стояние ступора, когда он смотрит на происходящее и видит только внешнюю сторону событий. Истинный смысл проис ходящего пусть и лежит на поверхности, но не вычленяется реципиентом из-за «оглушения» критического восприятия (здравого смысла) ярким, выходящим из обычных рамок со бытием (спецэффектами, 23.2).

Атмосфера шоу в период проведения «оранжевой ре волюции» создавалась всеми возможными средствами. По стоянные концерты звезд эстрады, непрекращающиеся вы ступления лидеров «оранжевых» и «гостей революции», по наехавших в Киев, нагнетание напряженности, вызванное повторяющимися заявлениями о «присутствии рядом рос сийского спецназа», трансляция действа по телеканалам.

Призывы к людям «помочь демократии» (повязать оранже вую ленточку на машину или дерево, принести теплые вещи или еду «защитникам свободы» и т. п.), огромные экраны, показывающие происходящее на весь Крещатик, лазерные надписи на стенах окружающих домов — все это было край не необычно, выбивалось из обыденной жизни. Люди, при сутствовавшие на Майдане и просто сочувствующие «оран жевым», проникались ощущением, что они делают что-то из ряда вон выходящее, невероятно значимое и исключительно необычное. Радостно-тревожное настроение («а вдруг вла сти попытаются силой подавить свободу?»), трансляция это го безумия по всем каналам СМИ, чувство кратковремен ного необычайного единения людей создавало атмосферу немыслимого спектакля, праздника, в котором мог участ вовать и активно участвовал каждый. Люди ощущали себя «творцами истории», это активно раскручивалось по всем возможным коммуникационным каналам, от личных разго воров до спутникового телевидения. Такое эйфорическое состояние и создало неповторимую атмосферу шоу, напрочь отключившую здравый смысл у огромного количества ум ных и образованных людей.

Подобное в новейшей истории постсоветского про странства не является чем-то новым и необычным. Похожая атмосфера царила в Москве и столицах союзных республик СССР в дни так называемого «августовского путча» (на са мом деле, чудовищной оболванивающей людей провокаци ей, грандиозным спектаклем). Многие помнят тот, захваты вающий дух, «воздух свободы», ощущение «величия истори ческого момента», тревожные ожидания: как там, сдюжит демократия в Москве? Или сомнут ее «красно-коричневые»

(лукавый термин, 15.1 — путчисты были частично жертва ми обмана, стремившимися сохранить страну, о распаде ко торой сегодня сожалеет большинство людей на территории СССР, частично циничными участниками этого спектакля)?

Трансляция сначала «Лебединого озера», потом «пресс-кон ференции с похмелья», потом кадров «кровавого побоища, устроенного советской военщиной», потом радостных лиц «защитников демократии» — все это создало в стране небы валую до того атмосферу шоу. Очарование происходящим^ превращение происходившего в фантастический спектакль лишили подавляющую часть населения возможности здра во и критически оценивать возможные последствия разру шение страны. Все казалось одной волшебной сказкой, не сущей свободу. Примерно такие же ощущения появляются у наркомана, получившего одну из первых «доз». Естествен ное ощущение опасности, появляющееся у каждого челове ка, когда происходит нечто непонятное, но касающееся его лично, у людей не возникало: ведь это происходило как бы не с ними, а на грандиозной сцене политического театра.

Аналогичный механизм был использован при органи зации того, что происходило 11 сентября 2001 года в Нью Йорке. Части американской политической элиты, рвавшей ся к контролю над властными механизмами, требовалось чудовищное шоу, которое потрясло бы всю Америку до ос нования, приучило бы общество к «необходимости» чрез вычайных полномочий властей (в ТАКОЙ ситуации толь ко они способны защитить каждую американскую семью) и позволило бы сворачивать часть демократических свобод.

Возможность проводить более жесткую репрессивную по литику по отношению и к своим гражданам, и к гражданам других стран (чего в обычных условиях американская обще ственность никогда бы не приняла), требовалась для утвер ждения глобального диктата наднациональных элит.

Принципиально важно, что это кровавое «шоу» долж но было быть понятно и «принимаемо» сознанием большей части американцев. Оно должно было полностью коррели ровать с представлением американцев, выросших на боеви ках и киношных катастрофах о том, как должен выглядеть «страшный теракт террористов». Как себе представляет «злодеяние врагов свободы» среднестатистический амери канец, выросший на «Звездных войнах», «Терминаторе» или «Людях-Х»? Грохот взрывов (пусть даже в космосе, где нет воздуха), дым-вонь-огонь, летящие во все стороны осколки, рушащиеся дома... Как точно заметил Бернард Шоу — «лю бой стопроцентный американец — 99-процентный идиот».

Режиссеры этого спектакля поставили его точно так, как это было бы понятно даже для самого ограниченного американ ца. Как отмечалось выше, настоящим террористам, пожелай они нанести чудовищный ущерб городу, оптимальнее было бы действовать иначе, без взрывов и рушащихся под удара ми авиалайнеров небоскребов. Погибли бы десятки и сотни тысяч людей — просто умерли бы, не имея даже возможно сти понять, что происходит. При этом террористы были бы избавлены от риска не проникнуть на самолет, быть сбиты ми ПВО на подлете к цели или натолкнуться на активное противодействие экипажа.

Правда, в этом случае эффект от такого шоу был бы иной — пассивность и подавленность общества. Америка могла бы не сплотиться внутренне, что требовалось мани пуляторам, а ослабнуть.

Необходимость понятного американцам шоу застави ла организаторов использовать самолеты, дистанционно управляемые с земли (лет десять-пятнадцать назад такие системы вовсю испытывались и у нас, и за рубежом: пило ты по команде с земли «отстранялись» от управления, и по сле этого самолет слушался не их, а тех, кто подавал коман ды в компьютерную сеть воздушного судна с расстояния в несколько сотен километров). Цели выбрали наиболее из вестные: ВТЦ, Пентагон — та его часть, где располагалась одна из военных антитеррористических служб, руководство которой, по некоторым данным, могло активно противодей ствовать таким «мероприятиям» своих политиков (кстати, подобное подразделение располагалось в одном из зданий ВТЦ и было уничтожено одним из первых вместе со всеми находившимися).

Шоу было проведено поистине с американским разма хом. Америка и весь мир завороженно следили за врезав шимися в башни-близнецы лайнерами, за обрушением ве личественных небоскребов, за пожаром, клубами пыли, тол стыми полицейскими с перекошенными от ужаса лицами, за заторможенными от пережитого кошмара простыми людь ми (спецэффекты, 23.2)... «Чудовищное злодеяние Аль-Каи ды» удалось на славу;

американская властная элита получи ла в свое распоряжение все силовые механизмы Америки.

В результате, под предлогом борьбы с «международным тер роризмом», США и их союзники внесли хаос в Афганистан (поставив под удар сразу и Россию, и Китай, и исламский мир), затем захватили Ирак, дестабилизировав огромный регион, и заняли ключевые пункты в Средней Азии, полу чив плацдармы для одновременного давления на всех глав ных игроков евразийского пространства. Более того, объ яснение, что «Америка борется с терроризмом» позволяет властной элите этой страны вообще творить по всему свету все, что ей в голову взбредет. Хоть разворачивать в Восточ ной Европе современные системы ПРО, направленные про тив России, хоть похищать неугодных людей в любой точ ке земного шара и пытать их в секретных тюрьмах. И все это под лозунгом «необходимости борьбы с международ ным терроризмом» (информационный повод, 27).

Шоу полностью достигло целей, преследуемых своими режиссерами. Созданием атмосферы чудовищного спек такля его заказчики на краткое время получили практиче ски бесконтрольное право творить в своей стране и в мире все, что им было необходимо. Способные здраво оценивать ситуацию, были подавлены массовой кампанией «за спра ведливую борьбу мирового сообщества под руководством США против международного терроризма».

Аналогичный механизм подавления сопротивления дей ствовал и в период «оранжевого безумия» на Украине в кон це 2004 года: способные думать и критически анализиро вать происходящее были деморализованы оголтелой масси рованной кампанией «шоу на Майдане». И на Украине, и в США шоу использовались для создания заданной атмосфе ры (25). Это позволяло добиться от своих союзников мак симального напора в отстаивании своих целей, а от про тивников — пассивности, чувства безысходности и беспер спективности борьбы: как же можно сопротивляться, когда вон что творится?! В обоих случаях у жертв манипуляции (тех, кто оказался под воздействием создаваемой атмосферы шоу) возникало парадоксальное ощущение. С одной сторо ны, все происходило именно с ними и они получали «дозу»

манипуляционного, одурманивающего сознание наркотика.

С другой — все происходящее было как бы и «не с ними».

Возможные отрицательные последствия их действий (втяги вание США в кровавые международные конфликты, разру шение экономики Украины и т. п.) не воспринимались соз нанием как реальная угроза непосредственно их интересам.

Выполнялась главная задача этого спектакля: убедить лю дей в том, что «все хорошо, а будет еще лучше, и ничего не трогать руками».



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.