авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Содержание Роль главных хранителей фондов в организации работы по обеспечению сохранности документов ...»

-- [ Страница 2 ] --

Сохранились анкета, заполненная Яковом Федоровичем в 1932 г., и его автобиография от 14 ноября 1940 г. Он родился в 1878 г. в д. Спасское-Дягелево Удомельского района в семье крестьянина, окончил церковно-приходскую школу в с. Млево. Послужной список большой: ткач на фабрике Рябушинских, конторщик харчевной лавки той же фабрики, участник империалистической войны с 1914 по ноября 1920 г., счетовод в хозяйственном отделе Вышневолоцкой мануфактуры, в культкомиссии, с 28 июля 1929 г. в архиве9.

В стране начались индустриализация и коллективизация, шло административно территориальное переустройство. В 1929 г. была упразднена Тверская губерния, на ее территории образованы округа и районы, Вышневолоцкий уезд вошел в Тверской округ Московской области. Тверское окрархбюро (в 1930 - 1935 гг.

отделение) и Вышневолоцкий архив находились до 1935 г. под непосредственным руководством Московского областного архивного бюро, с 1930 г. - управления. В 1935 г. архив перешел в подчинение Калининскому областному управлению, а в 1938 г. на основании постановления Президиума Верховного совета РСФСР от декабря был передан в ведение местных органов НКВД (с 1960 г. архивы вновь стали подчиняться местным органам советской власти).

Ежегодно, начиная с 1936 г., Травкину пришлось перевозить архивные документы из одного помещения в другое. Наконец перед началом Великой Отечественной войны по решению исполкома Вышневолоцкого горсовета от 5 мая 1940 г. под архив выделили помещение по пр. Ленина, 29 (сейчас Казанский пр.), где он и находился долгое время10. В архиве тогда насчитывалось 145 фондов, в том числе 19 дореволюционного периода, 61 тыс. ед. хр. Хранилище занимало две комнаты, служебного кабинета не было. Работали в хранилищах и коридоре.

Из акта проверки архивов от 1 августа 1943 г. отдела госархивов Управления НКВД по Калининской области следует, что в 1941 г. документы эвакуировали в Калининский облгосархив (62 ящика) и в г. Кашин (18 ящиков)11. Многие из них не были возвращены. На хранении осталось 50 тыс. ед. хр. за 1735 - 1940 гг. стр. С 6 января 1946 г. архивом стал заведовать П. И. Костин, 1910 г.р., образование пять классов, фронтовик. Начался активный прием документов от всех учреждений, вплоть до чайных. В 1950 г. в архиве значилось 219 фондов, 65 тыс.

дел. И в то же время с 1944 по 1970 г. из Вышневолоцкого архива в областной были переданы все дореволюционные фонды (кроме метрических книг, переданных туда в 1993 г.) и значительная часть фондов советского периода за 1917 - 1929 гг. В связи с ликвидацией в 1958 г. Есеновичского района Вышневолоцкий госархив принял все документы Есеновичского архива ( фондов, более 6 тыс. ед. хр. за 1791 - 1957 гг.)13.

Некоторое время в Вышнем Волочке действовало два архива - городской и с г. вновь образованный - районный. Оба располагались в одном помещении, заведующий городским архивом работал с городскими организациями, районным с сельскими.

В 1963 г. на базе Вышневолоцкого районного и городского, Фировского и Спировского районных архивов был создан Вышневолоцкий городской государственный архив с 1161 фондом и 134 579 ед. хр. за 1917 - 1961 гг.14 Позднее при образовании Фировского и Спировского районов документы вновь возвратились на места (в Спировский архив в 1965 г., в Фировский в 1972 г.).

Архив долгие годы находился в выделенном еще до войны помещении, занимавшем 96 кв. м. Крошечный кабинет заведующего (5 кв. м) практически не имел места для работы с документами. Освещения не было, пользовались переноской. Загруженность архива составляла 100 %, поэтому документами он комплектовался ограниченно. В организациях накопилось свыше 7 тыс. дел постоянного хранения, которые необходимо было срочно принять. Заведовала архивом в то время Н. П. Корепанова, на долю которой выпала сложная задача поиск необходимого просторного помещения. Но в 1981 г. из-за тяжелой болезни ей пришлось работу оставить.

В конце 1980 г. архиву передали помещение по ул. Осташковской, 1, площадью 287,6 кв. м15. Это здание XVIII в. - памятник архитектуры, в котором до революции располагалось уездное полицейское управление. Летом 1982 г. состоялся переезд.

Им, как и последующим размещением фондов, занималась вновь назначенная заведующая Татьяна Александровна Пивоварова.

В марте 1996 г. изменился статус госархива: он преобразован в архивный отдел, структурное подразделение администрации города. Принятый в октябре того же года Законодательным собранием Тверской области закон "Об Архивном фонде Тверской области и архивах" позволяет органам местного самоуправления самостоятельно решать вопросы в сфере архивного дела, в том числе распоряжаться фондами и документами, являющимися муниципальной собственностью.

В ходе массовой приватизации государственной и муниципальной собственности, сопровождавшейся реорганизацией и ликвидацией ряда предприятий, возникла угроза безвозвратной утраты документов по личному составу, т.е. документов, подтверждающих стаж работы, размер заработной платы и т.д. Учитывая социальную важность сохранения данной категории документов, постановлением мэра города от 12 августа 1997 г. при архивном отделе был создан архив документов по личному составу с предоставлением ему отдельного помещения площадью 104 кв. м. В нем расположились три стр. архивохранилища, рабочая комната, восстановлена система отопления, заменено электрооборудование, проведен косметический ремонт, установлена пожарная и охранная сигнализация. Для работы с документами по личному составу в штат архивного отдела введена должность ведущего специалиста, который осуществляет прием документов от ликвидированных учреждений, организаций и предприятий города независимо от форм собственности в случае отсутствия у них правопреемника и вышестоящего органа;

проводит экспертизу ценности документов, их учет, проверку наличия и состояния дел в архиве;

представляет руководителю архивным отделом статистические сведения о них;

создает и совершенствует научно-справочный аппарат к документам;

осуществляет прием граждан;

исполняет запросы социально-правового характера;

консультирует по вопросам подготовки документов к передаче их в архив.

В данном архиве сформировано 92 фонда, где сосредоточено свыше 12 тыс.

документов. Наиболее крупными из них являются фонды АО "Торговый центр";

ОАО "Завод железобетонных изделий", "Дороги России", "Камертон", "Вышневолоцкий механический завод", "Вышневолоцкая зеркально-багетная фабрика", фабрика "Пролетарский Авангард" и др. В настоящее время в связи загруженностью архива в том же здании ему выделено дополнительное помещение, которое требует капитального ремонта.

стр. Одна из важнейших задач архивного отдела - обеспечение сохранности документов Архивного фонда Российской Федерации. Регулярно проводится проверка их наличия. За 2008 - 2012 гг. проверено более 25 тыс. ед. хр., отсутствующих дел не обнаружено. В ходе работы дела подшиваются в новые обложки, шифруются, нумеруются листы и т.д.

Целенаправленно и постоянно ведется работа по комплектованию Архивного фонда Российской Федерации. В 2012 г. обновлен список источников комплектования архивного отдела. Он значительно сократился (16 организаций всех форм собственности вместо прежних тридцати): с созданием в 2006 г.

архивного отдела при администрации Вышневолоцкого района все районные организации перешли в его ведение. Также исключены организации федерального подчинения, поскольку вопрос о выделении субвенций муниципальному архиву до сих пор не решен. Со всеми организациями, не относящимися к муниципальной собственности, заключены соглашения по обеспечению сохранности, учету, хранению, комплектованию и использованию документов Архивного фонда Российской Федерации.

За 2008 - 2012 гг. от источников комплектования архива принято более 1400 дел постоянного хранения, от ликвидированных организаций - 860 дел по личному составу. На 1 января 2012 г. в архиве значится 619 фондов, включающих более тыс. ед. хр. за 1917 - 2007 гг., в том числе 509 фондов управленческой документации, 107 - по личному составу, пять - личного происхождения, свыше 800 ед. хр. фотодокументов и 8 ед. хр. на электронных носителях.

На протяжении нескольких лет в архиве использовался программный комплекс "Архивный фонд-3". В 2012 г. установлена четвертая версия ПК, старые базы конвертированы. Продолжается заполнение БД "Памятные даты города Вышний Волочек" и "Улицы города".

Одно из приоритетных направлений деятельности архивного отдела использование документов, удовлетворение прав граждан на архивную информацию. Для исполнения запросов социально-правового характера налажено сотрудничество с Управлением ПФР в г. Вышнем Волочке и Вышневолоцком районе. Для обмена с ПФР юридически значимыми документами в электронной форме городская администрация приобрела для архивного отдела новый компьютер, подключила Интернет, установила ПК VipNet Клиент (Деловая почта).

За 2008 - 2012 гг. поступило и исполнено более 9 тыс. запросов социально правового характера и 550 тематических.

Архивный отдел работает в тесном контакте с Вышневолоцкой центральной библиотекой, краеведческим музеем, предоставляя им документы для выставок и изданий, а также с Тверской областной универсальной научной библиотекой им.

A.M. Горького, которой ежегодно высылает информационный материал о знаменательных датах района. Для информационного справочника "Тверские памятные даты" подготовлены статьи: к 40-летию творческой деятельности Вышневолоцкого ансамбля песни и танца "Медок", 150-летию со дня основания стекольного завода "Красный Май", 130-летию Вышневолоцкого кондукторского училища, 155-летию средней общеобразовательной школы N 5.

Архивные документы популяризируются и через СМИ: к Дню архивов в "Вышневолоцкой правде" опубликованы заметки, посвященные работе архивного отдела, к 65-летию Победы - статья "И мы в историю заглядываем стр. снова, чтоб день сегодняшний измерить днем войны". В сборник очерков "Рубежи мужества" (о земляках-ветеранах Великой Отечественной войны), увидевших свет в "Вышневолоцкой правде" с 1941 по 2010 г., включены две статьи руководителя архивного отдела.

В архиве проходит студенческая производственная практика. Так, в 2008, 2009 гг.

здесь приобретали архивные навыки студентки Вышневолоцкого механико технологического техникума А. П. Дмитриева, Т. М. Лебедева, в 2011 г. студентка Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусства М. С. Михеева.

С 2008 по 2012 г. в читальном зале работали 112 пользователей (237 посещений), выдано 1256 дел. Улучшилось качество обслуживания: пользователи обеспечены справочно-поисковыми средствами, организовано их консультирование. Выросли объемы выданных документов. Так, большим спросом у историков и краеведов пользуется фонд Вышневолоцкого уездного земельного отдела, где собран богатый материал о возникновении и ликвидации коммун в Вышневолоцком уезде;

часто запрашивается список лиц дворянского сословия Вышневолоцкого уезда на 1900 г.

Весьма востребовано дело "Материалы коммуны Любенкино", где имеются уникальные документы о художнике В. К. Бялыницком-Бируля: удостоверение, выданное ему 9 октября 1918 г. и подписанное известным художником В. Е.

Татлиным, в 1918 г. заведовавшим отделом изобразительных искусств Наркомпроса, и др. Среди художников, работавших в Вышневолоцком уезде, был и СЮ. Жуковский, ближайший друг Бялыницкого-Бируля, один из наиболее проникновенных лирических пейзажистов. Подтверждением факта пребывания Станислава Юлиановича в имении Павловское Поддубской волости является его заявление (1919 г. )в Вышневолоцкий уездный земельный отдел о предоставлении ему лодки в усадьбе Павловское, куда он был откомандирован отделом изобразительных искусств Наркомпроса на работы по живописи16.

Документы фонда Вышневолоцкого уездного отдела народного образования отражают некоторые факты, касающиеся детей известного физика, электротехника, изобретателя радио А. С. Попова. Все они в разное время учительствовали в Удомельской школе Вышневолоцкого уезда17.

По документам фонда Вышневолоцкого горсовета прослеживается история края с 1920-х гг. Так, в деле о закрытии Богоявленского собора, Преображенской церкви г. Вышний Волочек имеются фотографии 1940 г., запечатлевшие эти храмы внутри и снаружи18.

Востребованы документы личных фондов. Например, используя их, журналист B.C. Гущин выпустил краеведческие книги о предприятиях города: "Гута на Цне" (о стеклозаводе им. 9 Января), "В родстве с лесом" (о деревообрабатывающем комбинате), "Радуга рукотворная" (о фабрике "Парижская коммуна"), "Отлитые в металле строки" (о типографии) и др.19 В личном фонде журналиста, краеведа Р. И.

Матюнина имеются письма народного артиста Муслима Магомаева к своей вышневолоцкой учительнице музыки В. М. Шульгиной20.

12 декабря 2012 г. архив отметил свое 90-летие. К юбилею была подготовлена выставка книг, в которых публиковались его документы, выпущен справочник по фондам, содержащий и сведения о фондах Вышневолоцкого уезда (района), хранящихся в Госархиве Тверской области;

рабо стр. та архива освещалась местным телевидением и в газете "Вышневолоцкая правда".

В Вышневолоцком краеведческом музее проведен "круглый стол" с участием начальника Архивного отдела Тверской области, заместителей главы городской администрации, представителей организаций и учреждений, сотрудничающих с архивным отделом: администраций города и района, ПФР, Многофункционального центра, музея, библиотеки, а также краеведов, коллег-архивистов из соседних районов. Для гостей провели экскурсию по музею, показали фильм о Вышнем Волочке, рассказали об архиве. В этот день в адрес архивистов прозвучало много добрых слов, поздравлений и пожеланий.

Штат архива небольшой. До октября 2012 г. кроме руководителя здесь работали два ведущих специалиста - Любовь Георгиевна Гусева (она трудилась в архиве лет, но, к сожалению, после ухода на заслуженный отдых ее должность сократили) и Любовь Алексеевна Миронова (в ее ведении находится архив документов по личному составу с момента его создания). Это люди с большим опытом, хорошо знающие и любящие свое дело, за добросовестную и инициативную работу неоднократно награждавшиеся грамотами и благодарностями мэра города и Архивного отдела Тверской области.

Мы надеемся, что коллектив пополнится новыми специалистами. Этот вопрос уже получил положительное решение в городской администрации. Ведь от труда муниципальных архивистов во многом зависит, какой увидят историю нашего времени грядущие поколения.

Сорина Л. М. По поводу юбилея (к 70-летию создания Вышневолоцкого городского государственного архива). Тверь, 1993. С. 2 - 4.

Вышневолоцкий городской муниципальный архив. Ф. 29. Оп. 3. Д. 477. Л. 10.

Там же. Ф. Р-138. Оп. 1. Д. 1. Л. 23, 24 об.

ГАТО. Ф. Р-539. Оп. 1. Д. 47. Л. 9.

Сорина Л. М. Архивное дело в российской глубинке в советский период (на примере Вышневолоцкого горархива)// Отечественные архивы. 1993. N2. С. 15.

Вышневолоцкий городской муниципальный архив. Ф. Р-138. Оп.. 1. Д. 1. Л. 31 - 31 об.

Там же. Д. 20. Л. 2.

ГАТО. Ф. Р-539. Оп. 1. Д. 10. Л. 69;

Д. 47. Л. 43.

Вышневолоцкий городской муниципальный архив. Ф. Р-138. Оп. 1. Д. 32. Л. 17;

Д. 40. Л. 40 - 41 об.

Там же. Ф. 86. Оп. 1. Д. 344. Л. 38.

Там же. Ф. Р-138. Оп. 1. Д. 45. Л. 9.

Там же.

Там же. Д. 85 а. Л. 1.

Там же. Ф. 204. Оп. 1. Д. 2.

Там же. Ф. 86. Оп. 1. Д. 3235. Л. 151.

Там же. Ф. 51. Оп. 1. Д. 49. Л. 1.

Там же. Ф. 29. Оп. 2. Д. 8. Л. 247;

Оп. 3. Д. 22. Л. 13 об.;

Оп. 4. Д. 18, 51.

Там же. Ф. 86. Оп. 1. Д. 864.

Там же. Ф. 75. Оп. 1. Д. 42, 46, 48, 49, 55, 56.

Там же. Ф. 267. Оп. 1. Д. 62.

стр. Заглавие статьи Из истории архива Александро-Невской лавры Автор(ы) Л. И. Соколова Источник Отечественные архивы, № 4, 2013, C. 33- СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ Рубрика История Церкви - в фондах российских архивов Место издания Москва, Россия Объем 22.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/ Из истории архива Александро-Невской лавры Автор: Л. И. Соколова История Церкви - в фондах российских архивов* Ключевые слова: архив, Александро-Невская лавра, Русская православная церковь, Российский государственный исторический архив, Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга, Центральный государственный архив Санкт-Петербурга, архимандрит Феодосии (Яновский), С. Ф. Платонов, С. Г.

Рункевич.

Трехсотлетняя история Александро-Невской лавры богата событиями и разнообразна. Она основана в 1710 г, как мужской монастырь согласно указу Петра I, по замыслу которого обитель должна была стать высшей богословской и научной школой для всего духовенства Российской империи. Действительно, на берега Невы посылались лучшие ученые из монашествующих Вологодской, Казанской, Киевской, Московской, Тверской и других губерний. Отсюда шло назначение лиц на архиерейские кафедры, за границу, на флот. Начиная с первой трети XVIII в. монастырь считался лучшим в России, а в 1797 г. получил статус лавры.

При создании Санкт-Петербурга в нем не было архиерейской кафедры: город входил в состав Новгородской епархии. Однако, когда он стал столицей империи, монастырь надолго оказался фактически административным центром Русской православной церкви (РПЦ) и в связи с этим особым положением сохранил свою самостоятельность. Первым настоятелем был архимандрит Феодосии (Яновский)1, впоследствии архиепископ Новгородский и Великолукский, первый вице президент Св. синода. В это время обитель стала центром духовной жизни всей России, а в ее архиве сосредоточился огромный массив документов, связанных с историей не только монастыря (о его многочисленных вотчинах, монашествующих, архиереях, строительстве церквей, ремонте зданий, состоянии кладбищ, захоронениях, событиях внутренней жизни), но и страны в целом, ее монастырей, церквей и духовных школ.

История Александро-Невской лавры основательно исследована2, чего не скажешь о ее архиве, состав которого раскрывался лишь в справочных и юбилейных изданиях3. Попытаемся в данной статье восполнить историографический пробел, обозначив главные события в организации архивного хранения документов лавры и их современное местонахождение.

Целостность архива Александро-Невской лавры была нарушена уже в XVIII в. в связи с учреждением в 1721 г. Св. синода. Тогда монастырь перестал быть административным центром РПЦ, и все важнейшие дела общеимперской части архива, города и его окрестностей передали в канцелярию Св. синода, состоявшую из шести отделений. В первом отделении хранились дела административные (о назначении и перемещении епархиальных архиереев, священно- и церковнослужителях, возведении в сан, служащих централь * См. также: Отечественные архивы. 2001. N 4;

2005. N 4;

2007. N 4;

2009. N 4;

2010. N4;

2011. N4;

2012.

N4.

Отечественные архивы. 2013. N4 стр. ных учреждений Св. синода), а также учебные, наградные, пенсионные. Во втором, третьем и четвертом - ведомости о приходе и расходе денежных средств, вотчинах монастырей, сборах с синодальных вотчин;

в пятом - судные дела и дела лиц, содержавшихся в монастырях на епитимий, о пожарах и кражах в церквах;

в шестом - дела о русских церквах и монастырях за границей, духовных миссиях РПЦ, миссионерских обществах и братствах, духовной цензуре, установлении праздников, открытии святых мощей4. Сегодня эти документы сосредоточены в Российском государственном историческом архиве (РГИА) в фонде канцелярии Св. синода.

В 1744 г. после образования Санкт-Петербургской духовной консистории относившиеся к Петербургской епархии документы (указы Св. синода, дела о постройке, освящении и благоустройстве церквей Санкт-Петербурга и епархии, духовных учебных заведениях, клировые ведомости, метрические книги, описи церковного и ризничного имущества и др.) стали древнейшей частью архива консистории. В настоящее время они хранятся в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга в фонде Петроградской духовной консистории5.

Архив монастыря, как многие иные церковные архивные собрания, на протяжении XVIII-XIX вв. сохранялся в неупорядоченном виде. В 1900 г. по благословению митрополита Антония (Вадковского)6 началась его систематизация, составлена инвентарная опись.

Идея организации Комиссии для описания архива Александро-Невской лавры принадлежала С. Г. Рункевичу7, немало сделавшему для сохранения синодальных документов после 1917 г. К 200-летию основания Санкт-Петербурга 20 января 1902 г. митрополитом Антонием была учреждена Комиссия для описания архива лавры под председательством преосвященного Иннокентия (Беляева)8. В ее состав вошли наместник лавры архимандрит Корнилий (Смуров)9, управляющий синодальной типографией А. В. Гаврилов10, помощник управляющего канцелярией Св. синода СП. Григоровский11, начальник архива и библиотеки Св. синода А. А.

Завьялов12, профессор Петербургского университета С. Ф. Платонов13 и С. Г.

Рункевич. Хотя все они были людьми чрезвычайно занятыми, каждый описывал определенное количество дел начиная с 1713 г. Результатом этой работы стало трехтомное издание "Описание архива Александро-Невской лавры"14, отпечатанное в синодальной типографии. В первый том вошли 48 дел 1713 г., 65 1714 г., 79 -1715 г. и 101 - 1716 г. Второй том охватил период с 1717 по 1719 г.: за 1717 г. - 104 дела, за 1718 г. - 311, за 1719 г. - 214 дел. В третьем томе 224 дела 1720 г., 254 - 1721 г., связанные с расцветом монастыря, когда не только велись строительные и производственные работы (деревянные сооружения, оштукатуренные снаружи, уступили место каменным), но и созидалась внутренняя, духовная жизнь обители.

В монастырском архиве сохранились документы (в том числе опись предметов, эскизы фасада здания) о создании в лавре церковного музея на базе Древлехранилища, которое возникло из дорогих подношений и исторических реликвий. (В начале XX в. имущество лавры включало в себя огромные ценности.

В ризнице с Петровских времен хранились образа в золотых и серебряных окладах, доски со святыми мощами, Евангелия, богослужебные сосуды, облачения, кадила, подсвечники, кресты из золота и серебра, с жемчугами и драгоценными камнями, шпага графа Б. П. Шереметева15, парча, по стр. даренная императрицей Екатериной II, и вещи, переданные после гибели цесаревича Алексея: складни, образ Успения Божией Матери, два креста и др.) 17 апреля 1909 г. наместник лавры архимандрит Феофан (Туляков)16 подал рапорт митрополиту Антонию об образовании музея17, его поддержала президент Императорской Академии художеств вел. кн. Мария Павловна. 20 мая 1909 г.

Духовный собор лавры обратился в Академию художеств с просьбой о помощи музею своими историко-археологическими знаниями. Содействие музею согласился оказать Устроительный комитет Всероссийского съезда художников и уполномочил для этого почетного члена и секретаря академии А. А. Карелина. Тот начал свою работу с обследования Древлехранилища и приведения его в порядок, после чего представил опись. Работа была закончена 22 января 1910 г. Митрополит Антоний попросил Духовный собор лавры сделать соответствующее распоряжение о награждении А. А. Карелина за труд. Тогда же были заказаны и выполнены портреты императора в мундире Преображенского полка, государыни в императорском уборе и наследника в матросской форме, которые А. А. Карелин подарил музею. Наместник получил благословение митрополита о назначении хранителем музея эконома лавры архимандрита Филарета, а его помощником послушника Федора Морозова. Архимандрит Филарет вступил в должность июля 1909 г. После 1918 г. лавра лишилась многих своих ценностей. В Эрмитаже оказалась серебряная рака небесного покровителя города Александра Невского, в Летнем дворце Петра I - деревянная кровать и жезл основателя Александре-Невской лавры. На территории лавры разместились различные учреждения, в том числе Музей городской скульптуры, существующий до сих пор и владеющий двумя бывшими монастырскими кладбищами и церквами: Благовещенской, Александра Невского и Тихвинской иконы Божией Матери. На одном из них могила великого русского полководца А. В. Суворова, весьма почитаемого верующими людьми.

Захоронения многих монахов, архиереев, старцев были уничтожены.

Основной архив лавры (около 33 тыс. дел за 1713 - 1919 гг., внесенных в описей) сосредоточен в РГИА19. В фонде хранятся указы Св. синода;

журналы заседаний Духовного собора лавры и ежегодные отчеты о его деятельности;

распоряжения, донесения и переписка об управлении монастырскими вотчинами, состоянии вотчинного хозяйства и положении монастырских крестьян, в том числе об их присылке из вотчин на строительные работы в Петербург, повинностях по постою и содержанию войск, сборах денег, продуктов, фуража, смолы;

о переходе монастырских вотчин в ведение Коллегии экономии в 1764 г. Есть здесь документы, характеризующие финансовое положение лавры (о денежных вкладах, земельных спорах, которые велись постоянно на протяжении всей истории монастыря), а также ремонтные и строительные работы на ее территории (проекты, сметы и дела строительных комитетов лавры, карты и планы земельных угодий, чертежи жилых домов, церквей и кладбищ, материалы о деятельности архитекторов, в том числе Д. Трезини и И. Е. Старова, живописцев, резчиков;

об упразднении Конторы строений в 1791 г.). Достаточно полно представлены сведения о постановке духовного образования и призрения в лавре (церковных школах, богадельнях) и ее типографии, перемещении и увольнении насельников и монастырских служащих, проступках духовенства, смерти причта, о перенесении мощей святого благоверного князя Александра Невского из Владимира в Александро-Невский мо стр. настырь в 1724 г., кладбищах и захоронениях (списки всех погребенных на лаврских кладбищах и в церквах), в том числе о погребении в лавре А. В. Суворова и других государственных и общественных деятелей, ученых, писателей 20.

Некоторые документы зафиксировали посещения царских особ. Из числа приближенных Петра I в фонде сохранилось письмо А. Д. Меншикова.

Многочисленные чертежи и планы лаврских помещений, церквей и собора, подписанные архитекторами, вошли в 12-ю опись фонда. Почти все они аннотированы и используются в процессе восстановительных работ, которые в настоящее время ведутся в лавре.

Фонд содержит прошения о награждении и увольнении монашествующих, приезжавших в лавру из многочисленных монастырей России, особенно после революции, когда закрывались другие обители. Помимо документов, связанных с деятельностью самой лавры (включая и личные дела насельников по 1920 г.), здесь хранятся дела о многочисленных приписных к Александро-Невской лавре монастырях Новгородской и других епархий, дела канцелярии Петербургского митрополита и др.

В фонде также есть снимки известного придворного фотографа К. Буллы. Именно от него исходила инициатива фотофиксации всех редких предметов, находившихся в Древлехранилище, документов священномученика митрополита Вениамина (Казанского)21. Основной массив документов, составляющих фонд лавры, поступил в РГИА в 1924 г. Документы о жизни Александро-Невской лавры после 1919 г. можно обнаружить в ряде фондов Центрального государственного архива Санкт-Петербурга:

исполкомов Невского и Смольненского райсоветов;

ленинградских областного и городского Советов народных депутатов;

Ленинградского губернского исполнительного комитета съезда Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов;

отделов Управления ленинградских губернского и областного исполнительных комитетов;

Управления предприятиями коммунального обслуживания Ленинградского исполнительного комитета;

Управления уполномоченного Совета по делам РПЦ при Совете министров СССР по г. Ленинграду и области, а также в других архивах, рукописных отделах библиотек и музеев.

Таким образом, распыленность документов Александро-Невской лавры по разным архивохранилищам заставляет задуматься об облегчении их поиска. Для этого силами монастыря составляется именной указатель к хранящемуся в РГИА фонду лавры (он насчитывает уже более тысячи персоналий), собирается материал о жизни обители, создается монастырский музей. Представляется целесообразным также продолжить работу по систематизации документов фонда по епархиям, начатую в лавре представителями Церкви и научного сообщества в 1900 г., что позволит исследователям использовать документы, относящиеся к истории других епархий. Однако наиболее перспективно формирование электронного архива лавры, содержащего цифровые копии раздробленного корпуса документов.

Феодосии (Яновский Федор Михайлович, 1673 - 1726) - в 1712 г. назначен архимандритом. В начале 1721 г. хиротонисан в епископа Новгородского и Великолукского с возведением в сан архиепископа. В качестве церковного администратора отличался энергичной деятельностью, строил новые церкви, заботился о материальном благосостоянии духовенства, ревностно боролся против раскола, участвовал в заседаниях Тайной канцелярии. Допустил резкие высказывания стр. в адрес императрицы Екатерины II, за что 27 апреля 1725 г. по ее приказу был арестован, а 12 мая 1725 г.

по приговору лишен сана и сослан в Корельский монастырь, где 3 февраля 1726 г. скончался.

См.: Приселков М. Д. Александро-Невская лавра при Петре Великом // Странник. 1903. N 4 - 6;

Рункевич С. Г. Александре-Невская лавра, 1713 - 1913. СПб., 1913;

Харлампович К. В. Александро Невская лавра 1713 - 1913: Историческое исследование доктора церковной истории С. Г. Рункевича.

СПб., 1913;

Казань, 1914;

Православные монастыри России: Крат, справ. Новосибирск, 2000. С. 168;

Большая Российская энцикл. М., 2005. Т. 1. С. 457 - 458;

и др.

Описание документов архива западнорусских униатских митрополитов. СПб., 1897 - 1907. Т. 1 - 2;

Описание рукописей, хранящихся в архиве Святейшего правительствующего синода. СПб., 1904 - 1910;

Описание архива Александро-Невской лавры за время царствования императора Петра Великого. СПб., 1903 - 1916. Т. 1 - 3;

Пятидесятилетие высочайше учрежденной комиссии по разбору и описанию архива Св. синода 1865 - 1915: Ист. зап. Пг., 1915;

Описание документов и дел, хранящихся в архиве Святейшего правительствующего синода. СПб., 1868 - 1915. Т. 1 - 12, 14 - 16, 18 - 21, 26, 29, 31 - 32, 34, 39, 50.

История Русской православной церкви в документах федеральных архивов России, архивов Москвы и Санкт-Петербурга: Аннот. справ. -указ. М., 1995. С. 86 - 87.

Там же. С. 215.

Антоний (Вадковский, 1846 - 1912) -митрополит. В 1887 г. хиротонисан в епископа Выборгского, викария Петербургской епархии. Ректор Санкт-Петербургской духовной академии (с 1887 г.), митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский (с 1898 г.), первенствующий член Св. синода (с 1900 г.), председатель Предсоборного присутствия (1906 г.).

Рункевич Степан Григорьевич (1867 - 1924). В 1891 г. окончил Санкт-Петербургскую духовную академию, поступил в архив Синода, где разбирал униатские дела. Приват-доцент Петербургского университета и член учебного комитета при Св. синоде. Доктор церковной истории. Обер-секретарь Св.

синода, помощник управляющего канцелярией Св. синода. Член Поместного собора как член Предсоборного совета, вошел в состав делегации Высшего церковного управления для сношений с народными комиссарами, избранной Собором, член нескольких отделов Собора, председатель редакционного отдела. В 1920 - 1922 гг. сотрудник Главного управления кустарной и промысловой кооперации ВСНХ при Наркомземе.

Иннокентий (Беляев Иван Васильевич, 1862 - 1913) - окончил Владимирскую духовную семинарию и Казанскую духовную академию. В расцвете своей педагогической деятельности лишился супруги и детей и принял монашество (март 1895 г.) с именем Иннокентий, рукоположен в иеромонаха;

возведен в сан архимандрита и назначен ректором Литовской духовной семинарии и настоятелем Виленского Свято-Троицкого монастыря. В 1898 г. выпустил капитальный труд "О пострижении в монашество", за который в 1899 г. получил ученую степень магистра богословия. 1 августа 1899 г. хиротонисан в епископа Сумского, викария Харьковской епархии. 10 декабря 1901 г. назначен епископом Нарвским, викарий Петербургской епархии. С 8 февраля 1903 г. епископ Тамбовский и Шацкий. Принимал деятельное участие в приготовлениях, а затем и в самом торжестве прославления мощей преподобного Серафима Саровского. С 7 декабря 1909 г. архиепископ Карталинский и Кахетинский. Экзарх Грузии и член Св. синода. Духовный писатель. Ближайший друг и ученик митрополита Антония (Вадковского).

Корнилий (Смуров, 1833 - 1914) -архимандрит. Насельник Александро-Невской лавры, с 1900 по г. наместник лавры.

Гаврилов Александр Васильевич (1844 - 1915) - обер-секретарь канцелярии Св. синода, управляющий синодальной типографией, действительный статский советник.

Григоровский Сергей Петрович (1860-?) - управляющий канцелярией Св. синода. Окончил Московский уни стр. верситет со степенью кандидата права. С 1886 г. на службе в канцелярии Св.

синода: с 1887 г. младший секретарь Синода, с 1892 г. старший секретарь, с 1893 г.

обер-секретарь;

с 1900 г. помощник управляющего канцелярией, с 1903 г.

управляющий. Автор труда "О браке и разводе" (сборник церковно-гражданских узаконений). В 1911 г. назначен ктитором церкви при Св. синоде.

Завьялов Алексей Александрович (1861 - 1907) - писатель, воспитанник Санкт Петербургской духовной академии, состоял прокурором Московской синодальной конторы и наблюдателем церковно-приходских школ. Как член комиссии по описанию синодального архива, издал два тома "Полного собрания постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи за время царствования императрицы Елисаветы Петровны (1741 - 1743)".

Магистерская диссертация "Вопрос о церковных имениях при императрице Екатерине II" (СПб., 1900) основана, главным образом, на открытом им архивном материале. Автор работ "К вопросу о браке и брачном разводе", "О присяге".

Платонов Сергей Федорович (1860 - 1933) - русский историк. Окончил историко филологический факультет Петербургского университета. Диссертация "Древнерусские сказания и повести о Смутном времени XVII века как исторический источник" (1888 г.) была удостоена Уваровской премии Академии наук. Занял должность приват-доцента, а с осени 1890 г. - профессора кафедры русской истории. В 1899 г. защитил докторскую диссертацию "Очерки по истории Смуты в Московском государстве XVI-XVII вв.". До середины 1920-х гг.

преподавал в университете, работал в междуведомственной комиссии по охране и устройству архивов упраздненных учреждений, заместителем председателя Главного управления архивным делом, заведующим Петроградским отделением Главархива, в Академии наук - директором Пушкинского дома (1925 - 1929 гг.) и Библиотеки АН (1925 - 1928 гг.).

Описание архива Александро-Невской лавры. СПб., 1903 - 1916. Т. 1 - 3.

Шереметев Борис Петрович (1652 - 1719) - русский полководец, дипломат, один из первых русских генерал-фельдмаршалов (1701 г.). В 1706 г. первым в Российской империи возведен в графское достоинство.

Феофан (Туляков Василий Степанович, 1864 - 1937) - в 1889 г. окончил Санкт Петербургскую духовную академию, И октября 1905 г. пострижен в монашество, 21 октября рукоположен в иеродиакона, а 22 октября - в иеромонаха. С 1907 г.

заведующий имением Александро-Невской лавры "Зачеренье". В 1908 г. возведен в сан архимандрита и назначен заведующим Серафимо-Антониевским скитом. С 1909 г. наместник Александро-Невской лавры. В 1915 г, хиротонисан в епископа Кронштадтского, викария Петроградской епархии. 20 ноября того же года утвержден в степени магистра богословия. С 6 июля 1916 г. епископ Калужский. С 16 сентября 1927 г. архиепископ Псковский и Порховский. 12 ноября 1935 г.

возведен в сан митрополита и назначен митрополитом Горьковским и Арзамасским. В 1937 г. епархией не управлял.

РГИА. Ф. 815. Оп. 11. Д. 98. Л. 1.

Там же. Л. 6.

История Русской православной церкви в документах федеральных архивов России... С. 86.

РГИА. Ф. 815 "Александро-Невская лавра". Оп. 11. Д. 98. Л. 103 - 105.

Вениамин (Казанский Василий Павлович, 1873 - 1922) - в 1910 г. хиротонисан в епископа Гдовского, викария Петербургской епархии. В 1917 г. избран архиепископом Петроградским и Ладожским. 14 (27) августа 1917 г. возведен в сан митрополита. Член Священного собора РПЦ 1917 - 1918 гг., заместитель члена Св.

синода. 29 мая 1922 г. арестован по делу "об изъятии церковных ценностей", июля приговорен к расстрелу. В 1992 г. Архиерейским собором РПЦ причислен к лику святых.

История Русской православной церкви в документах федеральных архивов России... С. 230 - стр. Документы Госархива Кировской области как источник по истории Заглавие статьи некрополя Вятского Успенского Трифонова монастыря Автор(ы) Е. В. Кустова Источник Отечественные архивы, № 4, 2013, C. 39- СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ Рубрика История Церкви - в фондах российских архивов Место издания Москва, Россия Объем 34.5 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/ Документы Госархива Кировской области как источник по истории некрополя Вятского Успенского Трифонова монастыря Автор: Е. В.

Кустова Ключевые слова: некрополь, Вятский Успенский Трифонов монастырь, метрические книги, делопроизводственная документация, личный фонд, Государственный архив Кировской области.

Интерес к русским некрополям возрастает с каждым годом, а заключенные в них сведения все активнее вовлекаются в исторические, культурологические и генеалогические исследования. Трагическая судьба подавляющего большинства отечественных кладбищ в послереволюционное время актуализирует использование дореволюционных изданий русских некрополей1, публикацию собранных, но неизданных до 1917 г. справочников, создание новых работ по этой проблематике2. Большой вклад в изучение данного вопроса внес Д. Н. Шилов, посвятив свое диссертационное исследование истории грандиозного проекта великого князя Николая Михайловича по созданию в 1904 - 1917 гг. многотомного "Русского некрополя", который лишь отчасти был реализован3.

В Вятском крае некрополи почти не изучались. Применительно к Вятке (с 1934 г.

Кирова) в некоторой степени это объясняется полным уничтожением в XX в.

городских кладбищ4. Первую попытку их описания предпринял уже в постсоветское время местный краевед В. А. Любимов5. Позднее Д. Н. Шилов в ряде публикаций не только осветил работу комиссии великого князя Николая Михайловича по сбору информации для "Провинциального некрополя" по Вятской губернии, но и опубликовал полностью вятские материалы6. Сведения, собранные комиссией в губернии в 1909 - 1912 г., не отличаются полнотой: они составлялись не профессиональными учеными, а преимущественно местным духовенством, которое указало далеко не всех погребенных, к тому же многие имена и даты приведены с ошибками. Тем не менее при отсутствии метрических книг по приходским храмам губернии за 1868 - 1882 гг., а также почти полном отсутствии метрик монастырей этот источник по-своему уникален. Кроме того, он содержит эпитафии, сведения о материале, из которого был изготовлен памятник, и иные данные, помогающие восстановить расположение захоронений.

Широкие возможности для воссоздания полноценной истории вятских некрополей открывают документы Государственного архива Кировской области (ГАКО):

метрические книги, клировые ведомости, делопроизводственная документация духовных и светских учреждений, а также сохранившаяся в личных фондах переписка представителей музейного сообщества и историков. Целью данной статьи является установление их источникового потенциала на примере документного комплекса Вятского Успенского Трифонова монастыря. Он был основан в 1580 г. преподобным Трифоном Вятским. Мы оставляем за рамками статьи вопрос о погребениях XVII-XVIII вв. Заметим лишь, что захоронения того времени были достаточно плотными: в синоди стр. ке Трифонова монастыря только за XVII в. упоминается свыше тысячи монахов обители. История кладбища завершилась в XX в.: его официально закрыли в г.

Важнейший источник для изучения некрополей - метрические книги. Сегодня они активно используются в генеалогических исследованиях, при воссоздании истории отдельных поселений, изучении социально-демографических процессов с помощью методов математического анализа, семейно-брачных отношений, истории неправославных конфессий, распространения болезней и эпидемий и т.п. К сожалению, для реконструкции истории кладбищ метрики привлекаются незаслуженно редко, в то время как третья их часть содержит разностороннюю информацию об умершем: его имя, возраст, профессию, сословную принадлежность, причину смерти, места отпевания и захоронения, сведения об исповеди и причастии перед смертью, имена священников, совершавших таинства и погребение.

В ГАКО метрические книги церквей Вятской губернии отложились преимущественно в фонде Вятской духовной консистории. Это более 11 тыс. ед.

хр. в составе восьми описей, которые охватывают 1722 - 1938 гг. Автором проанализированы метрики храмов г. Вятки более чем за 100 лет - с 1807 по 1918 г.

Хронологические рамки объясняются тем, что графа о месте погребения впервые появилась в печатных формах метрик, введенных указом 1806 г.8 Однако большинство священников еще долгое время кратко писали в этой графе: "на городском кладбище", "на учрежденном кладбище", не указывая точного места погребения. Речь идет преимущественно о метриках приходских храмов, поскольку монастырские практически не сохранились. Сведения об умерших монахах содержатся в метриках Трифонова монастыря лишь за 1885, 1886, 1888 и 1897 гг.9, хотя данные о ведении этих книг в обители встречаются еще в 1868 г. Комплексный анализ метрических книг обеспечивает возможность решения ряда вопросов. Во-первых, они позволяют установить социальный состав погребенных.

Существует мнение, что в вятском монастыре хоронили "монахов, чиновников и самых раскошелистых доброхотов"11. (Впервые сведения о погребении в монастыре светских лиц встречаются в метрических книгах за 1807 г.12) Однако социальный состав погребенных был шире. Из выявленных нами 730 человек немонашеского звания, похороненных на кладбище Трифонова монастыря до г.13, представители белого духовенства и членов их семей составили 24 %, чиновничества и офицерства - 39,5 %, купечества - 14 %, мещанства - 10 %, крестьянства - 4 %;

среди остальных - несколько учителей и учеников, врачей, послушников, штатных служителей, солдат, вдов-солдаток и др. Если проанализировать состав погребенных членов семей чиновников и офицеров, то из 290 человек только 20 (7 %) принадлежали к I-IV классу Табели о рангах, 126 ( %) - V-VIII классу (среднее чиновничество), 119 (41 %) -IX-XIV классу (мелкое чиновничество);

ранг 25 человек не указан.

В числе похороненных на монастырском кладбище представителей крупного вятского чиновничества в метрических книгах значатся три вице-губернатора и члены их семей: действительный статский советник А. Л. Афанасьев (ок. 1775 1839) со своей супругой, сменивший его на этом посту статский советник А. М.

Падарин (ок. 1786 - 1852) с двумя сыновьями14 и В. А. Ратьков-Рожнов (1833 1898) с двумя детьми и супругой15. Зафиксировано также погребение троюродной сестры А. С. Пушкина СП. Веймарн (в девичестве Ше стр. миот, 1798 - 1827), правнучки А. П. Ганнибала16. В Вятку она попала вместе с супругом, который был назначен вятским губернским прокурором.

Записи в метрических книгах указывают, что на монастырском кладбище нашли последнее пристанище многие вятские купцы, сделавшие немало полезного в деле общественного управления (Гусевы, Поскребышевы, Сениловы, Сунцовы, Тырышкины и др.), педагоги и ученые: историк, создатель Вятской ученой архивной комиссии А. В. Верещагин (1835 - 1908), начальница Вятской Мариинской женской гимназии А. Н. Дю-Трессель, директор Вятской мужской гимназии Н. Н. Позняков (ок. 1810 - 1857), несколько ее преподавателей17. Из известных вятских врачей на кладбище упокоились друг М. Е. Салтыкова Щедрина Н. В. Ионин (ок. 1818 - 1881), Н. И. Фармаковский (ок. 1852 - 1889), а также доктор медицины, приват-доцент Казанского университета А. П. Тепляшин (ок. 1852 - 1895)18. В середине XIX в. здесь часто хоронили учеников Вятской духовной семинарии, духовного училища и гимназии. В монастыре было погребено не менее 15 воспитанников этих учебных заведений, треть из которых умерли от чахотки. Семинаристов обычно хоронил инспектор этого учебного заведения протоиерей Игнатий Фармаковский, у которого упокоились в обители пятеро его малолетних детей.

Метрики, дополненные информацией из некрологов, иных публикаций местной печати, мемуаров, помогают восстановить круг "местной элиты", тесно связанной с монастырем. Так, среди белого духовенства в обители захоронено немало вятских кафедральных протоиереев, а также служащих духовного ведомства. Это известные всей Вятке представители священнических родов Кибардиных, Люминарских, Порфирьевых, Шиллегодских и др.19 Из 13 членов Вятской духовной консистории 1873 г. шесть погребены на кладбище Трифонова монастыря20. Похороны духовенства порой выливались в многотысячную процессию.

Во-вторых, метрические книги дают информацию о чине отпевания и погребения, позволяющую сделать вывод о том, что в монастыре отпевали, за редким исключением, только монашествующих. Светских же лиц или представителей белого духовенства отпевали в приходском храме, а затем хоронили на монастырском кладбище. Подобная практика захоронений лиц немонашествующего звания появилась, по-видимому, в начале XIX в., став одним из источников доходов монастыря. Погребали обычно приходские священники того храма, где умерший был отпет, реже - братия монастыря. Архиерейским служением погребали священников г. Вятки, в некоторых случаях представителей высшего чиновничества и крупных купцов-благотворителей;

остальных - по завещанию либо с учетом значительности вкладов.

В метрических книгах есть сведения о погребении умерших из других городов или же о вятчанах, скончавшихся в иных местах и перевезенных для погребения на родину. Так, вятский мещанин А. Н. Казаков, умерший в 1909 г. от чахотки в Покровской общине сестер милосердия в Санкт-Петербурге, спустя неделю был перевезен в Вятку, отпет и погребен в обители. Скончавшийся от рака в 1915 г. в Петроградской Обуховской больнице протоиерей Спасского собора Михаил Добрынин через пять дней был соборно похоронен в ограде монастыря вятским духовенством во главе с епископами Никандром и Павлом. Погибший в том же году в боях с немцами в Польше подпоручик В. Г. Драверт почти через месяц после смерти похоронен в вятской обители22. Известен также случай, когда похороненного в монастыре пе стр. ревезли в другой город (в 1865 г. надворный советник Е. А. Вагнер, отец известного в будущем химика, перезахоронил в Казани тело супруги, 28-летней О.

Ф. Вагнер)23.

Метрические книги свидетельствуют, что в монастыре в виде исключения шли на нарушение традиций, в частности хоронили самоубийц. Так, в 1916 г. здесь похоронили 40-летнего П. Г. Кабранова, прапорщика 119-го пехотного полка, погибшего "от самоубийства при душевной болезни". Причиной погребения в монастыре стало, вероятно, размещение на постой солдат указанного полка в стенах обители. В том же году "в припадке умопомешательства бросилась в колодезь и утопла" крестьянка Орловского уезда А. С. Мышкина. Этих лиц отпевали в церкви, а погребение в монастыре производилось с разрешения полиции24. Не вполне понятна причина смерти штабс-капитана корпуса жандармов К. К. Баумгартена (ум. 1860). Как указывалось в метрике, он погиб "от выстрела из пистолета в правый бок"25. Однако добровольный уход из жизни первого ректора Вятского духовного училища П. И. Орлова (ок. 1789 - 1854), который во время нервного припадка выбросился из окна, в метрике не записан - об этом мы узнаем из воспоминаний современника26.

Метрики сообщают о погребении в монастыре лиц неправославного вероисповедания, хотя обычно протестантов и католиков хоронили в особом квартале Богословского кладбища. Если поляка-католика прапорщика Вятского батальона Я. Берковича в апреле 1839 г. отпевал и погребал католический священник27, то над лютеранами чина отпевания не совершали, а пели лишь "Святый Боже"28. В церемонии погребения могло участвовать и православное духовенство. Например, в 1885 г. здесь была похоронена известная благотворительница, супруга председателя Вятского окружного суда А. Б.

Ренненкампф (1829 - 1885). В знак уважения к деятельности усопшей архимандрит монастыря Арсений с городскими протоиереями ее "проводили до могилы в Успенском Трифоновом монастыре и отпели с пением "Святый Боже""29.

В-третьих, метрические книги, при почти полном отсутствии в них информации о погребенных монахах обители, тем не менее позволяют воссоздать их семейно родственные связи. Зачастую именно смерть родных подталкивала человека к принятию иночества. Так, в 1841 г. в течение месяца похоронил на монастырском кладбище годовалого сына и супругу учитель Вятской духовной семинарии протоиерей Василий Суворов, будущий иеромонах Трифоновской обители Вениамин. Спустя два года здесь похоронил жену будущий игумен монастыря, а тогда священник с. Куменского Димитрий Воскресенский. В 1892 г. упокоилась на монастырском кладбище супруга будущего архиепископа и священномученика Александра (Трапицына), в то время священника Всехсвятской церкви г. Вятки30.


По метрикам прослеживаются и семейные захоронения монашествующих и их родных. Так, в монастыре в 1870 г. погребен архимандрит Амвросий (Красовский).

Еще в 1835 г., будучи священником, он похоронил здесь свою супругу, в 1850 г. 82-летнего отца, а в 1902 г. здесь же погребена умершая от водянки его замужняя дочь31.

В-четвертых, метрические книги отражают переход в православие из других конфессий. Чаще всего это происходило ввиду приближения смерти, долгой жизни среди православных и угрозы не быть отпетым. Так, ушедший из жизни на следующий год после кончины А. Б. Ренненкампф ее супруг Р. П. Ренненкампф (ок. 1821 - 1886), лютеранин, за неделю до смерти перешел стр. в православие и был наречен Романом. Погребало его (рядом с могилой жены) городское духовенство во главе с епископами Вятским и Слободским Макарием и Сарапульским Тихоном. Старшая дочь Елизавета вскоре после похорон отца тоже приняла православную веру32. Еще раньше, в 1838 г., незадолго до смерти тяжело больная жена вятского полицмейстера Е. З. Черепанова, лютеранского исповедания, также приняла православие. Они были не только погребены в обители, но и отпеты33.

Воссоздать и дополнить биографии умерших духовного звания или детей священно-церковнослужителей помогают клировые ведомости. Например, в метриках встречается погребенный в 1832 г. в монастыре юродивый Антипа, чья могила почиталась современниками. В метрике его фамилия отсутствует, но указано, что его отец Леонтий являлся сельским дьячком. Клировые ведомости храма с. Пачи, где служил его отец, позволяют выяснить фамилию (Москвин) и уточнить год рождения юродивого (1784 г.)34.

Для изучения истории некрополя важна делопроизводственная документация. Это приходно-расходные книги, журналы входящих и исходящих бумаг Вятского Успенского Трифонова монастыря, журналы и протоколы заседаний Вятской духовной консистории. Несмотря на большой объем информации "для сведения" (указы Синода, Сената, консистории для общего ознакомления), в них немало данных, касающихся непосредственно самой обители. Для удобства консистория нередко выделяла документы по тем или иным вопросам в самостоятельные дела.

Делопроизводственные документы позволяют в какой-то мере возместить утрату метрических книг обители и восстановить историю погребения монашествующих на кладбище. Журналы консистории и монастыря убеждают, что практически всех умерших здесь монахов погребали в обители, если только они не умирали вне Вятки или не было особого указания на этот счет. Встречаются примеры, когда умершего в другом месте монаха привозили для погребения в родную обитель35. В редких случаях помимо монахов здесь также хоронили послушников, епитимийцев и монастырских служителей36.

Монастырские приходно-расходные книги наряду с журналами входящих и исходящих бумаг обители позволяют составить представление о стоимости места на кладбище, а также похорон для монахов, белого духовенства и светских лиц.

Так, если умирал инок обители или послушник, то особых вкладов для погребения не требовалось. Монастырь в начале XIX в. оплачивал гроб, а на памятник деньги вносились родственниками или из личных сбережений усопшего. Впоследствии расходы увеличились. Так, в 1874 г. на похороны иеромонаха Митрофана было истрачено: на гроб - 2 руб. 50 коп., венчик - 50 коп., разрешительную молитву - коп., за покупку могилы -5 руб., сорокоуст - 25 руб., вечное поминовение в монастыре - 45 руб., а также роздано разным лицам на поминовение усопшего около 8 руб. В 1820-е гг. похороны чиновника на монастырском кладбище в среднем обходились в 50 - 85 руб., городских начальников или протоиереев кафедрального собора - 100 руб. Стоимость погребения здесь малолетних детей и младенцев обычно составляла 10 руб. Но более состоятельные и ревностные родители могли многократно увеличить пожертвование до 100 - 150 руб. Кроме того, кто-то дополнительно покупал свечи (до 10 руб.), платил за чтение Псалтыри при погребении и за сорокоуст (15 - 26 руб.), а также за кирпич, известь, лес, железо для могилы - 2 - 20 руб. В 1870-е гг. расходы составляли от 30 до 150 руб. Ма стр. териал на выкладку могилы в те же годы стоил 5 руб. Причем, судя по документам, приклад в монастырь за погребение мог иметь не только денежную, но и натуральную форму, например в виде ризы или оклада на Евангелие38.

Сохранившиеся квитанции о покупке участков на кладбище свидетельствуют, что светскими лицами место для могилы обычно приобреталось заранее. Таким образом появлялись семейные захоронения купцов, мещан, чиновников и др.

Стоимость места в конце XIX - начале XX в. составляла в среднем от 75 до руб. Монастырские журналы входящих и исходящих бумаг в комплексе с метрическими книгами позволяют выявить круг благотворителей обители, которые впоследствии там упокоились. Так, в монастыре были похоронены купцы кожевенники Семен (1817 - 1885) и Василий (ок. 1831 - 1905) Поскребышевы. В 1881 г. Семен Степанович переплавил на свои деньги 500-пудовый монастырский колокол, отдав за это 1000 руб. Брат Василий в 1903 г. ко дню памяти преподобного Трифона устроил над его погребением новую серебряную позолоченную раку. В знак уважения их хоронили на монастырском кладбище вместе с вятским духовенством и братией обители вятские владыки: Василия преосвященные Филарет и Павел, Семена - епископ Сарапульский Тихон40.

Погребенный в монастыре со своей супругой и сыном вятский купец А. М.

Сенилов (1830 - 1909) завещал после смерти 5 тыс. руб. Трифонову монастырю в погашение расходов на погребение его жены и вечное поминовение41.

В монастырских журналах зафиксированы примеры инцидентов, происходивших при погребении. Например, в апреле 1839 г., когда в монастыре католический ксендз хоронил упомянутого выше прапорщика Я. Берковича, причетник Всехсвятской церкви А. Кошурников сорвал покров с гроба умершего, нарушив тем самым правила Номоканона42. Были сложности и с погребением старообрядцев. Известен только один подобный случай в истории обители. февраля 1842 г. в монастыре скончался присланный сюда на церковное покаяние известный старообрядческий наставник 100-летний Исаак Дрягин. Несмотря на прошения настоятеля освободить монастырь от его тела, он был похоронен без отпевания "подле монастырского кладбища в ограде... монастырской"43.

Монастырские журналы сохранили некоторую информацию о поддержании погребений родственниками, поправке и ремонте надгробий44.

Из актовых материалов представляют интерес завещания, в которых оговаривались условия захоронения. К примеру, А. И. Матвеевская (ум. 1905) завещала, если умрет в Вятке, похоронить ее в Трифоновом монастыре и в день ее ангела совершать панихиды45. В начале XX в. К. Ф. Иванова пожертвовала Успенскому монастырю 1000 руб. "за то, чтобы монастырь распорядился похоронить меня архиерейским служением и сноху мою Александру Васильевну Иванову в ограде этого монастыря рядом с моими родителями и чтобы... поминали вечно за упокой:

Феодора, Анны, Володимера, Арсения, Александры и Михаила, а когда я умру, то и меня - Клавдию"46. Причем завещания, в которых оговаривались условия погребения, составлялись не только светскими лицами, но и монашествующими 47.

История советского периода кладбища и его уничтожения отражена в материалах фондов советских органов власти, в частности административного отдела Вятского губисполкома. В этом фонде имеются протоколы заседаний губисполкома, а также его переписка с губернскими, уездными и городскими государственными органами, общественными организациями и частными лицами.

стр. Так, представляет интерес переписка административного отдела губисполкома с особой комиссией, созданной из инициативных деятелей науки и культуры по выявлению наиболее ценных памятников кладбища Трифонова монастыря. Отчеты комиссии, присланные в губисполком, дают представления о состоянии захоронений к 1928 г. В частности, в документах сообщалось, что "огромное количество памятников разрушено или полуразрушено;

некоторые сдвинуты со своих мест, многие разобраны по частям и в таком виде лежат на земле, у всех почти сняты кресты и неизвестно где они находятся;

попадаются отбитые куски;

наибольшая сохранность памятников у тротуаров, ведущих к церкви"48. Понимая, что спасти все будет невозможно, комиссия попыталась обосновать необходимость сохранения хотя бы части надгробий, и в первую очередь двух известных ученых:

философа М. И. Карийского и историка А. И. Верещагина. Однако деятельность комиссии не увенчалась успехом: надгробия даже наиболее известных лиц, связанных с краем, или имевшие культурную ценность как работы местных мастеров, были впоследствии уничтожены.

Полезные материалы находятся в личных фондах ГАКО. Так, в фонде вятского краеведа Е. Д. Петряева (1913 - 1987) хранится обширная переписка, в том числе письма СП. Луппова, сына Павла Николаевича Луппова (1867 - 1949), известного с дореволюционных времен исследователя истории Вятского края и Удмуртии. В своих письмах Сергей Павлович рассказывает о подробностях похорон М. И.

Карийского в 1917 г., очевидцем которых он был (дочь Карийского Нина Михайловна являлась женой П. Н. Луппова, и одно время Каринские жили вместе с Лупповыми на даче близ Вятки). Переписка также свидетельствует о попытке Е.

Д. Петряева восстановить памятник Карийскому в 1976 г., которая, однако, окончилась неудачей49.

Таким образом, комплексный анализ метрических книг в совокупности с делопроизводственной документацией монастыря, советских органов власти и личных фондов дает исследователям широкие возможности для изучения истории монастырских кладбищ. Эти документы позволяют не только достаточно полно восстановить историю некрополя (его формирование, условия погребения, социальное положение и прочие характеристики погребенных), т.е. рассмотреть его как социокультурное явление, но и в определенной степени скорректировать сложившиеся представления о монастырских кладбищах. Они также незаменимы при восстановлении памяти об уничтоженных кладбищах посредством установления памятных знаков, с указанием по крайней мере наиболее известных из, погребенных там лиц.


Список погребенных в Троицкой Сергиевой лавре от основания оной до 1880 года. М., 1880;

Мартынов А. Надгробная летопись Москвы. [М., 1895];

Московский некрополь. СПб., 1907 - 1908. Т. 1 - 3;

Петербургский некрополь. СПб., 1912 - 1913. Т. 1 - 4;

Русский провинциальный некрополь. М., 1914. Т.

1;

Чернопятов В. И. Некрополь. Из записной книжки старого генеалога. Тула, 1915;

и др.

Московский некрополь: История, археология, искусство, охрана. М., 1991. Вып. 1;

1996. Вып. 2;

Исторические кладбища Петербурга: Справ. -путеводитель. СПб., 1993;

Артамонов М. Д. Московский некрополь. М., 1995;

Кубарев А. Г. Калязинский некрополь: Город Калязин Тверской губернии. СПб., 1997;

Скала А. Кладбище Симбирского Покровского мужского монастыря (XVIII-XX вв.). Ульяновск, 1997;

Кронштадтский некрополь. СПб., 1998;

Рыбинский некрополь. СПб., 1998;

Ханевич В. А., Караваева А. Г. Католический некрополь города Томска (1841 - 1919 гг.). Томск, 2001;

Воронежский некрополь. СПб., 2002. Вып. 2: Лю стр. теранские и католические захоронения на Вознесенском (Чугуновском) кладбище;

Шилов Д. Н.

Материалы к "Русскому провинциальному некрополю" великого князя Николая Михайловича. СПб., 2003. Вып. 1: Екатеринбургская, Оренбургская и Пермская епархии;

Голубцов В. В. Пермский некрополь.

Пермь, 2003;

Кученкова В. А. Тамбовские городские некрополи. Тамбов, 2003;

Кулешов С. Я.

Смоленский некрополь. СПб., 2004;

Егошихинский некрополь - "парк памяти и благодарения". [Пермь, 2005];

Томский некрополь. СПб., 2010;

и др.

Шилов Д. Н. "Русский некрополь" великого князя Николая Михайловича (История создания, неопубликованные материалы и проблемы их изучения и издания): Дис.... канд. ист. наук. СПб., 2004.

До революции существовало два городских кладбища - Богословское и Ахтырское, созданные по регулярному плану 1784 г., не считая небольших кладбищ у приходских церквей. Многие горожане упокоились на пригородном кладбище с. Спасо-Хлыновского. В городе было еще два монастырских кладбища - при Успенском Трифоновом мужском монастыре и Преображенском женском.

Любимов В. А. Вглядываясь в лица домов. Киров, 1995. С. 113 - 139.

Шилов Д. Н. Материалы к "Русскому провинциальному некрополю" по Вятской епархии // Герценка:

Вятские зап. Киров, 2004. Вып. 6. С. 86 - 98;

Он же. Материалы к "Русскому провинциальному некрополю" великого князя Николая Михайловича по городу Вятке // Там же. 2008. Вып. 13;

Материалы к "Русскому провинциальному некрополю" великого князя Николая Михайловича. Т. 1: Губернии Астраханская, Вятская, Нижегородская, Самарская, Саратовская и Симбирская / Изд. подгот. Д. Н.

Шилов. СПб., 2012.

Антонов Д. Н. Метрические книги: историко-архивоведческий взгляд // Вестн. архивиста. 1993. N6 (18).

С. 92 - 96;

Антонов Д. Н., Антонова И. А. Метрические книги: время собирать камни // Отечественные архивы. 1996. N 4. С. 15 - 28;

N 5. С. 26 - 39;

Они же. Исторические описи метрических книг как исторический источник // Там же. 1998. N 1. С. 27 - 35;

Они же. Метрические книги России XVIII начала XX в. М., 2006;

Князева Е. Е. Метрические книги Санкт- Петербургского консисториального округа как источник по истории лютеранского населения Российской империи XVIII - начала XX в.:

Автореф. дис.... канд. ист. наук. СПб., 2005;

Материалы церковно-приходского учета населения как историко-демографический источник: Сб. ст. Барнаул, 2007;

Строгова Е. А. Документы статистики Якутской епархии как источник для изучения православного населения (XVIII - начало XX в.) // Отечественные архивы. 2007. N4. С. 54 - 61;

Винник М. В. Метрические книги как источник для изучения сословно-профессиональной структуры населения г. Барнаула в последней трети XIX в. // Проблемы народонаселения в зеркале истории: Сб. докл. М., 2010. Т. 2. С. 80 - 87;

и др.

ПСЗ-1. Т. 29. N22118. С. 254.

ГАКО. Ф. 237 "Вятская духовная консистория". Оп. 226. Д. 74. Л. 653 об. -656;

Д. 112. Л. 1 об. -2;

Д.

186. Л. 705 об. -707;

Д. 559. Л. 404 об. - 405.

Там же. Оп. 171. Д. 557. Л. 5 об.

Любимов В. А. Указ соч. С. 115.

ГАКО. Ф. 237. Оп. 75. Д. 57. Л. 179 об.

Кустова Е. В. История Вятского Успенского Трифонова монастыря. Киров, 2012. Т. 2: Справ, материалы. С. 181 - 212 (список погребенных на кладбище Успенского монастыря). Исправленный и более полный список немонашествующих лиц, погребенных на указанном кладбище, планируется опубликовать в 2013 - 2014 гг. В. А. Любимовым в качестве приложения к 3-му изданию его книги "Старая Вятка: квартал за кварталом".

Любимов В. А. Указ. соч. С. 208;

Он же. Старая Вятка: квартал за кварталом. Первая часть. Начало (от Засоры до Раздерихинской). Киров, 2007. С. 536;

ГАКО. Ф. 237. Оп. 75. Д. 449. Л. 228 об. -229;

Д. 460. Л.

109 об. - НО.

ГАКО. Ф. 237. Оп. 226. Д. 264. Л. 231;

Д. 668. Л. 97;

Ф. 247. Оп. 1. Д. 201. Л. 97;

В. А. Ратьков-Рожнов (некролог) // Вятские губернские ведомости. 1898. N 14. С. 6;

N 15. С. 6 - 7.

стр. ГАКО. Ф. 247 "Вятский Успенский Трифонов монастырь". Оп. 1. Д. 30. Л. 87 об., 91.

Там же. Ф. 237. Оп. 73. Д. 58. Л. 191;

Оп. 226. Д. 687. Л. 285;

Д. 1344. Л. 466 об., 467;

Д. 1352. Л. об. -115;

Д. 1368. Л. 175 об. - 176;

Ф. Р-1258 "Административный отдел Вятгубисполкома". Оп. 1. Д.

1772. Л. 2.

Там же. Ф. 237. Оп. 226. Д. 469. Л. 688;

Николай Игнатьевич Фармаковский (некролог) // Вятские губернские ведомости. 1889. N 76. С. 3;

Любимов В А. Старая Вятка... С. 512.

ГАКО. Ф. 237. Оп. 226. Д. 384. Л. 780;

Д. 1309. Л. 193;

Д. 1317. Л. 350 об. -351;

Ф. 247. Оп. 1. Д. 227. Л.

180 об.;

Лвашев П. Кафедральный протоиерей Феодор Георгиевич Кибардин (Некролог) // Вятские епархиальные ведомости. 1893. N° 4. Отд. дух. -лит. С. 139 - 153;

Вынос тела и погребение кафедрального протоиерея Феодора Георгиевича Кибардина // Там же. С. 154 - 156;

Воспоминания И. Я.

Порфирьева // Герценка: Вятские зап. Киров, 2006. Вып. 10. С. 193 - 194;

Шилов Д. Н. Материалы к "Русскому провинциальному некрополю" великого князя Николая Михайловича по городу Вятке. С. 142;

и др.

Памятная книжка Вятской губернии на 1873 г. Вятка, 1873. С. 87 - 88.

ГАКО. Ф. 237. Оп. 73. Д. 125. Л. 555;

Д. 165. Л. 305, 379.

Там же. Оп. 226. Д. 1309. Л. 462;

Д. 1361. Л. 112 об. - ИЗ, 391 об. - 392.

Там же. Д. 189. Л. 142;

Ф. 247. Оп. 1. Д. 165. Л. 2;

Агафонов Н. Казань и казанцы. Казань, 1906. С. 64.

ГАКО. Ф. 237. Оп. 226. Д. 1369. Л. 328 об. - 329, 417 об. - 418;

Ф. 247. Оп. 1. Д. 262. Л. 94.

Там же. Ф. 237. Оп. 73. Д. 138. Л. 294.

Из записок преосвященного Никодима Казанского // Тр. Вятской ученой архивной комиссии. 1913.

Вып. 1 - 2. Отд. 3. С. 73.

ГАКО. Ф. 237. Оп. 75. Д. 391. Л Там же. Оп. 226. Д. 1309. Л. 340.

Там же. Д. 74. Л. 297 об. - 298;

Календарь Вятской губернии на 1885 г. Вятка, 1884. С. 269.

ГАКО. Ф. 237. Оп. 75. Д. 339. Л. 349, 350, 461 и др.

Там же. Оп. 226. Д. 637. Л. 132;

Ф. 247. Оп. 1. Д. 64. Л. 211 - 212;

Любимов ВА. Вглядываясь в лица домов... С. 115 - 116.

ГАКО. Ф. 237. Оп. 226. Д. 74. Л. 297 об. - 298;

Д. 112. Л. 335;

Некролог и речь при погребении // Вятские губернские ведомости. 1886. N 16. С. 3.

ГАКО. Ф. 247. Оп. 1. Д. 64. Л. 65.

Там же. Ф. 237. Оп. 70. Д. 18. Л. 397;

Оп. 75. Д. 357. Л. 197 об.

Там же. Оп. 171. Д. 557. Л. 1 - 5 об.

Там же. Оп. 1. Д. 1. Л. 681 об. -682;

Оп. 73. Д. 48. Л. 351;

Д. 164. Л. 372;

Оп. 95. Д. 107. Л. 1 - 2;

Оп. 99.

Д. 288. Л. 1 - 2;

Ф. 247. Оп. 1. Д. 16. Л. 122 - 124 об.;

Д. 30. Л. 53 об.;

Д. 53. Л. 235, 271, 276 и др.

Там же. Ф. 247. Д. 30. Л. 53 об.;

Д. 41. Л. 28;

Д. 55. Л. 7;

Д. 178. Л. 42 об., 50.

Там же. Д. 30. Л. 63 об., 74 об., 84, 87 - 91 об.;

Д. 179. Л. 1, 3 об., 13 об., 16 об., 19 об., 24;

Д. 184. Л. об., И об., 13 об., 15 об.;

Д. 201. Л. 93 об. - 94 об.

Там же. Ф. 237. Оп. 226. Д. 660. Л. 24, 312, 509 а;

Ф. 247. Оп. 1. Д. 231. Л. 55, 57;

Д. 257. Л. 230, 322;

Д.

276. Л. 231.

Там же. Ф. 237. Оп. 226. Д. 74. Л. 648 об. - 649;

Д. 661. Л. 52;

Ф. 247. Оп. 1. Д. 190. Л. 136 а.

Там же. Ф. 237. Д. 1309. Л. 944;

Д. 1353. Л. 234 об. - 235;

Д. 1383. Л. 202 об. - 203;

Ф. 247. Оп. 1. Д. 262.

Л. 19 об.

Там же. Ф. 237. Оп. 75. Д. 391. Л. 228;

Ф. 247. Оп. 1. Д. 64. Л. 67.

Там же. Ф. 247. Оп. 1. Д. 17. Л. 214 - 216 об., 228 - 229, 233.

См., напр.: Там же. Д. 276. Л. 107.

Там же. Ф. 237. Оп. 226. Д. 660. Л. 448;

Ф. 247. Оп. 1. Д. 257. Л. 59.

Там же. Ф. 247. Оп. 1. Д. 260. Л. 110 об. - 111.

Там же. Ф. 237. Оп. 171. Д. 557. Л. 1 - 5 об.

Там же. Ф. Р-1258. Оп. 1. Д. 1772. Л. 1 - 2 об.

Там же. Ф. Р-139 "Е. Д. Петряев". Оп. 1. Д. 97. Л. 85 - 85 об.

стр. Заглавие статьи Адресаты оптинского старца Льва: опыт атрибуции писем Автор(ы) С. О. Захарченко Источник Отечественные архивы, № 4, 2013, C. 48- СТАТЬИ И СООБЩЕНИЯ Рубрика История Церкви - в фондах российских архивов Место издания Москва, Россия Объем 19.8 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/ Адресаты оптинского старца Льва: опыт атрибуции писем Автор: С. О.

Захарченко Адресаты оптинского старца Льва: опыт атрибуции писем* Ключевые слова: эпистолярное наследие, исторический источник, Козельская Введенская Оптина пустынь, Отдел рукописей Российской государственной библиотеки, старец Лев (Наголкин), старец Макарий (Иванов).

Эпистолярное наследие преподобного Льва, в миру Льва Даниловича Наголкина (1768 - 1841), с именем которого связано начало старчества в Оптиной пустыни 1, является ценным историческим источником о духовной жизни России первой половины XIX в. Сегодня оно насчитывает свыше 1500 писем к более чем адресатам, среди которых не только представители духовенства, но и светские лица. Большинство рукописей хранится в архиве и собрании Оптиной пустыни в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки (ОР РГБ. Ф. 213, 214).

Они до сих пор полностью не атрибутированы и не опубликованы, хотя работы в этом направлении уже проводились. Последней по времени была попытка издательского отдела Оптиной пустыни подготовить к публикации полное собрание писем преподобного Льва, для чего их отобрали в рукописных фондах РГБ, подвергли текстологическому анализу и научному описанию. Результаты этой работы, в том числе установление нескольких адресатов о. Льва, обобщила и обнародовала ее участница В. В. Каширина, не отрицавшая, однако, необходимости дальнейших усилий по выявлению и описанию всего эпистолярного наследия оптинских старцев2. Об актуальности данного направления исследований говорит еще и тот факт, что из примерно 50 адресатов преподобного, фигурирующих в описях архивных фондов Оптиной пустыни, треть до сих пор оставалась неизвестной3. Установить имена около 20 из них удалось в ходе реализации поддержанного РГНФ проекта "Электронное собрание эпистолярного наследия преподобного Льва Оптинского", рассчитанного на 2012 2014 гг. Его целью является публикация писем старца Льва на сайте филологического факультета Петрозаводского госуниверситета силами сотрудников veb-лаборатории М. П. Зуевой, В. В. Кондратьевой и Т. В.

Панюковой. Руководитель проекта - С. О. Захарченко, консультанты - иеромонах Николай (Павлык), проф. В. В. Каширина. Справедливости ради отметим, что электронная публикация писем оптинских старцев осуществлялась и прежде, но не предполагала полного атрибутирования рукописей4.

В данной статье представим частные письма, авторов и адресатов которых мы уже установили. Раскроем и некоторые приемы их идентификации с привлечением справочно-информационных и других изданий, а также документов Оптиной пустыни.

Первым назовем письмо, определенно принадлежащее о. Макарию (Иванову), но не подписанное и не датированное5. В нем содержится поздравление некоему лицу с возведением в сан архимандрита. Очевидно, это архи * Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта N 12 - 04 - 12025.

стр. мандрит Аарон (в миру Андрей Дмитриевич Морякин, 1780 - 1844), наместник Александро-Невской лавры, 25 марта 1839 г. ставший архимандритом Зеленецкой пустыни6. Сам текст послания ("Из писания вашего вижу, что памятуете еще о бывшем нашем духовном союзе, и не забыли общего нашего с достоблаженным батюшкою о. Феодором попечения о вашем духовном возращении") свидетельствует, что авторство принадлежит преподобному Льву Оптинскому.

Действительно, о. Леонид с 1804 г. подвизался в Белобережской Иоанно Предтеченской пустыни, куда перешел и о. Феодор, а в 1806 г. поступил Аарон (Морякин). Значит, данное письмо было написано о. Макарием под диктовку преподобного Льва, но вошло в ранее изданное собрание писем преподобного Макария Оптинского7. Ошибочно приписаны Макарию и помещены в собрание его сочинений еще два письма. Их принадлежность старцу Льву просматривается из контекста: "...во время пребывания твоего при батюшке о. Феодоре и при мне грешном"8;

"...сохранит вас премилосердный Господь молитвами достоблаженного старца нашего отца Феодора и Клеопы"9. Ясно, что это списки, сделанные с черновика, написанного Макарием, как и предыдущие. Второе письмо адресовано эконому Александро-Невской лавры, следовательно, не могло появиться ранее 1835 г., когда Аарона (Морякина) назначили на это место, и не позднее 1839 г., когда его рукоположили в архимандрита. Аарону же адресовано и письмо о. Льва от 30 марта 1826 г. Тем же способом определен автор чернового письма князю Александру Николаевичу Голицыну от августа 1836 г., в котором упоминается старец о.

Феодор: "...покровительство покойному старцу моему о. Феодору и мне в бытность нашу в Валаамском монастыре"11.

В архиве Оптиной пустыни идентифицированы три письма о. Льва от 21 мая г.12, 23 сентября 1841 г.13 и без даты14, адресованные, судя по надписи на конверте15, в Белгород монахине Тихвинской Борисовской девичьей пустыни, в миру Ольге Николаевне Давыдовой. На них стоит подпись старца, но одно написано Макарием (Ивановым). По адресу, указанному на обороте еще одного письма16, наполовину написанного старцем Львом17, установили, что оно предназначалось монахине Троицкого Севского девичьего монастыря, в миру Виталии Яковлевне Армениновой.

Монахиням названных монастырей, как выяснилось, старец направил еще несколько писем. Одно из них - игуменье Анатолии (Яновской), настоятельнице Борисовской девичьей пустыни (она руководила ею с 10 января 1832 г. до самой кончины 5 июля 1847 г.)18. В письмах к ней упомянуты монахини обители Леонида, Тавифа19, Аркадия, Макария20, насельница Паша Дубровина21. Копии этих рукописей отложились в собрании Оптиной пустыни22. Еще три адресованных ей же письма мы определили исходя из содержания. Так, в письме от 29 марта 1841 г.23 о. Лев описал историю, случившуюся в Мценске с Диомидом (Кондратьевым)24. Другой адресат старца-подвизавшаяся в Троицком Севском девичьем монастыре Ширкова Феодосия Афанасьевна, племянница игуменьи Магдалины, поступившая в обитель в преклонном возрасте (около 70 лет) и некоторое время проживавшая в одной келье с казначеей Досифеей. Письма к ней от 6 декабря 1837 г., 7 марта и 28 октября 1839 г., 27 апреля 1841 г., 12 октября 1849 г. были написаны о. Макарием под диктовку старца Льва и им подписаны.

Адресат установлен по надписям на обороте25.

стр. В числе адресатов старца Льва состояли сестры Юревич: Александра Степановна (в постриге Августа), Варвара Степановна (в постриге Виталия, монахиня Великолукского монастыря), Анна Степановна (в постриге Палладия), а также их кузина Надежда Петровна Курош (в постриге Назарета)26, что обнаружилось благодаря текстологическому анализу рукописей. Так, все письма Александре Степановне Юревич датированы 1838 г. с обращением к ней по имени и отчеству, тогда как сестер в малом постриге старцы всегда уважительно именовали матерями.

Письма к ПАЛЛАДИН (Юревич)27 старцев Льва и Макария опубликованы в собрании сочинений последнего с купюрами и без указания имени адресата28. Его назвал в диссертационном исследовании игумен Николай (Павлык) в 2003 г. Палладия, урожденная Анна Степановна Юревич (20 февраля 1812 - 22 февраля 1894), обер-офицерская дочь, была игуменьей Вознесенского девичьего монастыря Великолукского уезда Псковской губернии. Поступила в обитель 10 февраля г., пострижена в монашество 27 ноября 1838 г., произведена в игуменьи 31 июля 1855 г. Управляла монастырем в течение 38 лет30.

Одно из писем старцы направили Надежде Петровне Курош31, происходившей из семьи помещиков Смоленской губернии, впоследствии игуменье Иоанно Предтеченского монастыря Великоустюгского уезда Вологодской губернии (? - ноября 1875). Первоначально (4 октября 1834 г.) она поступила в Троицкий Севский девичий монастырь, где до 1848 г. проходила клиросное послушание, с 1848 по 12 апреля 1863 г. исполняла должность ризничей, 4 ноября 1850 г.

пострижена в монашество, а 13 апреля 1863 г. вологодским епархиальным начальством вызвана в Иоанно-Предтеченский Великоустюг-ский монастырь для прохождения послушания настоятельницы, рукоположена в игуменью 1 октября 1863 г. Имела многочисленные награды по духовному ведомству, 19 апреля 1869 г.

получила наперсный крест. За духовным руководством обращалась к оптинским старцам Льву, Макарию и Илариону32.

В этой же единице хранения находится письмо от Леонида и Феодора, датированное 16 мая 1817 г. и адресованное монахине Назарете. Однако это не Надежда Курош, постриженная в монашество в ноябре 1850 г., а, возможно, дочь примкнувшего к Пугачеву Василия Шванвича Надежда33, которая одно время являлась настоятельницей Мологского Афанасьевского монастыря под Угличем.

Энергичная, образованная дворянка сорока шести лет понравилась владыке Павлу, и он предложил ей занять должность игуменьи Христорождественского Тверского монастыря. Инокиня Назарета согласилась и в 1799 г. была возведена в сан игуменьи, а в 1807 г. переведена в Казанский Богородицкий женский монастырь, которым руководила до 1822 г.;

затем ее перевели в Москву в Алексиевский девичий монастырь34, где в 1830 г. ушла на покой.

По надписи на конверте установлен адресат еще одного подписанного о. Львом письма. Им оказалась сестра Крестовоздвиженского монастыря Белевского уезда Тульской губернии Пелагея (Кромская)35.

Совместное письмо о. Льва и о. Макария от 4 мая 1836 г.36 адресовано Пелагее Ефимовне, еще одно от 1836 г. - Анфии и Глафире37, а также два от 17 июля г.38 и от 1 июля 1841 г.39 - матери Павлине. Пелагея Ефимовна, Глафира и Павлина - одно лицо: Пелагея Ефимовна Добычина (10 апреля 1813 - 20 июня 1877), родом из поселянок Мценского уезда. В 1829 г. поступила в Крестовоздвиженский Белевский женский монастырь, стр. определена в штат 17 мая 1831 г. Пострижена в рясофор с именем Глафира ноября 1837 г., в мантию - 4 июня 1840 г. с именем Павлина. В августе 1848 г.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.