авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ СЕВЕРА И МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ ПРОБЛЕМЫ СЕВЕРА И АРКТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАУЧНО ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ...»

-- [ Страница 4 ] --

В то же время несмотря на общие позитивные сдвиги в развитии законодатель ного обеспечения прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Даль него Востока Российской Федерации, оно требует дальнейшего совершенствова ния и развития. Для решения данной задачи необходимы как развитие националь ной правовой системы, так и включение в нее международно правовых ресурсов.

Вместе с тем в силу объективных обстоятельств, исторических и национальных традиций существуют некоторые различия в подходах к правовому регулированию положения коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации и к законодательному обеспечению прав коренных наро дов мира.

Во первых, во многих международных документах применяется понятие "ко ренные народы", которое является более широким, чем применяемое в Российской Федерации понятие "коренные малочисленные народы".

Во вторых, если во многих северных странах коренные народы составляют до половины и более населения территорий их проживания, то в Российской Федера ции на большинстве территорий представители коренных малочисленных народов составляют незначительное меньшинство.

В третьих, значительная часть территорий проживания и традиционной дея тельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации является безальтернативной зоной активной экономиче ской деятельности государства.

В четвертых, территории проживания коренных малочисленных народов Се вера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации находятся в субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях, имеющих значительные различия по уровню социально экономического развития и бюджетной обеспечен ности и, следовательно, возможностям жизнеобеспечения этих народов.

С учетом данных особенностей положения коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации одним из важных способов законодательного обеспечения их прав должна стать активизация деятель ности субъектов Российской Федерации в сфере законотворчества по этой тематике.

В настоящее время идет третий год Второго Международного десятилетия ко ренных народов мира. С учетом того что целью Второго десятилетия провозглаше но дальнейшее укрепление "международного сотрудничества в решении про блем, стоящих перед коренными народами в таких областях, как культура, об разование, права человека, окружающая среда и социальное и экономическое развитие", принятие Декларации ООН о правах коренных народов, проект кото рой обсуждается с 1984 года, должно рассматриваться сегодня как залог такого со трудничества для всех государств на долгое будущее.

Ратификация другого значимого международного документа — Конвенции МОТ № 169 "О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жиз ни" — может стать в перспективе следующим шагом в укреплении международно го сотрудничества в области защиты прав коренных народов.

Исходя из вышеизложенного, участники парламентских слушаний ре к о м е н дуют:

Правительству Российской Федерации:

рассмотреть вопрос о целесообразности корректировки текста проекта Декла рации Организации Объединенных Наций о правах коренных народов и возмож ности принятия ее после этого Российской Федерацией;

провести с этой целью консультации и рабочие совещания с представителями Ассоциации коренных мало численных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации;

ускорить работу по подготовке ратификации Европейской хартии региональ ных языков или языков меньшинств и Европейской социальной хартии;

разработать и утвердить концепцию устойчивого развития коренных малочис ленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации с учетом общепризнанных принципов и норм международного права;

ускорить разработку и утверждение федеральной целевой программы "Эконо мическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера, Сиби ри и Дальнего Востока Российской Федерации до 2015 года";

подготовить и принять нормативные правовые акты о территориях традицион ного природопользования (федерального значения) коренных малочисленных на родов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации и о порядке оп ределения границ и отвода земель территорий традиционного природопользования;

ускорить доработку и утверждение методики расчета убытков, причиненных коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Россий ской Федерации в результате промышленного освоения территорий их прожива ния и традиционной хозяйственной деятельности, а также порядка компенсации возмещения нанесенного им ущерба;

ускорить утверждение комплексного плана мероприятий по проведению в Рос сийской Федерации Второго международного десятилетия коренных народов ми ра, предусмотрев в нем перечень первоочередных мер по совершенствованию рос сийского законодательства в сфере защиты прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации;

в целях создания условий для свободной реализации гражданами из числа ко ренных малочисленных народов Севера гарантируемых им Конституцией Россий ской Федерации и другими федеральными законами прав рассмотреть вопрос о воз можности разработки механизма определения их национальной принадлежности.

Федеральному Собранию Российской Федерации:

провести анализ федерального законодательства с целью установления необхо димости внесения дополнений и изменений в федеральные законы и иные норма тивные правовые акты, определяющих особенности регулирования соответствую щих общественных отношений в местах проживания и традиционной хозяйствен ной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации;

законодательно закрепить требование партнерского характера взаимоотноше ний коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Рос сийской Федерации и промышленных предприятий, осуществляющих свою дея тельность на территории их традиционного проживания;

ускорить принятие проекта федерального закона "О внесении изменений в ста тью 24 Земельного кодекса Российской Федерации и статью 10 Федерального за кона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения";

ускорить разработку проекта федерального закона о проведении этнологиче ской экспертизы при осуществлении хозяйственной деятельности в районах про живания и традиционной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации;

ускорить принятие проекта федерального закона "О внесении изменений в Фе деральный закон "О некоммерческих организациях" в части отнесения общин ко ренных малочисленных народов к одной из форм некоммерческих организаций;

принять необходимые меры по ускорению разработки проекта и принятию фе дерального закона, направленного на правовое регулирование и развитие северного оленеводства.

Органам государственной власти субъектов Российской Федерации:

провести анализ регионального законодательства на предмет выявления пробе лов в области регулирования положения коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации;

изучить опыт правотворческой деятельности субъектов Российской Федера ции, в которых наиболее полно учитывается региональная специфика жизнедея тельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации;

продолжить формирование региональной нормативной базы, посвященной особенностям правового регулирования северного оленеводства, защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

В четвертом выпуске (2006 год) научно информационного бюллетеня "Проблемы Севера и Арктики Российской Федерации" была опубликована статья О.О. Мурашко "Что такое "этнологическая экспертиза" в России".

В продолжение обсуждения этой темы публикуем материалы виртуального "круглого стола" на тему: "Нужна ли этнологическая экспертиза в России и какой она может быть?" УЧАСТНИКИ "КРУГЛОГО СТОЛА" Аствацатурова Майя Владимировна — доктор политических наук, доцент, заместитель директора Пятигорского филиала Северо Кавказской академии госу дарственной службы, руководитель Северо Кавказского отделения Сети этноло гического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов;

Садовой Александр Николаевич — доктор исторических наук, заведующий лабораторией Института угля и углехимии Сибирского отделения РАН, профес сор Кемеровского государственного университета, член корреспондент РАЕН;

Викторин Виктор Михайлович — доктор исторических наук, независимый эксперт администрации Астраханской области;

Филин Павел Анатольевич — кандидат исторических наук, старший науч ный сотрудник Российского НИИ культурного и природного наследия им.

Д.С. Лихачева, эксперт Центра по экологической оценке "Эколайн";

Шабаев Юрий Петрович — доктор исторических наук, заведующий отделом Института языка, литературы и истории Коми научного центра Уральского отде ления РАН;

Чистяков Антон Юрьевич — кандидат исторических наук, доцент кафедры этнографии и антропологии Санкт Петербургского государственного университета;

Чешко Сергей Викторович — доктор исторических наук, заместитель дирек тора Института этнологии и антропологии РАН;

Ямсков Анатолий Николаевич — кандидат исторических наук, ведущий на учный сотрудник Центра междисциплинарных исследований Института этноло гии и антропологии РАН;

Степанов Валерий Владимирович — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН.

В.М. Викторин: Безусловно, необходим. И не только народам, но и их пред ставителям депутатам, органам власти, руководству страны, вплоть до высшего.

А.Н. Садовой: Несомненно, необходим. Проблема проведения таких экспер тиз в России неоднократно вставала в течение прошедшего столетия. Многих ме жэтнических конфликтов можно было бы в принципе избежать при своевременном выявлении механизмов формирования очагов межэтнической напряженности и вы работке для федеральных органов исполнительной власти и органов местного само управления рекомендаций по профилактике (нейтрализации) конфликтных ситуа ций.

А.Ю. Чистяков: Мне представляется, что такой закон, безусловно, необхо дим. Непродуманное экономическое освоение этнокультурных ландшафтов мало численных общностей неизбежно влечет за собой не только нарушение сложив шихся у них систем жизнеобеспечения и связанных с ними экологических систем в целом, но и существенные изменения в составе населения.

Поскольку я занимаюсь исследованиями в Ленинградской области, то в каче стве примера приведу нынешнюю ситуацию на Сойкинском полуострове и в устье реки Луги. Сойкинский полуостров является местом обитания народности ижоры, насчитывающей сегодня всего лишь несколько сотен человек. Строительство на полуострове портовых сооружений объективно приведет к увеличению численно сти приезжего населения, занятого на работах по их обслуживанию (примерно до 30 тысяч), в результате чего ассимиляция ижоры станет фактически неизбежной.

Что касается нижней Луги, то здесь вследствие развертывания строительных ра бот (и вызванного этим сокращения количества рыбы) уже нанесен урон традици онным занятиям населения, в частности, морскому промыслу. В данной ситуации своевременно проведенная этнологическая экспертиза могла бы предотвратить или минимизировать последствия строительства.

Ю.П. Шабаев: Закон об этнологической экспертизе нужен. Думаю, необхо димость принятия такого закона в числе прочих причин можно аргументировать сложным характером взаимоотношений добывающих компаний и коренного насе ления северных территорий.

А.Н. Ямсков: В нашем полиэтничном обществе исторически сложившееся во многих регионах социокультурное разнообразие населения ныне довольно быстро возрастает благодаря иммиграции и внутренним этноизбирательным миграциям, а также разнонаправленности социально экономических процессов. В таких услови ях одно и то же действие властей или бизнеса в экономической, социальной и поли тической сферах может приводить к существенно разным последствиям для раз личных социо культурных групп населения. Следовательно, необходим механизм, то есть социально этнологическая экспертиза, которая позволила бы лицам, при нимающим решения, а) прогнозировать реакцию на планируемые ими действия со стороны различных групп местного населения, б) заранее приспосабливать свои действия к их потребностям, в) исключать вероятность того, что эти действия при ведут к явному ухудшению социального положения разных групп населения либо спровоцируют ускоренную потерю культурно языкового своеобразия у какой то одной или нескольких его групп.

М.В. Аствацатурова: Думается, что закон необходим. В первую очередь про блема этнологической экспертизы должна быть отражена в Концепции государст венной национальной политики Российской Федерации. На уровне регионов поло жения об этнологической экспертизе целесообразно вводить в региональные кон цепции этнокультурного развития и региональной и национальной политики, а так же в комплексные программы гармонизации национальных и межэтнических отно шений. На федеральном уровне закон об этнологической экспертизе может быть принят как отдельный, хотя общие положения о ней могут стать и составляющим компонентом федерального закона о государственной национальной политике Рос сийской Федерации, который до сих пор не принят.

С.В. Чешко: Возможно, что самим народам закон и не нужен, поскольку на роды не являются никакими "организмами или субъектами". У них нет никакого "коллективного сознания", нет единых потребностей. Экспертиза объективно нужна обществу, государству, гражданам, территориальным сообществам, общи нам и тому подобное. Нужна для эффективного управления, эффективной полити ки и для соблюдения прав людей.

В.В. Степанов: Несколько лет назад я писал в одной из статей, что мне посча стливилось, или, скорее, наоборот, к сожалению, пришлось, принимать участие в разработке проекта закона "О государственной этнологической экспертизе". Ра боты и дебатов было много, но тот проект буквально канул в недрах Миннаца в ре зультате непрерывных бюрократических перестановок в 1998 и 1999 годы. Нужен ли такой закон сегодня? Я бы даже уточнил вопрос: нужно ли вводить в отечест венное законодательство такие нормы, которые поставят в зависимость от мнения специалистов этнологов хотя бы часть решений, принимаемых госуправленцами?

Безусловно, такие нормы необходимы.

П.А. Филин: Прежде чем ответить на этот вопрос, позволю себе сделать не обходимое для этого отвлечение на тему того, что понимать под словосочетанием "этнологическая экспертиза". Российское законодательство регулирует сегодня отношения в области разных экспертиз — от судебно медицинской до экологиче ской и историко культурной. Несмотря на различия в содержании и целях этих экспертиз, все они имеют следующие общие черты: 1) предметом экспертизы явля ются уже сформированные решения и документы, 2) экспертизой устанавливается соответствие существующим нормативам, нормам, требованиям и тому подобному, 3) экспертиза — инструмент контролирующего органа и ее результаты имеют пра вовые последствия в форме разрешения или запрещения (до приведения в соответ ствие) той или иной деятельности.

В контексте этих общих для всех экспертиз особенностей этнологическая экс пертиза вряд ли сможет в настоящее время стать действенным механизмом для ре шения проблем этнического характера. К тому же, когда в российской этнологии сегодня не затухают теоретические споры о том, что такое "этнос" и что такое "эт ничность" и как они соотносятся между собой, в условиях происходящего в ней ме тодологического кризиса говорить о каких либо соответствиях и тем более нормах и требованиях в этой сфере будет по меньшей мере преждевременно.

В международной практике все активнее сегодня разрабатываются и применя ются внешне сходные с экспертизами (но не экспертизы!) механизмы — экологи ческая и социальная оценка, стратегическая экологическая оценка, интегрирован ная оценка. Суть их и методология принципиально отличаются от наших экспертиз.

Прежде всего они направлены не на запрещение какой либо деятельности, а на до работку проектов, снижение негативных и оптимизацию положительных эффек тов. Процесс оценки интегрирован в процесс проектирования, идет с ним парал лельно, а не только его завершает. Процесс оценки — это именно процесс, а не ра зовый акт. Это инструмент улучшения, оптимизации политических, проектных и иных решений. При этом оценка — это инструмент заказчика, а не средство кон тролирующего органа. В ведущих западных странах процесс оценки законодатель но интенсивно внедряется на всех уровнях принятия решений, что реально способ ствует снижению рисков и усилению устойчивости (стабильности) проектов. Разу меется, необходимым условием функционирования такой системы является неза висимая система контроля качества документации и процесса оценки, доступ к до кументации, участие общественности и других заинтересованных сторон.

Что касается российской практики, то у нас принят федеральный нормативный правовой акт, основанный на озвученной выше идеологии оценки — это Положе ние об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на ок ружающую среду в Российской Федерации 2000 года (Положение об ОВОС). В принципе его содержание подразумевает и проведение оценки воздействия на эт нические компоненты среды. Более того, у нас, в России, такие исследования, хотя и не повсеместно, но все же проводятся, при этом не только в рамках ОВОС, но и историко культурной экспертизы. Принимая во внимание все это, сегодня необхо димо браться за создание не этнологической экспертизы, разрешающей или запре щающей ту или иную деятельность, а системы этнологической оценки, которая бу дет содействовать разработке и принятию оптимальных решений, содержащих ми нимальные риски негативного воздействия на этнические компоненты.

А.Н. Садовой: На основании уже имеющегося у нас опыта проведения экс пертных оценок в отдельных районах Саяно Алтая могу с полной ответственно стью утверждать, что без наличия специального закона и отработки механизма его внедрения через внесение поправок в действующие законодательные акты (об эко логической экспертизе, о недрах, Лесной кодекс и так далее) получение социаль ного заказа, определение источников финансирования проведения экспертиз как на федеральном, так и на региональном уровне невозможно.

Думаю, закон должен устанавливать правовые основы организации и проведе ния этнологической экспертизы в отношении всех народов России. В то же время, несомненно, в нем должен присутствовать и специальный раздел по малочислен ным народам.

В.М. Викторин: Очевидно, необходим закон, устанавливающий правовые ос новы организации и проведения этнологической экспертизы в отношении всех на родов страны. Коренные малочисленные народы в этом смысле уже создали пре цедент. В то же время специальный закон можно будет принимать только тогда, когда будет наработан содержательный опыт. Пока же, на федеральном уровне, экспертизу можно попытаться утвердить постановлением Правительства Россий ской Федерации.

А.Н. Ямсков: Разработка универсального закона о социально этнологиче ской экспертизе ввиду сложности задачи и отсутствия особой заинтересованности в ней органов власти, стоящих ныне на радикально либеральной экономической платформе, вряд ли может быть реалистичной целью сегодняшнего дня. К тому же, это и не может быть успешно осуществлено на пустом месте, а вот на примере КМНС можно будет отработать основные правила организации такого рода экс пертизы.

А.Ю. Чистяков: На первый взгляд закон должен иметь отношение ко всем народам России. Однако, если автоматически распространить обязательную этно логическую экспертизу на всю территорию страны, это может потребовать огром ных затрат, что в целом является нереальным.

Думаю, необходимо, чтобы этнологическая экспертиза в обязательном поряд ке проводилась в отношении этнических общностей, включенных в список корен ных малочисленных народов Российской Федерации. Кстати, обоснование вклю чения народа (или конкретной территории) в список народов (или территорий), подлежащих обязательной этнологической экспертизе, также должно являться од ним из объектов этнологической экспертизы.

В целом же этнологическая экспертиза должна проводиться при необходимо сти по инициативе органов власти или же заинтересованного населения — путем обращения в соответствующий орган, занимающийся этнологической экспертизой.

Последний и должен определять целесообразность или нецелесообразность прове дения конкретной экспертизы.

М.В. Аствацатурова: Мне кажется, что закон об этнологической экспертизе должен быть адресован не группе, а именно субъекту права — человеку и гражда нину, так как законы, делающие субъектами права народы и группы, которые уже приняты в нашем государстве, рождают множество проблем политико правового и социально экономического характера.

С другой стороны, такой закон должен быть адресован всем гражданам Рос сийской Федерации независимо от их этнической, религиозной принадлежности, этнокультурных параметров, "титульности", "укорененности", численности и про чего. Он может иметь рамочный характер и при этом нормативно обеспечивать (провозглашать?) политическую волю государства в отношении учета интересов своих граждан независимо от их национальной принадлежности.

С.В. Чешко: Думаю, это должен быть универсальный закон. Экспертиза должна быть не в отношении народов, а в отношении конкретных законопроектов, нормативных актов, проектов, решений.

Ю.П. Шабаев: Я полагаю, что это должен быть специальный закон, дабы по казать значимость самой процедуры. Однако при любом раскладе такой закон дол жен быть законом общего действия.

П.А. Филин: Совершенно недопустимо применение этнологической экспер тизы (думаю, все же правильнее будет говорить об этнологической оценке) только в отношении коренных малочисленных народов. Целенаправленное сужение дей ствия этого механизма (в своем определении этнологическая оценка/экспертиза ничего не говорит о том, к каким именно народам она применима) может свиде тельствовать о дискриминационной (выборочной) национальной политике госу дарства и привести к эскалации напряженности. К сожалению, государство уже взяло на себя функции эксперта при определении списка коренных малочисленных народов и потому пожинает сейчас плоды собственной "нормативной экспертизы по факту" в виде движения поморов и коми ижемцев. На очереди, вполне вероят но, возникновение таких "народов", как усть цилемы, марковцы, русско устьин цы, семейские.

Субъектом этнологической оценки должны стать все народы Российской Фе дерации, попадающие под действие управленческих и иных решений.

В.В. Степанов: Отдельный закон об этнологической экспертизе, или как бы ее ни назвали, нужен, но не на нынешнем этапе. Следует четко понимать, что экс пертиза — не главная задача, а лишь средство или инструмент (причем не единст венный) достижения основной цели. Если коротко, цель состоит в защите этниче ских культур от искусственного разрушения. Необходим прежде всего закон, "формулирующий тему".

Такой закон должен лимитировать деятельность, которая способна причинять вред местному сообществу, разрушая привычный для него образ жизни. Объектом ограничения является не узкохозяйственная деятельность, а всякая распорядитель ная деятельность. Этим наш "этнологический" закон отличается от закона об охра не окружающей среды и закона об экологической экспертизе.

Должен ли это быть этно ориентированный закон? Безусловно, нет! Подход, применяемый российским законодателем к разработке соответствующих норм, ис ходит из умозрительной разделенности культуры по этническим группам, и это ошибочно. Распространение традиций, особенностей образа жизни, языка не име ет четких границ, как не бывает четких границ расселения народов. Объектом за конодательной защиты должна стать не отдельно взятая этническая группа, а этно культурная среда, то есть совокупная культура всего местного населения без разде ления на условные "национальные группы". Если этнокультурная среда обретет законодательную защиту, то и образ жизни, и традиционные виды деятельности получат шанс на сохранение и воспроизводство. А это как раз и означает реализа цию права каждого человека (и этнической общности) на сохранение самобытности.

М.В. Аствацатурова: В законе в соответствии с принципами законодательст ва должны быть обозначены принципы, направления, аспекты. Также очень важно заявить в нем о том, что такое этнологическая экспертиза, каковы ее цели, задачи, назначение, кто ее объект, кто субъекты. Методики — уже позднее.

А.Ю. Чистяков: Процесс подготовки закона желательно проводить макси мально гласно, чтобы учесть мнения большего числа заинтересованных лиц, в том числе специалистов. К сожалению, теоретические дискуссии, ведущиеся сейчас в этнологической науке, вряд ли приведут к консенсусу в вопросах методики. Впро чем, конкретные методики и иные подробности техники осуществления этнологи ческой экспертизы прописывать в законе нецелесообразно, их утверждение — де ло органа, который будет заниматься этнологической экспертизой.

Ю.П. Шабаев: Да, скорее всего общей методики, прописанной в законе, быть не может и не должно. Важно оговорить сами принципы, которыми должны руко водствоваться эксперты. Полагаю, что согласовать эти принципы вполне возмож но, если привлечь к их обсуждению не "этнических" предпринимателей от науки, а собственно этнологов.

А.Н. Садовой: Необходимо проведение нескольких научно практических конференций и "круглых столов" по анализу имеющегося опыта и проработке каж дого из пунктов проекта закона. В эту работу, несомненно, вместе с этнографами необходимо включать социологов, экологов, юристов.

Закреплять законодательно даже апробированные методики не стоит по той причине, что круг их будет неизбежно расширяться, исходя из необходимости ре шения разноплановых по характеру задач, стоящих перед экспертами (этническая преступность, проблемы мигрантов, латентные неправовые формы хозяйственной деятельности, этническая специфика дистрибутивной системы в сельской местно сти и так далее).

В связи с подготовкой закона необходимо задуматься и об организации специ альных курсов подготовки (переподготовки) специалистов экспертов, причем с обязательной выдачей сертификатов. Возможно, правильным будет для проведе ния экспертизы ввести также и систему "открытых листов", как это принято в ар хеологической науке.

П.А. Филин: При разработке процедуры этнологической оценки следует ус тановить контакт с экологами, которые занимаются внедрением системы стратеги ческой экологической оценки и провести консультации по согласованию действий.

С.В. Чешко: Для того, чтобы закон "работал", необходимо разработать и при нять дополнительно к нему Положение об экспертизе — в качестве подзаконного нормативного акта... Остальное — на усмотрение экспертов в каждом конкретном случае.

А.Н. Ямсков: В законе об экспертизе необходимо будет прописать, по анало гии с ОВОС и экологической экспертизой, основные требования к "социально эт нологической оценке" и "социально этнологической экспертизе". Общие принци пы проведения экспертизы, видимо, можно попытаться изложить в нескольких достаточно компактных статьях готовящегося закона о защите исконной среды обитания и традиционного образа жизни. И уже в дополнение к нему готовить ве домственные подзаконные акты как по различным секторам экономики (нефте и газодобывающей, лесной промышленности, строительству и тому подобным), так и по отраслям традиционного хозяйства и видам традиционного образа жизни (оле неводы, частично неоседлые охотники, оседлые рыболовы и охотники).

В.М. Викторин: С учетом того, о чем говорили мои коллеги, думаю, со специ альным законом об этнологической экспертизе необходимо все же повременить. В качестве подготовительной стадии к его разработке можно пока проводить кон сультации с этнологами, имеющими данный опыт, представителями смежных дис циплин, с депутатами и работниками исполнительной власти, имеющими народо ведческую подготовку и практические навыки.

В.В. Степанов: В этом моменте важно учитывать, кто инициатор законопро екта. От этого сильно зависит закладываемая в будущий документ идея и то, как она будет воспринята законодателем. Важно также и то, будет ли отрицательное заключение иметь форму "вето"?! Если мнение эксперта будет только "принимать ся к сведению", то стоит ли вообще создавать закон?

С.В. Чешко: Объекты экспертизы — законопроекты, иные нормативные ак ты, решения органов исполнительной власти, проекты по освоению природных ре сурсов, промышленному строительству, прокладке трубопроводов, электромагист ралей и так далее, затрагивающие права и интересы соответствующих территори альных и этнотерриториальных групп населения. Цели экспертизы — не допустить нанесения вреда людям, среде их обитания, образу жизни, культурному наследию.

А.Н. Ямсков: Объектом социально этнологической экспертизы является конкретное общество, рассматриваемое как сложное территориальное образование и состоящее из многих групп, различающихся по своим социально культурным особенностям (этническим, клановым или родоплеменным, конфессиональным, связанным с образом жизни и традиционной хозяйственной деятельностью и тому подобным). Смысл этой экспертизы заключается в том, что она призвана учиты вать очевидный факт социально культурной неоднородности населения, прожи вающего на данной территории.

А.Н. Садовой: Объектом такой экспертизы должны являться этнодемогра фическая, этнополитическая, социально экономическая (включая экологические аспекты), этнокультурная ситуация в исследуемых в ходе ее проведения районах (местностях). Предмет исследования — региональные программы политического и социально экономического развития, деятельность промышленных объединений на этнической территории. Цель экспертизы — выработка рекомендаций, органи зация серии мероприятий, направленных на корректировку проводимого политиче ского и экономическую курса с учетом этнических интересов населения и нейтрали зации межэтнической напряженности.

А.Ю. Чистяков: Очевидно, объектом этнологической экспертизы должны являться проекты (проектная документация), которые предполагается осуществ лять на территории расселения конкретных народов/этносов (или их групп). Экс пертиза должна определять, как планируемые проекты могут отразиться на этно сах, в первую очередь их укладе жизни. Результатом экспертизы должно быть ли бо разрешение на выполнение проекта, либо внесение в него неких корректив, либо запрет на его осуществление.

Любая экспертиза включает в себя такие составные части, как ее инициирова ние, решение о целесообразности ее проведения, проведение исследовательских работ, экспертное заключение. В случае с этнологической экспертизой исследова тельские работы предполагают как изучение проекта, так и изучение ситуации на месте (полевые этнографические исследования) с целью выявления реального по ложения этноса или его локальных групп.

П.А. Филин: Как я уже отметил, субъектом этнологической оценки должны стать все народы Российской Федерации. Объектом оценки должен стать целый спектр документов, на основе которых принимаются решения, — от стратегиче ских планов развития и законодательных актов до конкретных проектов хозяйст венного освоения. Методология оценки неплохо разработана экологами и строится на "двух китах": 1) участии общественности и 2) параллельном и взаимосвязанном едином процессе планирования и оценки (треугольник: решение — оценка — кор ректировка — решение).

В.М. Викторин: Что я вижу под объектом этнологической экспертизы, по пробую обрисовать наглядно. Это могут быть социально экономические проекты (трубы по тундре, завод на Байкале или под Астраханью), сложные ситуации, чре ватые этническими конфликтами, спорный референдум плебисцит, некорректная трактовка этнических проблем и некорректное употребление терминов ("лица" не кой, вроде "кавказской", национальности и тому подобное), судебный или право вой казус, будущая перепись населения (2009 года) и многое другое.

М.В. Аствацатурова: Объектом этнологической экспертизы, думаю, являет ся состояние человека и гражданина в области этнокультурных интересов, этно экологических потребностей, этнополитических целей, этноконфликтной ситуа ции. Предмет — гарантирование, обеспечение и урегулированность прав человека и гражданина в данных областях. Экспертиза должна, с одной стороны, констати ровать ситуацию, с другой — включать деятельностный аспект — направления, сферы деятельности по обеспечению прав.

Ю.П. Шабаев: На мой взгляд, объектом этнологической экспертизы долж ны, видимо, выступать не этносы в целом, а некие локальные сообщества: этногра фические группы (к примеру, усть цилемы на Севере), общины оленеводов и тому подобное. Это позволит резко ограничить возможности политических спекуляций на ниве экспертизы.

В.В. Степанов: Спектр объектов этнологической экспертизы, с точки зрения лиц, принимающих решения, и юристов, пугающе велик, и в таком случае идея экс пертизы не получает "проходных баллов". Думаю, что экспертиза должна выяв лять, насколько соответствуют решения органов государственной и местной власти принципам и нормам российского законодательства об охране традиционного об раза жизни. Но поскольку и этот подход слишком широк, необходимо, очевидно, как то ограничить тематический список управленческих решений, подлежащих эт нологической экспертизе.

Что касается вещественных предметов, с которыми должна иметь дело этноло гическая экспертиза, то это, конечно, не "этносы" или "этнические сообщества", а по большей части — документы, поскольку именно документы, отражающие про екты или текущую деятельность, составляют основу системы принятия решений.

А.Н. Садовой: Правомерно, так как этнологическая экспертиза является ос новным инструментом сбора и обработки информации в области прикладной ан тропологии. Это в первую очередь исследование, проводимое на основе системного подхода к изучаемому объекту. Все приводимые термины являются не более чем отражением составной части этнологической экспертизы.

А.Ю. Чистяков: Термин "этнологическая экспертиза" мне кажется право мерным, ведь данная экспертиза будет рассматривать проблемы существования этноса. Выбирая название для экспертизы, приходится учитывать и понятность его для относительно широкой аудитории. С этой точки зрения надо признать, что тер мин "этнология" в наши дни более менее известен, хотя содержание его представ ляется довольно смутным. Выбор сложного названия не сможет в полной мере отра зить содержание экспертизы, а в некоторых случаях ограничит поле ее применения.

А.Н. Ямсков: Наилучшим терминологичным решением мне представляется использование названия "социально этнологическая экспертиза", что в наимень шей степени противоречит как уже введенному в российское законодательство тер мину "этнологическая экспертиза", так и применяемому в транснациональных ком паниях и Всемирном банке термину "социальная оценка".

Вместе с тем, включая в себя составляющую "этнологическая", она вполне впи сывается и в отечественную терминологическую традицию, согласно которой час тица "этно" или понятие "этнология/этнография" сопрягается со всем тем, что об ладает культурным своеобразием, даже если при этом носители таких культурных традиций и не отличаются спецификой этнического самосознания.

Ю.П. Шабаев: Конечно, сама по себе экспертиза будет не собственно этноло гической, а "социально этнологической", а потому данный вариант ее обозначения наиболее приемлем.

С.В. Чешко: Лучше назвать "социальной". Это вбирает все и подразумевает людей, а не зачастую мифические этнические права.

В.М. Викторин: Предложенные другие названия этнологической экспертизы мне видятся лишь ее частными вариантами. На практике в зависимости от ситуа ции ее можно называть и "социокультурной", и "гуманитарной", наверное.

М.В. Аствацатурова: Мне представляется более приемлемым термин "этно культурная". Особенно если под культурой понимать широкую и глубокую катего рию — весь комплекс материальных и духовных ценностей, созданных человеком, всю его преобразующую деятельность, которая имеет прямое отношение к эколо гии, природе, растительному и животному миру. Этнокультурная экспертиза явля ется компонентом гуманитарной, социальной, социокультурной. Основой таковой являются этнодемография, этноистория, этнополитика, этнопрофессиональная сфера, этносоциальная сфера, этнообразовательная сфера и другие.

П.А. Филин: Если речь идет об оценке, то применение термина "этнологиче ская оценка" выглядит вполне приемлемым: с научных позиций формируется систе ма экспертных оценок, на основе которых корректируется управленческое решение.

В.В. Степанов: Если цель новых правовых норм — охрана традиционного об раза жизни и культурной самобытности населения, то лучше именовать данный вид экспертизы этнологической. В конечном счете важно не название, а то, какова функция экспертизы. Напомню только, что существующее на сегодняшний день в федеральном законодательстве понятие "этнологическая экспертиза" имеет факти чески нулевую функцию и потому важно в его поддержку принять работающие нормы или специальный закон.

МАТЕРИАЛЫ ПАРЛАМЕНТСКИХ СЛУШАНИЙ, "КРУГЛЫХ СТОЛОВ" В СОВЕТЕ ФЕДЕРАЦИИ О ПРОБЛЕМАХ РЕАЛИЗАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О РЫБОЛОВСТВЕ И СОХРАНЕНИИ ВОДНЫХ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ" В РАЙОНАХ КРАЙНЕГО СЕВЕРА И ПРИРАВНЕННЫХ К НИМ МЕСТНОСТЯХ 31 октября 2006 года в Совете Федерации прошли парламентские слуша ния, посвященные проблемам реализации Федерального закона "О рыболовст ве и сохранении водных биологических ресурсов" в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. В них приняли участие члены Совета Феде рации, депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, представители Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, законодательных и исполнительных органов власти ряда северных субъектов Российской Федерации, рыбодобывающих компаний, ученые и спе циалисты рыбной отрасли. Вел парламентские слушания и выступил на них председатель Комитета по делам Севера и малочисленных народов Г.Д. Олей ник.

По итогам обсуждения приняты Рекомендации, которые публикуются ниже.

*** Участники парламентских слушаний, обсудив проблемы реализации Феде рального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, отмечают, что к на стоящему времени в целом заложены основы правового регулирования рыбохозяй ственного комплекса страны.

В 2003 году утверждена Концепция развития рыбного хозяйства Российской Федерации на период до 2020 года, постановлением Правительства Российской Федерации установлена система распределения промышленных квот на вылов (добычу) водных биоресурсов. В конце 2004 года принят Федеральный закон "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов". С 1 января 2004 года введен сбор за пользование объектами водных биоресурсов. Кроме того, опреде ленные регулирующие нормы содержатся в федеральных законах "О животном мире", "Об исключительной экономической зоне Российской Федерации", "О континентальном шельфе Российской Федерации" и ряде других.

В то же время, хотя с момента введения в действие Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" прошло два года, к на стоящему времени изданы только 7 из необходимых 15 постановлений Правитель ства Российской Федерации: определены функции Министерства сельского хо зяйства Российской Федерации и Федерального агентства по рыболовству по управлению рыбохозяйственным комплексом, утверждены положения о распреде лении и утверждении ОДУ водных биоресурсов, о распределении ОДУ водных биоресурсов применительно к видам квот их добычи (вылова), порядок распреде ления квот добычи (вылова) водных биоресурсов для осуществления прибрежного рыболовства во внутренних морских водах и территориальном море Российской Федерации, определен порядок организации промысла тихоокеанского лосося.

В июне 2006 года принят Федеральный закон "О внесении изменений в ста тью 9 Закона Российской Федерации "О государственной границе Российской Федерации" и статью 6 Федерального закона "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", предусматривающий упрощен ный порядок пересечения государственной границы рыбопромысловыми судами при ведении промысла. Однако предусмотренное законом постановление Прави тельства Российской Федерации, определяющее такой порядок, до сих пор не при нято.

Такая медлительность в создании нормативной базы не обеспечивает эффек тивного управления отраслью, особенно в оперативном режиме, не позволяет снять многие проблемы, сдерживающие развитие рыбного хозяйства страны и препятст вующие преодолению кризисных явлений в отрасли.

Сложившееся положение во многом обусловлено рядом системных просчетов, заложенных при формировании организационной структуры отрасли, прежде представлявшей единый комплекс природных, социальных, производственных, экономических и международных аспектов хозяйственной деятельности и вполне реализуемый в новых экономических условиях. Отрицательно на ситуации в отрас ли сказалось практически полное отстранение в ходе реформы федеративных отно шений органов государственной власти субъектов Российской Федерации от при нятия управленческих решений в этой сфере, а также значительное снижение уров ня государственной поддержки отечественного рыболовства.

Следует отметить, что в 2003 году после принятия Концепции развития рыб ного хозяйства Российской Федерации на период до 2020 года наметился нор мальный алгоритм работы по формированию правовой базы и решению проблем отрасли: концепция — федеральный закон или законы — нормативные акты Пра вительства Российской Федерации — ведомственные нормативные акты. Была создана правительственная комиссия, которая должна была координировать эту работу. Однако в ходе административной реформы эта схема не была реализована.

Недостаточная координация управления отраслью приводит к тому, что факти чески перед каждой путиной создается кризисная ситуация, для выхода из которой принимаются скоропалительные регулирующие решения, но на следующий год все повторяется сначала. Особенно негативно это сказывается на положении рыболо вецких предприятий в северных районах, где период путины резко ограничен.

Так, более подробной регламентации в законодательстве требует прибрежное рыболовство. Необходимо введение норм, обеспечивающих загрузку рыбоперера батывающих предприятий прибрежной полосы соответствующих субъектов Рос сийской Федерации. Законопроект о выделении так называемых береговых квот дважды вносился Мурманской областной Думой, но не нашел понимания на феде ральном уровне. С другой стороны, для дальневосточных регионов в некоторых районах промысла, таких как, например, северная часть Охотского моря, наиболее эффективным для развития прибрежного рыболовства представляется создание мобильного мало и среднетоннажного специализированного морозильного флота.

Государственной поддержки требует решение проблемы строительства совре менных промысловых судов. Износ флота и устаревшее оборудование делают не рентабельной добычу многих объектов лова, сдерживают освоение новых районов и объектов промысла. У большинства рыбодобывающих предприятий нет собст венных средств для строительства новых судов. Однако решения этой проблемы до сих пор не найдено. В то же время неоднозначную реакцию вызвал внесенный Калининградской областной Думой законопроект о выделении специальных квот под строительство судов.

Анализ правоприменительной практики показывает необходимость корректи ровки норм закона применительно к рыболовству во внутренних пресноводных водных объектах, которая должна предусматривать передачу части регулирующих функций органам государственной власти субъектов Российской Федерации. Од но из таких предложений было внесено Законодательным Собранием Республики Карелия.

Из за затягивания вопроса подготовки федеральными органами исполнитель ной власти необходимой регулирующей документации в ряде северных регионов, в том числе в Ханты Мансийском, Таймырском, Эвенкийском автономных округах, на территории которых имеется большое количество водных объектов и население традиционно занимается рыболовством, на протяжении последних двух лет посто янно возникают конфликтные ситуации. Введение положения об определении об щих допустимых уловов для практически всех видов водных биологических ресур сов осложняет распределение квот, приводит к задержке открытия промысла.

Дополнительной правовой защиты и более подробной регламентации требует рыболовство в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осущест вления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных наро дов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Формальный, не решающий многие необходимые вопросы характер носит и принятый Минсельхо зом России Порядок осуществления рыболовства в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной дея тельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Готовящиеся правила рыболовства по рыбохозяйствен ным бассейнам также недостаточно учитывают интересы коренного населения.

В только что принятом Федеральном законе "О внесении изменений в Феде ральный закон "О континентальном шельфе Российской Федерации" и Феде ральный закон "Об исключительной экономической зоне Российской Федера ции", разработанном в целях приведения положений указанных законов в соответ ствие с положениями Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", исключены положения, обеспечивающие коренным ма лочисленным народам преимущественное право на использование живых ресурсов, которое было предоставлено им в связи с тем, что их образ жизни, занятость и эко номика традиционно основываются на промысле этих ресурсов.

Исходя из изложенного, участники парламентских слушаний отмечают неэф фективность сложившейся нормативно правовой базы в сфере рыболовства и не обходимость ее совершенствования, в связи с чем ре к о м е н ду ют :

Правительству Российской Федерации:

обобщить поступающие материалы и предложения всех заинтересованных ор ганов государственной власти, хозяйствующих субъектов, общественных и науч ных организаций и утвердить программу подготовки конкретных изменений зако нодательной и нормативно правовой базы, регулирующей отношения в рыбной от расли, в том числе направленных на:

уточнение понятия и более подробную регламентацию в законе прибрежного рыболовства, предусматривающую комплекс мер, обеспечивающих обяза тельную доставку добытых в прибрежной зоне уловов на территорию Рос сийской Федерации;

создание механизмов и условий, обеспечивающих загрузку рыбоперерабаты вающих предприятий, находящихся на прибрежной территории в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях;

дальнейшее упрощение режима и правил захода российских промысловых су дов в рыбные порты и их обслуживания;

изменение порядка определения общих допустимых уловов, предусматри вающее исключение некоторых видов биоресурсов из перечня, по которому необходимо устанавливать общие допустимые уловы;

уточнение системы распределения квот добычи (вылова) водных биоресур сов, в том числе по срокам их закрепления за пользователем, по определению порядка рыночного оборота вторичных долей вылова, порядку перераспреде ления квот при возникновении угрозы их неосвоения конкретными пользова телями;

строительство и модернизацию промыслового флота и рыбоперерабатываю щих предприятий;

ликвидацию системы финансирования научных учреждений отрасли через систему квот, переход на их бюджетное финансирование;

разработку норм, стимулирующих освоение малорентабельных и не осваивае мых объектов промысла;

усиление мер ответственности за незаконный промысел;

оптимизацию ставок сбора за пользование водными биологическими ресурса ми, в том числе: введение льготных ставок сбора для прибрежного рыболовст ва;

возврат (зачет) сумм сбора по нереализованным квотам или оплату по фактически выловленным биоресурсам, в том числе и по видам биоресурсов в пределах утвержденных общедопустимых уловов;

подготовить предложения по оптимизации государственного управления от раслью, предусмотрев передачу ряда полномочий по организации оперативного ре гулирования промысла, организации рыболовства во внутренних пресноводных во доемах органам государственной власти субъектов Российской Федерации и уде лив особое внимание организации государственного контроля и надзора в области рыболовства, охраны водных биологических ресурсов и среды их обитания;

дополнить полномочия федерального органа государственной власти, осущест вляющего нормативно правовое регулирование в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов, полномочием по утверждению отраслевых норма тивов выхода готовой продукции, в том числе икры, и расходов сырья при произ водстве продукции из водных биологических ресурсов;

ускорить разработку и утверждение нормативных правовых актов, необходи мых для реализации Федерального закона "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов" и других законодательных актов, регулирующих функ ционирование рыбохозяйственного комплекса страны, в том числе Порядка полу чения разрешения на неоднократное пересечение государственной границы рыбо промысловыми судами при ведении промысла;


определить нормативным правовым актом Правительства Российской Феде рации предельные сроки согласования документов в сфере рыболовства и сохране ния водных биологических ресурсов с учетом сезонного характера деятельности;

определить ответственность должностных лиц государственной гражданской службы за несвоевременную подготовку регламентирующих документов, повлек ших за собой срыв промысла, финансовые потери рыбохозяйственных предпри ятий;

решить вопрос о государственном регулировании и контроле за производством и оборотом продукции из лососевых видов рыб и других особо ценных видов биоре сурсов;

создать рабочую группу с участием представителей коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока по подготовке предложений по со вершенствованию нормативной базы рыболовства, осуществляемого в целях обес печения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хо зяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Федеральному Собранию Российской Федерации ускорить рассмотрение проектов федеральных законов, внесенных в Государственную Думу субъектами Российской Федерации, полностью или частично отнесенными к районам Крайне го Севера и приравненным к ним местностям, и направленных на совершенствова ние законодательства в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ре сурсов. Провести анализ проблем, на решение которых они направлены, и подгото вить предложения по их законодательному регулированию.

Ввести в практику законотворческой работы установление предельных сроков для подготовки предусмотренных законом нормативных правовых актов Прави тельства Российской Федерации и иных документов соответствующих федераль ных органов исполнительной власти.

РЕШЕНИЕ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ РАЗВИТИЯ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ПОЛНОСТЬЮ ИЛИ ЧАСТИЧНО ОТНЕСЕННЫХ К СЕВЕРНЫМ РАЙОНАМ, В СВЕТЕ РЕАЛИЗАЦИИ ЗАДАЧ, ПОСТАВЛЕННЫХ В ПОСЛАНИИ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОМУ СОБРАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА 2006 ГОД 15 ноября 2006 года в Совете Федерации состоялось заседание "круглого стола", посвященного решению демографических проблем развития субъектов Российской Федерации, полностью или частично отнесенных к северным рай онам, в свете реализации задач, поставленных в Послании Президента Рос сийской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации на 2006 год. В заседании приняли участие члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, пред ставители Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, Министерства регионального развития Российской Федерации, Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федера ции, органов законодательной и исполнительной власти северных субъектов Российской Федерации, ученые. Вел заседание "круглого стола" председатель Комитета по делам Севера и малочисленных народов Г.Д. Олейник.

По итогам обсуждения приняты рекомендации, которые публикуются ниже.

*** Участники заседания "круглого стола" отмечают, что сбалансированная демо графическая политика является главным условием устойчивого социально эконо мического развития государства.

Президент Российской Федерации в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации на 2006 год определил демографическое положение в стране как самую острую проблему современной России. Данная оценка в полной мере относится к ситуации, сложившейся в настоящее время в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Более того, сравнительный анализ демографического положения в различных субъектах Российской Федерации показывает, что северные регионы по ряду ос новных демографических показателей находятся в более худшем положении, чем в целом по России, причем отрицательные тенденции начали проявляться с начала проведения в стране экономических преобразований.

По состоянию на 1 января 2006 года в районах Крайнего Севера и приравнен ных к ним местностях проживало 10 650 тысяч человек, и по сравнению с 1990 го дом население сократилось на 2224 тысячи человек, или на 17,3%, в то время как численность населения России за этот период снизилась только на 2,9%.

Причина значительного снижения численности северного населения связана как с его естественной убылью, так и с большой миграцией с Севера в другие регио ны России.

В 2005 году число родившихся на Севере составило 127,7 тысячи, а умерших 142,5 тысячи, то есть естественная убыль населения составила 14,8 тысячи чело век, или 1,4 на 1000 человек населения (в 1990 году в северных регионах наблю дался естественный прирост населения, который составлял 8 человек на 1000 чело век населения).

Высок уровень детской смертности. В 2005 году количество детей, умерших в возрасте до 1 года, составило 1447 человек, или 11,2 на 1000 родившихся (по Рос сийской Федерации — 10,4).

Значительное сокращение численности населения Севера происходит за счет его оттока в другие регионы Российской Федерации, который не компенсируется пополнением населения за счет приезжающих. На сегодняшний день этот процесс имеет спонтанный, во многом неуправляемый характер. Так, население Чукотско го АО с 1990 года по 2005 год уменьшилось со 160 тысяч человек до 50,7 тысячи, то есть более чем в 3 раза. В 2005 году из районов Севера выехали 240,1 тысячи человек, в то время как сюда приехали только 190,4 тысячи, таким образом мигра ционная убыль составила 49,7 тысячи человек.

Наряду со снижением численности населения северных регионов происходит его старение. Сравнение показателей 2005 года с показателями 1990 года по воз растному составу населения Севера показывает значительное сокращение доли на селения моложе трудоспособного возраста (с 29,2% до 21,0%) и рост доли населе ния старше трудоспособного возраста (с 10,3% до 13,1%).

Отдельные неблагоприятные тенденции на фоне в целом удовлетворительного демографического положения имеют место среди коренных малочисленных наро дов Севера (если в 2004 году в целом в районах проживания малочисленных наро дов наблюдалась убыль населения, то среди малочисленных народов — прирост).

За период между двумя переписями с 1989 года по 2002 год их общая численность за счет естественного прироста, связанного с более высоким уровнем рождаемости, чем в среднем по стране, выросла с 199 тысяч до 275,8 тысячи человек, или на 76,8 тысячи человек.

Вместе с тем темпы их рождаемости из года в год сокращаются, и если в 1996 году число родившихся детей коренных малочисленных народов Севера со ставляло 3,3 тысячи человек, то в 2004 году только 2,9 тысячи.

Вызывает тревогу постоянный отрицательный прирост населения у отдельных малочисленных народов (ительменов, нанайцев, нганасанов, нивхов, орочей, саа мов, удэгейцев, ульчей, энцев), что в случае сохранения данной тенденции ставит под вопрос само существование этих народов.

Чрезвычайно высок у коренных малочисленных народов Севера уровень дет ской смертности. В 2005 году число детей, умерших в возрасте до 1 года, составило 42 человека на 1453 родившихся (28,9 на 1000 родившихся), что почти в 3 раза больше, чем в среднем по Российской Федерации.

Особую озабоченность вызывает низкая продолжительность жизни коренных малочисленных народов Севера, которая у мужчин составляет 45 лет и у жен щин — 54 года (соответственно 58 лет у мужчин и 72 года у женщин в среднем по России).

Ухудшение демографического положения на Севере непосредственно связано с ухудшением социально экономического положения в северных регионах, вызван ным начавшимся в конце прошлого века реформированием Российского государст ва на рыночной основе.

Падение уровня социальной защищенности населения Севера во многом было обусловлено разрушением системы гарантий северянам, ранее установленной госу дарством в целях компенсации населению дополнительных физических и матери альных затрат в связи с проживанием и работой в сложных природно климатиче ских условиях. Был ликвидирован ряд гарантированных законодательством трудо вых, жилищных, пенсионных и других прав граждан, работающих и проживающих на Севере (компенсация расходов по выезду на лечение, бесплатный проезд уча щихся, выплата процентной надбавки трудящейся молодежи, льготный порядок исчисления северного стажа и пенсионного обеспечения и так далее).

Немалую роль в ухудшении демографического положения сыграли проблемы в сфере здравоохранения. Состояние здоровья северян с учетом экстремальности природно климатических факторов и ухудшающейся экологической обстановки приняло угрожающий характер, особенно среди детей, женщин и аборигенного на селения. Уровень социально обусловленных заболеваний среди северян превышает средние показатели для России в 3—5 раз. Значительную роль здесь сыграло рез кое снижение количества и качества питания. Во многих районах за последние де сять лет потребление на душу населения мяса, молока, яиц, сахара и других основ ных продуктов питания сократилось в два и более раз.

Резкое падение уровня жизни северян привело к тому, что экономическая при влекательность жизни и работы на Севере в значительной степени была утрачена.

Это вызвало значительный отток трудоспособного населения с Севера в более бла гоприятные районы страны. В то же время перестали действовать механизмы, сти мулирующие проживающую здесь молодежь оставаться на Севере для осуществ ления своей трудовой деятельности.

Следует отметить, что в последние годы в большинстве северных регионов на блюдается рост экономики, сокращается число безработных, растет потребность в рабочей силе. Только за 2005 год потребность в работниках в северных регионах возросла на 19,5% и составила 130,3 тысячи человек.


Но поскольку действовавшие ранее материальные и моральные стимулы, при влекавшие граждан жить и трудиться в северных районах, практически исчезли, в настоящее время на Севере наблюдается острый дефицит квалифицированных спе циалистов, особенно в социальной сфере — образовании, здравоохранении, куль туре, обеспеченность которыми практически на всех северных территориях ниже, чем в других регионах России.

Одновременно с этим значительно затруднен выезд с Севера нетрудоспособ ного населения из за незаинтересованности в этом пенсионеров, размер пенсий ко торых при выезде с Севера существенно снижается, а также в связи с недостаточ ным финансированием федеральной программы по переселению в рамках Феде рального закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей". В результате Север посте пенно превращается в "регион пенсионеров", удельный вес которых в населении Севера неуклонно повышается.

Сложившееся неблагоприятное положение в области демографии в северных регионах влечет негативные последствия для их устойчивого социально экономи ческого развития.

В Послании Президента Российской Федерации предложен ряд мер, направ ленных на стимулирование рождаемости, материальную поддержку женщин, имеющих детей, развитие инфраструктуры, способствующей помощи семье при рождении и воспитании детей (учреждений родовспоможения, детских дошколь ных учреждений, системы опеки и попечительства).

Данные меры имеют важное значение для улучшения демографической ситуа ции и на Севере. Однако только увеличение естественного прироста населения на Севере не может решить проблему в целом. На Севере необходимо создавать такие условия жизни и работы, которые способствовали бы притоку сюда трудоспособ ного населения. В то же время необходимо обеспечить возможность выезда с Севе ра нетрудоспособных граждан, которым противопоказано проживание здесь по медицинским показаниям и содержание которых на Севере неоправданно с эконо мической точки зрения.

Решение этих задач требует проведения особой демографической политики в отношении северных территорий на основе осуществления комплекса социальных, экономических, организационных и правовых мер.

На основании изложенного участники "круглого стола" ре к о м е н ду ют :

1. Правительству Российской Федерации:

предусмотреть при разработке Концепции демографической политики Россий ской Федерации до 2025 года отражение в ней особенностей проведения такой по литики в северных регионах;

обеспечить своевременное осуществление мер, предусмотренных Планом ме роприятий по оптимизации численности населения, проживающего в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, путем создания условий для закрепления квалифицированных кадров и выезда нетрудоспособных лиц на 2005—2010 годы (распоряжение Правительства Российской Федерации от 20 января 2005 года № 44 р), и Планом мероприятий социально экономического развития районов Севера (распоряжение Правительства Российской Федерации от 21 февраля 2005 года № 185 р);

обеспечить разработку научно обоснованной миграционной политики на Севе ре на основе учета потребности северных регионов в трудовых ресурсах, необходи мости оптимизации миграционных потоков, предотвращения незаконной миграции и так далее;

создать систему сбора и распространения информации о рынке труда в север ных районах (потребностях работодателей в рабочей силе и возможности трудоуст ройства);

разработать меры по привлечению квалифицированных кадров для работы на Севере, подготовке необходимых специалистов в учебных заведениях, в первую очередь расположенных в северных регионах, закреплению специалистов на их ра бочих местах;

предусмотреть дополнительные гарантии и компенсации в области социальной защиты граждан, проживающих и работающих в тяжелых природно климатиче ских условиях, в целях стимулирования трудовой миграции в районы Севера;

принять меры по ускорению выезда с Севера нетрудоспособного населения, в том числе:

предусматривать в проектах федерального бюджета на очередной финансо вый год более высокий уровень финансирования затрат на реализацию Федераль ного закона "О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Край него Севера и приравненных к ним местностей";

обеспечить совершенствование механизма предоставления жилищных субси дий в рамках Пилотного проекта социального реструктурирования районов Край него Севера в целях более эффективного использования средств займа МБРР, снижения административных расходов, оптимизации размера предоставляемых субсидий;

разработать дополнительные меры, направленные на ускорение решения про блемы выезда из северных регионов неработающих граждан, в том числе за счет выделения из федерального бюджета средств на компенсацию выезжающим граж данам оплаты жилья по найму по новому месту жительства, обеспечения долевого финансирования строительства жилья из средств федерального бюджета, регио нальных и местных бюджетов (регионов выезда и вселения граждан), предприятий и средств граждан;

обеспечить выполнение мероприятий, предусмотренных федеральной целевой программой "Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных на родов Севера до 2011 года", в рамках реализации приоритетного национального проекта "Развитие агропромышленного комплекса", обеспечить поддержку тради ционных форм хозяйствования этих народов, в первую очередь оленеводства, ры боловства и охоты, ускорить создание территорий традиционного природопользо вания коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока фе дерального значения;

предусмотреть в рамках программы "Дети России" на 2008—2010 годы само стоятельную подпрограмму "Дети Севера".

2. Федеральному Собранию Российской Федерации и Правительству Российской Федерации:

разработать федеральные законы, а также внести изменения в действующие федеральные законы по вопросам:

ликвидации населенных пунктов, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях;

восстановления отмененного льготного порядка исчисления "северного ста жа" для назначения пенсии северянам, учета районного коэффициента в размере базовой части пенсии граждан, выехавших с Севера;

включения периодов междувахтового отдыха работников, работающих вахто вым методом в районах Севера, в стаж работы, необходимый для досрочного на значения трудовой пенсии по старости;

предоставления бюджетных и налоговых льгот частным компаниям, привле кающим собственные средства на переселение пенсионеров, работавших в этих ор ганизациях;

внести изменения в Федеральный закон Российской Федерации "О жилищ ных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и прирав ненных к ним местностей" в части:

введения пропорциональности при распределении жилищных субсидий по различным категориям очередников;

решения вопроса о компенсации нетрудоспособным гражданам, выезжаю щим с Севера, затрат на их проезд и провоз имущества;

расширения полномочий субъектов Российской Федерации по предоставле нию жилищных сертификатов в целях решения вопросов, которые не могут быть урегулированы федеральным законодательством.

3. Органам государственной власти субъектов Российской Федерации и органам муниципальных образований (северных регионов):

принять меры по улучшению демографической ситуации на своей территории в рамках реализации задач, поставленных Президентом Российской Федерации в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации на 2006 год;

разработать региональные программы, обеспечивающие эффективное регули рование демографических процессов, в том числе в сфере стимулирования рождае мости, оказания поддержки семье, улучшения здоровья, повышения продолжи тельности жизни, стабилизации миграционных процессов и других аспектов демо графического развития.

ВОПРОСЫ РЕАЛИЗАЦИИ КЛАСТЕРНОЙ ПОЛИТИКИ В РЕГИОНАХ СЕВЕРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 12 декабря 2006 года в Совете Федерации прошло заседание "круглого сто ла", посвященного вопросам реализации кластерной политики в северных ре гионах Российской Федерации. В нем приняли участие члены Совета Федера ции, представители законодательных и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации, полностью или частично отнесенных к се верным районам, Министерства экономического развития и торговли Россий ской Федерации, Министерства образования и науки Российской Федерации, Министерства регионального развития Российской Федерации, производст венных и консалтинговых компаний, учебных заведений, научных учреждений, средств массовой информации. Вел заседание "круглого стола" и выступил на нем председатель Комитета по делам Севера и малочисленных народов Г.Д. Олейник.

По итогам заседания приняты рекомендации, текст которых публикует ся ниже.

*** Участники заседания "круглого стола" отмечают, что одним из наиболее эф фективных и перспективных направлений развития экономики является производ ственная кооперация. В мировой хозяйственной практике производственная коо перация реализуется в основном через создание и функционирование кластеров — объединений производственных компаний, научно исследовательских и образова тельных учреждений, поставщиков оборудования и услуг, работающих совместно с целью получения конкурентных преимуществ, создания наукоемкой и высокотех нологичной продукции.

Опыт развития кластерных систем показывает, что они дают значительный импульс региональному развитию, в том числе повышению экономической актив ности депрессивных территорий, а также развитию малого и среднего бизнеса.

Создание и развитие кластеров должно стать одним из ключевых направлений диверсификации и развития экономики Севера в условиях рыночной экономики.

Актуальность этого заключается в том, что:

экономика северных территорий с учетом ограниченности трудовых ресурсов, низкой транспортной обеспеченности, высоких затрат на перемещение оборудова ния, сырья и продукции должна быть наиболее наукоемкой и высокотехнологичной;

большинство северных регионов нуждается в ускоренном развитии инфра структурных отраслей — транспорта, связи, информатизации. Их недостаток яв ляется одним из основных факторов, сдерживающих развитие региональной эко номики и социальной сферы;

для Севера с его однополярной экономикой особенно важно развитие малого предпринимательства. Для многих северных регионов это единственная возмож ность для социального и экономического развития, решения проблемы занятости.

Особенно важен кластерный подход для вновь осваиваемых территорий добы чи полезных ископаемых в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке, на Северном Урале, где в едином комплексе, на основе использования самых современных тех ники и технологий должны решаться вопросы создания базы геолого разведочных работ, освоения и разработки месторождений, создания перерабатывающих и смеж ных производств, инфраструктурных объектов, социального развития территорий.

В Российской Федерации имеется опыт региональной и межрегиональной про изводственной кооперации в условиях плановой экономики. Это создание круп нейших территориально производственных и научно производственных комплек сов в ряде отраслей экономики, в том числе в северных регионах — Западно Си бирского нефтегазового комплекса, Норильского горно металлургического комби ната и ряда других.

В то же время в условиях рыночной экономики производственная кооперация в России не получила широкого развития, и только в отдельных субъектах Россий ской Федерации, в том числе в Республике Коми, Иркутской, Томской, Мурман ской областях и ряде других регионов, органами государственной власти совместно с органами местного самоуправления и предпринимательскими структурами прово дится работа по формированию территориальных производственных кластеров.

Это вызвано тем, что если в экономически развитых странах мира политика кластеризации при активной государственной поддержке проводится с начала 1990 х годов, а во многих развивающихся странах — в течение последних 5—10 лет, то органами государственной власти Российской Федерации до настоя щего времени этому вопросу фактически не уделяется внимания.

В утвержденной Правительством Российской Федерации Программе соци ально экономического развития Российской Федерации на среднесрочную пер спективу (2006—2008 годы) одним из путей мобилизации ресурсов в регионах для повышения экономического роста определены развитие производственных кластеров и поиск направлений их развития. Предполагается разработка Концеп ции территориальных производственных кластеров и проведение экспериментов по реализации мер кластерной политики на региональном и муниципальном уров нях. Однако до настоящего времени никаких нормативных правовых или рекомен дательных документов по вопросам кластерной политики не принято.

Участники заседания "круглого стола" считают, что кластерная политика должна быть важнейшей составной частью экономической политики государства.

Она должна включать систему взаимосвязанных действий федеральных и регио нальных органов власти, органов местного самоуправления, предпринимательских структур, научных и образовательных учреждений, общественных организаций, направленных на поддержку инициатив по созданию и развитию их кооперации и объединения, создание условий для этого. Необходимо, чтобы стимулирование создания различного типа кластеров было одним из приоритетных направлений го сударственной политики регионального развития. Важными элементами кластер ной политики должны стать разработка и реализация федеральной и региональных программ содействия формированию и функционированию кластерных образова ний, развитие в этом направлении частно государственного партнерства.

С учетом этого участники "круглого стола" ре к о м е н ду ют :

1. Правительству Российской Федерации:

ускорить принятие нормативных правовых актов, определяющих основные на правления развития кластерной политики, систему мер, направленных на ее реали зацию, а также иных документов, регулирующих формирование и функционирова ние кластеров;

определить федеральный орган исполнительной власти, отвечающий за разра ботку и реализацию кластерной политики;

разработать и принять общефедеральную комплексную программу формирова ния в России сети промышленных кластеров как составную часть стратегии соци ально экономического развития регионов Российской Федерации. Определить перечень возможных кластерных образований, которые будут создаваться с уча стием или при поддержке Российской Федерации;

провести анализ законодательной и нормативно правовой базы и внести пред ложения по ее изменению и дополнению с целью формирования институциональ ной среды для развития территориальных производственных и отраслевых класте ров, а также правовой и судебной поддержки процесса их создания;

разработать меры, в том числе в области налоговой, бюджетной, кредитной по литики, стимулирующие создание кластерных образований;

создать при Правительстве Российской Федерации координационный орган по проблемам кластерной политики, в состав которого включить представителей федеральных и региональных органов власти, органов местного самоуправления, предпринимательских структур, научных и образовательных учреждений, общест венных организаций;

разработать совместно с Российской академией наук систему мониторинга и оценки эффективности развития кластеров на федеральном и региональном уровнях;

реализовать кластерный подход при подготовке программ и мероприятий ос воения новых территорий добычи полезных ископаемых в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке, на Северном Урале и других территориях Севера России;

разработать программу содействия выходу отечественных кластеров на внеш ние рынки, включающую систему защитных мер в условиях нарастающей между народной конкуренции и вступления России в ВТО;

разработать меры по информационному и методическому обеспечению кла стерной политики, в том числе по изучению, обобщению и распространению отече ственного и международного теоретического и практического опыта в области кла стеризации;

ввести в учебные планы высших учебных заведений экономического профиля, учреждений дополнительного профессионального образования и повышения ква лификации специальные программы по вопросам развития кластеров и реализации кластерной политики.

2. Органам государственной власти субъектов Российской Федерации, полностью или частично отнесенных к северным районам:

принять региональные программы содействия формированию и функциониро ванию кластерных образований, обратив особое внимание на концентрацию усилий государства, местного самоуправления и бизнеса на вопросах создания в местах расположения кластеров развитой социальной и инженерной инфраструктуры и приоритетного внимания к решению социальных проблем населения, а также на привлечение к процессу промышленной кооперации предприятий и организаций малого и среднего бизнеса;

включать проекты создания кластеров в стратегии социально экономического развития субъектов Российской Федерации и муниципальных образований;

провести с участием органов местного самоуправления, региональных экономи ческих союзов и ассоциаций и торгово промышленных палат, научных и образова тельных учреждений мероприятия, направленные на координацию деятельности по реализации кластерной политики;

провести анализ конкурентоспособности продукции, выпускаемой предпри ятиями региона, и на этой основе определить точки экономического роста, которые могли бы стать основой для создания кластеров;

организовать постоянный мониторинг процессов создания кластеров на терри ториальном уровне. Практиковать обязательное проведение социальной эксперти зы планируемых решений и практических действий по формированию кластеров;

способствовать консолидации участников кластерных инициатив, реализации программ содействия выходу предприятий кластера на межрегиональные и внеш ние рынки, проведению совместных маркетинговых исследований и рекламных ме роприятий, кооперации предприятий и региональных научных и образовательных учреждений;

принять меры, направленные на формирование институциональной среды и ин формационно коммуникационной инфраструктуры для развития территориальных промышленных кластеров, обмена опытом по их созданию и деятельности.

Ассоциациям экономического взаимодействия субъектов Российской Фе дерации разработать меры, направленные на стимулирование формирования меж региональных промышленных кластеров, организационную и иную поддержку процессов их создания и функционирования.

МЕЖПАРЛАМЕНТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ О МЕЖДУНАРОДНОМ СЕМИНАРЕ "МЕЖДУНАРОДНО ПРАВОВЫЕ ГАРАНТИИ ЗАЩИТЫ ПРАВ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ И ПРОБЛЕМЫ ИХ СОБЛЮДЕНИЯ" (Страсбург, 18 октября 2006 года) Во исполнение распоряжения Президента Российской Федерации от 20 фев раля 2006 года № 83 рп Минрегион России совместно с МИД России провел октября 2006 года международный семинар "Международно правовые гарантии защиты прав национальных меньшинств и проблемы их соблюдения" в рамках председательства Российской Федерации в Комитете министров Совета Европы.

В работе семинара с российской стороны приняли участие председатель Коми тета Совета Федерации по делам Севера и коренных малочисленных народов Г.Д. Олейник, директор Департамента межнациональных отношений Минрегиона России А.В. Журавский, член Общественной палаты Российской Федерации П.В. Суляндзига, ведущие российские ученые и представители национальных об щественных объединений Российской Федерации. В семинаре приняли также уча стие представители и эксперты более чем 30 стран — членов Совета Европы.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.