авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

«Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры Бюро ЮНЕСКО в г. Москве по Азербайджану, Армении, Беларуси, Грузии, Республике Молдова и Российской ...»

-- [ Страница 2 ] --

К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

Каково будущее человека как вида?

В мире живых существ, 80% видов которых представлено бактериями, чело век относится к виду, имеещему теперь всего один подвид, хотя тридцать или со рок миллионов лет назад существовало, возможно, целых три его подвида. Не ужели будущее за бактериями? Каково будущее человека как вида? И каково бу дущее человека как вида себя осознающего в качестве такового?

Стивен Джей Гаул (Stephen Jay Gould) – специалист по теории эволюции, про фессор Гарвардского университета и член Американской академии искусства и на уки, автор большого количества работ. Среди последних Веер жизни, Миф прогрес са, тщательным образом пересмотренная и дополненная версия Ошибки человека, капитальной работы для понимания причин появления расизма как проявления био логического детерминизма.

Эдгар Морин (Edgar Morin) – социолог, заслуженный директор исследования СNRS, президент Ассоциации за комплексную мысль, автор большого количества трудов, среди которых Метод, Человек и Смерть (1951), Звезды (1957), Шум Орле ана (1969), Потеря парадигмы: человеческая природа (1973), и, из последнего, Как расстаться с XX веком (1981), Земля-отечество (совместная работа (1993), и самое последнее Любовь, поэзия, мудрость (июнь 1997).

Стивен Джей Гаулд Единственно честная позиция, которую можно принять, говоря о будущем человечества или о будущем вообще, это сказать, что предвидеть его нельзя, или что явления, которые вполне предсказуемы, например, что с утра взойдет солнце (как говорит Дэвид Хьюм), не представляют никакого интереса. Короче, необхо димо вначале вспомнить, что обсуждать будущее человечества не так уж и важно, и это объясняется двумя серьезным причинам.

Первая, очень обобщенная, касается комплекса эволюции: эволюция – это скорее исторический процесс. Она находится ближе к истории человечества, чем к нормативной и стереотипной науке, в которой можно делать предсказания, ос новываясь на осязаемых общих законах природы. История – вещь переменчивая.

Здесь речь идет не о случайности, как в случаях, когда мы бросаем жребий. Здесь имеют смысл события – не те, что происходят в данное время, а лишь те, что уже произошли. Дело в том, что мельчайшие перемены, которые происходят в нача ле процесса, могут привести к огромным различиям в конечном результате. Если БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

мы соглашаемся с этим принципом истории человечества, то мы можем многого ожидать от биологии эволюции, которая, будучи частью науки, будет в состоянии повлиять самым лучшим образом на науку предвидения в делах человеческих. В этом нет ничего плохого. Я даже думаю, что это заманчивая перспектива, и что науки об эволюции будут воздействовать на ход истории в большей степени, чем научное прогнозирование на основе законов природы.

Вторая серьезная причина заключается в том, что в будущем предсказания не способны приносить пользу в человеческих масштабах. Проблема в том, что все гда существовала тенденция, по крайней мере в народной среде, пусть даже хотя бы в среде американского народа, рассматривать эволюцию как некое движение.

Эволюцию видят в качестве некоего явления подобного прогрессу, усложнению, и существует мнение, что она является движением в какую-то определенную сто рону, переменой в пути следования. Как следствие, мы должны были бы быть в состоянии предвидеть будущее, так как если мы способны определить путь, по которому мы двигались в течение последнего миллиона или около того лет, мы должны быть также способны экстраполировать его на будущее. Однако эволю ция большинства видов в истории жизни на планете не является прямой дорогой к определенной цели или направлению, которое поддается предвидению. Поня тие недостающего звена не подходит к эволюции человека. Понятие недостаю щего звена старой терминологии основывалось на гипотезе, что наше развитие протекало в некоем направлении от большой обезьяны к человеку, и что поэтому между ними (обезьяной и человеком) должно находиться какое-то недостающее звено. Но эволюция функционирует иначе. Действительно, характерной особен ностью истории любого вида, чье развитие имело такой же успех, как и Homo sapiens, является достижение некоей стабильности, ведь огромное народонаселе ние нашей планеты не меняется сколь либо серьезным образом уже на протяже нии многих столетий, даже при условии, что людям пришлось кое-где адаптиро ваться к местным условиям. Ископаемые виды существовали на протяжении примерно четырех миллионов лет, претерпевая огромное количество вариаций, количество которых не повлияло на смену пути их эволюции в течение истории их развития. Таким образом, несложно предположить, что биологически мы ос танемся практически такими же, какие мы есть сейчас.

«Видообразование»

Когда происходит какое-то изменение, речь обычно не идет о массовой трансформации всей популяции. В большинстве случаев изменения происходят в результате раскола внутри популяции, как следствие процесса, называемого «видообразование». То есть, некая ограниченная популяция попадает в изоляцию в определенной географической зоне. Вдали от своих сородичей она трансфор мируется. В геологических масштабах эти трансформации происходят крайне быстро. Они могут занять несколько тысячелетий, что кажется долгим по сравне нию со скоротечностью нашей жизни, но в геологическом смысле равно одному мгновению. Таким образом, в обозримом будущем мы не можем предсказать из менений в определенном направлении, мы можем только констатировать появ БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

ление новых видов. Если это и есть история большинства видов, как же мы соби раемся находить необходимые средства для прогноза? Мы сможем увидеть толь ко стабильность прародительских поколений, так как мы не можем знать ни где, ни когда популяция будет изолирована и произойдет мутация вида, которая при ведет к появлению нового существа. Рассуждая таким образом, мы не располага ем большими возможностями для предвидения эволюционного процесса.

Тем не менее, в том, что касается истории человечества, у нас такая перспек тива имеется. И опять налицо наша привычка рассматривать историю человече ства, как прямую дорожку от ближайшего родственника человекообразной обе зьяны, каким он был шесть или восемь миллионов лет назад, к человеку. Конеч но, в человеческой истории существуют тенденции, такие как увеличение мозга, увеличение роста, но ни одна из этих тенденций не характеризуется медленными и регулярными изменениями всей прародительской популяции. На самом деле, эволюция человека ничем практически не отличается от эволюции вообще.

Произошло огромное количество видообразований: генеалогическое древо человека представляет целую гроздь видов, и вовсе не является прямой дорож кой. Основываясь на биохимических данных, которые показывают важность ге нетических различий между людьми и их ближайшими родственниками – шим панзе и гориллами, сегодня мы почти уверенны, что человек развился в Африке, и что мы отделились от наших ближайших родственников, от больших обезьян, шесть или восемь миллионов лет назад. Затем было огромное количество видооб разований. Если бы мы вернулись на пару миллионов лет назад в Африку, где в то время обитало сообщество человекообразных существ, то в группе, называемой одним общим словом «австралопитеки», обнаружили бы (здесь мнения расходят ся) пять или шесть сосуществующих видов «людей». Позднее, в результате про изошедшего видообразования внутри одного из видов австралопитеков, появил ся Homo, который в свою очередь, еще позднее, разделился сам на различные ви ды. В определенный момент, внутри того же Африканского континента, сущест вовало, по всей видимости, три вида Homo: Homo habilis, Homo ergaster, идентич ный Homo erectus на других континентах, и Homo rudolfensis. Итак, мы снова должны засвидетельствовать тот же феномен процветания нескольких видов, один из которых является нашим предком.

И вот это как раз и представляет большой интерес, потому что, если исходить из сведений, которые были получены недавно, по всей видимости, тридцать ты сяч лет назад на Земле существовало три вида Homo. В это время Homo уже рас пространился за пределы Африки. Все представляется таким образом, что Homo sapiens, то есть мы все, появился в Африке, в форме ограниченной популяции, примерно двести тысяч лет назад, и что именно отсюда и началась вся наша эво люция. Но примерно за миллион, или больше, лет до этого более ранний вид, Homo erectus, распространился за пределами Африки, колонизировав Европу и Азию, вплоть до Китая и даже Явы. Homo erectus в классическом представлении – это Человек с Явы или Пекинский человек.

Тридцать тысяч лет назад Homo erectus жил в Азии. Это утверждение основа но на новом датировании «молодого» Homo erectus c Явы (находка Нгандонга), БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

но оно всегда спорно. Если данное утверждение верно, то старая теория «много региональности», по которой современные люди развивались обособлено на каждом континенте, начиная с предков Homo erectus, больше не актуальна. В то время, как другая концепция, называемая «за пределами Африки» – идея о том, что у нас всех была гораздо более поздняя эволюция, что Homo sapiens существо вал в Африке, а затем распространился на всех континентах, в том числе в Новом свете, скорее всего, верна.

Наконец, похоже, найдено решение вопроса о Неандертальском человеке, который более века будоражил научные умы. Некоторым хотелось видеть в этих европейских популяциях несколько недоразвитого предка современного челове ка. Но другие утверждали, что по имеющимся данным исследований неандер тальцы наши близкие родственники, «двоюродные братья», но не предки. Неан дертальцы представляют собой эволюцию европейской ветви подвида Homo erectus. Этому спору был, по всей видимости, положен конец после того, как Спанте Пабо, и другим ученым, удалось извлечь ДНК из нескольких костей не андертальца, тех самых костей, что были найдены в долине Неандера в Германии.

После тщательного изучения этой ДНК выяснилось, что она имеет очень мало общего с ДНК современного человека, что свидетельствует о том, что они не яв ляются нашими непосредственными родственниками (в противном случае их ДНК была бы гораздо ближе к нашей), но представляют собой просто родствен ную ветвь эволюции. Таким образом, тридцать тысяч лет назад, в то время как со временный человек уже населял всю планету, рядом с ним сосуществовали еще два вида Homo: Homo erectus в Азии и Homo neanderthaliensis в Европе. Теперь остался только один вид – Homo sapiens – и мы представляем собой прекрасно развившийся, очень устойчивый и молодой вид.

Юность Homo sapiens Самый интересный вывод, который можно сделать из последних исследова ний, заключается в том, что современный человеческий вид еще очень юн. Если эта теория верна, а я думаю, что она, скорее всего, верна, Homo sapiens развился из африканского Homo erectus примерно двести тысяч лет назад. Эта первона чально небольшая популяция в течение, примерно, первых ста тысяч лет, не рас пространялась за пределы Африки, из чего следует, что всем расовым отличиям не намного больше этого возраста.

Это самый сильный аргумент из тех, что современная наука может предложить против расизма, не забывая притом, что есть и лучшие мотивации, вытекающие из морального кодекса и неизменных прав человека в цивилизованном обществе. В последнее время становится все очевидней, что мнимое различие между расами на самом деле ничтожно. Старый аргумент, сводящийся к видимой, и, прежде всего, бросающейся в глаза, разнице цвета кожи, на самом деле справедлив, но он объяс няется простой юностью нашего вида. Смешно слышать, как мы дифференцируем «расы», говоря «черная раса» или «белая раса», например, или «африканская раса»

и «европейская раса». Мы все родом из Африки. Другими словами, все народы и все «неафриканские расы» всего лишь подгруппы одной африканской расы.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

Homo sapiens – очень устойчивый вид Форма нашего тела и размер нашего мозга не изменялись, как минимум, на протяжении последних сорока или пятидесяти тысяч лет. Те, кто разрисовывал стены пещеры Шове тридцать тысяч лет назад или известные пещеры Ласко, или Альтамира, или многие другие,- это были уже мы. Речь идет о нашем народе, они – это мы, ни более и не менее. То есть, все, что мы совершили и создали, все, что мы называем человеческой культурой и цивилизацией, в какой бы то ни выража лось форме – от земледелия до городов, письма и литературы, до космических программ и компьютеров, войн и всего остального – все это было сделано без ка ких-либо биологических изменений человека как вида. Мы являемся устойчивым видом и вся наша деятельность является врожденным продуктом деятельности на ших предков. В отличие от некоторых заявлений, появившихся в СМИ, это ут верждение касается не только последнего столетия.

Это обыкновенный закон эво люции. Если вид достиг некой «зрелости» и распространился по большому ареалу, можно говорить о его устойчивости, а это значит, что на протяжении десятков ты сяч лет он не будет претерпевать никаких изменений, что, впрочем, с геологичес кой точки зрения, составляет совершенно ничтожный отрезок времени. Так как многие считают, что эволюция означает движение и прогресс, они с испугом гово рят: «Но, Боже мой, если это – правда, то значит, люди положили конец своей эволюции. С помощью цивилизации мы свели на нет естественный отбор. Мы да ем право на существование плохим генам, как в случае, например, с людьми с ос лабленным зрением и таким образом естественный отбор замедляется и мы, в конце концов, выродимся окончательно». Это совершенно неправильное пред ставление. Дело в том, что устойчивость человеческого вида представляет собой именно то, чего следовало ожидать от теории эволюции, то, чего люди не улавли вают. Именно это и есть тот важный момент, после которого вопрос «Что я смогу предвидеть?» устаревает. Биологически мы останемся без изменений в течение времени, которое для нас значит весьма много. Конечно же, виды не существуют вечно, поэтому маловероятным кажется тот факт, что мы будем существовать че рез двадцать миллионов лет. Но, поставив вопрос в эту плоскость, мы начинаем оперировать уже не человеческими, а скорее геологическими масштабами. Когда мы беспокоимся о будущем нашей семьи, родственников, стран, культур, наро дов, мы говорим о нескольких сотнях лет, о нескольких сотнях поколений. Эво люция, в данном случае, никак не проявит себя, наши потомки останутся такими же. Мы устойчивый вид, как то и предполагается изначально.

Культурные изменения против биологической эволюции Итак, на тему будущего человечества нельзя сказать ничего вразумительно го. И даже если бы можно было бы что-то сказать, биолог-эволюционист должен был бы быть последним, кого следовало бы спрашивать. Дело в том, что в его компетенцию не входит ничего, что могло бы помочь определить черты этого бу дущего. Эволюционная биология не может предсказывать будущее. Все, что мы совершили, и все то, что мы называем цивилизацией, было совершено без каких бы то ни было биологических изменений. Все это является продуктом культур БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

ной эволюции. К несчастью, это процесс культурных и технологических измене ний мы тоже называем эволюцией. Но культурная эволюция отлична от эволю ции в прямом смысле слова: она не эволюционирует, она не подразумевает изме нения строения тела. однако, так как у нас все равно есть этот термин «эволю ция» для описания двух разных процессов, почему, задаются некоторые вопро сом, нельзя использовать биологическую эволюцию для предсказания будущего?

Существуют массы школ мыслителей строго дарвиновской направленности, ко торые считают, что естественный отбор – настолько серьезная сила, что им мож но объяснить любое явление. Это совершенно ошибочное мнение и гораздо предпочтительнее было бы не говорить о культурной эволюции, даже если и су ществуют некоторые аналогии между этими двумя явлениями. Аналогии можно найти везде. Но различия между причинами культурных изменений и процесса ми биологических трансформаций настолько велики, что все возможные сходст ва уходят на второй план. Это наводит на мысль, что у этих двух механизмов нет ничего общего. Поэтому я предпочел бы говорить не о «культурной эволюции», а скорее об изменении, о «культурной или технологической трансформации».

Будущее человечества теперь определяется культурными преобразованиями, у которых нет ничего общего с биологическими принципами или законами эво люции. Разницу между культурными и эволюционными изменениями иллюстри руют две принципиально отличные точки зрения. Понятие о культурных преоб разованиях относится к учению Ламарка, в то время как учение об эволюции – это чисто дарвиновский подход. Первое действует по принципу передачи накоп ленных знаний: все, что мы изобретаем в одном поколении, все, что мы приобре таем полезного, мы передаем последующему поколению. Это очень важный про цесс, так как, когда действует система Ламарка, у нас происходят быстрые, на правленные и накопительные преобразования. Преобразования по Ламарку про исходят необыкновенно быстро, так как они имеют направленный характер. Они движутся по определенному пути, ибо мы совершаем некую направленную дея тельность, мы обучаем своих детей, они, в свою очередь, совершенствуют полу ченные навыки, и т.д. Именно из-за этой концепции Ламарк не нашел своей ни ши в биологии. Если бы биологическая эволюция строилась по Ламарку, она бы имела совершенно другие характеристики, в ее процессе не было бы неожидан ных поворотов, она была бы лишена проявлений устойчивости и необычных мо тиваций. Эволюция представляла бы собой линейный исторический процесс с небольшими локальными ускорениями. Короче говоря, культурное развитие че ловечества проходит по системе Ламарка и поэтому оно кардинальным образом отличается от биологического развития по Менделю и Дарвину.

Второе. Необходимо принять во внимание топографию биологической эво люции. Как только в дарвиновской системе один вид отделяется от другого, он отделяется навсегда, и это даже является его определяющим фактором. Видом является общность организмов, члены которой могут репродуцировать себе по добных внутри своей популяции и не могут смешиваться с представителями дру гих видов. Таким образом, всякий раз, когда в одном виде развивается полезное приобретение, это приобретение принадлежит только ему и переходит на следу БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

ющие поколения представителей данного вида. Не может происходить ни сме шения, ни «перекрестного опыления», ни сочетания отдельных традиций. И на оборот, культурные изменения определяются сочетанием разных направлений:

одна культура что-то изобретает и немедленно это изобретение переходит к дру гой культуре. Например, Марко Поло отправился в Китай и привез в Италию ве ликое множество предметов, которые сегодня мы воспринимаем как истинно итальянские изобретения, допустим, те же макароны и всякое другое. Культур ные изменения определяются «перекрестным опылением» посредством анасто мозов, то есть соединений, контактов, коммуникации, именно поэтому оно мо жет преодолевать большие расстояния в короткие сроки. Единственным эквива лентом в области биологии здесь может быть инфекция, потому как она распро страняется с такой же скоростью.

Однако в ближайшем будущем биотехнология могла бы сблизить культурные преобразования с биологической эволюцией. Вполне очевидно, что существует интересная реверсивная возможность. Биотехнология является одной из интерес нейших технологий последнего десятилетия. Это направление таит в себе много как деструктивного, так и конструктивного потенциала, оно и завораживает и пу гает. Сегодня мы умеем читать генетические коды и учимся вживлять гены в орга низмы. Именно в этом культурные преобразования могут применяться в биологи ческой эволюции для модификации видов. В этом смысле, конечно, культурное развитие могло бы впервые вмешаться в развитие биологическое. Но так как я со вершенно не представляю, куда нас может завести эта технология, это еще боль ше заставляет меня воздерживаться от высказывания каких-либо прогнозов, Притом что будущее является единственной причиной культурных измене ний, никто не может его предсказать. Но ведь именно это и должно побуждать нас к действию! Это значит, что все зависит от нас, что именно мы должны его строить, и мне кажется, что в этом-то как раз и кроется очарование грядущего.

Эдгар Морен Я хочу начать с того, на чем закончил Стивен Джей Гаулд, то есть с неопре деленности будущего человека как вида вообще. Сегодня мы можем быть уверен ными лишь в этой неопределенности. Будущее человечества всегда было неопре деленным, но предыдущие поколения не знали этого, либо потому что они жили в постоянно возобновляющемся времени, когда все повторялось снова и снова, либо потому что это время управлялось притягательной силой прогресса.

Придумать будущее?

Итак, сегодня больше нет прямых «рельсов», ведущих к будущему. Нет также и локомотива, который доставил бы нас к счастливому будущему. Миф о прогрес се как исторической необходимости, мертв. Это не значит, что прогресс невозмо жен, это значит, что он не неизбежен. Все, что как наука, техника, экономика и промышленность, казалось несомненным двигателем прогресса и необходимым залогом процветания, сегодня обнаружило свое двойственное лицо. Великие обещания счастливого будущего сегодня оказались под большим вопросом.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

Будущее, тем менее, доступно в определении, что само настоящее мало ко му понятно. В нем происходят какие-то незаметные процессы, которые в свое время Гегель называл «старым кротом, роющемся где-то под половицами». Бо лее того, сознание всегда отстает от событий. Испанский философ Ортега и Гас сет говорил: «мы не знаем, что происходит, и именно это и происходит.» Гегель пишет со своей стороны: «Птица Минервы начинает свой полет в сумерки», то есть, птица разума, мудрости, сознания прилетает очень поздно, возможно слишком поздно.

Кроме того, становление не происходит фронтально, история не движется как величественная река или ледник. она движется скорее как краб. Вначале по является девиация, едва заметная девиация. Затем эта девиация, если она усили вается, создает тенденцию, которая, в свою очередь, если она продолжает разви ваться, может превратиться в общее направление движения. Именно это произо шло с великими мировыми религиями, такими как христианство и ислам, также, впрочем, как и с нерелигиозными течениями. Социализм зародился в среде не больших отверженных групп, а капитализм изначально был очень странным и ненормальным местечковым явлением, который развивался внутри более или менее стабильного феодального общества.

Подобно биологическому становлению, историческое развитие a priori об речено на массовые, непредсказуемые неудачи и провалы. Это произошло с Египтом, Римской империей, ацтеками. Историческое развитие не лишено также ярких коротких вспышек, как это видно на примере Советского Союза, или же неслыханных, ничем не мотивированных разрушений, что случилось в период Первой Мировой Войны. Непредсказуемость развития выражается так же в весьма маргинальных креативных вспышках, которые со временем смогли принести много пользы. Примером тому являются маленькие Афины V-го века до нашей эры, где появилось явление, которое мы называем сегодня демокра тией, или светской философией, то есть философией, отделенной от религиоз ных догматов.

Единственно определенной перспективой для человеческого рода является, без сомнения, смерть. Но дата самой смерти тоже весьма неопределенна. Челове чество может очень скоро погибнуть в результате несознательно спровоцирован ного им самим катаклизма или в результате падения тех самых астероидов, кото рые в прошлом уже изрядно потрепали нашу планету. Можно придумать выход из положения, например, переселиться на другую планету, как только наше Солнце обнаружит первые признаки затухания. Итак, смерть нам кажется неизбежной, но мы не уверены в том, когда именно она произойдет и как это будет происхо дить. Здесь можно фантазировать самым разнообразным образом, придумывая сценарии один кошмарнее другого: экологическая деградация биосферы, новое нашествие вирусов, классические или невиданные доселе войны, ядерный кон фликт, и т.д., поголовное возвращение в варварское состояние.

Можно также представить себе другое будущее, в котором мир станет совер шеннее и чище, на Земле улучшатся отношения между людьми, между народами, между нациями. Но лучший мир не должен обязательно быть лучшим из миров.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

Совершенный мир гармонии, мир без конфликтов, мир вечного блаженства не возможен. Стоит также распрощаться с идеей, получившей распространение в течение последних двух-трех столетий, согласно которой человек является влас телином Вселенной. А ведь именно эту задачу покорения мира ставили перед че ловечеством Бэкон, Декарт, Буффон, Маркс.

Сегодня мы вынуждены отказаться не только от покорения Вселенной, ко торая оказалась совершенно бескрайней, но и от полного покорения нашей род ной Земли. Ведь биосфере необходима саморегуляция, а ее покорение означало бы саморазрушение этого самого «покоряющего властелина».

Все знать и все уметь?

Другая невозможность, с которой сталкивается человек, состоит в том, что он не может всего знать и всего уметь.

Шекспир говорил об этом (в вольном переводе): на земле и на небе сущест вует больше всего такого, чего не может себе представить ни наша философия, ни наша наука. Наш разум, как таковой, имеет свои пределы, за которыми он уже бессилен, иначе он сталкивается с апориями и фундаментальными противоречи ями. Конечно, мы можем развить наше знание и сознание, но результатов мы до бьемся довольно скромных. Эйнштейн говорил, что 10 или 15% нашего мозга или разума, так как, говоря «мозг», мы подразумеваем «разум», и наоборот, не ис пользуется. По-моему не следует считать процентов, но я, тем не менее, убежден, что наш разум еще очень недоразвит, также впрочем, как и наши познаватель ные, мыслительные и даже эмоциональные возможности. Реакция, вызванная смертью принцессы Дианы, с этой точки зрения, очень примечательна. Внезап но, в этом мире, который, кажется, полностью находится во власти утилитариз ма, в котором люди живут в больших городах бок о бок, не разговаривая друг с другом, ничего не зная друг о друге, не желая понять друг друга, в общественно сти вспыхивает огромная любовью к этой трагически погибшей женщине, кото рая является персонажем и частью нашей внутренней мифологии. Таким обра зом, у людей существует возможность коллективного переживания эмоций, свя занных с общностью строения нашего разума.

В работах Стивена Джея Гаулда можно встретить идею о том, что человечес кий организм как таковой не имеет ничего особенно сложного по сравнению с другими чудесами природы, такими как летучая мышь или стрекоза. С точки зре ния анатомии наш организм вовсе не так уж сложен. В некотором смысле человек – это животное, которое ни к чему непригодно, так как оно пригодно сразу ко все му. С другой стороны, его общие или обобщенные способности, не имеющие ка кой-то особой спецификации, из-за отсутствия необходимости в этой особой спе цификации, находятся у истоков человеческих психологических или социологи ческих взаимоотношений и открывают, таким образом, широчайший горизонт для различных вариантов будущего. Ничто не позволяет нам предвидеть будущее.

Особенно мы не знаем заранее того, что можно будет сделать в будущем для буду щего. От одной стадии к другой нам постоянно приходится совершать логический прыжок через логическую пропасть, которую невозможно предугадать.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

Зарождение человечества Ничто не позволило бы стороннему наблюдателю предвидеть столь ради кальное событие как появление языка и культуры, которые создали возможнос ти для развития знаний и применения их на практике. Появление языка было не предсказуемым, но очень значимым событием, благодаря которому человеческое сообщество перешло на более высокую стадию развития. В любом случае, про изошло ли оно в эпоху Homo erectus или в более позднее время, это явление зна менует собой второе рождение человека. Первое имело место, когда Homo habilis встал на две конечности.

Но у рождения человека были и другие этапы, которые нельзя было предви деть a priori. В течение десятков тысяч лет по земле распространялись архаичес кие сообщества, состоящие из нескольких сотен или тысяч членов. У них не бы ло государств и городов, они не занимались земледелием. И вот в одной, двух или трех точках земного шара, примерно семь или восемь тысяч лет тому назад, появ ляются, при еще довольно неясных обстоятельствах, исторические сообщества, которые занимаются земледелием, создают поселки и запасы зерна. Набеги, гра беж, налог, дань, крепостные сооружения, войны, армия, но также и города, об щественные классы, философия, религия являются неизбежными последствия ми этой странной перемены. Прежде чем двигаться дальше в этом направлении, мне хотелось бы поразмыслить об этой диалектике возможного и невозможного, ибо перед судьбоносными изменениями, трансформация кажется неуловимой, и поэтому невозможной. Это происходит потому, что при определенной системе невозможно ответить на некоторые запросы, удовлетворить некоторые ожида ния, некоторые потребности жизни и смерти, потому что существует возмож ность того, что пресыщенная система, которая не может ответить на эти вопро сы, удовлетворить эти требования и успокоить эти тревоги, изменится: создается мета-система, мета-организация. Но это изменение не является ни детерминис тическим, ни неизбежным. Наверняка в истории человечества было много не удавшихся трансформаций. Например, мы все время задаемся вопросом, почему Римская империя, которая обладала достаточными на то средствами, не развила капитализм и другие элементы современной жизни. Но, мне кажется, что грани цы, к которым мы приближаемся, являются для нас одновременно источником беспокойства, если не тревоги, и в тоже время, как это ни парадоксально, источ ником надежды: мы видим за ними обещания более цивилизованного мира, не просто территориальную конфедерацию, ставшую сегодня насущной необходи мостью, но также единство человечества во всем его многообразии, единство ин дивидуумов и культур, то есть единство множества, unitas multiplex.

Диалог с самим собой Так как мы не можем видеть того, чего еще не видно, что может появиться потом, мы должны обратиться к становлению человека. Человек двойственен: он одновременно и разумный и безумный. С одной стороны он использует свое ра циональное мышление, все, что может быть полезно и выгодно, все, чем славит ся Homo faber и т.д., но с другой стороны, он полон страстей («безумный» не зна БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

чит просто сумасшедший, даже если сумасшествие представляет собой общую тенденцию человечества, ведь и разум иногда может быть сумасшедшим). В чело веке полно такого, что невозможно свести к трезвому расчету разума: поэзия, лю бовь, танцы, игры, праздники и пр., и пр. Эта двойственность человеческой на туры ведет его необратимо к внутреннему диалогу с самим собой, так как ощути мых границ между «человеком разумным» и «человеком безумным» нет. Иногда кажется, что мы поступаем разумно как никогда, а на самом деле творим полное безумство. Настоящая опасность нам угрожает тогда, когда одна из «сторон», ве дущая внутренний «диалог» берет верх над другой. Такая жизнь превращается в муку. Жить только по канонам разума – это полное безумие: человек лишит себя удовольствия от вина, развлечений, потому как они представляют для него опас ность. Но если поступить наоборот и полностью отказаться от голоса разума, че ловек погрязнет в пьянстве, разврате и насилии.

Таким образом, речь идет о том, что необходимо найти точки соприкоснове ния, «золотую середину», чтобы ни один, ни другой «собеседник» не был прав до конца, чтобы человек не был слишком разумным или совсем уж безумным. В конце концов, такие вещи как поэзия приносит тоже вполне ощутимую пользу, так как мешает проявлению человеческих наклонностей к варварству, ненависти и мракобесию.

К сожалению, существует гипотеза, что будущее невозможно отменить. Я ча сто думаю, если из гусеницы может появиться бабочка, почему мы не можем пре терпеть такую же метаморфозу? Я не хочу сказать, что у нас на спине вырастут крылья,. просто хотелось бы, чтобы в нашем разуме было что-нибудь крылатое.

Желание ясного сознания Что интересно в самой проблеме неопределенности, так это то, что она не оставляет нас в полной пустоте и замешательстве перед неизвестным, она застав ляет нас задуматься над тем, откуда эта неопределенность взялась, в чем состоит тайна появления жизни, поощряет нас поразмыслить об истории, об истории жизни, об истории человечества. А главное, неопределенность вызывает у нас желание и волю к ясному сознанию, к реформированному мышлению, которое в отличие от того мышления, которое нам преподают в начальной школе, а потом в высших учебных заведениях, от мышления, всегда скованного жесткими рам ками изучаемых дисциплин, использует научные знания для рассмотрения гло бальных проблем.

В трудах Стивена Джея Гаулда, меня поражает это именно то, что в них все гда присутствует insight, то есть интуитивное, проникающее внутрь видение, и oversight, поверхностное, внешнее, разумное видение. Вот то качество, которое мы могли бы развить в наших интеллектуальных университетских кругах. Все это ведет нас к воле, к этике: так как исторических законов больше нет, наши нормы и наши конечные цели должны указать нам дорогу и вести нас верным путем.

Кроме того, мы должны отдавать себе полный отчет в том, насколько гигантские задачи стоят перед нами и насколько огромен риск, на который мы идем. Мы должны знать, что, желая сделать добро, мы часто можем только навредить, как БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

это случалось со многими борцами за будущее человечества, которые из самых добрых и искренних побуждений работали над его порабощением.

Нам необходимо более чуткое и разумное сознание, мы должны постоянно контролировать свои поступки. Только в таком случае мы можем строить планы на будущее. Также надо осознавать то, что негативный фактор может сыграть пози тивную роль. Я часто цитирую известные строки Хельдерлина: «Там, где возраста ет опасность, возрастает и то, что приводит к спасению». Мы находимся примерно в таком же положении. Будем надеяться, что увеличение опасности будет идти в паре с шансами на спасение, не в религиозном смысле этого слова, а в смысле улучшения взаимоотношений между людьми, о чем все мечтают в глубине души.

Демография: взлет или падение?

Демографическая тема вызывает множество опасений. Чтобы лучше понять сложность этого вопроса и оценить перспективы человечества в XXI веке, Эрве ле Бра анализирует демографическую эволюцию в мировом контексте, в то время как Зенг Йи обращает больше внимание на положение дел в такой стране, как Китай и на влияние, которое оказывает исход населения из сельской местности на демографическое положение в стране.

Эрве ле Бра (Herv Le Bras) – директор лаборатории исторической демографии при Высшей школе общественных наук, руководитель направления в Национальном институте демографических исследований и автор многих работ на тему народона селение и его менталитет, в частности, «Пределы планеты», «Мифы о природе и о людях», «Планета на селе», «Почва и кровь» и «Зарождение морали». Эти книги ско ро появятся в издательстве «Сель».

Зенг Йи (Zeng Yi) – профессор демографии и директор Института демографиче ских исследований в Пекинском университете. Кроме того, он является руководите лем группы исследований по вопросам семьи и старения в Институте Макса Планка.

Эрве ле Бра Каким мы видим будущее народонаселения и миграции в XXI веке?

Проблемы демографии XX века Перед тем, как приступить к рассмотрению демографических проблем XXI века, стоит вспомнить проблему, с которой нам пришлось столкнуться во второй половине века прошлого: проблему «демографического взрыва».

Последние статистические данные показывают, что этот демографический взрыв, названный настоящим бичом второй половины XX века, оказался не столь значительным, как ожидалось. Действительно, несколько лет назад эксперты предполагали, что число жителей на нашей планете к 2015 году составит 9 мил лиардов;

теперь же ожидается, что оно не превысит 8 миллиардов к 2025 году. Та ким образом, получается, что опасность перенаселения ХХ века миновала, и ни какие демографические катастрофы нам не грозят. Чему мы обязаны улучшени ем ситуации? Применением противозачаточных средств? Планированием семьи?

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

Вмешательством государства? Быть может, это – результат воспитания общества, в частности, женщин? Если с демографическим взрывом удалось худо-бедно справиться, то осталась другая, не менее важная проблема – проблема необычай ной разнородности населения нашей планеты. Мы привыкли разделять мир на две части: развитые страны с низкой рождаемостью с одной стороны, и развива ющиеся страны с высоким уровнем рождаемости с другой стороны. Сегодня это различие потеряло смысл. С одной стороны, уровень рождаемости большинства стран сегодня стоит на отметке менее 4 детей на одну женщину (в Китае этот по казатель сейчас достиг уровня даже 2 ребенка на одну женщину), а с другой сто роны, уровень рождаемости в развитых странах колеблется весьма существенно.

На юге Европы, например, рождаемость очень невысока, в то время, как в Соеди ненных Штатах и на Севере Европы этот показатель относительно высок.

Миграция – проблема ХХI века?

В XXI веке государства планеты вплотную столкнутся с миграцией населе ния. Миграционные процессы будут представлять собой реальную демографиче скую проблему.

Андре Мальро сказал, что ХХI век будет религиозным или не будет никаким.

Многие эксперты полагают, что ХХI век будет веком международных миграций.

Кассель и Меллер в своей работе The Edge of Migration рассматривают четыре признака этого явления: диверсификация стран эмиграции общественного спек тра эмиграции, ускорение и дифференциация (совместное проживание времен ных рабочих и постоянного населения) и, наконец, феминизация.

Но эти признаки не дают нам четкого представления о миграционной ситу ации, которая может сложиться в ХХI веке. Зато анализ снижения миграционной активности и изменения направленности миграционных потоков дают нам воз можность представить себе проблемы, с которыми нам придется иметь дело.

Снижение миграционной активности В настоящее время миграционная активность явно невысока. Иллюстраци ей этого утверждения служит пример страны, которая традиционно принимает самое большое количество иммигрантов – Соединенные Штаты, в которых сего дня количество иммигрантов заметно уменьшилось (600 000 человек в год) по сравнению с показателями первых лет ХХ столетия (1907 год был рекордным по количеству иммигрантов – 1,3 миллиона человек) и даже по сравнению со сред ними показателями периода с 1880 по 1915 гг. В связи с тем, что за последние го ды население заметно увеличилось, число иммигрантов в процентном отноше нии составляет сегодня всего 0,25 % от общего числа жителей США против 1 % в 1900-1915 гг (в 1850 г. был даже отмечен показатель более 1,5 %).

Другой пример – Италия. В период с 1890 по 1900 гг. средний показатель ежегодной эмиграции населения из страны составлял 1 %. С 1900 по 1910 гг. стра ну покинуло 2 % жителей. Если бы сегодня уровень эмиграции из Индии и Ки тая находился на том же уровне, то ежегодно 20 миллионов индусов и 25 милли онов китайцев покидали бы свои родные страны для переселения в другие места.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

Если говорить в общих чертах, то сегодня уровень эмиграции в десять раз ни же, чем в начале ХХ века. Замедление этого процесса связано с явлением «маят никовой» миграции. Вопреки прежним представления, развитие транспорта не способствовало эмиграции на постоянное место жительства. Снижение стоимо сти дальних путешествий, напротив, позволило людям осуществлять временные переселения. Политика контроля за эмиграцией также сыграла свою важную роль в борьбе против скрытой иммиграции. В последнее время во всех уголках земного шара отмечено снижение количества беженцев.

Изменение направления миграционных потоков Тенденция к снижению международной миграции в скором времени изме нит структуры миграций, которые будут происходить в ХХI веке. Вместо тради ционных миграционных потоков «с юга на север» появятся другие направления:

«с севера на север» и «с юга на юг«.

Вызванные глобализацией миграционные потоки «с севера на север», несмо тря на то, что их появление еще слабо прослеживается, стремительно развивают ся в связи с международным спросом на специалистов в технических сферах для работы в транснациональных компаниях. В течение десяти лет, с 1986 по 1996 гг., в Японии число британских специалистов удвоилось и превысило 100 тыс. чело век. Соединенные Штаты в 1996 г. стали третьей страной по количеству людей, постоянно проживающих за границей, оставив позади себя Индию;

впереди них только Ирландия и Пакистан.

Что касается миграции «с юга на юг«, то сегодня, несомненно, мы знаем о ней значительно больше и представляем себе ее значение. Египтяне мигрируют в Ирак, филиппинцы – в Персидский залив, мозамбиканцы – в Южную Африку и т.д. Эта миграция связана с проблемами бедности и трудностями переходного пе риода в некоторых уголках нашей планеты, и в данном случае мы справедливо можем надеяться на то, что в ХХI столетии она прекратится, как только эти стра ны достигнут некоторой стабильности. Наконец, количество беженцев значи тельно возросло в течение последних двадцати лет. В 1960 г., когда был создан Ко миссариат ООН, насчитывалось 1,5 миллиона беженцев. В 1996 г. их число со ставляло более 20 миллионов.

Тем не менее, ни одна из этих проблем не представляется непреодолимой в ХХI веке.

Старение населения планеты – настоящая демографическая проблема ХХI века Настоящие демографические проблемы кроются в снижении общего куль турного уровня общества и в старении населения планеты. Сегодня в научных до кладах уже не говорят о демографическом взрыве;

теперь на повестке дня старе ние населения Земли. Достаточно просто отметить, что каждые пять лет францу зы «стареют» на один год, и что пропорция молодежи и людей зрелого возраста неуклонно меняется в пользу последних, из чего явствует, что в ХХI веке жизнен ный цикл человека существенно изменится. У женщин дети будут появляться БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

позже, люди будут дольше жить в браке. Старение населения планеты вызывает изменения в различных областях человеческой деятельности: в трудовой занято сти, в обучении, в пенсионом обеспечении, отдыхе.

Таковы проблемы демографии, с которыми нам предстоит столкнуться в ХХI веке.

Зенг Йи Перспективы старения населения в Китае в сравнении с остальным миром Китай представляет собой совершенно особый случай: страна перенаселена в высшей степени, причем ее население не может похвастаться долгожительством.

Именно поэтому исследование влияния миграции сельского и городского населе ния на рост и старение населения Китая имеет большое значение и может, кроме всего прочего, послужить примером и уроком для других развивающихся стран.

Последствия исхода населения из села Экономическое развитие любой страны всегда способствует перемещению сельского населения в города. Само собой разумеется, что миграционные про цессы такого характера вызывают усложнение ситуации в криминогенном от ношении, обострение жилищной проблемы и проблемы транспорта. Однако, несмотря на нежелательные последствия этих процессов, у них есть ряд пози тивных моментов для развивающихся стран. Прежде всего, исход сельского населения в город значительно снижает рождаемость и ведет к старению насе ления, кроме того, он помогает прокормить бедноту и решить проблему с не хваткой рабочих рук в городе;

наконец, он способствует повышению грамот ности населения и проникновению новых технологий на село (эмигранты, возвращающиеся в свои родные деревни, передают землякам знания, получен ные ими в городе).

Три демографических сценария Изучая демографическое влияние миграции сельского населения, можно ус тановить демографическую картину в разных областях страны. Известно, что в Китае, также как и в других развивающихся странах, уровень рождаемости в го роде и в сельской местности существенно различается. Кроме того, исход сель ского населения и рост среднего возраста материнства (то есть возраста, когда у женщины появляется первый ребенок) связаны между собой теснейшим обра зом. Женщины, живущие в городах, заводят детей позже, чем те, которые живут на селе. Соответственно, у городских женщин меньше детей.

Таким образом, исследование демографического влияния перемещения сельского населения в города основывается на трех основных сценариях. Первый сценарий не предусматривает нулевую миграцию сельского населения и отсутст вие изменений среднего материнского возраста. Второй предусматривает исход сельского населения, но не предполагает изменения материнского возраста. По третьему сценарию происходит исход сельского населения и изменяется средний материнский возраст.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

Эти сценарии основываются на некоторых гипотезах. С одной стороны, из вестно, что с 1990 г. в Китае значительно ускорилась урбанизация, при этом ко личество городского населения в стране возросло до 40 % от всего населения страны. В 2050 г. городское население Китая составит 80 %. Однако к этим циф рам следует подходить с большой осторожностью, так как органам статистики доверять полностью пока нельзя. С другой стороны, в отношении рождаемости все сценарии предполагают, что в новом столетии в сельской местности на каж дую женщину будет приходиться 2,1 ребенка, а в городах этот показатель соста вит 1,7. Впрочем, прогнозируют значительный рост среднего материнского воз раста. Наконец, ожидается, что показатели смертности населения Китая могут приблизиться к японским.

Результаты моделирования Эксперименты, проводимые с помощью моделирования, позволяют выяс нить влияние миграции сельского населения на естественный прирост и старе ние населения страны.

Влияние внутренних миграций на естественный прирост населения Если подтвердятся предположения, принятые в первом сценарии, то в сере дине XXI века население Китая составит 1,69 миллиарда жителей. Однако если миграция населения из сельской местности примет массовый характер (по гипо тезе второго сценария), то население страны не превысит 1,5 миллиарда человек.

Если, согласно второму сценарию, вместе с миграцией сельского населения вы растет средний материнский возраст, то в 2050 г. население страны будет более 1, миллиарда жителей.

Влияние миграции на старение общества В 2050 г. более 16 % населения будет старше 65 лет. В городах этот показатель составит 25 %. Большинство мигрирующего населения – молодежь. Если с мас совым приходом молодежи в городах будет решена проблема дефицита рабочих рук, то на селе возникнет другая проблема – старение населения.

Помимо этих трех сценариев были изучены еще два варианта развития собы тий. Первый предусматривает замедление темпов урбанизации, а другой – резкое повышение среднего материнского возраста. В любом случае миграции оказыва ют огромное влияние на демографическую эволюцию и старение населения.

Исход сельского населения имеет гораздо большее значение, чем снижение рождаемости вообще и повышение среднего материнского возраста. В самом де ле, дети, родившиеся и выросшие в городской среде, обычно более образованы и открыты для всего нового, чем сельские дети. С другой стороны, молодые миг ранты, оказавшись в городе, должны найти жилье и работу, вследствие чего они позже заводят семью и детей, тем более что зачастую их жены остаются в дерев не, что, естественно, сказывается на их интимной жизни. Миграция сельского населения благотворно влияет на воспитание и образование села. Вместе с тем, несмотря на положительные стороны этого явления, оно не лишено своих нега БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

тивных сторон. Поэтому при содействии стабильным миграциям необходимо проводить разумную демографическую политику.

Биотехнологии: к лучшему из миров?

Биотехнологии порождают большие надежды, но при этом вызывают и спра ведливые опасения, так как весьма неоднозначно вмешиваются в биосферу и в человеческое естество. Станут ли они предвестником «лучшего мира» или приве дут нас к «лучшему из миров», появление которого предсказывал много десяти летий назад Олдос Хаксли?

Аксель Канн (Axel Kahn) – генетик, директор по исследовательской работе INSERM, член Национального консультативного комитета этики, автор работы «Идетичные копии или клонирование под вопросом».


М. Г. К. Менон (M.G.K. Menon), член Индийской академии наук, бывший госу дарственный министр по науки и техники Индии, член и основатель Научной акаде мии Третьих стран, член Международного комитета биоэтики ЮНЕСКО и предсе датель Международного совета научных объединений.

Джереми Рифкин (Jeremy Rifkin) – председатель Foundation on Economic Trends в Вашингтоне, недавно опубликовал в Соединенных Штатах и во Франции работу «Век биотехнологий. Торговля генами в лучшем из миров». Автором книги «Конец труду».

Аксель Кан Биотехнологии – это работа жизни на пользу человека. Это функционирова ние любого живого объекта, которое может принести человеку ту или иную поль зу. Вопреки существующему мнению, современные биотехнологии имеют дол гую историю, так как еще за шесть тысячелетий до Рождества Христова люди зна ли процесс брожения пива (возможно, это было еще раньше). Примерно семь тысяч лет назад человек создал «монстра» растительного мира – пшеницу, кото рая явилась результатом скрещивания нескольких подвидов зерновых. Более близкий к нам пример – Луи Пастер, разводивший большое количество культур брожения. Первый вопрос, возникающий сегодня при обсуждении данной темы – необходимость применения генетики в процессе улучшения сорта. Однако в этом нет ничего нового, ведь в течение многих веков люди пересаживали без ка ких-либо предварительных исследований и специальных познаний экзотические виды растений, привезенные со всех уголков мира (вспомните хотя бы миссию Bounty). С этой точки зрения современная генетика представляет собой продол жение давних биотехнических изысканий. Сегодня – это возможность перенесе ния любого, взятого из любой живой клетки, гена в любую другую живую клетку.

Эта возможность может вызывать опасения, однако не стоит забывать, что по добный положительный опыт у нас имеется уже на протяжении двух или трех столетий. Понятие «генетическое загрязнение» следует понимать в том смысле, что у всякого живого организма своя собственная динамика развития. Однако БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

неопределенность будущего поведения организма, насчитывающего пятьдесят тысяч генов, к которым добавили еще один, всего еще один хорошо известный и изученный ген, гораздо меньше, чем та опасность, которую может представлять для конкретной экосистемы появление экзотических видов, хотя экзотические виды с успехом культивируются уже не один век.

Вторым источником беспокойства является евгеника. Это также очень ста рая идея, появившаяся за четыре сотни лет до нашей эры, которую можно найти еще в «Республике» Платона, где красивые женщины оплодотворяются прекрас ными мужчинами. В той же Спарте существовали чисто евгенические законы:

слабые дети или дети с явными признаками уродства предавались смерти. Эта идея давно будоражит умы расистов и националистов и проявляется в той или иной форме экстремизма. Генетика как наука не имеет ничего общего с этими предрассудками, даже если когда-то ей приходилось служить этой, как говаривал Жорж Кангилем «идеологии».

Третьим источником беспокойства может служить клонирование людей.

Мое несогласие с самой возможностью клонирования людей общеизвестно. Ведь здесь речь заходит о нарушении человеческой свободы быть идентичным самому себе. Судьба человека не заложена в его генах. В генах заложены индивидуальные особенности живого организма, то есть условия, в которых эти организмы будут реагировать на окружающую его действительность, которая всегда будет непред сказуемой. Наш мозг, несмотря на то, что генетически он запрограммирован на жизнь в человеческом обществе, способен на такую жизнь только взаимодейст вуя с человеческим обществом.

Генетик, живущий в согласии со своей совестью, должен помнить, что кое кому хотелось бы воспользоваться результатами его работы. Поэтому я обращаюсь ко всем генетикам и призываю их: будьте бдительны! Генетик не только ученый, он еще и гражданин, который обязан заботиться о том, чтобы генетика никогда не затронула самого святого, что есть у нас с вами – человеческого достоинства.

Однако не все же новые знания служат источником беспокойства;

в области медицины биотехнологии могут принести много полезного. Например, иденти фикация генома переносчика инфекции СПИДа позволила создать новое лекар ство за пятнадцать лет, в то время как человечество всегда оказывалось бессиль ным перед вирусными заболеваниями. То же самое касается создания, при помо щи генетики, в 1985 г. гормона роста, который поможет в борьбе с болезнью Крейтцфельдта-Якоба. Сегодня генетика позволяет создать специальное средст во против гемофилии, дающее возможность ухаживать за больными этой болез нью без риска заражения их вирусом СПИДа.

Биотехнологии открывают нам совершенно новое поле деятельности – «пред восхищающую медицину», которая идентифицирует гены с врожденными заболе ваниями. Итак, успехи биотехнологий огромны. Однако такая на первый взгляд полезная вещь, как заблаговременное установление не только самой болезни, но и предрасположенности к ней на генетическом уровне, может привести к весьма не желательным последствиям. Сколько личных трагедий, проблем и неприятностей может вызвать знание такой «потенциальной биологической судьбы»! Люди могут БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

стать объектом самой жесткой и жестокой эксплуатации со стороны страховых служб и работодателей. Необходимо сделать все возможное на уровне законода тельства и самых высоких инстанций, чтобы знание биологической судьбы челове ка не было использовано страховыми компаниями, банками, профсоюзными структурами и т.д. в своих целях, иначе это будет равносильно полному откату от основополагающих достижений современного общества – прав человека.

М. Г. К. Менон Биотехнология – это не только революционная наука, но и одно из направ лений эволюции, которое может принести обществу ощутимую пользу. Ядерная физика, информационные технологии и биотехнологии – эти три основные об ласти затрагивают моральные и этические стороны человеческой жизни. В про шлом общество с величайшей надеждой и верой относилось к науке и технике, активно поддерживая любые достижения в этих областях. Но сегодня, особенно в развитых странах, отношение к науке и технике подозрительное, порой даже враждебное. Все восхищаются достижениями в области генетики, при этом лю бые попытки применить их на практике вызывают протесты в разных слоях об щества. Что касается развивающихся стран, то там на первом месте стоит разви тие. Необходимо удовлетворить потребности общества и улучшить качество жиз ни. Наука и техника дают возможность надеяться на скорые перемены к лучше му, особенно в том, что касается области биотехнологии, обладающей огромным потенциалом развития.

Питание В настоящее время производство продуктов питания вполне соответствует потребностям населения планеты (6 млрд. человек). Нехватка продуктов питания проистекает не из-за отсутствия их производства, а из-за сложностей, связанных с их доставкой и распределением. Голод и недоедание, приносящие страдания в некоторых уголках Земли в наше время, вызваны именно этими факторами. Сле дует учесть, что через 20 лет придется кормить дополнительно 2 млрд. человек, а на планете почти не осталось земли, пригодной для земледелия. Биотехнологии вселяют надежду на то, что со временем удастся повысить урожайность совре менных культур и увеличить их сопротивляемость болезням. Все это становится возможным благодаря достижениям современной генетики, которая позволяет пересаживать защитные гены от одной культуры к другой, чего нельзя было до биться средствами классического земледелия.

Здравоохранение В этой области особые надежды возлагаются на иммунодиагностику и имму нопрофилактику. С помощью иммунодиагностики будет возможно очень раннее определение большого количества болезней, в частности туберкулеза. Это позво лит проводить направленное лечение с меньшей затратой сил и средств. Имму нопрофилактика поможет избавиться от оспы, полиомиелита, а также от многих детских болезней. Кроме этого в этой сфере можно еще многое сделать.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

Энергия Наша современная жизнь требует потребления большого количества энер гии. Много энергии производится из ископаемых энергоносителей, потребление которых приводит к увеличению выбросов двуокиси углерода в атмосферу, что, в свою очередь, может вызвать глобальное потепление и опасные или даже катаст рофические изменения климата на Земле. С помощью биотехнологий возможна доставка азота растениям без применения химических удобрений, производство которых также требует значительных энергозатрат. Применение биотехнологий выгоднее еще и тем, что большинство биологических процессов намного эффек тивнее с энергетической точки зрения, чем классические химические процессы.

Ведь для химических процессов, помимо всего прочего, требуются высокие тем пературы и высокое давление.

Сельское хозяйство Прогресс в сельском хозяйстве до сих пор шел постепенно. Вначале от селек ции перешли к скрещиванию видов, затем – к искусственному осеменению. На конец, перешли к технике пересадки эмбрионов. Ни одна из этих стадий разви тия не вызывает опасения. Но сама генетическая технология вызывает серьезные опасения, так как дает возможность переступить через видовые рамки и вызвать мутации, которые смогут самостоятельно развиваться и быстро прогрессировать в биологических системах. Оценка степени риска намного сложнее в биологии и экологии, чем в системе физической инженерии. Сложность заключается в том, что необходимо следить за взаимодействиями между системами, необходимо по стоянно контролировать процессы в опытных хозяйствах при использовании би отехнологий.


Успехи, достигнутые в области генных технологий и клеточной биологии, вызывают опасение по поводу исследований в области евгеники и клонирования человека. Мало кто будет протестовать против того, чтобы препятствовать рож дению детей с болезнью Хантингтона.

Однако возникает опасение, что дети будут планироваться заранее, как про изводственные задачи. Какая из этих концепций восторжествует в будущем?

Следует признать, что в этой области нам не удастся быть слишком предусмот рительными.

Исследования в этих областях науки продолжаются и должны продолжаться.

Необходимо задуматься о том, как использовать достижения в этих областях зна ний, чтобы они не стали объектами торговли или личных амбиций. Думается, что в большинстве своем общество обладает достаточным разумом, чтобы обеспе чить эффективный контроль за проводимыми в этой области работами, и что в конце концов оно сможет использовать их результаты себе во благо.

В 1997 году ЮНЕСКО приняло Всеобщую декларацию о правах человека и человеческом генотипе. В том, что касается человеческого генотипа, существует особый фонд для соблюдения общественных, законных и этических норм в при менении биотехнологий. По мере того, как мы двигаемся вперед, эта проблема будет приобретать все большее значение. Если мы демонстрируем способность БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

сохранения моральных и этических устоев, связанных с правами человека и че ловеческим достоинством, то продвигаясь вперед в области различных примене ний биотехнологий, я думаю, что мы сможем спокойно заниматься этой новой наукой, не опасаясь, что она повредит будущему человечества.

Джерем и Рифкин Наши футурологи слишком поспешно назвали XXI век информационной эрой. На самом деле мировая экономика претерпевает гораздо более серьезные изменения. Дело в том, что после параллельного развития в течение сорока лет информационные науки и науки о жизни (компьютеры и гены) начинают сли ваться, чтобы образовать одну технологическую и экономическую силу, которая станет основой будущего «биотехновека». Информатика все чаще и чаще исполь зуется для расшифровки, контроля и организации массы генетической информа ции, которая представляет собой основу мировой экономики. Благодаря этому инструменту транснациональные компании создают огромные специализиро ванные комплексы в различных направлениях биологии для построения биоин дустриального мира.

Конечно, генетика уже в ближайшее время обещает нам массу полезных до стижений: новые виды растений, животных, источников энергии, возобновляе мых ресурсов, фармацевтических продуктов. Но нужно быть или очень наивным человеком или закоренелым злодеем, чтобы не задумываться о той цене, которую нам придется заплатить за эти достижения. Природные, социальные и этические последствия новой науки и ее технического применения вызывают озноб ужаса.

Будет ли означать в XXI веке появление, в результате трансгенных опытов, кло нов и никогда не существовавших в природе чудовищ приход биоиндустриально го мира на смену природе? Приведет ли к генетическому загрязнению массовое производство организмов, созданных на базе генных технологий и не вызовет ли это непоправимые последствия в биосфере в XXI веке? Какой будет жизнь наших детей, если она будет сведена до интеллектуальной собственности предприятий, специализирующихся на биологии. Что можно сказать о мире, в котором детей будут производить на свет на промышленной основе с момента самого зачатия, о мире, в котором все люди будут одного и того же типа и будут подвергаться или не подвергаться дискриминации в зависимости от своего генетического «капита ла»? Насколько опасно производство «совершенных» детей?

Да, мы преобразуем природу с самого начала неолитической революции в сельском хозяйстве, однако новые технологии качественно представляют собой существенное отличие. В классическом земледелии было возможно лишь скре щивание между близкими родственниками, в то время как в наше время ученые могут извлечь из светлячка ген, ответственный за свечение, и пересадить его в ге нетический код ростка табака, который, достигнув полной зрелости, будет све титься 24 часа в сутки. Однако эти генетически модифицированные растения, микроорганизмы и животные не дают нам ни малейшего представления о том, как они поведут себя в будущем, а напротив, представляют источником самых се рьезных опасений.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

Кто управляет новой революцией? Гигантские предприятия, специализиру ющиеся на биологии, которые сейчас ловчат, стараясь обеспечить себе контроль над генетическими технологиями в XXI веке. Кто будет контролировать гены, тот и будет контролировать XXI век. Это станет основой будущего века, так же как нефть и металл и другие полезные ископаемые были основой колониальной и индустриальной эпохи. Приобретение патентов – вот цель этих людей. Через семь или десять ближайших лет мы выделим практически все шестьдесят тысяч генов, из которых состоит матрица человека. На практике все эти гены превра тятся в течение двадцати лет в интеллектуальную собственность одного из этих предприятий, занятых сейчас биологическими исследованиями. В данный мо мент они в спешке обшаривают планету в поисках редких генов в природе. Они обследовали все Южное полушарие, кишащее разнообразием жизни, в поисках редких бактерий, вирусов, растений, животных и человеческих сообществ, у ко торых могут быть редкие гены, могущие стать в дальнейшем объектом торговли.

Как только они обнаруживают и выделяют эти гены, то сразу их запатентовыва ют. Сегодня мы являемся свидетелями бешеной гонки за последним, что осталось еще в общем пользовании – за биологическим наследием жизни.

Многие страны уже начали справедливо протестовать против этого явления, которое уже окрестили «биограбежом». Наша точка зрения совпадает с мнением большинства представителей неправительственных организаций: генетическое наследство не должно попасть в руки каким-либо отдельно взятым предприяти ям из какой-то отдельно взятой страны. Так же как мы поступили с Антарктидой, мы должны сохранить это наследство в качестве блага. Блага, доступного для всех, предназначенного для свободного распределения в интересах будущих по колений, включая другие создания, живущие на этой планете.

Важна также и этическая сторона этого вопроса. Мы, к сожалению, начина ем рассматривать жизнь как простую утилитарную ценность, как комплекс про грамм, которыми можно манипулировать и которые можно запатентовать. Мож но ли представить себе мир, в котором будущие поколения будут расти в услови ях, когда не будет существовать разницы между жизнью и изобретением? Стоят ли все преимущества краткосрочных экономических достижений радикального изменения нашего взгляда на жизнь и нашего отношения к ней?

Генетическое загрязнение будет представлять в XXI веке такую же опасность как опасность нефтехимического и ядерного загрязнения в ХХ веке. Уже сейчас предприятия, которые специализируются в области биотехнологий, вводят в би осферу генетически модифицированные организмы, созданные в их лаборатори ях. Существует большая разница между введением в окружающую среду бакте рии, вируса, растения или животного, модифицированных генетическим спосо бом, и загрязнением этой среды химическими или ядерными продуктами. Ведь речь идет о живых организмах, а значит о непредсказуемых системах: они способ ны самовоспроизводиться, трансформироваться, размножаться делением, миг рировать. Необходимо отдавать себе отчет в том, что эта индустрия не дает ника ких гарантий против катастрофических последствий, к которым могут привести манипуляции с генетикой, так как мы не располагаем наукой, способной оценить БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

риск этих манипуляций. С кого придется спрашивать, если какой-нибудь моди фицированный организм вдруг превратится в настоящего монстра?

Никому не хочется произносить слова «евгеника». А существует ли новая евгеника? Да. Похожа ли она чем-либо на то, что было в нацистской Германии?

Нет. Новая евгеника не имеет ничего общего с политикой, она вполне банальна, доброжелательна и расчетлива. Вскоре будущие родители смогут программиро вать биологическое будущее своих детей еще до их рождения. Как только мы на чинаем рассматривать своих детей как последний писк научных достижений, который можно спокойно купить во время шоппинга, возникают вопросы евге ники и заставляют нас содрогнуться, так как за этим, впрочем, всем понятным, желанием дать самое лучшее нашим детям, кроется идея идеального, «совер шенного» ребенка.

Что такое совершенный ребенок? Как определить норму и каковы шансы на достижения этой нормы? Кому следует доверить решение деликатного вопроса «какой ген хороший, а какой нет»? Какие критерии будут определять свойства тех или иных генов? Может, главным критерием станут эффективность, интересы национальной безопасности, рыночные интересы? По-моему, самой страшной перспективой является то, что эволюцией человеческого рода будут управлять коммерческие или иные интересы потребителей.

Работодатели уже начали применять различные тесты для выявления у по тенциальных работников тех или иных генетических предрасположенностей к различным заболеваниям. Именно здесь кроется новый идеологический пред рассудок XXI века, которому суждено стать более опасным и жестоким, чем расо вая, этническая или религиозная дискриминация прошлых столетий. Генетичес кие права станут в наступающем веке тем же, чем были в прошлом веке права че ловека и права гражданина.

Я считаю, что генетика – наука, значение которой трудно переоценить. Про блема заключается не в самой науке, но в ее применении. Нам придется делать в XXI веке выбор между жестким и мягким путями развития. В сельском хозяйст ве, например, жесткий путь приведет к появлению генетически модифицирован ных растений, которые будут способны нанести существенный вред окружающей среде и здоровью человека. В то время как мягкий путь означает использование той же науки для создания рафинированных устойчивых культур. Существует простой принцип, который следует за правило: «не навреди». Медицина требует придерживаться именно этого принципа. Второе: в исследованиях нельзя захо дить слишком далеко, чтобы грядущим поколениям не пришлось расхлебывать заваренную нами кашу;

нельзя выходить за рамки нашей сегодняшней жизни.

Когда я смотрю на органическое сельское хозяйство и сравниваю его с генетиче ской агрикультурой, когда я смотрю на превентивную медицину и сравниваю ее с перспективой технологического производства будущих поколений, у меня не возникает никаких сомнений о том, какое из этих направлений больше отвечает принципу «не навреди». В заключение хотелось бы подчеркнуть, что для более широкого общественного резонанса обсуждений на тему генетических разрабо ток я объединил свои усилия с выдающимся микробиологом из New York Medical БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

College, доктором Стюартом Ньюменом. Вместе с ним мы обратились в Бюро па тентов Соединенных Штатов для того, чтобы поставить вопрос о правомочности политики выдачи патентов. В запросе содержится описание тридцати возможных генетических операций по скрещиванию человеческих генов с генами животных, которые могут быть осуществлены. Сюда войдут химеры типа «человек-шимпан зе», «человек-свинья» и другие дикие комбинации «человек-животное», реализу емые в медицинских целях. Как только мы получим такой патент, мы потребуем моратория на данные генетические манипуляции для их дальнейшего запреще ния сроком на двадцать лет любому исследователю в мире, которому вздумается перейти границу между человеком и животным на уровне клетки эмбриона. Это позволит другим государствам в течение указанного времени обсудить этот во прос и, надеюсь, принять законодательство, запрещающее любые опыты по со зданию трансгенных организмов. Мы серьезно рассматриваем возможность за проса по подобному патенту в Европе, чтобы разъяснять статус подобных патен тов на общеевропейском уровне.

Чем мы будем болеть в XXI веке?

Наука перед лицом новых и вернувшихся к нам болезней Всемирная организация здравоохранения в 1996 г. ответственно заявила:

«Мы находимся на пороге мирового кризиса в области инфекционных заболева ний. Все страны находятся в одинаковой опасности. Ни одна страна не может оказаться в стороне от этого вопроса». Многие болезни, которые, казалось, ис чезли навсегда, возвращаются вновь. Этот факт, несомненно, связан с ухудше нием экологической обстановки, дикой урбанизацией, ростом бедности, глоба лизацией и увеличением международных перевозок. Эти болезни приспосабли ваются, чем дальше, тем больше, к современным лекарствам и антибиотикам. В то же время появляются новые болезни и выявляются заболевания, которые су ществовали давно, но не были раньше идентифицированы. Как в XXI веке чело вечеству уберечь себя от грозящих ему больших эпидемий, примером которых уже стал СПИД?

Профессор Люк Монтанье (Le professeur Luc Montagnier) – президент Меж дународного фонда исследований и борьбы со СПИДом, член Национальной меди цинской академии, профессор института Пастера. В 1983 г. вместе со двумя коллегами он обнаружил вирус LAV, возбудитель СПИДа. Автором работы «О ви русах и людях».

Профессор Дэвид Хейман (Le professeur David Heymann) – генеральный дирек тор Органической группы заразных болезней во Всемирной организации здравоохра нения. Является одним из крупнейших специалистов в борьбе против вируса Эбола.

Люк Монтанье Что мы помним о появлении различных болезней?

Следует извлечь определенные уроки из истории второй половины ХХ века, чтобы избежать более серьезных событий в ближайшие десятилетия. Возникно вение новых болезней – явление, свойственное не только XXI веку. Вспомним БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

хотя бы черную чуму в XIV веке, сифилис в XVI веке, холеру и испанку (куриный грипп) начала ХХ века. Между прочим, испанка погубила больше народа, чем Первая мировая война.

Возникновение Переселение народов Появление этих болезней часто связано с перемещением народов и с даль нейшей глобализацией мира. Путешествуя по всем континентам, европейцы вез де распространили свои болезни. Однако в ХХ веке появились новые причины возникновения новых заболеваний и повторное появление старых.

Рост населения планеты Сегодня в мире насчитывается 6 миллиардов человек, в то время как в нача ле ХХ века их был всего 1 миллиард. Произошел небывалый в истории человече ства рост его численности. В течение предыдущих столетий прирост числа жите лей земного шара составлял лишь несколько тысяч человек. Увеличение населе ния характеризуется появлением гигантских городов, вокруг которых сосредота чивается маргинальный мир. Возьмем разительный пример – город Манила с его контрастом между трущобами, где гигиенические условия практически невыно симы, и роскошью деловых кварталов. Если в средневековье распространению эпидемий во многом способствовало отсутствие гигиены, то сегодня, учитывая численность населения третьего мира, проблема приобрела новое звучание.

Применение антибиотиков Не надо забывать, что Луи Пастер стоял у истоков открытия бактерий, сыворо ток и вакцин, которые во многом повлияли на увеличение народонаселения плане ты. Но мы живем в биологическом мире, обладающем высочайшей способностью к адаптации, намного превосходящей нашу. Таким образом, наше оружие против бо лезней довольно быстро становится бессильным. Использование человеком анти биотиков породило сильное сопротивление со стороны микромира, причем ис пользование антибиотиков для лечения скота дало толчок развитию более устойчи вых вирусов. Кроме того, в животноводстве (при выращивании свиней, кур, коров и т.д.) антибиотики использовались в целях предотвращения заболеваний и увели чения роста животных. Некоторые антибиотики, используемые для животных, близки к антибиотикам, используемым человеком, и мы можем вполне обоснован но опасаться появления мутаций со скрещенной сопротивляемостью. Пока, на сколько это можно себе представить, только одна Европа осознала эту опасность.

Глобализация Глобализация является еще одним фактором, способствующим развитию бо лезней. Сегодня зародыши заболеваний могут перемещаться со скоростью само лета. Таким образом, источники какой-либо болезни, приспособившиеся к усло виям жизни определенного населения, могут распространяться в среде неподго товленных к ней народов.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

Изменение химического состава окружающей среды Наш воздух все более загрязняется химическими элементами, способными ослабить нашу иммунную систему, что нас делает более незащищенными от раз личных заболеваний. С другой стороны, массовое применение пестицидов спо собствует риску заражения. Нужно знать, что пестициды путешествуют по всему миру, принимая формы радиоактивных туч. Аэрозоли, образовавшиеся над тер риториями, перенасыщенными пестицидами, формируют тучи, которые могут преодолевать большие расстояния и загрязнять, например, воду, используемую для снабжения больших городов. Этот фактор может породить ослабление им мунной системы и спровоцировать раковые заболевания.

Увеличение продолжительности жизни Современная медицина сделала многое для увеличения продолжительности жизни людей. Это создало условия для развития хронических заболеваний. Я имею в виду сердечно-сосудистые заболевания, различные злокачественные об разования, рак. Если бы нам удалось справиться с ними, то средняя продолжи тельность жизни возросла бы на двадцать лет. Иначе говоря, мы жили бы по сто лет. Сегодня столетние старики умирают не от старости. Они умирают от инфек ций и ослабления иммунной системы, например в результате воспаления легких.

Естественный отбор при существующих методах стерилизации Наши методы стерилизации приводят к автоматическому естественному от бору микроорганизмов, которые в дальнейшем будут уже способны сопротив ляться этим методам. В частности, можно привести в качестве примера термиче скую обработку, которая благоприятствует развитию термостойких бактерий. Да же в автоклаве могут сохраниться некоторые споры бактерий (включая прионы).

Главная отличительная черта этого века заключается в осознании нами своей от ветственности за все происходящее на планете и за прогресс научных и медицин ских познаний. Сегодня мы в состоянии бороться против этих явлений, а глав ное, мы можем их предвосхитить.

Ретровирусы Очень коварные вирусы Сегодня одни вирусы оказываются намного коварнее других. Дело в том, что их зародыши научились с самого начала жить вместе с иммунной системой. Это и есть так называемые ретровирусы, которые представляют из себя вирусы, на учившиеся передаваться инфекционным путем и проникать в клеточные гены организма, чтобы затем в них развиваться.

Экзогенные ретровирусы. СПИД.

Экзогенные вирусы не относятся к нашему генетическому наследию, в отли чие от эндогенных ретровирусов. Они передались нам из внешней среды. СПИД – самый яркий пример этого явления.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕКА КАК ВИДА, БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ: К НАТУРАЛЬНОМУ ДОГОВОРУ?

Вполне возможно, что СПИД существовал в форме эпидемии уже в 70-ые го ды ХХ века. Его появление тесным образом связано с нашей деятельностью и по ведением. Использование шприцев, операции по переливанию крови и половые контакты со многими партнерами привели к его распространению. Эта болезнь широко распространилась в странах третьего мира, затронула и развитые страны и может в любой момент повести себя самым непредсказуемым образом.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.