авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) 677000, г. Якутск, ул. Курашова, 28, Арбитражный суд РС(Я) Именем Российской Федерации ...»

-- [ Страница 2 ] --

В силу изложенного суд считает, что доводы заявителя являются необоснованными, доводы налогового органа подлежат признанию обоснованными, а оспариваемое решение соответствует статьям 358, 359, 361 Налогового кодекса Российской Федерации, статье 2 Закона Республики Саха (Якутия) от 10.07.03 №48-З №97-Ш «О налоговой политике Республики Саха (Якутия)».

По налогу на добычу полезных ископаемых.

Заявитель не согласен с оспариваемым решением, в части пунктов 1.2, 3.2 со штрафом в сумме 41.021 руб. и предложением его уплатить, пунктов 2.2, 3.3 с начислением и предложением уплатить пени 87.299,6 руб., пункта 3.1.2 с начислением налога и предложением уплатить 205.105 руб., и в обоснование своей позиции приводит следующие доводы.

Налоговый орган отразил как нарушение затраты на доставку «шлихов». Однако заявитель не считает, что до аффинажного завода доставлялись «шлихи». Согласно существующему законодательству по учету драгметалла весь бухгалтерский и налоговый учет по металлу построен только на учете химически чистого металла. Так специализированная охрана предъявляла счет-фактуры на оплату услуг по охране и перевозке химически чистого металла.

Представленные заявителем первичные документы (спецификации, опись накладные, реестры, акты по перевозке и охране металла) и подготовленные для проверяющих выше названные копии, подтверждают позицию заявителя о том, что перевозился химически чистый металл, который по условиям договора со специализированным предприятием по охране, страховался в сумме, эквивалентной стоимости химически чистого металла на момент перевозки и принятия его под охрану.

В Налоговом кодексе Российской Федерации не уточняется: кто является получателем химически чистого металла, поэтому заявитель считает получателем металла аффинажный завод. Кроме того, все предприятия по аффинированию металла являются специализированными предприятиями, уполномоченными на выполнение услуг по аффинированию государством, и у заявителя в данном конкретном случае отсутствует «выбор» получателя. Естественно, случай наличия «получателя» в месте дислокации предприятия – идеальный вариант, но доставка (транспортировка) химически чистого металла это достаточно дорогостоящий элемент в затратах предприятия, и поэтому вполне логично, что законодатель «уравнивает» при расчете налога на добычу полезных ископаемых поставщиков, находящихся вблизи аффинажных заводов и удаленных от них.

На страницах 21-22 и 23-24 акта от 15.02.08 №11-31/2 и страницах 30, оспариваемого решения перечислены счет-фактуры, но непонятно каким образом они влияют на расчеты по налогу на добычу полезных ископаемых, есть ссылки на тома и страницы, которые, как указано в оспариваемом решении, являются неотъемлемой частью акта, но заявитель не имеет возможности с данными документами ознакомиться, и соответственно проверить произведенные проверяющими расчеты.

Кроме того, копии счет-фактур, указанных на страницах 21-24 акта от 15.02.08 №11 31/2 заявитель для проверяющих не делал, ознакомление производилось по первичным документам. Если же предположить, что счет-фактуры были из первичного учета заявителя, то суммы, доначисляемые по налогу на добычу полезных ископаемых помесячно за 2004-2005 годы, связанные с учетом затрат по доставке и охране по заявителю должны быть иными. То есть, рассчитаны абсолютно некорректно и неверно.

Заявитель не имеет возможности определить: какая именно счет-фактура была исключена из того или иного периода и все ли суммы по счет-фактурам, перечислены проверяющими и учтены при расчете, каким образом изменена стоимость единицы добытого полезного ископаемого.

Описанные нарушения на страницах 22-23, 24-25 акта от 15.02.08 №11-31/2 по не включению в налоговую базу для исчисления налога на добычу полезного ископаемого серебра, являются бездоказательными. Серебро никак ни учитывается по бухгалтерскому и налоговому учету предприятия до момента его реализации, является продуктом, полученным при дальнейшей переработке (обогащении, технологическом переделе) полезного ископаемого, являющимся продукцией обрабатывающей промышленности.

Заявитель, как и предписано Налоговым кодексом Российской Федерации учитывал металл, а именно золото, которое являлось для предприятия первым по своему качеству соответствующим государственному стандарту Российской Федерации, стандарту отрасли, региональному стандарту, международному стандарту, а в случае отсутствия указанных стандартов для отдельного добытого полезного ископаемого – стандарту (техническим условиям) организации (предприятия). Проекты по месторождениям проверяющим предоставлялись для изучения.

Представленные заявителем первичные документы (спецификации, опись накладные, реестры, акты по перевозке и охране металла), подтверждают позицию заявителя о том, что перевозился химически чистый металл- золото, серебро предприятие не перевозило, оно получено в результате переработки. Причем проверяющие как нарушение не отразили отсутствие в учете бухгалтерском и налоговом товарной продукции в виде серебра.

Заявитель считает, что расчеты проведены некорректно и даже чисто арифметически не верно. Ставка в размере 6,5% проверяющими взята для добычи серебра.

На основании изложенного заявитель указывает, что налоговый орган: не верно сделал ссылки на Налоговый кодекс Российской Федерации;

неверно определил налоговые базы, как по золоту, так и по серебру, не понятно каким образом произведены расчеты по серебру и золоту, как определялась цена серебра, методы расчета;

какими именно документами подтверждаются нарушения, какими именно регистрами бухгалтерского учета, документов первичного учета, подтверждается факт указанных в акте от 15.02.08 №11-31/2 доначислений по налогу на добычу полезных ископаемых, в сравнении с чем.

Налоговый орган в обоснование своих возражений по требованию заявителя указал следующее.

Заявитель в соответствии с лицензиями ЯКУ № 01708 БЭ (участок Усть-Ыныкчан) и серии ЯКУ № 01709 (участок СК-Таборный) осуществлял деятельность на россыпных месторождениях реки Аллах-Юнь. Так пунктом 5.2. лицензионных соглашений к лицензиям ЯКУ №01708 БЭ и ЯКУ №01709 БЭ определено, что в процессе использования участков недр объектом добычи может быть и золотосодержащие концентраты и шлиховое золото.

Таким образом, результатом разработки месторождения является добыча шлихового золота, который является продукцией первой по своему качеству соответствующей стандарту, утвержденному налогоплательщиком, который соответственно и является объектом налогообложения налога на добычу полезных ископаемых согласно требований пункта 1 статьи 337 Налогового кодекса Российской Федерации. Согласно нормам пункта 5 статьи 340 Налогового кодекса Российской Федерации оценка стоимости добытых драгоценных металлов, извлеченных из россыпных месторождений, производится исходя из сложившихся у налогоплательщика в соответствующем налоговом периоде (а при их отсутствии – в ближайшем из предыдущих налоговых периодов) цен реализации химически чистого металла без учета налога на добавленную стоимость, уменьшенных на расходы налогоплательщика по его аффинажу и доставке (перевозке) до получателя.

При этом стоимость единицы указанного добытого полезного ископаемого определяется как произведение доли (в натуральных измерителях) содержания химически чистого металла в единице добытого полезного ископаемого и стоимости единицы химически чистого металла.

Следовательно, пунктом 5 статьи 340 Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрено уменьшение стоимости добытых драгоценных металлов, извлеченных из коренных (рудных), россыпных и техногенных месторождений, на расходы налогоплательщика по его доставке до аффинажного завода.

Получателем химически чистого золота является Акционерный коммерческий банк «Росбанк» (договор поставки драгоценных металлов № 1-3 от 29.10.03), в соответствии с вышеуказанными договорами доставка драгоценных металлов (химически чистого золота в слитках) в адрес покупателя (АКБ «Росбанк») осуществляется покупателем.

В нарушение пункта 5 статьи 340 Налогового кодекса Российской Федерации заявитель при исчислении налога на добычу полезных ископаемых за налоговые периоды июнь, август, сентябрь, октябрь 2004 года, за июнь, июль, август, сентябрь, октябрь года в разделе 3.2. Расчет стоимости единицы добытого полезного ископаемого, стоимость реализованного химически чистого металла (золота) неправомерно уменьшена заявителем на затраты по доставке шлихов до аффинажного завода, что подтверждается счетами-фактурами на общую сумму 794.931руб. в 2004 году и счетами-фактурами на общую сумму 845.795руб. в 2005 году.

Таким образом, заявитель фактически не понес расходы по доставке (перевозке) химически чистого золота до его получателя (АКБ «Росбанк») и соответственно оценка стоимости добытых драгоценных металлов, извлеченных из россыпных месторождений, должна производится исходя из сложившихся у налогоплательщика в соответствующем налоговом периоде (а при их отсутствии – в ближайшем из предыдущих налоговых периодов) цен реализации химически чистого металла без учета налога на добавленную стоимость, уменьшенных на расходы налогоплательщика по его аффинажу. Что и было определено в ходе налоговой проверки.

Так как, постановлением Правительства Российской Федерации от 28.09.2000 N 731 установлено, что учет драгоценных металлов осуществляется с момента их добычи в пересчете на массу химически чистых драгоценных металлов. Химически чистый металл получается после процесса аффинажа: очистки извлеченных драгоценных металлов от примесей и сопутствующих компонентов, доведение драгоценных металлов до качества, соответствующего государственным стандартам и техническим условиям, действующим на территории Российской Федерации, или международным стандартам. Причем аффинаж драгоценных металлов может осуществляться только организациями, определенными Перечнем, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 17.08.98 №972 «Об утверждении Порядка работы организаций, осуществляющих аффинаж драгоценных металлов, и Перечня организаций, имеющих право осуществлять аффинаж драгоценных металлов».

Согласно договора на выполнение работ и изготовлению слитков из минерального сырья, содержащего драгоценные металлы (золото и серебро) от 07.09.04 №1075/ заключенного заявителем с Красноярским заводом цветных металлов имени В.Н.

Гулидова аффинажный завод обязуется выполнить работы по аффинажу минерального сырья, содержащего золото и серебро и изготовить слитки золота и серебра, право собственности на драгоценные металлы после аффинажа сохраняется за заявителем.

Таким образом, аффинажный завод не может являться получателем химически чистого металла.

В результате вышеуказанного проверяющим правомерно произведен перерасчет налога на добычу полезных ископаемых по виду полезного ископаемого «шлихи, содержащие золото» в связи с изменением стоимости единицы добытого полезного ископаемого проверкой, в результате чего сумма доначисленного налога за 2004 год по данному виду полезных ископаемых составила 48.317 руб., в том числе по налоговым периодам: июнь – 14.655руб., август – 7.979руб., сентябрь – 8.373руб., октябрь – 17.310руб., за 2005 год - 67.455руб., в том числе по налоговым периодам: июнь – 15.466руб., июль – 8.300руб., август – 14.852руб., сентябрь – 13.792руб., октябрь – 15.045руб.

Продукцией заявителя первым по стандарту качества являются полупродукты, содержащиеся драгоценные металлы, добытые согласно лицензий ЯКУ № 01708 БЭ (участок Усть-Ыныкчан) и серии ЯКУ № 01709 (участок СК-Таборный) на россыпных месторождениях реки Аллах-Юнь.

Добытые полезные ископаемые направляются заявителем для дальнейшей переработки на аффинажный завод, в результате которой создается новый продукт – стандартные слитки золота по ГОСТ 28058-89, мерные слитки золота по ГОСТ Р 51572 2000 и стандартные слитки серебра по ГОСТ 28595-90. Учитывая, что после аффинажа полупродуктов, содержащих драгоценные металлы, принадлежащих заявителю, полученных два вида драгоценных видов металла: золото и серебро, в оценке стоимости полупродуктов необходимо учитывать оба металла в соответствующих долях содержания.

При этом, согласно положениям пункта 2 статьи 342 Налогового кодекса Российской Федерации, полупродукты, содержащие золото облагаются по ставке 6%, полупродукты, содержащие серебро облагаются по ставке 6,5%.

Наличие серебра отражены в расчетах – паспортах ОАО «Красцветмет» за драгоценные металлы, поступившие в шлиховом золоте по спецификациям №№1, 2, 5, 6, 7, 8, 10, 11, 13, 14, 16, 17, 18 за 2005 год.

Таким образом, налоговый орган полагает, что доначисление налога на добычу полезных ископаемых по виду полезного ископаемого серебро за 2004 год на общую сумму 47.567руб., за 2005 год на общую сумму 41.766руб. правомерно и соответствует нормам налогового законодательства.

Повторной выездной налоговой проверкой заявителя установлено и отражено в акте повторной выездной налоговой проверки от 15.02.08 №11-31/2 по данному эпизоду следующее.

Согласно данным первичного учета (актов на съем золотосодержащей продукции по участкам добычных работ) артелью:

- за 2004 год было добыто 671.302 грамма драгоценных металлов в шлихах, в том числе по участкам: Усть-Ыныкчан – 560.089 граммов, СК – Таборный – 111.213 граммов.

Фактические потери драгоценных металлов в шлихах составили 89.464,9 грамма, в том числе по месторождениям: Усть-Ыныкчан – 70.641,9 грамма, СК-Таборный – 18. грамма и не превысили нормативов технологических потерь, утвержденных Министерством природных ресурсов России Приказом № 736 от 20.12.04 (Усть-Ыныкчан 11,2%, СК-Таборный-15,7%). Полупродукты, содержащие драгоценные металлы отгружались на Красноярский завод цветных металлов имени В.Н.Гулидова для последующей переработки (договор № 1418/03 от 25.09.03). По результатам аффинажа получена отрицательная аффинажная разница в количестве 3.004,2 грамма, в том числе по участкам: Усть-Ыныкчан – 2.068,2 грамма (положительная курсовая разница), СК Таборный – 5.072,4 грамма (отрицательная курсовая разница). По итогам промывочного сезона 2004 года добыча химически чистого золота после переработки составила 500074, грамма ( баланс драгоценных металлов, полученных из шлихового золота заявителя по договору №1418/03 от 25.09.03, утвержденный АКБ «Росбанк» и заявителем 13.01.05).

Химически чистое золото в слитках реализовалось Акционерному коммерческому банку «Росбанк» (АКБ «Росбанк») на основании договора поставки драгоценных металлов № 1-3 от 29.10.03;

-за 2005 год было добыто 611.291 грамм драгоценных металлов в шлихах, в том числе по участкам: Усть-Ыныкчан – 543.416 грамм, СК – Таборный – 67.875 грамм.

Фактические потери драгоценных металлов в шлихах составили 79 933,6 грамм, в том числе по месторождениям: Усть-Ыныкчан – 68.539 грамм, СК-Таборный – 11.394,6 грамм и не превысили нормативов технологических потерь, утвержденных Министерством природных ресурсов России приказом № 229 от 22.08.05 (Усть-Ыныкчан-11,2%, СК Таборный-15,7%). Шлихи отгружались на Красноярский завод цветных металлов имени В.Н.Гулидова для последующей переработки (договор № 1075/04 от 07.0904). По результатам аффинажа получена отрицательная аффинажная разница в количестве 2.490, грамм, в том числе по участкам: Усть-Ыныкчан – 1.413,3 грамм (положительная курсовая разница), СК-Таборный – 3.904,1 грамм (отрицательная курсовая разница. По итогам промывочного сезона 2005 года объм добычи химически чистого золота после переработки составил 456.229,3 грамма (Баланс драгоценных металлов, полученных из шлихового золота заявителя по договору №1175/04 от 07.09 04).

Химически чистое золото реализовалось Акционерному коммерческому банку «Росбанк» (АКБ «Росбанк») на основании договора поставки драгоценных металлов № 1-1 от 04.10.04.

Повторной выездной налоговой проверкой вменено заявителю нарушение пункта статьи 340 Налогового кодекса Российской Федерации, в частности, что в представленных в налоговую инспекцию по Усть-Майскому улусу налоговых декларациях по налогу на добычу полезных ископаемых, в разделах 3.2. Расчет стоимости единицы добытого полезного ископаемого, стоимость реализованного химически чистого металла (золота) заявителем неправомерно уменьшались на затраты по доставке шлихов до аффинажного завода. Всего:

- в 2004 году затраты по доставке шлихов до аффинажного завода составили сумму 794.931 руб. (счет- фактура от 16.06.04 №00000021, счет- фактура от 26.06. №0003660, счет-фактура от 12.07.04 №00000032, счет-фактура от 26.07.04 №0003872, счет-фактура от 09.08.04 №0000017, счет- фактура от 19.08.04 №0004107, счет- фактура от 07.09.04 №0000023, счет-фактура от 15.09.04 №0004347, счет- фактура от 06.10. №0000036, счет-фактура от 13.10.04 №0004577, счет-фактура от 26.10.04 №0000047, счет фактура от 10.11.04 №0004769);

- в 2005 году затраты по доставке шлихов до аффинажного завода составили сумму 845.795 руб. (счет- фактура от 22.06.05 № А000529, счет-фактура от 23.06. №14/78/00001010, счет-фактура от 19.08 05 №00000015, счет-фактура от 22.07. №14/78/00001222, счет- фактура от 11.08.05 №14/78/00001419, счет- фактура от 15.08. №00000044, счет-фактура от 31.08.05 №14/78000054, счет фактура от 23.09. №14/78/00001004, счет- фактура от 14.10.05 №00000067, счет- фактура от 11.10. №14/78/00001885, счет- фактура от 31.10.05 №14/78/00001920).

Согласно подпунктам 4.3. Договоров поставки драгоценных металлов от 29.10. №1-3, от 04.10.04 №1-1, заключенных между АКБ «Росбанк» и заявителем, доставка драгоценных металлов (химически чистого золота в слитках) в адрес покупателя (АКБ «Росбанк») осуществляется покупателем. Таким образом, при заполнении раздела 3. Расчет стоимости единицы добытого полезного ископаемого налоговых деклараций по налогу на добычу полезных ископаемых, из стоимости реализованного химически чистого металла заявителю следовало исключать только расходы по аффинажу.

Проверкой, на основании расчетов суммы за поставленный металл, составленных управлением по работе с драгоценными металлами АКБ «Росбанк» и предъявленных заявителю, произведен расчет стоимости единицы добытого полезного ископаемого (шлихов, содержащих золото) по налоговым периодам 2004, 2005 годов.

В связи с изменением стоимости единицы добытого полезного ископаемого проверкой произведен перерасчет налога на добычу полезных ископаемых по виду полезного ископаемого «шлихи, содержащие золото», в результате чего сумма доначисленного налога:

- за 2004 год по данному виду полезных ископаемых составила 48.317 руб., в том числе по налоговым периодам: июнь – 14.655 руб., август – 7.979 руб., сентябрь – 8. руб., октябрь – 17.310 руб.;

- за 2005 год по данному виду полезного ископаемого составила 67.455 рублей, в том числе по налоговым периодам: июнь –15.466 руб., июль – 8.300 руб., август – 14. руб., сентябрь – 13.792 руб., октябрь – 15045 руб.

Кроме того, повторной выездной налоговой проверкой заявителя установлено, что согласно данным химических анализов, произведнных ОАО «Красноярский завод цветных металлов имени Гулидова» (ОАО «Красцветмет») при аффинаже поступив ших от заявителя шлихов, кроме основного компонента – золота, в шлихах содержался попутный компонент – серебро, содержание которого колебалось в пределах от 18,88 % до 20,15 %.

Указанные показатели отражены в расчетах - паспортах ОАО «Красцветмет» за драгоценные металлы, поступившие в шлиховом золоте по спецификациям №№ 1, 2, 5, 6, 7, 8, 10, 11, 13, 14, 16, 17, 18.

Заявителем в нарушение пункта 1 статьи 338 Налогового кодекса Российской Федерации старательской артелью не был исчислен налог на добычу полезн ых ископаемых за попутно добытое серебро, содержащееся в шлихах.

Проверкой составлен расчет налога на добычу полезных ископаемых по виду полезного ископаемого «полупродукты, содержащие драгоценные металлы. Согласно положениям статьи 340 Налогового кодекса Российской Федерации, оценка стоимости единицы добытого полезного ископаемого производится исходя из выручки, определяемой с учетом сложившихся в текущем налоговом периоде (а при их отсутствии – в предыдущем налоговом периоде) цен реализации добытого полезного ископаемого.

Реализация серебра заявителем была осуществлена:

- в марте 2004 года. Согласно расчету от 17.03.03 №2 за драгоценные металлы, реализованные в Гохран России по договору комиссии от 10.12.03 №1917/03, цена реализации 1 грамма серебра составляла 6,57 рублей за грамм. Эта цена и принята проверкой в расчете налога на добычу полезных ископаемых по виду полезного ископаемого серебро. Всего проверкой по данному виду полезного ископаемого произведено доначисление налога на добычу полезных ископаемых в сумме 47. рублей, в том числе по налоговым периодам: июнь – 13.242 руб., июль – 11.794 руб., август – 9.523 руб., сентябрь – 9.710 руб., октябрь – 3.298 руб.;

- в апреле 2005 года. Согласно отчету комиссионера от 27.04.05 №2 за драгоценные металлы, реализованные в Гохран России по договору комиссии от 16.12.04 № 1561, цена реализации 1 грамма серебра составляла 6,56 рубля за грамм. Это цена и принята проверкой в расчете налога на добычу полезных ископаемых по виду полезного ископаемого «шлихи, содержащие серебро». Всего проверкой по данному виду полезного ископаемого произведено доначисление налога на добычу полезных ископаемых в сумме 41.766 рублей, в том числе по налоговым периодам: июнь – 8.715 руб., июль – 6.252 руб., август – 9.927 руб., сентябрь – 12.273 руб., октябрь – 4.599 руб.

Всего повторной выездной налоговой проверкой заявителя доначислено налога на добычу полезных ископаемых:

- за 2004 год в сумме 95.884 руб., в том числе по налоговым периодам: июнь – 27.897 руб., июль – 11.794руб., август – 17.502 руб., сентябрь – 18.083 руб., октябрь – 20.608 руб.;

- за 2005 год в сумме 109.221 руб., в том числе по налоговым периодам: июнь – 24.181 руб., июль – 14.552 руб., август – 24.779 руб., сентябрь – 26.065 руб., октябрь – 19.644 руб.

В соответствии с пунктом 1 статьи 338 Налогового кодекса Российской Федерации налоговая база определяется налогоплательщиком в отношении каждого добытого полезного ископаемого, в том числе в отношении полезных компонентов, извлекаемых из недр попутно при добыче основного полезного ископаемого.

В соответствии с пунктом 1 статьи 337 Налогового кодекса Российской Федерации полезным ископаемым признается продукция горнодобывающей промышленности и разработки карьеров, содержащаяся в фактически извлеченном из недр минеральном сырье (породе, жидкости и иной смеси), первая по своему качеству соответствующая государственному стандарту Российской Федерации, стандарту отрасли, региональному стандарту, международному стандарту, а в случае отсутствия указанных стандартов для отдельного добытого полезного ископаемого – стандарту организации.

Согласно подпункту 13 пункта 2 статьи 337 Налогового кодекса Российской Федерации при извлечении драгоценных металлов из коренных, россыпных и техногенных месторождений полезным ископаемым признаются концентраты и иные полупродукты, содержащие драгоценные металлы, которые могут различаться на виды продукции: концентраты золотосодержащие, золото лигатурное, шлиховое золото и платина, сплав Доре, осадки цинковые золотосодержащие, другие концентраты (полупродукты).

Пунктом 5 статьи 340 Налогового кодекса Российской Федерации оценка стоимости добытых драгоценных металлов, извлеченных из россыпных месторождений, производится исходя из сложившихся у налогоплательщика в соответствующем налоговом периоде (а при их отсутствии – в ближайшем из предыдущих налоговых периодов) цен реализации химически чистого металла без учета налога на добавленную стоимость, уменьшенных на расходы налогоплательщика по его аффинажу и доставке (перевозке) до получателя. При этом стоимость единицы указанного добытого полезного ископаемого определяется как произведение доли (в натуральных измерителях) содержания химически чистого металла в единице добытого полезного ископаемого и стоимости единицы химически чистого металла.

Согласно пункту 2 статьи 342 Налогового кодекса Российской Федерации, полупродукты, содержащие золото облагаются по ставке 6%, полупродукты, содержащие серебро облагаются по ставке 6,5%.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 28.09.00 № установлено, что учет драгоценных металлов осуществляется с момента их добычи в пересчете на массу химически чистых драгоценных металлов. Химически чистый металл получается после процесса аффинажа: очистки извлеченных драгоценных металлов от примесей и сопутствующих компонентов, доведение драгоценных металлов до качества, соответствующего государственным стандартам и техническим условиям, действующим на территории Российской Федерации, или международным стандартам. Причем аффинаж драгоценных металлов может осуществляться только организациями, определенными Перечнем, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 17.08.98 №972 «Об утверждении Порядка работы организаций, осуществляющих аффинаж драгоценных металлов, и Перечня организаций, имеющих право осуществлять аффинаж драгоценных металлов».

Заявитель в соответствии с лицензиями ЯКУ № 01708 БЭ (участок Усть-Ыныкчан) и серии ЯКУ № 01709 (участок СК-Таборный) осуществлял деятельность на россыпных месторождениях реки Аллах-Юнь.

Пунктами 5.2. лицензионных соглашений к лицензиям ЯКУ №01708 БЭ и ЯКУ №01709 БЭ определено, что в процессе использования участков недр объектом добычи может быть и золотосодержащие концентраты и шлиховое золото.

Согласно Договора на выполнение работ и изготовлению слитков из минерального сырья, содержащего драгоценные металлы (золото и серебро) от 07.09.04 №1075/ заключенного заявителем с Красноярским заводом цветных металлов имени В.Н.

Гулидова (далее – аффинажный завод) аффинажный завод обязуется выполнить работы по аффинажу минерального сырья, содержащего золото и серебро и изготовить слитки золота и серебра. Право собственности на драгоценные металлы после аффинажа сохраняется за заявителем согласно указанному договору на выполнение работ по аффинажу.

Продукцией заявителя первым по стандарту качества являются полупродукты, содержащиеся драгоценные металлы, добытые согласно лицензий ЯКУ № 01708 БЭ (участок Усть-Ыныкчан) и серии ЯКУ № 01709 (участок СК-Таборный) на россыпных месторождениях реки Аллах-Юнь.

Добытые полезные ископаемые направляются заявителем для дальнейшей переработки на аффинажный завод, в результате которой создается новый продукт – стандартные слитки золота по ГОСТ 28058-89, мерные слитки золота по ГОСТ Р 51572 2000 и стандартные слитки серебра по ГОСТ 28595-90.

Наличие серебра отражены в расчетах – паспортах ОАО «Красцветмет» за драгоценные металлы, поступившие в шлиховом золоте по спецификациям №№1, 2, 5, 6, 7, 8, 10, 11, 13, 14, 16, 17, 18 (см. приложение к акту том 4, стр.157-181) за 2004 год и №№1, 3, 5, 6, 7, 9, 10, 12, 13, 14, 16, 17, 19, 21 (см. приложения к акту том 4 стпр.204-219) за 2005 год.

Из изложенных обстоятельств дела и норм права следует, что:

- результатом разработки месторождения является добыча шлихового золота, который является продукцией первой по своему качеству соответствующая стандарту, утвержденному налогоплательщиком, который соответственно и является объектом налогообложения налогом на добычу полезных ископаемых у заявителя;

- главой 26 Налогового кодекса российской Федерации не предусмотрено уменьшение стоимости добытых драгоценных металлов, извлеченных из коренных (рудных), россыпных и техногенных месторождений, на расходы по его доставке до аффинажного завода;

- материалами дела не подтверждается получение аффинажным заводом химически чистого металла;

- объект налогообложения налогом на добычу полезных ископаемых возникает при извлечении серебра (химически чистого металла) после аффинажа из шлихового золота;

- после аффинажа полупродуктов, содержащих драгоценные металлы, принадлежащих заявителю, получают два вида драгоценных видов металла: золото и серебро, в оценке стоимости полупродуктов заявителю следует учитывать для налогообложения налогом на добычу полезных ископаемых оба металла в соответствующих долях содержания и облагать полупродукты, содержащие золото по ставке 6%, полупродукты, содержащие серебро по ставке 6,5%.

В силу изложенного суд считает, что доводы заявителя являются необоснованными, доводы налогового органа подлежат признанию обоснованными, а оспариваемое решение соответствует статьям 337, 338, 340, 342 Налогового кодекса Российской Федерации.

По единому социальному налогу.

Заявитель не согласен с оспариваемым решением:

-по единому социальному налогу, в части пунктов 1.3, 3.2 со штрафом и предложением уплатить 536.915,55 руб., пунктов 2.3, 3.3 с начислением и предложением уплатить пени в сумме 3.654.876,4 руб., пункта 3.1.2 с начислением и предложением уплатить налог в сумме 9.215.903,7 руб.;

- по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование, в части пунктов 2.4, 3.3 с начислением и предложения уплатить пени в сумме 3873.457,25 руб., пунктов 3.5, 3.1.4 с начислением и предложением уплатить сбор в сумме 1.473.356,93руб. и в обоснование приводит следующие доводы.

Во-первых: проверяющие не проводили разделение премий, которые были начислены за более ранний период, в связи с тем, что несколько работников были пропущены в 2003 году и приказ по Степанову и Помазкину касался премии за 2003 год проводки по бухучету и налоговому учету в 2004 году были сделаны соответствующие прибыль прошлых лет. Соответствующие приказы были изданы своевременно.

Премия по Пономареву касалась начисления за 2004 год проводки по бухучету и налоговому учету в 2005 году были сделаны соответствующие - прибыль прошлых лет. Период, в который они включены проверяющими, не верен.

Кроме того, на страницах 2,4,13 оспариваемого решения приведены таблицы по занижению налоговой базы по единому социальному налогу (без ссылок на регистры бухгалтерского и налогового учета), со ссылкой на приказы в качестве основания для выплаты. При расчете сумм неуплаты единого социального налога неверно определены ставки для налогообложения и сами суммы занижения базы по единому социальному налогу.

Так ставка налог, в части федерального бюджета за 2004 год почему-то определена проверяющими в полном объеме 28%, тогда как федеральная часть за указанный период была только 14%. Проверка же страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2004 год налоговыми органами не правомочна. Но даже если учесть, что налоговый орган имел право на проверку в части страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2004 год, то согласно статье 241 Налогового кодекса Российской Федерации учет и начисление взносов должны были производиться только по каждому конкретно работающему человеку по всем составляющим единого социального налога. Расчет доначислений по единому социальному налогу сделан в общем по предприятию, без учета того, что часть работников относилась в виду деятельности облагаемому единым социальным налогом, без учета регрессивной шкалы по составляющим начисления по единому социальному налогу.

Заявитель не согласен с выводом налогового органа, что не оплачивались сверхурочные (пункт 5 страницы 5 оспариваемого решения), так как согласно существующему законодательству, и соответствующим приказам заявитель отнесен к предприятиям, на которых введен суммированный учет рабочего времени.

Кроме того, заявитель считает, что факты не полной оплаты компенсации за неиспользованные дни при увольнении, по срокам выплаты заработной платы не подтверждены, так как ссылка на всех опрошенных работников, в частности «свидетеля»

Кеменова А.В., домыслы о его обращении в суд.

Заявитель считает, что главная книга не является первичным бухгалтерским документом, право предприятия вести данный документ или нет.

Заявителем и гарантировалось каждому работнику вознаграждение не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, так как доход, себестоимость и оплата труда находится в прямой зависимости от добычи и расходов на добычу золота.

В оспариваемом решении приведены контракты работников, которые работали по виду деятельности облагаемому единым налогом на вмененный доход, а именно Гизатулина, Нестерова, Осаволюк, Бегалиева.

Заявитель не ознакомлен со статистическим бюллетнем № 32/ территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Pеспублике Саха (Якутия) за 2004 год, в оспариваемом решении не указано по какой отрасли данный бюллетень составлен, кроме того определять заработную плату, ее среднюю величину необходимо по предприятиям, сопоставимым с заявителем, так например, если в данном бюллетне отражены предприятия золотодобычи, работающие на рудных месторождениях, действительно на данных предприятиях зарплата может быть даже и выше указанных в оспариваемом решении размеров, однако заявитель не относится к разряду высокорентабельных и суперприбыльных.

Заявитель не согласен с выводом налогового органа, что работодатель не определил условия труда, место работы, даты начала работы.

На страницах 12-13 оспариваемого решения говорится о том, что заявитель не создавал средства специального назначения и что выплаты, произведенные заявителем, таковыми не являются. Между тем в акте от 15.02.08 №11-31/2 данный довод проверяющими не приведен, кроме того, заявителю нет необходимости создавать средства специального назначения, так как это необязательно, главное условие для выплат за счет указанных средств, наличие нераспределенной прибыли прошлых лет и решение собственника на выплату за счет прибыли прошлых лет и отчетного периода, так как налог на прибыль уже уплачен государству.

На странице 35-36 акта от 15.02.08 №11-31/2 проверяющие не находят расхождений по учету расходов, связанных с производством и реализацией за исключением доначисленных налогов.

Следовательно, исключая «выявленные нарушения» других нарушений по составу затрат проверяющие не обнаружили. Расхождений с бухгалтерским учетом также не обнаружено, однако по бухгалтерскому учету за период 2004 года и 2005года заявитель получил убытки. Если еще и учесть произведенные налоговым органом «доначисления»

убытки возрастают. Что означает, что фактически у заявителя не было другого источника для выплат, кроме как произведенных за счет прибыли, остающейся в распоряжении предприятия. В связи с чем, собственники предприятия по представлению совета директоров в 2004 и 2005 году произвели распределение прибыли прошлых лет для описанных проверяющими выплат, а именно премии и компенсации, однако условия выплаты и список премируемых и получающих компенсации, были абсолютно различны.

Так премия в 2004 году была выплачена к юбилейным датам в связи с празднованием юбилейных мероприятий золотодобычи Джугджура и Якутии и в первую очередь, начислялась работникам, всю жизнь посвятившим себя золотодобыче, и в частности золотодобыче в Республике и районе. В 2005 году премия выплачивалась - к Новому году - то есть разовая годовая премия.

Заявитель считает, что имеет право премировать и компенсировать затраты при интенсивном труде, которые другими законодательными актами не предусмотрены за счет специальных источников.

Право заявителя, а не налогового органа устанавливать формы и методы оплаты труда. Главный критерий, в данном случае, это соответствие выплат Налоговому и Трудовому кодексам Российской Федерации.

В подтверждение выявленных нарушений законодательства о налогах и сборах по не включению в налогооблагаемую базу по единому социальному налогу, по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование премий, компенсаций налоговым органом делаются ссылки на приказы, при этом отсутствуют ссылки на первичные документы. Приложения к акту проверки заявителю не вручались.

По своей правовой природе произведенные заявителем компенсационные выплаты не являются объектом налогообложения по единому социальному налогу. Эти выплаты относятся к компенсационным выплатам, связанным с интенсивностью труда, выплата которой никак не был связана с количеством и качеством труда. Таким образом, у налогового органа не имеется правовых оснований для доначисления заявителю единого социального налога и начисления пеней и штрафов.

Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит определения компенсационных выплат, связанных с выполнением трудовых обязанностей, следовательно, в силу пункта 1 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации этот термин используется в смысле, который придает ему трудовое законодател ьство.

Предусмотренные Трудовым кодексом Российской Федерации компенсации не подходят по смыслу к компенсации, которые выплатил заявитель, поэтому является правомочным выплата компенсаций за счет прибыли прошлых лет.

Источник для выплаты по компенсации за работу в экстремальных условиях, размер и порядок выплат определен приказом по предприятию. Суммы, компенсированные работникам за работу в экстремальных условиях, определены советом директоров, приказы издавались, решения совета директоров принимались своевременно.

Компенсация за работу в экстремальных условиях в 2004-2005 годах производилась без учета времени нахождения работника на работе, его качества и сложности труда, не связана с квалификацией работника и объемом его труда, а только исходя из природно-климатических условий в твердой сумме. В систему оплаты труда по предприятию не включалась и не могла быть включена, поскольку ее источником могла быть только прибыль, остающаяся в распоряжении предприятия как нераспределенная прибыль прошлых лет после налогообложения, так и текущего года.

Причем проверяющие даже не обратили внимание на тот факт, что в приказе по выплате компенсации за 2005 год указаны веские причины для компенсации дополнительных затрат работникам, причем не всем огульно, а только части работающим.

Так в 2005году была даже введена чрезвычайная ситуация, связанная с разрушением моста, наводнением, данные факторы были длительными и естественно неблагоприятно сказывались на работе части членов коллектива. В связи с чем по согласованию с начальниками участков администрация предприятия произвела возмещение дополнительных затрат, а так как они не предусмотрены существующим законодательством, во избежание недоразумений с проверяющими органами и из-за отсутствия источника для выплаты текущего года собственники предприятия направили на данные выплаты прибыль прошлых лет. Естественно получили компенсацию и работники аппарата управления, так как им как никому пришлось нелегко. Мост разрушен, каждое товарно- материальное средство, продукты питания, горюче- смазочные материалы, запчасти должны были быть приняты на «мосту» для чего обязателен управленческий работник с одной стороны моста, где находились груженые машины со стороны Эльдикана и с другой стороны моста около машины, принимающей груз. Это и гораздо большее количество оформляемых «бумаг», и поездки в объезд через перевалы п.

Ыныкчан и Звездочку.

Премии, выплаченные предприятием 2004, 2005 году не носят системного характера и не связаны с квалификацией работника и объемом его труда, выплачены по решениям собственника, положением об оплате труда не предусмотрены, контракты данную премию также не предусматривают, являются разовыми. Для «системных»

премий прописываются показатели и условия премирования, размеры и шкала премирования, круг премируемых. Разовые поощрительные премии начисляют только по решению собственниками руководителя предприятия.

Согласно пункту 3 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации, перечисленные в пункте 1 указанный статьи Кодекса выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом налогообложения, если такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль. При этом согласно пункту 1 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации объектом обложения единым социальным налогом признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг. Все произведенные выплаты компенсационные производились за счет прибыли, остающейся в распоряжении предприятия как текущей, так и нераспределенной прибыли прошлых лет и предметом данных выплат не являлось выполнение работ, услуг направленных на получение дохода предприятием.

Выплаты, определенные предприятием как компенсационные не направлены на получение дохода, не являются экономически обоснованными, как затраты, связанные с деятельностью, направленные на получение дохода, не связаны с квалификацией работника и объемом его труда, следовательно, не могут уменьшать налог на прибыль, соответственно уменьшают выплаты по единому социальному налогу. Данные выплаты не включены в систему оплаты труда на предприятии, не отнесены к стимулирующим начислениям и надбавкам и компенсационным выплатам, связанных с режимом работы или условиями труда, а также условиями контрактов и договоров.

Необходимо обратить внимание и на тот факт, что проверяющие сами определяют, сколько в каком размере должна сформироваться прибыль, остающаяся в распоряжении предприятия. В случае всех произведенных доначислений по единому социальному налогу и составляющих заработной платы по данным проверяющих - предприятие несет значительные убытки, и, исходя из логики, никогда бы не произвело значительные выплаты по себестоимости ввиду убыточности данного мероприятия. Совет директоров направляет на выплаты нераспределенную прибыль прошлых лет.

В налоговых регистрах по единому социальному налогу, предоставленных проверяющим, видно, что часть выплат по заработной плате отнесены по кредиту счета «Заработная плата» и дебету счетов 20, 26, компенсация за работу в экстремальных условиях и премия в регистрах по единому социальному налогу не участвуют, как выплаты из прибыли, остающейся в распоряжении предприятия.

В 2004 году списочный состав 438 человек, компенсацией охвачены только человек. В 2005 году списочный состав 448 человек, компенсацию за работу в экстремальных условиях получили 134 человека.

Суммы премий в акте не подтверждены документально, и заявителю сложно привести какие-либо доводы к выводам проверяющих, только в общих чертах.

Невозможно достоверно определить обоснованность и правильность выводов проверяющих по компенсации.

Для определения затрат по предприятию проверяющие на сумму премии увеличивают себестоимость, следовательно даже исходя из данных, отраженных в акте видно, что премия, компенсация выплачены из источника, определенного собственником - прибыли, остающейся в распоряжении предприятия. В 2004 году премия выплачивается 275 работникам при списочном составе 438 человек;

в 2005 году 242 работникам при списочном составе 448 человек.

В положении об оплате труда по предприятию предусмотрен только показатель выхода на работу с учтом входного коэффициента, но поощрительные или стимулирующие выплаты по данному положению не производились. Выплаты были произведены, согласно приказам по решениям советов директоров.

Утверждения проверяющих о том, что начисление премии и компенсации производилось формально, причем дифференцированно по каждому работнику в декабре текущего года, тогда как протокол совета директоров датирован мартом 2004 и мартом 2005 года голословны. Совет директоров рассматривает предварительные итоги финансового года и дает рекомендации для утверждения баланса общему собранию собственников, что и было своевременно сделано. По 2004 году совет директоров принял решения о выплатах 03.12.04 протоколом № 22 и по 2005 году принял решение протоколом № 29 от 08.02.06. Протоколы общего собрания проверяющими не запрашивались и считаем дело собственников использование прибыли и специальных фондов предприятия. Сроки по сдаче отчетности позволяют заявителю производить начисления за декабрь 2007 года вплоть до 25 марта года, следующего за отчетным, и даже позднее, так как баланс сдается в налоговую инспекцию по акционерным обществам в течение 180 дней по окончании финансового года, что связано с аудитом бухгалтерской отчетности и утверждением отчетности на годовом собрании акционеров.

При существующем положении вещей до сдачи годовой бухгалтерской и налоговой отчетности в налоговые органы предприятие обязано внести исправления в налоговые и бухгалтерские регистры в соответствующие периоды.

Как только проверяющие отнесли выплаты к облагаемым единым социальным налогом, необходимо произвести доначисления к компенсации за отпуск, больничным листам, которые при увеличении облагаемой базы, влекут за собой увеличение опять же этих выплат и опять же увеличение единого социального налога и затрат заявителя, связанных с производством и реализацией продукции.

Налоговым органом описаны нарушения трудового законодательства, согласно акту Государственной инспекции труда от 04.04.07 и постановлению Прокурора Усть Майского улуса о возбуждении дела об административном нарушении и постановлению Государственной инспекции труда от 16.04.07, однако данные документы не приложены к акту. Кроме того, описанные проверяющими постановления прокурора и Государственной инспекции по труду, не относятся к периоду проверки, а значит и ссылки на них незаконны.

Заявитель считает незаконным допрос Кеменова А.В. (протокол от 27.12.07 №1), проведенный за рамками проверки (справка о том, что проверка закончена, датирована декабря 2007г.).

На странице 14 акта указаны «свидетели» Андреев Н.Н. и Корнеев С.А., каким образом они стали свидетелями и на основании чего в акте не оговаривается, заявитель ознакомиться со «свидетельскими» показаниями и дать пояснения в частности по данному факту не имеет возможности. В контрактах с Андреевым и Корнеевым оговорен пункт о выплате премий, но только при условии выполнения производственных показателей и должны быть соответственно разработаны условия премирования охранников. Кроме того, заявитель прилагает копии документов по Корнееву Е.С., который был уволен с предприятия неоднократно за нарушения трудовой дисциплины.

В оспариваемом решении отражено, что свидетель Кеменов А.В. не согласен с маленькими отчислениями в пенсионный фонд, однако заявитель, согласно Трудовому кодексу Российской Федерации ежемесячно предоставлял расчетные листки о начислении и удержании из заработной платы, поэтому опрос свидетеля Кеменова А.В. это обыкновенный оговор, уволенного недовольного работника, тем более что опрос свидетелей проведен в незаконном порядке за пределами проведенной проверки. Кроме того в акте от 15.02.08 №11-31/2 отражены одни «свидетели», а в оспариваемом решении уже добавлена другая часть «свидительствующих», что противоречит законодательству.

Заявитель в заявлении изложил требования к составлению акта со ссылкой на пункты 1.1, 1.11.2 Приказа Министерства Российской Федерации по налогам и сборам «Об утверждении Инструкции Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 10.04.2000 N 60 «О порядке составления акта выездной налоговой проверки и производства по делу о нарушениях законодательства о налога х и сборах» от 10.04.00 № АП-3-16/138.

Доказательства, полученные с нарушениями Федеральных законов, считаются не допустимыми, согласно Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поэтому сведения, полученные с нарушениями закона в качестве доказательства по делу использованы быть не могут.

В пояснении, данном заявителем проверяющим, было указано, что предприятие гарантирует работникам оплату только в размере минимума, определенного законодательством.

Приложения № 3.1.4, 3.2.2 по налоговой базе по единому социальному налогу за 2004 и 2005 годы составлено не корректно, проверяющим, который даже не был на выездной проверке, также как и приложения № 3.1.1, 3.1.2, 3.1.3, 3.2.1, 3.2.3, 3.3.1, 3.3.2.

По 2005 году дополнительно ко всему ранее сказанному, заявитель обращает внимание на то, что налоговый орган произвел доначисление единого социального налога подлежащего уплате в федеральный бюджет, страховых взносов на обязательное пенсионное страхование сложно определить по какому тарифу. Однако, если сложить все доначисления проведенные проверяющими по вышеуказанной части, то процент доначисления составит (11.562.296,5руб. -240.000руб. =1.132.296,5руб.), что равно двум суммам налоговых баз – 6.840.026,5руб., и 4.482.270 руб.=11.322.296,5руб. Всего доначислено единого социального налога подлежащего уплате в федеральный бюджет в сумме 2.069.387,9 руб., страховых взносов на обязательное пенсионное страхование направляемых на выплату страховой части трудовой пенсии в сумме 1.298.251,43 руб., страховых взносов на обязательное пенсионное страхование направляемых на выплату накопительной части трудовой пенсии — 175.105,5 руб. Итого доначислено – 3.542.744, руб., что составляет 31,29% к налогооблагаемой базе. За 2005 год обязательно доначисление единого социального налога в части федерального фонда обязательного медицинского страхования, территориального фонда обязательного медицинского страхования, фонда социального страхования по каждому работнику, так в статье Налогового кодекса Российской Федерации законодательно закреплено, что налоговая база формируется на каждого отдельного работника нарастающим итогом с начала года по регрессивной шкале.

Налоговый орган в обоснование своих возражений по требованию заявителя указал следующее.

Согласно, статьи 242 Налогового кодекса Российской Федерации дата осуществления выплат и иных вознаграждений или получения доходов определяется как день начисления выплат и иных вознаграждений в пользу работника (физического лица, в пользу которого осуществляются выплаты).

Премии Степанову А.А. и Помазкину И.Е. начислены соответственно в мае и июне 2004г., что подтверждается сводом начислений по заработной плате за май 2004г., июнь 2004г. в связи с чем, правомерно включены в налогооблагаемую базу по единому социальному налогу за май и июнь 2004 года.


Премия Пономареву Д.С. начислена в январе 2005г., что подтверждается сводом начислений по заработной плате за январь 2005г., в связи с чем, правомерно включены в налогооблагаемую базу по единому социальному налогу за январь 2005 года.

Сумма заниженного налога рассчитана исходя из ставок единого социального налога, установленных статьей 241 Налогового кодекса Российской Федерации. Так, пункт 1 статьи 241 Налогового кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей в 2004г., были установлены ставки по единому социальному налогу в следующем размере:

Таким образом, по единому социальному налогу, подлежащему зачислению в федеральный бюджет, базовая ставка составляла в 2004 году 28%.

Согласно статьи 13 первой части Налогового кодекса Российской Федерации единый социальный налог относится к федеральным налогам. Налоговые органы имеют право осуществлять контроль за правильностью исчисления и полнотой и своевременностью уплаты единого социального налога, в том числе и в части подлежащей зачислению в федеральный бюджет и социальные внебюджетные фонды, уплачиваемых в составе ЕСН.

В ходе проведенной в организации выездной налоговой проверки за 2004 г.

налоговыми сотрудниками была правомерна проведена проверка правильности исчисления и уплаты единого социального налога.

С учетом изложенного сумма налога в федеральный бюджет с заниженных выплат начисляются в полном объеме исходя из ставки 28 процентов.

Налоговый орган вправе при проведении выездной налоговой проверки истребовать у организации все имеющиеся у нее документы, относящиеся к деятельности проверяемого налогоплательщика, прямо или косвенно связанные с ним, и относящиеся к проверяемому периоду. В ходе проверки исследованы и использованы данные, полученные из внешних источников.

На странице 5 оспариваемого решения указано, что у заявителя имелись нарушения трудового законодательства, выразившегося в неоформлении трудовых договоров с работниками, неизвещении работников в письменной форме о составных частях заработной платы, в отсутствии указания в трудовых договорах и положении об оплате труда места и сроков выплаты заработной платы, неоплате сверхурочной работы и неоплаты в двойном размере работы в выходные и праздничные дни, имеющихся фактах неполной оплаты денежной компенсации за неиспользованные дни при увольнении и другие.

О данных фактах свидетельствуют акт Государственной инспекции труда от 04.04.07, постановление Прокурора Усть-Майского улуса о возбуждении дела об административном правонарушении от 04.04.2007г. и постановление Государственной инспекции труда от 16.04.07 о назначении административного наказания, которые приложены к акту от 15.02.08 №11-31/2.

В ходе проверки был произведен допрос свидетелей, который показал, что все опрошенные работники, получая премии и компенсации, были уверены в том, что полученные суммы являются их заработной платой, то есть вознаграждением за труд.

В решении, в частности, приводятся сведения, полученные при проведении допроса Кеменова А.В., который указал, что выплаченные суммы не являются заработной платой только в период оформления трудовой пенсии при получении справки о заработной плате. Кеменов А.В. сообщил, что по данному факту им готовятся материалы в судебные органы.

В соответствии с Федеральным законом «О бухгалтерском учете» от 21.11.96 № 129-ФЗ все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, служащими первичными учетными документами (статья 9) и организации должны вести регистры бухгалтерского учета (статья10).

Отражению в регистрах бухгалтерского учета подлежат данные, соответствующие первичным документам организации.

Помимо главной книги в материалах проверки имеются первичные учетные документы и иные документы, подтверждающие налоговое нарушение, о чем в акте выездной налоговой проверки делаются соответствующие ссылки.

Для оценки обстоятельств совершения налогового нарушения проверяющим использовались данные Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Саха (Якутия)- статистический бюллетень №32/7129 за год, и статистический бюллетень №38/7511 за 2005 год.

При сопоставлении фонда оплаты труда, отраженного в отчетности по единому социальному налогу за 2004- 2005 годы, установлено, что заработная плата у заявителя в несколько раз ниже среднего размера заработной платы на предприятиях республики, осуществляющих аналогичную деятельность в сфере добычи металлических руд, что отражено на страницах 12, 19 акта от 15.2.08 №11-31/2.

Статистические данные о среднемесячной заработной плате за 2004-2005гг. по предприятиям, занимающимся добычей металлических руд были использованы для дополнительного подтверждения факта совершения нарушения налогового законодательства, необоснованного исключения из налоговой базы по единому социальному налогу сумм выплат, производимых в качестве компенсации за работу в промсезоне и премий в промсезоне, недобросовестности налогоплательщика.

Согласно статьи 21 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право на заключение трудового договора в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом Российской Федерации, иными федеральными законами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 93 Налогового кодекса Российской Федерации в ходе проведения проверки налогоплательщику было вручено требование от 23.11.07 №1 о представлении трудовых договоров и контрактов работников организации и требование от 26.11.07 №2 о представлении коллективных договоров за 2004, 2005 годы.

Заявителем были представлены копии 5 трудовых договоров и 49 контрактов на выполнение разовых работ за 2004 год и копии 1 трудового договора и 26 контрактов на выполнение разовых работ за 2005 год, то есть представлены не в полном объеме.

Кроме того, по данному факту имеются пояснения генерального директора Попова Ю.А. о том, что с работниками, по которым в ходе проверки не представлены копии трудовых договоров и контрактов, трудовые договора и контракты не заключались, а также, что коллективные договора на предприятии не заключаются. Пояснения приложены к акту от 15.02.08 №11-31/2.

По объяснению заявителя суммы премии не включены в налогооблагаемую базу в связи с тем, что данная премия выплачена в соответствии с решением Совета директоров (протокол заседания от 03.12.04 №22) и приказа руководителя организации от 17.03. №31/П Распределение прибыли не входит в компетенцию ни Совета директоров общества, ни генерального директора.

По общему правилу распределение прибыли относится к исключительной компетенции общего собрания участников организации (подпункт 11 пункт 1 статьи Федерального закона «Об акционерных обществах» от 26.12.95 № 208-ФЗ).

Следовательно, направление использования чистой прибыли отчетного года и прошлых лет определяется решением общего собрания, которое в свою очередь отражается в протоколе общего собрания (статья 63 Закона № 208-ФЗ).

В соответствии со статьей 65 Федерального закона «Об акционерных обществах»

от 26.12.95 №208-ФЗ в компетенцию совета директоров (общества) не входит распределение прибыли прошлых лет. Статьей 48 вышеназванного закона установлено, что выплата (объявление) дивидендов по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года входит в компетенцию общего собрания акционеров.

Согласно пункту 2 статьи 48 вышеназванного закона вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания акционеров, не могут быть переданы на решение совету директоров (наблюдательному совету) общества.

Без дополнительного решения общего собрания участников организации возможно направление чистой прибыли в резервный фонд или другие фонды, образованные согласно учредительным документам организации (пункты 1, 2 статьи 35, пункт 2 статьи 42 Закона № 208-ФЗ). Но и в этом случае основанием для расходования чистой прибыли является решение участников организации, закрепленное в ее учредительных документах, ими утвержденных (пункт 1 статьи 52 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункт 1 пункта 1 статьи 48 Закона № 208-ФЗ).

При этом для того, чтобы не требовалось дополнительного решения участников общества о направлении части чистой прибыли в фонды, необходимо, чтобы в учредительных документах был закреплен норматив отчислений в них.

Заявитель фондов для выплат премий не создавал.

Кроме того, подпункт 18 пункта1 статьи 65 Федерального закона «Об акционерных обществах» от 26.12.95 №208-ФЗ предусматривает возможность отнесения иных вопросов к компетенции Совета директоров в Уставе общества. Однако, Уставом заявителя данный вопрос в компетенции Совета директоров не предусмотрен, что отражено на странице акта от 15.02.08 №11-31/2.

Согласно абзацу девятому подпункта 2 пункта 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежат обложению единым социальным налогом все виды установленных законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат, связанных с выполнением физическим лицом трудовых обязанностей.

Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит определения компенсационных выплат, связанных с выполнением трудовых обязанностей, следовательно, в силу пункта 1 статьи 11 Налогового кодекса Российской Федерации этот термин используется в смысле, который придает ему трудовое законодательство.


Трудовой кодекс Российской Федерации выделяет два вида компенсационных выплат.

Исходя из статьи 164 Трудового кодекса Российской Федерации под компенсациями понимаются денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных предусмотренных федеральным законом обязанностей. Указанные выплаты не входят в систему оплаты труда и производятся работнику в качестве компенсации его затрат, связанных с выполнением трудовых обязанностей.

Второй вид компенсационных выплат определен статьей 129 Трудового кодекса Российской Федерации. На основании этой статьи заработная плата работников состоит из двух основных частей: непосредственно вознаграждения за труд и выплат компенсационного и стимулирующего характера. При этом компенсации в смысле статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации являются элементами оплаты труда и не призваны возместить физическим лицам конкретные затраты, связанные с непосредственным выполнением трудовых обязанностей.

По смыслу абзаца девятого подпункта 2 пункта 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации не подлежат обложению единым социальным налогом компенсации, предусмотренные статьей 164 Трудового кодекса Российской Федерации, как не входящие в систему оплаты труда.

В отличие от них компенсации, определенные статьей 129 Трудового кодекса Российской Федерации, не охватываются указанной нормой Налогового кодекса Российской Федерации и в соответствии с пунктом 1 статьи 236 этого Кодекса образуют объект обложения единым социальным налогом. Данные выплаты при определении налоговой базы по налогу на прибыль учитываются в качестве расходов на оплату труда исходя из статьи 255 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно статьям 146 и 147 Трудового кодекса Российской Федерации производится в повышенном размере оплата труда работников, занятых на тяжелых работах, работах с вредными, опасными и иными особыми условиями труда, на работах в местностях с особыми климатическими условиями. Конкретные размеры повышенной заработной платы устанавливаются работодателем с учетом мнения представительного органа работников либо коллективным договором, трудовым договором.

Повторной выездной проверкой установлено, что компенсации, выплаченные за работу в промсезоне в экстремальных условиях Крайнего Севера, не являются возмещением затрат, связанных с выполнением своих трудовых обязанностей, а яв ляются частью заработной платы.

С учетом изложенного проверяющим сделан вывод о необоснованном исключении обществом из налоговой базы по единому социальному налогу сумм выплат, производимых в качестве компенсации за работу в промсезоне в экстремальных условиях Крайнего Севера, поскольку эти выплаты являются составной частью заработной платы работников и не охватываются нормой, определенной абзацем девятым подпункта пункта 1 статьи 238 Налогового кодекса Российской Федерации.

Размер компенсационных выплат несоизмерим с размером заработной платы и в 2004г. превышает 4-19 раз, в 2005г.- до 15,4 раза.

В ходе повторной проверки сделан вывод, что премии работникам в промсезоне не могут считаться разовой премией, а являются скрытой формой оплаты труда и должны учитываться в целях налогообложения прибыли, следовательно, облагаться единым социальным налогом. Установлено, что, например, в 2004, 2005гг. размер премий несоизмерим с размером годовой заработной платы и превышает ее до 14 раз.

В соответствии с пунктом 3 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом обложения единым социальным налогом, если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде.

В ходе повторной проверки установлена схема уклонения от налогообложения единым социальным налогом путем выплат разовых премий по случаю празднования годовщины золотодобычи, празднования Нового года.

Правомерно доначислена сумма единого социального налога на суммы по выплаченным премиям, в связи с классификацией их как скрытая форма оплаты труда.

Само по себе наименование выплат не может служить достаточным основанием для отнесения к какому-либо виду выплат. В соответствии с пунктом 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации «Об оценке судами обоснованности получения налоговой выгоды» арбитражным судам предложено руководствоваться принципом приоритета «существа над формой» от 12.10.06 №53.

Заявителем нарушены права работника на заключение трудового договора, не оговорены обязательные условия, вследствие чего нарушены нормы статьи Конституции Российской Федерации, где предусмотрено, что каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, а также право на защиту от безработицы, каждый имеет право на отдых.

В нарушение указанных норм, заявителем не со всеми работниками заключены трудовые договоры, не оговорены условия оплаты, а также присутствует дискриминация в распределении премий работникам, так как данные премии выданы к Новому году, к годовщине золотодобычи и не связаны с квалификацией работника и объемом его труда, однако, выданы не всем работникам. В соответствии с таблицей приведенной заявителем, из 438 работников в 2004 году премии получены только 275 работниками, из работников в 2005 году премии получили 242 работника.

В нарушение статьи 21 Трудового кодекса Российской Федерации, где предусмотрено, что работник имеет право на заключение трудового договора в порядке и на условиях, которые установлены Трудовым кодексом Российской Федерации, иными федеральными законами, заявитель ни трудовые договоры, ни гражданско-правовые договоры с работниками не заключены, вследствие чего в нарушение статьи 56 Трудового кодекса Российской Федерации между работником и работодателем не оговорены установленные статьей 57 Трудового кодекса Российской Федерации обязательные условия, такие как место работы, трудовая функция, дата начала работы, условия оплаты труда, режим рабочего времени и времени отдыха, компенсации за тяжелую работу и работу с вредными и (или) опасными условиями труда, условия, определяющие в необходимых случаях характер работы (подвижной, разъездной, в пути, другой характер работы).

Не заключая трудовые договора с работниками в письменной форме предприятием нарушены статья 67 Трудового кодекса Российской Федерации, пункт 2.1 Правил трудового распорядка заявителя.

Заявителем не оформлены документально трудовые отношения с работниками, не исчислены и не уплачены с сумм вознаграждений страховые взносы на обязательное пенсионное обеспечение, что привело к нарушению права работника на гарантии государства на социальное обеспечение по возрасту, государственные пенсии, закрепленные статьей 39 Конституции Российской Федерации, статьей 15 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» от 15.12.2001 №167-ФЗ.

Выдача заработной платы заявителем по минимуму и выдача премий в больших размерах в нарушение норм статьи 37, 39 Конституции Российской Федерации, статьи 21, 56, 57 Трудового кодекса Российской Федерации, статьи 15 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» в совокупности приведет к ущемлению прав работника в виде низкого размера пенсии, низкой средней заработной платы при расчете больничных, выходного пособия, компенсаций, рассчитываемых со средней заработной платы и т.д. Доказательством является допрос свидетеля Кеменова А.В., где работник не согласен с маленькими отчислениями в пенсионный фонд. В материалах дела присутствует справки по форме 2-НДФЛ, а также справки по произвольной форме, в которой сумма дохода больше.

Допросить всех работников не представлялось возможным в связи с тем, что работы в период проверки не велись.

Доводы заявителя, что данные премии относятся в вознаграждениям, которые не включаются в расходы на оплату труда в соответствии с пунктом 21 статьи Налогового кодекса Российской Федерации не обоснованы.

Из пункта 21 статьи 270 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что в расходы на оплату труда не включаются выплаты руководству или работникам, помимо вознаграждений, выплачиваемых на основании трудовых договоров. Из материалов следует, что никаких договоров с работниками заявителем не заключались, значит, не были оговорены условия оплаты труда, премирования. Из этого следует, что выплат «помимо оговоренных» в трудовом договоре не может быть в принципе. Если самих трудовых договоров не существует, то это не значит, что данные вознаграждения должны быть отнесены к пункту 21 статьи 270 Налогового кодекса Российской Федерации, а наоборот, из этого следует, что данные выплаты относятся к выплатам, относящимся к оплате за труд.

Данные выплаты не являются выплатами, произведенными из средств специального назначения в соответствии с подпунктом 22 статьи 270 Налогового кодекса Российской Федерации. Под «средствами специального назначения» понимаются средства, определенные собственниками организации для выплаты премий. Заявителем фондов для выплат премий не было создано.

Согласно пункту 1 статьи 270 Налогового кодекса Российской Федерации при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются также расходы в виде сумм начисленных налогоплательщиком дивидендов и других сумм прибыли после налогообложения.

Заявитель ссылается на то, что премии работникам предприятия производились за счет прибыли, остающейся в распоряжении предприятия на основании решения совета директоров, приказа генерального директора.

Согласно пункту 2 статьи 48 вышеназванного закона вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания акционеров, не могут быть переданы на решение совету директоров (наблюдательному совету) общества.

Какие подтверждающие факт налогового нарушения документы приложены в материалах проверки, указаны на стр. 3, 7-8, 16-17 оспариваемого решения от 07.05. №11-31/5.

О проведении в ходе проверки допроса свидетелей отражено на странице 10 акта от 15.02.08 №11-1/2. Протоколы допроса всех опрошенных лиц как свидетелей, а также документов, предоставленных опрошенными лицами приложены к акту от 15.02.08 №11 1/2. В решении приведены выдержки из протоколов допроса свидетелей. Все опрошенные работники, получая премии и компенсации, были уверены в том, что полученные суммы являются их заработной платой, то есть вознаграждением за труд.

Повторной выездной налоговой проверкой заявителя установлено и отражено в акте повторной выездной налоговой проверки от 15.02.08 №11-31/2 по данному эпизоду следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 93 Налогового кодекса Российской Федерации в ходе проведения повторной выездной налоговой проверки заявителю были вручены требования от 23.11.07 №1 о представлении трудовых договоров и контрактов работников организации и от 26.11.07 №2 о представлении коллективных договоров за 2004, 2005 годы. Заявителем представлены копии 5 трудовых договоров и 49 контрактов на выполнение разовых работ за 2004 год и копии 1 трудового договора и 26 контрактов на выполнение разовых работ за 2005 год, то есть представлены не в полном объеме. По данному факту генеральным директором заявителя Поповым Ю.А. даны пояснения, что с работниками, по которым в ходе проверки не представлены копии трудовых договоров и контрактов, трудовые договора и контракты не заключались, также представлены пояснения, что коллективные договоры на предприятии не заключаются.

В нарушение пункта 1 статьи 237 Налогового кодекса Российской Федерации заявителем при определении налоговой базы для исчисления единого социального налога в части налога, подлежащего зачислению в федеральный бюджет, в фонд социального страхования, в федеральный фонд обязательного медицинского страхования, в территориальный фонд обязательного медицинского страхования не включены следующие выплаты:

- за 2004 год:

-премии работникам за работу в промсезоне 2003 года, предусмотренные пунктом 2.8. Положения об оплате труда и режиме рабочего времени заявителя на 1999 год (приказом генерального директора организации от 25.01.2004г. №5п «Об утверждении Положения» действие Положения, утвержденного в 1999 году, продлено на 2004 год в части, не противоречащей Трудовому кодексу Российской Федерации): на основании приказа заявителя от 01.03.04 №8/1П: Степанову А.А. начислена в мае 2004 года премия в размере 38.000руб., Помазкину И.Е. начислена в июне 2004 года премия в размере 4.272руб. Копии трудовых договоров со Степановым А.А. и Помазкиным И.Е. на проверку не представлены;

на основании приказа от 17.03.05 №31/П начислена в декабре 2004 года премия работникам заявителя (по списку) на сумму 12.541.000руб. По объяснению заявителя суммы премии не включены в налогооблагаемую базу в связи с тем, что данная премия выплачена в соответствии с решением Совета директоров, протокол заседания Света директоров от 03.12.05 №2 и приказа руководителя заявителя от 17.03.05 №31/П, в связи с празднованием юбилея золотодобычи района-70 лет и Республики -75 лет за счет нераспределенной прибыли прошлых лет;

- компенсация за работу в промсезоне 2004 года в экспериментальных условиях Крайнего Севера: на основании приказа заявителя от 01.06.04 №49а/П Памазкину И.Е.

начислено 5.700руб. в июне 2004 года;

- на основании приказа от 14.03.05 №26/П начислена в декабре 2004 года премия работникам заявителя (по списку) в размере 5.764.494,6 руб., проверкой установлено, что данные выплаты фактически являются частью заработной платы и не могут считаться компенсациями, не подлежащими налогообложению;

- за 2005 год:

-премии работникам за работу в промсезоне 2005 года, предусмотренные пунктом 2.8. Положения об оплате труда и режиме рабочего времени заявителя: на основании приказа заявителя от 22.04.05 №44а/П Степанову А.А. начислена в январе 2005 года премия в размере 3.401,5руб.;

на основании приказа от 07.03.06 №11/П начислена в декабре 2005 года премия работникам заявителя (по списку) на сумму 6836.625руб. По объяснению заявителя суммы премии не включены в налогооблагаемую базу в связи с тем, что данная премия выплачена в соответствии с решением Совета директоров, протокол заседания Света директоров от 08.02.06 №29 и приказа руководителя заявителя от 07.03.06 №11/П к Новому году за счет нераспределенной прибыли прошлых лет;

- компенсация за работу в промсезоне 2005 года в экспериментальных условиях Крайнего Севера: на основании приказа заявителя от 13.04.05 №39а/П Осаволюк П.И.

начислено 24.500руб. в феврале 2005 года;

на основании приказа от 13.04.05 №39а/П Брайко А.С. начислена 4.950руб. в марте 2005 года;

на основании приказа от 13.04. №39а/П Костыреву В.Н. начислена 35.220руб. в мае 2005 года;

на основании приказа от 13.04.05 №39а/П начислена в декабре 2005 года компенсация работникам заявителя (по списку) на сумму 4.417.600 руб.

Проверкой установлено, что данные выплаты фактически являются частью заработной платы и не могут считаться компенсациями, не подлежащими налогообложению.

В подтверждение указанных выше нарушений заявителем налогового законодательства налоговый орган к акту выездной налоговой проверки приложил и представил в суд копии: положения об оплате труда и режиме рабочего времени ОАО С/а «Золото Ыныкчана» на 1999 год;

Приказов генерального директора заявителя: от 25.01. №5/п «Об утверждении Положения», от 01.03.04 №8/1/П «О выплате премии», от 01.06. №49а/П «О выплате компенсации», от 14.03.05г. №26/П «О выплате компенсации», от 13.05.04 №38/П «О режиме работы в промсезон 2004г.», от 01.06.04 №49а/П «О выплате компенсации», от 14.03.05 №16/П «О выплате компенсации», от 07.03.06 №11/П «О выплате премии»;

Правил внутреннего трудового распорядка заявителя;

сводом начислений по заработной плате за декабр ь 2004г., за январь и декабрь 2005 года;

протоколами Совета директоров от 03.12.04 №22 и от 08.02.06 №29, главными книгами;

трудовыми договорами: от 01.01.04 №12, от 01.06.04 №52 с Нестеровой Л.М., от 01.06. №53 с Гизатулиной И.Б., от 01.01.04 №11 с Осаволюк А.П., с Ухаловой Ю.И., с Андреевым Н.Н., с Корнеевым С.А.;

протоколами допроса свидетелей Корнеева С.А. и Андреева Н.Н.;

акта Государственной инспекции труда от 04.04.07;

постановления Прокурора Усть-Майского улуса о возбуждении дела об административном правонарушении от 04.04.07;

постановления Государственной инспекции труда от 16.04.07 о назначении административного наказания;

распоряжения Президента Республики Саха (Якутия) от 04.02.04 № 24-РП;

распоряжения вице-президента Республики Саха (Якутия) от 01.03.04 № 203-ВП;

распоряжения главы муниципального образования «Усть - Майский улус (район)» от 05.04.04 №1308-р «Об организации подготовки и празднования 80-летия золотодобывающей промышленности Якутии, 70 летия золотодобывающей промышленности Усть – Майского улуса (района)»;

статистическими бюллетенями №38/7511 территориального органа федеральной службы государственной статистики по РС(Я) за 2004 год;

акта от 04.04.07 и постановления от 16.04.07 Государственной инспекции труда от 04.04.07;

постановления Прокурора Усть Майского улуса о возбуждении дела об административном правонарушении от 04.04.07.

На основании изложенного, налоговый орган по результатам проведения повторной выездной налоговой проверки заявителя сделал вывод:

- о занижении налоговой базы по единому социальному налогу за 2004 год на 18.346.421руб., за 2005 год на 11.318.914,50руб., что повлекло неуплату единого социального налога за 2004 год на сумму 6.531.325руб., в том числе в федеральный бюджет-5.136.997,92руб., в фонд социального страхования- 733.856,85руб., в федеральный фонд обязательного медицинского страхования- 36.692,84руб., в территориальный фонд обязательного медицинского страхования 623.778,32руб., за 2005 год на сумму 2.684.577,77руб., в том числе в федеральный бюджет-2.069.387,9руб., в фонд социального страхования- 327.973,26руб., в федеральный фонд обязательного медицинского страхования-83.433,руб., в территориальный фонд обязательного медицинского страхования-203.783,29 руб.

- о занижении налоговой базы для начисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2005 год на сумму 11.562.296,54руб., что повлекло доначисление страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в сумме 1.473.356,93 руб., в том числе на страховую часть трудовой пенсии в сумме 1.298.251,43руб., на накопительную часть трудовой пенсии в сумме 175.105,5руб.

В соответствии со статьей 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом. В случаях и порядке, которые установлены трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, или уставом (положением) организации, трудовые отношения возникают на основании трудового договора. Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Из изложенного следует, что факт отсутствия трудового договора, заключенного в письменной форме, правового значения не имеет, так как заявитель не оспаривает фактическое допущение работников к работе, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.