авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры

Бюро ЮНЕСКО в г. Москве по Азербайджану, Армении, Беларуси, Грузии,

Республике Молдова и Российской

Федерации

РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА

КЛЮЧИ от XXI века

Сборник статей

перевод с французского

Москва, 2004

УДК 304 (082)

ББК 60.52

К 52

Ключи от XXI века: Сб. статей.– М., 2004. – 317 с. – (пер. с фр. яз.) К 52 ISBN 5-7510-0299-7 Готовы ли мы к XXI веку?

Это поле для размышлений. Будущее становится все более неясным, сложным для идентификации, амбициозным в своей неясности, иногда категорически непостижимым. Если будущее невозможно предсказать, можно, по крайней мере, попытаться создать его самим. Чтобы в ногу со временем отвечать вызовам будущего, нужно сначала поставить правильные вопросы, и определить возможные решения, если они существуют, до того, как станет слишком поздно. В этом и есть главная роль исследований, направленных на изучение будущего, и размышлений на эту тему, которым посвящена данная книга.

Адаптированная в соответствии с концепцией исследований, изданных ЮНЕСКО, проведенных учеными, работниками интеллектуального труда, руководящими работниками и лидерами мнений, она предлагает форум для открытых дебатов в духе новой этики ведения дискуссий на тему широкого круга проблем, выводов и решений целого спектра. Вкратце, данная книга призвана для того, чтобы воззвать к этике будущего.

УДК 304 (082) ББК 60. ISBN 5-7510-0299-7 (рус.) © ЮНЕСКО, ISBN 923203646.0 (фр.) © Российская государственная библиотека, © ООО «НексПринт», пер. с фр., КЛЮЧИ К XXI ВЕКУ КЛЮЧИ К XXI ВЕКУ В рамках участия в международной дискуссии по актуальным темам будуще го, Служба анализа и прогнозирования ЮНЕСКО с 1997 г. начинает цикл «Бесед о XXI столетии». В каждом заседании будут принимать участие деятели науки, ис кусств, творческие работники и управленцы, интеллектуалы, имеющие всеобщее признание и обладающие весомым авторитетом в общественных кругах. Цель «Бесед» – составление прогноза по различным областям человеческой деятель ности. Служба также является организатором первых «Диалогов о XXI веке», ко торые, преследуя те же цели, с 16 по 19 сентября 1998 г. собрали более шестидеся ти международных участников для обсуждения одной главной темы: «Состоится ли XXI век?»

Данное издание представляет собой антологию размышлений, представлен ных во время этих встреч, вплоть до девятого заседания «Бесед» 29 июля 1999 г.

Мы выражаем признательность авторам за их совместный вклад в «Беседы»

и «Диалоги о XXI веке», благодаря которому стало возможным появление данной работы.

КЛЮЧИ К XXI ВЕКУ КЛЮЧИ К XXI ВЕКУ ПРЕДИСЛОВИЕ КОИШИРО МАЦУУРЫ, ГЕНЕРАЛЬНОГО ДИРЕКТОРА ЮНЕСКО Под руководством Жерома Бенде ЮНЕСКО/ОТПРАВНАЯ ТОЧКА Мысли и идеи, высказанные в данной работе, представляют собой мнение авторов и необязательно отражают точку зрения ЮНЕСКО. Названия, употреб ляемые в данной публикации, и содержащиеся в ней данные не влияют на при нятие каких-либо решений со стороны ЮНЕСКО по поводу юридического ста туса стран, территорий, городов или областей, или их властей, а также в отноше нии определения государственных или административных границ.

ЮНЕСКО/ОТПРАВНАЯ ТОЧКА, АПРЕЛЬ 2000 ФРАНЦУЗСКОЕ ИЗДАНИЕ ISBN: ЮНЕСКО 92 3 203646 ISBN: СЕЛЬ 2 02 041221 Законом об интеллектуальной собственности запрещены воспроизведение или перепечатка материала с целью тиражирования. Любое полное или частич ное переиздание данной публикации, сделанное без согласия автора или его до веренного лица, является незаконным и преследуется законом, согласно статьям L. 335-2, а также Законом об интеллектуальной собственности.

ПРЕДИСЛОВИЕ Предисловие На пороге XXI века мы сталкиваемся с третьей индустриальной революцией и новыми формами глобализации, что самым радикальным образом влияет на структуру общества и ставит перед нами огромное количество небывалых по сво ей сложности задач. Мировое сообщество в настоящее время обладает большим, чем прежде, потенциалом, оно стало более сложным и взаимозависимым и в то же время более неустойчивым, чем когда-либо, организмом.

Тем более необходимо избавиться от этих центробежных сил, вызванных большим ускорением развития человечества, так как «прогресс», на который мы так часто ссылаемся, вполне может принять угрожающий характер и полностью выйти за рамки человеческих устоев. Именно поэтому сейчас важно установить тонкую грань между дозволенным и недозволенным, собрать все существующие нормы и правила воедино, определить их значимость и уместность. Необходимо также научиться различать во всем том новом, что появляется у нас на глазах, на носную шелуху, которой суждено кануть в Лету, от ростков того, что является ре альным началом грядущих перемен.

Мы должны использовать это богатство, разнообразие, взаимозависимость и эту неуверенность в будущем, находя точки соприкосновения в различных уче ниях, традициях, культурных и национальных общностях. С самых первых дней своего существования первейшей задачей ЮНЕСКО стала работа над подобным объединением всего культурного наследия человечества. После Второй мировой войны стала совершенно очевидной невозможность повторения подобного вар варства в будущем. Обладая серьезной воспитательной, научной и культурной ба зой, ЮНЕСКО делает все возможное для предотвращения подобных конфлик тов, обсуждая на интеллектуальном уровне проблемы мирного сосуществования различных культур и сообществ. Возможности ЮНЕСКО обусловливают закон ность ее вмешательства и принятия мер. Чтобы представить в полном объеме проблемы, встающие перед нами на пороге XXI века, а также все разнообразие взглядов на них, нам необходимо выслушать представителей всех учений, всех культур и предоставить им полную свободу высказывания на тему нашего обще го будущего. Такова цель «Бесед о столетии» и «Диалогов о XXI веке», встреч, ко торые явились теми самыми Ключами к XXI веку. Только в споре и столкновении различных идей рождается истина, вначале и, прежде всего, в форме вопроса.

Эти Ключи к XXI веку предназначены, прежде всего, для молодого поколения, так как наступающее столетие будет их веком. Научиться распознавать мельчай шие признаки грядущего, обозначить их в общих чертах и набросать конкретные планы действия – значит научиться жить вместе.

Коиширо Мацуура Введение Введение «Не ждите от XXI века чего-то необыкновенного, – пишет Габриель Гарсия Маркес. – Это необыкновенное XXI век ждет от вас.»

Есть ли у нас ключи для входа в XXI век и средства управления для того, что бы не потерять ориентации в его «пространстве»? Готовы ли мы к XXI веку? Поз вольте в этом усомниться. Будущее кажется все более и более неопределенным, неподдающимся идентификации, даже двойственным в своем определении, а иногда и вовсе не представляется никаким. На пороге будущего мы имеем массу ответов на наши вопросы. Насколько они верны? Нас мучает огромное количе ство вопросов. Но актуальны ли они? Действительно ли багаж наших знаний имеет какую-то ценность, или он только сковывает наше движение?

«Мы не умеем предугадывать будущее, но мы можем его себе приготовить», замечает Илья Пригожин. Так как, в прямом смысле слова, будущее нигде не за писано. Ясно, что будущее зависит только от нас, но, в более широком смысле скорее от каждого из нас, а также от результатов совместных действий каждого индивидуума.

Итак, для того, чтобы найти своевременные ответы на вопросы, встающие перед нами на пороге XXI века, необходимо как следует определиться с этими во просами – каковы они собственно, и уже затем попытаться на них ответить, – пока не будет поздно. Эта задача похожа на действия игрока в шахматы, который, прежде чем принять решение и разработать тактику последующих ходов, должен проанализировать возможное развитие игры и продумать некоторые превентив ные меры. С этого момента классические вопросы Канта – «что я могу знать?», «что я должен делать?», «на что мне можно надеяться?» – должны быть переина чены таким образом, чтобы местоимение я было заменено в них местоимением мы. Теперь перед нами стоит вопрос не «что я могу знать?», но «что мы можем знать?». Не «что я должен делать?», но «что мы должны делать сейчас и что мы должны будем делать завтра?». А также не «на что мне можно надеяться?», но «на что мы можем надеяться?». А также: «Что есть человек?», теперь должно звучать – «кто мы?» и «кем мы станем? »

Как пишет Ричард Рорти, «Вопрос «кто» теперь не является тем извечным вспомогательным вопросом, необходимым для формулировки будущего. Этот вопрос о будущем теперь не является предсказанием, теперь это скорее проект.

Вопрос о том, кто мы, превратился в вопрос нашего будущего, которое мы должны построить совместными усилиями. »

Речь во время форума «Образ следующего поколения: Латинская Америка и Караибы на пороге нового тысячелетия», ЮНЕСКО и Американский банк развития, Париж 8 марта 1999 г.

И. Пригожин, цитата из мирового доклада по будущности Новый мир (Федерико Майор, совместно с Жеромом Бенде, стр. 9, издательство Одиль Жакоб/ЮНЕСКО, Париж, 1999) Здесь я в свободной форме излагаю взгляд философа Ричарда Рорти. См. Р. Рорти, в Кто мы?

Философские встречи ЮНЕСКО, Галлимар/ЮНЕСКО, Париж, 1996.

Там же.

Введение Ключи от XXI века представляют собой первую антологию, или, ели хотите, «избранные отрывки» этого футурологического исследования и этого проекта, которому ЮНЕСКО посвятило большое количество времени. Начатый в сентяб ре 1997 г. по инициативе Службы анализа и прогнозирования, а также благодаря решающему голосу Федерико Майора, тогдашнего Генерального директора ЮНЕСКО, цикл «Бесед о XXI столетии» и «Диалогов о XXI веке» имел целью лучшую подготовку к будущему, чему способствовали обмены и встречи между научными деятелями, интеллигенцией, работниками искусства и другими влия тельными лицами. Создание данного мирового форума отражает желание ЮНЕ СКО усилить работу над его программой анализа и прогноза на будущее. Таким образом, в течение последних нескольких лет была реализована мечта Поля Ва лери, который хотел, чтобы наряду с «Сообществом наций», образовалось это «Сообществом умов», для которого главным делом и было создано ЮНЕСКО.

Этот форум на тему будущего, квинтэссенцией которого явились Ключи от XXI века, был открыт как эти «волшебные окна, выходящие в пену полного опас ностей моря», как пишет английский поэт Джон Китс. Форум изначально был организован в форме диалога, так как иначе для ЮНЕСКО он был бы совершен но пустым и бессмысленным. Только при обмене различными точками зрения, спорах и жарких дискуссиях можно рассуждать о будущем и строить какие-то планы. XXI век не может быть сведен к монологу, будь то даже проблема техноло гий, любая тема, касающаяся будущего, должна быть подвергнута самому широ кому обсуждению. Форум был открыт с целью определения долгосрочных про ектов, так как ввиду настоящей гегемонии краткосрочных проектов, накладыва ющих свои ограничения как в финансовой, так и в политической сферах, мы сможем по праву надеяться, наконец-таки, реабилитировать идею долгосрочных проектов, лишь приступив к разработке этих самых проектов. Ключи от XXI ве ка, таким образом, служат не для того, чтобы закрывать, а чтобы открывать. Это музыкальные ключи к партитуре грядущего, а не ключи от ментальной тюрьмы, служащей идеологическим догмам, риторике порядка или утопической лжи при носящей разочарования и несчастья.

Подготовиться к будущему или подготовить будущее – означает также най ти этику дискуссии – столь любимую немецкой философией концепцию Кар ла-Отто Апеля и Юргена Хабермаса – а также этику будущего, к которой мы еще обратимся.

Установить основу такой этики, которая принимает в расчет не только совре менное поколение, но и наших детей, будущие поколения, предполагает то, что че ловеческое общество вначале увеличит свои возможности предвидения и прогнози рования на длительные сроки. ЮНЕСКО первой берет на себя эту миссию. Страте См. Ж. Бенде, «Этика будущего. Почему необходимо отыскать потерянное время?», Футурологи, Париж, декабрь 1997, английский перевод в Public Culture? Duke University Press, vol. 12 № 2, winter 2000;

заключение из мирового доклада ЮНЕСКО, Новый мир, op. cit. Ethics оf the Future, совместная работа под руководством Кандидо Мендес и Энрико Родригес Ларрета, ЮНЕСКО/ ISSC/Educam, Rio de Janeiro, 1998.

Введение гия, принятая ЮНЕСКО, делает акцент на необходимости усиления функции «ин теллектуального прошлого», научного подхода и приоритет задач, с которыми чело вечество столкнется в ближайшей перспективе. Осветить путь для движения вперед – таково первое условие этики будущего. Как подчеркивает Эдгар Морен, мы долж ны заслужить на заре XXI века эти парадоксальные и пророческие слова Блеза Пас каля: «Давайте стараться правильно думать – вот принцип морали ».

Такова одна из основных программных задач ЮНЕСКО на будущее. Шаб лонный язык, сопровождавшийся постоянным падением интеллектуального уровня, сильно дискредитировал международное сообщество и систему ООН. В XXI веке необходимо с подобной практикой разобраться и, наконец, избавиться от всякой косности и казенщины. Как говорит бразильский философ Эдуарду Портелла, сейчас нам необходимо работать над очисткой языка от шаблонщины.

Избавиться от казенщины в языке означает избавиться от косности мыслей. Та ким образом, мы встанем на путь столь дорогих Грегори Бейтсону «экологии ра зума» и «длительного развития» человека. Каким образом это длительное разви тие может получить хоть минимальные шансы на существование и просущество вать в течение хоть какого-нибудь времени, если оно не будет опираться на «дли тельную мысль»? на «длительную этику»? на «длительные культуры»? Эти и дру гие вопросы находятся у истоков размышления об этике будущего, которому мы посвятили наши рассуждения при участии Эдгара Морена, Кандидо Мендеса и Международного Совета общественных наук.

Достаточно только взглянуть на тематику представленных к Ключам от XXI века докладов, чтобы представить себе всю широту поля деятельности в области научного прогнозирования. Сколько проблем! Сколько нерешенных задач!

Сколько вопросов! И, тем не менее, как это показывают авторы, которых мы со брали, во многих областях уже существуют конкретные предложения. Не хватает лишь ясной и четкой информации, сознания, лишенного эмоций, вызванных ка тастрофами, настоящей демократической дискуссии, основанной на реальном сознательном выборе, наконец, и, прежде всего политической воли.

Однако мы не можем долго отклоняться от главной темы этой работы, темы научного прогнозирования и будущности человека как вида. Можно ли предви деть будущее в столь нестабильном мире? Стоит ли «подписать мирный договор»

или продолжать «борьбу за выживание», которая, может быть, приведет к выми ранию всего живого на планете, в том числе и человека? Каково будущее народо населения и миграции в XXI веке? Как будет «стареть» человеческое общество?

Куда заведет нас биотехнология, к более совершенному миру или к «совершен нейшему из миров»? Способна ли наука, способны ли политическая и этическая воли противостоять новым болезням и болезням, появившимся вновь? Как бо роться с химическим заражением и с «невидимым» заражением? Хватит ли на всех воды в XXI веке? Возможно ли в кратчайшие сроки решить проблему с энер Б. Паскаль, Мысли.

Г. Бейтсон, К экологии разума, Париж, Издание Сель, 1977, 1980.

См. Ethics of the Future, op. cit.

Введение гетическими носителями, найти новые возобновляемые энергоресурсы, исполь зовать энергию солнца, остановив или хотя бы существенно замедлив процессы климатических изменений на планете? Сможем ли мы приручить искусственный интеллект или будем порабощены им? Что нам ожидать от завоевания космичес кого пространства? Как сочетать идентичность, изобретательность и воспита ние? Следует ли нам придумать новые культурные договоры? Каковы новые культурные рамки? Ведет ли за собой глобализация культурную безликость и на силие? Куда нас заведет новая форма культурной гибридизации? Как изменится понятие культурного наследия и преемственности? Исчезнет ли половина или более языков в XXI веке? Как сохранить языковое разнообразие? Каково будущее литературы, искусства, нового синтеза искусства и технологии? Чего можно ожи дать от обучения на расстоянии? Как достичь первейшей цели XXI столетия – об разование для всех в течение всей жизни? Каково будущее информационного об щества, киберпространства, средств массовой информации, «виртуального про странства»? Следует ли нам заключить новый общественный договор? Как в XXI веке, наконец, научиться жить вместе? Каково будущее демократии, прав челове ка, наших детей, работы, города? Умерла ли утопия или ей суждено возродиться с новой силой во всем своем разнообразии в XXI веке? Двигаемся ли мы к едино му миру? Должны ли мы создать единые международные этические нормы? Яв ляется ли глобализация ловушкой? Или глобализация ведет к образованию над национальных этических норм для всего человечества, к тому, о чем мы уже гово рили? Ждет ли нас гегемония нескольких «главных городов»? Хватит ли для всех еды? Как будет развиваться мир в XXI веке и можно ли избежать бедности и «по падания на обочину» мирового сообщества? Случится ли «африканское чудо»?

Все эти вопросы представляют собой как бы этапы «путешествия в будущее», первую страницу которого написали Ключи от XXI века, наметив новые пути и дороги. В заключении мне хотелось бы все же очертить некоторые грани данной работы и объяснить ее необходимость. Научное прогнозирование парадоксаль ным образом сочетает в себе науку и невежество. В этом смысле оно находится в той же ситуации, что и ЮНЕСКО. Эта организация, с момента своего образова ния, постоянно вводит в контакт научный подход и предрассудка, знание и не знание. Его извечная задача – это борьба с предрассудками, безграмотностью, невежеством, с любыми проявлениями злоупотребления властью.

Так как свои фундаментальные задачи ЮНЕСКО подстраивает под веянья времени, это научное и педагогическое призвание неизбежно приводит его к на учному прогнозированию. Образование по определению обращено в будущее:

это одновременно и передача опыта поколений и ответственность за грядущее.

Из обмена знаниями обязательно появится свет, который осветит потемки буду щего, эти потемки неясности и неизвестности, которые в данный момент суть практически ничто, небытие, ибо по определению будущего не существует, но оно всегда вот-вот должно настать или в свое время ворваться в нашу жизнь.

Заглядывая в будущее, нам приходится принять такой парадокс предвосхи щения и научного прогнозирования: чем больше мы боремся с неизвестностью, чем более научным является наш подход, тем мы глубже попадаем во тьму неве Введение дения. Чем больше мы знаем, тем больше приходим к выводу, как Сократ, что мы знаем, что ничего не знаем. Чем больше мы знаем, что не знаем, тем больше нам хочется задать вопрос Монтеня «что я знаю?» и тем больше хочется задать вопрос:

«что мы не знаем, чего мы не знаем?»

Сегодня вместе с возросшим интересом к будущему все более интенсивным становится странное взаимодействие между знанием и незнанием. В последнее время ЮНЕСКО сумело по-новому пересмотреть свое изначальное призвание, посвятив себя научному прогнозированию для того, чтобы обозначить свои буду щие задачи. Что, в действительности, предписали международному сообществу основатели ЮНЕСКО? Выполнение важной и вместе с тем сложной задачи: «со хранить мир и общественную безопасность, укрепляя образованием, наукой и культурой сотрудничество между народами, соблюдать общие законы справедли вости, права человека, основные свободы, Хартия наций признает общими для всех народов, для всех без расовых, половых, языковых, религиозных различий».

Выполнение этой задачи во многом зависит от политики. А политика, в свою очередь, по Максу Веберу, есть искусство управления временем и придания ему структуры. Ибо «политик, главным образом, должен заниматься будущим и быть в ответе за будущее». В течение многих столетий, особенно после появления «ученого государства», политика находится в теснейшей связи с наукой, которая, при своих достижениях, должна была бы способствовать ответственности за бу дущее. Но политика, так же, в прочем, как и наука, всегда зависела от силы, от ежеминутных интересов, эгоизма отдельных личностей, их расчетов и безразли чия к судьбам простых граждан. Именно поэтому, когда ЮНЕСКО призывает к «сотрудничеству народов во всех сферах человеческой деятельности» и способст вовать «поддержанию и развитию накопленных человечеством знаний», мы не должны никогда забывать, что эта одновременно политическая и научная цель исследования будущего не должна быть чужда этике.

Именно на заре XXI века становится понятен смысл слов Паскаля, которые я цитировал: «давайте стараться правильно думать, вот принцип морали», и слов Габриеля Гарсиа Маркеса: «не надо ждать от XXI века чего-то необыкновенного.

Это XXI век ждет всего от вас». Ключ к Ключам от XXI века – это этика будуще • го, но не этика на будущее, отложенная ad kalendas graecas, а этика сегодняшне го дня для дня завтрашнего.

Жером Бинде М. Вебер, Ученый и Политик.

•(лат.) «до неопределенного времени» прим. переводчика.

НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

I НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ:

КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

Сколько вариантов развития будущего?

Вплоть до прошлого столетия общепринятым фактом было, что конечная цель науки заключается в поисках прошлого, описании настоящего и предвиде нии будущего. Это стремление к точности берет свое начало из детерминистиче ской концепции природы, иначе говоря, то, что произойдет в будущем уже суще ствует в зачаточном виде сейчас, и, в некотором роде, уже было в прошлом. Вре мя рассматривалось как процесс обратимый. Сегодня взгляд на время изменился существенным образом, в основном из-за развития термодинамики: наука не могла достичь точности в предсказании будущего не столько из-за нехватки зна ний, сколько из-за того, что в реальном времени процент случайности необычай но, бесконечно велик. Неужели у будущего много вариантов? Можно ли после этого в чем-либо быть уверенными?

Илия Пригожин, профессор Свободного Университета Брюсселя и директор международного института физики и химии, нобелевский лауреат 1977 г. за вклад в развитие термодинамики неравновесия и, в особенности, в теорию диссипатив ных структур, является автором множества работ, в частности Новый Альянс (при участии Изабель Стенгерс – 1979 г.), Между временем и вечностью (1989 г.) и Конец уверенности (1995 г.).

Илия Пригожин Стрела времени и конец уверенности Стрела времени и «вдали от равновесия»

В одном из номеров Нувель обсерватер, посвященного поиску корней, Ле Пишон пишет: «Человек имеет способность проецировать себя во времени, и эта способность, без сомнения, является источником его экзистенциальной печали.

Именно этот рефлективный взгляд, эта способность проекции во времени, на мой взгляд, является настоящей, оригинальной чертой человека. Его, возможно, единственная, оригинальная черта – это осознание страдания и смерти. Именно в этом, скорее всего, следует искать причину возникновения искусства, поэзии и метафизики, с помощью которых мы можем заглядывать за рамки неизведанно го, поднимаясь над уровнем реалий нашей жизни».

Не может быть жизни без предвидения будущего: ведь и растения пробуж даются после зимнего сна в преддверии весны. Этот вопрос времени, который волновал людей еще на заре философии, до сих пор вызывает полемику (вспом ните хотя бы спор Гераклита и Парменида). На самом деле он самым тесным об разом связан с понятием детерминизма. Карл Поппер очень точно сформулиро НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

вал противоречивость такого подхода: «Любое событие вызвано событием, кото рое ему предшествует, таким образом, любое событие можно предсказать или объяснить (…). Впрочем, народная молва приписывает зрелым и здравомысля щим людям способность свободно выбирать среди различных неясных путей путь действия.» Прекрасный пример. Действительно, это похоже на то, как мы смотрим фильм. Мы не узнаем жертву, мы не узнаем убийцу. Зато тот, кто снял фильм, будет знать все. Неужели мы просто пассивные зрители в этом мире, подчиненном законам определенности?

Если проблема детерминизма (определенности) не является научной про блемой и касается общего положения человека в мире, научные теории сыграли не малую роль в постановке этой проблемы. Так обстоят дела с западной физи кой, которая отличается от китайской и индуисткой науки своими открытиями в области законов природы. Ньютонова физика, описывающая мир законами де терминизма (определенности) и обратимости представляет тому ярчайший при мер. Открытие законов квантовой физики и теории относительности, конечно, внесло много изменений в законы классической механики, но эти две характери стики, детерминизм и обратимость, остались. Откуда и взялся этот навязчивый кошмар Лапласа: представим, что нам известны изначальные условия, тогда мы можем предсказать будущее и вернуться в конечном итоге в прошлое. Мир стал бы автоматом, так же как и человек, составляющий его часть. Это положение сложно принять;

тем не менее, это мнение Энштейна и Спинозы.

Философ Жан Валь написал об истории западной мысли, что она была слав ной, но несчастной, так ей всегда приходилось колебаться между понятиями «быть» и «становиться». А великий историк Китая, Джозеф Нидхем, говорил о европейской шизофрении, которая никак не может выбрать, является ли мир ав томатом или управляется проведением Господним.

Так каков наш выбор? Монизм, делающий из нас автоматов, или дуализм, как у Декарта и Канта? Этот дуализм сложно принять, и между наукой и философией появилась глубочайшая пропасть, приведшая к настоящей войне культур, которая нашла свое отражение в философии таких авторов как Хейдгер или Рорти. Эта вражда привела к раздробленности европейской культуры, которая актуальна и по сей день. Социобиолог Эдит Уильсон написала в своей работе Совесть: «Сейчас нет более важной проблемы, чем сближение научной и гуманитарной культур».

Станет ли XXI век веком такого примирения? В своей последней работе Ко смополиты Изабель Стенджерс пишет: «При случае достаточным бы было, и вполне достаточным, напомнить, что знаменитые законы физики, которые под тверждают равновесие между «до» и «после» возможны (не будем здесь даже упо минать об истории человечества и практике физиков) только при операциях по измерению и что мельчайший измерительный прибор отрицает это равновесие.

Как бы то ни было, эти законы подтверждают существование мира, в котором их формулировка не возможна. Для этого, действительно, нужно быть физиком, чтобы придать им такой вес, чтобы можно было однажды решиться отрицать от их имени то, что они предполагают, и что предполагает любое мыслящее сущест во, наделенное даром речи».

НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

«Нужно быть физиком». Я физик, и я убежден, что сегодня на наших глазах появляется концепция, приемлемая как для философов, так и для людей науки.

XIX век нам оставил нам конфликтное наследие: законы природы, о которых я говорил, но также и законы термодинамики вместе с энтропией. Термодинами ка представляет совершенно другую картину мира, картину эволюционную.

Вспомним заявление Клаузиуса:«эволюция вселенной происходит вместе с воз растанием энтропии». Рядом с обратимыми законами динамики есть необрати мые законы, которые мы находим везде: в выделении тепла, в феноменах пере движения, химии, биологии, и т.д. и где прошлое и будущее могут играть разные роли. Действительно, обратимые законы Ньютона распространяются лишь на небольшую часть мира, в котором мы живем.

Теперь давайте подумаем о планетарной системе. Законы Ньютона прекрас но объясняют нам движение планет. Но объяснение того, что происходит на пла нетах (геология, климат, жизнь, и т.п.) требует введения законов, которые вклю чают в себя необратимые феномены. Даже на микроскопическом уровне мы по всюду обнаруживаем необратимые явления. Подумаем, наконец, о радиоактив ности и о нестабильных элементарных частицах. Дилемма заключается в следую щем: являются ли необратимые явления следствием наших приблизительных подсчетов или пора пересмотреть формулировки законов природы? Результаты недавних исследований в области термодинамики подвигнули меня к принятию последнего решения.

Следует ли пересмотреть формулировки законов природы?

Следуя второму принципу термодинамики, необратимые феномены создают энтропию. В близком к равновесию состоянии термодинамика описывает стабиль ный мир. Если имеются флуктуации, система отвечает возвращением в свое состо яние равновесия, характеризуемое экстремумом энтропии или любым другим по тенциалом термодинамики. Но, что удивительно, эта ситуация радикально меня ется, когда мы находимся вдали от равновесия. Таким образом, флуктуации могут породить новые пространственно-временные структуры. Потому необходимо, чтобы законы эволюции были не линеарными, что нас приводит к диссипативным структурам, которые соответствуют новым надмолекулярным организациям.

Эти структуры мы без труда получаем в лабораториях. Это, например, осцил лирующие химические реакции, в которых миллионы частиц одновременно ме няют цвет, или знаменитые структуры Туринга, в которых химические соедине ния собираются в линии, или те же, так называемые хаотические явления, недав но наблюдаемые в химии, в которых две соседние траектории экспоненциально отклоняются в течение времени. Все эти новые структуры появляются в пунктах разветвления. Именно здесь старая структура становится нестабильной, и появ ляются новые структуры. Это рождение композиции.

Благодаря потоку энергии, приходящей к нам от Солнца, мы живем в мире далеком от равновесия. Мы окружены структурами, которые формируются в те чение всей истории Земли, будь то химия, геология или биология, и нам следует искать их начало в последовательных разветвлениях. Но есть и другой аспект.

НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

При разветвлении обычно представляется много возможностей, именно поэтому природа непредсказуема. Выбрать возможность, которая будет реализована, это и является проблемой вероятности. Уверенности положен конец: у будущего те перь масса вариантов… Роль необратимых феноменов особенно конструктивна. На молекулярном уровне эта конструктивная роль становится возможной благодаря появлению долговременных корреляций. Нам придется теперь отказаться от нашего видения материи как материи в равновесии. Я часто писал: «материя в равновесии слепа;

отдаляясь от равновесия, она начинает видеть». Последовательности в разветвле нии, упомянутые выше, приводят к историческому видению природы. Моделью классической физики была геометрия, моделью, чью общую относительность нам прекрасно описал Энштейн;

теперь даже в «серьезных» науках мы видим, элемент исторического повествования.

Концепция разветвления, самоорганизации и диссипативной структуры все глубже и глубже проникает во все науки, в том числе и в гуманитарные науки. В результате мы подходим к концепции, достаточно близкой к взглядам Стивена Джей Гаулда: «чтобы понять события и поправки, которые характеризируют до рогу развития жизни, мы должны двигаться, за пределами теории эволюции, к палеонтологическому исследованию возможного хода истории жизни на нашей планете, единственной версии, реализованной среди миллионов других возмож ных, но нереализованных альтернатив. Подобная концепция истории жизни со вершенно отлична от обычной детерминистской модели западной науки, а также от традиций, сложившихся в обществе и глубочайших психологических упова ний западной культуры, где венцом всей эволюции является человек, царь при роды, которому суждено быть властелином на этой планете».

Конечно, у любой науки есть своя специфика. Механизм разветвления раз личен для химии, биологии и экономики. Но сколь красноречивы аналогии! Пе реход от палеолита к неолиту произошел, когда человек начал черпать больше энергии из окружающей среды благодаря эксплуатации растительных и метал лургических ресурсов. Однако переход к неолиту также сопровождался значи тельной дифференциацией видения мира. Так китайский неолит весьма отличен от неолита Южной Америки или Средней Азии. «Отдаление от равновесия» яв ляется источником огромного разнообразия, окружающего нас. Другие разветв ления общества касаются использования угля или нефти. На заре XXI века мы убеждены, что приближаемся к точке разветвления. В простых примерах, изуча емых физикой и химией, разветвлению предшествуют сильные флуктуации: не наблюдаем ли мы их повсеместно вокруг нас? Какими путями будет двигаться XXI век? Каково будущее у будущего?

Система и новый центральный элемент Результаты, которые я получил «вдали от равновесия» подвигнули меня к уг лублению связи между законами природы и их статическим и детерминистским видением с одной стороны, и, с другой стороны, видением через термодинамику мира в становлении. Традиция согласна с тем, что становление являет собой ре НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

зультат наших приблизительных подсчетов, соотнесенных с точными обратимыми законами классической или квантовой механики, когда их применяют по отноше нию к термодинамическим системам, состоящим из большого числа взаимодейст вующих частиц. То есть совершенно два разных подхода: с одной стороны обрати мый микроскопический мир, а с другой макроскопический уровень, необратимый по нашим приблизительным подсчетам. Это видение, по которому необратимость была бы единственно результатом наших приблизительных подсчетов, никогда ме ня не устраивало. Поэтому мы постарались справиться с этой двойственностью.

Недавние успехи теории динамических систем и математики в области функцио нального анализа дали возможность нам говорить о том, что законы природы поз воляют разрушать временную симметрию, также как и понятие вероятности. Вме сте с последним получают распространение идеи о неопределенности и о многих вариантах будущего, даже в науках, занимающихся микромиром.

Социология занимается человеческим обществом. Дарвиновская биология является также биологией популяции. В физике мы можем одновременно гово рить как в терминах индивидуальных феноменов, так и в терминах популяции и системы (совокупности).

Системы (совокупности) были введены Гиббсом и Энштейном для формули ровки динамических основ термодинамики. Однако после них эти системы (со вокупности) вводились только потому, что мы не знали точного положения со ставляющих их частиц: совокупность была результатом нашего незнания. Всегда было принято, что описание в совокупности соответствовало описанию траекто рий, что, на самом деле верно, для простых динамических систем, описанных в учебниках по механике. Но наши коллеги и я показали, что так было не всегда.

Физика популяции не всегда может быть сведена к физики изолированного ин дивидуума. Существуют системы, в которых статистическое описание в совокуп ности приводит к новым несокращаемым формулировкам, то есть где не возмож но преодолеть стадию вероятности. Таким образом, мы подходим к описанию, в котором вероятность играет центральную роль. Самым важным примером явля ется пример больших систем, сформированных из большого числа частиц, меж ду которыми постоянно происходит взаимодействия. Это как раз и есть системы, которые изучают в термодинамике. Так, воздух в этом зале состоит из миллиар дов и миллиардов молекул, которые постоянно сталкиваются друг с другом.

Сталкиваясь друг с другом, они производят двойственные, а затем тройственные соотношения между двумя частицами. Это немного похоже на распространение информации в среде человеческого общества. Вместе с совокупностью вероят ность входит, таким образом, в среду физики. Конфликта между динамикой и термодинамикой больше нет. «Вдали от равновесия», на базе сложного мира, ко торый мы наблюдаем, имеет свои корни в фундаментальных законах физики.

Заключение Мы движемся из мира определенности к миру вероятности. Мы должны найти узкий путь между пугающим детерминизмом и вселенной, управляемой случаем, теперь недоступной для нашего понимания. Реальность в классической НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

механике была сравнима с машиной. Квантовая механика не улучшила ситуации, так как, в таком случае, реальность зависит от наших измерений. Сегодня мы подходим концепции, отличной от реальности, к концепции строящегося мира.

Эта концепция идет в полный разрез с традиционной иерархией наук. Точные на уки говорили об уверенности. Таковы были, впрочем, очень часто образец и глав нейшая цель гуманитарных наук. Теперь, гуманитарные науки, такие как эконо мика или социология могут, соотносится с другими образцами.

В мире, который больше не является миром определенности, мы восстанав ливаем понятие ценности. Что, действительно, могло бы означать понятие цен ности в детерминистском мире? Древние греки передали нам в наследство два идеала: непонятность природы, как пишет Уайтхед "составление системы общих идей, которая была бы необходима, логична, соответствовала бы нашим потреб ностям и с помощью которой могли бы быть интерпретированы все стороны на шего бытия», а также демократия, основывающаяся на принципах свобод чело века, его изобретательности и ответственности. Мы, конечно, очень далеки от исполнения этих двух идеалов, но, по крайней мере, мы можем теперь заявить, что они не противоречивы. Природа гораздо богаче, гораздо неожиданнее в сво их проявлениях, гораздо сложнее, чем мы это себе представляли в начале этого века. Без сомнения, в течение наступающего века мы увидим новое понятие ра циональности, где разум больше не будет основываться на уверенности, а веро ятность на незнании. Именно в этих рамках изобретательность природы и изоб ретательность человека могут найти место, которое они заслуживают.

Каково будущее у будущего?

Если новые парадигмы науки ставят под вопрос веру в то, что мир подчинен детерминизму, то есть поддается предвидению, если XXI век приходит под зна ком конца определенности, каково же тогда будущее у будущего? Изменчивый и неясный характер будущего обозначает, что, по определению, оно не может быть объектом научного исследования. Именно здесь приходит на помощь научное прогнозирование, которое не в состоянии предсказать того, что будет завтра, пы тается путем междисциплинарного исследования, применяющего точные науч ные знания, предугадать то, что нас ждет, раскрыть в настоящем ростки возмож ного будущего и построить будущее, подготовив его наступление уже сегодня.

Как говорил Поль Валери: «Будущее – это стройка».

Юг де Жувенель (Hugues de Jouvenel) – главный делегат Международных футу ристов и редактор журнала Футуристы.

Колин Блэкмэн (Colin Blackman) – издатель, журналист, консультант по науч ному прогнозированию, редактор журнала Foresight.

Сулейман Башир Диань (Souleymane Bachir Diagne) – советник по делам образо вания и культуры при президенте Республики Сенегал и профессор философии в Уни НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

верситете Шейк Анта Диоп. Одно из его самых последних произведений вышло под названием Время и Развитие в мысли Экваториальной Африки.

Тьерри Годен (Thierry Gaudin) – президент ассоциации Перспектива 2100, бывший директор Центра научного прогнозирования и эволюции в министерстве Промышлен ности, где он координировал работы, которые закончились произведением 2001. Рас сказ о будущем веке. Он также является автором произведения 2001. Одиссея вида.

Пентти Маласка (Pentti Malaska) – бывший президент Международной феде рации исследований по научному прогнозированию и директор финского научно-ис следовательского института.

Элеонора Мазини (Eleonora Masini) – профессор исследований по научному про гнозированию и по человеческой экологии в Григорианском папском Университете, бывший президент и генеральный секретарь Международной федерации исследова ний по научному прогнозированию, член Римского клуба и автор в частности работы Why Future Studies?

Петер Меттлер (Peter Mettler) – профессор социологии во Франкфуртском Уни верситете и в Вейсбаденском Университете.

Хесус Монео (Jess Moneo) – член Римского клуба и президент своего испанско го отделения.

Франсиско Сагасти (Francisco Sagasti) – директор Agenda de Foro Nacional Internacional, бывший начальник стратегического плагирования в Международном банке и президент Комитета советников по науке и технологии развития при ОНН, соавтор в работах “Неопределенный поиск”, “Наука, технология и развитие”.

Тони Стивенсон (Tony Stevenson) – президент Международной Федерации иссле дований по научному прогнозированию и директор Коммуникационного центра Уни верситета технологий г. Квинслэнд (Австралия).

Кимон Валаскакис (Kimon Valaskakis) – бывший президент института Гамма, бывший посол Канады при OCDE и титулованный профессор экономических наук Университета в Монреале.

Юг де Жувенель Природа будущего.

Природа будущего тройственна: это область свободы, возможности и желания.

Будущее – область свободы.

В отличие от прошлого, которое уже свершилось, будущее не может быть оп ределено, что означает, что, по определению, оно не может быть объектом науч НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

ного изучения. Будущее открыто для многих возможных путей эволюции и пер вой задачей специалиста по научному прогнозированию, ввиду невозможности утверждать заранее того, что случиться завтра, является попытка предвосхитить возможные события, указать на зародыши будущего в настоящем. Таким обра зом, не заглядывая даже в будущее, специалист по научному прогнозированию должен изучать современный мир и пытаться обнаружить в нем едва заметные тенденции, которые могут стать решающим фактором в ближайшем или более отдаленном будущем.

Тот факт, что будущее не предопределено, имеет диаметрально противопо ложные последствия, в зависимости от того, реагируем ли мы в качестве знающе го или действующего субъекта. В качестве субъекта знающего, будущее для нас будет являться источником постоянной тревоги, тем большей, что у нас появля ется чувство, что перемены ускоряются, что взаимозависимости множатся, что все более и более мы сталкиваемся с системным риском, как это было с финан совым кризисом в Азии и в России. Наоборот, сознательно или несознательно, действующий субъект старается бороться с этой тревогой, пытаясь уловить сте пень неизменимого в природе вещей и общественной жизни, что ему позволит рассуждать таким образом, как будто бы между настоящим и будущим такая же разница как между прошедшим и настоящим. Специалисты по прогнозированию развития общества в отличие от специалистов по экономическому прогнозирова нию считают, что не достаточно продлевать тенденции, что, даже если в прошлом уже были отмечены инварианты, ничто не доказывает того, что эти системы бу дут возобновляться до бесконечности в неизменном виде. Короче говоря, нео пределенности больше, гораздо больше, чем нам это иногда кажется. Тем хуже для знающего субъекта и тем лучше для действующего субъекта, ибо именно с этого момента уже не все предрешено, ибо здесь всегда есть пространство для ма невра и всегда есть возможность управлять ходом событий. В сущности, специа лист по прогнозированию развития общества пытается идентифицировать воз можные варианты будущего, которые заключены в нынешней ситуации, и опре делить, каково пространство для маневра для различных участников процесса.

Будущее – область возможности.

Таллейран говорил: «когда срочно, уже поздно». Мы часто слышим из уст различных высокопоставленных лиц слова: «я так поступаю, потому что у меня нет другого выбора». Если бы они были честней, они бы говорили: «я так посту паю, потому что у меня нет больше другого выбора», то есть «я довел ситуацию до такой точки», что как говорят в шахматах, ходить больше уже было нечем. Пред восхищение времени, занятие, не приносящее точных сведений о завтрашнем дне, позволяет нам узнать возможное течение событий, которыми еще можно уп равлять или к которым хотя бы можно как-то подготовиться.

Утверждение, что будущее является областью возможности, не обозначает, что у нас есть полная власть создать будущее нашей мечты. Существует проблема совокупности и под-совокупности, очень тщательно изученная Мишелем Гозье в Деятеле и Системе, благодаря которой мы все находимся как бы в положении мо НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

реплавателя, который должен одновременно опередить поднимающийся ветер и ускорить свое прибытие в порт.

Будущее – область желания Сенека говорил: «нет попутного ветра для того, кто не знает, куда ему плыть».

Зачем нам пытаться предвосхитить возможные варианты будущего, выяснять стратегические тенденции, находящиеся в нашем настоящем, если мы сами не знаем, куда нам двигаться? Именно в этом смысле будущее и относится к облас ти желания и воли, области исполнения мечты, основанной на разумных жела ниях, области осуществления планов, для реализации которых можно мобилизо вать массы.

Эти три компонента – свобода, возможность и желание – во многом харак теризуют деятельность научного прогнозирования и то, для чего оно существует.

Оно существует не для того, чтобы успокоить опасения, которые вполне оправ данно вызывает будущее, но для того, чтобы помочь разным людям стать насто ящими творцами будущего, которое следует скорее строить, чем предугадывать.

Колин Блэкмэн Реабилитация научного прогнозирования Проблема коммуникации Специалисты по научному прогнозированию часто напоминают, что целью научного прогнозирования не является предвидение того, что произойдет, но на писание различных сценариев вероятного или возможного будущего. Благодаря этому мы можем рассуждать о будущем, которое желательно для нас, что само по себе довольно тонкое понятие. Большинство людей думают, что футурологи только и делают, что гадают на кофейной гуще и глядят в кристалл приставления.

О футурологах ходит дурная слава, их предсказания всегда подвергаются ожесто ченной критике, и специалисты по научному прогнозированию не могут донести результаты своих работ до публики. Конечно, предвидеть с точностью будущее не возможно, но возможно, по крайней мере, выдвинуть полезные гипотезы для принятия более разумных решений в настоящее время. Предсказания подобного рода могут иметь позитивные влияние на принятие решений. Поэтому научное прогнозирование должно быть включено в структуру наиболее важных направле ний в общественных организациях.

Маргинализация научного прогнозирования По своей природе футурология касается некоторых щекотливых тем: зачем задумываться о будущем, если оно не касается нынешнего положения дел? На самом деле проблема в том, что высокопоставленные лица не желают менять сложившееся status quo. Научное прогнозирование рассматривается ими как дисциплина ниспровержения устоявшегося порядка, препятствующая достиже нию их цели. Однако научное прогнозирование нуждается в нейтральном поле исследования. Власть может не считаться с теми или иными выкладками, не об ращая на них никакого внимания, только потому, что они идут в разрез с ее соб НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

ственными чаяниями. Следует ли при таких условиях включать учитывать дан ные выкладки при принятии решений на государственных уровнях, либо их сле дует держать в стороне для гарантирования их полной независимости? Этот фе номен маргинализации вполне реален. Несколько лет назад некоторые общест ва занимались научным прогнозированием, но сегодня это не столь популярное занятие, и обычно, когда какой-то организации необходимо узнать будущее, она обращается к совету консультантов. Конечно, здесь также играет некоторую роль вопрос финансирования, но когда все дела идут хорошо, властные структу ры думают, что могут вполне обойтись без прогнозов, в то время как, когда дела идут плохо, они требуют срочных решений. Надо найти все-таки золотую сере дину. В эпоху развивающейся бешенными темпами всеобщей глобализации мы можем сделать два вывода.

Выводы Во-первых, наши старания идут во благо: нас больше интересуют будущие поколения, чем прошлое, мы не хотим им передать в наследие устаревший мир.

Было даже предложено передать некоторые права нашему потомству, даже если это покажется слишком противоречивым. Как можно передать права человеку, которого еще не существует? Нам должно хватить нашей моральной ответствен ности, чтобы понять потребности будущих поколений, как сказано в Библии:

«веди себя с ближним так, как ты хотел бы, чтобы он вел себя с тобой». И это ка жется лучшее решение.

Некоторые считают, что в научном прогнозировании нет ничего нового, но что оно существует уже сорок лет. Мне кажется, эти люди напускают туману.

Можно только сожалеть об отсутствии литературы, которая описывала бы успехи этой науки, также как и ту пользу, которую она приносит. Я, думаю, что новое, подробное и вместе с тем доступное издание, адресованное широкой публике, совершенно необходимо. Надеюсь, новый журнал Foresight••, который мы выпу скаем, поможет реабилитировать науку прогнозирования.

Сулейман Башир Диань Африканская сказка Во многих африканских сообществах, кории, белые ракушки из семейства фарфоровых, служили не только разменной монетой, но также использовались для предсказания будущего. Само собой разумеется, что судьбу, по сложившимся из них комбинациям, читал искушенный в этом деле человек. Существует одна интересная история, которую с удовольствием рассказывают «предсказатели» по кориям. Эта притча, как это часто бывает в преданиях подобного рода, с одной стороны, имеет целью напомнить о религиозном запрете на откровения «язычес кой мерзости», заключающейся в практике гадания, а с другой, еще раз продемон стрировать, что этот запрет является залогом эффективности данной практики.


•• (англ.) Предвидение, прогнозирование. Прим. переводчика НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

Сказка об Архангеле Гаврииле и кориях Говорят, что ракушки, предсказывающие будущее, были похищены земными жителями. И тогда сам Господь Бог послал за ними на землю Архангела Гаврии ла, потому как знание будущего не является уделом смертных, и оно должно быть покрыто тайной до тех пор, пока не придет его черед. Спустившись на землю, Ар хангел, переменив обличие, решил прибегнуть к хитрости и испытывать Проме тея-предсказателя. Он попросил его с помощью корий узнать, что в ближайшее время собирается делать Архангел Гавриил. После того, как оракул самым тща тельным образом ознакомился с фигурами, в которые сложились волшебные ра кушки, он пришел к выводу, что его собеседник и есть сам Архангел Гавриил, и что он пылает желанием узнать, возможно ли предсказание будущего. Смущен ный Архангел грубо выхватил кории и быстро вознесся на небеса. Согласно ска занию, во время своего полета он выронил одну из ракушек. Она-то и стала пра родительницей всех современных корий, благодаря которым сегодня у людей есть возможность хотя бы относительно предсказывать судьбу.

Из этой сказки вытекает вопрос: « А не потеряли ли мы и последнюю ракуш ку, предсказывающую будущее?» Неопределенность, или скорее, осознание нео пределенности и непредсказуемости – вот главная характеристика этих лет, зна менующих начало нового века и нового тысячелетия. Неопределенность, в свою очередь, порождает чувство обездоленности и бессилия, мотивируемое отсутстви ем рычагов воздействия на окружающее. Этими рычагами владеют другие. Здесь речь идет о рынке и всеобщей глобализации, вездесущем, невидимом, но всесиль ном гиганте, о котором никто с уверенностью не может сказать, является ли он действующим персонажем или автором драмы, сценарий которой непредсказуем.

Потеря интереса к будущему: опасность для демократии Изменение паритета франка Африканского финансового сообщества навело африканские страны, оперирующие этой валютой, на мысль о том, что будущее не столь предсказуемо, как то раньше казалось. Государства и руководители, ко торые еще вчера заверяли свой народ, что девальвации не будет, были прекрасно осведомлены, что они находятся перед разумной фатальностью, и что в этих ус ловиях нельзя ни о чем говорить наверняка. Эпоха, когда их «кории» сохраняли в течение почти полувека устойчивый курс по отношению к французскому фран ку, прошла. Наступила эпоха неопределенности.

В том, что касается простого народа, этот факт позволил ему осознать не только то, что условия его существования стали еще более тяжелыми, но также и то, что идея суверенитета, хотя бы в форме простой способности высказываться против чего бы то ни было, оказалась обыкновенным мифом. Утрата престижа государства-нации обозначало также в свою очередь неопределенность граждан ства, которое, казалось, всего какие-то несколько месяцев или несколько лет на зад, сулило падение авторитарных режимов и развитие процессов демократиза ции. Народы охвачены чувством, что их будущее таится где-то в другом месте.

Примером тому может служить эмиграция молодежи, которая не столько стре мится к воплощению своей мечты, сколько просто бежит от кошмара. Демокра НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

тия в опасности. Пропало желание строить будущее и вместе с ним коллектив ная, культурная сила, единственно способная создать необходимый идеал, к ко торому следует стремиться. Вопрос «каково будущее будущего?» даже не возни кает в среде тех, кто ограничивается лишь вопросами роста производства и эф фективного администрирования;

они убеждены, что политических, экономичес ких и административных решений вполне достаточно для нормального функци онирования общества и время, на которое они рассчитаны, в конечном итоге, ничего для них не значит. То же самое касается культурного вопроса, традицион ных моральных ценностей и гражданственных доблестей, которые, кажется, ни коим образом не влияют на бескультурье.

Бескультурье не столь опасно. Демократии угрожает раздробленность инте ресов, вызванных мелкими разногласиями, возникающими на почве нового всплеска этнического самосознания. В этих условиях демократия теряет способ ность строить открытое общество и стремиться к будущему, и тогда, например, выборы равносильны этнической переписи, и в конце XX века вспыхивают этни ческие войны, призванные в XXI столетии своеобразным образом возродить пе режитки века XIX.

Еще одна, последняя опасность для демократии, вызванная потерей интереса к будущему, заключается в непредвиденном эффекте демократизации: от ушедших в небытие периодов авторитарной власти и единоличных пожизненных правлений, которые, казалось, имели в своем арсенале неисчислимое количество времени и возможностей будущего, мы переходим к обстоятельствам, при которых доминиру ет поспешность, когда проекты на будущее вызывают все меньший и меньший ин терес, когда по мере приближения к новым выборам теряется сам интерес к будуще му. Величие демократии заключается в том, что, несмотря на всю предвыборную борьбу и частую смену руководства, народ сам участвует в реализации проектов, на целенных на будущее. Воля и ответственность и есть построение будущего.

Цели проекта «Африканское будущее»

Именно поэтому проект «Африканское будущее», созданный недавно Орга низацией Объединенных Наций с целью поддержки усилий африканских стран не только в исследованиях в области перспективного прогнозирования, но также и в определении своих потенциальных возможностей, имеет большое значение для будущего понятия о гражданстве. В предисловии к книге, которая представляет первые итоги проекта, сказано «любая стратегия – это скорее акт политической воли, чем акт стратегический» и в этом высказывании кроется глубинный смысл перспективного прогнозирования. Гастон Берже писал: «метод, который мы здесь ищем, находится не в вещах, а в человеке, он не является законом объекта, но пра вилом субъекта, в нашем случае речь идет не об избавлении от трудностей и рис ка, но о готовности с ними встретиться лицом к лицу». Иначе говоря, перспектив ное прогнозирование необходимо тогда, когда потеряна последняя кория.

НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

Тьерри Годен Этно-экологическое исследование взаимодействия техники и общества.

В классическом видении техника представляется как решение всех про блем, при этом забывается, что техника оказывает влияние на общество. Тех ника действует с обратной силой, направляя общественные силы и порой про являя себя с совсем нежелательной стороны. Эта работа посвящена именно та кому двойному взаимодействию, то есть, о создании техники человеком и о влиянии этой техники на человека.

К познающему обществу Маркс считал, что феодальное общество было привязано к водяной мель нице, индустриальное общество к паровой машине, а капитализм,… капита лизм не совсем ясно к чему. Только после зрелых размышлений, консультаций с технологами, философами, социологами становится ясно, наконец, в чем за ключается взаимодействие между техникой и обществом. Понимание этого яв ления особенно важно, потому что в данный момент происходит смена сово купности технической системы, как говорит историк Бертран Жилль, мы пере ходим от индустриального общества к обществу познающему. Это вековая трансформация: скорость трансформации определяется возможностью чело веческих существ адаптироваться к новым технологиям и способностью учить ся ими пользоваться. Способ, посредством которого осуществляется эта транс формация, сам по себе не является ни плохим, ни хорошим, но переменам со путствуют различные пертурбации.

К обществу исключения Индустриализация начала XIX века сопровождалась эмиграцией сельско го населения и образованием исключения – городского пролетариата. В г. Европа пережила настоящую встряску, которая привела правящий класс к смене стратегии, то есть к образованию масс и осуществлению больших работ.

Сейчас мы переживаем ситуацию, похожую на ту, что была в 1830 г. Тогда Ги зо сказал: «Богатейте!», а госпожа Тэтчер повторила этот призыв в эпоху побе дившего либерализма. Мы являемся свидетелями мирового роста исключе ния, с которым все сложнее и сложнее мириться и можно предвидеть, что примерно в 2010-2020 годах общество исключения займет столь серьезные по зиции, что правящий класс будет вынужден сменить стратегию. В каком на правлении? Без сомнения, в сторону обучения масс и осуществления работы по общественному обустройству, но с применением современных технологи ческих средств.

Что можно сделать с этим явлением? Руководящие классы обычно не инте ресуются жизнью общества, они занимаются своими делами. Необходимо, что бы произошли серьезные, иногда просто трагические события, сотрясающие общество, чтобы правительство заинтересовалось своим народом. Однако в этих случаях оно прибегает к самым доступным средствам. Опыт показывает, что когда властные структуры находятся в стесненных обстоятельствах, они НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

принимают совершенно бессмысленные решения. Поэтому, для того, чтобы люди доброй воли могли предложить свои проекты для будущего столетия, и было создано общество «Научное прогнозирование 2100».

Пентти Маласка Истоки будущего Каково будущее будущего? Когда будущее начало существовать? Существо вало ли оно всегда или было изобретено после «большого взрыва»?


Изобретение будущего Обнаружены археологические свидетельства изобретения будущего. Это произошло два миллиона лет тому назад, когда существа, которые тогда еще не были людьми, начали изготовление орудий труда, которые предполагалось ис пользовать через какое-то время. До этого в качестве подручных одноразовых средств использовались камни, ветви и т.д., которые после применения просто выбрасывались. Таким образом, будущее было изобретено вместе с технологией и, начиная с этого момента, существование человека связано с технологией. Ес ли бы мы смогли исследовать мозг тех примитивных существ, которые изобрели инструменты, мы бы обнаружили изменения в их нервной системе и развитие у них лобной доли мозга. Сегодня мы знаем, что мысль, направленная в будущее, находится в этой лобной доли: если мы прервем связь, существующую между лобной долей и другими частями мозга, человек утратит возможность думать о будущем. То есть, будущее имеет также и психологическую основу.

Знание будущего С появлением будущего реальность стала сложнее. Используя терминологию Ильи Пригожина, можно сказать, что раньше существовала точка разветвления, в которой от двух реальностей (реальности прошлого и реальности настоящего) мы перешли к трем реальностям (реальности прошлого, настоящего и будущего).

Мы обладаем умственными возможностями приобретения знания обо всех этих трех реальностях: о современной реальности, о настоящем, – путем наблю дения, о прошлом – путем воспоминания, и, наконец, о будущем – путем преду гадывания и восприятия. Наука может судить лишь только о настоящем и про шлом и если они необходимы для познания будущего, их явно не хватает. Кроме объективных знаний нам необходимо ощутимое «воспринимательное» знание.

Необходимо развивать это воспринимательное знание, так как без восприятия не существует будущего. Само собой, это восприятие может быть ошибочным, ведь оно не лишено неточностей, которые могут быть результатом других областей знаний, таких как наблюдение за настоящим или воспоминание о прошлом. Бу дущее неопределенно, потому что оно имеет много вариантов, оно зависит от то го, какое направление мы ему дадим сегодня. Знание этих вариантов само по се бе полно неопределенностей, из которых одна из самых значимых заключается в том, что люди живут одновременно в одном мире, но в разных реальностях. Как справиться с разными реальностями? Обычно, когда мы сталкиваемся с реально НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

стью, которая нам чужда, мы поступаем двумя способами: пытаемся убедить дру гих жить в нашей реальности или пытаемся уничтожить их реальность. Поэтому в будущем нам необходимо найти другой метод, то есть проявлять больше толе рантности и понимания, основанного на сотрудничестве.

Поможет ли нам обучение, основанное на изучении будущего, лучше пони мать этот мир и принимать более толерантные решения? В 1980-ые и 1990-ые го ды эти теории исследования будущего получили широкое распространение в сре де финского общества (в школах, парламенте, на предприятиях). У нас тоже име ется некоторый положительный опыт в этой сфере. Но остается одно заведение, которое не признает этого исследования. Странно, что именно университеты от носительно отстали в этой области. Необходимо обязательно объединить наши усилия для развития обучения в области перспективного прогнозирования в уни верситетах. Создание Финской академии будущего, которая объединяет в свою сеть пятнадцать университетов, представляет собой интересный опыт.

Элеонора Мазини Перспективное прогнозирование и действие Каждая часть мира является неотъемлемой частью мира, так как мир суще ствует в каждой своей части. В этом понятие кроется источник неопределеннос ти. Впрочем, неопределенность связана с переменами и вопреки распространен ному мнению, не все перемены бывают скоротечными. Некоторые перемены, допустим, экономические, происходят быстро, но другие перемены, такие как изменения в индивидуумах, в общественных установках и т.д. происходят гораз до медленнее. Грегорио Перче, один из основателей Римского клуба, говорил, что человеческая раса постоянно пытается успеть за быстрыми переменами в техно логии, экономике и т.д.

Что собой представляет, в таких условиях, перспективное прогнозирование?

Это призыв к действию, к желанию строить свое будущее, а не пассивно его при нимать. Этические ценности, призыв человека, призыв к перемене, к выбору, к свободе выбора в действии: все эти элементы необходимы для перспективного исследования.

Сегодня, даже при наличии интеллектуальных и моральных инструментов, мы неспособны привести нашу перспективную мысль в действие. Для выхода из этого тупика можно воспользоваться двумя путями. Во-первых, нам необходим диалог между различными культурами через временное пространство. До сих пор эта проблема рассматривалась некорректно. Даже колонизация подразумевает не кий диалог: в какой степени колонизаторы находятся под влиянием колонизиру емых? Во-вторых, мы должны отдавать себе отчет в способности женщин найти решение, направленное в сторону будущего и перемены в сложных ситуациях. Я могла наблюдать это явление в разных уголках мира, во время вооруженных кон фликтов в Боснии, Косове, Уганде, Судане и т.д. Женщины объединяются для по иска выхода из сложившейся ситуации, предлагая альтернативу окружающему их обществу. Именно в этом заключается перспективная сила, которая смогла бы по трясти мир. Необходимо подвигать к действию и поощрять инициативу.

НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

Петер Меттлер Три временных периода Каково будущее будущего? У будущего великое будущее. Принимая во вни мание проблемы, с которыми мы столкнулись, мы не можем говорить о будущем так, как будто бы его не существует, более того, говоря о будущем, мы можем вы делить три уровня и три периода. Три уровня представляют собой индивидуума и малые общественные структуры, сообщества государств (Европейское сообщест во, AСЕАН), мир. Три периода, у каждого из которых имеются свои цели, позво ляют постичь будущее: настоящее, до десяти лет;

промежуточный период, кото рый покроет от тридцати до сорока лет;

и третий период в сто лет.

Первый временной период: от нуля до десяти лет В течение этого периода будущее будет строиться вокруг микроэлектроники.

Почему прав Билл Клинтон, когда говорит, что нам нужно больше координации на мировом уровне? Потому что мы столкнулись с кризисом на мировом уровне:

развитие микроэлектроники сделало возможным развитие международных ком паний, которые превратились в небольшие транснациональные государства. В индустриальном обществе любой индивидуум обязан иметь отношение к микро электронной революции. Сколько времени продлится эта революция? Десять лет или больше?

Второй период: от тридцати до сорока лет Мы знаем, что в этот период микрогенетика будет играть очень важную роль.

Уже наблюдается ее сближение с микроэлектроникой, так как, если микрогене тика хочет оказывать серьезное влияние, она просто вынуждена сотрудничать с микроэлектроникой, это позволяет ей оперировать миллионами видов, миллио нами генетических характеров. Именно транснациональные компании (Группа 7, Организация экономического сотрудничества и развития и т.д.) используют все эти изобретения. Благодаря микроэлектронике и микрогенетике капитал, в марксистском понимании этого слова, завоевывает все более обширную террито рию. Раньше капитал не мог находиться одновременно повсюду, он был ограни чен политической властью, военной властью. Сегодня, благодаря техническим средствам, он – везде.

Третий временной период: сто лет Каковы перспективы на сто лет? На мировой арене, видимо, будут дейст вовать пять центров: трансатлантический союз (Европа-Африка – от Кейптау на до Владивостока – и обе Америки, связанные между собой микроэлектро никой и другими средствами), Китай, Индия, мусульманский мир, Юго-вос точная Азия.

Я предлагаю тем людям, кого эта гипотеза не прельщает, начать совмест ную работу над тем, чтобы наступающий век был более человечным и эколо гичным.

НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

Хесус Монео Определяющие исследования по научному прогнозированию У всех у нас есть какие-то планы на настоящее и будущее. Можно даже ска зать, что будущее эволюционирует в каждом человеческом существе. У каждого че ловеческого существа есть индикатор, его надежда в жизни. Если даже эти индика торы ничего и не гарантируют, они дают нам, по крайней мере, дефиниции о нас самих. Они также предоставляют эти определения другим людям. Если, конечно, эти другие могут их выявить. Это эволюционный реализм, так как люди думают о будущем, основываясь на своей собственной реальности, которая диктует необхо димость оказания технической помощи в использовании этих индикаторов и, воз можно, во влиянии на будущее.

Несколько лет назад главной задачей перспективного прогнозирования были попытки не допустить злоупотреблений, а сегодня мы понимаем, что надо учиты вать различные сценарии развития событий будущего. Нет никаких сомнений в том, что существует набор фактов и данных, которые необходимо собрать воедино, для того, чтобы немного предугадать будущее. Пока мы находимся лишь у самого начала этого сбора информации и эта информация получит экспоненциальное развитие. Как говорил Телар де Шарден, будущее это «ноосфера», другими слова ми мир разума. При помощи этих собранных данных необходимо избавиться от интуитивного подхода и провести научный анализ. В этом смысле общественные науки нам позволяют иметь контекстуальную идею времени и пространства, в ко тором происходят события. Но этот контекст может измениться, как о том свиде тельствует, например, эволюция в области городского планирования. Появилась масса противоречий и новых опытов, названных пост-урбанистическими. Напра шивается другой вопрос: как выглядят связи во времени? Уже упоминалось о том, что исследования в области научного прогнозирования интересуются также вопро сами власти, так как в процессе построения будущего необходимо участие власт ных структур. Но это противоречит некоторым другим целям, которые ясно не оп ределены. Именно поэтому необходимо настаивать на важности этического кодек са и не ограничиваться тем, что может сделать воля.

Этот всесторонний анализ ставит нас в сложное положение. Те, кто находится у власти, кто ведет переговоры, кто управляет, нуждается в информации. Если сущест вует профессия, способная ответить на их вопросы, тогда у будущего есть будущее.

Франсиско Сагасти Конец программы Фрэнсиса Бэкона Способность предугадывать будущее – это чисто человеческая черта. Мы зна ем, что существует взаимная связь между будущим и условиями, в которых пребы вает человек, и если возможно что-то координировать, планировать действия и т.д., то на базе сознательного предугадывания. Неопределенность будущего требует по пыток изучения характеристик и перемен современного состояния человека для возможного предсказания будущего. Сегодня, в наше неспокойное время, само со стояние человека изменяется коренным образом. Наше положение является ре зультатом программы, разработанной четыре сотни лет назад Фрэнсисом Бэконом.

НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

Четыреста лет западной программы Программа Бэкона имела три основные характеристики: метод, цель и сред ства.

Научный метод предвидения рассматривался как самый эффективный метод для получения информации: мы располагали внешними объектами, которые мы могли изучать, которыми мы могли манипулировать или которые можно было привязывать к современному миру. Затем знания должны были иметь своей це лью улучшение человеческого бытия, а не только удовлетворение любопытства власть предержащих или ученых. Наконец, необходимыми для осуществления этой программы средствами были связанные с наукой и поддерживаемые госу дарством организации.

Несколько позже к этой программе были добавлены две других характеристи ки: неопределенный человеческий прогресс и центральное место, уготовленное в этом мире для мужчины (женщины тогда были исключены из общественной жиз ни). Бэкон говорил, что все в этом мире было сотворено божеством для человека.

Эти пять характеристик стали основой западной программы, которая преврати лась в двигатель всего, что происходило в течение этих четырех столетий.

К экуменической программе?

Эта программа была блестяще претворена в жизнь. Ни одна другая програм ма не сделала столько для человечества. Но, будучи реализованной, она разру шила самое себя: в течение трех последних десятилетий при участии научно-тех нического прогресса каждая из пяти характеристик была поставлена под вопрос.

Физика микрочастиц разрушила представление о том, что существует реаль ность, с которой мы находимся во взаимодействии. Понятие о природе времени разрушило представление о том, что у человеческого прогресса нет конца. До стижения в области биотехнологии сделало нас ответственными за наш собст венный биологический прогресс. И, наконец, успехи в области искусственного интеллекта поставили под вопрос уникальность человеческого разума. Кроме того, мы отдаем себе отчет в том, что новые открытия создадут новые реалии, та кие как киберпространство, новая область, модифицирующая взаимодействие человека с тем, что его окружает. Все то, что было включено в программу Бэко на, поставлено под вопрос. Будущее вошло в программу и нам необходима но вая программа.

Это может занять три, четыре или пять десятилетий, но программа, кото рая привела нас туда, где мы есть, больше не функционирует, что означает, что нам необходимо создать новую программу. Мы находимся в свободном плава нии, у нас теперь нет якоря. Мы находимся в некоем гипербудущем. Програм ма Бэкона была западной программой. Следующая программа не будет запад ной, она будет экуменической, и для ее создания необходимо взаимодействие всех культур.

НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

Тони Стивенсон Перспективное прогнозирование и глобализация Было бы занятно и даже поучительно сравнить то, каким себе видят будущее власть предержащие, женщины Центральной Америки, бездомные Осаки и т.д. и сопоставить их с результатами исследований перспективного прогнозирования. В футурологии видение будущего зависит от состояния ума исследователей и ученых, также как и от реальности, в которой они находятся. Кроме того, методология пер спективных исследований различна: она использует количественные эмпирические проекции, качественные интерпретации, критический анализ и долевые исследова ния. Кроме того, исследование будущего меняется в зависимости от дисциплины, например, физики, экологии, философии, и т.д., в рамках которой оно производит ся. Имеется также различие между тем, что представляет интерес прагматический и академический. К сожалению, факт наличия формальной методологии идет вразрез с основной общественной нормой перспективного этического прогнозирования.

Обсуждение будущего При ближайшем рассмотрении обсуждения как средства изучения будущего, или даже его создания, необходимо согласиться с тем, что в процессе человечес кого общения появляется проблема, связанная с различием нашей этимологии, которая впрямую зависит от нашей культуры, истории, подхода к жизни и т.д. В результате мы имеем слабое понимание будущего. «Диалоги о XXI веке», органи зованные ЮНЕСКО, являются идеальным примером применения беседы, в це лях предвидения будущего: мы можем вести беседу вне политики, при этом бесе да чаще всего не касается актуальных работ. В таком случае беседа используется в качестве методологии обмена для теоретических анализов или для долевых про цессов, направленных на перемены. Но даже беседа, особенно, когда речь идет о диалоге между различными культурами и научными направлениями, представля ет дилемму, так как культурные и научные расхождения предлагают широкую гамму возможностей, они приводят иногда к сложностям понимания.

На пороге нового тысячелетия этот опыт необходимо повторять в разных формах: нужны диалоги между разными культурами для того, чтобы ознакомить ся с результатом наших предложений и разногласий. Кроме того, необходимо со кратить до минимума дискриминацию по отношению к участникам, не владею щим интернациональными языками. Появляется другая проблема: как постро ить и запустить процесс беседы? Организация программы, расположение участ ников, их привлечение к выступлениям, возможность обсуждения новых вопро сов, высказывания различных точек зрения, все это может сказаться на результа тах работы. Как можно гарантировать хорошее участие в мировом диалоге о бу дущем, если планета столь разнообразна и обширна?

Кимон Валаскис Самокритика перспективного прогнозирования Мы переживаем очень интересный и опасный период, который характеризу ется своей двойственностью и парадоксами. Как говорил Чарльз Диккенс во вве НАУЧНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: КАКОВО БУДУЩЕЕ БУДУЩЕГО?

дении к A Tale of Two Cities: “We live in the best of time, we live in the worst of time” – (мы живем в лучшем из миров, мы живем в худшем из миров). Глобализация со здала огромное количество богатств: сегодня мы в три раза богаче, чем мы были тридцать лет назад, но лишь треть всего человечества может пользоваться этим богатством. Другой парадокс: мы живем в мирное время, при этом мы пережива ем очень нестабильное время. К сожалению, руководители государств, не успевая за развитием событий, не в состоянии адекватным образом ответить на глобали зацию. Межправительственные организации, такие как ОЭСР, ЮНЕСКО, МВФ, пытаются разобраться с этой проблемой, но сами совершают ошибки, приводя щие часто к серьезным последствиям.

Самое страшное, что мы, футурологи, сами не успеваем за событиями. Мы должны серьезно покаяться и разобраться в том, почему мы, специалисты по бу дущему, так же как и все, застигнуты врасплох. Вначале необходимо отметить не которое опошление перспективного прогнозирования. Сегодня 2000 год уже по терял свой ореол, он уже не представляется тем мифическим горизонтом, каким он был в 1980-ых годах. Когда речь идет о будущем, необходимо заглядывать как можно дальше, так как время летит быстро. Я вижу, что сегодня уже больше нет тех гуру научного прогнозирования, какие были в 70-ые, 80-ые годы. Сегодня на учное прогнозирование не находится в руках профессионалов, сегодня руковод ствуются мнением Джорджа Сороса, Билла Гейтса и т.д. Почему?

Основных причин этому три. Дело в том, что футурологи общаются только в своей среде. Общение с людьми, не связанными с наукой прогнозирования, све дено до минимума, что приводит к самоизоляции футурологов от общества.

Впрочем, специалисты в данной области слишком робки, им не хочется риско вать. Обычно футуролог говорит, что он не предсказывает будущее, но лишь изу чает возможные сценарии развития событий. Это собственно то, чем мы занима емся, но это недостаточно убедительно. Данным сценариям не хватает указания на степень их вероятности. Кроме того, мы не достаточно хорошо ориентирова ны на решение стоящих перед нами задач: мы предпочитаем анализ, оценку на стоящего и будущего, описание различных сценариев событий.

Сегодня мир должен смотреть дальше, ему необходимо предложить решение проблем. Мы должны громогласно заявить об этом в наших межправительствен ных организациях, в наших университетах и т.д. Другой аспект состоит в том, что ничего не предопределено, будущее можно выбирать (конечно, лишь в опреде ленной степени). Только при поиске конкретных решений актуальных проблем мы сможем построить будущее.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

II БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ:



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.