авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |

«Сергей КАРА-МУРЗА Сергей СМИРНОВ ПОЛИТИЧЕСКИЙ БЕСТСЕЛЛЕР МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ 2 «Манипуляция подчиняет и ...»

-- [ Страница 6 ] --

Манипулятор (в случае «демонизации») проводит свою ин формационную установку попутно (указывая на недостатки предмета), в виде доказательства обсуждаемой темы, кото рая может не иметь к предмету манипуляции прямого от ношения. Из-за того, что «обсуждается» иная тема, жертва манипуляции может не заподозрить подвоха и, вниматель но приглядываясь к «обсуждению» ничего не значащей ин формации, принять информационную установку манипуля тора о предмете манипуляции, который упоминался косвен но, но в неизменно отрицательном значении.

Очень часто эта разновидность приема «троянский конь»

используется вместе с приемом «приведенный вывод» (9), ко гда упоминание манипулятором отрицательных качеств пред мета манипуляции в виде доказательства посторонней ин формации, должно привести жертву манипуляции к выводу, что предмет манипуляции действительно плох.

Обратный механизм возможен при косвенном «обеле нии» предмета манипуляции.

Этот прием манипуляции рассчитан на постепенное внедрение и закрепление в сознании жертвы необходимой манипулятору информационной установки.

Как пример «демонизации» чего- или кого-либо с по мощью «троянского коня», можно привести несколько ин формационных кампаний нынешних антисоветских-либе ральных сил.

Многие помнят истории перестроечного периода о том, как Жданов и все руководство обороной Ленинграда в годы войны «ело ананасы, пирожные, нежилось в бассейнах и пре давалось разврату в секретных бомбоубежищах» — в то вре мя, когда защитники города погибали от голода, холода, не мецко-фашистских бомбежек и обстрелов.

Убедить людей, что «такое было на самом деле», в одной передаче или статье было невозможно. Во-первых, нет и до сих пор не найдено никаких тому подтверждений. А во-вто рых, большинство людей в подобные байки просто не по верило бы. Поэтому манипуляторы и пятнадцать лет назад, и сегодня систематически, постоянно упоминают об этих «известных фактах». Подобное утверждение появлялось, на пример, в кинофильме о наемном убийце (главный «герой», ставший киллером уже «при демократах» из-за «жестокой тоталитарной советской системы», рассказывает эти жуткие истории «из своего детства» своей девушке — подставной проститутке), или об этом вскользь рассказывалось в ста тье, то об этом вспоминает какой-нибудь очередной Яков лев, Сванидзе, Радзинский или Разумовский...

Постоянное напоминание об этих фактах, вкупе со все новыми и новыми подробностями (ели ананасы — эклеры — буше — лангустов, купались в ванных — джакузи — бас сейнах и т. п., использовали для сексуальных утех молодых комсомолок — пионерок — просто несчастных девочек, чьи родители умерли от голода) создает привыкание. Люди на чинает понемногу воспринимать эту выдуманную еще нем цами в период блокады для деморализации жителей и за щитников города информацию как истинную. Ведь одина ковые данные, поступающие из различных «независимых»

источников, воспринимаются сознанием и подсознанием че ловека как достоверные и «перепроверенные».

Однако вся эта «перепроверенность» ложна, так как ис точник и заказчик у такой информации один и тот же.

Этот пример одновременно является примером прие ма 10 — использование допущений в качестве аргументации, приема 11.1 — эксплуатация существующих мифов и прие ма 18.2 — ложь историческая. Ведь реально никто доказать эти утверждения не может — все они основаны на принци пе ОБС («одна бабка сказала»).

Точно так же происходила манипуляция сознанием в случае с «рекламой» «многомиллионных репрессий», и при описании «неэффективности советского сельского хозяйст ва», и во многих иных случаях. Правда, в этом случае опре делить манипулирование проще: по части «многомиллион ных репрессий» имеются достаточно точные данные. С по 1954 год вынесено менее 640 тысяч смертных пригово ров, причем отнюдь не все из них приведены в исполнение.

А «затратность» и «неэффективность» советского сельско го хозяйства можно понять, сравнив вложенные средства к полученной продукции (реальной прибыли) и оценив уро вень питания основной части населения СССР в 70-80-х го дах прошлого века и в России сегодня.

Неплохим примером простой техники исполнения «троянского коня» может служить передача «Однако», эфир 29 января 2004 года. Основной идеей передачи было обеспе чить рекламу Путина и навязывать утверждение (26), что «вы боры все-таки честные — вона скока кандидатов привалило!».

Аргументации специально почти никакой нет, и в начале пе редачи даже начинает казаться, что это всего лишь обычная, достаточно шаблонная, пропаганда «честных» выборов.

Но потом Леонтьев делает просто талантливый ход. Он внезапно и без особой логической связки начинает поли вать грязью «либералов — всех этих прозападных общече ловеков» (высказывание приведено дословно). Затем идет полоскание в грязи США, глобализации, «открытости эко номики» (Леонтьев вообще балансировал на грани призыва к разумной закрытости экономики а-ля СССР), Христенко, который «все это» отстаивает, и пр. Смысл такого резкого и неожиданного пируэта в том, что вначале аудитории вбрасы вается важное для Леонтьева и весьма спорное, приводимое БЕЗ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, утверждение. Потом наваливается куча «резких», «прямых» и «острых», ни у кого сегодня не вызывающих сомнений, утверждений. Люди принимают их на веру, изумленные услышанным, и в их подсознание про таскивается (вернее, теперь уже не отвергается подсознани ем) то, что было сказано вначале: про «честность» предстоя щих выборов. Идея-вирус вброшена, дело сделано. Вместе с верными и правильными утверждениями, в подсознание аудитории введены и те, что вначале вызывали однознач ное неприятие.

В конце передачи Леонтьев опять невнятно упоминает про «верный выбор, который нужно сделать» и который наше общество таки сделало. Этим подкрепляется первое утверждение, сделанное в самом начале. Разнесенные в на чало и в конец передачи, разделенные резким заявлением о «либералах — прозападных общечеловеках», утверждения о «честности» прошедших выборов усваиваются аудиторией вместе с этими воинственными воплями. Данный прием — разновидность «прицепа» (14.4). Однако сегментированное внедрение главного утверждения («выборы были честны ми») все же характеризует эту передачу как фрагментиро ванное внедрение необходимой информации между инфор мацией нейтральной/истинной, то есть «троянский конь».

Более сложный пример «демонизации» с помощью «троянского коня» был продемонстрирован Сванидзе в его передаче «Исторические хроники, 1907 год», посвященной А. М. Горькому. Эту передачу следует признать мастерской в технологии манипуляции.

Одна из важнейших задач Сванидзе состояла в том, что бы убедить зрителя: Горький продался нечистой силе — Со ветской власти. Так как Горький являлся одним из символов Советской власти, негативизация этого символа работала на негативизацию всего образа Советской власти (негативиза ция как разрушение, 4.1).

Для этого была использована любопытная и оригиналь ная схема манипуляции.

С одной стороны, в ходе всей передачи постоянно упо миналась моральная слабость Горького. Вот как Сванидзе показывает ущербность Горького в детстве:

«А в юности на Алешу Пешкова девушки не обращают ровным счетом никакого внимания». И уже через короткое время демонстрирует его сентиментальность (и, следова тельно, слабость) наряду с жадностью: «Горький заступается за блестящих русских интеллигентов. Помогает им вполне ма териально картошкой, валенками, тулупами. У него есть воз можность оказывать эту бесценную помощь. Он не только из вестный писатель, но и часть новой власти. При этом, помогая своим братьям-интеллигентам правой рукой, левой он скупа ет у них, голодающих и замерзающих, художественные ценно сти. Вместе с Андреевой он основывает оценочно-антиквар ную комиссию (OAK). Горький — председатель, Андреева — комиссар. Вроде бы семейный бизнес».

Чуть позднее: «21-го умирает А. Блок, и тогда он [Горь кий] соглашается на отъезд». Отъезд Горького Сванидзе ставит в прямую зависимость от смерти Блока. Почему и как, не поясняется, но у зрителя остается смутное ощуще ние, что Горький испугался за свою жизнь. Вот, дескать, ка кой слабый и трусливый...

Еще позднее:

«Едва приехав в Германию, Горький жалуется Ленину, что все чертовски дорого. Ленин предлагает такой вариант: пар тия приобретает у Горького авторские права на его книги и так оплачивает его жизнь за границей. Деньги идут и после смерти Ленина. Порциями. Их приходится просить и отраба тывать лояльностью».

Здесь Сванидзе показывает: ради денег Горький готов был на все — даже на лояльность к большевикам (в других местах передачи указывается, что «Горький большевиков не навидел»).

А вот как Сванидзе описывает поездку Горького на его малую родину, Волгу: «.Писатель, как всегда, плакал». То есть, по утверждению манипулятора, «плакал» он «всегда».

А «всегда» плачут только слабые люди (здесь мы видим еще и приведенный вывод — прием 9).

И, наконец:

«После последней встречи с Алексеем Максимовичем в Москве большой его друг прославленный французский писа тель Ромен Ролан в своем дневнике поставил диагноз Горь кому: «Он слаб, он очень слабый человек. Мне кажется, что, если бы нас оставили наедине, он обнял бы меня и долго мол ча рыдал».

Теперь становится понятно, к чему клонил Сванидзе.

Оказывается, Горький — просто слабый человек (в этом случае мы видим еще и паразитирование на авторитете Р.

Роллана, действительно выдающегося и талантливого чело века — прием 7.2). В подтверждение своей версии о «сла бости» и «продажности» Горького, Сванидзе использует вы сказывания режиссера Сокурова и поэта-путешественника Евтушенко (того самого, которого «фамилия Россия, а Ев тушенко — псевдоним») Сокуров: «Горький был глубоко пронизан, ранен партий ностью так же, как Эйзенштейн, например. Они все были смер тельно ранены партийностью» (тут также паразитирование на авторитете С. Эйзенштейна).

Евтушенко: «Заметьте, что Горький пророчески написал великий образ Клима Самгина, интеллигента-ренегата, кото рый сначала, будучи либералом, потом становится осведоми телем».

Сванидзе заканчивает проведение в сознание аудитории установки на «слабость» и «продажность» Горького. Теперь он «укрепляет» мысль-ассоциацию о «нечистом» (в неиз менной связи с именем А. М. Горького), словно бы случай но периодически напоминая о нем: «Горький читает ко роткую сказку, и Сталин на последней странице пишет:

«Эта штука сильнее, чем «Фауст» Гёте (любовь побежда ет смерть)» («Фауст» Гете в первую очередь рефлекторно ассоциируется у аудитории с Мефистофелем, с Сатаной, с продажей души — что и нужно манипулятору, прием 6 — перенос значения):

«Без охраны он [Горький] случайно оказывается в фойе соловецкого театра (было в лагере и такое). Стоит лицом к сцене, руки за спину. В эти руки заключенные вкладывают за писки. Он перекладывает их в карманы пиджака. Потом скла дывает в чемодан, а чемодан пропадает. Когда находится, в нем только коробка с пеплом».

Необходимо пояснение: театр, пепел, мрачное и зло вещее «чудо», попахивающее серой — это все атрибуты не просто сатаны, а именно театрального сатаны, наиболее зна комого интеллигенции, на которую и рассчитаны передачи Сванидзе. Это также перенос значения, прием 6.

И, наконец, финальное:

«И за это он должен был отдать даже не душу, как Фауст, а всего лишь слова и поступки».

Зрителю окончательно навязывается мысль, что сотруд ничество Горького с советской властью было равносильно сделке с Сатаной, с Мефистофелем. Конфликт «художник и власть», поднятый авторами передачи, принимает характер вечного противостояния добра и зла. Перед этим Сванидзе постоянно подчеркивал скадерность Горького, его любовь к славе, гонорарам, деньгам и комфорту. С другой сторо ны, на протяжении всей передачи большевики выставля ются просто-таки чудовищами, мерзавцами, которые могут взять, но отдавать не будут или вместо денег подсунут че репки и золу...

В финале передачи воедино соединяется несколько ин формационных линий-установок («жадность» Горького, «дьявольская сущность» большевиков, назойливое напоми нание о Фаусте и Мефистофеле) — и мы получаем результат, к которому стремился Сванидзе: Горький продал душу дья волу (Советам) за деньги (тиражи, гонорары и пр.).

Эффективность манипуляции обеспечивалась тем, что на протяжении всей передачи Сванидзе регулярно резко бросал обсуждение с одной темы (собственно Горький) на другую (большевики, Сталин, Ленин и т. п.). Необходимая манипулятору информация внедрялась постепенно, но неук лонно. И, следует признать, умело, даже талантливо.

Пример «обеления» предмета манипуляции через ис пользование «троянского коня» можно увидеть в информа ционных кампаниях начального периода «реформ», когда проводилась скрытая реклама США, капитализма, запад ных ценностей. Упоминания о «промышленно развитом за падном мире», о преимуществах рыночной экономики перед плановой приводились в СМИ (в статьях, передачах и высту плениях отдельных лиц) регулярно. Но они были отделены друг от друга другими потоками информации, окружающи ми человека в современном мире. Причем начиналось с ма лого: что конкуренция эффективна и повышает качество то варов, что безработица стимулирует высокую культуру труда и т.п. Постепенно «градус повышался»: делались заявления, что «и нам так же неплохо бы сделать», «нужно вводить эле менты рыночной экономики», «нечего нам с США соперни чать — мы же так многому можем у них научиться».

Разнесенная по времени принятия каждым конкретным человеком (но неуклонно повторяемая) информация приоб рела характер непреложной истины. И население в значи тельной части свято уверовало: капитализм в предлагаемом варианте — самое хорошее, что только может быть, США — оплот демократии и рай земной, а наша страна никуда не годна, отсталая и достойна полной перестройки. Эффектив ность этой манипуляции оказалась столь высокой, что мно гие до сих пор продолжают придерживаться таких взглядов.

Правда, количество их неуклонно снижается — жизнь опро вергает манипуляцию.

Еще одним примером подобной фрагментарной мани пуляции может служить частный случай, когда вроде бы об суждается посторонняя тема, но на самом деле информаци онный удар наносится по главному предмету манипуляции.

Собственно, такой прием является обратной версией кос венной негативизации как разрушения (4.2). Только вместо разрушения в данном случае используется обеление.

Подобным образом, к примеру, были построены статьи, выходившие в середине 90-х годов, касающиеся вопросов экологии и «развития культуры в современном мире». В обо их случаях в качестве примеров приводился, среди прочих, СССР — разумеется, с отрицательным подтекстом. Напри мер, в «экологической» статье рассказывалось, как произ водство вооружений и в первую очередь ядерного оружия в СССР разрушало экологию. Утверждения эти были разнесе ны по всей статье и не носили характера главного предме та обсуждения. В этой же статье «между прочим» упомина лось, что в США все вредные производства были построены с таким расчетом, чтобы не загрязнять окружающую среду.

Несколько подобных упоминаний, разнесенные в «теле ста тьи», работали на идеализацию имиджа США, создавая еще один пример «троянского коня».

В другой статье рассказывалось, что развитие культуры в современном обществе невозможно без развития «гармо ничной и свободной личности». Далее, в нескольких мес тах, вроде бы независимо друг от друга, рассказывалось, как в «тоталитарных обществах» (про СССР упоминалось два раза из пяти) подавлялась «свобода личности» и, соответ ственно, такая «подавленная личность» не могла развивать культуру. Вроде бы разговор шел о культуре (причем не в СССР, а «вообще»), но систематическое приведение подоб ных примеров наносило серьезный вред имиджу Советского Союза и самому социалистическому устройству общества.

В более простых формах фрагментированная подача ин формации иногда встречается в коммерческой и иной рекла ме (важно знать, что реклама является разновидностью ма нипуляции сознанием). Например, в последние годы стали популярными «сегментные» рекламные кампании. Имидж рекламируемого объекта (например, автомобиля), разбива ется на несколько составных элементов: «комфорт» — «ско рость» — «безопасность» — «все в одном ключе» (рекла ма «Chevrolet Blazer»). Вдоль магистралей устанавливаются рекламные щиты с надписями — элементами «фирменно го стиля», по отдельности, но с одинаковым узнаваемым шрифтом и в одинаковом дизайне, без объяснения, о чем собственно идет речь.

Через некоторое время, когда потребитель рекламы уже достаточно заинтригован и сам хочет понять — кто же это тратит столько денег на рекламу отдельных слов? — появ ляются рекламоносители, связывающие эти разрозненные элементы воедино и «привязывающие» их к рекламируемо му объекту. Повышается эффективность рекламы, особен но — учитывая, что рекламное продвижение объекта (авто мобиля) идет и в СМИ, и по иным каналам. Аналогичные рекламные кампании проводились при продвижении брен дов «Текила» и сотовой сети «Скайлинк».

Раздел НАВЕШИВАНИЕ ЯРЛЫКОВ (ОБОБЩЕНИЕ) Краткое описание Навешивание ярлыков, или обобщение каких-либо ка честв, применительно к конкретной личности, общности или к историческому явлению, является простым и доста точно эффективным приемом манипуляции.

Некоторые качества (особенности), не свойственные предмету манипуляции вообще или свойственные в незна чительной степени, гипертрофируются. По утверждению манипулятора, предмет манипуляции становится чуть ли не воплощением, олицетворением этих качеств. Задача манипу лятора — заставить реципиента поверить, что именно такие свойства присущи предмету манипуляции, что они являют ся для него определяющими и главными. А все противопо ложные по значению ему не свойственны вообще (чаще до казывается, что «противоположные» качества являются для предмета манипуляции просто-таки невозможными, немыс лимыми и недопустимыми).

13.1. Навешивание отрицательных ярлыков («Демонизация») Подробное описание В рассматриваемом случае предмету манипуляции при писываются некие ужасные, чудовищные качества или по ступки. Затем манипулятор объявляет, что именно эти пло хие качества свойственны данному предмету и полностью определяют его характер.

И наоборот: никакие хорошие, положительные и добрые качества рассматриваемому предмету манипуляции не толь ко не свойственны, но и чужды. А если «что-то там» хоро шее у него и было — это крайне редкая частность, исчезаю щее малая величина или просто ложь, маскировка («чтобы прикинуться хорошим»). В результате перед реципиентом предстает образ некоего чудища, монстра, которому не ме сто на Земле и которое нужно без сожаления уничтожить («демона»).

Манипулятор ставит своей целью доказать, что жалость, сострадание, поиск положительных качеств в данном предме те манипуляции не имеют смысла и просто опасны — нужно поскорее этого «демона» стереть в порошок, разрушить...

«Демонизация» часто сопровождается эпатажем и пара зитированием на эмоциях (7.3) реципиента. Эмоциональные оценки «демона» крайне резки и гипертрофированны. Ма нипулятор расписывает его «грехи», смакуя «душераздираю щие» подробности, апеллируя к частным случаям (страдания отдельных людей, разрушение отдельных зданий и пр.) и пре поднося их как системные, характерные для данного предмета манипуляции. Важно знать: предмет манипуляции, подвергае мый «демонизации», готовится манипулятором к уничтоже нию. Сама «демонизация» имеет целью не допустить, чтобы реципиент встал на защиту предмета манипуляции.

Навешивание отрицательных ярлыков, «демонизация»

предмета манипуляции является, пожалуй, одним из наи более «традиционных» приемов манипуляции сознанием.

Если манипулятору нужно что-то для него опасное пред ставить в «ужасном», чудовищном виде, чтобы жертвы ма нипуляции (аудитория) с омерзением от этого отшатнулись и, соответственно, бросились в гостеприимно распростер тые объятья манипулятора, но тратить время на придумы вание каких-то сверхмудрых сказок или комбинаций жал ко (или просто лень) — самое время охарактеризовать это «что-то» ужасными словами, припомнить ему все его ре альные или вымышленные грехи. И на этом построить про стейшее, по сути, доказательство: вот какое плохое то, о чем я вам говорю! Оно целиком ужасно, мерзко — неужели вы можете относиться к такой отвратительной вещи (явлению, системе взглядов, моральному кодексу и пр.) положитель но?! Для большей убедительности манипулятор выпячива ет все недостатки предмета манипуляции, демонстрируя ис ключительно их, убеждает жертву, что именно эти плохие качества объекту только и присущи...

В реальности это выглядит следующим образом. Вот статья Селесты Уолландер «В Беларуси царят страх и наде жда», «Los Angeles Times», 6 марта 2006 года. Название уже говорит само за себя, а «ужасный тоталитарный режим по следнего диктатора в Европе Александра Лукашенко» пред ставляется в роли «генератора» ужаса и кошмара для насе ления целой страны. Статья ориентирована на западного, в первую очередь на американского читателя — отсюда и ее откровенный кретинизм:

«Люди, не желающие, чтобы президент-диктатор переиз брался на третий срок, избрали символом сопротивления за жженные свечи и джинсы.

В Минске, где здания серы, небо пасмурно, а сталинская архитектура — давяще монументальна, инакомыслящие бро сают вызов последней диктатуре Европы, зажигая огни и на девая джинсы.

Каждый месяц 16-го числа в столице и по всей стране тысячи граждан ровно в восемь вечера выключают электри чество в домах и зажигают свечи — символ свободы и демо кратии. Одни выбрали именно эту дату, потому что 16 сен тября 1999 г. бесследно исчезли бизнесмен Анатолий Красов ский и политик Виктор Гончар. Их тела так и не были найдены.

Беларусь лишь недавно стала независимым государством. На протяжении почти всей своей истории она входила в состав Литвы, Польши или России. В 1991 г., в момент распада СССР, страна провозгласила независимость. С тех пор, как в 1994 г.

президентом был избран Александр Г. Лукашенко, в Белару си сформировался один из самых репрессивных режимов на территории бывшего СССР.

Режим приравнивает критику в свой адрес к уголовному преступлению, бросает за решетку или терроризирует поли тических соперников. Мало того, власти обвиняются в при частности к исчезновению людей — политических оппонен тов и независимых журналистов. По словам экспертов, поми мо Красовского и Гончара, «пропали без вести» не менее противников Лукашенко.

За последние два года мы стали свидетелями «оранжевой революции» на Украине, «революции роз» в Грузии и «револю ции тюльпанов» в Кыргызстане. В Беларуси символом сопро тивления стала джинсовая ткань. Молодежь носит джинсовую одежду, выражая стремление видеть свою родину демокра тической страной, неотъемлемой частью Европы и мирового сообщества в целом.

Однако нет никаких признаков того, что подобных пере мен можно ожидать в ближайшем будущем. На 19 марта на значены президентские выборы, но правозащитные организа ции — да и американские чиновники в беседах «без протоко ла»— предостерегают, что Лукашенко, по всем признакам, не остановится ни перед чем, чтобы обеспечить себе переизбра ние на третий срок. Так, недавно он пригрозил: в случае любых провокаций «мы так ломанем, что мало никому не покажется.

Мы церемониться не намерены». Что ж, похоже у граждан Бе ларуси есть все основания опасаться своего президента.

Тем не менее акции протеста продолжаются. 16 фев раля несколько сот демонстрантов не побоялись провести мирную вахту памяти: с зажженными свечами они вышли на улицы и площади Минска. Власти отреагировали в чисто со ветском духе: внутренние войска разогнали демонстрацию.

На прошлой неделе полицейские избили и задержали Алек сандра Козулина — одного из оппозиционных кандида тов на президентских выборах. Другому кандидату от оппо зиции— Александру Милинкевичу— представители вла стей запретили в назначенный день провести публичную встречу с избирателями. Когда он все же пришел на ми тинг на площади Свободы в Минске, где собрались тысячи его сторонников, площадь окружила тысяча полицейских со щитами и дубинками. Несмотря на это, предвыборный митинг продолжался. Подобными акциями гражданско го неповиновения граждане Беларуси показывают, что тер рор в советском духе не способен парализовать их волю.

Власти США не стесняются называть вещи своими имена ми, критикуя режим Лукашенко. На прошлой неделе прези дент Буш принял в Белом доме жен двух «пропавших без вес ти» — Ирину Красовскую, супругу исчезнувшего бизнесмена, и Светлану Завадскую, жену пропавшего журналиста Дмит рия Завадского. После избиения Козулина на прошлой не деле советник президента США по национальной безопас ности Стивен Хэдли (Stephen Hadley) отметил, что «междуна родное сообщество не проявляет должного возмущения и не уделяет достаточного внимания происходящему в Беларуси».

И он прав. Поэтому 19 марта обратите внимание на свечи в руках белорусов, обратите внимание на джинсы — ведь это не просто одежда, а символ мужества. Пусть международные СМИ и неравнодушная мировая общественность покажут все му миру, что авторитарный режим Лукашенко уже трещит по всем швам. Поддержите право белорусов выбирать собст венных лидеров с соблюдением человеческого достоинства.

Мы не знаем, осмелятся ли граждане Беларуси выйти на ули цы, протестуя против подтасованных выборов, мы не зна ем, будут ли эти акции протеста подавлены властями, мы не знаем, когда в этой стране произойдет смена режима. Но мы должны отмечать и приветствовать пробуждение граждан ской активности людей после долгого оцепенения — «зим ней спячки» страха».

Вряд ли стоит комментировать «перлы», вроде «джин сы — символ стремления видеть свою родину демократи ческой страной, неотъемлемой частью Европы и мирово го сообщества в целом». Исходя из этой логики, активисты АКМ, НБП и КПРФ, приходящие на свои мероприятия в джинсах, стремятся видеть свою Родину «частью Европы и мирового сообщества». Впрочем, как уже говорилось, статья написана для западного обывателя — исключительно тупо го и манипулируемого в основной своей массе.

Гораздо интереснее то, каким представляет автор ста тьи общую атмосферу «тоталитаризма и страха» в столице Белоруссии. Террор, «милицейские дубинки и щиты ОМО На», «внутренние войска, в советском духе разгоняющие де монстрацию», «избиение» одного оппозиционного кандида та, «препятствие другому выступать на митинге» и прочие «ужасы» (4.1, 14.1, 14.4, 14.6, 14.7, 25). «Пропадающие без вести оппозиционеры», которых, «по словам экспертов,...

не менее 100» (паразитирование на авторитете, 7.2 — каких «экспертов»? Откуда они, кто такие? Кто им гранты опла чивает? И насколько они объективны?)...

Автор приплела сюда, для пущего «кошмара», «давя щую, серую, монументальную сталинскую архитектуру» и даже погоду: небо пасмурно. Манипулятор использует лю бые приемы, лишь бы вызвать у читателя ощущение тре воги, страха и безысходности. Такая технология часто ис пользуется в Голливуде. Стоит вспомнить, как в экраниза ции трилогии Толкиена показаны страна хоббитов — яркие и жизнерадостные краски;

страна эльфов — краски более однотонные, но не мрачные, а романтические. И Мордор, где все краски мрачные, мертвенные и однотонно-угнетающие.

В рассматриваемой статье так же используются все прие мы, лишь бы убедить читателя, какой кошмар творится в Белоруссии.

Замечу, что тот, кто бывал в современной Белоруссии, читает эти «страсти-мордасти» со смехом. К примеру, пишу щий эти строки в течение почти двадцати минут в сквере в центре Минска слушал, как ребята-студенты рассказывали анекдоты «про Луку». Дождаться «тоталитарных карателей»

не удалось: у ребят кончилось пиво и они уныло побрели к ближайшей остановке...

В другой раз автор книги был искренне изумлен, когда в ответ на вопрос молоденькой и симпатичной продавщи це в газетном магазинчике (кстати, государственном) «де вушка, а у вас оппозиционная пресса в продаже есть?», он услышал: «Да, а какую вам газету? Их у нас много!» Выбор и впрямь оказался впечатляющим. Причем во всех оппози ционных изданиях про Президента Лукашекно было напи сано такое, за что и в Москве, и в Киеве (не говоря уж про «розовый Тбилиси»), если бы там продавались газеты с ос корблениями местных президентов, магазин просто закры ли бы. Такой вот «звериный оскал тоталитаризма»...

Вернемся к статье американской журналистки. Исполь зование всех ее приемов преследует главную цель — создать из Белоруссии образ несчастной страны, изнывающей под гнетом кровавого диктатора. Создающийся манипулятором образ должен быть совершенно однородным;

все, что отно сится к неугодной Вашингтону политической системе пред ставляется как исчадие зла, нечто абсолютно отрицатель ное. И, как следствие, подлежащее уничтожению (приведен ный вывод, 9: раз плохое, недемократичное, «не как у нас», «плохие парни» — нужно уничтожить);

подготовка амери канского общественного мнения к одобрению вмешатель ства во внутренние дела Белоруссии есть главная цель та кого рода материалов.

Одновременно все, что настроено в Белоруссии «про тив диктатуры», выставляется в однозначно положительном свете. Разумеется, не упоминаются ни воровство «антилука шенковской оппозиции» («сияющее обобщение», 13.2), не ее абсолютная продажность. Никто и не скрывает, что она живет исключительно на траншах западных спецслужб;

все к этому уже привыкли. Но об этом как раз не говорится — эта информация манипулятором опускается (специально по добранная информация, 14.6).

С помощью такой технологии навешивания соответст вующих ярлыков у читателя должно быть создано соответ ствующее представление о ситуации в Белоруссии, раскла де политических сил и вообще — «кто есть кто», кто там «злой», а кто «хороший парень».

Вот пример «демонизации», используемой в дискуссии.

Передача «Времена» с Владимиром Познером», эфир 29 ян варя 2006 года. Обсуждается недавнее решение Парламент ской ассамблеи Совета Европы признать преступными все коммунистические режимы в истории. Ведущий, В. Познер, задает вопрос:

«...Но я бы вам хотел задать для' начала два вопроса, ко торые всех должны интересовать. Первый: почему спустя лет ПАСЕ ставит этот вопрос [о признании коммунистических режимов, в том числе СССР, преступными]? И второй: поче му на самом деле это вызывает такую негативную реакцию у представителей новой России?»

Отвечает публицист либерально-проамериканского толка А. Кабаков:

«А. Кабаков: Меня меньше всего интересует вопрос, по чему именно через 15 лет. Но меня очень заинтересовало то, что сказали Геннадий Андреевич [Зюганов, говоривший о ле вых тенденциях в мировой политике] и Александр Андрее вич [Проханов, утверждавший, что в мировой политике до минируют либеральные тенденции]. С Геннадием Андрееви чем я согласен, все дело в покраснении мира. Все дело в том, что происходит в Латинской Америке, все дело в том, что, на мой взгляд, происходит и в Европе, где тоже абсолютно нали цо полевение. И в этом смысле я не согласен с Александром Андреевичем. Никакой экспансии либерализма в последнее время нет, а есть, на мой взгляд, серьезнейший кризис либе рализма. Но именно поэтому, я думаю, сейчас и своевременно поставить вопрос о преступности, нигде не сказано, Советско го Союза, советской власти, сказано — тоталитарных комму нистических режимов. И то, что сейчас происходит на южно американском континенте, когда выступают такие фигуры, как Уго Чавес, например, именно это навело на мысль инициато ров резолюции. Я не знаю кого, меня, например, наводит на мысль, что если сейчас не напомнить о том, чем это кончается, то этим и кончится. Вы понимаете, о чем я говорю, да?

Ведущий (В. Познер): Я понимаю.

А. Кабаков: Если не напомнить о том, что коммунистиче ская идеология, которая создала коммунистические режимы, рано или поздно через эти режимы приходит к тоталитариз му и, следовательно, к преступной организации общества, то все пойдет дальше. Уго Чавес будет восприниматься именно так, как он воспринимается — борцом за свободу».

В данном случае не имеет смысла рассматривать инте реснейший момент: два виднейших левых идеолога — Зю ганов и Проханов — говорят вещи, принципиально проти воположные. Важно, что Кабаков сознательно ставит знак равенства между «тоталитаризмом», «коммунизмом» и «преступной организацией общества». Уже в выстраива нии этой смысловой цепочки (одно утверждение автомати чески следует из другого) применяется использование до пущений как аргументов (10), «лукавые термины» («тота литаризм», «преступная организация общества» — 15.1) и навязывания жертве своего мнения (манипулятор даже не оговаривается, что кто-то может считать иначе, например, что в России, благодаря либеральным реформам «организа ция общества» как минимум не менее преступная, нежели в СССР четверть века назад — 26). Здесь также присутству ет еще и «кретинизация» вопроса (5.3). В одну «кучу», име нуемую им «коммунизмом», манипулятор пытается свалить столь разные явления, как советский «коммунизм» (если кто забыл: «коммунизм» в СССР декларировался как цель, кото рая так и не была достигнута), «коммунистическую идеоло гию» «красных кхмеров» Пол Пота, которых успешно били и свои, кампучийские, и вьетнамские коммунисты, и нацио налистический «социализм» КНР.

Главное же, что добивается манипулятор подобной трактовкой вопроса, — навесить на «коммунистические»

идеологии однозначно отрицательный ярлык, придав им об лик исчадий ада. Это типичная «демонизация»: сваленные, как отмечалось, в одну «кучу» разнородные политические и даже культурно-цивилизационные течения объявляются чем-то одним «нехорошим», заслуживающим осуждения.

Манипулятор, правда, пытается найти лазейку, чувст вуя логическую нестыковку: «нигде не сказано, Советского Союза, советской власти, сказано — тоталитарных ком мунистических режимов». Этим он стремится вывести из обсуждения пример СССР, который ни один нормальный человек не назовет преступным (что — и Гагарин тогда «пре ступник»?!). Однако это — ложь прямая (18.1): сама по себе резолюция ПАСЕ действительно не содержала ЮРИДИЧЕ СКИ оформленных претензий в адрес СССР-России. Одна ко инициаторы этой резолюции, «страны Балтии» и Поль ша, вряд ли стали бы выдвигать претензии к столь «близ кой» к ним полпотовской Кампучии. А вот «вина» СССР у них стала уже дежурной темой.

Таким образом, «уходя» от детализации и объяснений, манипулятор вешает на ВСЕ «тоталитарные коммунистиче ские режимы» ярлык «абсолютного, необсуждаемого зла».

Сюда же он приплел такого типичного «тоталитарного ком муниста», как Уго Чавес. Это объясняется тем, что для че ловека ортодоксально европоцентристского, «американо центристского» всякий, кто не принимает навязываемый евро-американской Системой порядок действий, является опасным бунтовщиком и потенциальным «чудовищем»-ком мунистом.

13.2. Навешивание положительных ярлыков («Сияющее обобщение») Подробное описание Данный случай — полная противоположность предыду щему. В задачу манипулятора входит идеализация предмета манипуляции. Для этого рассматриваемому предмету при писываются несуществующие положительные качества или гипертрофируются крайне несущественные имеющиеся. Все, что имеет или может иметь отношение к предмету манипу ляции и может выставить его в лучшем свете перед реци пиентом, подбирается, суммируется и выдается как наибо лее характерные и типичные его особенности.

Все отрицательные качества, наоборот, тщательно скры ваются и объявляются либо абсолютно не свойственными рассматриваемому предмету манипуляции, либо исчезаю ще мелкими величинами, либо «происками врагов» пред мета манипуляции, которые задались своей целью «опоро чить его честное имя».

В результате жертва манипуляции видит перед собой образ, близкий к идеальному, эдакий ангел во плоти. За дача манипулятора — сделать так, чтобы жертва стала от носиться к предмету манипуляции максимально хорошо, с симпатией и одобрением. Конечной целью этого является добиться непротиводействия со стороны реципиента про цессу реализации планов манипулятора, если они связаны с усилением, развитием или повсеместным установлением предмета манипуляции.

«Сияющее обобщение» используется манипулятором при необходимости предмет манипуляции (некую полити ческую или культурную «силу») выставить в максимально выгодном свете. Это может быть в том случае, когда аудито рии (жертве манипуляции) предлагают некий новый «ориен тир», на который «стоит равняться», брать его за пример и как следствие — менять неудобный манипулятору стерео тип поведения на тот, который манипулятору удобен (и опа сен для жертвы). Так было в период конца 80-х — начала 90-х годов XX века, когда «западный образ жизни», «капи талистическую организацию труда», «маленькую и удобную безработицу» представляли лучшим вариантом организа ции социально-экономических отношений внутри государ ства. Манипуляторы тогда создавали у западного общества устойчивый имидж «потерянного [нашим народом] рая на Земле» — дескать, там ВСЕ настолько хорошо, что лучше и быть не может! О недостатках, разумеется, умалчивалось...

В результате наше общество, обманутое манипуляторами, позволило уничтожить свои собственные научные, техниче ские и промышленные достижения, рассчитывая, что после этого мы станем «жить и работать, как на Западе». Резуль тат очевиден: «западное великолепие» к нам так и не при шло, а потери в результате рыночных реформ оказались по истине чудовищны.

Другим подобным.примером может служить раскручен ная кампания по созданию у советских «правозащитников»

имиджа «святых», людей, самоотверженно боровшихся ис ключительно за то, чтобы всем в стране было хорошо, никто не страдал от «государственного тоталитаризма». И уж, ко нечно, никаких не «агентов Запада» — это особо подчерки валось манипуляторами, высмеивались утверждения совет ских органов безопасности о том, что «диссиденты» сотруд ничают с вражескими спецслужбами. Создавались мифы о «пытках» «диссидентов» при Брежневе, о том, как «Ново дворской вводили жидкий кислород под кожу». В качестве высшего зла преподносились действия Советских властей, отправлявших «правозащитников» в сумасшедшие дома. Та ким образом, у ВСЕЙ «плеяды» антисоветских диссидентов был создан имидж бескорыстных мучеников, живущих — вовсе не на деньги вражеских спецслужб — одной только заботой: «дать людям свободу».

В обоих этих случаях у каждой из двух общностей («аме риканский» образ жизни и хозяйствования и диссидентское движение внутри СССР) манипуляторами был создан еди ный, целостный, обобщающе-положительный имидж. Это были примеры «массированного», системного использова ния данного приема, одновременно с созданием заданной информационной атмосферы (25), лжи прямой (18.1) и спе циально подобранной информации (14.6).

Вот пример более локальный, непосредственное выска зывание манипулятора, построенное на использовании это го же приема. С корреспондентом «Сегодня» А. Астаховой беседует председатель Фонда А. Сахарова, «известный рос сийский правозащитник Е. Боннэр», рассказывающая, ка кое хорошее, сильное и, главное — перспективное (а вовсе не выкинутое на помойку истории) в РФ сейчас «правоза щитное движение»:

«А. Астахова: Сейчас часто говорят о том, что правоза щитники разобщены, что они не в состоянии формировать об щественное мнение.

Е. Боннэр: Эти разговоры я слышу уже 30 лет. Но это не так — версия, что диссиденты никого не представляют, несо стоятельна. При всех сложностях, трудностях, апатии населе ния сейчас у нас развиваются и работают сотни правозащит ных организаций. В сложившейся ситуации их влияние навер няка будет расти. «Мемориал», Хельсинкская группа, группа «Гражданское достоинство» и другие — все они имеют регио нальные отделения. Почти всегда и в любой стране кажется, что правозащитная работа на уровне человека не идет, но это только кажется. Показатель этого — готовящийся съезд пра возащитных организаций.

А. Астахова: Диссидентское движение объединяло людей самых разных убеждений — от коммунистов до баптистов.

Есть ли база для широкого правозащитного движения в сего дняшней России?

Е. Боннэр: Особенностью диссидентского движения была терпимость к взглядам других и общая направленность на за щиту каждого человека. Думаю, что такая же база есть и у со временных правозащитников — это Всеобщая декларация прав человека».

В данном случае, кроме прямой лжи («Особенностью диссидентского движения была терпимость к взглядам дру гих», 18.1: попробуйте подискутировать с «правозащитни ками» о том, что их «правозащита» исключительно избира тельна и ВСЕГДА направлена, в конечном итоге, на ослаб ление российской государственности и уничтожение России как сильного, удобного и безопасного для жизни простых людей независимого государства...) и подмены понятий «го товящийся съезд правозащитных организаций» — мало ли кто и на чьи деньги собирается на «съезд»? Какое отноше ние тусовка получателей транснациональных грантов име ет к «единству» и «поддержке в обществе»?!), главный упор сделан именно на «сияющее обобщение». Манипулятор (Боннэр) убеждает аудиторию, что «правозащитное» дви жение сильно, сплоченно и пользуется поддержкой в обще стве. Пользуется — причем ВСЕ и ВО ВСЕМ обществе.

Любой человек, более-менее знающий ситуацию на «об щественно-политическом поле» России сегодня, поймет:

«правозащитники» если у кого и пользуются «поддержкой и уважением» внутри России — то только у них самих да у либерально настроенных «россиян» (последних немало;

как минимум несколько процентов из всего населения...).

Но путем прямой лжи, как уже отмечалось, Боннэр пыта ется создать видимость «силы» и «мощной электоральной базы» у этой «правозащитной» тусовки. Совершается ти пичное «сияющее обобщение»: поддержка у незначитель ных (по количеству — но не по финансовой силе и влиянию) слоев в России выдается ею за серьезную поддержку в об ществе. Таким образом, она пытается скрыть тот факт, что «правозащитное» движение отринуто и простыми людьми в России (у них весь этот паноптикум «правозащитников»

давно уже вызывает те же эмоции, что зрелище гей-парада у нормальных людей...), и российской властной бюрократи ей, которая, использовав «правозащитников» полтора де сятка лет назад, выбросила их, как использованную вещь, за ненадобностью.

Впрочем, что взять с «правозащитников»? Это больные люди, «свет погасшей звезды», «вышедшие в тираж» и от рабатывающие свое содержание антироссийской деятель ностью. Гораздо интереснее позиция тех политических сил, прямыми «концептуальными» предшественниками которых были вненациональные революционеры-разрушители, ини циировавшие разрушительные процессы в России начала XX века. Олицетворением таких стал Л. Троцкий, наиболее яр кая фигура из плеяды космополитических революционеров, ставивших своей целью «мировую революцию» и построе ние некоего «всемирного царства свободы» (последнее — в сугубо талмудической трактовке). Для этой когорты «пла менных революционеров-ленинцев» наша страна была не целью, а средством достижения более глобальной цели — «мировой революции». И, исходя из этой логики, она долж на была стать «дровами» для «пожара мировой революции»

(«мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!»).

Логика событий, по которой победу в противостоянии космополитических революционеров-коммунистов и боль шевиков-«почвенников» во главе со Сталиным, заставляет сегодня потомков первых всячески очернять и поносить по следнего. Собственно, это одна из основных причин, по ко торой демонизируется образ Сталина. Ему не могут про стить, что он вначале перехитрил космополитичных револю ционеров — предшественников Горбачева, Ельцина, Чубайса и Немцова, пробившись из низов большевистской верхушки вверх. А потом и вовсе отправил в лубянские подвалы Бу хариных, Якиров, Тухачевских и Ягод, не дав им устроить катастрофическую перестройку на полвека раньше. С точ ки зрения прозападных либералов это — высший смертный грех, коему прощения нет и быть не может.

Вот пример такой сегодняшней позиции, когда «ленин ская гвардия первого разлива», космополитичная, чуждая России группировка революционеров, не принимавших и не переваривавших все русское, представлена в виде «рыцарей без страха и упрека». Эдаких «святых борцов», чистых, чест ных и добрых людей, которых пожрал вырвавшийся из под земелья страшный демон. Статья в белорусской оппозици онной газете «Народная Воля» № 43 от 2005.03.05:

«Чудовищная жестокость при проведении репрессий 1937—1938 гг. (да и в последующие годы) ни в какой мере не может быть целиком объяснена какими-то восточными чер тами характера И.В. Сталина, садизмом его самого и исполни телей (от Ягоды — Ежова — Берии до рядовых следователей) и т. п. Объяснение этой жестокости целиком лежит в характе ре целей, каковые реализовывались в ходе этих репрессий.

Репрессии были направлены прежде всего и главным образом против истинных и честных коммунистов. Именно они состав ляли главную угрозу «культу личности». Многие из них прошли через допросы царских следователей, прокуроров. При нор мальной следственной процедуре (даже при тех относитель но умеренных формах давления на подследственных, которые применялись в 20-е — начале 30-х годов) они никогда не при няли бы сочиненную для них следователями версию их страш ной вины. Их надо было «подвести» к смертному приговору, а за одно только скептическое отношение к И.В. Сталину (да и оно ведь было далеко не у всех) расстреливать было нельзя.

Поэтому оставался только один путь: «выколотить» из них любые, самые фантастические признания — в терроре, шпио наже, сознательном вредительстве и т.п. — и при этом сделать их существование в тюрьме таким страшным, чтобы они сами согласились и на эти признания, и на следовавшую затем не избежную смерть.

Никакое гестапо не могло поэтому сравниться по жесто кости и изощренности пыток со сталинскими следователями.

В гестапо надо было заставить признаться в действительно имевшей место вине перед Третьим рейхом, назвать действи тельных соучастников борьбы с гитлеризмом. В НКВД надо было заставить людей сознаться в том, чего заведомо не было и быть не могло. И что ничего этого не было, следователи зна ли лучше, чем подследственные.

Никаких преступлений — ни террора, ни шпионажа, ни диверсий, ни тайных контрреволюционных организаций и т.

п. — не было. Были люди, которых по требованию И.В. Стали на сочли нужным во что бы то ни стало уничтожить. Но при этом на всякий случай надо было соблюсти формальности — вменить им придуманные следственным аппаратом преступ ления, за которые их можно было бы уничтожить «на закон ных основаниях».

В этой статье, используя гипертрофированно-эмоцио нальные оценки, автор статьи создает у всех, попавших под маховик репрессий, образ людей абсолютно невиновных и полностью положительных.

Вряд ли стоит оговариваться, что при репрессиях мог ли пострадать невинные. Это понятно;

невинные тоже ока зывались в числе жертв. И это трагедия. Гибли даже те, кто создавал теоретические, концептуальные основы «русско го социализма», являвшегося логическим развитием всей многовековой истории Руси-России. Шла жестокая война, и, как на каждой войне, под огонь своей артиллерии мог ли попасть и свои же военнослужащие. Подобная неизбеж ность глубоко трагична, это же не значит, что по этой при чине армия не должна вести войну, уничтожая врага и за щищая свою страну!

Однако главное, что представляли из себя «репрес сии» — это борьба космополитичной, антироссийской по сути генерации революционеров (как раз тех, о которых со жалеет автор рассматриваемого материала) и русских боль шевиков, создавших в итоге великую державу СССР и дав ших миру улыбающееся лицо гуманистичного сверхчелове ка Ю. А. Гагарина. Первые проиграли и не смогли «сдать»

Западу СССР в 30-х годах прошлого века, как это удалось спустя полвека их последователям. В жестокой войне выиг рали вторые — и первые были уничтожены. Финальный этап схватки с последующей расправой и стали теми «репрессия ми», которые мы все знаем. Кстати, не стоит думать, что, победи «космополитичная» группировка, она обошлась со своими оппонентами гуманнее: жестокость Троцкого, Яки ра, Тухачевского и Ягоды известна всем и давно стала на рицательной...

Таким образом, из приведенного отрывка мы видим, как автор, противопоставляя Сталина (и его «команду») и «ре волюционеров-космополитов», пытается создать у послед них положительный имидж, приписывая всем им исключи тельно положительные качества.

13.3. Навешивание групповых ярлыков (приписывание группам безоговорочных свойств, «групповое обобщение») Подробное описание В рассматриваемом случае манипулятор производит предельное, зачастую доходящее до гротеска и полного ис- кажения, упрощение качеств различных групп (социумов, общественно-политических движений, общественных сис тем и пр.). То есть приписывает этим группам какие-либо свойства, объявляя их доминирующими для каждой кон кретной группы.

Манипулятор умышленно «забывает», что любая груп па не является однородной. В ней есть как положительные личности и течения, так и нейтральные, разноплановые и отрицательные. Сводить какое-либо сложное (особенно — новое по сути) групповое явление к упрощенной схеме нель зя, это является грубейшей логической ошибкой, влекущей крайне негативные последствия. Подобный подход не даст полной и достоверной картины. В результате сформировать правильное и разумное отношение к такому явлению (груп пе) будет невозможно.

Цель манипулятора как раз в том и состоит, чтобы, упростив явление, навязать реципиенту свое собственное представление о данном предмете манипуляции. Для это го используется обобщение упрощенных качеств и припи сывание каких-то отдельных, подобранных манипулятором качеств ВСЕМУ явлению (группе). На это явление распро страняется качественная характеристика либо вовсе ему не свойственная, либо свойственная отдельной, незначитель ной (а зачастую — отторгаемой) его части. И такая харак теристика объявляется манипулятором «присущей» всему групповому явлению.


«Групповое обобщение» может преследовать цель как улучшить образ «группы», так и «демонизировать» его, в за висимости от отношения манипулятора к данной группе.

Приписывание обсуждаемым группам безоговорочных свойств (в том случае, когда эти группы являются предме том манипуляции) — прием достаточно старый и весьма грубый. Так, на заре т. наз. «перестройки» словечком «сов ки» именовали всех, кто жил полностью в культурном, мо рально-правовом и социальном поле, декларируемым Со ветской властью позднего периода. Проще говоря — всех тех, кого более-менее устраивала «та» жизнь и кто не хо тел менять ее на «прелести» «цивилизованного» общества.

Создав обидное прозвище «совок», «по умолчанию» обозна чавшее туповатого, «нецивилизованного», ленивого, косно го и вороватого «советского человека», прозападно настро енные «интеллектуалы» создавали у самих себя и у всех, не приемлющих советский образ жизни и советский строй, положительный образ. Тут использовалась целая «икеба на» приемов манипуляции сознанием: кроме приписывания группам безоговорочных свойств, здесь и осмеяние как раз рушение, 3.1, и негативизация как разрушение, 4.1, и созда ние новых мифов, 11.2, и «лукавые термины», 15.1, и ложь прямая, 18.1.

Вот еще пример использования такого приема — статья Ю. Луканова «За что мне любить донбасян?», опубликованная информационным ресурсом «УП» 23 декабря 2004 года:

«Виктор Ющенко призывает нас любить донбасян. Я, по нятное дело, понимаю, что он, как гипотетический глава госу дарства, должен любить всех своих сограждан — богатых и бедных, умных и глупых, интеллектуальных и дурноватых.

Я понимаю, что с точки зрения политической корректно сти он полностью прав. Но вот уже с месяц у меня внутри за село какое-то мерзкое создание, которое чихать хотело на мою профессиональную беспристрастность, и ставит не ме нее мерзкий вопрос: Ющ пусть себе любит донбасян, так как ему это по будущей должности надлежит делать, а ты здесь при чем?

Правда, политкорректный профессионал во мне тут же исправляет, что речь идет не столько о жителях соответствую щего региона самих по себе, сколько о носителях определен ных обычаев. А вышеупомянутое мерзкое создание ехидно улыбается и напоминает, что эти обычаи присущи весьма мно гим жителям региона.

И в самом деле: а почему я должен любить людей, кото рые на голом месте, без каких-либо аргументов предъявляют обвинение нелюбимым им политикам в фашизме и в то же время сами исповедуют фашистские принципы? Да-да, я не оговорился — на Донбассе основан режим, который большей мерой напоминает творение бесноватого фюрера. Правда, ре жим этот имеет не национальный, а региональный оттенок и большей мерой носит карикатурный характер.

Хотите убедиться? Давайте сравним. В Германии 30-х го дов прошлого столетия из всех средств массовой информа ции, надежно контролируемых одной партией, пропаганди ровалась идея национального превосходства. На Донбассе с приходом к власти Виктора Януковича образовали под кон тролем малюсенькой группки людей своеобразный информа ционный зонтик.

Все тамошние СМИ с подачи властьимущих начали вкла дывать в голову донбасянам идею регионального превосход ства. Результатом стало то, что жители региона свято верят, что они являются самыми крутыми и кормят всю Украину. Дон басяне регулярно рассказывали мне, что если бы не перечис ляли столько денег на пропитание особенно Западной Украи ны, то они бы жили значительно богаче, чем сейчас.

Тем временем, как и при фюрере, все сферы жизни на Донбас се контролируются именно этой небольшой группой людей.

Можно сделать смелое предположение, что и главные прибы ли оседают именно в их карманах, а не в госбюджете Украи ны. Правда, фюрер в этом плане был более практичен: он не разрешал грабить государство.

В Донецке вы можете встретить признаки культового мышления, которое присуще фашизму и другим тоталитарным режимам. А именно вы увидите прижизненные памятники прыгуну с шестом Сергею Бубке и певцу Иосифу Кобзону.

Сразу подчеркиваю: я признаю заслуги этих людей и ни чего не имею против них. За исключением разве того, что хо дят настойчивые слухи, будто выдающийся певец советской эпохи имеет украинский паспорт вопреки украинскому зако нодательству.

Но прообразы этих памятников, слава богу, живы и здо ровы — и пусть себе дальше живут во здравии. Но напряжем память и припомним, где ставили памятники живым людям.

Правильно, это было в фашистской Германии, а также в ком мунистическом СССР при Сталине и в эпоху позднего мараз ма этого государства, когда увековечивали живых дважды Ге роев Социалистического Труда и Героев Советского Союза.

Я даже фотку видел, где вечной памяти Леонид Ильич Бреж нев, который имел, если не ошибаюсь, пять звездочек, стоит возле собственного бюста. И, ясное дело, подобные монумен ты радовали глаз граждан античной Римской империи в те эпохи, когда там властвовали тираны. А именно в тираниях властьимущие стремились воспитывать у своих подчиненных граждан культовое мышление.

Надежному мужику Виктору Януковичу в Донецке пока что ничего такого не поставили. Но мой коллега-телевизион щик рассказал о том, как он его увидел впервые. Это случи лось на фестивале «Золотой скиф» в Донецке, когда нынеш ний кандидат в президенты еще занимал там должность об ластного главы.

Он вышел на сцену во время церемонии закрытия. Вы ступил с речью. Потом взял на руки маленькую девочку, кото рая вымолвила в микрофон: «Спасибо Виктору Федоровичу за...» Как вы думаете, за что? Вы удивительно догадливы: «За детство счастливое наше».

Как-то я поделился этими своими соображениями в при сутствии знаменитого Леся Подеревьянского. А он потом ска зал: «Мне нравится, что там на Донбассе есть такое. Это очень своеобразно». А я себе подумал: «Еще бы! Я бы удивился, если бы Лесю это не понравилось. А где же еще он будет искать прообразы для своих пьес?»

Эстетичным воплощением отношений, которые сложи лись на Донбассе, является выступление госпожи Людмилы Янукович на митинге в Донецке, когда она рассказывала об американских валенках. Я слышал о ней много хорошего. Она якобы от всего сердца помогает беспризорным детям, опека ет детские дома.

Как сказал о ней ее муж (кстати, чуть ли не единственный момент во время дебатов, где он был искренним и соответст венно вызвал сочувствие), она простая, добрая женщина, с ко торой он прожил тридцать лет. И она в самом деле вызывает симпатию, пока не выходит в публичную сферу. Она там на столько же неадекватна, насколько неадекватны те донбасян ские отношения современному демократическому обществу.

Все люди имеют право жить так, как они хотят. Если донбася нам нравится такая их жизнь, то и пусть себе. И я никогда не стал бы писать о них эту хамскую статью, если бы не один мо мент: они хотели этот свой образ жизни навязать мне.

Не только Янукович и его патроны из администрации прези дента Кучмы. А и десятки тысяч или даже сотни тысяч донба сян, которые специальными поездами и автобусами ездили страной и голосовали по открепительным талонам по несколь ко раз. Тем временем дома за них также голосовали и броса ли бюллетень сами догадываетесь за какого кандидата.

Но и это не самое страшное.

Произошло так, что я имел возможность общаться где-то с двумя десятками жителей региона, которые или сами прини мали участие в фальсификациях, или знают людей, которые этим занимались. Лишь один-два из них сознают реальное со держание таких действий. Остальные считают, что ничего гад кого не произошло, и я просто не уважаю их выбор.

Так вот, стоит вопрос: почему я должен любить людей, которые делают преступление и считают, что делают все правильно?

При Советском Союзе была определенная националь ность, о тупости, упрямстве и хамстве которой рассказывали анекдоты. Не называю этот народ, так как не знаю, такие ли чер ты в самом деле ему присущи. Но могу констатировать: в Ук раине место героев таких анекдотов могут занять донбасяне.

О них уже рассказывают кое-что не весьма приятное.

Если так пойдет и дальше, то процесс этот будет сложно оста новить. И виновны в этом будут не какие-то там бандеровцы из Западной Украины, которых на Донбассе, сами не осозна вая почему, люто ненавидят (при этом называют их бендеров цы, будто как от Остапа Бендера), а исключительно сами дон басяне. Ведь они дают роскошный материал для анекдотов.

Я сознательно придумал слово «донбасяне». Это не столько принадлежность к территории, как соответствующий способ мышления, который сложился на этой территории. Я встречал там также людей, которые разве что в страшном сне могли бы фальсифицировать выборы.

Я встречал людей, которые хорошо сознают весь ужас того, что у них происходит. Таких я называю однозначно — «донбас цы» или «дончане». Я им пожимаю руку и говорю, что они мои приятели. Независимо от того, за кого они голосуют».

Чтобы понять основной замысел статьи, зачем она вооб ще была написана, нужно взглянуть на дату публикации. Это самый пик «оранжевого» безумия на Украине, когда, отраба тывая зарубежные гранты, прозападные интеллектуалы гро^ мили в своих СМИ все, что, так или иначе, могло помешать противозаконному захвату власти группировкой Ющенко — ¦ Тимошенко. В статье, при помощи большого набора прие-, мов манипуляции (приводить их все долго;

читатель это мо- J жет сделать сам) информационный удар наносится по всем: | по житеями восточных регионов Украины, в первую оче- редь однозначно пророссийского Донбасса, по Януковичу, I по символам советской эпохи, по тем, кому омерзительны прозападно-фашистские «тренды» в западноукраинском об- ] ществе. И даже по жене кандидата в президенты. Главное, что стремится достичь манипулятор — представить все, так или иначе антизападные, пророссийские силы, как силы ту пых, ограниченных, «зверски-недемократичных», отсталых людей. Они стремятся в прошлое, хотят вернуться «в тота литаризм», не понимают благодати демократии, которая им на головы свалилась. Они, тупые, такого счастья не могут по достоинству оценить, и поэтому они еще более тупые, чем кажутся на первый взгляд. Они такие тупые, что скоро, ВЕ РОЯТНО, о них станут рассказывать анекдоты (использова ние допущений, 10). Таким образом, ВСЕ восточноукраин ские сторонники Януковича, объявляются a priori тупыми и нецивилизованными. Проводится четкая параллель: если ты с Восточной Украины и сторонник Януковича — то ты как раз такой дурак-«донбасянин» и есть. «Цивилизация»


и «демократия» не для твоего рыла...

Теперь пример из западного источника. Статья «Россия, страна лагерей и тюрем» в немецком издании «Suddeutsche Zeitung», автор Соня Цекри.

«В России преступность уже является частью культуры: ка ждый четвертый россиянин имеет опыт пребывания в тюрьме, и путь туда короток, почти как нигде в мире. Люди в России, с издевкой говаривал сталинской нарком Николай Ежов, делят ся на две категории: на тех, кто уже сидит, и тех, за кем следят и кто тоже сядет. С тех пор прошло 70 лет, палач Ежов уже дав но стал жертвой своей собственной паранойи, но путь в тюрь му в России все так же короток, почти как нигде в мире. Свыше 90% всех уголовных дел — будь то кража бутылки водки или курицы — заканчиваются обвинительным приговором. Судьи и прокуроры с их жалкой зарплатой, воспринимающие оправ дательный вердикт как ущемление чести своего мундира, вы носят более суровые приговоры, чем в любой другой стране Европы. Что касается лишения свободы, то в среднем это 5, года. Только в Америке на душу населения приходится боль ше заключенных, чем в России: каждый 4-й россиянин-мужчи на сегодня уже имеет опыт лишения свободы. Как сказал Вале рий Абрамкин из Центра содействия реформированию уголОв ного права, «по некоторым данным число таких лиц составляет даже одну треть, однако это уже преувеличение».

«Страна превращает себя в казарму, исправительную ко лонию под названием Россия» — так писал писатель Анатолий Приставкин, который рассматривал при Ельцине в Комиссии по помилованию дела убийц и насильников.

Переполненные камеры, эпидемии туберкулеза и ВИЧ инфекции, вши, жестокое обращение с заключенными и убий ственная лагерная иерархия. Короче говоря, все ужасы рос сийской системы исполнения наказаний являются наследи ем той традиции наказаний, которая зародилась задолго до большевиков и насчитывала многие поколения еще до того, как врач Антон Чехов с возмущением сообщал о бичевании заключенных на тюремном острове Сахалин. Эта традиция ос талась и после исчезновения Советского Союза. За последние три-четыре года кое-что улучшилось, но в тюрьме Льгов на юге России жестокое обращение с заключенными и перепол ненные камеры стали настолько невыносимы, что сотни за ключенных из протеста нанесли себе ножевые ранения и пре дупредили российскую группу «За права человека» об опас ности возрождения «советской системы ГУЛАГ». Возможно, это преувеличение, хотя бы потому, что масштабы экономи ческой эксплуатации стали сегодня более скромными. Но ос талось противоречие между численностью заключенных и ненавистью к ним, между вездесущностью лагеря и его иг норированием, приводящее к тому, что жертвы ГУЛАГа даже спустя десятилетия продолжают молчать. И поныне, как гово рит Приставкин, неприязнь к заключенным распространяется даже «на тех, кто пытается напоминать о несчастных, сидящих в тюрьмах». Но из культурного подсознания уже невозмож но убрать преступный элемент. Более того, лингвист Алексей уже давно видит мир уголовников — современный, престиж ный и прибыльный — моделью всего общества: «Наши люби мые эстрадные артисты поют песни на блатном жаргоне, пи сатели пишут в таком же стиле целые романы, тысячами выхо дят фильмы об уголовном мире». Преступный мир просочился в язык — это «блатная феня», блатной жаргон. Не жизнь — тюрьма, тюрьма в голове. Зона уже давно стала стилем жизни, «а мы, честные, правильные обыватели и законопослушные граждане, привыкли видеть себя в роли благородных банди тов, угнетенных жертв и бесстрашных жителей испещренных татуировками трущоб».

При том, что в статье немало сказано справедливых ве щей (например, общее ухудшение ситуации как в стране и в целом, и в пенитенциарной системе в частности, в результа те «реформ»), она успешно выполняет задачу создания у за падной аудитории имиджа России как страны сплошных ла герей, тюрем, уголовников, страданий и невыносимых мук.

Это достигается через расписывание всех вышеперечис ленных негативных сторон сегодняшней «демократической»

России (тенденциозный подбор информации, 14.6), парази тирование на употреблении гипертрофированных эмоцио нальных оценок (7.3) и авторитете «свидетельств» (7.2), «ас социативной цепочке» (упоминание ГУЛАГа, 6). Западный среднестатистический читатель весьма восприимчив к та кого рода приемам манипуляции. Люди на Западе столь же, если не более, манипулируемы, как и у нас.

Зачем это делается? По России «цивилизованный мир»

наносит удары с таким расчетом, чтобы максимально ос лабить и, в конечном итоге, разорвать нашу страну на лег коуправляемые «независимые государства». Примерно так же, как был в свое время разорван и уничтожен Советский Союз. Сильная и целостная Россия способна эффективно отстаивать свои интересы и — в перспективе — вести по литику, прекращающую ее разграбление «цивилизованны ми» колонизаторами при поддержке «туземной» компра дорской элиты. Для легитимации такой политики в своем собственном обществе и обеспечения поддержки общест венного мнения в Европе, необходимо создать и постоянно поддерживать имидж России как «исчадия ада» («империи зла» нельзя — она уже уничтожена), тоталитарной недемо кратичной страны, население которой стенает от страшного гнета и только того и ждет, чтобы пришел кто-то «цивили зованный» в голубой каске и освободил его... Так уже были «освобождены» Югославия, Ирак. Ранее — СССР. Все они вначале объявлялись «странами изгоями», «тоталитарными режимами», и это обеспечивало оправдание уничтожения.

Ведь никто не станет противиться уничтожению чудовища и изгоя. Тем более что речь идет вовсе не об уничтожении, а об освобождени страдающих от тоталитаризма и мучаю щихся от невыносимого отсутствия демократии и потому несчастных граждан этой злобной страны...

Таким образом, рассматриваемая статья — один из эле ментов создания законченного имиджа России как страны тюрьмы, где все поголовно сидят «в зоне» и ждут: когда же их освободят от такого кошмара?

В заключение интересный пример из телесериала «Штрафбат». Этот предельно лживый фильм (о его вра нье и манипуляции сознанием в этом фильме можно напи сать отдельную, весьма поучительную книгу) призван соз дать у зрителя стойкое убеждение, что войну выиграли одни только штрафники, подгоняемые выстрелами в спину за градительных отрядов. А Советская власть и НКВД заняты были только тем, чтобы а) затруднить победу над фашиста ми обычным людям, которые все поголовно ненавидят эту власть (и потому находятся в штрафных батальонах) и б) по губить как можно больше своих же штрафников — потому, что в НКВД почти все сплошь изверги и садисты, которых хлебом не корми — дай людей помучить.

В заключительных кадрах фильма, перед титрами, на эк ране предстают списки штрафных частей — с указанием но мера штрафного подразделения. Камера «отъезжает», и весь экран оказывается заполненным списком, причем номера^ частей так же уменьшаются, сливаясь в одно целое. Зрите лю кажется, что штрафных частей было немыслимое, ко лоссальное количество. И они, таким огромным числом, и выигрывали войну. А всех нормальных и честных военно служащих Советская власть загнала в эти части, чтобы по следних было как можно больше. Ведь штрафников не жа лели, их специально отправляли на верную смерть, экономя боеприпасы — об этом и рассказывает фильм.

Как же обстояло Дело с штрафными частями в реаль ности? Не станем утомлять читателя особенностями сис темы комплектования штрафных подразделений — как, на пример, отличием штрафной роты от штрафного батальона.

При желании, подобную информацию легко найти. Вкратце необходимо, однако, отметить, что через штрафные подраз деления за весь период Великой Отечественной войны про шло 1,24% от всего личного состава Советской Армии. Как видно, это не то количество, которое «одно только и выиг рало войну».

Но откуда же тогда столько штрафных частей, показан ных в конце фильма?

Вот тут мы подходим к самому приему манипуляции, продемонстрированному авторами сериала «Штрафбат».

Заполнившие экран номера штрафных частей есть номера ВСЕХ ШТРАФНЫХ ЧАСТЕЙ, СУЩЕСТВОВАВШИХ В ПЕ РИОД Великой Отечественной войны и спустя некоторое время после ее окончания. Их сформировывали, расформи ровывали, создавали снова, формировали новые подразде ления — это был постоянный действующий процесс. В каж дый конкретный момент времени таких частей было отнюдь не так много. Например, в 1944 году среднемесячное коли чество штрафников по отношению к количеству личного со става Советской Армии составляло всего 0,42%! А все номе ра частей, когда-либо существовавших, авторы «вывалили»

через телевизионный экран на зрителя, забыв предупредить последнего, что в реальности в каждый момент штрафных частей существовало на порядки меньше.

В данном случае, кроме навешивания групповых ярлы ков, присутствует еще и ложь историческая (18.2), и тенден циозный подбор информации (14.6).

Раздел ТЕНДЕНЦИОЗНЫЙ ПОДБОР ИНФОРМАЦИИ Краткое описание Применяя этот прием, манипулятор исходит из того, что аудитория (реципиент) должна получить ту информа цию, которая выгодна манипулятору. Для достижения этой цели манипулятор теми или иными способами утаивает не желательную, вредную для него информацию, и, наоборот, «предъявляет» реципиенту свою — полезную и желатель ную для себя.

14.1. Замалчивание информации Подробное описание Зачастую для достижения своей цели манипулятору важно НЕ ПОКАЗАТЬ, утаить от реципиента какую-либо информацию, опровергающую манипуляцию или делающую ее неэффективной. Утаенная информация не позволит реци пиенту понять реальное положение вещей и, следовательно, сделать правильный выбор. В итоге манипулятор может эф фективно воздействовать на жертву.

Как правило, замалчивание информации возможно в монологической речи, в статьях или в недискуссионных пе редачах — там, где у оппонента отсутствует возможность указать манипулятору на обман.

Очень часто в дискуссионных передачах оппонент не использует возможность напомнить манипулятору об утаи ваемой информации, хотя очевидно должен был бы это сде лать. Такое действие (вернее — бездействие) является сви детельством сговора манипулятора и оппонента (в той или иной форме), совершенного в интересах манипулятора, или, как минимум — некомпетентности оппонента.

Типичным приемом замалчивания в манипуляции соз нанием является следующая заметка в газете «Деловой Пе тербург»:

«Отдадут долги за СССР... Концерн «Силовые машины» мо дернизирует три энергоблока теплоэлектростанции «Битола»

в Македонии. Стоимость контракта — $30 млн. Проект будет финансироваться за счет долга бывшего СССР перед бывшей СФРЮ, приходящегося на Македонию. Соответствующие сред ства на проведение работ будут выделяться «Силовым маши нам» Минфином РФ».

Вроде бы все верно — если бы не одно «но». Авторы за метки скромно не уточняют: откуда взялись эти самые «дол ги СССР»?

Если верить статье — и принимать ситуацию такой, ка кой она «по умолчанию» выставляется авторами — можно предположить, что эти «долги» вот так сами по себе взя лись откуда-то. А теперь являются совершенно законными и обоснованными. И их нужно всеми силами отдавать.

Важно отметить, что при обсуждении вопроса о вы плате «долгов СССР» манипуляторы всегда обходят сторо ной вопрос: насколько эти долги легитимны, не являются ли они такой же провокацией, как и приватизация, как и весь развал Союза ССР? На самом деле являются — и факт этот скрывается (замалчивается), а ударение делается ис ключительно на факте даже не необходимости, а НЕИЗБЕЖ НОСТИ выплаты этих «долгов». Подумаем: каким образом СССР мог что-то занимать у маленькой и нищей Македо нии? Там отродясь не было ничего, кроме животноводства и производства вина (исключение составляет период правле ния А. Македонского, но тогда еще СССР не было), что эта страна могла бы дать в долг. Объективно этот долг являет ся частью системы взаимозачетов, существовавших между социалистическими странами до развала социалистической системы. После этого «политики новой России» доброволь но взяли обязательства «повесить» на Россию все возмож ные, реальные и выдуманные, долги с тем, чтобы обеспечить финансирование процессов глобализации, выгодных Запа ду, за счет России.

Путем замалчивания важных обстоятельств, манипуля торы вбивают в сознание общества установку, легитимизи рующую выплату этих долгов. Эта статья — одна из множе ства подобных акций СМИ, достигающих, кроме этого, еще и своего рода «реабилитации» сегодняшнего чудовищного положения с долгами России «мировому сообществу».

Подобный подход к подаче исторических фактов ис пользован известным «историком» Н. Сванидзе в статье «Чужие: к 15-летию гайдаровского правительства», опубли кованной в интернет-издании «Ежедневный журнал» 14 но ября 2006 года.

«По... сухому остатку работу того легендарного прави тельства [Гайдара] действительно можно оценивать двояко.

Что они тогда спасли страну— в этом сомнений нет. Гайдар не устает повторять, что на самом деле они были реанимато ры. И приводит факты, о которых все забыли: казна пустая, прилавки — пустые, хлеба в закромах Родины на пару дней, купить негде и не на что. Все. Впереди — зима и большая белая панама. И тогда эти ребята сделали то, что сделали. По сути, если опросить граждан на предмет их претензий к Гай дару (или к Чубайсу, повторяю: это одно и то же лицо), граж дане, почесав репу, бойко скажут, что, во-первых, отняли их сбережения, а во-вторых, продали за бесценок («прихватизи ровали») страну. А Гайдарочубайс на это цинично возразит, что по первому пункту, насчет сбережений, подсуетился еще член ГКЧП премьер Павлов, а то немногое, что осталось по сле Павлова, граждане могли со спокойной совестью засунуть себе известно куда, поскольку в отсутствие товаров это был никакой не всеобщий эквивалент, а резаная бумага. Жрать ее, что ли, с голодухи? Что же до второго пункта, продолжит за бивать баки Гайдарочубайс, то скажите, пожалуйста, а кто то гда мог заплатить большие деньги? В России — никто, а если бы все скупили иностранцы, так вы бы, дорогие граждане, еще не то про нас говорили. Поэтому задача была не продать род ную промышленность за настоящую цену, а по сути, раздать ее в частные руки, чтобы обеспечить ей нормальное управ ление, иначе — крантец...

На самом деле, в диалоге, который ведется в реальной системе историко-экономических координат, эти доводы не опровержимы».

Главное, что утверждает Сванидзе: «реформаторы» при шли «спасать страну» после того, как все уже было «украде но до них». И к предыдущему развалу они, разумеется, ни коим образом не причастны!

Правда, однако, заключается в том, что ликвидация со ветской системы являлась сложной операцией переродив шейся позднесоветской элиты, решившей продать имею щийся в ее распоряжении «актив» (Советский Союз и ме ждународную социалистическую систему) и этой ценой купить себе вхождение в «мировую элиту» (западную, пре имущественно евро-еврейско-атлантическую). Фактически речь шла о конвертации «общенародной» собственности в собственность личную. На это, на легитимизацию этого не мыслимого замысла в глазах «мирового сообщества», тре бовалось с этим «сообществом», то есть с реальной миро вой элитой, договориться. Последняя не горела желанием принимать как равных таких людей, как Горбачев, Яковлев и пр. Готовность позднесоветских элит разрушить свою стра ну и ликвидировать свой народ ради высокого места в «ми ровой табели о рангах», она использовала для ликвидации сильного и эффективного соперника. Ведь СССР, находись в его руководстве сильные и умные — пусть такие же бес совестные — люди, мог бы далеко обойти Китай с его сего дняшними достижениями. Именно это и было предотвра щено навязанной позднесоветской элите безумной полити кой, а затем и «реформами».

В итоге, к описываемому Сванидзе времени, страна дей ствительно подошла в ужасающем состоянии. Но это был результат «совместных усилий» поздне-, вернее, уже Анти советской элиты, не сумевшей в момент предательства со хранить то, чем она собиралась торговать с Западом, и со средоточенной работы западного мира на целенаправлен ное разрушение конкурента в лице СССР.

Сохранившаяся в КНР государственническая элита смогла жестко пресечь организованные Западом внутрен ние беспорядки. Для предотвращения такого поворота со бытий в России была «насажена» управленческая команда, в принципе ничего, кроме как воровать и разрушать, не умев шая. Собственно, все эти Гайдары, Явлинские, Чубайсы и пр. — марионетки, несамостоятельные фигуры (настоящие «кукловоды» крайне редко вылезают на свет Божий, чтобы никто не понял, что они из себя на самом деле представля ют). Они выполнили свою задачу — окончательно добили то, что не было еще разломано до них и что могло бы со ставить основу новой, эффективной российской экономи ки, по образцу КНР.

Утверждая «единственно верный выбор реформаторов В ТОТ МОМЕНТ», Сванидзе лжет (безальтернативность выбора, 5.2, ложь историческая, 18.2). «Тот момент» следу ет рассматривать в контексте предшествовавших ему собы тий и тенденций позднесоветской переродившейся элиты.

Разумеется, это Сванидзе, с его традиционно антироссий ской позицией, совершенно не нужно. Поэтому он расска зывает нам «о том, что происходило», полностью оторвав события от общей истинной картины. Используя, вдоба вок, прием навязывания собственного видения вопроса (26), предлагая читателю свою безапелляционную точку зрения:

«в диалоге, который ведется в реальной системе истори ко-экономических координат, эти доводы неопровержимы».

Вот неопровержимы они — и все тут! Так же используется апелляция к авторитету науки: «реальная система историко экономических координат». Умные слова, удачно ввернутый термин «реальная система» (подразумевается: все осталь ные, не-сванидзевские — не реальны, реально только то, что говорит он), призвана подавить сомневающегося в правоте прочитанного реципиента, «блокировать» его способность к критическому анализу полученного материала.

Еще один пример замалчивания обстоятельств. Депутат Верховной рады Украины, председатель Меджлиса крымско татарского народа Мустафа Джемилев, в статье, опублико ванной в газете «Полуостров», № 9 (111), 4 — 10 марта года (позднее ее перепечатало информагентство «Росбалт»), отвечает на вопросы корреспондента Яны Амелиной. Раз говор идет о восстановлении автономии крымских татар и об активном содействии этому только что прорвавшегося к власти «оранжевого президента» Ющенко.

«Джемилев: Мы говорим не о создании крымскотатар ской национально-территориальной автономии, а о восста новлении того, что было ликвидировано в 1944 году в резуль тате преступного указа Сталина... Разве мы виноваты, что под верглись геноциду, что на нашу территорию привезли много людей? Мы же не говорим, что надо их депортировать...

Я. Амелина: Вы уверены, что это не станет причиной обо стрения межнациональных противоречий на полуострове?



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.