авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«1 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Использование невозобновляемых видов энергетического сырья неизбежно поставило проблему их исчерпания в будущем. Наряду с государственным регулированием деятельности, вызывающим различные риски для людей и общества в целом, неизбежно встал вопрос не только об отрицательных последствиях использования энергоресурсов, но и об их экономном использовании, о снижении техногенной нагрузки на окружающую среду. В этой области деятельности современных развитых государств необходимы следующие основные направления:

Разработка мер, поощряющих экономное использование энергоресурсов, финансирование и (или) участие в разработке и финансировании государственных (региональных) программ развития энергоэкономных технологий, двигателей и т.д.

Установление жестких норм выхлопов автомобильных моторов, шумового загрязнения, постоянного снижения норм расхода горючего.

Разработка совместных соглашений с соседними государствами по охране совместных водных артерий и морей, по которым проходят государственные границы.

Разработка и реализация программ по использованию нетрадиционных источников энергии (биотопливо, солнечные батареи, энергия геотермальных вод, приливов и отливов и т.д.).

Использование инструментов внешне-торговой политики:

таможенного, нетарифного регулирования (введение количественных квот на импорт энергоресурсов и их производных, сезонных квот, ужесточение требований к качеству импортируемых переработанных энергетических товаров и т.д.).

Важное значение приобретают вопросы энергетической, а значит и экономической безопасности. Регулирование мирового рынка энергоресурсов приобретает растущее значение и в сфере мировой политики, в системе дву- и многосторонних межгосударственных отношений. Особенно заметны энергетические проблемы в политике стран-чистых импортёров энергосырья, которые стремятся обеспечить для себя устойчивые гарантированные поставки энергоресурсов по возможно более низким, и в то же время приемлемым для стран-экспортёров данных ресурсов, ценам.

В условиях глобализации мирохозяйственных связей всё более возрастает роль международных и общемировых соглашений по проблемам, так или иначе вытекающим из состояния мировой энергетики. Это, прежде всего, проблемы экономической, а также общечеловеческой безопасности. Эти соглашения и договора заключаются под эгидой ООН и её организаций. К примеру, можно назвать договор о нераспространении ядерного оружия, различные моратории и запреты. К числу международных и региональных организаций глобального уровня можно отнести международное агентство по ядерной энергии (МАГАТЕ), энергетической комиссии Европейского союза и пр.

Примером международных усилий по обеспечению экономической безопасности на нашей планете является Киотский протокол, который подписали в Японии в начале XXI века более ста государств мира. США и КНР протокол не подписали, но, однако, приняли его позитивное значение и обязались учитывать его требования. В числе основополагающих пунктов протокола – определение квот на выброс отходов промышленного производства в атмосферу. Квоты определяются, в основном, в зависимости от территории государства, численности его населения, и некоторых других параметров. Небезынтересно, что страны, использующие свои квоты, могут продать данную часть квоты другим государствам, которым не хватает установленных для них квот.

Существует ряд международных организаций и союзов стран-поставщиков энергоресурсов (ОПЕК, предварительное коммюнике стран-экспортёров газа), а также поставщиков и потребителей («Северный голубой поток», «Южный голубой поток» из России в Европу, газопроводы из Канады и Мексики в США, и ряд др.).

И, конечно, особое место проблема энергоресурсов имеет в политике достижения положительного сальдо во внешней торговле и всём комплексе внешнеэкономических связей. В этом вопросе интересы стран-экспортёров энергоресурсов и стран-импортёров коренным образом расходятся. Но, это не означает, что интересы сторон непреодолимо противоречивы. Напротив, при всей кажущейся противоречивости, они, эти интересы, могут находиться в гармонии. Если страна-импортёр производит качественную продукцию, то она не имеет проблем с приобретением нужных ей энергоресурсов.

Однако актуальность для стран-экспортёров энергоресурсов приобретает проблема наиболее эффективного использования получаемых экспортных доходов от продажи энергоресурсов. В этой связи имеются два крайних варианта. Первый состоит в направлении использования экспортных доходов на поднятие жизненного благосостояния народа, на развёртывание насущно важных социальных программ. Такой вариант «поедания» экспортных доходов под названием «голландской болезни» имел место во многих нефтедобывающих странах Ближнего Востока. Название этой «болезни»

произошло от Нидерландов в период открытия близ побережья этой страны в Северном море нефтяных и газовых месторождений.

Другой вариант заключается в направлении большей части доходов в различного рода резервные, стабилизационные фонды, а также в инвестиционные программы.

Имеет место и такой вариант, как присвоение значительной части экспортных доходов от продажи энергоресурсов верховными правителями.

Наиболее наглядные примеры этого демонстрировали руководители ряда стран Северной Африки, монархи Ближнего Востока, президенты Филиппин (Ф. Маркос), Индонезии (Сухарто), Гаити (Дювалье). Не чужды такой практике и некоторые руководители бывших республик СССР.

Россия демонстрирует смешанный вариант использования доходов от экспорта энергоресурсов. Значительная часть направляется на пополнение резервного и стабилизационного фондов, другая на финансирование важных федеральных инвестиционных и социальных программ, на совершенствование производственной инфраструктуры. Имеет место и присвоение части экспортных доходов по коррупционным и иным схемам.

Об этом свидетельствует факт значительной утечки капиталов из России за границу.

У отдельных специалистов имеются сомнения в правильности избранной стратегии, которая исходит из чрезмерного доверия к морально-нравственным устоям частного бизнеса, к государственной и гражданской ответственности высшего чиновничества. Хранение средств резервного фонда в заграничных ценных бумагах, хотя и следует примеру ряда зарубежных государств, лишает страну средств, которые остро необходимы для обновления производственных фондов, жилищно-коммунальной сферы, производственной инфраструктуры.

Выбор правильной стратегии социально-экономического развития страны – это нелёгкая задача. Правильность выбора стратегии развития определяется макроэкономическими показателями: темпами роста валового внутреннего продукта и национального дохода в разрезе укрупнённых отраслевых и региональных показателей, темпами роста капиталовложений, прихода в страну иностранных инвестиций. Важную роль играют показатели инфляции, денежных доходов на душу населения, демографическая ситуация, средняя продолжительность жизни и др.

РАЗДЕЛ VI. ЭНЕРГЕТИКА И ЭКОЛОГИЯ Два взаимосвязанных процесса в основном определяют исторические этапы экономического развития человеческого общества – энергетика и экология. Если экология – это наука о взаимоотношениях организмов и среды их обитания, то энергетика – область экономики, охватывающая выработку, преобразование, передачу и использование различных видов энергии.

Появление нового энергоресурса всегда кардинально изменяет жизнь человеческого общества, включая в неё существенные новые элементы, но появление новых энергоресурсов всегда идет «за счёт» природы. Люди в процессе производства и потребления энергии заимствуют у природной среды материальные блага, отчуждая их у неё. В центре всегда стоит человек, выступая одновременно и как субъект воздействия на природу в результате своей хозяйственной деятельности, и как объект, испытывающий обратное воздействие природы.

Прогрессивное развитие общества может быть бесконечным при условии бесконечности и разнообразия природной среды. Однако человеческое общество во все времена и эпохи развивалась на ограниченном по объёму пространстве нашей планеты Земля. Поэтому человечество на всех этапах своего развития неизбежно сталкивалось с экологической проблемой, обусловленной возрастанием роли энергетических связей общества с природной средой.

Разрушающее воздействие человека на окружающую среду стимулировало развитие цивилизации, так как именно в поисках новых ресурсов человеческое общество постепенно переходило от присваивающего хозяйства к производящему. Так, переход к земледелию и скотоводству привёл к разложению первобытно-общинного строя и возникновению рабовладельческого, которому, в свою очередь, сопутствовали опустынивание и истощение земельных ресурсов, что обусловило переход к феодальному строю.

Весь ритм человеческой жизни, как в прошедшие времена и эпохи, так и в настоящее время, определяется основным – возможностью доступа к тем или иным природным ресурсам.

Природные ресурсы – первоисточник, исходная основа человеческой цивилизации практически во всех фазах её развития. Но они не вечны.

Количество ресурсов ограничено, многие их виды невосполнимы, и при сохранении экспоненциально растущего их потребления могут быть исчерпаны в будущем. Но необходимо учитывать и тот факт, что человечеству, в сущности, не грозит в близком будущем исчерпание физически наличных ресурсов в земных недрах, ограниченной является технически доступная и экономически эффективная (по условиям залегания, способу и технологии добычи, качеству) часть многих полезных ископаемых. Поэтому ответить на вопросы о количестве запасов природных ресурсов на Земле и периоде обеспеченности ими человечества весьма трудно. Даже в разных источниках и у разных авторов обеспеченность разведанными и прогнозными запасами того или иного ресурса неодинакова.

И все-таки природные ресурсы имеют тенденцию «когда-нибудь»

заканчиваться. К середине XXI-го века весьма реально обозначится проблема исчерпаемости и нехватки природных ресурсов, а значит и обеспечения энергией, так как практически большая часть используемой в настоящее время способов получения энергии, по сути, является переработкой энергетического сырья.

В настоящее время энергетические потребности обеспечиваются в основном за счёт трёх видов энергоресурсов: углеводородов, воды и атомного ядра, путём преобразования первичной, природной, энергии во вторичную.

Этот процесс проходит несколько стадий:

Получение и концентрация энергетических ресурсов (например, добыча и переработка полезных ископаемых).

Передача ресурсов к энергетическим установкам (например, доставка топлива на ТЭС, АЭС).

Преобразование первичной энергии во вторичную (например, энергия углеводородов в тепловую и электрическую).

Передача вторичной энергии потребителям (например, по ЛЭП, ТЭЦ) Перспективы развития энергетики в XXI-м веке свидетельствуют о смещении приоритетных проблем в сторону оценки возможных последствий влияния её на окружающую среду.

Энергетические объекты по степени влияния на окружающую среду принадлежат к числу наиболее интенсивно воздействующих на основные факторы существования цивилизации – воздух, воду и почву.

Продолжение использования традиционных видов топлива (уголь, нефть, газ), строительство ГЭС, ТЭС, АЭС выдвигают ряд принципиально важных задач глобального характера по оценке влияния энергетики на биосферу Земли.

Если раньше выбор способов получения электрической и тепловой энергии, решения проблем энергетики, транспорта и др. и назначение основных параметров объектов (тип, мощность станции, объём водохранилищ и др.) проводились в первую очередь на основе минимизации экономических затрат, то в настоящее время на первый план все более выдвигаются вопросы оценки возможных последствий возведения и эксплуатации объектов энергетики с точки зрения влияния их на окружающую среду.

Особое влияние оказывают на характер вредных выбросов в атмосферу виды топлива, используемые на ТЭС. К ним относятся каменные угли, бурые угли, сланцы, торф, нефть (мазут), природный газ (он является наиболее чистым топливом). Основными компонентами выбросов являются углерод, водород, кислород, поэтому в состав отходящих дымовых газов входят диоксид углерода, оксиды азота, сажа и ряд других компонентов, поступление которых в атмосферу наносит ущерб окружающей среде.

Наряду с газообразными выбросами большую опасность представляют огромные массы твердых отходов, получаемых при сжигании угля в виде золы и шлака. Зола, попадая в органы дыхания, вызывает различные респираторные заболевания. Кроме того, необходимо складировать золу и шлак, а для этого требуются значительные территории, которые долгое время не используются, являясь полигонами накопления тяжёлых металлов и повышенной радиоактивности.

Также ТЭС – это и источник подогретых вод, которые используются как охлаждающий агент. Эти воды, попадая в реки и другие водоёмы, обусловливают их тепловое загрязнение и соответствующие реакции.

Выбросы в атмосферу при сжигании ископаемого топлива зависят не только от вида топлива, но от того, насколько эффективно оно используется.

Поскольку природный газ содержит больше водорода по отношению к углероду, он генерирует меньше диоксида углерода, при том же количестве вырабатываемой для снабжения энергии, чем уголь и нефть. Кроме того, газообразное топливо сжигается легче и эффективнее, чем уголь или нефть.

Благодаря химическому составу, простоте и эффективности использования природный газ может внести существенный вклад в снижение выбросов газов, создающих парниковый эффект и связанных с энергоснабжением и потреблением энергии, обеспечивая такой же уровень удобства, технических показателей и надёжности, которые потребуются от энергоснабжения в будущем.

Много тысячелетий человечеству служит энергия, заключённая в текущей воде. Раньше всего люди научились использовать энергию рек. Сейчас в основной своей массе энергия текущей (падающей) воды используется для получения электричества. Преимущество гидроэлектростанций очевидно:

постоянно возобновляемый самой природой запас энергии, простота эксплуатации, отсутствие загрязнения окружающей среды. Однако и здесь имеются свои недостатки экологического характера, которые ранее учитывались не в полном объёме, что в дальнейшем сказалось как на сельскохозяйственном производстве, так и на ихтиологии водных бассейнов.

Крупные ГЭС и сейчас один из самых дешевых источников энергии, однако возможность развития этого сектора мировой энергетики во многом исчерпана, особенно в связи с действующими законодательными ограничениями по воздействию ГЭС на окружающую среду.

И все-таки гидроресурсы продолжают оставаться важным потенциальным источником энергии при условии использования новейших экологических методов её получения. Например, Норвегия является единственной страной в мире, в которой практически вся потребляемая электроэнергия производится на гидроэлектростанциях.

В середине XX-го века начинается бум ядерной энергетики. В это время считалось, что энергетические ядерные реакторы достаточно безопасны, а система слежения и контроля, защитные экраны и обученный персонал гарантирует их безаварийную работу. Кроме того, считалось, что ядерная энергетика является «экологически чистой», так как обеспечивает снижение выброса парниковых газов при замещении энергетических установок, работающих на ископаемом топливе.

Но ряд нескольких аварий на АЭС в Великобритании, США, СССР, а особенно катастрофа на Чернобыльской АЭС показали, что потери при аварии на ядерном энергетическом реакторе на несколько порядков превышают потери при аварии на энергетической установке такой же мощности, использующей ископаемое топливо. В эпицентре аварии в СССР на Чернобыльской АЭС, в Японии на АЭС Фукусима-1 уровень загрязнения был настолько высок, что население пришлось эвакуировать, а почвы, растительный покров, поверхностные воды оказались зараженными на многие десятилетия. При этом в отношении выбросов на этих АЭС, многое остаётся неизвестным, и риск ущерба здоровью населения от этих выбросов существенно занижен.

Опасность ядерной энергетики лежит не только в сфере аварий и катастроф. Даже когда АЭС работает нормально, большое количество радиоактивных изотопов попадают в окружающую среду. Эти радиоактивные частицы вместе с пылью, водой, пищей и воздухом попадают в организмы людей, животных, вызывая раковые заболевания, дефекты при рождении, снижение иммунной системы и увеличивают общую заболеваемость населения, проживающего вокруг ядерных установок.

Важнейшей причиной экологической опасности ядерной энергетики и ядерной промышленности в целом также является проблема радиоактивных отходов, которая так и остаётся нерешённой до настоящего времени.

Радиоактивное загрязнение сопровождает все звенья ядерной промышленности, включая добычу и переработку урана, работу АЭС, хранение и регенерацию топлива.

Очевидно, что производство и потребление энергии на современном этапе при использовании невозобновляемых ископаемых первичных источников энергии, помимо того, что является одним из основных антропогенных факторов, отрицательно влияющих на окружающую среду, не может гарантировать устойчивого развития энергетики на длительную перспективу.

Неизбежное сокращение добычи и повышения стоимости нефти, газа и угля в недалёком будущем, экологические причины предполагают необходимость широкого освоения возобновляемых источников энергии.

Очевидно, что ограниченность ресурсов создаёт угрозу энергетической безопасности страны. Другая сторона вопроса касается политических рисков.

Поэтому многие страны потребляющие много энергии, но не располагающие адекватными ресурсами ископаемого топлива, находятся в зависимости от его импорта и как следствие от политической обстановки в странах – производителях углеводородного топлива. С рисками связан и транзит этих энергоносителей. Возобновляемые источники энергии гораздо более безопасны, поскольку она основывается на использовании местных или региональных ресурсов. Кроме того, её развитие способствуют диверсификации поставок энергии, что усиливает энергетическую безопасность соответствующих регионов.

Конкурентоспособность возобновляемых источников энергии находится в зависимости от цен на энергоносители. Чем они выше, тем более выгодно использование возобновляемых источников энергии.

В то же время ужесточение экологических требований, ведущее к удорожанию удельных капиталовложений в строительство традиционных генерирующих мощностей, однозначно способствует развитию нетрадиционных возобновляемых источников энергии.

Возобновляемые источники энергии это те источники энергии, запасы которых восполняются естественным образом, прежде всего за счёт поступающего на поверхность Земли потока энергии солнечного излучения.

Это сама солнечная энергия, а также её производные – энергия ветра, энергия биомассы, энергия водных потоков и т.п. Кроме того, к возобновляемым источникам энергии относят геотермальное тепло, поступающее на поверхность Земли из её недр, низкопотенциальное тепло окружающей среды (естественные источники – атмосферный воздух, подпочвенные и грунтовые воды, озерная и речная вода, поверхностный и глубинный грунт;

искусственные источники – вентиляционный воздух из жилых, офисных и производственных помещений, отработанный воздух или вода производственных технологических процессов, тепло отработанных газов при сжигании топлива и др.), а также некоторые источники энергии, связанные с жизнедеятельностью человека (органические отходы промышленных и сельскохозяйственных производств, бытовые отходы и т.п.).

К недостаткам возобновляемых источников энергии, ограничивающих их широкое применение на современном этапе, можно отнести более высокую стоимость получаемой энергии по сравнению с органическим топливом. Другое слабое место – невысокая плотность энергетических потоков и их непостоянство во времени. Первое обстоятельство заставляет создавать большие площади энергоустановок, «перехватывающих» поток используемой энергии (приемные поверхности солнечных установок, площадь ветроколеса, протяженные плотины приливных электростанций и т.п.). Это приводит к масштабным отторжениям участков земли и большей материалоёмкости подобных устройств, следовательно, к увеличению удельных капиталовложений по сравнению с традиционными энергоустановками. Изменчивость во времени, в свою очередь, требует дополнительных затрат на оборудование, обеспечивающее сбор, аккумулирование и преобразование энергии.

Возобновляемые источники энергии становятся всё более конкурентоспособными в следующих секторах энергетического рынка.

Производство электроэнергии.

Горячее водоснабжение и отопление.

Производство моторных топлив для транспорта.

Комплексное энергоснабжение автономных потребителей вне централизованных энергосистем.

Горячее водоснабжение и отопление десятков миллионов зданий сегодня осуществляется с помощью солнечной энергии, энергии биомассы или геотермальной энергии.

Быстрыми темпами развивается солнечная энергетика. Её потенциал огромен, однако «взять» эту энергию и сохранить крайне сложно. В настоящее время солнечная энергия преобразуется в электрическую в основном двумя способами – фотоэлектрическим и термодинамическим. Первый значительно опережает второй.

Ведутся разработки и создание пилотных образцов солнечных тепловых электростанций (СТЭ), для которых в качестве перспективных рассматриваются различные конфигурации: с параболоцилиндрическими концентратами солнечного излучения с высокотемпературным жидким носителем или прямой генерации пара в солнечном контуре и паровой турбине, башенного типа, с параболическими концентратами. Основа этих установок – преобразование солнечной энергии в электрическую путём превращения воды в пар или энергию воздушного потока, которые приводят в движение турбогенераторы В настоящее время во многих странах (США, Австралия, Германия, Испания, Израиль, ОЭА и др.) работают тепловые солнечные электростанции с параболоцилиндрическими концентратами.

Наиболее быстрыми темпами в последнее время развивались технологии практического использования фотоэлектрических преобразователей солнечной энергии в электрическую.

В отличие от тепловых солнечных электростанций производство фотоэлектрических преобразователей энергии, обеспечивающих прямое преобразование энергии солнечного излучения в электроэнергию и использующих как прямое, так и рассеянное излучение, уже освоено в промышленном производстве.

В ряде стран реализуются весьма успешно национальные программы широкого внедрения фотоэлектрических преобразователей энергии: «100 тысяч солнечных крыш» – в Германии, «100 тысяч крыш» – в Японии, «1 млн крыш» – в США.

Когда необходимо получение небольшого количества энергии, использование фотоэлементов экономически целесообразно (калькуляторы, телефоны, маяки, буи и т.п.).

Широкое применение во многих странах находят солнечные установки теплоснабжения. Мировыми лидерами по использованию солнечных коллекторов являются Китай, Израиль, Кипр.

Одним из наиболее серьёзных препятствий для реализации использования солнечной энергии является низкая интенсивность солнечного излучения.

Кроме того, солнечная энергетика относится к материалоёмким видам производства энергии. Например, чтобы солнечные коллекторы «собирали»

энергию, удовлетворяющую потребности в тепле, им необходима большая площадь для размещения, за счёт их размеров. Поэтому широкое использование солнечной энергии влечёт за собой увеличение потребности в материалах, а это соответственно значительно увеличивает материальные затраты. Так что получение энергии рожденной солнечными лучами, в настоящее время, обходится намного дороже, чем получаемая традиционным способом.

Другой сферой, где нетрадиционные энергоносители постепенно заменяют традиционные, является моторное топливо. Альтернативное моторное топливо (биотопливо) производится из особой биомассы – сельскохозяйственных культур. Если сырьём служит сахар, кукуруза, пшеница, опилки и др., то получаемое биотопливо именуется эталоном, а если пальмовое масло, рапс или другие масличные, то биодизелем.

Спирты в качестве топлива для ДВС использовались с самого начала его изобретения. И сейчас на метиловом спирте работают двигатели мотоциклов для спидвея и спортивных картов. Спирт имеет октановое число более 100 единиц, но меньшую, по сравнению с бензином, теплоту сгорания, а значит, при сгорании выделяется меньше энергии, мощность падает, а расход топлива увеличивается.

В бензиновом двигателе невозможно использовать спирт в чистом виде.

Его можно использовать только в смеси с бензином. При использовании спирта в количестве до 10% в смеси с бензином она (смесь) подходит для обычных ДВС.

В Европе смесь бензина с этанолом обозначают буквой Е и числом, показывающим содержание спирта в процентах.

В условиях холодного климата, применение этанола и биодизеля ограниченно. Так биодизель на основе рапсового масла застывает при температуре – 15° С. Если для нефтяного дизельного топлива разработаны присадки, снижающие температуру застывания, то для биодизеля они только разрабатываются. Также спирто-бензиновые смеси для района с резко континентальным климатом могут оказаться непригодными из-за поглощения ими влаги. При определённой температуре это может привести к расслоению топливной смеси, но даже если этого не произойдёт, то при резких перепадах температуры образуется водяной конденсат, который замерзает и забивает льдом топливопроводы, фильтр и др.

С переходом на биотоплива появляются и новые проблемы. Спрос на биотопливо приведёт к резкому увеличению посевных площадей под «топливные» культуры. По оценке ОЭСР, чтобы 5,75% моторного топлива приходилось на биотопливо, то для производства необходимо отвести около 40% всех посевных площадей ЕС. А чтобы обеспечить долю биотоплива 10% в общем энергобалансе ЕС, эти площади вырастут до 70%. Это вызовет сокращение площадей под продовольственные культуры для людей, что приведёт к повышению цен на продовольствие.

Решительный прогресс ожидается для электростанций, работающих на биомассе. Объёмы выработки электроэнергии на них почти достигнут объёмов крупных ГЭС.

Биомасса – применительно к использованию в энергетике – весьма широкое понятие, включающая отходы лесной и деревообрабатывающей промышленности, сельскохозяйственные отходы, твёрдые бытовые отходы, жидкие стоки, различные промышленные отходы, содержащие органику.

Основными методами энергетического использования биомассы являются термохимические (сжигание, газификация, пиролиз) и биохимические (анаэробное сбраживание с получением биогаза, спиртовое брожение). Для электроэнергетики наибольшее значение имеет либо непосредственное сжигание биомассы, либо предварительная газификация с последующим сжиганием горючего газа.

Отходы лесной и деревообрабатывающей промышленности представляют собой ценный первичный источник энергии. В основном они используются в котельных и на тепловых электростанциях. Такое применение находят также и твердые сельскохозяйственные отходы (солома, жмыхи, шелуха и др.).

Сейчас вновь повышается интерес к жидким биотопливам для транспортных установок, особенно к этиловому спирту. Среди биотехнологий, используемых для производства топлив и энергии, важное место занимают также биогазовые технологии. Биогаз, получаемый при анаэробном сбраживании отходов животноводства, представляет собой смесь из метана с диоксидом углерода и может сжигаться в различных энергетических установках, как правило, малой мощности.

Значительный вклад в энергобалансы могут дать твёрдые бытовые отходы.

Они обычно либо сжигаются, либо газифицируются.

Ветер в течение многих столетий являлся одним из основных источников энергии. Ветроэнергетика – одна из самых динамичных отраслей использования возобновляемых источников энергии. Постоянно и повсюду на Земле дуют ветры: от лёгкого ветерка, несущего желанную прохладу в жаркий летний зной, до ураганов, приносящих неисчислимый урон и разрушения.

Ветры, дующие на просторах нашей планеты, могли бы легко удовлетворять большую часть потребностей в электроэнергии. Себестоимость электроэнергии, производимой ветрогенераторами наземного базирования, является одной из самых низких.

Потенциал ветроэнергетики огромен. Наиболее перспективными в этом плане считаются прибрежные зоны.

Неисчерпаемость ресурса, высокая экологичность, невысокая стоимость получаемой электроэнергии – всё это достоинства ветротурбин. Однако приходится констатировать, что работа ВЭС сопровождается некоторыми неприятными явлениями. Главное из них – шум. Помимо шума, вокруг ВЭС возникает опасный инфразвук, вызывающий вибрацию. От него дребезжат стёкла в окнах и посуда на полках. Кроме того, под строительство ветряных двигателей нужно отводить определённые земельные площади. И после строительства линий ветряных электродвигателей обнаружилось вредное воздействие электрических излучений на сельскохозяйственные почвы, на самочувствие домашнего скота и самих сельскохозяйственных производителей.

Пока использование геотермальной энергии развивается самыми низкими темпами по сравнению с другими нетрадиционными источниками энергии. Под геотермальной энергией понимают физическое тепло глубинных слоёв земли, имеющих температуру, превышающую температуру воздуха на поверхности. В качестве носителей этой энергии могут выступать как жидкие флюиды (вода, пароводяная смесь), так и сухие горные породы, расположенные на соответствующей глубине. Из горячих недр Земли на её поверхность постоянно поступает тепловой поток. Под воздействием этого потока в зависимости от свойств горных пород возникает градиент температуры – так называемая геотермальная ступень. Однако в местах молодого вулканизма, вблизи разломов земной коры геотермальная ступень повышается в несколько раз, и уже на глубине нескольких сотен метров, а иногда нескольких километров, находятся либо сухие горные породы, нагретые до 100С и более, либо запасы воды или пароводяной смеси с такими же температурами.

К сожалению, использовать тепло сухих горных пород в настоящее время не представляется возможным из-за дороговизны проекта. Сегодня в качестве источников геотермальной энергии экономически целесообразно использовать лишь термальные воды или парогидротермы. Но на земном шаре лёгкодоступных геотермальных месторождений с температурой свыше 100С сравнительно немного.

Существующие геотермальные электростанции представляют собой установки, в которых рабочим телом в паровой турбине может быть водяной пар, получаемый непосредственно от геотермального источника (это одноконтурные установки), или, при невысокой температуре воды, двухконтурные (бинарные) с низкокипящим рабочим телом во втором контуре.

Для производства электроэнергии с приемлемыми технико экономическими показателями температура геотермального флюида должна быть не ниже 100С, хотя для прямого теплоснабжения пригодны месторождения и с более низкими температурами до 30С. При неглубоком залегании термальных вод с температурой 20-30С, можно эффективно использовать источники низкопотенциального тепла в теплонасосных системах теплоснабжения.

Среди стран, реализующих широкие программы создания геотермальных электростанций, Филиппины, Италия, Исландия, США, Мексика, Индонезия и Новая Зеландия являются наиболее крупными потребителями геотермальной энергии. В основном геотермальные теплонасосные установки в большей мере используются для теплоснабжения малых потребителей.

Основные проблемы геотермального теплоснабжения связаны с солеотложением и коррозийной стойкостью материалов и оборудования, работающих в условиях агрессивной среды. Поэтому больший практический интерес представляет внедрение двухконтурных систем теплоснабжения с использованием эффективного и коррозионностойкого теплообменного оборудования.

С целью избежать загрязнения окружающей среды, рек, озёр и водоёмов извлекаемых из недр земли минеральными соединениями необходимо использовать технологию обратной закачки отработавшего геотермального флюида в пласт.

Энергетическими ресурсами обладают и водные массы морей и океанов.

В морях и океанах, занимающих около 70% поверхности земли, потенциально имеются различные виды энергии:

Энергия волн и приливов.

Энергия химических связей газов, питательных веществ, солей и других минералов.

Скрытая энергия водорода, находящегося в молекулах воды.

Энергия течений, спокойно и нескончаемо движущихся в различных частях океана.

Энергия, которую можно получать, используя разницу температур воды моря и океана на поверхности и в глубине и т.п.

Такое количество энергии, многообразие её форм гарантируют, что в будущем человечество не будет испытывать недостатка в энергии. Океан наполнен энергией чистой, безопасной, неиссякаемой. Использование энергии океана позволит превратить в реальность фантазии по поводу строительства городов, посёлков, энергетических объектов, необходимых для жизни людей, в будущем под водой. Но пока практическое применение в этой области почти не развито. В мире существует только одна электростанция, работающая на силе приливов-отливов во Франции. Использование энергии морских волн находится на стадии начального экспериментирования. Поисковые работы по извлечению энергии из морей и океанов приобретают в последние годы довольно большие масштабы, и их перспективы становятся всё более обещающими.

Мы говорили об атомной энергетике, которая базируется на расщеплении ядер атомов на два более легких с выделением энергии пропорционально потере массы. Но ещё большее количество энергии выделяется в процессе ядерного синтеза, в результате которого два ядра сливаются в одно более тяжёлое, но тоже с выделением энергии. Ядерный синтез возможен при очень высоких давлениях, температурах около 100 млн °С. Кроме того, для осуществления термоядерной реакции требуется невероятно дорогой и энергоемкий продукт – глубокий вакуум. Но есть небесные тела, в которых глубокий вакуум ничего не стоит;

более того, они лишены атмосферы, и на их поверхности этот глубокий вакуум имеет место всегда. Например, на Луне.

Вопрос стоит лишь во времени овладения этими термоядерными энергетическими процессами. Пока единственной формой термоядерной реакции, которую научился использовать человек – это неуправляемый термоядерный взрыв.

Издавна люди знают о стихийных проявлениях гигантской энергии, таящейся в недрах земного шара. Катастрофические извержения вулканов унесли многие человеческие жизни, изменяли облик Земли. Мощности извержения даже сравнительно небольшого вулкана колоссальна, она многократно превышает мощность энергетических установок, созданных человеком. Но о непосредственном использовании энергии вулканических извержений пока говорить не приходится. До настоящего времени нет возможности направить эту непокорную стихию на службу человеческого сообщества, да и, к счастью, извержения вулканов достаточны редки.

За последние годы достигнут значительный технический прогресс в разработке малых гидроагрегатов (от 100 кВт до 10 кВт).

Использование гидроэнергетических агрегатов наиболее эффективно в районах, удаленных от систем централизованного энергоснабжения.

Стоимость электроэнергии, произведенной возобновляемыми источниками энергии, в течение последних лет стремительно снижается, но одновременно многие технологии становятся конкурентоспособными. Это относится к технологиям использования биомассы для производства тепла и электроэнергии, к солнечным водонагревателям, фотопреобразователям, к малым гидроагрегатам, ветроустановкам, теплонасосным системам теплоснабжения.

И всё-таки, во многих случаях возобновляемые источники энергии пока ещё уступают технологиям, основанным на использовании традиционных видов топлив, прежде всего, из-за сравнительно высоких начальных капитальных затрат.

Многие страны реализуют специальные национальные и коллективные программы, направленные на стимулирование ускоренного освоения возобновляемых источников энергии, сделав это направление, важной частью своей государственной технической политики. Более того, в этой области приняты нормативно-законодательные акты. Одновременно одним из важных факторов развития возобновляемых источников энергии для многих стран, особенно зависящих от импорта традиционных энергоресурсов, является энергетическая безопасность.

Для стимулирования и поддержки внедрения новейших технологий для производства возобновляемых источников энергии используются различные формы правительственной поддержки:

Льготные тарифы для продажи электроэнергии, выработанной от возобновляемых источников энергии, в сеть.

Использование для энергии, получаемой от возобновляемых источников энергии, понятие «зелёная энергия», предполагающего более высокую цену её для потребителя.

Налоговые льготы.

Льготные кредиты.

Во многих странах законодательно предписывается обеспечить к определённому сроку заданную долю возобновляемых источников энергии в энергобалансе.

Возобновляемые источники энергии – это будущее энергетики. Об этом говорит не только их значительный потенциал вкупе с другими преимуществами, но и быстрый рост мощностей возобновляемой энергетики.

В основе таких темпов роста, безусловно, лежит научно-технический прогресс, способствующий совершенствованию технологий и удешевлению оборудования. Но нельзя и умалять значение таких факторов, как увеличение государственной поддержки данного сектора, а также того факта, что количество традиционных ресурсов ограничено, а следовательно в последующие годы предсказуем рост цен на ископаемое топливо.

Масштабы и скорость освоения отдельных видов возобновляемых источников энергии зависит от наличия ресурсов и степени разработанности соответствующих технологий, а, в конечном счёте, от себестоимости получаемой энергии. Пока вырабатываемая энергия заметно дороже, но это вопрос времени. Во-первых, технологии быстро совершенствуются, следовательно, падает себестоимость произведенной с их помощью электро теплоэнергии. Во-вторых, нельзя забывать важнейший для человеческого сообщества факт их экологической чистоты, а также то, что они могут работать автономно и снабжать энергией потребителей, не подсоединённых к распределительным сетям централизованных источников энергии.

В России, к сожалению, пока отсутствует законодательная поддержка возобновляемым источникам энергии, не приняты целевые индикаторы по их развитию и перспективе. При существующих масштабах добычи органических топлив и при наличии развитых систем централизованного энергоснабжения возобновляемые источники энергии вряд ли в обозримой перспективе могут в России составить серьёзную конкуренцию традиционной энергетике, а если при этом присовокупить масштабы коррупции, то Россия вероятно отстанет и в этих вопросах от развитых стран.

Внедрение возобновляемых источников энергии могло бы внести в России существенный вклад в решение энергетических задач, таких как:

электро-теплоснабжение районов, расположенных вне системы централизованного энергоснабжения;

сокращение завоза топлива в труднодоступные районы и на Крайний Север при одновременном повышении надёжности энергоснабжения;

повышение надёжности энергоснабжения во время аварийных и ограничительных отключений;

сокращение вредных выбросов в городах и населенных пунктах со сложной экологической обстановкой.

За время существования нашей цивилизации не единожды происходила смена традиционных источников на новые, более совершенные.

В современный период энергетика строится на использовании всех энергоносителей, как далёкого прошлого, так и тех, которые поступили в распоряжение людей в последние два-три столетия.

Сейчас происходит широкое переосмысление путей общественного развития. Концепция экономического роста, которая подходит к анализу материального производства с чисто экономической точки зрения, была приемлема, пока природные ресурсы казались неисчерпаемыми в силу воздействия производственной деятельности человека. В XXI веке общество приходит к пониманию того, что экономическая деятельность есть лишь часть общечеловеческой жизни, и экономическое развитие должно рассматриваться в рамках более широкой концепции общественного развития. Всё большее значение приобретают проблемы природной среды и её воспроизводства.

Надёжнее, устойчивее жить в богатом, рационально построенном обществе, а для этого надо уметь экономно пользоваться энергией, независимо от наличия даже значительных источников энергоресурсов.

Природные ресурсы являются одной из причин локальных войн и военных конфликтов. Они начинают прямо влиять на международные отношения. ЕС и США провоцируют локальные конфликты за сферы влияния над добычей и использованием природных ресурсов. Это ни что иное, как «война» за энергетические ресурсы.

Энергетика быстро аккумулирует, ассимилирует, вбирает в себя все самые новейшие идеи, изобретения, достижения науки. Ведь энергетика связана буквально со всеми сторонами человеческой жизни, и практически всё зависит от степени её развития.

РАЗДЕЛ VII. РОССИЯ НА МИРОВОМ РЫНКЕ ЭНЕРГОРЕСУРСОВ Россия занимает одно из наиболее важных мест в удовлетворении потребностей мирового рынка в основных энергоносителях. Страна, занимая первое место по площади своей территории (более 17 млн кв. километров), при численности населения в 2% от мирового, по приблизительным расчетом, обладает более чем 13% доказанных запасов углеводородного сырья.

По показателю удельной энергоемкости (т.е. по величине ВВП на 1 тонну потребленных в стране нефти, газа и угля) Россия значительно отстает от ведущих экономик, занимая место в четвертом десятке стран мира. На фоне этих макроэкономических показателей значительно более внушительными выглядят позиции России в добыче нефти, природного газа, каменного угля, урановой руды.

Так, Россия обладает 5,6% всех доказанных мировых запасов нефти, около 24% доказанных запасов природного газа, 20% доказанных запасов каменного угля. Россия может удовлетворять свои потребности в этих энергоресурсах за счет только собственных запасов, при сохранении текущих объемов потребления, в течение более, чем 100 лет. При этом необходимо учитывать еще и неполноту сведений о наличии запасов сырья в недрах. Огромная территория страны, низкая плотность населения (около 8 человек на квадратный километр, а в восточной части России – менее 1 человека на квадратный километр), масштаб проблем с дорожно-транспортной инфраструктурой, проявления бюрократизма и некомпетентности в управленческих звеньях – все это позволяет предположить возможность наличия большого количества еще не открытых запасов полезных ископаемых на территории России.

Валовой внутренний продукт страны по паритету покупательной способности в 2008 г. составил, по различным иностранным оценкам, от 2,27 трлн долларов США до 2,29 трлн международных долларов (здесь «международный доллар» вычисляется делением единицы валюты соответствующей страны на расчётный показатель паритета покупательной способности доллара США в 2008 г.). По статистике ЦРУ, Россия занимает седьмую строчку среди крупнейших экономик мира (после США, Китая, Японии, Индии, Германии и Великобритании), на ее долю приходится около 3,2% мирового ВВП. По статистике Всемирного банка, доля России в мировом ВВП составила в 2008 г. 3,3% и позволила РФ занять шестую строчку рейтинга крупнейших экономик мира, обогнав Соединенное Королевство.

Исходя из российской статистики, номинальный ВВП (в рыночных ценах) в 2008 г. составил 41,67 трлн рублей. При пересчете в доллары США с использованием среднего обменного курса за 2008 г., равного 24,81 руб. за доллар, номинальный ВВП страны за 2008 г. составил 1,67-1,68 трлн долларов США. Годовой темп роста российской экономики в период с 2000 по 2008 гг. в среднем составил около 6,9 процентов. Самый высокий темп роста был отмечен в 2000 г. – 10,08%, самый низкий – в 2002 г. (4,7%). Финансовый кризис ударил по экономике страны довольно ощутимо, что отразилось на показателях 2009 года: объем ВВП снизился на 7,9 процента.

По данным на начало 2009 года, доля добывающей промышленности в структуре ВВП страны достаточно значительна и составляет 9,2%, всего промышленный сектор (включая строительство) дает 36,1% ВВП. Большую долю в ВВП занимают обрабатывающие производства – 17,4%, на строительную сферу приходится 6,5% ВВП, доля производства и распределения электроэнергии, газа и воды – всего 3%. Доля сферы услуг в 2008 г. составила 59%, сельского хозяйства, охоты и рыболовства – 4,9%. Интересно отметить трансформацию структуры ВВП России в последние годы – в период с 2002 по 2008 гг. доля сельского хозяйства и рыболовства неуклонно снижалась за счет роста доли промышленного сектора, которая увеличилась с 33,1 до 36,1% ВВП.

В то же время важно отметить, что в период с 2003 по 2005 произошел резкий рост доли промышленности (на 5,3%) и вместе с этим падение доли сферы услуг (на 4%) в структуре ВВП, однако в дальнейшем соотношение между двумя секторами начало восстанавливаться.

Доля секторов экономики России в 2002-2008 гг. предстает в следующем виде:

2002 2003 2004 2005 2006 2007 Сельское хозяйство и 6,6 6,7 6,0 5,4 5,0 4,8 4, рыболовство Промышленность, 26,4 26,3 27,2 27,2 26,5 26,7 26, строительство, транспорт Добыча полезных ископаемых 6,7 6,6 9,4 11,0 10,7 9,9 9, Сфера услуг 60,3 60,4 57,4 56,4 57,8 58,5 59, Российская экономика исключительно ресурсоемка, во всяком случае, такой она была еще в начале 90-х годов. К концу первой декады XXI века ситуация несколько изменилась, однако в сравнении с большинством развитых стран мира экономика России по-прежнему расходует энергоресурсы в большем объеме.

Важно отметить, что в мире в целом показатель удельного потребления нефти, газа и угля на каждую 1000 долларов произведенного ВВП постоянно снижается. В 1990 г. мировой экономике требовалось 0,14 тонн нефти, 90 куб.

метров газа и количество угля в 0,1 тонны нефтяного эквивалента на каждую дополнительную тысячу долларов мирового ВВП. В 2008 г. на каждую тысячу приходилось уже 0,06 тонн нефти, 50 куб. метров газа и 0,05 тонн нефтяного эквивалента угля. Здесь, однако, нужно принимать во внимание негативные особенности природно-климатических условий России, что удорожает затраты по добыче полезных ископаемых и их доставке до потребителя.

§ 6.1. Структура нефтяной промышленности РФ Запасы нефти России достаточно велики, однако страна не является мировым лидером по этому показателю. Доказанные запасы углеводородного сырья на конец 2008 г. оцениваются в 10,8 млрд тонн, или 6,3% от мировых доказанных запасов сырья. При нынешних объемах добычи этой нефти хватило бы на 21 год. Для сравнения, мировому лидеру по объемам как запасов, так и добычи нефти – Саудовской Аравии – для исчерпания своих доказанных запасов потребовалось бы более 66 лет. Естественно, это в высшей степени условно, поскольку слишком большое количество факторов влияют как на возможность извлечения из недр определенного количества нефти, так и на динамику объемов запасов страны.

СССР, а затем и Россия, в силу ориентированности экономики на добычу и экспорт энергоресурсов, всегда стремились добывать и продавать максимально возможное количество нефти. При высоких ценах на нефть совершенно естественно стремление максимизировать свою прибыль, направив на экспорт столько сырья, сколько возможно, а в период падения нефтяных цен доходы страны от экспорта падают, и для того, чтобы снизить дефицит бюджета, страна вынуждена опять-таки идти на увеличение объемов добычи. С другой стороны, ни одному государству не выгодно продавать свои запасы «черного золота» по низким ценам, поскольку ту же самую нефть впоследствии можно реализовать дороже. Это в теории. На практике же Россия – в числе очень немногих государств, кривая добычи нефти которой почти полностью совпадает с динамикой мировых цен на нефть, во всяком случае – в рассматриваемый период (с 1985 г). Естественно, причинами таких колебаний объемов добычи нефтяные цены были лишь отчасти. На рисунке 1 представлены показатели нефтяных цен с 1985 по 2008 гг.

Согласно статистике объемов добычи СССР и затем – РФ с 1985 г., можно наблюдать их снижение с 1989 г., то есть с начала процесса провозглашения суверенитета бывшими союзными республиками, вплоть до «дна» 1996 г., когда в стране было добыто всего 302,9 млн тонн нефти. В течение следующих трех лет объемы добычи стагнировали, но с 1999 г., когда цены на нефть пошли вверх, Россия начала постепенно увеличивать добычу. В итоге, в 2008 г. было добыто 488,5 млн тонн углеводородного сырья.

Рис. 1. Цены спот на нефть марки Brent в период с 1985 по 2008 гг.

Составлено по данным BP Statistical Review of World Energy 2009.

Нефть потреблялась экономикой СССР в огромных количествах. Так, в 1985 г. по этому показателю страна уступила лишь США, с объемом потребления в 244,5 млн тонн против американских 720,2 млн тонн. Пиковое потребление было отмечено в 1989 г. – 252,8 млн тонн. После распада СССР в 1991 г. объемы потребления нефти резко снизились и продолжали снижаться вплоть до 2001 г., когда внутри страны было использовано 122,3 млн тонн нефти. В 2008 г. объем потребления нефти составил 130,4 млн тонн (рис. 2).

Рис. 2. Динамика объемов добычи и потребления нефти в России с 1985 по 2008 годы Составлено по данным BP Statistical Review of World Energy 2010.

Нефтеперерабатывающие мощности страны оцениваются в 277,4 млн тонн нефти в год, то есть около 6,3% от всех нефтеперерабатывающих мощностей планеты. По этому показателю страну опережают лишь США и Китай. Объемы переработки нефти за период с 2000 по 2008 гг. увеличились на 36% – со 173,8 до 236,3 млн тонн в год. Глубина переработки нефти за тот же период выросла незначительно – с 70,8 до 71,9 процентов. Для сравнения, в США этот показатель (по данным на 2009 год) достигает 95,5%, в Западной Европе – 85-90%, в Китае – 85%. По объемам переработки Россия сегодня занимает четвертое место, а по качеству переработки по коэффициенту Нельсона – 67 место в мире.


Стратегическими целями развития российской нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей отрасли, прежде всего, являются, во-первых, стабильное и эффективное удовлетворение внутренних потребностей страны в сырой нефти и продуктах ее переработки, а во-вторых, активное участие в удовлетворении мирового спроса на нефть и нефтепродукты. Достижение этих целей позволит обеспечить стабильные поступления в доходную часть бюджета страны. Одной из основных задач при этом является постепенная модернизация нефтедобывающего и нефтеперерабатывающего комплекса страны в целях увеличения его энергетической, экономической и экологической эффективности.

Насколько реальны эти цели, то есть действительно ли Россия сможет, несмотря на высокую степень истощения существующих и активно разрабатываемых нефтяных месторождений, удовлетворять не только внутренний спрос, но и в дальнейшем оставаться одной из ведущих стран экспортеров нефти, покажет время. Однако все возможности для этого имеются.

Так, в Европейской части России рост объемов добычи возможен за счет освоения нефтяных запасов Тимано-Печорской провинции, на континентальном шельфе Баренцева моря (Приразломное нефтяное месторождение) и в российском секторе Каспийского моря. Это при том, что в Поволжье и на Урале тенденция к снижению объемов добычи сохранится.

В Западной Сибири при стабилизации и постепенном снижении добычи нефти в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре будет происходить ее рост в Ямало-Ненецком автономном округе (Бованенковское на п-ове Ямал).

В Восточной Сибири предусматривается освоение и промышленная разработка месторождений нефти в Ванкорско-Сузунском районе на северо-западе Красноярского края, вдоль трассы нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан в Красноярском крае, в Иркутской области и Республике Саха (Якутия) (Верхнечонское, Талаканское, Среднеботуобинское, Юрубчено-Тохомское и другие месторождения). На Дальнем Востоке будет осуществляться эксплуатация производственных объектов проектов «Сахалин-1», «Сахалин-2»

и других (континентальный шельф острова Сахалин).

Разработка этих и ряда других перспективных месторождений, по оценкам, указанным в Энергетической стратегии России на период до 2030 года, позволит получить прирост доказанных запасов нефти около 1,8 млрд тонн к 2015 году, 5,5 млрд тонн – к 2022 и еще 5,1 млрд тонн – к 2030 году. При этом до 2015 г. прирост запасов в основном будет обеспечиваться за счет месторождений Западно-Сибирской провинции (около 65%), а в дальнейшем возрастет роль Восточной Сибири с ее долей в приросте запасов в 21-23% (доля Западной Сибири в 2020-2030 гг. снизится до 45%). Таким образом, учитывая сегодняшнюю географию запасов (69% нефти в недрах сосредоточено в Западной Сибири, на Урале и в Поволжье – 17%, на Европейском Севере России – 7,8%, в Восточной Сибири – 3,6%), можно говорить о тенденции к «смещению» основных районов добычи на Восток. Так, согласно новой Энергетической стратегии, прогнозируется существенный рост доли Восточной Сибири и Дальнего Востока в добыче нефти в России: с 3% в 2008 году она должна вырасти до 10-12% уже к 2015 году, до 12-14 – к 2022 и до 18-19 процентов к 2030 году.

Прирост запасов – необходимое условие для планомерного роста объемов добычи нефти в долгосрочной перспективе, поскольку, как уже упоминалось, доказанных на сегодняшний день запасов нефти при текущем уровне добычи хватит не более чем на 22 года. Объемы добычи нефти, при условии прироста запасов в прогнозируемом в Стратегии размере, также будут увеличиваться.

Здесь главными факторами будут являться, прежде всего, динамика мирового спроса на сырье, динамика мировых цен на нефть, и, как следствие, объем инвестиций в сектор. В последние годы наблюдалась тенденция к росту цен, что привело к активному притоку инвестиций в нефтяной сектор и позволило увеличить объемы добычи с 2000 по 2008 гг. с 323,3 млн до 488,5 млн тонн в год. К 2015 г. уровень добычи внутри страны может составить до 495 млн тонн в год, до 525 млн тонн в год – к 2022 и до 535 млн тонн в год к 2030 году, то есть рост составит до 10 процентов. В традиционных регионах, где ведется добыча нефти – в Поволжье, на Урале, в Тюменской области – объемы добычи будут неуклонно снижаться, и к 2015 году будут давать не более 394 млн тонн в год, а к 2030 – не более 357 млн тонн сырья в год. Это в сравнении с 425,7 млн тонн 2008 года является значительным сокращением (на 7,5% и на 16% соответственно). В то же время компенсировать «нехватку» и давать прирост добычи смогут перспективные регионы – Европейский Север, Кавказ и Прикаспийские территории, Восточная Сибирь и Дальний Восток. Здесь к 2015 г. добыча может быть увеличена до 104 млн тонн в год и к 2030 г. до 167 млн тонн, при том, что в 2008 г. объем добычи в этих регионах составил всего 48,2 млн тонн. Доля «новых» регионов, таким образом, увеличится с 10 до 19,5 процентов. Тем не менее, основную роль в нефтедобыче в обозримой перспективе продолжит играть Тюменская область.

Такая динамика будет возможна только при соответствующих объемах инвестиций в нефтедобычу в целом и в геологоразведку – в частности.

Необходимый для этого уровень капитальных вложений оценивается почти в 500 млрд долларов США (доллары 2007 года), причем основные вложения потребуются в период с 2022 по 2030 годы – до 278 млрд долларов. Общий необходимый объем инвестиций в нефтяную промышленность страны на период с 2010 по 2030 гг. оценивается в 609-625 млрд долларов США в ценах 2007 г. (рис. 3).

Рис. 3. Потребность в капиталовложениях в нефтяной комплекс, млрд долларов США (в ценах 2007 г.) График составлен по данным Энергетической стратегии России на период до 2030 года.

Благодаря совершенствованию технологических процессов нефтедобычи станет возможным увеличение коэффициента извлечения нефти с 30% 2008 года до 32-35% к 2022 и до 35-37% к 2030 году, что позволит извлекать из новых месторождений большее количество нефти. По коэффициенту извлечения нефти Россия отстает от многих нефтедобывающих стран.

Например, в США с 1990 по 2000 гг. средний КИН увеличился с 0,35 до 0,41, в то время как в России КИН за тот же временной промежуток снизился с 0, до 0,31%, в последующие годы он в среднем составлял 30 процентов.

В соответствии с прогнозом Энергетической стратегии, благодаря активному притоку инвестиций в нефтеперерабатывающий сектор будет увеличиваться средняя по стране глубина переработки нефти. С нынешних 71,9% уже к 2015 году она должна возрасти до 79%, к 2022 году – до 82-83%, а к 2030 году прогноз крайне оптимистичен – 89-90 процентов. Выход светлых нефтепродуктов к 2022 году составит 67-68%, а к 2030 г. – 72-73% вместо 57% 2008 года. Индекс комплексности Нельсона увеличится за тот же период почти вдвое, с 4,3 до 8,5 единиц. Это позволит России бороться за новые для себя рынки сбыта на мировом пространстве – рынки продуктов глубокой переработки нефти, высококачественного топлива, масел и смазок и др., и полноценно конкурировать с иностранными поставщиками на рынке внутреннем.

Помимо «интенсивного» развития нефтеперерабатывающей промышленности страны, прогнозируется и «экстенсивный» рост, то есть увеличение объемов переработки нефти. Так, в 2008 г. в стране на переработку было направлено порядка 236 млн тонн нефти, что на 13% превысило показатели 2005 года. К 2015 году мощности страны позволят ежегодно перерабатывать до 239 млн тонн нефти, к 2022 г. – до 260 млн тонн, а к концу третьего этапа развития – к 2030 году – до 311 млн тонн, то есть рост относительно уровня 2005 года может составить до 32 процентов!

Нефтеперерабатывающие заводы России имеют в своем составе практически все освоенные мировой промышленностью процессы. Однако соотношение процессов, углубляющих переработку нефти и повышающих качество топлива, и процессов первичной перегонки нефти значительно отстает от мировых показателей. Сегодня большой процент производимых внутри страны нефтепродуктов приходится на низкокачественную продукцию неглубокой степени переработки, например мазута. Так, в 2005 г. на мазут приходилось 23% от всей производимой в стране продукции переработки нефти, 40% составляли моторные топлива, 13% – автобензин и 24% – дизельное топливо. В 2008 г. соотношение видов продукции в структуре нефтепереработки сохранялось на этом же уровне, несмотря на огромный рост инвестиций в производство кокса и нефтепродуктов в 2005-2007 годах, вместе с практически нулевой динамикой показателя глубины переработки нефти на российских предприятиях в 2005-2008 гг. Это говорит лишь о том, что капитальные вложения были направлены, в основном, на увеличение мощностей по производству продукции (экстенсивный рост), но никак не на модернизацию и совершенствование производственных мощностей с целью улучшения качества производимого топлива и прочей продукции. По прогнозам авторов Энергетической стратегии России на период до 2030 года, уже в ближайшем будущем структура производимой нефтеперерабатывающей промышленностью продукции будет меняться (рис. 4).

Рис. 4. Структура продукции нефтеперерабатывающего сектора России к 2015, 2022 и 2030 гг График составлен по данным Энергетической Стратегии России на период до 2030 года.

Уже к 2015 году, как ожидается, на мазут в структуре производимой в нефтеперерабатывающем секторе продукции будет приходиться около 16% общего объема выпуска, к 2022 году – уже 13%, и к 2030 г. доля этого низкокачественного продукта неглубокой степени переработки снизится до 7 процентов. При этом доля производства автомобильного бензина увеличится незначительно, доля же моторных топлив вырастет с 40% в 2008 г. до 44% к 2015 г., до 46% к 2022 г. и достигнет 49% к 2030 году, а дизельного топлива – с 24% до 26, 27 и 29% по годам соответственно.


В абсолютном выражении рост объема выпуска продукции нефтеперерабатывающей промышленности за аналогичный период с учетом прогнозируемого роста спроса составит до 55 процентов: объем производства моторных топлив – в 1,9 раза, дизельного топлива – в 1,9 раза, автобензина – в 1,8 раза, и только производство мазута, как ожидается, сократится почти вдвое. Подобный рост потребует серьезных капитальных затрат, а именно – от 47 до 50 млрд долларов США в ценах 2007 года.

Еще больший объем инвестиций потребуется для развития транспортных систем нефтяного комплекса. Следует отметить, что за последние несколько лет был дан старт многим важнейшим транспортным и инфраструктурным проектам, многие проекты были осуществлены. Построены новые магистральные нефтепроводные системы, например, Балтийская трубопроводная система, созданы портовые мощности по перевалке и морскому транспорту жидких углеводородов в г. Приморске и пос. Варандей.

Первая очередь Балтийской трубопроводной системы, спроектированная и построенная отечественными специалистами, была успешно введена в эксплуатацию в декабре 2001 года. Это позволило создать новое независимое российское экспортное направление по транспортировке нефти через новый, так же построенный «Транснефтью», специализированный морской порт Приморск производительностью 12 млн тонн нефти в год. Впоследствии мощность БТС в короткие сроки последовательно наращивалась, и в 2008 г.

Приморск смог переваливать более 74 млн тонн в год, а в перспективе его мощность может быть увеличена до 120 млн тонн в год. В настоящее время Приморск – крупнейший в России порт по отгрузке нефти на экспорт. Важным международным проектом является Каспийский Трубопроводный Консорциум с участием компаний России, Казахстана, США (Chevron, Mobil) и итальянской Eni. Пропускная мощность действующей системы КТК – 28,2 млн тонн нефти в год – была достигнута в 2004 г., и 17 декабря 2008 года состоялось подписание Меморандума о взаимопонимании сторон договора акционеров о принципах осуществления проекта расширения КТК до 67 млн тонн в год. В 2006 г. было развернуто строительство нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО) мощностью 30 млн тонн в год, который призван обеспечить развитие нефтяного комплекса на востоке страны и диверсификацию направлений экспорта нефти. В конце декабря 2009 г. ВСТО был введен в эксплуатацию.

Теперь, с января 2010 г., ведется строительство второго участка ВСТО.

Важнейшей задачей для эволюции нефтяного комплекса страны является своевременное и адекватное потребностям сектора развитие трубопроводной транспортировки нефти. В связи с прогнозируемым увеличением доли «новых регионов» в российской добыче нефти, а именно, Европейского Севера, Восточной Сибири и Дальнего Востока, требуется развитие трубопроводного транспорта именно в этих регионах с их подключением к существующей системе магистральных нефтепроводов. Кроме того, в соответствии со стратегией диверсификации направлений экспорта российской нефти с увеличением доли восточного направления в структуре экспорта, возникает необходимость в создании соответствующих транспортных мощностей на этих маршрутах.

Основными в сфере развития трубопроводного транспорта нефти и нефтепродуктов являются следующие проекты:

завершение строительства нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан пропускной способностью 50 млн тонн нефти в год (участка от НПС «Сковородино» до СМНП «Козьмино» – ВСТО-2), а также увеличение мощности уже построенного участка (ВСТО-1) до 50 млн тонн в год;

строительство нефтепровода Унеча – Усть-Луга (вторая нитка Балтийской трубопроводной системы);

строительство нефтепровода Пурпе-Самотлор для транспортировки нефти Ванкорского месторождения и месторождений севера Красноярского края на нефтеперерабатывающие заводы России и на мировые рынки (начало реализации – 2010 г., мощность первой очереди – 25 млн тонн в год);

строительство нефтепровода «Бургас-Александруполис» в рамках российско-болгарско-греческого проекта, в случае его утверждения, для поставок нефти в Европу мощностью 35 млн тонн в год с перспективой расширения до 50 млн тонн в год;

расширение пропускной способности нефтепроводов КТК вплоть до 67 млн тонн в год;

развитие экспортных нефтяных и нефтепродуктовых терминалов в портах Приморск, Усть-Луга, Находка;

развитие системы нефтепродуктопроводов страны (вывод на проектную мощность нефтепродуктопровода «Север», строительство нефтепродуктопровода Андреевка – Уфа – Субханкулово – Альметьевск – Кстово, строительство нефтепродуктопровода «Юг»).

Помимо трубопроводной транспортировки нефти и нефтепродуктов целесообразным является развитие морской транспортировки жидких углеводородов, в том числе из прибрежных районов российской части Арктики.

Исключительно важным для развития российского нефтяного комплекса является создание привлекательных условий для деятельности российских и международных нефтяных компаний, работающих на территории страны.

Нужно отметить, что в последние несколько лет Правительством РФ сделано несколько важных шагов в данном направлении. В сфере государственного регулирования нефтяного комплекса усовершенствована система расчета таможенных пошлин на нефть и нефтепродукты, стимулирующая экспорт нефтепродуктов, а также оперативно реагирующая на изменения конъюнктуры мировых цен. В результате экспорт нефтепродуктов возрос с 57 млн тонн в 2000 году до 115,4 млн тонн в 2008 году. Активно применяются меры антимонопольного регулирования, направленные на пресечение и предупреждение злоупотреблений доминирующим положением со стороны вертикально интегрированных компаний и антиконкурентных сговоров на внутрироссийских рынках нефтепродуктов. Снижается налоговая нагрузка на предприятия нефтяного комплекса: дифференцирована ставка налога на добычу полезных ископаемых на разработку месторождений в зависимости от природно-климатических условий и стадии освоения, усовершенствована система взимания акцизов.

Так, в мае 2008 г. было принято решение о снижении с 2009 г. налоговой нагрузки по НДПИ на предприятия нефтяного сектора России путем увеличения «цены отсечения», используемой в формуле для расчета налога.

Также с 2009 г. был изменен механизм получения льгот по НДПИ для истощенных месторождений (более чем на 80%), тем самым нефтяные компании получили дополнительный стимул для более «полного» извлечения нефти на таких месторождениях (добыча на месторождениях с большой степенью истощения обходится значительно дороже). Важным шагом в направлении на снижение налогового бремени для нефтегазовых компаний является введение «налоговых каникул» при разработке месторождений в определенных природно-климатических условиях. В настоящее время налоговыми каникулами пользуются компании, которые осваивают месторождения в Восточной Сибири. На льготных территориях в данный момент больше всего новых месторождений у ОАО «ЛУКОЙЛ», Сургутнефтегаза и Газпром нефти. Для месторождений на территории Ямала и Тимано-Печоры предложено установить каникулы до 7 лет. Для разработки месторождений на шельфе и морском дне предлагается применение нулевой ставки НДПИ на 10 или 15 лет в зависимости от того, какую лицензию приобретает компания. Налоговые льготы такого плана являются особенно эффективным стимулом для нефтегазовых компаний для разработки новых групп месторождений в отдаленных и не освоенных районах страны, где еще не развита необходимая для добычи, хранения и транспортировки углеводородов инфраструктура. Целесообразным также было бы введение подобных налоговых послаблений для малых участков недр.

Поскольку большая часть добываемой нефти экспортируется (как в сыром, так и в переработанном виде), на прибыль нефтедобывающих компаний сильное влияние оказывает размер экспортной пошлины на нефть. По этой причине регулирование размера экспортной пошлины является действенным механизмом стимулирования нефтяных компаний к реинвестированию части полученной прибыли в разведку, разработку и добычу нефти. Эта задача стала особенно актуальной в период падения мировых цен на нефть с июля 2008 г. по январь-февраль 2009 г., когда экспорт нефти стал практически убыточным.

В 2008 г. пошлина занимала львиную долю в цене экспортируемой нефти – в среднем 53,6%. Поскольку экспортная пошлина рассчитывалась по методике на основании двухмесячной цены на нефть и вводилась через месяц, период снижения цены на нефть совпал тогда с периодом роста экспортной пошлины.

Так, учитывая цены на нефть за июль – август 2008 г., экспортная пошлина должна была составить 487 долл./т при ожидаемой цене нефти 484 долл./т. Для стимулирования отрасли с 1 октября, разово, на основе мониторинга с 1 по 17 сентября, была введена пошлина 372 долл./т, что позволило сэкономить для отрасли в октябре около 5,5 млрд руб. В дальнейшем пошлина устанавливалась уже на основе мониторинга за месяц до установления ее величины. В 2009 г.

для нефти, добываемой на 13 месторождениях Западной Сибири, пошлины на нефть были вообще обнулены, и этот список в дальнейшем может быть расширен. Однако не следует забывать, что такие налоговые послабления вместе с тем лишают российский бюджет части возможных доходов.

Важным шагом в налоговом регулировании нефтеперерабатывающего сектора должна стать дифференциация акцизов на бензин. Ставки акцизов в 2009 – 2010 гг. оставлены прежние, но в 2011 г. цены на бензин дифференцированы с учетом качества. Основной идеей дифференциации является стимулирование увеличения производства высокооктановых бензинов – чем выше качество нефтепродуктов, тем ниже акциз и пошлина.

Сегодня (по данным на 2009 г.) в России производится Аи-92 – 57% от всего объема выпуска, Аи-80 – 30%, высокооктановый Аи-95 – 13 %, бензины марки «Супер 98» – около 1 процента. Несмотря на ожидаемое улучшение структуры выпуска топлива, налоговая нагрузка на среднестатистический НПЗ в краткосрочной и среднесрочной перспективе по данному налогу лишь увеличится. Изменение дифференциации пошлин на нефтепродукты в зависимости от их качества позволит компаниям с наиболее совершенным и модернизированным оборудованием получить наибольшую выгоду. Компании, ориентирующиеся в большей степени на производство низкокачественного топлива и не имеющие возможности для инвестирования в новое оборудование, конкурировать на рынке в новых условиях, скорее всего, не смогут.

§ 6.2. Состояние газовой промышленности РФ По объемам доказанных запасов природного газа Россия является безусловным лидером – на ее территории сосредоточено 23,4% мировых доказанных запасов голубого топлива. На конец 2008 года запасы оценивались в 43,3 трлн куб. метров, при том, что у второго по величине запасов государства – Ирана – имеется только 29,61 трлн куб. метров.

Однако и по объемам добычи страна находится на первом месте, активно при этом эти объемы наращивая. В 1985 г. в России было извлечено из недр 418,1 млрд куб. метров газа, и в дальнейшем добыча наращивалась вплоть до 1991 года, когда было добыто 581,9 млрд куб. метров газа. После распада СССР, аналогично ситуации в нефтедобыче, добыча газа начала снижаться до 1997 г., когда составила 516,7 млрд куб. метров, затем последовал практически непрерывный рост до 2008 года, когда были добыты рекордные 601,7 млрд куб. метров.

Прогнозные ресурсы газа оцениваются в 164,2 трлн куб. м, в том числе на континентальном шельфе Российской Федерации – 63,8 трлн куб. метров.

Однако сегодня структура запасов газа в России имеет тенденцию к увеличению доли сложных и трудноизвлекаемых запасов. Проблемы их освоения связаны с сокращением находящихся в промышленной разработке высокопродуктивных, залегающих на небольших глубинах запасов, сложными природно-климатическими условиями и удаленностью будущих крупных центров добычи газа от сложившихся центров развития газовой промышленности (Восточная Сибирь, Дальний Восток, полуостров Ямал, континентальный шельф арктических морей), необходимостью освоения значительных запасов низконапорного газа, увеличением в составе разведанных запасов доли жирных, конденсатных и гелийсодержащих газов, требующих для эффективной разработки создания соответствующей газоперерабатывающей инфраструктуры.

Запасы газа базовых разрабатываемых месторождений Западной Сибири – основного газодобывающего региона страны (Медвежье, Уренгойское, Ямбургское) выработаны на 65 – 75 процентов и перешли в стадию активно падающей добычи.

Страна лидирует в мировом экспорте природного газа, однако большая часть добываемого энергоресурса потребляется внутри страны. На рис. показана динамика потребления природного газа и его добычи. Здесь можно видеть, что динамика добычи и потребления практически полностью коррелируют между собой.

Рис. 5. Добыча и потребление природного газа в России с 1985 по 2008 годы График составлен по данным BP Statistical Review of World Energy 2009.

Таким образом, в 1985 г. около 84% добываемого газа потреблялось внутри страны, но к 1990 г. этот показатель снизился до 70,3 процентов.

В последующие годы внутреннее потребление колебалось в пределах процентов. Соответственно, около 30%, то есть около 65,8-72, 160-180 млрд куб. метров ежегодно направляется на экспорт. Основными импортерами российского природного газа являются страны Европы – 154,4 млрд куб. метров. Большая часть экспорта РФ приходится на Германию (36,2 млрд куб. метров в 2008 г.), Италию (24,5 млрд куб. метров) и Турцию (23,5 млрд куб. метров).

Стратегической целью развития газовой промышленности РФ является стабильное и экономически эффективное удовлетворение как внутреннего спроса на природный газ, так и активное участие в удовлетворении мирового спроса на голубое топливо. Важным элементом данной цели является развитие единой системы газоснабжения и ее расширение на Восток страны, а также обеспечение стабильных поступлений в доходную часть бюджета.

Для достижения этих целей необходимо планомерное развитие газовой отрасли с учетом ее ключевых особенностей и проблем, которые имеют место в настоящее время и с которыми, вполне вероятно, придется столкнуться в будущем. Из особенностей, пожалуй, следует выделить увеличение доли трудноизвлекаемых запасов (низконапорный газ) в структуре минерально сырьевой базы газовой промышленности. Помимо этого все более остро стоит проблема истощения основных месторождений Надым-Пур-Тазовского района Тюменской области – одной из основных газоносных провинций в РФ, что вызывает необходимость активного освоения новых центров газодобычи на полуострове Ямал, континентальном шельфе арктических морей, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Добыча в целом дорожает, увеличивается также и стоимость транспортировки природного газа.

Ключевыми проблемами газового комплекса страны сегодня являются:

наличие инфраструктурных ограничений в сфере трубопроводной транспортировки газа;

высокие транзитные риски экспорта газа в Европу;

недостаточный уровень развития газоперерабатывающей и газохимической промышленности;

пока еще заниженные регулируемые цены на газ на внутреннем рынке, что преодолевается в последние годы тарифной политикой правительства.

В направлении решения данных проблем в частности и развития газового комплекса страны в целом в последние годы ведется активная работа. Так, в 2004 г. было выведено на проектную мощность (100 млрд куб. метров газа в год) крупнейшее газонефтеконденсатное месторождение «Заполярное»

(ЯНАО), общие запасы газа которого составляют более 3,3 трлн куб. метров.

В январе 2009 г. была начата добыча природного газа на основном в рамках проекта «Сахалин-2» Лунском газовом месторождении (извлекаемые запасы – свыше 600 млрд куб. метров). Впервые в России началась добыча газа с морской платформы, а в феврале 2009 г. начал работу первый в России завод СПГ (хотя поставки сжиженного природного газа осуществлялись ОАО «Газпром» с 2005 г.). Ведется работа с разной степенью завершенности по целому ряду перспективных проектов по развитию добычи (причем как в России, так и за ее пределами) и транспортировки природного газа. Так, к 2006 г. был достроен и выведен на проектную мощность газопровод Ямал – Европа, в конце 2005 г. был введен на проектную мощность газопровод «Голубой поток»;

начато строительство газопроводов «Северный поток» и «Северные районы Тюменской области – Торжок», приняты решения о начале строительства Прикаспийского газопровода и газопровода «Южный поток».

Кроме того, проводятся активные работы по газификации регионов России и строительству региональной газотранспортной и газораспределительной инфраструктуры.

Отличительной чертой газовой отрасли страны является высокая степень монополизации газового рынка. В российской газовой отрасли все государственные функции фактически переданы одному из субъектов хозяйственной деятельности – ОАО «Газпром». Компания контролирует более 60% газовых запасов страны и около 83% добычи (по данным на 2008 год). При этом доля компании в транспортировке газа по магистральным газопроводам составляет практически 100 процентов: Газпрому принадлежит крупнейшая в мире система транспортировки газа – Единая система газоснабжения России.

Предприятия Группы Газпром обслуживают также 514,2 тыс. км (80%) распределительных газопроводов страны (по данным на 2007 год).

Экспорт природного газа сегодня полностью контролируется газовой монополией. В соответствии с Федеральным законом «Об экспорте газа»

от 18 июля 2006 г., исключительное право на экспорт «голубого топлива»

предоставляется организации-собственнику единой системы газоснабжения или ее 100% дочерней структуре, то есть ОАО «Газпром». До 2006 г. компанией монопольно осуществлялись лишь поставки по международным соглашениям.

Это полностью исключает возможность конкуренции со стороны так называемых «независимых производителей газа» и других крупных нефтегазовых компаний. Добываемое ими сырье может быть отправлено на экспорт единственно возможным способом – путем продажи газа Газпрому. По поставкам на внутренний рынок производители газа также находятся в жесткой зависимости от газовой монополии, поскольку она является собственником единой системы газоснабжения, а значит, и регулирует доступ к ней. Более того, некоторые «независимые производители газа» такими уж независимыми не являются: например, ОАО «Новатэк», второй после Газпрома производитель природного газа в России, на 19,39% контролируется самим Газпромом.

ОАО «Газпром» в 2006 г. объявил о начале перехода на рыночные принципы ценообразования. В связи с ежегодным увеличением тарифов на газ на внутреннем рынке не менее чем на 15%, к 2011 гг. продажа газа внутри России должна была стать рентабельной и доходности европейских и российских продаж газа должны были сравняться. Несмотря на протесты основных потребителей – энергетиков и химиков – правительство следовало этой цели. В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 28.05.2007 г. № 333 «О совершенствовании государственного регулирования цен на газ» с 1 января 2011 г. цены на газ, реализуемый ОАО «Газпром» по договорам (в том числе долгосрочным) всем потребителям (кроме населения) осуществляются по оптовым ценам, определяемым по формуле цены газа. Эта формула должна обеспечивать равную доходность поставок газа на внешний и внутренний рынки.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.