авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«ISSN 2071-0968 4 2011 СОДЕРЖАНИЕ КОЛОНКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА ...»

-- [ Страница 2 ] --

СОЦИОЛОГИЯ 4/ Университетская трибуна Эта асимметрия становится особенно взрывоопасной из-за беспреце дентной осведомленности бедного населения благодаря СМИ, в первую очередь телевидению, об условиях жизни в богатых странах. Такие страны становятся своеобразным магнитом и в то же время – объектом ненависти.

Миграция с периферии во многих отношениях спасает экономику развитых стран, но при этом меняет этнический состав развитых стран и размывает их социокультурные ценности. Имевшая место ассимиляция мигрантов в «плавильных котлах» богатых стран сегодня исчерпала себя. Не случайно Бжезинский, надеясь, что США справятся с миграционным нашествием, вы ражает сомнение по поводу перспектив этого нашествия на Европу, которая в связи с этим будет нуждаться в защите США. Вполне обоснованно считая, что неравномерность демографических процессов может изменить даже политическую карту мира, Бжезинский предлагает создать международную организацию типа ВТО для регулирования миграционных процессов.

Вместе с тем, по мнению Бжезинского, в скором следует ожидать, и он, на наш взгляд, прав, возникновения не менее, если не более сложных про блем, связанных с трансформацией демовоспроизводства и его новой диф ференциацией в результате достижений науки в области геномного про граммирования, биомедицинской инженерии, генетического модифициро вания и т. д. Куда это в конечном счете приведет человечество, никто не знает, но ясно, что современные научные достижения через несколько де сятилетий могут серьезно изменить самого человека, в частности, сущест венно увеличить продолжительность его жизни и даже радикально улуч шить его интеллектуальные качества.

Естественно, перед перспективой экстраординарного улучшения здоровья, продления жизни и расширения интеллекта никто из тех, кто может себе это позволить, не сможет устоять. Но доступно это будет лишь богатым людям.

В результате неравенство в глобальном масштабе, считает Бжезинский, неизмеримо возрастет и приобретет «все более явные и потенциально опасные политические черты», что «может стать вызовом Америке как ве дущей демократии мира и даже самому понятию демократии», «антиглоба листское контркредо приобретет дополнительную и исключительно ложную привлекательность», поскольку, «как показал опыт марксизма в XX в., мас совое недовольство проявлениями социального неравенства особенно поддается потенциальной мобилизации, если оно фокусируется на нена висти». В результате в условиях, «когда контридеологи представляют аме риканское государство с жестким курсом глобализации как его универсаль ной доктрины, антиамериканизм получает дополнительную легитимность».

От себя добавим – если такой процесс выйдет из-под контроля, он будет угрожать не только Америке, все человечество окажется ввергнутым в хаос.

Развивающаяся революция в области человеческого бытия, движимая научным потенциалом высокоразвитого мира, со временем может по-ново му определить значение и даже суть человеческой жизни, по существу, это знаменует наступление новой эры эволюции человека.

Уже в XXI в., возможно в ближайшие его десятилетия, революция в био технологии воспроизводства человека поставит также интеллектуальные, религиозные, философские, психологические проблемы, которые будут оз начать вызов не только традиционным великим религиям, который невоз можно было себе представить в течение последних двух тысячелетий, но и традиционным демократическим принципам, самому политическому опре делению человеческого существа.

Так, в результате избирательного улучшения человека путем манипуля ции его кодом, определяющим человеческие возможности и параметры, ос новополагающая правовая концепция демократии, выведенная из идеи, что все люди созданы равными и что процесс развития человека эгалитарен, будет поставлена под сомнение, а вместе с ней и все основанные на ней 24 СОЦИОЛОГИЯ 4/ Университетская трибуна политические и правовые конструкции. Аксиома-постулат о равенстве в ус ловиях, когда интеллектуальные и моральные качества одних индивидов относительно других будут многократно усилены, окажется несостоятель ной. Не исключено также, что у некоторых государств возникнет искушение проводить политику улучшения человеческой породы, что может стать воз рождением на реальной основе эгоцентричных идей о врожденном превос ходстве некоторых народов или индивидов, служивших оправданием раб ства, колониальных захватов, расистской теории нацизма.

Фундаментальные демографические перемены и трансформации в современном мире Демографическая сфера развивалась по своим законам, которые на фо не законов других общественных сфер выглядели почти неизменными на протяжении веков.

Разумеется, изменения происходили и в этой сфере, и немалые. Неко торые из них сотрясали все демовоспроизводство стран и даже континен тов. Например, перевоз миллионов негров из Африки в Америки для работы на плантациях;

10 млн погибших в Первую мировую войну и 50 млн – во Вторую;

сотни тысяч смертей и больше в каждой из войн, которыми изоби ловали столетия человеческой истории. Чума, которая унесла жизни поло вины населения Европы, многочисленные извержения вулканов и земле трясения, уничтожившие целые города, цунами и т. д. Но как бы ни были велики и масштабны эти людские потери, они не изменяли сущности демо графической сферы в планетарном масштабе.

Теперь же мы живем в эпоху, когда эта сфера трансформируется ради кально, возможно навсегда. Что любопытно, сами трансформационные удары также приобретают сущностный характер. Они, в отличие от прежних веков, по крайней мере от большинства из них, носивших, как правило, ог раниченный пространственный или временной характер, имеют фундамен тальное значение и влияют на сущностную логику явлений, которые они преобразовывали. Например, мигранты из Алжира, поднимающие восста ние в пригородах Парижа и сжигающие сотни машин, магазины, дома.

Логика каждой демографической сферы определяла логику семьи и се мейных отношений, а также их модели. Традиционная семья в понимании всех религий, особенно ислама, имеет несколько четких признаков. Во первых, жизнь женщины должна протекать в границах дома. Во-вторых, сексуальность возможна только в семье и в доме, а внебрачная, внесемей ная сексуальность недопустима. В-третьих, основными задачами женщины является рождение детей и их воспитание.

Согласно таким взглядам жизнь женщины должна протекать в границах дома, а жизнь за его пределами – это прерогатива мужчины. Следователь но, для сохранения целостности семьи и общества необходим жесткий кон троль над женщинами. С этих позиций американский образ жизни особенно неприемлем, так как пропагандирует совершенно иные взгляды на роль женщины в семье.

Вопрос о роли женщины и семьи в целом является определяющим для большинства основных религий. Традиционный католицизм, фундаменталь ный протестантизм, ортодоксальный иудаизм и различные ответвления буддизма занимают весьма схожие позиции. Все эти религии, как и все об щества, переживают внутренний раскол. Когда мы говорим о «культурных войнах» в США и ряде других стран, под полем битвы подразумевается се мья и ее определение. Любое общество раздирают противоречия между традиционалистами и теми, кто пытается дать новое определение семье, женщинам и сексуальности.

В XXI в. данный конфликт разгорится еще больше, но традиционалисты занимают оборонительную позицию, что делает ее уязвимой, а это во мно гих случаях в духовном смысле ущербно, если не катастрофично.

СОЦИОЛОГИЯ 4/ Университетская трибуна Все дело в том, что за последние 100 лет сама структура человеческой жизни (и в особенности жизни женщин) под напором ряда явлений, фактов, событий трансформировалась, а вместе с ней изменилась и структура се мьи. То, что уже произошло в Европе, США, Японии и России, происходит и в других странах мира. Вопросы семьи стали камнем преткновения для многих обществ, но в конечном счете избежать перемен будет невозможно.

Помешать этой тенденции никак нельзя, так как демографические реа лии в мире переживают радикальные перемены. Основное и самое важное демографическое изменение в современном мире – резкое сокращение ро ждаемости во всех странах. Это означает не только скорое прекращение бурного роста населения, который продолжался последние два столетия, но и то, что женщины сегодня тратят неизмеримо меньше времени на рож дение и воспитание детей, хотя средняя продолжительность их жизни зна чительно увеличилась.

На первый взгляд в этом нет ничего примечательного. Но за этими вполне обыденными фактами скрываются очень важные последствия. Европейскую эру, основой которой было постоянно растущее население (за счет завоевания других народов или естественного прироста), сменяет американская эра, беру щая свое начало в стране, где малая населенность всегда считалась нормой.

В последние десятилетия общепризнанной истиной было то, что мир столкнулся с проблемой демографического взрыва. Все считали, что не управляемый рост населения приведет к нехватке и без того скудных ре сурсов и уничтожению окружающей среды. Большему количеству людей по требуется большее количество пищи, энергии и товаров, что, в свою очередь, приведет к различным экологическим катастрофам и другим бедствиям.

Однако эта модель более не соответствует действительности. Мы уже видим, что в развитых промышленных странах происходят перемены. Люди стали жить дольше, и из-за снижения рождаемости все меньше молодого трудоспособного населения может прийти на смену целой «армии» пенсио неров. Европа и Япония уже столкнулись с этой проблемой. Но стареющее население – лишь первая из проблем, связанных с сокращением населения и ростом пенсионеров.

Люди полагают, что, несмотря на возможное замедление роста насе ления в Европе, в целом население планеты будет продолжать безудержно расти благодаря высокому уровню рождаемости в менее развитых странах.

Но в реальности все обстоит с точностью до наоборот. Рождаемость сни жается повсеместно. Развитые промышленные страны лидируют по темпам снижения населения, остальные страны мира не намного отстают. И эти демографические трансформации формируют историю XXI в.

Некоторые из самых значимых развитых стран, таких как Германия или Россия, уже теряют значительную часть своего людского ресурса. Этот процесс характерен и для Европы, современное население которой в сово купности составляет 728 млн человек. По прогнозам ООН к 2050 г. оно сни зится приблизительно до 653 млн человек, если у каждой женщины в сред нем будет 2,1 ребенка, и до 554 млн, если у женщины в среднем будет 1, ребенка. В наши дни в Европе коэффициент рождаемости равен 1,4.

В прошлом сокращение населения всегда означало упадок власти.

В случае с Европой все пойдет именно по такому сценарию. Но для других стран (таких как США) сохранение уровня населения или поиск технологи ческих способов помешать его сокращению будут крайне важны, если они хотят сохранить политическое влияние в ближайшие 100 лет.

Начнем с простых фактов. Как известно, с 1750 по 1950 г. население мира увеличилось приблизительно с 1 до 3 млрд человек. В период 1950–2000 гг.

оно удвоилось до 6 млрд человек. При этом темпы прироста были ошелом ляющими. Если бы эта тенденция не изменилась, то неизбежно последова ла бы глобальная катастрофа.

26 СОЦИОЛОГИЯ 4/ Университетская трибуна Но рост населения замедлился. С 2000 по 2050 г. численность населе ния увеличится приблизительно только на 50 %, вдвое сократятся темпы роста за последние 50 лет. Во второй половине XXI в. население будет рас ти, но уже только на 10 %. По данным ООН, численность всего мирового населения начнет уменьшаться примерно с 2100 г.

Ярче всего эта тенденция проявится в развитых промышленных странах.

Давайте внимательно рассмотрим крайне важное число: 2,1 – оно фунда ментально. Это то количество детей, которое в среднем должно быть у ка ждой женщины для поддержания стабильного уровня мирового населения.

Любое превышение этого показателя при равенстве всех прочих факторов приводит к росту населения, а любое уменьшение – к его убыли. В 1970 г. у женщин в среднем рождалось 4,5 ребенка. В 2000 г. этот показатель сни зился до 2,7. Иными словами, мы видим снижение, но оно по-прежнему вы ше 2,1, что объясняет продолжение роста населения, но уже не такими темпами, как раньше.

В 2050 г. общемировой коэффициент рождаемости снизится до средне статистических 2,05 ребенка на одну женщину. В 44 наиболее развитых странах мира у женщин рождается в среднем 1,6 ребенка, что говорит о том, что их население уже сокращается. Рождаемость в странах, находя щихся на средней ступени развития, снизилась до 2,9 и продолжает сни жаться. Даже в наиболее отсталых странах уровень рождаемости снизился с 6,6 ребенка до 5,0 и, судя по прогнозам, снизится до 3,0 к 2050 г. Совер шенно очевидно, что рождаемость падает. Возникает вопрос: почему? От вет на него может указать на причины, по которым когда-то произошел де мографический взрыв;

в определенном смысле он остановил сам себя.

Существовали три очевидные причины демографического бума и его ос тановки, по значимости не уступавшие одна другой. Во-первых, снизилась детская смертность;

во-вторых, повысилась средняя продолжительность жизни. И то и другое было вызвано более полноценным питанием и дости жениями системы здравоохранения в конце XVIII в., а также распростране нием информационной культуры в ХХ в.

Статистика рождаемости за 1800 г. свидетельствует, что у женщин в Ев ропе и в России в среднем было 6,5–8,0 детей, т. е. они рожали столько же детей, сколько женщины рожают сегодня в Бангладеш и Конго, однако на селение России и Европы не росло, так как большинство детей умирало, не достигнув детородного возраста.

Медицина, улучшившееся питание и гигиена значительно уменьшили по казатели младенческой и детской смертности, пока в конце XIX в. большин ство детей не стали достигать возраста, когда у них могли появиться собст венные дети. Но хотя детская смертность снизилась, типичная модель се мьи не изменилась. Люди, как и раньше, стремились иметь много детей.

В аграрном обществе каждая лишняя пара рук означает дополнительный доход. Дети также содержали престарелых родителей. Отчасти это была традиция, но в основе лежал здравый экономический расчет.

Обязанностью женщин было рожать как можно больше детей, поскольку с рождением каждого последующего ребенка семья в целом становилась обеспеченнее.

Массовый отток крестьян в города эту тенденцию не изменил. Когда де тям исполнялось 6 лет, родители могли отправить их работать на фабрики.

В раннем индустриальном обществе работникам фабрик не нужно было иметь какие-либо особые навыки. С развитием технологий экономическая ценность детей пошла на спад. Чтобы остаться полезными с экономической точки зрения, дети должны были учиться. И теперь, вместо того чтобы по полнять семейный капитал, они стали его тратить. Кроме того, с течением времени объем образования, который был им нужен, значительно увели чился, в результате чего в наши дни многие молодые люди, которым уже СОЦИОЛОГИЯ 4/ Университетская трибуна далеко за двадцать, продолжают учиться. Так надо, на этом построено со временное производство, образование, наука. Согласно данным ООН, среднее количество лет, затрачиваемых на учебу в ведущих 25 странах ми ра, составляет минимум 15–17.

Стремление иметь как можно больше детей было по-прежнему актуаль но в конце ХIХ – начале XX в. В настоящее время изменившаяся структура экономики, образования, стоимость рождения и воспитания детей, успехи медицины по предупреждению беременности обусловили, с одной стороны, сокращение рождаемости, с другой – повышение продолжительности жизни.

Дети, которые до этого были кормильцами семьи, теперь стали главной статьей ее расходов. И родители стали удовлетворять свою потребность в воспитании преимущественно двумя или одним ребенком.

Теперь перейдем к продолжительности жизни. В 1800 г. приблизитель ная продолжительность жизни в Европе и Соединенных Штатах составляла 40 лет. В 2000 г. она равнялась почти 80 годам, т. е. за последние 200 лет увеличилась вдвое.

Вероятнее всего, рост средней продолжительности жизни будет наблю даться и дальше. В странах развитого промышленного мира ООН прогнози рует увеличение этого показателя с 76 лет в 2000 г. до 82 лет в 2050 г., в беднейших странах – с 51 года до 66 лет. Однако рост продолжительности жизни постепенно замедляется, что также будет способствовать сокраще нию населения.

Снижение численности населения сказывается на любых вопросах: от общего количества рабочей силы и численности войск, способных сражать ся на войне, до внутренних политических конфликтов. Но процесс, о кото ром мы говорим, не ограничится одним изменением количества граждан той или иной страны. Он изменит в целом саму жизнь этих людей и, следова тельно, поведение стран, в которых они живут.

Итак, подведем итоги. Начнем с трех ключевых фактов. Средняя про должительность жизни в развитом промышленном мире приближается к годам, уровень рождаемости падает, и на получение образования требует ся все больше и больше времени. В наши дни высшее образование счита ется минимальным порогом дальнейшей успешности в нашем обществе и при устройстве на работу в развитые страны. Большинство студентов окан чивают университет в возрасте 22 лет. Если прибавить сюда аспирантуру и другие институциональные формы обучения, получится, что они вливаются в число работников только в возрасте около 25 лет. Безусловно, не все сле дуют этой схеме, но внушительная часть населения поступает именно так.

Значительно изменились и модели семьи. Люди откладывают вступле ние в брак на более поздний срок, а детей рожают еще позже. Давайте раз беремся, какое влияние это оказывает на женщин. 200 лет назад женщины начинали рожать детей приблизительно с 15 лет. Это было непременным условием благосостояния семьи и общества. Большую часть своей жизни женщины только рожали и воспитывали детей.

В XX в. этот порядок изменился. В XXI в. он изменится коренным обра зом. Если учесть, что женщина достигает половой зрелости в 13 лет и всту пает в климактерический период около 50 лет, она проживет вдвое дольше своих предков и больше половины своей жизни будет неспособна к деторо ждению. Представим, что у женщины двое детей. В общей сложности ее беременность будет длиться 18 месяцев, т. е. незначительный период вре мени ее жизни. Далее представим довольно распространенный вариант, при котором эта женщина родит двух детей с разницей в 3 года, каждый ре бенок пойдет в школу в 6 лет, а сама она вернется на работу, когда млад ший ребенок начнет учиться в школе.

Таким образом, общее время, которое женщина затрачивает на рож дение и постоянный уход за детьми, равняется 8 годам. Если средняя про 28 СОЦИОЛОГИЯ 4/ Университетская трибуна должительность жизни составляет 80 лет, окажется, что количество време ни, посвящаемого исключительно рождению и воспитанию детей, сокраща ется до 10 % продолжительности ее жизни. Из основного занятия женщины рождение детей становится лишь одним в ряду многих. Если прибавить еще и тот факт, что у многих женщин есть только один ребенок и что нема ло женщин отдают своих детей в ясли и другие детские учреждения задолго до того, как тем исполняется 6 лет, то будет понятно, что весь образ жизни женщины радикально меняется.

В таком положении вещей кроется одна из причин возникновения феми низма. Раз женщины тратят меньше времени на то, чтобы рожать и растить детей, они зависят от мужчин в неизмеримо меньшей степени, чем какие-то 50 лет назад. В прошлом для женщины растить ребенка в одиночку было бы равнозначно экономической катастрофе. Теперь ситуация иная, в осо бенности для женщин с хорошим образованием. В брак уже не вступают ис ключительно из экономических соображений.

Из этого следует, что основным фактором, скрепляющим брак, ста новится не практический расчет, а любовь. Но любовь – переменчивое чув ство. Если бы люди вступали в брак, руководствуясь одними эмоциями, это неизбежно привело бы к увеличению числа разводов. Снижение экономи ческой зависимости лишает брак мощной стабилизирующей силы. Любовь может быть долговечной (и зачастую таковою и бывает), но все же сама по себе она не столь сильна, как чувство, увязанное воедино с экономической необходимостью.

ХХI век: масштабы вызовов и величие проблем Многие мыслители утверждают, что ускоряющаяся глобализация порож дает и усугубляет конфликты, поскольку страны мира стремятся защитить свои интересы в рамках «мирового соседства». Это дробление мира на на ции, регионы, культуры и сообщества может сократить возможности транс культурного основания глобальной демократической политики. Так, в Ази атско-Тихоокеанском регионе процветает «азиатская» форма демократии, а в Африке рождаются местные демократические традиции и представления о правах человека. Растущий национализм и глобальные различия уси ливают культурные различия и раздробленность мира. В свою очередь, культурный релятивизм все больше становится заложником авторитарной политики, подрывает консенсус демократии как мировой этики.

В таких условиях легко впасть в пессимизм относительно будущего де мократии. Кроме того, реформа глобального правления, которую планируют провести наиболее могущественные страны (например, реформа ООН), пы тается учесть интересы лишь нескольких высокоразвитых стран (Германии и Японии). Такая реформа укрепила бы геополитические интересы несколь ких стран за счет многих других стран. Действуют, однако, и другие силы, дающие основания для более оптимистического взгляда на перспективы политического сообщества и демократической политики. Прежде всего сле дует отметить появившиеся в XX в. региональные и глобальные институты и механизмы управления, пусть пока еще слабые. Несомненно, у ООН мно го недостатков, но эта организация образовалась сравнительно недавно и как структура, восприимчивая к инновациям, может быть усовершенствова на и служить примером того, как нации могли бы лучше взаимодействовать в успешном решении общих проблем. Развитие такого мощного региональ ного сообщества, как Европейский Союз, также представляет хороший при мер. Разработаны новые продуктивные механизмы сотрудничества, соблю дения прав человека, новые политические институты тесного взаимодейст вия по широкому кругу вопросов. Кроме того, существует много региональ ных и транснациональных акторов, оспаривающих условия глобализации.

Это новые социальные движения в защиту окружающей среды и женское движение. «Новые» голоса в пользу возникающего «транснационального СОЦИОЛОГИЯ 4/ Университетская трибуна гражданского общества» прозвучали, в частности, на конференции по охра не окружающей среды в Рио-де-Жанейро, конференции в Каире по кон тролю за численностью населения и феминистской конференции в Пекине, т. е. имеется множество тенденций к появлению новых форм общественной жизни и путей обсуждения региональных и глобальных проблем.

И наконец. Человечество в XXI в. стоит перед рядом серьезнейших вы зовов, многие из которых обозначились. Это:

• чрезмерное истощение планетарных ресурсов и окружающей среды;

• демографические и экономические угрозы;

• ролевой дисбаланс экономических (чрезмерная абсолютизация рынка), духовно-нравственных и других сфер человеческой миросистемы;

• угроза цивилизационных столкновений;

• ослабление внутричеловеческой солидарности, в том числе межпоко ленной;

• угрозы социальной деградации и инвалидизации социума и человека;

• искаженная система ценностей (потребительство, гедонизм, вещизм, социальный паразитизм, чрезмерное распространение масскультуры и сек суализация);

• чрезмерное углубляющееся экономическое неравенство между наро дами и странами.

Справиться с этими и другими вызовами по силам лишь человечеству в целом.

Поступила в редакцию 19.09.11.

Памяти профессора А.А. Ракова Так сложилось, что мы публикуем последнюю статью нашего активного автора и заинтересованного читателя – Андрея Андреевича Ракова, которую он принес в редкол легию буквально за неделю до страшной болезни. 17 ок тября 2011 г. после обширного инсульта ушел из жизни выдающийся белорусский ученый, признанный в Совет ском Союзе и на постсоветском пространстве крупный спе циалист в области демографии – доктор экономических на ук, профессор А.А. Раков. Он принадлежал к числу тех ученых, чьими усилиями и талантом была возрождена де мографическая наука в Советском Союзе и создана бело русская демография. В последние годы он работал главным научным со трудником в Институте экономики НАН Беларуси. Свой 80-летний юбилей он так и не успел отпраздновать...

А.А. Раков родился 7 октября 1931 г. в п. Тереховка Тереховского (ныне Добрушского) района Гомельской области. После окончания в 1949 г. Тере ховской средней школы поступил на философское отделение исторического факультета БГУ им. В.И. Ленина и закончил его с отличием в 1954 г. Во вре мя учебы являлся сталинским стипендиатом, активно участвовал в общест венной жизни – был избран секретарем комитета комсомола университета.

После окончания БГУ А.А. Ракову предложили возглавить один из рай комов комсомола г. Минска, но к тому времени его уже больше интересова ла научная работа. Во второй половине 1950-х гг. философское образова ние в республике было свернуто, но А.А. Раков как уроженец сельской глу бинки проявил интерес к проблемам аграрного сектора экономики. Он по ступил в аспирантуру Института экономики и организации сельского хозяй ства БССР, где затем работал младшим, старшим научным сотрудником, 30 СОЦИОЛОГИЯ 4/ Университетская трибуна занимался исследованиями форм материального стимулирования в аграр ном секторе экономики. В кандидатской диссертации «Экономический закон распределения по труду в колхозах» (1960) обосновал систему дополни тельного стимулирования труда работников сельского хозяйства, разрабо тал принципы дифференцированной оплаты труда руководителей и спе циалистов колхозов в зависимости от размеров хозяйств, их валового дохо да и плодородия почв (бонитета).

А.А. Ракова как философа по базовому университетскому образованию и экономиста с научной степенью интересовали и социологические и демо графические проблемы. В 1963 г. он связал свою научную деятельность с де мографией и до 1981 г. возглавлял отдел населения и трудовых ресурсов Научно-исследовательского института экономики и экономико-математи ческих методов планирования при Госплане БССР. Пионерскими стали ра боты сотрудников этого отдела, опубликованные в ежегодных сборниках научных трудов «Проблемы трудовых ресурсов и народонаселения», глав ным редактором которых был А.А. Раков. Отдел занимался исследованием проблем рождаемости, смертности, миграции, разрабатывал систему демо графических моделей, составлял региональные прогнозы населения. Были созданы методики расчета балансов трудовых ресурсов городов и админи стративных районов, которые использовались при решении проблем терри ториальной занятости населения, размещении производительных сил БССР. А.А. Раков обосновал необходимость сокращения оргнабора и пере селения из БССР в другие регионы Советского Союза. В начале 1970-х гг.

он сделал социально-демографическое обоснование развития столицы Бе лоруссии, позволившее ускорить работы по проектированию и строительст ву Минского метрополитена.

С 1981 г. А.А. Раков работал заведующим отделом в Институте экономи ки АН БССР, где под его руководством проводились исследования влияния разнообразных социально-экономических факторов на демографические процессы. В 1985 г. в ИСИ АН СССР он защитил докторскую диссертацию на тему «Демографическое прогнозирование в системе планирования со циального и экономического развития».

В 1990-е гг. научная деятельность А.А. Ракова была связана с институциона лизацией социологии в Беларуси, развитием социологии демографии. Он воз главлял отдел социальной демографии и занятости населения при Институте социологии НАН Беларуси. В период становления суверенного государства под его руководством была осуществлена разработка ряда научных нацио нальных программ по народонаселению и трудовым ресурсам, в основу ко торых были положены результаты его научных исследований.

В последние годы А.А. Раков заведовал отделом, а затем Центром демо графии и человеческого развития Института экономики НАН Беларуси. Со трудники Центра занимались стратегией развития демографического по тенциала и социального капитала, изучали организационно-правовые меха низмы взаимодействия экономико-демографических и социально-демогра фических факторов, обеспечивающих национальную и демографическую безопасность Республики Беларусь. После преобразования Центра в отдел внимание А.А. Ракова привлекли теоретико-методологические и приклад ные проблемы в области экономики, социологии, экологии, развития чело веческого капитала. Он исследовал демографические последствия аварии на Чернобыльской АЭС, проблемы качества населения и т. д.

Творческое наследие Андрея Андреевича Ракова включает более трехсот пятидесяти научных работ, среди них монографии «Население БССР» (1969), «Белоруссия в демографическом измерении» (1974), «Демографические осно вы народнохозяйственного планирования» (1990), «Состояние и тенденции демографического развития Беларуси», «Демографические проблемы социу ма: состояние и тенденции развития в Республике Беларусь» и более 30 бро СОЦИОЛОГИЯ 4/ Университетская трибуна шюр. Он является одним из авторов «Демографического энциклопедического словаря» (1985) – первого фундаментального труда по демографии в СССР.

Работая почти полвека в различных научных институтах Беларуси, А.А. Раков возглавлял научные подразделения, сыгравшие ведущую роль в исследованиях вопросов демографии и трудовых ресурсов республики, ста новлении национальной белорусской демографической науки. Через его школу прошли почти все белорусские демографы. Им подготовлено 20 кан дидатов наук, несколько докторов наук, в числе которых были ученые из Ки тая, Сирии, Палестины. А.А. Раков в разные годы являлся членом специа лизированных Советов по защите докторских диссертаций при Институте экономики НАН Беларуси, Институте градостроительства и архитектуры, а также Белорусской государственной академии искусств.

Доклады А.А. Ракова были представлены на Всесоюзной научной школе по проблемам народонаселения (Брест, 1979) и всесоюзных демографиче ских семинарах в Одессе (1982), Йошкар-Оле (1988), Ашхабаде (1991), а также на международных научных конгрессах: VII Международном социо логическом конгрессе (Варна, 1970), III Всемирной конференции по народо населению (Бухарест, 1974), Международной научной конференции демо графов социалистических стран «Преобразования в народонаселении и общественная политика» (Варшава, 1977), Международной демографиче ской конференции в Китае (Пекин, 1979).

В последнее время Андрей Андреевич активно занимался пропагандой демографических знаний. Он был постоянным участником «круглых столов»

по актуальным проблемам демографии и трудовому потенциалу, социаль ной политике, которые проводила ведущая газета Беларуси «СБ. Беларусь сегодня», консультантом публикаций по демографическим проблемам по пулярного в стране еженедельника «Обозреватель». В журнале «Социоло гия» А.А. Раков, исходя из контовского положения, что демография есть со циология, опубликовал несколько крупных социологических статей по во просам демографии.

Разносторонность и энциклопедичность знаний Андрея Андреевича (он одновременно был философом, социологом, экономистом и демогра фом) проявились в вопросах социологии культуры. А.А. Раков – соавтор трех монографий по проблемам развития культуры: «Социология совре менной культуры» (2005), «Культура и время. О некоторых проблемах их взаимодействия и развития в историческом пространстве» (2010), а также «Синхронно со временем: Актуальные проблемы развития белорусского те атра» (2010). В них ученым дан глубокий социологический и экономический анализ различных аспектов развития национальной культуры.

Думается, что лучшей памятью для человека, честно служившего науке всю свою сознательную жизнь, станет организация в Национальной акаде мии наук Беларуси ежегодных «Раковских демографических чтений».

Андрей Андреевич ушел из жизни, но остались его многочисленные тру ды, а также дела и поступки. Он оставил след в истории Беларуси не только как выдающийся ученый и классик белорусской демографической науки, но и как Человек с большой буквы.

Белорусское общественное объединение «Социологическое общество», редколлегия журнала «Социология»

32 СОЦИОЛОГИЯ 4/ СТАТЬИ И ДОКЛАДЫ СЛОВО О Н.Е. ЛИХАЧЕВЕ Известному белорусскому социологу Николаю Егоро вичу Лихачеву 15 декабря 2011 г. исполнилось 70 лет.

Он – человек дела, подвижник по своей сути и Учитель по призванию. Его путь в науку, и в частности в социоло гию, определился не сразу.

Н.Е. Лихачев родился в Приморском крае в семье ра бочих. После смерти отца переехали на родину матери в г. Могилев. Воспитывался в детском доме. По комсо мольской путевке трудился на стройках Казахстана, рабо тал токарем на могилевском заводе «Электродвигатель», после службы в армии – проходчиком подземных выра боток на шахте № 18 треста «Воркутауголь».

В 1963 г. Николай Егорович делает крутой поворот в своей жизни – поступа ет на исторический факультет Могилевского государственного педагогического университета. После окончания вуза его избирают первым секретарем Кричев ского райкома комсомола, но тяга к знаниям полностью овладевает им.

Н.Е. Лихачев едет в г. Минск и поступает в аспирантуру Белорусского политех нического института, а уже через три года успешно защищает кандидатскую диссертацию. Затем работает в Могилевском технологическом институте, где в 1980–1990-х гг. заведует кафедрой политической истории и теории социализма.

С 1974 г. активно работает в социологии – самостоятельно проводит исследо вания, вокруг него сплачивается группа ученых-социологов, которая впоследст вии организуется в Социологический центр при Могилевском облисполкоме, а затем – в Могилевский институт региональных социально-политических ис следований, которым уже почти два десятилетия руководит Н.Е. Лихачев.

По его инициативе в Могилевском государственном университете (1999) откры вается социологическое отделение при кафедре политологии и социологии.

В 2008 г. Н.Е. Лихачев успешно защищает докторскую диссертацию в Инсти туте социологии НАН Беларуси на тему «Динамика социально-экономических преобразований в аграрной сфере Республики Беларусь: социологический анализ».

Все свои силы, авторитет и влияние Николай Егорович направляет на разви тие социологического образования и социологической науки.

Редколлегия журнала, друзья и коллеги искренне поздравляют Николая Его ровича Лихачева со славным юбилеем и желают ему здоровья, счастья, благо получия и новых творческих побед.

А.Н. Данилов, главный редактор Предлагаем читателям статью, подготовленную Н.Е. Лихачевым по просьбе редколлегии.

СОЦИОЛОГИЯ 4/2011 Статьи и доклады СОЦИОЛОГИЯ БЕЛОРУССКОГО СЕЛА: ВОПРОСЫ ИНСТИТУАЛИЗАЦИИ Рассматриваются актуальные аспекты со- The actual aspects of the state and devel стояния и развития социологии села как науч- opment of rural sociology as a scientific direc ного направления в Республике Беларусь. tion in the Republic of Belarus are considered.

Анализируются различные стороны совре- Various sides of a modern rural reality are given менной сельской действительности и опреде- analysis to and basic directions of its study are ляются основные направления по ее изучению. defined.

Завершившееся десятилетие XXI в. ознаменовано обострением многих социально-экономических и политических противоречий в современном ми ре как глобального, так и регионального масштабов, связанных прежде все го с борьбой за обладание энергетическими, земельными, водными и про довольственными ресурсами. Каждая страна стремится обеспечить свою продовольственную безопасность, от уровня которой зависит внутриполи тическая стабильность и авторитет в межгосударственных отношениях.

Становится очевидным, что главнейшим вызовом наступившего столетия является недостаток продовольствия. Продовольственные ресурсы нашей планеты ограничены и не в состоянии обеспечить полноценное питание се мимиллиардного населения. Изменение климата и, как следствие, сокра щение посевных площадей, увеличение объемов производства биотоплива и высокие цены на ископаемое топливо неизбежно ведут к удорожанию продуктов питания и снижению порога продовольственной безопасности многих стран. Как прогнозирует академик В.Г. Гусаков, среднедушевое про изводство зерна в Китае к 2030 г. может снизиться на 55 % (164 кг), Индии – на 15 % (158 кг), Пакистане – на 30 % (90 кг), Иране – на 31 % (140 кг). В то же время в Беларуси среднедушевое производство зерна в 2010 г. состави ло 700 кг, причем тенденции к снижению этого показателя не наблюдается.

Поскольку «в ближайшей перспективе ожидается рост цен на все виды про довольствия, особенно на зерно»1, то в этих условиях становится крайне важным исследование жизнедеятельности сельского населения, которое производит продукты питания и создает сырьевую основу для многих от раслей промышленности.

Проблемы социального переустройства села и обеспечение его трудо выми ресурсами всегда были актуальны в СССР, но в современных услови ях они приобретают особую значимость в связи с ускорением процессов ми грации крестьянства в города и падением привлекательности сельского об раза жизни. Однако сельские поселения – это не только важнейшая подсис тема экономики, но и такая территориальная структура, в которой сохраня ются социокультурные основы нации. Функции села многообразны, и их ра циональное исполнение обеспечивает стабильность всего общественного организма: «Оно решает проблемы рационального расселения на земле, осуществляет социальный контроль над территориями (т. е. выполняет гео политические функции), сохраняет освоенные агроландшафты, решает во просы продовольственной безопасности страны, сохраняет этнически на родную культуру, решает экологические проблемы и проблемы качества человеческой жизни, воспроизводит и сохраняет человеческий капитал, без которого невозможно вести сельское хозяйство, влияет на нравственные основы общества»2.

Село в условиях интенсивного научно-технического прогресса и урбани зации оказалось в кольце многих противоречий, разрешение которых тре бует изменения традиционных подходов к обустройству сельской жизни, проявления политической воли властных структур для обеспечения парите та интересов сельчан и городского населения. В менталитете современных аграриев сохраняются традиционные нравственные ценности, такие как уважительное отношение к земледельческому труду, стремление сохранить природную среду, приверженность коллективизму, тесные соседские и род ственные связи. В то же время ныне в белорусском селе происходят значи тельные изменения, обусловленные внедрением элементов рыночной эко 34 СОЦИОЛОГИЯ 4/ Статьи и доклады номики, взаимодействием различных форм собственности, трансформа циями в социальной структуре сельского населения, появлением новых ценностей в духовно-культурных предпочтениях. Следует также отметить, что, с одной стороны, повышается экономическая эффективность агропро изводства, построено большое число урбанизированных агрогородков, ме няется образ жизни сельчан и круг их потребностей, а с другой – все еще сохраняются надежды на патернализм государства, существует значитель ное число поселений, где у сельчан наблюдаются консервативные пове денческие установки. Здесь старый уклад жизни как бы законсервировался.

В сельских поселениях продолжаются процессы депопуляции, население стареет, имеет место проблема оттока молодежи не только из так называе мых неперспективных деревень, а и из агрогородков.

Противоречивость развития современного агросектора, социальная про блематика накопления и использования человеческого капитала села обу словливают необходимость его систематической социологической эксперти зы на основе новых методологических ориентиров. Постиндустриальная переоценка социально-гуманитарного знания, чрезвычайная актуализация экологических проблем, с одной стороны, социально-культурная и экономи ческая значимость села и сельского уклада жизни – с другой, остро ставят вопрос о поиске новых подходов в исследованиях крестьяноведческой про блематики. Ее актуальность привлекает специалистов многих отраслей знаний, прежде всего экономических дисциплин, истории и социологии. Со циология села представляет собой отрасль, изучающую его как сложную и целостную социально-территориальную поселенческую общность, совокуп ность людей, объединенных общими интересами жизнедеятельности, прожи вающих на локальной территории в единстве с естественной и искусственной средой обитания. Это комплексное междисциплинарное направление в сис теме социологических дисциплин, предназначением которого является изу чение современного состояния и прогноз будущего развития сельского соци ального пространства. По своей тематической направленности социология села относится к разряду специальных социологических теорий среднего уровня, которые можно охарактеризовать «как концепции, объясняющие в ходе их теоретизации функционирование и развитие частных социальных процессов в контексте конкретных социальных институтов и систем»3.

Исследовательское поле специальных социологических теорий сосредо точено на объяснении особенностей функционирования социальной сферы общества, которая выступает как самостоятельная отрасль, обеспечиваю щая непосредственное воспроизводство человека с позиций единства его биологического, духовного и социального развития. К этому разряду социо логического знания относятся такие отраслевые направления, как социология личности, семьи, города, села, образования и др. В свою очередь, каждая из них, исследуя свою часть социальной действительности, выступает и как об щая теория для объяснения тех или иных сторон человеческого бытия. По сути, отмечал П.А. Сорокин, эти теории делают то же самое, что и общая со циология, «но в отношении специального класса социокультурных явлений»4.

Используя результаты эмпирических исследований и теоретические обобщения, социология села осуществляет познание реальных связей и взаимодействия индивидов, раскрывает характер функционирования соци альных институтов и сущность частных социальных процессов в агросфере.

Она исследует особую сферу жизнедеятельности и культуры населения, включенного в трехзвенную структуру: аграрное производство, обществен ные отношения, природно-естественные процессы. Но сельское сообщест во не может функционировать вне связи с другими социально-экономиче скими подсистемами общества, с которыми у него складываются отношения ресурсного и информационного обмена. Можно констатировать, что социоло гия села – «это социология о социальных взаимодействиях внутри сельского социума и о взаимодействии сельского социума с обществом в целом»5.

СОЦИОЛОГИЯ 4/ Статьи и доклады Повседневная жизнь, протекающая в непосредственной связи с приро дой, локальность земледельческого труда и нахождение в малой группе по рождают у сельчан одинаковые хозяйственные заботы и схожие эмоцио нальные состояния. Единство природно-биологических и социальных эле ментов бытия формирует у индивида ощущение единения с природой и людьми, ведущими аналогичный образ жизни. На этой социально-психоло гической основе формируется особый социокультурный комплекс норм, по веденческих установок и традиций духовно-практической деятельности.

Основной задачей социологии села является исследование сельских по селений, выступающих средой социализации индивида, как формы объеди нения людей, имеющих общие интересы в производственной, социально бытовой и культурной сферах. Анализируя свой объект исследования, со циология должна использовать методические наработки других областей социогуманитарного знания, опираться на исторический, социально-полити ческий, экономический и социально-психологический подходы. При этом важным условием является не просто констатация положения в аграрном социальном пространстве, но и построение прогноза, разработка оптималь ной модели развития на перспективу.

Взяв за основу изложенные положения, сформулируем определение со циологии села как научного направления. Социология села – специальная социологическая теория среднего уровня, объектом познания которой является село как социально-территориальная общность, исторически конкретная поселенческая структура, одна из первых форм расселения людей, занятых преимущественно сельскохозяйственным трудом, ха рактеризующаяся, в отличие от города, небольшой концентрацией на селения на определенном локальном пространстве. Предмет изучения – закономерности и тенденции развития сельского поселения как социальной системы, включающей бытовые, духовно-нравственные и производствен ные отношения. Проблематика ее исследований достаточно обширна: ме сто и роль сельской территориально-поселенческой структуры в обществе;

перспективы развития села в системах расселения;

характер изменений демографической и профессиональных структур сельского населения;

осо бенности миграционных процессов;

своеобразие сельского образа жизни;

развитие этнонародной культуры;

процессы аграрного производства;

сель ское управление и самоуправление.

История становления и развития этого научного направления в совет скую эпоху драматична, как и судьба социологии в целом, что объясняется жестким нормированием «правил игры» в зависимости от идеологических требований политического руководства того времени. Но, несмотря на трудные условия, оно не только выжило, а и существенно расширило свое исследовательское поле. Рамки настоящей статьи не позволяют сделать глубокий историографический обзор возникновения и развития социологии села как науки, к тому же этот ракурс нашел достаточно полное освещение в исторической и социологической литературе. В работах таких исследова телей, как В.П. Агафонов, Ю.И. Асеев, В.Б. Безгин, П.П. Великий, Т.И. За славская, З.И. Калугина, Р.В. Рывкина, В.И. Староверов, А.А. Хагуров, Т. Шанин и др., обстоятельно изложены исторические основы этой дисциплины.

Что касается исследований в Беларуси, то крестьяноведческая тематика зани мала скромное место в работах отечественных социологов. Только в 1970-х гг.

в аграрной сфере страны были проведены прикладные исследования под ру ководством основоположника белорусской социологической школы Г.П. Да видюка. Период 1980–1990-е гг. характеризуется определенным застоем в исследованиях белорусских обществоведов по сельской проблематике.

Конец ХХ и начало ХХI в. ознаменовались существенным всплеском ин тереса социологов и экономистов к аграрной проблеме. Социологические службы страны активно проводят исследовательскую работу по анализу со 36 СОЦИОЛОГИЯ 4/ Статьи и доклады стояния агросферы и разработке предложений, направленных на обновле ние всех сторон жизнедеятельности сельского общества. Это особенно важно в настоящее время, поскольку, во-первых, руководство Беларуси из брало свой самостоятельный путь организации сельхозпроизводства и вне дрения рыночных отношений;

во-вторых, все более реальной становится перспектива вступления страны в ВТО, а для этого, чтобы выдержать кон куренцию с западными аграрными производителями, необходимо оптими зировать управление аграрной сферой и повысить ее эффективность.

В многочисленных научных монографиях и статьях белорусские иссле дователи изучают вопросы социально ответственного поведения тружени ков села, их включенность в рыночные отношения, сельскую демографиче скую проблематику, состояние инфраструктуры и образ жизни работников агросферы. Следует выделить ряд работ, которые позволяют представить целостную картину современной аграрной сферы Беларуси. В понимание экономического состояния агропромышленного комплекса и направлений его модернизации существенный вклад вносят работы В.Г. Гусакова, в част ности его монография «Экономика и организация сельского хозяйства в ус ловиях становления рынка: научный поиск, проблемы, решения». Исследо ванию различных сторон аграрной проблематики посвящена книга В.А. Да далко «Реформирование агропромышленного комплекса: теория и практика».

Несомненной заслугой этих авторов является объективный анализ положе ния дел в агросфере страны и стремление предложить комплекс мер по ее модернизации. Но при этом нельзя не отметить преобладание экономизма над социальными аспектами в оценке состояния и перспектив развития села.

Рассмотрению современной сельской проблематики с точки зрения со циологического анализа в последнее десятилетие посвящено ряд изданий белорусских авторов. В коллективной монографии под редакцией Р.А. Смирновой «Человеческий потенциал белорусской деревни» обстоя тельно проанализировано состояние человеческого потенциала в агропо селениях, выявлены факторы риска, снижающие его эффективность, рас смотрены перспективы реформирования агросферы. Монография Н.Е. Ли хачева «Белорусское село в социальном измерении» посвящена пробле мам социально-экономического развития села. В ней анализируются посе ленческая и демографическая ситуации, восприятие сельским населением рыночных отношений и модернизационных процессов. В работе Д.Г. Лин и С.Д. Предыбайло «Сельское население Беларуси: демографический ана лиз» с исторических и социологических позиций отражены социально-эконо мические преобразования в агросекторе, их влияние на изменение числен ности аграрного населения. Исследованию на основе социологического анализа современной ментальности белорусского, в том числе и сельского, населения посвящена монография В.В. Кириенко «Белорусская менталь ность: истоки, современность, перспективы».


Социологическое сообщество страны в последние годы проводит много численные прикладные исследования как на республиканском, так и на регио нальном уровнях, посвященные анализу различных сторон сельской действи тельности. Центр социологических исследований БГУ в 2002 г. изучал образ жизни сельского населения. Социологи г. Гомеля в 2003 г. исследовали обще ственное мнение по поводу реакции сельского населения на модернизацию аг рарных социально-экономических отношений. С 1999 г. Могилевский институт региональных социально-политических исследований систематически прово дит изучение состояния аграрной сферы и определение путей ее совершенст вования в условиях перехода к постиндустриальной фазе развития. Эти ис следования играют позитивную роль в понимании социально-экономических и психологических процессов, происходящих в белорусской деревне.

Однако было бы преждевременным утверждать, что социология бело русского села ответила на все проблемные вопросы сельской действитель ности и окончательно сложилась как самостоятельная отрасль социологии.

СОЦИОЛОГИЯ 4/ Статьи и доклады Хотя к настоящему времени накоплены научно обоснованные теоретико методологические подходы и сформировалась обширная эмпирическая ба за, предметное поле этого направления не исчерпано. Более того, можно утверждать, что как инструмент познания социология села находится на на чальной стадии научной институализации, но в дальнейшем она должна стать одной из самых востребованных дисциплин.

Современный этап развития белорусского общества характеризуется существенными трансформациями в экономике и социальной сфере, а про блемы и перспективы развития сельского сообщества, его взаимодействия с общей системой общественно-политических отношений приобретают осо бую значимость. В этом плане нам импонирует предложение российского исследователя А.А. Хагурова о том, что возрождение села должно стать общенациональной идеей, призванной объединить все сословия и этносы страны в решении коренных вопросов их жизнедеятельности6. Для Белару си такой объединяющей концепцией может быть демографическое возрож дение белорусского этноса и развитие села. Решение этих двух проблем следует рассматривать как основные условия обеспечения национальной безопасности страны. Своего рода социальным заказом для социологиче ской науки является теоретическое и эмпирическое обоснование такого стратегического направления в социально-экономической, политической и духовной жизни страны. Обновленное село и аграрная отрасль могут вы ступать важнейшими факторами ускорения социально-экономического раз вития страны, поскольку, во-первых, потребности технологического пере вооружения агропромышленного комплекса стимулируют модернизацию других отраслей;

во-вторых, позитивные результаты реформирования агро сферы плодотворно отражаются на благосостоянии не только сельского, но и городского населения;

в-третьих, обновленный АПК может успешно выполнять роль экспортера сельхозпродукции и обеспечивать приток валюты в страну.

Одним из наиболее востребованных направлений в исследованиях со циологии села является анализ развития двух противоположных тенденций:

раскрестьянивание и рурализация. И в наше время процесс раскрестьяни вания, т. е. количественное сокращение и качественное ухудшение кадров аграрного производства, а также отчуждение человека от земли и сельского образа жизни, продолжается. За последние 15 лет численность трудоспо собных сельчан, занятых в агросекторе, уменьшилась более чем втрое: с 1 млн 50 тыс. до чуть более 330 тыс. человек. Только за 2010 г. по сравне нию с 2009 г. число личных подсобных хозяйств в стране сократилось с 1 млн 96 тыс. до 1 млн 70 тыс.;

площадь сельхозугодий в этих домохозяйст вах – с 968 до 924 тыс. га, а количество коров за последние 15 лет умень шилось более чем в 4 раза – с 742 тыс. в 1995 г. до 168 тыс. в 2010 г.7 Сни жается авторитет аграрного труда и желание проживать в сельской местно сти. Исследование Могилевского института региональных социально-поли тических исследований, проведенное в 2011 г., свидетельствует, что 62,2 % сельчан ориентируют своих детей на проживание в городе, в то время как на проживание в сельской местности – 28,3 %.

Процесс рурализации, начавшийся в странах Западной Европы в 1960-х гг., приобрел ныне широкое распространение, особенно в среде состоятельных граждан. Жить в природном окружении, но с набором всех коммунальных удобств стало даже модным среди европейцев. В Республике Беларусь это явление также имеет место, но пока в виде субурбанизации, т. е. стремле ния обустроить жилище в пригородах, а также в развитии садово огороднических товариществ. Но, как показывает социологический анализ, подлинная рурализация в качестве антипода урбанизации также набирает ускорение в виде стремления определенной части горожан, особенно сред них возрастов, поселиться в сельской местности. Если среди молодого по коления желание жить в деревне демонстрируют 6,4 %, среднего – 16,4 %, то старшего – 18,5 %. Это еще не означает наступления периода сельского 38 СОЦИОЛОГИЯ 4/ Статьи и доклады ренессанса, но усталость от городской скученности и кирпично-бетонного однообразия, а также стремление потреблять экологически чистые продук ты, несомненно, ускорят в ближайшие десятилетия этот процесс.

Ощущается необходимость научного осмысления социально-экономиче ских процессов, происходящих в сельских домохозяйствах. Рыночные реа лии современности вносят определенные коррективы в их развитие. Оста ваясь в основном натурально-потребительскими, они все больше начинают ориентироваться на рыночную конъюнктуру, а многие из них являются, по сути, минифермерскими хозяйствами, производящими товарную продукцию.

В социологическом анализе и обобщениях нуждается и движение фермерст ва в стране, которое в последние годы почти приостановило свое развитие.

Сельский социум Беларуси в условиях трансформации политических и экономических отношений на этапе перехода в постиндустриальную стадию развития выходит на новые параметры своего функционирования. Кресть янство не исчезает, а, качественно видоизменяясь, встраивается в совре менную социальную реальность и из пассивной аграрной общности стано вится самодостаточным активным слоем, обеспечивающим стабильность и процветание государства. Важность решения проблем продовольственного и сырьевого обеспечения страны, а также подъема национального сознания и демографического возрождения делает актуальным учет особенностей и традиций деревенской жизни, повышение качества жизненного пространст ва села, его духовного и культурного потенциала, переход к своеобразному агроренессансу в государственной политике. Без социологической диагно стики и разработки прогнозов, построенных на данных эмпирических иссле дований, управленческие новации могут привести к непредвиденным ре зультатам, нерациональной трате материальных и интеллектуальных ре сурсов. Модернизационные проекты нуждаются в обстоятельном научном обеспечении, без которого управление агросферой будет оторвано от ре альной жизни и интересов сельчан.

Г у с а к о в В., Б а б о к А. Программа интеграции в будущее // Экономика Беларуси.

2005. № 2. С. 52.

Х а г у р о в А. А. Социология российского села. М., 2010. С. 10.

С о к о л о в а Г. Н. Специальные социологические теории // Социология: Энциклопедия / Сост. А.А. Грицанов и др. Мн., 2003. С. 1085.

С о р о к и н П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 174.

Х а г у р о в А. А. Указ. соч. С. 41.

Там же. С. 11.

См.: Статистический ежегодник Республики Беларусь. Мн., 2011.

Поступила в редакцию 07.10.11.

Л.Г. ТИТАРЕНКО, ДОКТОР СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР (МИНСК) НОВЫЕ КОНЦЕПЦИИ И ПОДХОДЫ В НЕМЕЦКОЙ СОЦИОЛОГИИ Рассматриваются подходы и концепции The approaches and conceptions of German немецкой социологии, разработанные в по- sociology developed over the past three decades следние три десятилетия. Раскрыты особенно- are considered. The peculiarities of a modern сти современного этапа немецкой социологии. period in German sociology are revealed.

В рамках новых концепций и подходов, получивших развитие в немецкой социологии главным образом с начала 1980-х гг., можно назвать несколько, которые играли и до настоящего времени играют значительную роль в фор мировании содержания национальной социологии. Это концепция «об щества риска», многочисленные феминистские теории (объединенные те матикой, а не методологическим единством), неопрагматизм, а также под ходы, связанные с различной интерпретацией развития общества модернити.

В многообразии этих новых подходов и концепций в эти годы несколько «за терялись» сторонники уже упоминавшихся неопарсонианских и неовебериан СОЦИОЛОГИЯ 4/ Статьи и доклады ских теорий. В целом немецкая социология стала настолько разнообразной, что в ней нельзя было выделить доминирующую парадигму или теорию.

Теории риска Сегодня имя мюнхенского социолога Ульриха Бека известно не только социологам. Эту известность принесла ему изданная в 1986 г. книга «Об щество риска. На пути к другому модерну»1. Работа привлекла огромное внимание еще и потому, что вышла в тот год, когда произошла авария на ЧАЭС, и тем самым подтвердила практически тенденции развития общест ва риска. Бек утверждал, что основное противоречие эпохи – уже не клас совое противостояние, а угроза природе от неконтролируемого индустри ального развития. Новая динамика развития связана с исчезновением прежних структур в культуре и структуре общества. Индивидуальная защита от рисков стала невозможна: нужны общие усилия, наднациональные дей ствия общества по предотвращению и противостоянию рискам модерниза ции. Перед их лицом все люди равны, так как риски касаются богатых и бедных, женщин и мужчин, молодых и старых. Только наука помогает ощу тить эти новые риски, получить о них объективную информацию. Однако и ученые могут ошибаться либо принимать политизированные решения в ин тересах тех или иных групп, поэтому в новых условиях наука может служить «легитимным прикрытием глобального индустриального загрязнения»2. По этому политические последствия рисков трудно предсказуемы. Нужна новая экологическая мораль, чтобы человечество могло на практике противо стоять рискам.


Составной частью концепции Бека является также популярный сегодня на Западе тезис о растущей индивидуализации, которая позволяет каждому следовать любому стилю жизни, любой моде, выбирать религию и т. п. Уве личилась ответственность каждого, связанная с ростом свободы индивиду ального выбора по сравнению с прошлым. В этой свободе заложена и угроза многим старым структурам, вынужденным приспосабливаться к условиям не определенности. Вместе связанные, эти аргументы позволили Беку сделать вывод о переходе общества в середине 1980-х гг. на этап «рефлексивного модерна», т. е. к состоянию критического сомнения в собственных основах.

Практически такие же идеи о современном обществе в начале 1990-х гг.

высказывал и Энтони Гидденс, творческое сотрудничество Бека с которым воплотилось в разработку обоими учеными в 1990-х гг. проблем глобализа ции3. Как и в вопросах риска, Бек проявляет в оценках глобализации уме ренный оптимизм, который оказал влияние на общий тон дебатов о рисках в обществе модерна в 1990-е гг., а его книги сыграли большую роль в про свещении широкой аудитории читателей по проблемам рисков. Бесспорно, теория риска Бека в значительной степени повлияла и на российскую со циологию4. Однако, как показали в дальнейшем исследования последствий рисков, они не оказывают такого «демократического» эффекта, как полагал Бек: у облеченных властью и ресурсами групп всегда больше возможностей противостоять рискам, чем у депривированных групп. Подвергся критике и тезис Бека об индивидуализации за его методологическую непроясненность и эмпирическую двойственность, проявляющуюся в разных формах индиви дуализации. Тем не менее теории Бека не потеряли популярности и сегодня.

Феминистские теории Развитие этих теорий в Германии связано с периодом студенческих вы ступлений в конце 1960-х гг., когда активистки женского движения во всех странах на практике убедились в том, что и в студенческом движении доми нируют мужчины, игнорирующие вопросы гендерного равноправия как «вто ростепенные» по отношению к проблемам классовой борьбы против капи тала. Это осознание дало толчок в 1970-е гг. организации эмпирических ис следований гендерного неравноправия в разных сферах общественной жизни. Их развитие активно шло в США, Франции;

там же формировались и 40 СОЦИОЛОГИЯ 4/ Статьи и доклады феминистские теории этого периода (С. Файерстоун, Б. Фридан, С. Бовуар), причем изначально использовался самый разный теоретический инстру ментарий и понятийный аппарат. Диапазон феминистских теорий варьиро вался от самых левых, настаивавших на противостоянии полов, до либе ральных, от биологической детерминации сексизма – до утверждений о его социальном конструировании. По сути, эти поиски можно охарактеризовать как дебаты о том, что есть фемининность и маскулинность, какова основа гендерного угнетения и как оно связано с социальным порядком. Значи тельное место занимали обсуждения моральных аспектов гендерного нера венства, в ходе которых, в частности, звучала фундированная феминист ская критика дискурсной этики Хабермаса. Наиболее значимые феминист ские теории возникли позднее, в конце 1980-х гг., когда на первый план вы шли не различия, а определенное сходство между полами как категориями, конструируемыми социально-исторически. В любом случае сегодня феми нистские социальные теории – неотъемлемая часть современной социоло гии, которая отличается своей тематикой и инструментарием.

В Германии феминистские теории активно развиваются с начала 1990-х гг.

Важной работой, стимулировавшей их распространение, стала статья Реги ны Гильдемайстер и Ангелики Веттерер «Как делается половая принадлеж ность» (1992). Придерживаясь этнометодологической теоретической ориен тации, авторы вслед за англоязычными феминистками считают, что указа ние на различение между полом и гендером не решает проблему этих раз личий, а лишь переводит ее в другую плоскость. Четких критериев для од нозначного определения пола нет, поэтому разговоры о биологической сущности женщины проблематичны, так как биология не может быть взята за основу в конструировании противоположных полов5. Авторы подчерки вают, что природная слабость женщины и способность к деторождению не были основной причиной разделения труда между полами. Они делают вы вод, что следование теории разделения гендера и пола не ведет к какой либо политической программе целенаправленной поддержки женщин, ибо теоретически даже нельзя точно определить, кто является женщиной.

Такие политические противоречия, выявленные в этнометодологическом дихотомическом подходе внутри феминизма, послужили поводом к его серьезной критике. В целом эта критика была традиционной для критики эт нометодологии6. Выход из этой ситуации мог быть найден не в новых мик росоциологических, а в макросоциологических подходах. За пределами Германии предпринимались попытки соединить феминизм с постмодерном, психоанализом, однако в Германии они не прижились. Так, немецкие феми нистки Г. Беккер-Шмидт и Г.-А. Кнапп, делая обзор теоретических дебатов в рамках феминизма, утверждают, что вместо бесконечных споров о соотно шении пола и гендера феминизму необходимо соединить анализ микросо циальных проблем с теориями на мезо- и макроуровне, без которых нельзя использовать объяснительный потенциал феминизма. Критикуя Батлер и этнометодологический феминизм, они оправдывают стремление многих со временных феминисток отмежеваться от них и даже вернуться к традици онным социологическим теориям при анализе социальных проблем. По их мнению, значительным потенциалом для политического развития феми низма обладает концепция общественности Хабермаса, которая позволяет адекватно изучать гендерные проблемы в контексте всего общества7. Таким образом, в умеренных теориях феминизма имеет место попытка не откре щиваться от «обычных» социологических теорий, а использовать их воз можности для целей феминистского анализа.

Неопрагматизм В течение длительного времени прагматизм был чисто американским феноменом и в Европе не вызывал большого интереса. Иногда к нему об ращались и немецкие авторы (например, Хабермас при разработке концеп СОЦИОЛОГИЯ 4/ Статьи и доклады ции интерсубъективности и обосновании дискурсной этики), но целостных концепций прагматистского толка до теории, созданной Хансом Йоасом, не было. Именно этот социолог в конце 1970-х гг. «вновь открыл» для евро пейского читателя наследие прагматистов Джорджа Герберта Мида, Джона Дьюи, Уильяма Джеймса, Чарльза Пирса. Сегодня он является не только лидером этого направления;

вокруг него сложилась немецкая школа неопраг матизма, состоящая из учеников и последователей.

Йоас использовал прагматизм для создания новой теории действия.

Изучая теории американских прагматистов, выявил их эвристический потен циал для современной социальной теории. Он показал, что ни символиче ский интеракционизм, ни марксизм или критическая теория не могут адек ватно ответить на потребности современной эпохи: нужна новая теория.

Эта теория изложена Йоасом в работе «Креативность действия», опублико ванной в Германии в 1992 г.8 Как полагает автор, ему удалось преодолеть слабости прежних теорий действия, создать логически непротиворечивую типологию социальных действий и выявить присущую им креативность.

Креативность здесь понимается как характеристика, или измерение лю бого социального действия. Если теории, исходящие из типа рационального действия, приписывали действующему субъекту способность к целенаправ ленному действию, к мышлению в категориях «цель – средство», то Йоас утверждает, что во многих случаях цели рождаются лишь в процессе само го действия и поэтому цель не всегда определяет средства, они взаимно влияют друг на друга. Иначе говоря, цели не всегда заданы изначально: они могут выбираться в ходе анализа субъектом ситуации и своих возможно стей действия. Процесс размышления над целями действия и само дейст вие могут протекать одновременно. Следуя прагматизму, Йоас предлагает заменить схему анализа «цель – средство» на анализ ситуации, так как именно в конкретной ситуации действия происходят процессы восприятия и познания, ставятся или изменяются цели и средства9. Таким образом, «си туативные вызовы» требуют от субъекта постоянной креативности реше ний, а не бездумного следования заранее принятой цели. Мотивы, планы действия субъекта есть продукт его рефлексии в ситуации действия, но не причина этого действия.

Анализируя социальное действие, Йоас доказывает, что не только мыш ление субъекта, но и его тело участвует в действии;

человек зачастую даже не может полностью контролировать свое тело в ситуации действия (на пример, когда он смеется или плачет). В действиях он всегда проявляет свою социальность, учитывает окружающие предметы и людей вокруг себя, причем не автоматическим и механическим образом, а ситуативно.

Предпринятая Йоасом реконструкция предпосылок рациональной моде ли действия дала возможность понять необходимость учета телесности субъекта действия, его изначальной социальности, а также креативности процесса действия как единства мышления, «репетиций в воображении» и самого действия. В ходе взаимодействия субъекта действия с другими людьми постоянно происходит переосмысление ситуации действия, что требует креативного согласования средств и целей и поэтому создает воз можность возникновения новых ценностей.

Аналогичный пересмотр на основе неопрагматистского подхода был проведен Йоасом по отношению к макросоциологическим теориям соци ального развития. Если принять за основу теорию креативности действия, то историю уже нельзя рассматривать как автоматическое развертывание процессов рационализации и дифференциации, как это делали веберианцы и сторонники Парсонса. Ведь в истории действуют отдельные субъекты, ко торые, сталкиваясь с новыми ситуациями, вынуждены постоянно принимать креативные решения, а не просто руководствоваться заранее выработан ной функциональной логикой. Люди сами решают, следовать ли им какой 42 СОЦИОЛОГИЯ 4/ Статьи и доклады либо чужой логике, тем более абстрактной «логике системы», или прини мать решения, следуя ситуации, которая бывает непредсказуема заранее.

Йоас критикует теории модернизации и дифференциации и считает, что в социологии ХХ в. уже нет места для эволюционизма и прогрессизма, по пулярных в XIX в. На примере анализа феномена войны Йоас показывает иррациональность многих ситуаций, связанных с войной, отсутствие «объ ективной необходимости» в войнах, в конечном счете их контингентность, т. е. недетерминированность. Только у историков, пишущих о прошлых вой нах, всегда имеются четкие представления о причинах каждой войны и сис темное объяснение ее последствий. В реальных ситуациях такого не быва ет. Войны могут быть непредвиденными, и такими же непредвиденными – возможности, требующие от их участников проявления креативности, они сами открывают – дают начало новым макросоциологическим процессам, стимулируют революции10. История войн опровергает идею линейного хода общественного развития. Теория социальных изменений должна учитывать креативность, проявляющуюся в ходе войн – будь она негативная или пози тивная. В сфере социологии религии подход Йоаса позволил ему доказать неубедительность теории секуляризации, ее несвязанности с процессом модернизации общества.

Продолжая работу в русле макросоциологии, Йоас исследует проблему происхождения ценностей и приходит к выводу, что «возникновение ценно стей связано с опытом формирования и трансцендентности человеческой самости»11. Как правило, ценности и преданность им формируются в про цессе социализации. Вокруг этих ценностей складываются индивидуальная и коллективная идентичности. Но это не единственный путь их возникнове ния: ценности могут формироваться как протест (например, в условиях ок купации), а также в неповседневных ситуациях трансцендентного опыта (религиозные ритуалы, коллективный экстаз, столкновение со смертью и т. п.). В любом случае, как считает Йоас, в возникновении ценностей (как и войн) решающую роль играют случайные, непредвиденные обстоятельства:

они рождаются в конкретных ситуациях действия.

Эмпирические исследования истории ХХ в. во многом подтверждают кон тингентность формирования приверженности тем или иным ценностям. И в этом вопросе Йоас следует идеям прагматизма: значение имеют не абстракт ные нормы и ценности, а решение с их помощью конкретных проблем дейст вия. Такой подход, с одной стороны, дал возможность разработать новую тео рию действия, с другой – наложил определенные рамки на неопрагматистское исследование проблем современного общества. Он подвергался критике со стороны неомарксистов, представителей мир-системного анализа общества.

Теория креативного действия Йоаса получила развитие в трудах его по следователя Й. Беккерта, применившего ее к области экономической со циологии. Рыночные процессы требуют постоянной креативности, иннова ционности принятия решений. Таким образом, экономические действия – типичный пример креативности действия.

Интерпретации «общества модернити»

В последние десятилетия в современной социологии, включая немец кую, не прекращаются широкие теоретические дискуссии вокруг ряда про блем, вызывающих разные интерпретации с далеко идущими политически ми последствиями. Это проблемы, касающиеся понятий «модернити», или «современное общество», «множественность модернити» и «цивилизаци онный подход».

Первое понятие (модернити) связано со спорами, насколько целостным был и остается этот тип общества, имеются ли внутри его противоречия и какие и насколько уникален (единичен) этот тип в истории. Эти споры были связаны с теорией модернизации, признававшей единую модель современ ного общества (модель западного типа), которую якобы должны перенимать все развивающиеся страны.

СОЦИОЛОГИЯ 4/ Статьи и доклады Немецкий социолог Питер Вагнер в своей диссертации по проблеме мо дернити дал развернутый анализ институтов общества модернити. В разви тии этого общества Вагнер выделил несколько эпох: либеральный тип мо дернити (ХIХ в.), организованный тип (начало ХХ в. – 1960-е гг.) и совре менный (кризисный) тип. Как показал Вагнер, идея свободы, характерная для модернити, в реальности всегда уравновешивалась опять-таки типич ными для каждой эпохи ограничительными дисциплинарными практиками.

Данное противоречие выявляет конфликтный характер общества модерни ти с точки зрения и истории культуры, и институтов. Вагнер подробно про анализировал институты в политической, рыночной и научной сферах, т. е.

наполнил теоретическую концепцию модернити реальным содержанием.

Вывод Вагнера о неразрешимых противоречиях общества модернити, су ществующих при любом его типе, принципиально важен: не имеет истори ческого смысла навязывать любое конкретное современное общество в ка честве образца другим, так как в нем все равно проявятся типичные проти воречия данного типа общества12.

Второе понятие (множественности модернити) было разработано изра ильским социологом Ш. Айзенштадтом, который, следуя программе сравни тельных исследований мировых религий М. Вебера, доказал, что общество модернити существовало во множестве разных типов, формирующихся по разному в зависимости от доминирующей в нем религии и исторических ус ловий его развития. Отталкиваясь от этой концепции, немецкий социолог В. Кнебл утверждает плюрализм данного типа общества. Среди прочих ти пов он анализирует африканский тип модернити, показывая и противоречия этого типа, и его полную несводимость к западному13. Исследователь М. Боатцэ на примере Румынии раскрывает низкую возможность примене ния западной модели модернити как критерия анализа типов современного общества, развивающихся в странах европейской периферии. По ее мне нию, насаждаемая концепция связана с колониальным дискурсом, тогда как сами понятия центра и периферии давно нуждаются в теоретическом уточ нении14. Социолог В. Шпон в анализе религиозного ландшафта Европейско го Союза после его расширения в начале века использует идею множест венности модернити, чтобы подвести теоретическую базу под религиозно культурное многообразие и разработать политику интеграции ЕС, которая исходила бы из этого факта как данности15.

Цивилизационный подход к исследованию современных обществ тесно связан с упомянутым понятием множественности модернити. Разработка данного подхода как аналитического инструмента объяснения возникнове ния и развития общества в конкретно-исторических условиях имела место в работах разных, в том числе уже названных, авторов – поклонника Вебера Ш. Айзенштадта, сторонника «критической теории» Й. Арнасона, его немец ких последователей В. Шпона и В. Кнебла, которые, в свою очередь, также ссылались на «корни» этого подхода у М. Мосса и Э. Дюркгейма. Поэтому существует много вариантов самого обсуждаемого подхода. Если Айзен штадт развивал прежде всего культурологические предпосылки цивилиза ционного подхода с акцентом на религиозные программы (выявил «культур ную программу» логики развития общества), то немецкие социологи (вслед за Арнасоном) сделали акцент на необходимость включения в цивилизацион ный анализ аргументов из политической социологии (анализ институтов и особенно института власти). Комплексный цивилизационный анализ предпо лагает рассмотрение в единстве не только «культурного кода» и институцио нальной рамки, но и взаимосвязей между экономикой, политикой и культу рой16. В целом комбинация этих идей и подходов широко распространена в современной немецкой сравнительно-исторической социологии.

Немецкая социология в начале нового века В немецкой социологии начала ХХI в. не спадает интерес к Веберу (В. Штрик, Т. Швинн, Т. Шмидт). Его творчество постоянно обсуждается, его 44 СОЦИОЛОГИЯ 4/ Статьи и доклады личность изучается. Так, историк Йоахим Радкау выпустил в свет очень объемную (более 1000 страниц) биографию М. Вебера17, которая не только раскрывает индивидуальность ученого, но и тесно связывает творчество Вебера с его личностью. Книга была переведена на английский язык в 2009 г. и вызвала много споров, так как никогда прежде (в биографиях, на писанных Марианной Вебер, В. Моммзеном и др.) личность Вебера так под робно не анализировалась.

Остановимся на вопросе о том, как сегодня обстоят дела со сторонника ми синтезирующих проектов Хабермаса и Лумана.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.