авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский ...»

-- [ Страница 3 ] --

(По материалам обследования 1925 года)» (Вятка, 1926).

Подготовкой статистической литературы занималось Вятское губернское статистическое бюро, позже — губернский статистический отдел.

Издания выходили тиражом от 400 до 1500 экземпляров.

Естественнонаучная литература занимает 2 % от общего объема выпускащенной продукции. Судя по воссозданному репертуару вятской печати, исследования естественно-географических условий региона начались только после окончания гражданской войны и пережитого неурожая и голода начала 1920-х гг. Все возрастающий интерес к исследованиям в этой области был продиктован необходимостью оптимизации работ в сельском хозяйстве, более качественном использовании земельных ресурсов в конкретных климатических условиях.

Данная группа представлена научными трудами, в которых раскрывались особенности климата и почв Вятской губернии, а также исследованиями по орнитологии региона. Так, например, были выпущены следующие издания: «Климат г. Вятки» (Вятка, 1923), «Орнитологические исследования в Вятском крае» П.В. Плесского (Вятка, 1927), «Вятские фосфориты и возможность разработки их» С.Л. Щеклеина (Вятка, 1927).

Как правило, издания данной тематики выходили сравнительно небольшими тиражами — от 50 до 500 экземпляров, так как они были рассчитаны на читателя-специалиста. Подготовкой естественнонаучной литературы занимались Вятское Метеорологическое бюро при Губземуправлении, а также сотрудники Вятского научно-исследовательского института краеведения.

Большое значение для оценки состояния книжной культуры Вятской губернии имеют издания по медицине. В отличие от печатной продукции предыдущих тематических групп эта литература выпускалась регулярно на протяжении всего периода с 1917 по 1929 гг. Динамика выпуска отличается относительной стабильностью. Самые высокие показатели приходятся на 1920 и 1921 гг. Как уже отмечалось выше, вследствие неурожая и наступившего голода в губернии увеличилось количество заболеваний. В этих условиях понадобилась литература разъяснительного характера. Книги и брошюры должны были содержать конкретные рекомендации о том, как поступать населению в случае проявления тех или иных заболеваний. Так, например, вышли в свет следующие издания: «Что должен знать каждый рабочий и крестьянин о сыпном тифе» И. Воронова (Вятка, 1920), «Роль педагога в борьбе с туберкулезом в школе и через школу» Т.П. Панченкова (Вятка, 1921), «Санитарные правила и инструкции к ним Вятского губернского отдела здравоохранения, обязательные для всего населения, всех учреждений, предприятий, фабрик, заводов и должностных лиц Вятской губернии» (Вятка, 1923). Подготовкой литературы по медицине занимались слудющие организации: Учекатиф (Уездная чрезвычайная комиссия по борьбе с тифом), здравотделы, подотдел санитарного просвещения Вятского губернского отдела здравоохранения.

Значительная часть изданий носит научный характер. Практически вся литература подготовлена местными авторами, что лишний раз подтверждает высокий уровень авторского состава. Среди таких изданий следует отметить такие, как «К вопросу о борьбе с сыпным тифом в Вятской губернии»

И. Воронова (Вятка, 1920), «Детские заразные заболевания и туберкулез»

Т.П. Панченкова (Вятка, 1920), «Проблема предупреждения туберкулеза А.Л. Кисель» (Вятка, 1921).

Обращает на себя внимание явление, обнаруженное в ходе реконструкции репертуара. Особенность тематики анализируемого периода заключается в том, что религиозная литература вплоть до 1923 г. мирно сосуществовала с антирелигиозной (см. об уроне религиозности вятского населения в разд. 3.4). Так, в 1918 г. Епархиальное братство выпускает «Расписание крестного хода со святыми иконами из Вятского Спасского собора в 1918 году с означением, в какие числа в нижеследующих городах и селах будут отправляться празднества в честь святых икон, обносимых в крестном ходе». В этом же году выходят книги Н.И. Бухарина «Церковь и школа в Советской республике» и А. Бебеля «Христианство и социализм.

Переписка между священником Гогофом и социал-демократом Августом Бебелем».

Интересно, что такие издания как бы сменяли друг друга. С 1924 г. по 1927 г. не было выпущено ни одного издания антирелигиозной тематики, в то время как религиозная литература, хотя и в небольших объемах, но выходила до 1926 г. Это может свидетельствовать об отсутствии строгой цензуры в Вятской губернии. Всего с 1917 по 1929 гг. издано 11 названий религиозной тематики и 7 названий антирелигиозной.

Оставшаяся незначительная часть выпущенной печатной продукции — это служебная документация, справочно-библиографическая литература, календари, литература по ветеринарии, картография и геодезия, литература по искусству и научно-техническая литература.

В 1919 г. Вятская публичная библиотека имени А.И. Герцена выпускает «Листок библиотекаря Вятского края» — первый в Советской России провинциальный библиотечный журнал. Удалось издать только № 1/3 одним выпуском. Тем не менее, это было важным достижением книжной культуры региона.

Отдельно следует проанализировать выпуск иноязычных изданий.

Состав населения Вятской губернии всегда был многонациональным. На её территории издавна проживали марийцы, удмурты, татары, немцы и другие поволжские народы, что отразилось и в репертуаре. Немцы на вятской земле появились ещё в XVIII в. Их привлекала развивающаяся в крае фабричная и заводская промышленность, требовавшая знаний и квалификации. Немцы предлагали свои услуги в качестве врачей, архитекторов, инженеров, управляющих, преподавателей195. При этом они тщательно сохраняли свою культуру и жили нередко отдельными поселениями.

В исследуемый период всего было выпущено десять иноязычных изданий: четыре на немецком языке, три на вотском языке глазовского наречия, одно на марийском языке, одно на удмуртском и одно на русском и немецком языках. В литературе имеются сведения о том, что Союз потребительских обществ Уржума организовал выпуск литературы на татарском языке196, однако в просмотренных нами источниках таких изданий не обнаружилось. Возможно, они не попали в наше поле зрения в рамках данного исследования, но они могут быть обнаружены при дальнейшей разработке этого вопроса.

В тематическом разрезе литература на национальных языках, выпускалась в основном по общественно-политической тематике. Книги и брошюры были призваны разъяснять населению его права и обязанностей, сообщать о последних новостях в политической жизни страны и губернии.

Байкова О.В. Современное состояние немецких говоров Кировской области и особенности их системы вокализма. Киров : Изд-во ВятГГУ, 2008. С. 32;

См. также: Она же. Языковая ситуация как один из детерминирующих факторов речевого поведения этнических групп в иноязычной среде (на примере российских немцев Кировской области) // Вестник Вятского государственного университета. 2012. № 4 (2). С. 32–34;

Любавин М.А. Вятский губернатор Федор Иванович фон Брадке (1975-1819) : немец на русской службе // Русские и немцы в VIII веке : Встреча культур. – М. : Наука, 2000. – С.

210-220.

Черняховский Г.С., Заболотский В.В. Книгопечатание в нашей области // Кировская правда. 1964. № 53. С. 13.

Общественно-политическая литература на немецком языке представлена такими изданиями, как «Zum Reich des Sozialismus! (Die Oekonomische Kommunismus)»197 «Ordnung» (Вятка, 1918), Evolution und der П.А. Кропоткина (Вятка, 1918), «Kommunistische Ideen»199 В.А. Поссе (Вятка, 1918). Выпуском литературы на немецком языке занимался культурно просветительный отдел при Вятском исполнительном комитете Совета рабочих и крестьянских депутатов.

Из трех изданий на вотском языке глазовского наречия только одно по тематике относится к общественно-политической литературе: К. Маркс «Коммуналэн манифесэз» (Вятка, 1919). Выпуск был осуществлен благодаря работе Вятской секции отдела национальностей при Вятском губернском исполнительном комитете. Собранные в репертуаре издания свидетельствуют о том, что иноязычная литература готовилась и в уездах. В частности, уездным отделом по Вотским делам при Глазовском исполнительном комитете был выпущен «Вотско-русский словарь Глазовского наречия вотяков» (1919), который имеет высокую ценность для книжной культуры региона, для сохранения языковой традиции в обществе.

Еще одно издание на вотском языке представляет особый интерес в свете развернутой советской властью атеистической пропаганды. Это брошюра православной тематики: «Последование обручения и венчания» (1918), подготовленная Глазовской народной переводческой комиссией.

Единственное обнаруженное нами издание на удмуртском языке относится к учебной литературе. Это была «Краткая грамматика языка народа Удмурт» П. Глезденева (Вятка, 1921), подготовленная Вятским губернским отделом Государственного издательства.

Среди иноязычной литературы имеется одно билингвальное издание.

Это «Декрет о приобретении российского гражданства» (Вятка, 1918), текст «К империи социализма! (Экономическая эволюция и коммунизм)»

«Закон»

«Коммунистические идеи»

которого приводится на русском и немецком языках. Сведений об издающей организации не обнаружено. Подобные издания свидетельствуют о широком распространении русско-немецкого билингвизма населения и о необходимости удовлетворять коммуникативные потребности людей разных национальностей, помочь процессу ассимиляции немцев в среде титульного народа.

Книгоиздательская деятельность перечисленных организаций, занимавшихся подготовкой литературы на национальных языках, в краеведческих исследованиях практически не освещена. Между тем изучение работы таких региональных организаций имеет большое значение для характеристики провинциальной книжной культуры. Для удовлетворения читательских потребностей восьми изданий явно недостаточно. На основании того, что в документах упоминается об издательской деятельности отделов по делам национальностей, о чем уже говорилось выше, можно сделать вывод о том, что более тщательное изучение этой темы и дальнейшая работа над реконструкцией репертуара вятской печати наверняка позволят найти большее количество названий иноязычной литературы.

Изучение репертуара позволяет выявить межрегиональные взаимосвязи в книжной культуре регионов. С 1917 по 1929 гг. в Вятке было подготовлено два издания, для печати которых были выбраны полиграфические предприятия других регионов. Так, брошюра И. Даинского «Как произошла русская революция» (1917) была подготовлена Ижевским отделом партии народной свободы, а издана в типографии Д.М. Грана в Казани, книга «Ванька-Баклан» В. Дмитриевой (1918) подготовлена Вятским товариществом, а напечатана в Москве.

Чаще всего услугами вятских типографий пользовалась Москва. Так, из одиннадцати изданий, напечатанных в губернском центре, десять были подготовлены столичными издательствами. Это такие издательства, как центральная военная газета «Красная звезда» (пять названий), Воениздат (одно название), Лесосидикат (одно название). Место подготовки оставшихся трех изданий не удалось определить. Среди этой печатной продукции преобладает художественная (восемь названий), на втором месте общественно-политическая (три названия). Одно издание экономической тематики было подготовлено в Устьсысольске (Вологодская губерния).

Как уже упоминалось в разделе 1.4., рассмотрение межрегиональных связей — это важный этап изучения книжной культуры не только данного региона, но и соседних, с которыми было налажено взаимодействие. Мы видим, что полиграфические предприятия г. Вятки пользовались большой популярностью. Это является доказательством высокой производительности типографий, сравнительно низких цен на услуги.

Годы гражданской войны отмечены резким спадом издательской активности губернии. Если в 1917 и 1918 гг. общее количество названий равнялось 171 и 170 соответственно, то уже в 1919 г. объемы книгоиздания сократились более чем в два раза (См. Приложение 2). Следует также отметить невысокое качество полиграфии в эти годы, а также в последующие три года, когда ситуация усугубилась неурожаями и голодом, охватившим практически все районы губернии.

Во второй половине 1920-х годов наблюдается постоянный рост по всем показателям: количеству издающих организаций, разнообразию тематики, тиражности, качеству полиграфического оформления. Искусство книги, оправившись после потрясений гражданской войны, вновь начало развиваться с середины 1920-х гг. Отдельные издания резко выделялись из общей картины книг и брошюр со стандартным оформлением, часто невысокого качества.

Исследование репертуара вятской книги первых лет советской власти даёт картину политической, культурной, социальной жизни региона.

Печатное слово было направлено на решение двух основных задач — агитационной и образовательной. Литература, издаваемая в Вятской губернии, с одной стороны отражала, а с другой стороны — формировала, стимулировала многие процессы политической, социальной, культурной жизни губернии200.

Для периода с 1917 по 1929 гг. характерна широта тематики выпускаемой печатной продукции. Забегая вперед, нужно отметить, что ни в 30-е, ни 40-е гг. не было такого тематического разнообразия. Важно подчеркнуть высокий процент научной литературы по самым различным направлениям. Обращает на себя внимание также и большое число издательств и особенно издающих организаций. Все это в числе прочего служит подтверждением достаточно высокого уровня книжной культуры региона.

3.3. Распространение книги Способы, приемы распространения печатной продукции в Вятской губернии послереволюционного периода для истории книжной культуры представляют большой интерес. Развиваясь в русле общегосударственных тенденций, они имели и свои характерные черты, обусловленные особенностями социальной, экономической и культурной жизни региона201.

В Вятской губернии местное агентство Центропечати начало свою работу только с лета 1919 года202. Так, в одном из фондов Государственного архива Кировской области нами был обнаружен документ от 30 июля 1919 года, в котором констатировалось, что агитационно-просветительный Беловицкая А.А. Общее книговедение. М., 2007. С.245.

Русских С.Н. Агитация и распространение печатной продукции в Вятской губернии в первой половине 1920-х гг. // Книжная культура : опыт прошлого и проблемы современности : к 285-летию основания Академической типографии в России. М., 2012.

Т. 1. Ч. 1. С. 401-404.

Русских С.Н. Деятельность Вятского губернского агентства Центропечати в первые годы советской власти // Издательское дело в России и за рубежом : история, современное состояние, проблемы и перспективы : материалы Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых, посвященной Дню российской науки (г. Киров, ВятГГУ, 19 февраля 2013 г.). Киров : Изд-во ВятГГУ, 2013. С. 50.

отдел Губвоенкома свои функции передал Губернскому агентству Центропечати ВЦИК203. Главная задача новой организации заключалась в распределении прибывающих из центра произведений печати по всей губернии.

Вскоре стало ясно, что такая система для уездов региона не всегда удобна. В письме заведующего Вятским губернским отделением Центропечати в редакцию газеты для мусульманского населения «Красная Армия» (г. Казань) обрисована абсурдная ситуация передвижения литературы по стране: «Высылаемая вами газета идет через Москву и для того, чтобы нам доставить таковую в Малмыжский, Елабужский и Сарапульский уезды, а также Ижевскому и Воткинскому заводам приходится направлять обратно в Москву через Казань по казан-бургской ж.д., что показывает полную бессмыслицу и месячное движение газеты в поездах. Во избежание этого нелепого приема Губагентство Центропечати ВЦИК просит направлять газету мусульманского органа непосредственно в указанные уезды и заводы как близко стоящие к г. Казани и ж.д. Для остальных уездов:

Глазовского, Уржумского и Слободского высылайте прежним путем (другого нет), но в самом небольшом количестве, сравнительно для числа общего количества мусульман, не более 25 тысяч»204.

Эта просьба была удовлетворена, и к ноябрю 1919 года Малмыжский, Сарапульский уездные агентства, а также район Ижевска поступили в подчинение Казанской губпечати и сотрудничали с ней напрямую.

Через губернское отделение Центропечати происходило снабжение населения книгами, брошюрами, газетами не только центральными, но и местными. Последнее положение было закреплено декретом Совнаркома от 16 мая 1919 г о единых экспедициях и вступило в силу на территории Вятской губернии с 11 июля 1919 г.205. Нужно отметить, что журналы в это ГАКО. Ф. Р-1104. Оп. 1. Д. 6. Л. 52.

Там же.

Там же. Л. 111.

время не распространялись вообще, так как, согласно распоряжению властей, все провинциальные издания были закрыты. Организовать же подписку на центральные было очень трудно: они тоже часто закрывались, а цены на них постоянно поднимались206.

Интересно, что литература распределялась по уездам не по количеству населения, а по принципу активности работы агентов и местных властей.

Одним из лидирующих в этом отношении было агентство Центропечати Советского уезда Вятской губернии. Найденные нами архивные материалы свидетельствуют о том, что работа здесь велась с большим энтузиазмом, несмотря на сложную обстановку после Гражданской войны. В июле года губерния перестала быть прифронтовой, но еще вынуждена была поставлять вещи, продукты в очаги военных действий207. В 1921-1922 гг.

губернию охватил голод, в результате чего смертность в крае удвоилась208.

Большая инициативность работников агентств прослеживается и в частоте посылаемых в центр отчетов и в их содержании. В марте 1920 г.

губернским агентством Центропечати было дано распоряжение о том, что нужно повышать «самодеятельность и творческую работу уездных агентств»209: «Центропечать должна отвечать своему назначению не только как справедливого распределителя литературы, но и как сеятеля просвещения в массы, дающего толчок за толчком и не останавливающимся перед формальностями и разного рода преградами»210.

И уже в апреле Советское уездное агентство в отчете сообщает о том, что его работники приступили к «оборудованию “красных” повозок, которые, кочуя из деревни в деревню и из села в село, будут иметь при себе ГАКО. Ф. Р-1104. Оп. 1. Д. 6. Л. 181.

Энциклопедия земли Вятской. Откуда мы родом? : В 10 т. / [сост. С.П. Кокурина ;

ред.

В.А. Ситников ;

худож. А.М. Колганов]. Киров : Вятка, 1999. Т. 4. История. С. 357-358.

Вятский край на рубеже тысячелетий. История и современность : Историко статистический сборник. Киров, 2002. С. 507.

ГАКО. Ф. Р-1104. Оп. 1. Д. 15а. Л. 39.

Там же.

литературу, газеты, журналы. Предполагается приобрести также “волшебный фонарь” (через отдел Н.О. [народного образования. — С.Р.] и за счет его) и пустить в ход граммофон с советскими пластинками»211. При этом в отчете подчеркивается, что «исключительное внимание должно быть обращено на управителя такой повозки, который сумел бы подойти к населению и заинтересовать его. … Нужные для устройства повозок материалы найдем (2 телеги, холст и т.д.). В городском саду будут устроены и латки для продажи брошюр, газет и т.д. Была у нас мысль устроить там же открытую сцену для театральных постановок, концертов и митингов и т.д. Но здешний “Всеобуч” нас предупредил в этом отношении и остается только содействовать их начинанию»212.

Для более эффективного распространения литературы в волостях предполагалось в соглашении с уисполкомом и компартией поручить ответственному лицу следить за правильным распределением газет по деревенским комитетам, поставить шкафы с книгами, брошюрами, журналами, пустить в продажу, затем «в Исполкоме маленькую читальню наладить (или по крайней мере стол с газетами и литер[атурой]), где бы крестьяне могли в ожидании того или иного ответа почитать, потолковать вместо того, чтобы толкаться и попусту время тратить»213. При этом, как свидетельствует документ, там постоянно должен был находиться волостной агент, который «втягивал бы публику в чтение, собеседование, давал разъяснение и поощрял их на покупку имеющихся при исполкоме книг»214.

Отчеты Советского уездного агентства показывают, что остро ощущался недостаток литературы, поскольку той доли печатной продукции, которая доставалась агентству, не хватало. В связи с этим в отчете сообщается: «В исключительных случаях нам придется прибегать и к нелегальной покупке, ГАКО. Ф. Р-1104. Оп. 1. Д. 15а. Л. 45.

Там же.

Там же. Л. 40.

Там же.

т. е. через частных лиц»215. В источнике упоминается московский библиофил М. Покровская, которая обещала агентству «свое полное содействие в добывании книг». Такая инициатива не была одобрена губернским правлением.

Не всегда удавалось создать комфортные условия для читателей. Так, остро ощущался недостаток помещений, где люди смогли бы работать с книгами: «Большая потребность чувствуется именно в читальне, в которой имелись бы самые свежие газеты, радиотелеграммы роста (так в тексте. — С.Р.) и журналы, и где гражданам была бы дана возможность спокойно и серьезно позаниматься»216.

Для популяризации книг проводились доклады о новых книгах и писателях в библиотеках, клубах и школах;

организовывались ежемесячные собрания всех подписчиков с обсуждением вопросов деятельности библиотек. Готовились периодические книжные выставки, на стендах вывешивались радиосообщения и вырезки из газет о важнейших событиях;

читателям предоставлялась возможность свободного доступа к имеющимся газетам;

организовывались литературные вечера. Эти меры популяризации чтения и распространения литературы использовались наиболее часто, так как не требовали больших усилий и материальных средств.

Среди более масштабных способов популяризации и распространения печатной продукции нужно отметить проведение Дня печати в губернии.

Мероприятия, проводимые в этот день, оказались достаточно эффективными, так как послужили толчком к усилению работы издательств, редакций.

Некоторые уезды (Омутнинск, Слободской) решили возобновить издание собственных газет, выпуск которых по разным причинам был прекращен.

Партийным организациям вменялось в обязанность оформлять подписку газет не только для себя, но и для деревни, чтобы крестьяне могли бесплатно получать периодику. В День печати проводились многочисленные собрания, ГАКО. Ф. Р-1104. Оп. 1. Д. 15а. Л. 39.

Там же.

где делались доклады о состоянии местной печати, задавалось множество вопросов, открывались прения, обсуждались достоинства и недостатки книжных изданий и периодики.

Для более плотной работы с населением выделялись корреспонденты, в уездах создавались так называемые литературные коллегии, которые должны были искать авторов для газет среди местного населения и помогать им в поиске тем и в написании статей. В результате постепенно налаживалась обратная связь с читателями, значительно увеличивалось количество писем в редакции газет.

Архивные документы свидетельствуют о том, что в библиотечном деле проявилась политика централизации. В частности, в отчете Советского уездного агентства Центропечати упоминается о том, что будет созвано «маленькое совещание из представителей Отд[ела] Нар[одного] Собр[ания], Компартии и Центропечати для обсуждения вопроса о централизации библиотек. Основываться будет совещание на положениях, выдвинутых т.

Крупской. (“М[осковская] правда” от 6 апр[еля] за № 75 [1920 г.])»

Отчеты Советского уездного агентства Центропечати свидетельствуют о неформальном отношении его работников к своим обязанностям, об инициативности и творческом подходе к делу. Подобные документы, погружая в атмосферу прошлого и позволяя посмотреть на события изучаемого периода «изнутри», представляют для исследователя большую ценность, так как за отдельными фактами можно увидеть конкретных людей, их чувства.

Во многих отчетах работников агитационного отдела и подотдела печати Губкома РКП (б) отмечается «малокультурность того элемента, среди которого ведется работа — масса малоподвижная, коей трудно и даже порой неинтересно на первых порах заниматься «высокими материями» (так в тексте. — С.Р.)217. Более того, некоторые школьные работники порой РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 60. Д. 308. Л. 62.

категорически отказывались проводить агитационные беседы и чтения.

Большие трудности были со снабжением парторганизаций литературой.

Практически не было связи с Центром: «Где-то в Москве разъезжают литературные вагоны — но в Вятскую губернию они почему-то не доходят, и у вятских работников уездов складывается впечатление, что это, мол, не для нас, а для … Центра, ибо ему это “нужнее”»218.

Газеты по разным причинам приходили из центра в недостаточном количестве или вообще не доходили, хотя подписка оплачивалась регулярно.

Так, Губком получал всего лишь по два экземпляра «Правды» и «Известий ВЦИК». По уездам более или менее регулярно распространялась только местная газета «Вятская правда». Не хватало политической литературы. На 10 уездов и 3 горрайкома губернии Центральный комитет посылал всего экземпляров каждого названия. В письме заведующего агитационным отделом Вятского Губкома РКП (б) Алыпова в центр отмечено: «Прямо таки до зарезу нужна политическая литература для уездов, для Политкурсов, Рабфака, Совпартшкол РКСМ и т. д. надо учиться, учиться и учиться, а по чему учиться. — Ни лекторов, ни докладчиков, даже маломальски грамотных (примерно с полусредним образованием) мало, а тут еще и литературы нет»219 (орфография источника сохранена. — С.Р.).

В рассматриваемый период использовались разнообразные способы популяризации чтения. Так, повсеместно проводились собрания, митинги, конференции, агитнедели и месячники пропаганды. С 17 июня по 19 июля 1921 г. в губернии находился агитационно-инструкторский поезд «Октябрьская революция». Возглавивший его председатель ВЦИК М.И. Калинин выступал с речами в Вятке на стадионе «Динамо» перед крестьянами сел Бахта, Кстинино, а также в Вятском пединституте220.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 60. Д. 308. Л. 79.

Там же. Л. 62.

Загвоздкин Г.Г. Под знаком серпа и молота // Энциклопедия земли Вятской. Откуда мы родом? : в 10 т. Киров : Вятка, 1999. Т. 4 : История. С. 360.

Ставилась также задача как можно более частого пополнения фондов библиотек. Для распространения печатной продукции в деревнях устраивались передвижки. Крайне незначительное число изб-читален увеличивалось за счет того, что некоторые волости и села брали их на свое содержание.

Сильная засуха, охватившая губернию в 1921 и 1922 гг., серьезно подорвала экономику региона. В этих условиях большое внимание уделялось распространению сельскохозяйственной литературы. Как отмечает уже упоминавшийся Алыпов, «по уездам вся Партия “помешалась” на сельхозкампании»221. И без того сложная ситуация усугубилась голодом и распространявшимися болезнями среди населения, вследствие чего срочно понадобились также книги по медицине.

На все мероприятия было выделено 1.350 млн. руб., в том числе на печатание литературы по сельскому хозяйству — от 40 до 60 миллионов на каждый уезд. Издания этой тематики распространялись бесплатно. Так, с января по май 1922 года было выпущено 12 брошюр по отдельным отраслям сельского хозяйства общим тиражом 15 000 экземпляров, два спецномера газеты «Вятская правда» с материалами, посвященными посевной кампании.

С февраля 1922 г. издавалась еженедельная сельскохозяйственная газета «Наша деревня». Газета содержала ряд статей практического характера по отдельным отраслям сельского хозяйства и была адресована массовому читателю. По уездам рассылались такие издания, как «Член партии и профсоюза на помощь мужику», сельскохозяйственные календари, «Настольная книга сельхозяина» и др. К маю 1922 года было распространено 40 000 номеров газеты «Крестьянин-коммунист», 250 номеров газеты «Беднота», 100 экз. брошюр и 14 000 листовок222.

На XIII съезде РКП (б), состоявшемся в мае 1924 года, был выдвинут РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 60. Д. 308. Л. 62.

Там же. Л. 66.

лозунг: «На десять дворов — одна газета»223. В Вятской губернии этот план был даже перевыполнен. К 1925 году на 7,5 дворов выписывалась одна газета. В Малмыжском уезде в 1926 г. одна газета приходилась на четыре двора. Эти показатели достаточно высоки, если сравнить со средней цифрой по стране в целом — одна газета приходилась на 13 дворов224.

Большой вклад в распространение печатной продукции внесло Вятское книгоиздательское товарищество «Труженик». В первые годы работы его работникам удалось создать широкую книготорговую сеть на территории Вятской губернии, используя разные формы торговли: оптовую, розничную, подписную. Товарищество «Труженик» открывало киоски в отдалённых населённых пунктах, создало сеть книжкоров, снабжавших книгой и периодическими изданиями рабочих и крестьян, подбирало опытных работников в свои вновь открываемые отделения, через отделения и книжкоров изучало читательский спрос, использовало приёмы сегментирования рынка, влияло на повышение уровня культуры населения Вятской губернии.

В книжном магазине (г. Вятка) в штате было 10 человек. В книге личного состава Вятского паевого товарищества «Труженик» за 1922– 1923 гг. перечислены следующие должности: управделами, бухгалтер, заведующий книжным магазином, машинистка, три продавца, счетовод, библиотекарь, уборщица225. Все сотрудники направлялись в Товарищество «Труженик» через отдел распределения рабочей силы.

Для насыщения местного книжного рынка необходимой литературой Товарищество «Труженик» заключило договор с Госиздатом, в ведении которого было сосредоточено 75% книжного оборота. В договоре значилось, что отделение Госиздата обязуется выполнять заказы «Труженика» на Культурное строительство в Кировской области. 1917-1987 гг. : документы и материалы / сост. Л.И. Краева, В.Д. Белобородова. Киров, 1987. С. Там же;

См. также: Чемоданов И.В. Вятское крестьянство в период НЭПа (1921-1929).

Киров, 1976. С. 152-153.

ГАСПИ КО. Ф. 6864. Оп. 1. Д. 13. Л. 1 (об).

всякого рода литературу, имеющуюся на складе отделения как собственного издания, так и изданий других фирм, в количестве и по выбору «Труженика».

При этом Отделение в случае отсутствия некоторых изданий замещает их другими только по соглашению с «Тружеником»226. В течение договорного срока «Труженик» должен был получать продукцию Госиздата в основном через Вологодское отделение;

в свою очередь, последнее предоставляло «Труженику» преимущественное, но не исключительное право распространения своих изданий в Вятской губернии.

Отделение Госиздата оставляло за собой функцию снабжения всякого рода литературой и пособиями учреждений, организаций и лиц, в частности, Отдела народного образования, — при обращении их в Отделение. Согласно договору, Отделение Госиздата производило отправку имеющейся на складе литературы «Труженику» не позднее, чем в недельный срок со дня поступления от него заказа, производило досылку не оказавшейся на складе отделения к моменту поступления заказа литературы в самом срочном порядке и одновременно с выполнением заказа извещать «Труженик» о тех изданиях, которые по тем или иным причинам не могут быть ему высланы227.

В заказах Товарищества «Труженик» Госиздату наряду с массово политической, агитационно-пропагандистской, справочной, учебной литературой присутствовали книги по искусству, музыке. Большим спросом у массового читателя пользовались библиотеки-серии: «Рабочая», «Педагогическая», «Партработника», «Крестьянская», «Мемуаров», «Историческая»228.

Спрос на книгу постоянно увеличивался. В архивных документах сохранился протокол заседания бюро ячейки Профпотребсоюза, в котором отмечалось, что «ощущается громадный недостаток литературы в клубе, а так равно и для ячейки. Так как в настоящее время мы имеем приток новых ГАСПИ КО. Ф. 6864. Оп. 1. Д.54. Л. 21.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 60. Д. 309. Л. 62.

Там же.

членов партии, спрос на литературу намечается очень большой, а удовлетворить потребность нет возможности»229.

Для расширения книжного ассортимента Товарищество «Труженик»

заключало договоры с другими центральными издательствами Москвы и Петрограда («Прибой», «Новая деревня», «Красная новь», «Атеист», «Пролетарий», «Новая Москва», «Московский рабочий», «Работник просвещения», «Земля и фабрика», книжным отделом Литиздата Ц.К.

железнодорожников, Петроградской конторой издательства «Украина») и провинциальными (Самарским Губиздатом, Акционерным Обществом по изданию и распространению печатных изданий на Урале «Урал-книга» и др.) Заказы на литературу иногда превышали 250 названий230.

В январе 1924 г. Товарищество «Труженик» открыло отделение в Котельничском уезде. Там располагался магазин и склад издательства.

Обнаруженное нами объявление, размещенное в журнале «Путь просвещенца» (№ 2), содержит информацию о том, что магазин и склад издательства в г. Котельниче были «снабжены всей новейшей литературой и ежедневно пополнялись новинками всех издательств, а также канцелярскими принадлежностями»231. Котельничское отделение предлагало большой выбор политической, юридической и детской литературы, учебников и канцелярских принадлежностей. Применялась гибкая ценовая политика: при оптовом заказе предоставлялась скидка. Как следует из объявления, уездное отделение полностью брало на себя «снабжение литературой провинции, всех партийных и профессиональных органов, комплектование библиотек»232.

ГАСПИ КО. Ф. 6864. Оп.1. Д. 72. Л. 108.

ГАСПИ КО. Ф. 6864. Оп. 1. Д. 22. Л. 15.

Путь просвещенца : журн. 1924. № 2. Обл.

Там же.

В феврале 1924 г. открылось Глазовское отделение, следом за ним 25 февраля 1924 г. — Слободское233, затем последовало открытие отделений в Халтуринском, Советском, Нолинском, Чепецком и других уездах. Вятское Товарищество «Труженик» отпускало отделениям литературу на комиссию, причем последние должны были представлять отчёт по продаже книг 2 раза в месяц.

Архивные источники свидетельствуют, что руководство Товарищества «Труженик» особое внимание уделяло подбору профессиональных кадров.

Так, вопрос о назначении заведующего уездным отделением Вятского паевого товарищества «Труженик» обсуждался в агитационно пропагандистском отделе Котельничского укома РКП(б). На должность заведующего уездным отделением постановлением Агитколлегии была выдвинута кандидатура О.П. Малиновской, которая ранее, в 1921-1922 гг., заведовала уездным агентством Центропечати в г. Малмыже и имела опыт работы в этом деле234.

Одной из форм распространения книг в Вятской губернии было использование сети книжкоров, которые распространяли книги в отдаленных районах и на селе. Товарищество «Труженик» выплачивало книжкору 5 % от продажи периодических изданий, 8 % — на «Ленинскую библиотеку», 12 % — на выписку книг через отделение Товарищества, 15 % — при выделении избы-читальни235.

литературы в деревенские Подписка книжкорами принималась на разное количество месяцев. Анализ архивных источников показывает, что рабочие и крестьяне подписывались на периодическую литературу в среднем на три месяца. Так, например, в подписной ведомости книжкора Песковского завода Омутнинского уезда значится 76 подписчиков:

ГАСПИ КО. Ф. 6864. Оп. 1. Д. 54. Л. 23.

ГАСПИ КО. Ф. 6864. Оп. 1. Д. 72. Л. ГАСПИ КО. Ф. 6864. Оп. 1. Д. 54. Л. 23.

73 мужчины, 3 женщины и 1 организация — Песковская ячейка РКП (б).

Всего была оформлена подписка на 116 наименований236.

Женщины выписывали журнал для хозяек с выкройками, «Народный университет на дому», «Вятскую правду» и др. Мужчины — «Спутник рабочего», «Вятскую правду», «Вятскую деревню», «Молодой ленинец», «Рабочую газету», «Московскую правду», рассказы Грина в серии «Юмористическая и сатирическая библиотека», журналы «Электричество», «Металлист», детские журналы «Юный пролетарий», «Юный строитель», «Мурзилку».

Система книгораспространения первых лет советской власти отличается нестабильностью и организационной неразберихой. Внедряемый принцип книгораспределения не обеспечивал качественного снабжения населения печатной продукцией. Были нередки случаи затоваривания на одних складах и дефицит на других. Со временем удалось повысить эффективность работы книготорговой сети. Наладилась и связь с центром: газеты и книги стали поступать регулярнее и в бльших количествах. Предпринимаемые меры популяризации чтения позволили привлечь внимание населения к книге.

3.4. Библиотечное дело и читатель Библиотечное обслуживание населения Вятской губернии на переломе эпох имело свои особенности. Первые три года преобразований после октября 1917 г. внесли существенные изменения в развитие библиотечного обслуживания населения. В декабре 1918 г. в Вятке по итогам первого общегубернского съезда деятелей по народному образованию был запланирован ряд мероприятий: разработка плана развития библиотечной ГАСПИ КО. Ф. 6864. Оп. 1. Д. 54. Л. 23.

сети, укрепление центральных и уездных библиотек, создание самостоятельных детских библиотек, развитие передвижных библиотек237.

С 1918 г. началась национализация библиотек и прежде всего церковных. Так, в Вятскую публичную библиотеку поступили книги из Вятской духовной семинарии, кафедрального собора, Трифонова монастыря.

Публичные и другие библиотеки пополнились книгами и журналами из частных коллекций. Таким образом, в этот период церковные библиотеки, а также библиотеки церковно-приходских школ практически прекращают свое существование.

Организуется комитет научных библиотек. Наиболее крупными были библиотеки техникумов и высших учебных заведений. Среди них — библиотека пединститута, Вятского рабфака, сельхозинститута.

В этот период Вятская губерния по объему книжных фондов занимала третье место после Московской и Петроградской губерний238. Развитие шло несмотря на то, что библиотекам приходилось преодолевать большие трудности (часто не хватало помещений, нужного оборудования, квалифицированных кадров, книг). Неудовлетворительным было состояние библиотечного обслуживания на селе.

Тяжелое социально-экономическое положение, сложившееся в годы гражданской войны, ликвидация целого ряда волостей отрицательно сказались на развитии библиотечной сети. Только c 1920 по 1922 годы сеть библиотек на селе сократилась более чем на 100, а число изб-читален — на 500.

Но с середины 1920-х гг. благодаря огромным усилиям органов власти и общественности ситуация с состоянием библиотечного обслуживания населения в Вятской губернии изменилась в лучшую сторону. Действовало Вятская земля в прошлом и настоящем : материалы III научн. конф. : В 5 т. / отв. ред.

В.А. Поздеев. Киров : Волго-Вятское кн. изд-во, 1995. Т. 2. С. 120.

Чайкина Г.П. Книгоиздание // Энциклопедия земли Вятской. Откуда мы родом? : в т. Киров : Вятка, 1999. Т. 9. Культура. Искусство. С. 209–210.

уже 14 центральных библиотек, 8 районных городских, 430 волостных, изб-читален, 382 прочих библиотек, всего более 2500239. Большое внимание в губернии уделялось организации в селах и деревнях изб-читален, которые должны были стать центрами политико-просветительской работы. Так в году изб-читален насчитывалось 259, а в 1927/28 годах уже 276240.

На этот период также приходится создание другого типа массовых библиотек — профсоюзных. Первая такая библиотека была организована в 1922 г. при культпросветотделе Вятского губпросвета в Доме Союзов. В 1925 г. в губернии уже работало 59 профсоюзных библиотек при заводах и фабриках лесной, кожевенно-обувной, меховой промышленности, на железнодорожном транспорте, предприятиях местной промышленности и кооперации, организовывались библиотеки при МТС и совхозах 241. В отчете Вятского губернского отдела Союза рабочих полиграфического производства упоминается, что при полиграфическом предприятии г. Вятки «имеется своя библиотека-читальня с достаточным количеством политических, профессиональных журналов, газет и пр. изданий литературы»242.

Большое значение в формировании фондов публичных библиотек Вятской губернии имели личные коллекции местных книжников.

Е.Д. Петряев назвал Вятку «книжным сундуком». В одной из своих работ он пишет, что «уже в пушкинское время хорошие личные библиотеки были даже в некоторых уездах»243. Их роль в формировании культуры региона была огромной. Местные книжники своим примером пробуждали у вятчан Дерюгин В.Л. Библиотечная сеть в XX столетии // Герценка : Вятские записки : [Науч. попул. альм.]. Вып. 2. Киров : Киров. ОУНБ, 2001. С. 86–89.

Вятский край на рубеже тысячелетий. История и современность : историко-стат. сб.

Киров, 2002. С. 325.

Культурное строительство в Кировской области. : 1917-1987 : документы и материалы.

Киров : Волго-Вятское книжное изд-во, 1987. С. 67.

Отчет Вятского Губотдела Союза рабочих полиграфического производства СССР (за время с янв. 1924 по 1 мая 1925 г.) к IX Губсъезду. Вятка : Правление Губотд. СРПП, 1925. С. 4.

Петряев Е.Д. Вятские книголюбы. Киров : Волго-Вятское книжное изд-во, 1986. С. 90.

интерес к чтению, много делали для распространения книги. Их коллекции предшествовали появлению публичных библиотек, фонды которых нередко формировались на основе личных книжных собраний.

Не все частные библиотеки дореволюционной Вятки известны на сегодняшний день. В краеведческой историографии часто нет полных сведений и о тех из них, что оставили след в истории. Владельцами частных библиотек региона были в основном купцы, предприниматели, чиновники и духовенство. Среди книжных собраний, имеющих большое историко культурное значение, нужно назвать коллекции Л.П. Матвеева и А.А. Чернова в Уржуме, А.Н. Кузнецова в Орлове, А.Ф. Ергина в Нолинске, А.С. Филимоновой в Яранске, И.Н. Кибардина в Елабуге.

Самым крупным из известных вятских книжных собраний была библиотека В.П. Куршакова244. Он начал ее комплектовать с 17-летнего возраста, и через 52 года непрерывных собирательских трудов количество томов достигло 10 тысяч. Высокий культурный уровень библиотеки подтверждается тем, что сведения о ней приводились даже в известных указателях частных библиотек М.Я. Параделова и У.Г. Иваска. Уже один этот факт можно считать неординарным для небольшого заштатного города.

В годы гражданской войны книжное собрание В.П. Куршакова подвергалось конфискации несколько раз. В статье И.А. Друганова, посвященной судьбам библиотек в советскую эпоху, говорится, что «громадная библиотека была распылена...»245. В августе 1918 года часть книг была изъята местной организацией компартии РКП (б), в сентябре еще часть — для вновь открывшегося в одной из деревень красноармейского клуба. Как Русских С.Н. Судьба частных библиотек Вятской губернии в период становления советской власти // Берковские чтения 2013. Книжная культура в контексте международных контактов : Материалы Международной научной конференции (Минск, 16-17 мая 2013 г.). Минск : ЦНБ НАН Беларуси ;

М. : ФГБУ науки НИЦ «Наука» РАН, 2013. С. 319-322.

Друганов И.А. Библиотеки ведомственные, общественные и частные и судьба их в советскую эпоху // Советская библиография. 1934. № 4.– С. 69.

свидетельствуют источники, конфискации проводились без разбора. Брали то, что попадалось на глаза. Самая большая и лучшая часть куршаковской коллекции была передана во вновь организуемую городскую библиотеку. Но предназначенные для нее книги были приняты не сразу. Часть из них перенесли в амбар, остальные же остались без присмотра.

По мнению кировских краеведов, библиотека Куршакова была универсальной. Здесь имелись все лучшие русские периодические издания, собрания сочинений и отдельные произведения русских писателей (некоторые из них в нескольких изданиях). «Очень хорошо были подобраны отделы русской истории и юридический. Имелась литература по философии, психологии, естественным наукам, общественным движениям 1905-1906 гг., почти все сатирические журналы этих лет, некоторые из них очень редкие, книги по искусству, небольшая коллекция лубочных картин, книги и журналы на иностранных языках»246.

Большую ценность представляли справочно-библиографические и библиофильские издания, имевшиеся в куршаковской библиотеке. Среди них были «Энциклопедический словарь» Брокгауза и Эфрона, первое издание «Толкового словаря живого великорусского языка» В.И. Даля, библиографические указатели В.С. Сопикова, Н.М. Лисовского, А.Ф. Смирдина, Н.И. Березина, А.В. Мезьер и др., а также журнал «Русский библиофил».

Собрать такую коллекцию Куршакову удалось во многом благодаря тому, что он выписывал каталоги книжных лавок и складов, а также постоянно поддерживал связи с букинистами Петербурга и Москвы:

П.П. Шибановым, В.И. Клочковым, П.А. Картавовым, С.Н. Котовым.

Владельцем еще одной большой личной библиотеки был иконописец и типограф Лука Арефьевич Гребнев, который жил в селе Старая Тушка Из истории одной библиотеки (Библиотека В.П. Куршакова в г. Слободском Вятской губернии) // В.Н. Колупаева библиограф, библиотековед : Статьи. Воспоминания / КОУНБ им. А.И. Герцена ;

редкол. : Н.П. Гурьянова [и др.]. Киров, 2013. С. 126.

Малмыжского уезда. По мнению археолога, историка-этнографа М.Г. Худякова, она «имела громадное научное значение, как содержавшая чрезвычайно редкие издания»247. На сегодняшний день известна только часть коллекции книжника. В 1926 г. Лука Гребнев бесплатно передал Малмыжскому музею местного края всю свою библиотеку. К сожалению, позже, при ликвидации районных музеев, многие редкие издания были утеряны или погибли из-за плохого хранения.

Мало известно о личной библиотеке купца А.Н. Кузнецова (г. Орлов).

Вскоре после его смерти за неимением преемника, книжное собрание было брошено на произвол судьбы. В годы революции уцелевшая часть книг вошла в фонды общественных библиотек. В последующие годы остатки некогда огромного собрания обнаруживались даже у томских букинистов248.

В 1926 г. от пожара погибло богатое книжное собрание литератора и натуралиста В.К. Анфилова (г. Котельнич). Его библиотека размещалась при созданном им же местном музее.

Иногда частные библиотеки существовали при книжных магазинах.

Например, в Котельниче у И.Н. и Е.А. Кошурниковых, в Слободском — у В.З. Ефремова и Н.З. Платунова. Конкретных сведений о судьбе этих библиотек обнаружить не удалось.

К сожалению, ни одна из частных вятских библиотек не сохранилась целиком. Некоторые были распылены после смерти владельцев еще до революции, большинство же прекратили свое существование в годы революции и гражданской войны.

Несмотря на то что в июле 1918 года Советом народных комиссаров был принят декрет «Об охране библиотек и книгохранилищ», незнание на местах этого декрета привело к тому, что повсеместно стали проводиться неконтролируемые национализации, конфискации, реквизиции. Самые Цит. по : Петряев Е.Д. Библиотека Луки Гребнева. Памятка 27-го заседания клуба «Вятские книголюбы». 26 февраля 1976 г.

Петряев Е.Д. Вятские книголюбы. Киров : Волго-Вятское книжное изд-во, 1986. С. 96.

различные учреждения самовольно распоряжались библиотеками по своему усмотрению, иногда книжные собрания разделялись между несколькими новыми владельцами, иногда даже распродавались, а нередко просто гибли.

В результате был нанесен огромный ущерб книжным богатствам, которые представляли большую культурную ценность.

К середине 1920-х годов были организованы избы-читальни и библиотеки на национальных языках. Так, в 1927 году в одной только Ярославской волости Слободского уезда открыто три избы-читальни, три красных уголка и библиотека с литературой на национальных языках249.

Рассматривая формирование библиотечной сети, нельзя оставить стороне историю главной библиотеки региона — Вятской губернской библиотеки имени А.И. Герцена, основанной еще в 1837 году. Одним из самых значительных этапов ее развития был период 1920-х годов. Именно в это время она превратилась в государственную и научную, стала одной из самых лучших провинциальных библиотек страны250. Своим «взлетом»

библиотека во многом обязана тому «созвездию» сотрудников, усилия, опыт и знания которых подняли «Герценку», как ее стали называть позже в устной речи, до уровня одной из лучших провинциальных библиотек. Кировский краевед В.С. Жаравин назвал эти несколько лет «серебряным веком библиотеки»251.

Ее активное развитие началось еще с 1918 года. Тогда штат сотрудников был увеличен с двух до шести человек. Структура учреждения состояла из шести отделов, в каждом из которых работал один старший и один младший Кирюхина Е. Образование СССР и Вятский край // Вятка. 1972 : краеведческий сб.

Киров : Киров. отд. Волго-Вятского кн. изд-ва, 1972. С. 14.

Вятский край на рубеже тысячелетий. История и современность : историко-стат. сб.

Киров, 2002. С. 505.

Жаравин В.С. Библиотекари «серебряного века» библиотеки имени А.И. Герцена // Роль библиотеки в формировании информационной и культурной среды региона :

материалы Всерос. науч.-практич. конф. (Киров, 18-19 декабря 2012 года) / Киров. Ордена Почета гос. универс. Обл. науч. б-ка им. А.И.Герцена ;

редкол. : С.Н. Будашкина (сост.) [и др.] ;

науч. ред. Киров, 2012. С. 51.

библиотекарь252. Среди первых «подвижников» в первую очередь нужно назвать Е.В. Гогель. До приезда в Вятку она работала заведующей библиотекой Петроградского педагогического института (1906-1917). Вместе с Еленой Владимировной в Вятку приехала Адельфина Викторовна Паллизен, которая 9 лет проработала вместе с Гогель библиотекарем в Петроградском женском педагогическом институте.

Из Петрограда же была приглашена на работу в вятскую библиотеку С.С. Богданович, Т.Г. Мазюкевич и А.М. Слежинская. В 1918 из Москвы году приехала И.Н. Емельянова (Степанова), Н.Ф. Килюшева. Заметим, что все старшие библиотекари имели высшее образование: Высшие женские курсы, Петроградский педагогический институт.


Тенденцией того времени стало привлечение к работе в библиотеку, иногда на общественных началах, известных ученых, культурных деятелей, находившихся в Вятке. Многие из них оказались в Вятке в связи с событиями Гражданской войны. Так, в 1919 г. на работу был приглашен Николай Петрович Оттокар, крупный русский историк-медиевист, профессор Пермского университета.

Уже к 1922 г. были заложен фундамент для дальнейшего развития библиотеки: появились основные отделы, общий алфавитный карточный каталог, началась регулярная работа по составлению тематических библиографических указателей. В пять раз увеличился книжный фонд.

Библиотека имени А.И. Герцена стала методическим центром для библиотек всей губернии. Для сотрудников были организованы курсы повышения квалификации253. Начала работу библиографическая комиссия, которая занималась разработкой библиографии местного края. В библиотеку стал поступать обязательный экземпляр всех местных изданий.

Жаравин В.С. Указ. соч. С. 46.

Вятская публичная библиотека Кировская ордена почета государственная областная библиотека им. А.И. Герцена 1837-2002 // Герценка : Вятские записки : [Науч.-попул.

альм.] : Вып. 3 / Редкол. : Н.П. Гурьянова (сост.), [и др.]. Киров : Киров. ОУНБ им. А.И.

Герцена, 2002. С. 20.

Дальнейшему активному развитию помешали действия местных властей, направленные на превращение библиотеки в идеологический центр.

Постепенно был отменен действующий Устав библиотеки и принят новый, устраивающий партийно-советское руководство. Отделы внешкольного образования, руководившие культурой, а также библиотеками, были переименованы в отделы политического просвещения. В соответствии с новой идеологией работники должны были устраивать выставки, проводить беседы и советовать читателям литературу определенной тематики. В результате всех преобразований практически за один год (1921-1922) уволились почти все опытные библиотекари.

Но все-таки библиотека продолжала развиваться. В 1924 г. был организован справочно-библиографический отдел, в 1925 г. — «музей книги»

с двумя отделениями: русским и иностранным. В 1925-1926 гг. благодаря усилиям сотрудника Д.М. Попова начал свою работу нотный отдел.

В декабре 1929 был открыт большой читальный зал. Он мог вместить одновременно 450 читателей254. На торжественное открытие библиотеки была отправлена пригласительная телеграмма в Государственную центральную книжную палату: «19 декабря с. г. [1929] научная библиотека им. Герцена и советская общественность г. Вятки торжественным заседанием отмечают крупное достижение на фронте культурного строительства — открытие нового читального зала библиотеки, вмещающего до 500 человек.

Открытие приурочивается ко дню 92-й годовщины существования библиотеки. Приглашаем Вас принять участие в праздновании»255. Книжная палата в свою очередь отправила свои поздравления библиотеке. Возможно, вместе с приглашением работники библиотеки послали и фотографии нового См.: Лобанова Е.В. Большой читальный зал Герценки : история строительства // Герценка : Вятские записки : [науч.-попул. альм.] / Киров. ордена Почёта гос. универс.

обл. науч. б-ка им. А. И. Герцена ;

редкол. : Н.П. Гурьянова (сост.) [и др.]. Киров, 2012.

Вып. 21. С. 34-38.

Цит. по : Там же. С. 36.

читального зала, которые до сих пор хранятся в архиве Российской книжной палаты256.

Для 1920-х гг. постройка такого здания была действительно большим достижением: большое просторное помещение с высокими окнами по трем сторонам и с балконом по всему периметру. Фотографии, сохранившиеся в архиве Центральной книжной палаты, не только свидетельствуют о красоте помещения, но и отражают теплые чувства, которые испытывал к библиотеке автор этих снимков. Фотокадры передают ощущение уюта, простора в новом читальном зале. Все это создавало особую атмосферу, располагающую читателя к неспешной, вдумчивой работе с книгой. Читальный зал и в наши дни является гордостью библиотеки.

Губернская библиотека всегда была в гуще событий. Изначально она являлась средоточением культурных, научных сил губернии. Ее фонды удовлетворяли запросы не только жителей Вятки, но и известных ученых, которые по тем или иным причинам оказались в губернии. В 1920-е годы библиотека стала одной из лучших провинциальных библиотек страны.

Были и недостатки в работе библиотек региона. Так, кировский историк И.В. Чемоданов отмечает, что многие из них «не всегда удовлетворяли запросы читателей»257. Несмотря на то, что в политике тематического планирования вятских издательств и издающих организаций акцент ставился на издании сельскохозяйственной литературы, в библиотеках книг этой тематики не хватало особенно в первой половине 1920-х годов. Кроме того, не хватало научно-популярной и современной художественной литературы258.

К числу недостатков организации библиотечного дела можно отнести также такое характерное для первых лет советской власти явление, как Научно-библиографический архив РКП. Ф.4. Оп. 1. Д. 6. Л. 1.

Чемоданов И.В. Вятское крестьянство в период НЭПа (1921-1929). Киров, 1976.

С. 151.

Там же.

текучесть кадров. Так, например, в одной из изб-читален Уржумского уезда за один год сменилось шесть заведующих259.

Гражданская война, перемены в общественно-политической жизни страны повлияли на систему библиотечной сети в регионе. Появляются разнообразные формы библиотечного обслуживания. В управлении библиотеками и расширении библиотечной сети начинает внедряться плановое, организующее начало. Библиотечная сеть региона была менее всего подвержена негативным процессам, неизменно сопровождавшим смену власти. На наш взгляд, среди прочего ее устойчивость объясняется высокой степенью энтузиазма библиотекарей.

Для понимания того, насколько эффективно удовлетворялись потребности населения в литературе, попытаемся понять потребности читателя.

Среди русского населения грамотность составляла 29% (мужчины) и 8% (женщины), среди татар — 22% (мужчины) и 21% (женщины), среди вотяков — 10% (мужчины) и 0,5% (женщины). Высоким процентом грамотности отличались немцы (88% мужчины, 87% женщины), поляки (77% мужчины, 76% женщины), евреи (70% мужчины, 61% женщины)260.

Новой власти при проведении тематической политики, мер по пропаганде и распространению печатной продукции нужно было учитывать показатели количества населения, образ жизни, род занятий, уровень образования, национальный состав. Так, в январе 1919 г. при Вятском губисполкоме, а также при уездных исполкомах были организованы Отделы по делам национальностей261. Так, в 1918 году удмуртские отделы начали Вятская правда. 1927. № 51. С. 4.

Зайцева И.Н. Как считали население // Архивная служба Удмуртии [Электронный ресурс] : http ://gasur.ru/activity/publications/pub_arh/2001/cga0207.php. Дата обращения : мая 2013.

Энциклопедия земли Вятской. Откуда мы родом? : в 10 т. Киров : Вятка, 1999. Т. 4 :

История / сост. С.П. Кокурина ;

ред. В. А. Ситников. С. 492.

работу в Глазове, Сарапуле, Елабуге, Малмыже. Позже неоднократно проходили съезды национальных меньшинств. Для удовлетворения потребностей в литературе выпускались печатные издания на языках народностей, проживавших в регионе. В частности, издавались газеты на марийском, удмуртском и татарском языках, которые бесплатно распространялись среди населения.

О стремлении к книге и о высокой культуре чтения населения губернии свидетельствуют воспоминания Н.Н. Заболоцкого (сына поэта, уроженца вятской земли, Н.А. Заболоцкого). Отдаленность Вятской губернии и отдельных ее уездов от центра не мешала заинтересованным в знаниях людям находить способы быть в курсе литературных процессов в стране:

«Несмотря на революционные потрясения, интеллектуальная жизнь страны продолжалась. Как ни далек был Уржум от основных культурных центров России, все-таки и в этот небольшой городок явственно ощущалось все возрастающее стремление молодежи приобщиться к новым веяниям в литературе. Хотя и с запозданием, сюда попадали столичные издания, например, журнал с “Двенадцатью” и “Скифами” Блока, со стихами А. Белого и С. Есенина, последняя книжка Маяковского. Большое значение для оживления духовной жизни города имело то обстоятельство, что в Уржуме спасалось в 1918-1919 гг. от голода немало столичной интеллигенции. Н.А. Заболоцкий с гордостью за Уржум отмечает …, что эти люди нашли здесь “добрую почву для работы, понимания и всеобщее поклонение”. Среди них были музыканты, артисты, педагоги…» Круг чтения населения Вятской губернии постоянно пополнялся новинками «из центра» благодаря людям, которые по учебе, по службе ездили в столицу: «… Николай вразумил меня относительно чеканной краткости, четкости и эмоциональной насыщенности стихов А. Ахматовой.

… Их привозили из столицы приезжавшие на побывку студенты. Вместе Заболоцкий Н.Н. Жизнь Н.А. Заболоцкого. М. : Согласие, 1998. С. 39.

со стихами привозили и анекдоты о скандалах при выступлениях Маяковского с эстрады»263.

В 1922 году на XI съезде РКП (б) было решено сделать акцент на культурно-просветительской работе с крестьянством. Среди основных задач, поставленных съездом, нужно назвать курс на ликвидацию безграмотности, налаживание качественного снабжения крестьян литературой, устройство изб-читален, проведение лекций и бесед и т. д. Но, как отмечает кировский историк И.В. Чемоданов, проведение культурной политики не всегда находило отклик среди народа, «подчас дело доходило до открытого, полного глубокого драматизма конфликта официально провозглашенной культуры со старым, традиционно-патриархальным укладом»264.

В этой связи важно обратить внимание на антирелигиозную политику новой власти и результаты ее проведения. В середине 1920-х годов число верующих было достаточно высоко не только среди крестьянства, но и среди большевиков. Так, почти 82 % членов партии хранили у себя иконы и соблюдали религиозные обряды265. Но, тем не менее, имело место значительное ослабление религиозного настроя среди населения.


Большевики боролись не только с православием, но и со старообрядчеством. Традиции этой группы населения были довольно сильны, что значительно усложняло пропаганду идеологии советской власти266. В Государственном архиве Кировской области отложились документы Уржумского исполнительного комитета, где отмечалось, что Заболоцкий Н.Н. Жизнь Н.А. Заболоцкого. М. : Согласие, 1998. С. 39.

Чемоданов И.В. Вятское крестьянство в период НЭПа (1921-1929). Киров, 1976. С. 142.

Там же. С. 155;

См. также: Сергеев А.В. Менталитет вятского крестьянства : от традиционализма к модернизации на рубеже XIX-XX вв. // Петрявские чтения, 2005 : мат лы науч. конф. Киров, 24-25 февраля 2005 г. Киров, 2005. С. 171-179.

Сахарова Л.Г. Старообрядцы в 1918 г. начале XXI в. // Религии народов Вятского края / отв. ред. А.Г. Поляков. Киров, 2009. С. 120-125.

старообрядцы не хотят сотрудничать с советской властью и поддерживают «белогвардейскую степановскую банду»267.

Судить об отношении читателей к литературе, издававшейся в губернии, лучше всего по эпистолярным источникам. В нескольких письмах читателей, направленных в издательства, отражается искренняя заинтересованность адресантов в чтении, потребность знать, что происходит в губернии, быть в курсе происходящего.

Обычно в письмах содержались просьбы о высылке книг или об оформлении подписки на ту или иную газету. Чаще всего обращались учителя и военнослужащие. Так, например, в газете «Вятская правда» было опубликовано письмо, адресованное Вятскому губисполкому, от красноармейцев Каменецкого пограничного отряда, призванных из Вятской губернии. Солдаты просили оформить подписку на газету: «Мы далеко от нашей губернии, желаем иметь с вами связь, а также знать, что делается в нашем Яранском уезде, ибо мы все Яранского уезда. … Мы решили выписать Вятскую газету и не знаем, сколько она стоит …» В содержании большинства писем адресантами выражается радость по поводу того, что у людей есть возможность читать и получать интересующую их литературу. Большой популярностью пользовалась газета «Вятская правда», а также ряд уездных газет. Часто в письмах содержались просьбы о высылке изданий сельскохозяйственной и животноводческой тематики.

В эпистолярных источниках видна живая связь между издателем и книгораспространителем. Тесной была также связь библиотек и читателей.

В послереволюционные годы был начат и завершен процесс построения новой системы книгоиздания и книгораспространения. Издаваемая печатная продукция была отражением социальных процессов, происходящих в стране.

ГАКО. Ф. 382. Оп. 1. Д. 66. Л. 136-139.

Письмо красноармейцев Каменецкого пограничного отряда в Вятский Губисполком с просьбой оформить подписку на газету «Вятская правда». Вятская правда. 1925. С. 4.

Содержание книги во многом приобрело идеологическую окраску. В тематическом спектре отражались основные направления, которые задавала советская власть. Был сформирован требовательный, заинтересованный читатель.

Продолжали существовать традиции дореволюционной книжной культуры Вятки. Уезды занимались активной издательской деятельностью.

Сохранились основные тематические группы изданий. Активно выпускалась литература по медицине, сельскому хозяйству, краеведению. Вплоть до середины 1920-х гг. периодически выпускались книги религиозного содержания. Среди основных способов книгораспространения по-прежнему актуальным было устройство изб-читален, книжных выставок, библиотек в школах, публичных местах, обращено внимание на работу с местными литературными силами.

Глава 4. Книжная культура Кировской области в предвоенное десятилетие 4.1. Деятельность издательств и полиграфических предприятий 1930-е годы были сложным периодом в истории страны. Происходили частые административно-территориальные реформы, организационно экономические преобразования269. В 30-е годы увеличивается численность городского населения Вятского региона. Меняется облик города Вятки:

строятся многоквартирные дома для рабочих и их семей270. Соответственно меняются условия. В области культурной политики продолжалась борьба с безграмотностью, открывались новые школы, библиотеки, кинотеатры и театры для детей, появлялись молодежные газеты и радио271.

Согласно административной реформе, направленной на укрупнение регионов, с 1929 по 1934 год Вятская губерния прекратила свое существование в качестве отдельной административной единицы и была присоединена к Нижегородскому (Горьковскому) краю. В связи с тем, что основную нагрузку по выпуску печатной продукции взяли на себя издательства Нижнего Новгорода, объемы книгоиздания в эти годы на территории бывшей Вятской губернии снизились почти в три раза.

Мусихин В.Е. Вятская деревня : История и современность. Киров, 1995. С. 52;

См.

также: План мероприятий по реконструкции сельского хозяйства в Вятском районе на период декабрь 1930 г. июнь 1931 года. Вятка : Изд. Вятского горземотдела, 1931. 71 с.

Вятка. 1930-е годы : путеводитель по книжно-иллюстративной выставке / КОУНБ им. А.И. Герцена, ГАКО, ГАСПИКО. Киров, 2006. С. 3.

История города Кирова / ред. А.В. Эммаусский, Е.И. Кирюхина. Киров, 1974. С. 44-56.

Положение изменилось, когда 7 декабря 1934 года регион снова получил самостоятельность и до 1936 года носил название Кировского края (затем область)272.

Для местной книжной культуры обретение регионом статуса самостоятельной административной единицы можно считать переломным моментом, так как именно в это время начинает свою работу областное издательство, которое на долгие годы сосредоточило в своих руках почти всю книгоиздательскую деятельность региона. Официально оно было создано при облисполкоме в декабре 1936 г. в соответствии с «Положением об издательствах, учрежденных государственными и общественными организациями», утвержденным Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от февраля 1930 г.273 Однако документы показывают, что на деле предприятие начало функционировать несколькими месяцами раньше: уже в апреле 1936 г. Управлением краевых издательств (УКИ) ОГИЗа был утвержден его тематический план. Этот факт подтверждается и тем, что в местном архиве нами был обнаружен отчет о работе нового предприятия за весь 1936 год.

При изучении истории книгоиздания в крае исследователь сталкивается с разными названиями Кировского областного издательства274. В отчетах оно именовалось Кировским областным издательством. В то же время в выходных сведениях печатных изданий, выпущенных в 1936 году, указывается «краевое издательство». Все эти разночтения, на наш взгляд, не представляют историографической проблемы, поскольку они были следствием переименования региона. В соответствии с новым названием губернии (края, области), получало новое название и издательство.

Кокурина С.П. Хроника исторических событий // Энциклопедия земли Вятской. Откуда мы родом? : в 10 т. Киров : Вятка, 1999. Т. 4 : История / сост. С.П. Кокурина ;

ред.

В.А. Ситников. С. 493.

ГАСПИ КО. Ф. 6881. Предисловие к оп. 1.

Русских С.Н. Деятельность Областного кировского издательства в предвоенные годы и в годы Великой Отечественной войны // Известия вузов. Проблемы полиграфии и издательского дела. – 2013. – № 1. – С. 125–129.

Как отмечалось Управлением краевых издательств ОГИЗа, в области были все возможности для развертывания издательского дела: «В г. Кирове имеется достаточная полиграфическая база. Есть опытные сельскохозяйственные учреждения во главе с академиком Рудницким;

широко развита кустарная промышленность;

имеются богатейшие лесные массивы, где производятся «Кирлесом» лесные разработки;

работают фабрики и заводы не только областного, но и союзного значения»275.

Кировское книжное издательство должно было объединить всю книгоиздательскую деятельность, которой занимались ранее различные учреждения и организации на территории бывшей Вятской губернии, когда она находилась в составе Нижегородской. В первый год по утвержденному УКИ ОГИЗа плану Кировское издательство должно было выпустить 24 названия книг и брошюр. Как свидетельствуют отчеты УКИ, новое издательство было обеспечено всем необходимым для продуктивной работы:

проведено тематическое планирование;

полиграфическая база города была в состоянии обеспечить выполнение заказов предприятия. В соответствии с утвержденным годовым планом издательству было выделено 15 тонн бумаги, что обеспечивало 800 тысяч листов-оттисков, нужное количество обложечной и альбомной бумаги, картона соломенного, коленкора разных цветов, типографской марли276. Таким образом, всех материалов должно было хватить для выполнения плана.

На деле все оказалось несколько по-другому. Производственный процесс еще не был отработан, а материалы завозились с опозданием. В результате за первый год работы (1936 г.) было выпущено всего 14 названий книг, что составило около 18 % от общего количества изданной печатной продукции в крае. Наладить производство удалось только к 1938 году.

Увеличилась продуктивность предприятия, и на долю издательства ГАСПИ КО. Ф. 6881. Оп. 5. Д. 2. Л. 67.

Там же. Л. 58-60.

приходился уже 61% всей выпускаемой в крае печатной продукции (73 названия). К 1941 году эта цифра достигла пика — 84 % (132 названия).

Оставшиеся 16 % приходились на несколько издающих организаций, которые продолжали заниматься выпуском литературы на различные темы.

Так, выходили труды и отдельные работы научных сотрудников Северо Восточной сельскохозяйственной опытной станции, Педагогического института имени В.И. Ленина, Ветеринарно-зоотехнического (сельскохозяйственного) института. Облплан и облстатуправление публиковали статистические справочники по области. Отдельные брошюры издавали отделы облисполкома, методический кабинет облоно и Кировский институт усовершенствования учителей.

В первые годы деятельности Кировского областного издательства ему пришлось решать много проблем, основной из которых была кадровая. На 20 января 1937 года в штате числилось всего 7 сотрудников. Существовало стандартное разделение работников на три группы: редакционную, производственную и планово-финансовую277. На деле четкого разграничения между первыми двумя группами не получалось, так как не были прописаны функции каждого сотрудника. За первые два года работы издательства (1936, 1937 гг.) сменилось четыре его заведующих, что не могло не сказаться на качестве работы всего предприятия. Часто рукописи поступали в производство в обход редактора. Работа строилась на самотеке, нарушался общий порядок прохождения рукописей в производстве278.

Кадровые проблемы были решены к 1938 году. В марте на производственном совещании работников представитель УКИ ОГИЗа Тимошенко отмечает, что штат вырос и стал «работоспособным»279. По его оценке, это отразилось на количестве и на качестве печатной продукции.

ГАСПИ КО. Ф. 6881. Оп. 5. Д. 2. Л. 47.

Там же. Л. 58-60.

ГАРФ. Ф. 4851. Оп. 1. Д. 182. Л. 4.

Действительно, по сравнению с 1936 годом, в 1938 году количество выпущенных изданий увеличилось в пять раз.

Система распространения книжной продукции создавалась с трудом.

Рекламная деятельность издательством практически не велась: объявлений в газетах не давалось, договор с Кировским отделением КОГИЗа был заключен лишь спустя год работы. Однако и после этого книги и брошюры поставлялась далеко не во все районы области, так как существующая на тот момент книготорговая сеть местного отделения КОГИЗа охватывала только 20 районов из 54-х, образованных после выделения Кировской области из состава Горьковского края280. Таким образом, продукция издательства при среднем тираже около 5 000 экземпляров расходилась не более чем на 80 %281.

История книжных издательств Кировской области неразрывно связана с деятельностью их работников. В этом ключе немалый интерес представляет творчество Леонида Владимировича Дьяконова (1908-1995)282. Это одна из самых заметных личностей, оказавших влияние на книжную культуру Кировской области. Его произведения вошли в школьные программы, воспитали не одно поколение читателей.

По воспоминаниям одноклассницы Дьяконова Т.П. Моргуновой, в школе он издавал журнал «Первый блин»: «Редактором, печатником и художником этого журнала был ученик Дьяконов Леонид. Он сделал клише из линолеума. Журнал был печатный. Обычно журнал выходил по понедельникам, правда, не еженедельно, так как редактор часто болел»283.

Писатель долгое время работал в местных газетах, выступал в них с очерками, посвящёнными жизни края, его людям. С 1925 по 1937 год ГАКО. Ф. 2198. Оп. 1. Д. 6. Л. 15.

ГАСПИ КО. Ф. 6881. Оп. 5. Д. 2. Л. 62.

Подробнее см.: Русских С.Н. Л.В. Дьяконов и кировские книжные издательства // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. 2013. № 2 (2). С. 99– 102. Дьяконов был двоюродным братом поэта Николая Заболоцкого.

ГАКО. Р-3859. Оп. 1. Д. 252. Л. 2.

Дьяконов успешно работает в редакции газеты «Вятская правда» (с 1935 — «Кировская правда») на разных должностях: подчитчиком-корректором (будучи практикантом Ленинградского техникума печати), литературным сотрудником, заведующим отделом информации и оформления (с 1930), заведующим отделом особых заданий (с 1935).

Параллельно с основной работой Дьяконов пишет стихи. В 1933 году состоялся его поэтический дебют литературном альманахе «Трудодни», где он опубликовал несколько стихотворений под псевдонимом Леонид Анк. В марте 1934 г. Горьковским комитетом Союза советских писателей был проведён вечер Анка284. Под этим псевдонимом в «Кировской правде» он печатал переводы произведений удмуртских поэтов и писателей. Позже уже под именем Дьяконова вышли два его поэтических сборника с лирикой, обращённой к взрослому читателю: «Снова с тобой» (Киров, 1964), «Уходя и оставаясь» (Горький, 1983).

За свою творческую жизнь писатель сотрудничал не только с кировскими издательствами. Его произведения печатались в издательствах:

«Советская Россия», «Детский мир» — «Малыш», Западно-Сибирском книжном издательстве. Общий тираж его книг составляет более миллиона экземпляров.

В первой половине 1930-х гг. весьма четко прослеживается тенденция местного книгоиздания, которая заключается в его децентрализации. Как и в первые годы советской власти, книжная продукция выпускалась не только в губернском центре. Уездными городами, в которых велась издательская деятельность, были Малмыж, Уржум, Яранск, Нолинск, Котельнич. По прежнему основная доля печатной продукции (71 %) выпускалась в Вятке.

Однако анализ репертуара показывает, что с 1929 по 1934 год, то есть на момент ликвидации Вятской губернии, наибольшее число региональной ГАКО. Р-3859. Оп.1. Д. 196. Л. 2.

печатной продукции приходилось на долю районов. Основное место в этом отношении занимали города Яранск и Малмыж.

Во второй половине 30-х годов происходит обратный процесс — централизация регионального книгоиздания в связи с созданием Кировского областного государственного издательства, которое сосредоточило в своих руках практически всю книгоиздательскую деятельность региона.

К сожалению, по развитию полиграфической промышленности данного периода сохранилось не так много источников.

Анализ воссозданного репертуара вятской печати позволяет сделать вывод о том, что в краевом центре продолжала работать типолитография ГСНХ, которая несколько раз переименовывалась: с 1929 г. — типолитография Вятского окрсовнархоза, с 1931 г. — Вятская типолитография Нижегородского краевого полиграфического объединения (с 1933 г. — Горьковского треста полиграфической промышленности). В 1935 г. она именовалась типолитографией Кировского краевого управления местной промышленности, с 1937 г. — областной типографией областного отдела местной промышленности285. В документах этого периода часто упоминается просто «типография Вятки».

Машинно-наборный цех типолитографии ОСНХ (г. Вятка) испытывал большие трудности в связи с тем, что «целыми неделями были простои машин, частые поломки, на одному часу несколько остановок было, доходило до того, что работала из трех машин одна»286. В помещении цеха не было предусмотрено вентиляции, поэтому температура воздуха была слишком высокой. Единственного окна не хватало для должного освещения всего помещения. Все это сильно затрудняло работу персонала и значительно замедляло производственные процессы. К 1931 г. работа цеха была отлажена Государственный архив Кировской области : справочник по фондам. Киров, 2003.

С. 245.

Встаем на боевые темпы // Вятский полиграфист. 1931. № 6. С. 2.

и проходила уже в две смены. Кроме того, в функции наборщиков теперь входили не просто набор текста, правка и «связывание набора»287.

Часто печатники сами находили способы оптимизации своей работы. В газете «Вятский полиграфист» нередко появлялась колонка «Наши изобретатели». Так, в одном из номеров было указано: «Цыкин в 1931 г.

изобрел способ вклейки клише без всяких впаек и приспособлений, он кладет на клише пробки, которые заливаются металлом. При этом способе тратится меньше времени на подготовку, и получается хорошее качество сетки рисунка. Заводоуправление за такое ценное предложение премировало его рублями (приблизительно месячная ставка рабочего типографии. — С.Р.).

Булдаков внес приложение о счетчике у фальцевальной машины, который будет считать только те листы, которые будут фальцеваться, а наш счетчик считает только обороты машины и много обманывает, затем он прорабатывает способ самонаклада»288.

Как и в издательской сфере, в полиграфическом производстве в первой половине 1930-х гг. наблюдались процессы децентрализации. Активнее, чем в предыдущие годы, начали работать районные типографии в Малмыже, Нолинске, Котельниче, Советске, Слободском, Халтурине, Уржуме, Омутнинске, Сарапуле. Незначительное количество печатной продукции было выпущено полиграфическими предприятиями райцентров: Лебяжье, Кильмезь, Суна, Вятские Поляны.

Положительная сторона этого процесса состояла в том, что произошло укрепление и развитие книжной культуры отдельных районов. К 1938 году вновь основную нагрузку берет на себя типография областного центра.

Деятельность районных полиграфических предприятий сводится к минимуму.

Как видим, на протяжении 1930-х гг. явно обозначается цикличность организационной и материальной базы региона. Централизация и Встаем на боевые темпы // Вятский полиграфист. 1931. № 6. С. 2.

Там же.

децентрализация сменяли друг друга, однако в условиях административно структурных преобразований вятскому книгоизданию удалось сохранить лучшие книжные традиции. В тех случаях, когда по тем или иным причинам деятельность основного издательства или типографии прекращается или объемы выпуска книжной продукции резко сокращаются, книгоиздание не умирает. Эстафету принимают районные издательские и полиграфические предприятия.

4.2. Репертуар печатной продукции Анализ издательского репертуара показывает, что в целом период 1930 х гг. в книжной культуре региона был неоднороден. Условно он может быть разделен на два этапа: 1930-1935 и 1936-1940 гг. На первом этапе темпы выпуска книжной продукции значительно замедлились.

На лидирующих позициях по объемам выпуска находилась общественно-политическая литература (32 %). В основном такие издания выпускались Вятским окружным комитетом ВКП (б). На втором месте — агитационно-пропагандистская (14 %). Подготовкой книг и брошюр по этой теме занимались отдел пропаганды, агитации и печати Кировского крайкома ВКП (б), Краевой отдел народного образования.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.