авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 14 |

«Дворниченко А.Ю., Кащенко С.Г., Флоринский М.Ф. Отечественная история (до 1917 г.) Дворниченко А.Ю., Кащенко С.Г., Флоринский М.Ф. Отечественная история (до 1917 г.): ...»

-- [ Страница 11 ] --

Была налажена нелегальная издательская деятельность, создана типография в России, активно использовалась типография А.И. Герцена.

Предпринимались попытки скоординировать русское и польское революционное движение.

Однако крестьянское восстание в России не произошло, а «Земля и воля» оказалась не в состоянии организовать революционное выступление.

Уже летом 1862 г. правительство перешло в наступление. Были закрыты журналы «Современник» и «Русское слово», проведены аресты в Петербурге, Москве и других городах. Часть революционеров, спасаясь от преследований, эмигрировала. Н.Г. Чернышевский, Д.И. Писарев, Н.А.

Серно-Соловьевич были арестованы (Чернышевский, осужденный на каторжные работы, провел на каторге и в ссылке 20 лет). В 1864 г.

общество, ослабленное арестами, но так и не раскрытое, самораспустилось.

Хотя поражение России в Крымской войне и привело к некоторому смягчению режима, установленного в Царстве Польском после восстания 1830-1831 гг., к началу 1860-х гг. внутриполитическая обстановка здесь была весьма напряженной.

Национальные силы в Польше по-прежнему стремились к восстановлению независимого государства, при этом значительная часть поместной шляхты хотела добиться этого, используя неблагоприятную для России международную обстановку и поддержку ведущих европейских держав. Радикально настроенная молодежь, поддерживаемая рядом русских демократов, создавала подпольные кружки, деятельность которых вылилась в ряд манифестаций в Варшаве и других польских городах.

Репрессии против манифестантов привели к дальнейшему обострению ситуации, которая в январе 1863 г. вылилась в вооруженное нападение на русские гарнизоны.

Начавшееся без достаточной подготовки Польское восстание, руководимое Национальным правительством, постепенно распространилось на ряд литовских и белорусских губерний.

Однако охвачено им было преимущественно городское население (определенные слои польской буржуазии, учащаяся молодежь, ремесленники и рабочие), попытки же развернуть массовое крестьянское движение успеха не имели.

Среди восставших не было единства, руководство, разделившееся на радикалов и умеренных, фактически не имело единого плана действий. Не оправдались и надежды умеренного крыла на эффективную поддержку со стороны европейских стран. Опытные русские дипломаты сумели предотвратить вооруженное вмешательство извне в польские события. К лету 1864 г. русская армия сумела разбить основные силы восставших.

Однако, несмотря на поражение, Польское восстание имело важное внутриполитическое значение. Так, при подготовке аграрных реформ в Польше правительство было вынуждено пойти на весьма существенные уступки местным крестьянам, передав им в собственность земли, находившиеся в их пользовании к началу восстания, и наделив участками безземельных.

Революционное движение в России, однако, не прекратилось. Еще в 1863 г. в Москве начал складываться нелегальный кружок во главе с Н.А.

Ишутиным. Члены кружка считали себя последователями Н.Г.

Чернышевского. Вместе с тем в их среде постепенно нарастали заговорщическо-террористические настроения. 4 апреля 1866 г. член кружка Д.А. Каракозов совершил неудачное покушение на Александра II.

Неприятие радикально настроенной интеллигенции 1860-х гг. российских реалий сплошь и рядом приобретало форму так называемого нигилизма.

Существующие порядки осуждались нигилистами с позиций предельного просветительского рационализма. «Русские нигилисты 60-х годов... отмечал Н.А. Бердяев, - были русскими просветителями, они объявили борьбу всем историческим традициям, они противополагали «разум», существование которого в качестве материалистов признавать не могли, всем верованиям и предрассудкам прошлого... Материализм превратился (у нигилистов. - Авт.) в своеобразную догматику и теологию... Наука, под которой понимались главным образом естественные науки... стала предметом веры, она была превращена в идол». Тип нигилиста был запечатлен И.С. Тургеневым на страницах романа «Отцы и дети» в образе Базарова.

Среди радикально настроенной молодежи 1860-х гг. широкой популярностью пользовались произведения Д.И. Писарева. Талантливый критик и публицист, проведший более четырех лет в заключении в Петропавловской крепости по политическому обвинению, Писарев ратовал за освобождение личности от груза традиций, предрассудков, общественных условностей, за воспитание «нового человека» - «мыслящего реалиста». Писарев искренне сочувствовал «униженным и оскорбленным», утверждая, что вне вопроса «о голодных и раздетых людях» нет «решительно ничего, о чем бы стоило заботиться, размышлять и хлопотать». Вместе с тем народ, по его мнению, нуждался в поводыре, роль которого должна была играть интеллигенция. Сами же массы являли собой, как полагал Писарев, лишь «пассивный материал», подлежащий «переработке». В своих суждениях о литературе и искусстве Писарев зачастую исходил из весьма упрощенного понимания общественной пользы, выступая в роли «разрушителя эстетики».

В развитии революционного движения в 1860-е гг. отчетливо обозначилась тенденция, свидетельствовавшая о том, что в среде радикальной интеллигенции, боровшейся как будто бы за освобождение индивида, очень легко могут вызревать силы, стремящиеся лишь заменить одни формы подавления личности другими, еще более жесткими и всеобъемлющими, и готовые действовать вопреки всем моральным запретам. Самым ярким воплощением этой тенденции стала «нечаевщина», связанная с именем С.Г. Нечаева и созданной им в 1869 г. организации «Народная расправа». Нечаевский «Катехизис революционера» призывал применять любые средства для торжества революции, которая должна была увенчаться построением тоталитарной государственности, созданием общества, организованного по казарменному образцу. Убийство одного из членов кружка, отказавшегося подчиняться руководителю, явилось реализацией на практике принципов «нечаевщины». Бежавший затем в Швейцарию и как уголовный преступник выданный царским властям, Нечаев после судебного процесса был заключен в Петропавловскую крепость. Теория и практика «нечаевщины» вдохновила Ф.М. Достоевского на написание его поистине провидческого романа «Бесы», Большинство российских революционеров отмежевалось от Нечаева.

Однако его идеи оказались весьма живучими. В разных обличьях «нечаевщина» заявляла о себе на всех последующих этапах революционного движения, получив, в частности, широчайшее воплощение в теории и практике большевизма. В тоталитарном, подчинявшем единой цели все человеческие помыслы и поступки сознании радикальной интеллигенции уже просматривались черты тоталитарного строя, утвердившегося в конечном счете на развалинах Российской империи.

Революционное народничество 1870-х гг.

Преемниками революционеров-шестидесятников стали народники 1870-х гг. Для их воззрений было характерно негативное отношение к капитализму, признание самобытности исторического развития России, вера в народ как носителя социальной правды, в общину как основу для переустройства общества на социалистических началах. У истоков народнической идеологии стояли А.И. Герцен и Н.Г. Чернышевский.

Приверженность народников социалистическим идеалам во многом обусловливалась моральными соображениями, нравственным максимализмом, сознанием необходимости возвращения долга «культурных классов» народу, тяжкий труд которого давал образованным слоям средства к существованию, стремлением засыпать ров, прорытый в эпоху петровских реформ между этими слоями и народом. Будучи атеистами, порвав с официальным православием, народники не отвергали христианскую этику.

Проницательный наблюдатель не без оснований видел в народническом максимализме, жертвенности, готовности пострадать за свои убеждения «стихийное безумие религиозного голода, неутоленного целые века», а в представителях этого движения - преемников «мучеников двоеперстия», приверженцев неистового протопопа Аввакума, который, воскреснув в обличьи радикального интеллигента 1870-х гг., начал расшатывать основы созданной Петром I империи.

В рамках народнической идеологии существовали различные направления - бунтарское (анархистское), пропагандистское и заговорщическое (бланкистское). Их вдохновителями являлись соответственно М.А. Бакунин, П.Л. Лавров и П.Н. Ткачев.

Взгляды Бакунина в значительной степени представляли собой измененные в радикальном направлении анархические идеи французского социалиста П.Ж. Прудона. Призывая к революционному свержению существующего строя, Бакунин видел главное «исторически необходимое зло» в государственной власти, любые формы которой должны быть уничтожены. Решающую роль в этом, по его мнению, должны будут играть народные массы, которых толкает на борьбу инстинкт свободы. В России такой революционной силой может стать постоянно готовое к выступлению крестьянство. Его нужно только объединить и поднять на борьбу практическим, боевым бунтарским призывом. Бакунин отвергал необходимость революционной пропаганды в массы. Основной целью революции, по его мнению, должно было стать установление равенства между людьми. При этом в новом, безгосударственном обществе возникнет «свободная федерация» рабочих ассоциаций, как земледельческих, так и фабрично-ремесленных. Взгляды Бакунина, его призывы «идти в народ»

находили немало приверженцев, особенно среди революционной молодежи.

Другое теоретическое направление в народничестве («пропагандистское») возглавлял Лавров. В отличие от Бакунина Лавров не считал, что русский народ готов к революции. Только систематическая пропаганда, воспитание руководителей из среды самого народа могли, по его мнению, обеспечить необходимые условия для революционного выступления. Вместе с тем Лавров преувеличивал роль интеллигенции в истории, считая «критически мыслящую личность» двигателем общественного прогресса.

Еще одним направлением в революционном движении 1870-х гг.

явилась деятельность народников-бланкистов («заговорщическое»

направление) во главе с Ткачевым. Ткачев считал, что народ не может провести в жизнь идеи социальной революции, на это способен только заговор интеллигентов - «революционного меньшинства». По его мнению, в России деятельность заговорщиков значительно облегчалась тем, что самодержавие является фикцией, «висит в воздухе», не имея опоры и поддержки. Несколько ударов по «всеми покинутому правительству»

должны привести к его падению, после чего захваченный государственный аппарат будет использован революционерами. Сторонники Ткачева думали, что коммунистический инстинкт, присущий, как они полагали, русскому крестьянству, позволит затем реализовать в стране социалистические идеи и превратить Россию в образцовую социалистическую страну.

Первые организации народнического толка начали возникать еще в конце 1860-х гг. В 1869 г. в столице был образован влиятельный в среде студенческой молодежи народнический кружок «чайковцев» (М.А.

Натансон, Н.В. Чайковский и др.). К 1871 г., объединив вокруг себя кружки ряда университетских городов, он составил ядро так называемого Большого общества пропаганды (А.И. Желябов, С.М. Кравчинский, П.А. Кропоткин, Н.А. Морозов, С.Л. Перовская и др.). Члены организации распространяли революционные идеи среди учащейся молодежи, рабочих (позднее крестьян), занимались издательской деятельностью. Наиболее популярными здесь были идеи П.Л. Лазарева. Осенью 1874 г. организация, ослабленная арестами, прекратила свое существование. «Большое общество пропаганды»

воспитало целое поколение революционеров-народников, сыгравших важную роль в дальнейшем развитии народнического движения.

В 1872 г. в Петербурге был создан кружок А.В. Долгушина, имевший тайную типографию. Здесь печатали и распространяли брошюры и прокламации для народа. Этот народнический кружок, придерживавшийся бакунинского направления, был вскоре раскрыт и разгромлен.

Весной 1874 г. около 40 губерний России оказались охваченными новым массовым движением революционной молодежи, получившей название «хождение в народ». Это движение (среди его участников преобладали приверженцы Бакунина) не было ни достаточно подготовленным, ни централизованным. Попытки создать зимой 1873- гг. единый координационный центр не дали видимых результатов.

Народники ходили по деревням, вели беседы с крестьянами, старались вызвать волнения и неповиновение властям. Крестьяне не пожелали, однако, признать «своими» выходцев из «культурных классов». Не давала результатов и более длительная пропаганда в деревнях, которую вела часть народников.

Уже летом 1874 г. правительство провело массовые аресты среди участников «хождения в народ» (было арестовано около тысячи человек).

Длительное следствие закончилось политическим «Процессом 193-х», центральным событием которого стала речь одного из подсудимых, И.Н.

Мышкина, в которой он выразил веру в неизбежность народного восстания в стране.

«Хождение в народ» стало первой попыткой широкого непосредственного общения русских революционеров с крестьянством. Оно показало, что народ не готов к немедленному революционному выступлению, и стимулировало поиск новых организационных форм борьбы. Успех революции связывался теперь с созданием в 1876 г. нового тайного общества «Земля и воля», ставшего крупнейшей организацией народников 1870-х гг.

Члены «Земли и воли» ставили перед собой задачу объединения революционных кружков, действовавших в Центральной России, на Украине, в Белоруссии, Польше, Закавказье, Поволжье. Им удалось создать хорошо организованный петербургский центр (О.В. Аптекман, Д.А.

Лизогуб, А.Д. Михайлов, В.А. Осинский, Г.В. Плеханов и др.), сплотивший вокруг себя несколько групп, выполнявших различные функции.

Организацией издавался печатный листок «Земля и воля».

Важнейшим пунктом программы общества являлся «переход всей земли в руки сельского рабочего сословия», выдвигался и ряд демократических требований, добиться которых можно было «только путем насильственного переворота». Подготовить переворот, по мнению землевольцев, следовало путем постоянной пропаганды и агитации в деревне, создания там опорных пунктов. Уделялось внимание и работе в «центрах скопления промышленных рабочих, заводских и фабричных».

Однако рабочие расценивались только как сила, способная поддержать выступление крестьян. Агитационная деятельность землевольцев велась также в среде студенчества и интеллигенции, предусматривалось привлечение на сторону революции недовольных властями офицеров и чиновников.

Главные силы и средства «Земли и воли» были направлены на создание «поселений» в деревне (колонии в Самарской, Саратовской, Тамбовской и других губерниях), что не принесло заметного успеха. Не дала результатов и попытка развернуть в деревне «аграрный террор», поднять крестьян на вооруженные выступления. В обстановке крушения надежд, массовых политических процессов и репрессий стало изменяться и отношение землевольцев к способам борьбы с самодержавием. Часть членов общества все более склонялась к мысли о необходимости в сложившихся условиях вести эту борьбу средствами индивидуального террора.

§ 5. Политический кризис конца 1870 - начала 1880-х гг.

К концу 1870-х гг. самодержавие оказалось в весьма сложной ситуации. Русско-турецкая война 1877-1878 гг. подорвала авторитет власти.

Правда, Россия одержала победу. Однако Берлинский конгресс, на котором были подведены окончательные итоги войны, обернулся для царской дипломатии тяжелым поражением. Условия мира оказались отнюдь не столь выгодными для России, как того можно было ожидать. Война расстроила государственные финансы. В деревне, пострадавшей от мобилизации, нарастало недовольство. Действия власти весьма критически оценивали даже сами представители бюрократической элиты. «Современная несостоятельность, совершенное отсутствие правительствующего правительства», - в таких словах характеризовал политику самодержавия в конце 1870-х гг. один видный сановник.

Как справедливо отмечает современный исследователь, в этих условиях, власть в принципе должна была либо выдвинуть программу «дальнейшего продолжения реформ», способную «увлечь российское общество», либо немедленно перейти «к жесткому режиму, который следовало использовать для передышки и хотя бы экономических преобразований. Стареющий император оказался неспособен ни на то, ни на другое».

Между тем в народническом движении все громче заявляли о себе сторонники перехода к террористическим методам борьбы.

В январе 1878 г. близкая к «Земле и воле» В.И. Засулич стреляла в петербургского градоначальника Ф.Ф. Трепова (последний подверг телесному наказанию политического заключенного). Процесс над Засулич завершился ее оправданием при полном одобрении присутствовавшей в зале суда великосветской публики, одобрении, свидетельствовавшем о том, что власть теряла поддержку даже наиболее социально близкой ей среды.

Летом 1878 г. С.М. Кравчинский убил шефа жандармов Н.В. Мезенцева. апреля 1879 г. на Дворцовой площади А.К. Соловьев совершил неудавшееся покушение на Александра II.

Постепенно внутри «Земли и воли» окончательно оформилось два течения. Представители одного из них (А.Д. Михайлов, Н.А. Морозов и др.) были сторонниками террористических методов политической борьбы.

Другие, так называемые деревенщики (Г.В. Плеханов, М.Р. Попов, О.В.

Аптекман), выступали за продолжение пропагандистской и агитационной работы в деревне. Уже в 1879 г. сторонники террора образовали внутри организации группу «Свобода или смерть». В июне того же года в Липецке состоялся их съезд, на котором было принято решение не порывать с «Землей и волей», а завоевать ее изнутри. Через несколько дней в Воронеже состоялся общий съезд, принявший компромиссное решение о допустимости террористических методов борьбы наряду с агитацией и пропагандой. Однако решения съезда не могли сохранить единства «Земли и воли», которая в августе 1879 г. раскололась на две организации: «Черный передел» (Г.В. Плеханов, П.Б. Аксельрод, Л.Г. Дейч, Я.В. Стефанович и др.) и «Народную волю» (А.И. Желябов, С.Л. Перовская, Н.А. Морозов, Н.И.

Кибальчич, А.Д. Михайлов и др.).

Попытки чернопередельцев продолжать пропаганду в деревне окончились неудачей и привели к новым арестам. Часть членов организации эмигрировала за границу. В целом «Черный передел» не сыграл существенной роли в народническом движении.

«Народная воля» была хорошо законспирированной организацией, возглавляемой Исполнительным комитетом. Его члены посвятили все свои силы для организации цареубийства. К этой цели народовольцы шли с поистине фанатичным упорством, не щадя ни своих, ни чужих жизней.

Народовольцы дважды предпринимали попытку подорвать поезд, на котором ехал Александр II, а 5 февраля 1880 г. С.Н. Халтурин организовал взрыв в Зимнем дворце. Лишь счастливая случайность спасла тогда жизнь императору.

Полиция оказалась не в состоянии пресечь деятельность террористов.

При этом, борясь с ними, власть принимала меры, противоречившие действующим законам, что вызывало раздражение в обществе. В этих условиях значительно активизировалась либеральная оппозиция, представленная в земствах, в университетских кругах, группировавшаяся вокруг таких периодических изданий, как «Вестник Европы» и т.п.

Либералы, чьи идеи оказывали большое влияние на умонастроения «культурных классов», не одобряя террора в принципе, все же были склонны сочувствовать скорее народовольцам, нежели правительству. В сложившейся ситуации они стремились убедить верхи даровать населению политические свободы, увенчать здание реформы 1860-1870-х гг. переходом к представительному правлению.

После взрыва в Зимнем дворце Александр II наделил диктаторскими полномочиями популярного генерала, одного из героев русско-турецкой войны 1877-1878 гг. М.Т. Лорис-Меликова. Назначенный вскоре министром внутренних дел, Лорис-Меликов занялся укреплением репрессивного аппарата. Продемонстрировавшее полнейшую неспособность справиться с террористами III отделение было ликвидировано, а его функции перешли к Департаменту государственной полиции (впоследствии - Департаменту полиции) Министерства внутренних дел. Вместе с тем Лорис-Меликов считал, что, борясь с террористами, власть должна заручиться общественной поддержкой, встать на путь сотрудничества с либеральными кругами. В начале 1881 г. он предложил Александру II привлечь к участию в законосовещательной деятельности представителей органов местного самоуправления («конституция» Лорис-Меликова). Этот проект был в предварительном порядке одобрен Александром II. Для окончательного решения вопроса предполагалось собрать 4 марта 1881 г. совещание высших сановников под председательством царя. Однако 1 марта 1881 г.

народовольцы, наконец, добились своего. Очередное покушение, организованное террористами, оказалось для Александра II роковым.

§ 6. Внутренняя политика Александра III (1881-1894).

Цареубийство 1 марта 1881 г., однако, не привело к революции, которой так ожидали народовольцы. Зато оно резко изменило расстановку сил в верхах. Позиции М.Т. Лорис-Меликова, не сумевшего уберечь императора, равно как и в целом позиции либерально настроенных сановников существенно ослабли. Сын и преемник убитого царя Александр III, опираясь на мнение консервативных кругов в правительстве, резко осудивших план Лорис-Меликова, отверг «конституционную» затею министра внутренних дел. 29 апреля 1881 г. был опубликован Манифест, в котором новый император известил своих подданных о своем твердом намерении «охранять для блага народного» самодержавную власть. Лорис Меликову и его сторонникам пришлось уйти в отставку.

Народовольцы после 1 марта 1881 г. уже не могли продолжать борьбу.

Их силы были исчерпаны. Казнь организаторов цареубийства практически обезглавила «Народную волю». Власти перешли в наступление, и к 1886 г.

остатки организации были окончательно разгромлены.

Драматические события 1 марта 1881 г. во многом определили характер внутренней политики самодержавия в царствование Александра III. Народовольческий террор показал императору, что проведенные его отцом в 1860-1870-е гг. либеральные реформы не обеспечили стране спокойствия. Впрочем, новый монарх и так придерживался весьма консервативных убеждений. В его окружение (еще в бытность Александра III наследником) входили лица, недовольные реформаторским курсом Александра П. В отличие от своих предшественников, которые, начиная с Петра I, ориентировались, прежде всего, на различные западные образцы (даже Николай I, взявший на вооружение тезис о самобытности России), Александр III тяготел к русской национальной традиции и ему были не чужды отдельные элементы воззрений славянофилов.

«Новый курс» в правительственной политике обрисовался, однако, не сразу. Ушедшего, как отмечалось, в отставку Лорис-Меликова на посту министра внутренних дел сменил Н.П. Игнатов. Деятельность «Народной воли» показала властям необходимость всемерного укрепления репрессивного аппарата. 14 августа 1881 г. Александр III утвердил «Положение о мерах к сохранению государственного порядка и общественного спокойствия», в соответствии с которым те или иные местности «для водворения полного спокойствия и искоренения крамолы»

могли объявляться на «исключительном положении», имевшем две степени:

усиленной охраны и чрезвычайной охраны. Администрации в этом случае предоставлялись широкие полномочия: право закрывать торговые и промышленные заведения, арестовывать и высылать разного рода «вредных» лиц и т.п. Принятое как временное «Положение» 14 августа г. сохраняло силу до Февральской революции.

Вместе с тем близкий к славянофилам, Игнатов попытался реализовать на практике некоторые их идеи. В связи с этим он предложил Александру III созвать Земский собор (депутаты должны были представлять различные сословия и национальные районы) для обсуждения проблем развития местного самоуправления. Собор должен был также сформировать комиссию, которой вменялось в обязанность рассматривать по указанию императора соответствующие законопроекты до их внесения в Государственный совет.

В сущности, предложения Игнатова мало чем отличались от «конституции» Лорис-Меликова. Поэтому против замысла министра внутренних дел решительно выступили консервативно настроенные сановники. В результате Александр III отверг план Игнатова, а сам Игнатов в мае 1882 г. был уволен в отставку.

С уходом Н.П. Игнатова с поста министра внутренних дел (его преемником был назначен Д.А. Толстой) политический курс нового царствования обрел, наконец, достаточно четкие контуры. Начавшаяся ревизия реформаторского наследия 1860-1870-х гг. имела своей идейной основой программу самобытного развития России, теорию «народного самодержавия», которая базировалась на мысли о единении царя с народом и о дворянстве как о связующем звене между ними. Одним из творцов нового курса стал обер-прокурор Синода К.П. Победоносцев, сблизившийся с Александром III еще в бытность того наследником (Победоносцев преподавал будущему монарху законоведение). Умный и широко образованный человек, Победоносцев был противником любых проблесков либерализма в правительственной политике, видя в твердой, все и вся контролирующей власти единственную силу, способную помешать проявлениям злых свойств человеческой природы. Новый курс во многом являлся также детищем М.Н. Каткова. Талантливый публицист, редактор газеты «Московские ведомости», Катков, не занимая никаких должностей в государственном аппарате, оказывал тем не менее большое влияние на политику самодержавия.

Начавшаяся при Александре III ревизия того, что было сделано при его отце, осуществлялась в самых разных направлениях. В 1882 г. царь утвердил Временные правила о печати, призванные усилить административный контроль за содержанием периодических изданий. В 1884 г. пересмотру подвергся Университетский устав 1863 г. Новый Устав существенно урезал автономию университетов. Так, ректоры и деканы отныне должны были назначаться Министерством народного просвещения, а не избираться преподавателями, как это предусматривалось Уставом 1863 г.

Постоянным объектом для нападок со стороны консервативных кругов служили созданные при Александре II органы местного самоуправления, прежде всего - земские учреждения. В их деятельности, разумеется, было немало недостатков. Однако верхи прежде всего беспокоила перспектива превращения органов самоуправления в опорные пункты оппозиции. В г. Александр III утвердил новое положение о земских учреждениях.

Согласно этому акту дворянское представительство в земствах еще более увеличивалось. Крестьяне теперь могли избирать только кандидатов в гласные уездных земских собраний. Сами же гласные назначались из числа этих кандидатов губернатором. Положением 1890 г. предусматривалось также усиление административного надзора за деятельностью земских учреждений.

В 1892 г. было издано новое Городовое положение. Число горожан, имевших возможность участвовать в выборах гласных городских дум, существенно уменьшилось. Если по закону 1870 г. избирательные права получило в среднем по городам 5,3% жителей, то по закону 1892 г. - 1%.

Администрация, таким образом, приобрела более широкие возможности для вмешательства в деятельность органов городского самоуправления. Ряд правительственных актов, изданных при Александре III, внес коррективы в судебные уставы 1864 г. Так, было ограничено применение принципа гласности судопроизводства, повышался имущественный и образовательный ценз присяжных заседателей и т.п. До радикального пересмотра основных положений судебной реформы 1864 г. дело, однако, так и не дошло.

В целях укрепления экономических позиций дворянства в 1885 г. был учрежден Дворянский банк. Ему вменялось в обязанность оказывать поддержку помещичьему землевладению. В 1889 г. царь утвердил Положение о земских начальниках. Земские начальники, назначавшиеся губернаторами из среды местного дворянства, должны были осуществлять надзор за деятельностью органов крестьянского самоуправления. Благодаря институту земских начальников дворяне, утратившие при отмене крепостного права власть над крестьянами, получили возможность оказывать заметное воздействие на жизнь сельского «мира».

Политика самодержавия в отношении крестьянства в царствование Александра III характеризовалась стремлением укрепить подтачивавшиеся развитием капитализма патриархальные структуры, общинный уклад. Закон от 18 мая 1886 г. ставил преграды семейным разделам, в которых власти видели «великое зло, ведущее к обеднению сельского населения». В целях предотвращения обезземеливания крестьян в 1893 г. был издан закон «О неотчуждаемости крестьянских надельных земель». Некоторому облегчению положения сельского населения способствовали такие меры, как перевод временнообязанных крестьян на выкуп (с 1 января 1883 г.) и понижение выкупных платежей, отмена подушной подати. В 1883 г. по инициативе Александра III был основан Крестьянский банк, призванный содействовать расширению крестьянского землевладения.

Быстрое развитие отечественной промышленности в пореформенную эпоху, сопровождавшееся увеличением численности рабочего класса, ставило на повестку дня так называемый рабочий вопрос. Конфликты между рабочими и предпринимателями беспокоили императора, охотно бравшего на себя в таких случаях роль посредника и стремившегося, не слишком ущемляя интересы буржуазии, вместе с тем удовлетворять и некоторые требования противоположной стороны. В целом политика Александра III в рабочем вопросе носила попечительный характер. Так, в 1883 г. был издан закон об ограничении труда малолетних, в 1885 г. - о «запрещении ночного труда женщин и детей». 3 июня 1886 г. император подписал закон об определении условий найма и порядке расторжения договоров с предпринимателями, в тексте которого в той или иной мере нашли отражение отдельные требования, выдвинутые участниками вспыхнувшей в 1885 г. Морозовской стачки.

Важной составной частью внутренней политики самодержавия в царствование Александра III являлась линия на всемерное вовлечение окраинных территорий в единую общеимперскую систему. В этой связи ограничениям подвергалась автономия Великого княжества Финляндского, ликвидировались последние остатки польской государственности. В Прибалтике были упразднены архаичные судебные и административные порядки, позволявшие остзейским дворянам - потомкам ливонских рыцарей - по-прежнему ощущать себя полновластными хозяевами края.

Стремясь в принципе законсервировать традиционные общественные структуры, не допустить их разрушения, Александр III, однако, продолжал политику поощрения промышленного роста, что способствовало в конечном счете дальнейшему развитию России по капиталистическому пути. При этом правящими кругами принимались меры, ставившие командные высоты в экономике под контроль государства. Так, частные железные дороги активно приобретались казной, причем государством строились и новые магистрали. Ускоренному промышленному росту способствовал таможенный тариф 1891 г., защищавший высокими пошлинами отечественную индустрию от иностранной конкуренции. Противоречия между традиционными институтами и структурами складывавшегося капиталистического, индустриального общества становились все более ощутимыми, что готовило почву для социальных катаклизмов.

§ 7. Рабочее движение 1860 - начала 1890-х гг. Распространение марксизма.

Развитие капитализма в России ускорило формирование рабочего класса, ряды которого быстро пополняли разорившиеся беднейшие крестьяне пореформенной деревни и не выдерживавшие конкуренции кустари-одиночки. Положение русского рабочего в этот период отличалось полным юридическим бесправием, сверхпродолжительным рабочим днем (при исключительно низкой заработной плате), постоянными штрафами, травматизмом на производстве (связанным с отсутствием техники безопасности). В случае болезней, несчастных случаев и старости рабочие не имели никаких социальных гарантий, плохо обстояло дело с обеспеченностью жильем.

Все это сказывалось на активности рабочих, которая уже в 1860-1870 е гг. стала проявляться в виде стихийных выступлений. В 1860-е гг.

наблюдались волнения на заводах Урала и в центральных губерниях (Мальцевский завод в Калужской губернии, Морозовская фабрика в Орехово-Зуеве и др.). Только в 1861 г. было отмечено 4 стачки и волнений промышленных рабочих. Численность этих выступлений быстро росла (по данным П.А. Хромова, в 1870-е гг. было зарегистрировано свыше 200 стачек и 100 волнений). Особый размах приобрели стачки на Невской бумагопрядильне (1870) и Кренгольмской мануфактуре (1872), происходившие в непосредственной близости от столицы империи.

С увеличением численности пролетариата росла его сплоченность и организованность, что привело к попыткам создания первых рабочих организаций. В'мае 1875 г. в Одессе возник «Южнорусский союз рабочих»

во главе с Е.О. Заславским. Организация имела свой устав, где была сформулирована основная цель - свержение существовавшего в стране политического строя путем насильственного переворота, Организация испытывала ощутимое влияние народничества, что сказывалось на отдельных положениях устава.

В декабре 1878 г. в С.-Петербурге образовался «Северный союз русских рабочих» (во главе с В.П. Обнорским и С.Н. Халтуриным), в который вошли около 200 активных членов, ранее состоявших в различных петербургских кружках. Организация выпустила программный документ воззвание «К русским рабочим», в котором ясно указывалось на необходимость политической борьбы, требовались политические свободы, рабочие призывались к сплочению и интернационализму.

В воззвании говорилось о необходимости отмены частной собственности на землю и установлении общинного землевладения, создании рабочих ассоциаций для организации производства. Уже в январе следующего года правительство произвело аресты членов организации. С.Н.

Халтурин, избежавший ареста, примкнул к народовольцам (организация взрыва в Зимнем дворце). В 1880 г. члены организации выпустили первый номер рабочей газеты («Рабочая заря»), однако типография была разгромлена, а номер газеты конфискован, что фактически означало прекращение деятельности организации.

Рабочие организации 1870-х гг. способствовали росту активности и сплоченности российского пролетариата, знакомили его с опытом и традициями международного рабочего движения, подготовили подъем движения в 1880-е гг.

Наиболее крупным выступлением рабочих России в середине 1880-х гг. явилась Морозовская стачка (1885), которая отличалась не только размахом, но и организованностью и стойкостью. Рабочие, доведенные до отчаяния тяжелыми условиями труда, предъявили владимирскому губернатору требования, включавшие установление государственного законодательства, регламентирующего отношения фабриканта и рабочих, что придало стачке политическую окраску. Руководители стачки (П.

Моисеенко, Л. Абраменков и др.) были участниками рабочего движения 1870-х гг. Путем многочисленных арестов и высылки рабочих правительству удалось восстановить работу на фабрике. Состоявшийся затем судебный процесс заставил говорить о стачке всю Россию.

Повышение роли рабочего класса в экономической и политической жизни страны, поднимавшаяся стачечная борьба и рост сознательности рабочих вызывали пристальный интерес к пролетариату со стороны революционной интеллигенции. Ее представители, разочаровавшись в народнической идеологии, искали новую революционную теорию и нашли ее в марксизме.

Первой русской марксистской организацией стала основанная в Женеве бывшими чернопередельцами (Г.В. Плеханов, В.И. Засулич и др.) группа «Освобождение труда».

Члены этой группы переводили и распространяли произведения К.

Маркса и Ф. Энгельса. В эти годы Плехановым были написаны такие теоретические работы, как «Социализм и политическая борьба», «Наши разногласия», «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю», в которых он доказывал несостоятельность народнических теорий. Он подчеркивал, что Россия уже вступила на путь капиталистического развития и важнейшей революционной силой становится рабочий класс, на организацию которого и надо направить усилия и энергию революционера.

При этом Плеханов особо отмечал значение политической борьбы, исходил из того, что предстоящая революция будет не социалистической, а буржуазно-демократической.

В борьбе с народнической идеологией взгляды группы «Освобождение труда» постепенно завоевывали сторонников в России, способствовали развитию в стране социал-демократического движения.

Почти в то же время, что и группа Плеханова, первые марксистские кружки возникли и в России. Деятельность их была направлена на распространение социал-демократических идей среди рабочих и интеллигенции. Эти кружки не были сколько-нибудь тесно связаны с рабочим движением, носили замкнутый характер и имели весьма ограниченный состав участников. Таковой являлась, например, группа, возглавляемая студентом Петербургского университета болгарином Димитром Благоевым («Партия русских социал-демократов»), впоследствии основавшим болгарскую социал-демократическую партию. В Петербурге же в 1885-1886 гг. существовала группа, созданная П.В. Точисским («Товарищество санкт-петербургских мастеровых»). В конце 1880 - начале 1890-х гг. вела пропаганду группа М.И. Бруснева, образовавшаяся из кружков Петербургского университета и Технологического института.

Кроме Петербурга марксистские кружки существовали в Москве, Киеве, Одессе, Вильно и других городах. В Казани с кружком, возглавляемым Н.Е.

Федосеевым в 1888-1889 гг., был связан В.И. Ленин.

§ 8. Внешняя политика России в 1856-1894 гг.

Среди факторов, определявших направление внешней политики России во второй половине XIX в., следует выделить, прежде всего, сдвиги в социально-экономическом развитии страны и существенные изменения в международной обстановке.

Поражение в Крымской войне тяжело сказалось на международных позициях России, которая, хотя и оставалась великой державой, но заметно теряла свое влияние на международные дела. Оказался подорванным русский авторитет в Европе. На Ближнем Востоке возросло влияние Франции и особенно Англии, которая добилась монополии в мировой торговле и усилила свою морскую гегемонию. Внешняя политика России в послевоенной Европе носила сдержанный характер, вместе с тем правительство пыталось, хотя бы отчасти, компенсировать свои неудачи успехами в Азии. Следует иметь в виду, что с развитием в стране капиталистических отношений буржуазный характер постепенно принимала и внешняя политика, объективно отражающая интересы как помещиков, так и развивающейся буржуазии.

Рассматривая внешнюю политику пореформенной России, необходимо выделить два периода: первый - от поражения в Крыму до франко-прусской войны и отмены ограничительных статей Парижского договора (1870-1871) и второй - от начала 1870-х гг. до образования русско французского союза (1891-1894).

Главной целью русской дипломатии в 1850-1870-е гг. становится отмена ограничительных статей Парижского мира, унижавших национальное достоинство России, противоречащих ее экономическим и политическим интересам. Русские дипломаты во главе с А.М. Горчаковым, возглавившим Министерство иностранных дел, решали эту задачу, используя противоречия между Англией, Францией и Австрией. Однако в одиночку достигнуть успеха было нельзя.

Первоначально казалось, что союзником России могла бы стать Франция, не получившая территориальных выгод в Крымской войне и мечтавшая расширить свои границы путем присоединения левого берега Рейна, Ниццы и Савойи. Во время свидания Наполеона III и Александра II в Штутгарте (1857) было положено начало сотрудничеству двух стран.

Отношения между Россией и Францией, однако, явно ухудшились в период Польского восстания 1863 г. Современные историки убедительно показали, что недальновидная политика Наполеона III по отношению к России в решении восточного и польского вопросов в дальнейшем привела к изоляции Франции в ходе франко-прусского конфликта.

Во второй половине 1860 - начале 1870-х гг. в Европе завершается процесс объединения Германии. Судьба ее решалась в открытом военном столкновении Пруссии с Австрией. В 1866 г. Австрия потерпела поражение, а в 1867 г. был создан Северогерманский союз, президентом которого стал прусский король.

Развитие германских событий вскоре стало вызывать опасения соседней Франции, пытавшейся остановить территориальные притязания Пруссии. В июле 1870 г. началась франко-прусская война, которая уже через несколько месяцев (в сентябре того же года) закончилась жестоким разгромом французов под Седаном.

В 1870 г. России удалось использовать обстоятельства, вызванные поражением Франции в войне, которая, по сути дела, разрушила основы «Крымской системы». Циркуляром от 19 октября 1870 г. министр иностранных дел России А.М. Горчаков сообщил правительствам всех государств, подписавших Парижский договор, об отмене нейтрализации Черного моря. После дипломатической борьбы Лондонская конференция 1871 г. узаконила это решение.

Начавшееся сближение с образовавшейся после франко-прусской войны Германской империей продолжалось в последующие годы и в конечном счете привело к возникновению в 1873 г. «Союза трех императоров» (Россия, Германия, Австрия). Союз этот не был прочным, так как обусловливался скорее боязнью взаимного усиления, чем общностью интересов. Во время нового обострения франко-германских отношений (1875) Россия недвусмысленно дала понять, что не допустит разгрома Франции.

Следует отметить, что весьма важен вопрос о причинах усиления агрессивности Пруссии, ранее трактовавшейся рядом зарубежных историков преимущественно как следствие благожелательного нейтралитета России. В современной отечественной историографии среди таких причин указывается политика Наполеона III в отношении России, направленная на сохранение статей Парижского мира, недооценка Францией военной силы Пруссии, отношение Англии к Пруссии (как к возможному противовесу сильным европейским странам на континенте), заинтересованность консервативных кругов Европы в Пруссии (как опоре в борьбе против революционного движения).

§ 9. Средняя Азия и Казахстан в середине XIX в.

Присоединение Средней Азии к России.

В середине XIX в. в Средней Азии существовали Кокандское, Бухарское и Хивинское ханства, представлявшие собой феодальные образования с пережитками рабовладения. Политическая раздробленность приводила к бесконечным военным столкновениям, осложнявшимся напряженной классовой борьбой. Усугубляли положение и участившиеся попытки Англии усилить свое влияние в регионе.

Для русского правительства Средняя Азия являлась важным стратегическим районом, примыкавшим к индийским владениям Англии, здесь пересекались транзитные торговые пути. Возросла роль региона и как сырьевой базы в связи с прекращением поставок хлопка из США в период гражданской войны между Севером и Югом (началась в апреле 1861 г.).

В современной историографии преобладает мнение, что в проведении активной внешней политики в Средней Азии решающими для русской дипломатии были политические мотивы, связанные с необходимостью ослабления влияния Англии.

В 1860-х гг. завершилось присоединение к России казахских земель.

В 1864 г. русские войска вступили в Кокандское ханство и взяли Ташкент (1865). Попытки эмира Бухары вмешаться в события привели к его поражению и занятию Самарканда (1868). Бухарский эмират попал в вассальную зависимость от России.

В 1873 г. капитулировала Хива. Продвижение русских войск в Туркмении встретило упорное сопротивление местного населения, подстрекаемого англичанами. Только в 1881 г. был занят Ашхабад.

Окончательно присоединение Средней Азии к России завершилось в 1885 г.

Колониальная политика царского правительства в Средней Азии приводила к жесткому двойному угнетению простого народа. Вместе с тем это присоединение имело и определенное положительное значение - было уничтожено рабство, прекратились кровопролитные феодальные войны. В Среднюю Азию во все более широких масштабах стали проникать русские промышленные товары и техника, с начала 1880-х гг. начали строиться железные дороги.

Особенно большую роль играла Закаспийская железная дорога (Красноводск - Самарканд, 1883 г.), постепенно начала зарождаться местная промышленность.

Взаимно обогащались культуры народов Российской империи. Уже в 1860-е гг. были открыты первые русско-казахские школы, в 1870-1880-е гг.

начальные учебные заведения появились и на других присоединенных территориях.

Русские ученые изучали природу региона (создавались метеорологические станции, проводились географические и геологические исследования), фольклор, историю среднеазиатских народов. Высылка в регион революционеров из центральных губерний России способствовала распространению здесь революционных идей.

Результатом присоединения к Российской империи Казахстана и Средней Азии явилось создание нового военно-административного управления. Часть областей вошла в состав созданного в 1867 г.

Туркестанского генерал-губернаторства. Над урезанными в своих границах, номинально независимыми Хивинским ханством и Бухарским эмиратом был установлен контроль царской администрации.

§ 10. Политика России на Дальнем Востоке.

В середине XIX в. территория Дальнего Востока с его богатыми природными ресурсами привлекала пристальное внимание США и западноевропейских стран. В годы Крымской войны это привело к прямому военному конфликту с Англией, пытавшейся захватить Петропавловск.

Возникла необходимость четкого определения границ Китая и России, которые во многом были к этому времени еще не определены.

Такая граница была установлена в результате подписания Айгунского (1858), Тяньцзинского (1858) и Пекинского (1860) договоров, по которым к России отходили Приморье и Приамурье. Политика России ни в XVIII, ни в XIX в. на Дальнем Востоке не имела агрессивного характера, а заключавшиеся договоры не навязывались военной силой и были добровольными.

Однако позиции России в этом регионе были еще недостаточно сильны, что привело к продаже США русских владений в Америке (1867). В 1875 г. по договору с Японией к России отошел о. Сахалин.

Впоследствии в связи с основанием в 1860 г. Владивостока, заселением берегов Амура и Уссури (строительство городов Хабаровска, Благовещенска, Мариинска), вводом в действие в 1890-х гг. Сибирской железной дороги положение России на Дальнем Востоке существенно усилилось.

§ 11. Восточный кризис 1870-х гг. Русско-турецкая война (1877-1878).

К середине 1870-х гг. наблюдается новое обострение восточного кризиса. Турецкое правительство по-прежнему проводило политику экономического и политического давления на христианские народы Балканского полуострова. В свою очередь в Болгарии, Сербии, Боснии и Герцеговине крепло национально-освободительное движение славянских народов против османского ига. Весной 1875 г. в Боснии и Герцеговине вспыхнуло народное восстание, поводом к которому послужило очередное увеличение налогов. Конфликт на Балканах, захватывающий все новые и новые территории, грозил перерасти в международный кризис Россия в эти годы не была готова к войне (русские дипломаты опасались дипломатической изоляции, не были завершены военные реформы, не закончено перевооружение армии, фактически ничего не было сделано для усиления российского флота после отмены нейтрализации на Черном море, сложным оставалось экономическое и политическое положение в стране).

Вследствие этого русские дипломаты пытались разрешить конфликт мирным путем, склонить Турцию к уступкам славянскому населению.

Однако дипломатический демарш, предпринятый Россией совместно с Германией и Австро-Венгрией с целью мирным путем прекратить военный конфликт, успеха не имел.

В апреле 1876 г. новое восстание всколыхнуло Болгарию. Турецкие войска подавили его с невероятной жестокостью, что, в свою очередь, привело к вступлению в войну с Турцией Сербии и Черногории. Слабая сербская армия в одиночку, без поддержки извне, не смогла оказать сопротивления турецким частям, она терпела поражения и вскоре сложилась реальная угроза потери Белграда. В этих условиях Россия в ультимативной форме потребовала от Турции прекращения военных действий. Султан был вынужден принять русские условия и согласился на созыв в Константинополе конференции европейских держав. Участники этой конференции (сентябрь - ноябрь 1876 г.) подготовили проект соглашения, однако Турция, уверенная в поддержке Англии, фактически отказалась принять эти предложения. Новый демарш европейских государств (так называемый Лондонский протокол, март 1877 г., в котором предлагалось провести реформы в пользу христиан) был отвергнут Турцией и расценен ею как вмешательство в свои внутренние дела. Османская империя спешно готовилась к войне, которая фактически стала неизбежной.

12 (24) апреля 1877 г. Александр II подписал манифест о начале русско турецкой войны.

К началу войны в русской армии уже ощущались некоторые последствия военных реформ, однако до их завершения было еще далеко.

Русские войска не имели хорошо обученных резервов, по качеству стрелкового оружия уступали турецкой армии (вооружавшейся с помощью Англии и США), по численности русский флот уступал турецкому. Однако артиллерия русских превосходила турецкую, русские суда использовали мины, а русские солдаты и матросы намного превосходили турецких как выучкой, так и высоким боевым духом.

Главнокомандующим Дунайской армией был назначен брат царя великий князь Николай Николаевич, придерживавшийся консервативных взглядов на способы ведения войны. Высший командный состав армии не понимал особенностей современной войны, действовал нерешительно, допуская грубые просчеты. В то же время уже в ходе войны выдвинулась плеяда талантливых генералов - сторонников преобразований в армии (И.В.

Гурко, М.И. Драгомиров, М.Д. Скобелев, Н.Г. Столетов, Ф.Ф. Радецкий), они находили поддержку в лице военного министра Д.А. Милютина. Все чаще стали использоваться стрелковые цепи, перебежки, самоокапывание солдат.


Турецкая армия в целом уступала русской, она не была готова к наступательным действиям и предпочитала оборонительные сражения.

Планы ведения войны со стороны русского командования были подготовлены Н.Н. Обручевым и ДА. Милютиным. Они предполагали быстрый прорыв через Балканы и дальнейшее движение в направлении Константинополя, через территории, на которых проживало сочувствующее русским болгарское население. Политической целью ставилось освобождение Балканского полуострова от турецкого владычества.

Турецкое командование предполагало втянуть русских в изнурительную войну, не пустить их далее хорошо укрепленных крепостей Варны, Рущука, Силистрии и Шумлы и, выиграв время, получить поддержку европейских стран.

Активные военные действия начались в июне 1877 г. форсированием Дуная (в районе Зимницы-Систова). Преодолев Дунай, русская армия начала наступление в трех направлениях: западный отряд (под командованием Н.П. Криденера), захватив крепость Никополь, двинулся на Плевну;

восточный, «Рущукский» отряд (под командованием наследника престола Александра Александровича) шел на Рущук. Главный удар был нанесен в центре, на южном направлении, силами отряда И.В. Гурко. Отряд Гурко вместе с Радецким комбинированным ударом выбил турок с Шипкинского перевала и начал движение в Южную Болгарию. Однако из-за ограниченности сил отряд Гурко не смог удержать взятые им города Южной Болгарии и под давлением превосходящих сил Сулеймана-паши в середине августа отступил за Балканы, оставив за собой важный в стратегическом отношении Шип-кинский перевал. В течение трех суток небольшой русско-болгарский отряд героически удерживал Шипку до подхода бригады Радецкого и дивизии Драгомирова. Шипка осталась в руках русской армии.

Наиболее напряженное положение сложилось в ходе войны на западном направлении. Медлительность Криденера привела к тому, что крупный турецкий отряд под командованием единственного талантливого турецкого полководца Османа-паши раньше русских сумел подойти к хорошо укрепленной Плевне. Первая попытка русских войск взять Плевну штурмом (8 (20) июля 1877 г.) не была подготовлена и провалилась. 18 (30) июля начался второй штурм Плевны. Русские колонны, направленные против полевых укреплений, понесли крупные потери и вновь отступили.

Оказался неудачным и третий штурм 30 августа (11 сентября), который приурочили ко дню царских именин. Прибывший под Плевну крупнейший авторитет в русской армии по инженерным вопросам Э.И. Тотлебен (один из героев обороны Севастополя в годы Крымской войны) и ДА. Милютин настояли на изменении тактики. Русские войска перешли к осаде Плевны, и турецкие войска, испытывавшие недостаток в продовольствии, после неудачной попытки прорыва были вынуждены капитулировать 28 ноября (10 декабря).

Успехи под Плевной коренным образом изменили ход войны. Была ликвидирована возможность удара по флангу русской армии, высвободились крупные части, которые могли теперь перейти в наступление на главном направлении.

В конце декабря отряд под командованием Гурко двинулся по обледеневшим перевалам на Софию и в начале января захватил ее. В руки наступающей русской армии попали огромные склады турецких войск.

Через несколько дней произошло сражение под Шипкой - Шейново, в котором русские войска под командованием Ф.Ф. Радецкого и М.Д.

Скобелева окружили и заставили капитулировать турецкую армию под командованием Весселя-паши. Таким образом дорога на Константинополь была открыта. В сражении под Пловдивом турецкой армии было нанесено окончательное поражение, русские войска без боя взяли Адрианополь, а преследующая турок русская кавалерия вышла на побережье Мраморного моря.

Военные действия велись также на Кавказском театре, где русская армия добилась замечательных побед. В октябре - ноябре 1877 г. ночным штурмом (после осады) была взята прекрасно защищенная, считавшаяся неприступной крепость Карс. Еще раньше от турок была очищена территория Абхазии.

Успехи русской армии на Балканах вынудили турецкое правительство обратиться с предложением начать переговоры. 19 (31) января 1878 г. в Андрианополе было подписано перемирие, а 19 февраля (3 марта) в Сан Стефано был подписан мирный договор, в соответствии с которым Черногория, Сербия и Румыния получали полную независимость, автономными становились Босния и Герцеговина. Особо важным пунктом договора становилось создание крупного автономного болгарского государства. На территории Болгарии разрушались крепости и выводились турецкие войска. Россия должна была получить значительные территориальные приращения. Ей возвращалась потерянная после Крымской войны Южная Бессарабия, на Кавказе к России отходили Ардаган, Карст, Баязет и Батум, Турция выплачивала контрибуцию в размере 310 млн. руб.

Решения, принятые в Сан-Стефано, не устраивали Англию и Австро Венгрию, которые не участвовали в войне, но хотели увеличить свои территории и ослабить Россию. По настоянию этих держав Петербургский кабинет, который не был в состоянии вести новую войну с сильными европейскими государствами, был вынужден согласиться на созыв международного конгресса в Берлине, где мирный договор был пересмотрен. Фактически в Берлине Россия оказалась в дипломатической изоляции. Германия, на помощь которой рассчитывало царское правительство, формально не вмешивалась в дебаты и реальной помощи не только не оказала, но и поддерживала противников России. Новый Берлинской трактат 1878 г. существенно ущемлял интересы России и славянских стран.

Хотя независимость Румынии, Сербии и Черногории подтверждалась, Болгария оказалась разделенной на две части (границей ее являлись Балканы). Северное Болгарское княжество получало автономию, а южная часть, так называемая Восточная Румелия, оставалась под властью Турции (формально автономная турецкая провинция с губернатором христианином). В то же время Босния и Герцеговина оказались в зоне оккупации Австро-Венгрии. На Кавказе за Россией оставались Карс и Ардаган, Батум становился портом, свободным для торговли.

За свою помощь Турции Англия, заключившая тайное соглашение с султаном, получала Кипр.

Решения Берлинского конгресса были восприняты в России как поражение русской дипломатии. Однако результаты русско-турецкой войны сыграли важнейшую роль в национальном освобождении славянских государств на Балканах, развитии там капиталистических отношений, консолидации национальных сил. Вместе с тем итоги конгресса привели к заметному охлаждению русско-австрийских и русско-германских отношений, что впоследствии привело к изменению расстановки сил на европейской арене.

Война на Балканах явилась для России одной из причин обострения внутриполитического кризиса конца 1870 - начала 1880-х гг. Надежды правительства на то, что победоносная война собьет его накал, не оправдались.

§ 12. Внешняя политика России в 1880- 1890-е гг.

В первые послевоенные годы в России не было единого мнения о дальнейших путях развития внешней политики. Еще были сильны прогерманские настроения (поощряемые новым министром иностранных дел Н.К. Гирсом), поддерживаемые помещичьими кругами, связанными торговыми отношениями с Германией.

В то же время за установление тесных контактов с Францией высказывался ряд крупных чиновников, дипломатов, публицистов (Д.А.

Милютин, Н.Н. Обручев, Н.П. Игнатьев, М.Н. Катков и др.). Однако пока еще Россия занимала осторожную выжидательную позицию.

Между тем противоречия в русско-германских и русско-австрийских отношениях как в политической, так и в экономической сферах постепенно обострялись. Династический союз трех императоров все более противоречил национальным интересам России. Уже к концу 1870-х гг.

Германия начинает сколачивать основы военно-политического блока в Европе (тайное соглашение с Австро-Венгрией 1879 г.), но на разрыв с Россией, опасаясь русско-французского сближения, она в это время еще не шла. В 1882 г. к австро-германскому блоку примкнула Италия.

Во второй половине 1880-х гг. в ответ на отказ России поддержать Германию против Франции Берлином были предприняты меры экономического характера, но когда в 1887 г. на германский денежный рынок были выброшены русские ценные бумаги, они были скуплены парижскими банкирами. Последовавшее в 1888-1889 гг. размещение русских займов во Франции укрепило русско-французские экономические связи, что стало одной из предпосылок образования будущего союза (конвенция 1894 г.).

Экономические трудности, испытываемые Россией, и перегруппировка европейских держав не позволили русской дипломатии использовать свою популярность на Балканах для укрепления здесь своих позиций. После болгарского кризиса 1885-1887 гг. Россия практически утратила политическое влияние в регионе, а в Болгарии устанавливается австро-германская ориентация.

В 1885-1895 гг. в результате работы специальной комиссии были определены границы России в Средней Азии, что смягчило конфликт, назревавший в отношениях России и Англии, усиливавшей свое влияние на азиатском континенте.

В целом к середине 1890-х гг. перегруппировка сил европейских держав практически завершилась.

§ 13. Русская культура 1860- 1890-х гг.

Отмена крепостного права в России и последовавшие за ней реформы, рост экономики и становление капиталистических отношений в стране создали качественно новые условия для быстрого поступательного развития русской национальной культуры.

Русская культура второй половины XIX в. отражала сложные противоречивые процессы, происходившие в обществе. Общественное движение, достигшее в это время невиданных ранее масштабов, стимулировало развитие демократических тенденций в просвещении, литературе, искусстве. Народное хозяйство страны настоятельно требовало широкого притока квалифицированных специалистов, развития научных исследований и технических разработок. Все эти новые явления вызывали глубокую озабоченность правительства, жестко контролировавшего все сферы культурной жизни и пытавшегося задержать распространение демократических идей, которые реально угрожали прочности самодержавия. Борьба прогрессивной и консервативной тенденций пронизывала в эти годы весь процесс формирования и развития русской культуры.


Народное образование.

Важную роль в становлении системы народного образования сыграли реформы в области начальной и средней школы. Через народные училища, земские школы, гимназии и другие учебные заведения за 30 пореформенных лет прошло несколько сотен тысяч учеников (в предреформенное десятилетие грамотность в России составляла примерно 5-6%, во второй половине 1890-х гг. - 18-21%).

Большое значение в деле распространения образования имела деятельность демократически настроенных педагогов, среди которых особое место принадлежит К.Д. Ушинскому. Перу Ушинского принадлежали лучшие школьные учебники в России, выдержавшие десятки изданий. В 1860-е гг. получили заметное распространение воскресные школы для взрослых, открывались женские средние учебные заведения.

Наибольший вклад в высшее образование в России внесли университеты. Всего к началу 1860-х гг. университеты имели С.-Петербург, Москва, Дерпт, Вильно, Харьков, Киев, Казань. Позднее были открыты университеты в Одессе, Варшаве и Томске. Росла численность высших технических учебных заведений. До реформы их было всего семь (пять в столице и два в Москве), к концу века их численность приблизилась к 60.

Появилось в стране и высшее женское образование: открылись Высшие женские медицинские курсы в С.-Петербурге, Высшие курсы профессора В.И. Герье в Москве и др. Важную роль в развитии женского образования сыграли «Бестужевские» курсы в столице (по имени профессора К.Н.

Бестужева-Рюмина), основанные по инициативе группы прогрессивно настроенной интеллигенции во главе с профессором А.Н. Бекетовым.

Наука и техника.

Во второй половине XIX в. русская наука добилась замечательных успехов. Крупными научными центрами являлись Академия наук, университеты, многочисленные научные общества (Русское географическое общество, Русское химическое, Русское астрономическое, Русское техническое и др.). Заметным явлением в научной жизни становятся съезды специалистов (естествоиспытателей, медицинские «Пироговские» и др.). К концу века в империи выходило около 500 специальных и научных изданий (к началу 1850-х гг. их было около 60).

1860-1870-е гг. принято называть «золотым веком» русской химии.

Выдающийся вклад в мировую науку внесли А.М. Бутлеров (работы в области изучения химического состава и строения органических тел), Д.И.

Менделеев (открытие периодического закона химических элементов, работы в самых различных областях знания).

Европейской известностью пользовались русские математики: П.Л.

Чебышев, заложивший начало петербургской математической школы, А.М.

Ляпунов, АА. Марков, С.В. Ковалевская.

В области физики успешно работали А.Г. Столетов (изучение фото электрических явлений), П.Н. Яблочков (изобретатель дуговой лампы, «свечи Яблочкова»), А.Н. Лодыгин (создание ламп накаливания), А.С.

Попов (изобретение в 1895 г. радиоприемника). Заметным явлением в науке стали труды астронома ФА. Бредихина.

Крупный вклад в развитие биологии и физиологии внесли К.А.

Тимирязев (проблемы фотосинтеза, агрономии), И.М. Сеченов (физиология и психология), И.И. Мечников (защитные свойства организма), к 1870-1880 м гг. относится начало деятельности известного русского физиолога И.П.

Павлова.

Значительный вклад в мировую науку внесли русские географы и этнографы. Энциклопедическими знаниями в области географии, геологии, ботаники, статистики обладал П.П. Семенов, прославившийся изучением труднодоступных районов Тянь-Шаня. Районы Центральной Азии были изучены Н.М. Пржевальским. Много лет отдал исследованию Новой Гвинеи Н.Н. Миклухо-Маклай.

Крупных успехов добилась в эти годы русская техника. Успешно работал в области самолетостроения А.Ф. Можайский, исследованиями в области дирижаблестроения, аэродинамики, ракетных двигателей занимался К.Э. Циолковский. Европейскую известность получили работы Н.Н.

Бернадоса и Н.С. Славянова (электросварка), М.О. Доливо-Добровольского (электродвигатели), Д.К. Чернова (металлургия), С.О. Макарова (кораблестроение) и многих других русских ученых.

Заметное развитие в 1860-1890-е гг. получили общественные науки. В работах А.И. Герцена, Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова, Д.И.

Писарева по философии, истории, политической экономии нашли свое развитие русские материалистические традиции. Позднее, в 1880-1890-е гг.

начинается период распространения марксизма в России.

Развивалось и идеалистическое направление в отечественной философии, получившее новый импульс в трудах крупнейшего представителя русского религиозно-мистического идеализма B.C.

Соловьева Огромным вкладом в русскую историческую науку стал 29-томный труд С.М. Соловьева «История России с древнейших времен». В 1880-1890 е гг. в высших учебных заведениях читал свой «Курс русской истории» его ученик, выдающийся русский историк В.О. Ключевский.

Интерес к народной жизни, свойственный русскому демократическому движению, отразился в работах русских филологов. В 1861 - 1868 гг. В.И. Далем создается «Толковый словарь живого великорусского языка», большую известность получили работы А.Н.

Афанасьева, Ф.И. Буслаева, И.И. Срезневского и др.

Русская литература.

В пореформенные годы в русской литературе наступает расцвет критического реализма. Наша страна дала миру целую плеяду гениальных писателей, принесших славу национальной культуре. В это время писали Л.Н. Толстой, И.С. Тургенев, Ф.М. Достоевский, И.А. Гончаров, М.Е.

Салтыков-Щедрин, А.П. Чехов. Литературе этого периода присуще пристальное внимание к человеку, глубокое проникновение в его внутренний мир и в то же время широта анализа русской действительности, протест против несправедливости и социального зла во всех сферах общественной жизни. Вершинами русской поэзии в эти годы было творчество поэта-демократа Н.А. Некрасова, тонких лириков Ф.И. Тютчева, А.А. Фета, А.Н. Майкова. Насыщенной была театральная жизнь страны.

Целую эпоху в истории русского театра составили пьесы А.Н. Островского.

Ведущими драматическими театрами России были в это время Малый театр в Москве и Александринский - в С.-Петербурге, на сценах которых выступали П.М. Садовский, М.Н. Ермолова, А.И. Южин (Сумбатов), П.А.

Стрепетова, М.Г. Савина и многие другие замечательные актеры.

Музыка.

Русская музыкальная культура развивала национальные традиции.

Новаторство и демократизм отличали большую группу композиторов, создавших творческое объединение («Могучую кучку»), идейным вдохновителем которого был известный критик В.В. Стасов. В это объединение вошли М.П. Мусоргский, А.П. Бородин, Н.А. Римский Корсаков, Ц.А. Кюи, М.А. Балакирев.

Мировую известность получили симфонии, оперы, балеты, музыкальные пьесы крупнейшего русского композитора П.И. Чайковского.

Период расцвета переживали в эти годы русская национальная опера, балет, симфоническая музыка. Центрами музыкальной жизни страны становятся С.-Петербургская и Московская консерватории, директорами которых были А.Г. и Н.Г. Рубинштейны.

Изобразительное искусство.

В пореформенные годы в русском изобразительном искусстве продолжался процесс создания национальной художественной школы. В борьбе с рутинными канонами казенного официального искусства (носителем которого была в это время Академия художеств) крепнет реалистическое направление, завоевавшее прочные позиции в русской живописи. В 1863 г. группа выпускников Академии во главе с И.Н.

Крамским отказалась принимать участие в конкурсе на золотую медаль. Вне рамок Академии ими была создана «Артель художников» - демократическое объединение, членов которого объединяли единые профессиональные и идейные взгляды.

Осенью 1870 г. Н.И. Крамской, В.Г. Перов, Н.Н. Ге и Г.Г. Мясоедов основали «Товарищество передвижных художественных выставок», просуществовавшее до 1923 г. Картины «передвижников» регулярно выставлялись на выставках в различных городах России, вызывая широкий интерес демократической общественности.

Огромный общественный резонанс имели полотна знаменитого русского художника И.Е. Репина («Бурлаки на Волге», «Крестный ход в Курской губернии», «Иван Грозный и сын его Иван» и др.), картины В.И. Сурикова, В.М. Васнецова, В.В. Верещагина. Крупнейшими русскими скульпторами в эти годы были М.М. Антокольский, А.М. Опекушин, М.О. Микешин.

Большую роль в развитии русского изобразительного искусства сыграли известные коллекционеры и меценаты. Так, трудами П.М.

Третьякова в Москве была открыта художественная (Третьяковская) галерея, ставшая настоящей сокровищницей национальной живописи.

Архитектура.

Русская архитектура рассматриваемого периода постепенно осваивала новые строительные материалы и технологии (металлоконструкции, бетон и т.п.), что позволяло придавать зданиям качественно новый облик. С развитием капитализма в России новые требования стали предъявляться к постройкам утилитарного назначения. При строительстве заводских корпусов, вокзалов, доходных домов (в которых квартиры сдавались внаем) на первое место выходит целесообразность тех или иных архитектурных решений. Для сооружений 1870-1890-х гг. характерно смешение стилей (эклектика), вместе с тем большое внимание уделяется национальным традициям, которые получили отражение в так называемом псевдорусском стиле. В эти годы быстро застраиваются целые кварталы в С.-Петербурге и Москве, возникают рабочие окраины в крупных промышленных городах, много внимания уделяется городской планировке (Одесса, Рига и др. города).

Русская культура пореформенного периода была теснейшим образом связана с теми огромными изменениями, которые произошли в экономической, политической и социальной сферах страны;

опираясь на широкое демократическое движение, она сделала громадный шаг вперед, получила международное призвание.

Глава XI. РОССИЯ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX в.

§ 1. Экономическая политика самодержавия.

Конец XIX - начало XX в., как и пореформенная эпоха в целом, явились для России эпохой быстрого развития капитализма, развития, прерванного социальным катаклизмом 1917 г. Однако, несмотря на интенсивную капиталистическую трансформацию российской экономики, последняя и на рубеже столетий представляла собой сложный и противоречивый комплекс хозяйственных укладов, отличавшихся друг от друга целями производства, способами использования прибавочной стоимости и т.п. Господствующее положение занимал уже капиталистический уклад, увязывающий все прочие в некую более или менее единую систему. Наряду с ним, однако, продолжал существовать и унаследованный от прошлого полукрепостнический, представленный прежде всего помещичьим отработочным хозяйством в деревне. При характеристике российской экономики на рубеже веков выделяют и такие уклады, как общинный, кооперативный, мелкотоварный и т.п. Важную роль в народном хозяйстве страны играл весьма развитый государственный сектор. Так, протяженность железных дорог, принадлежавших казне, составляла около 70% общей протяженности железнодорожной сети империи. Государству принадлежал ряд предприятий, обслуживавших нужды армии и флота (например, оружейные заводы - Тульский, Сестрорецкий, Ижевский, Пермский, Адмиралтейский и Балтийский и пр.).

Существенное влияние на развитие народного хозяйства России оказывала экономическая политика царского правительства. В 1890-е гг.

самодержавие взяло курс на форсированную индустриализацию экономики.

Эта политика была связана прежде всего с именем С.Ю. Витте - одного из крупнейших государственных деятелей последних десятилетий существования Российской империи, занимавшего в 1892-1903 гг. пост министра финансов.

Линия Витте на всемерное содействие промышленному развитию не была принципиально новым явлением. В какой-то мере она опиралась и на традиции еще Петровской эпохи и опыт экономической политики последующих периодов.

Правительство, по мнению Витте, должно было способствовать «настолько прочному и широкому развитию всех отраслей перерабатывающей промышленности, чтобы произведения их не только удовлетворяли внутреннему спросу, но и могли успешно соперничать за пределами России с произведениями других стран». Именно в государственном вмешательстве в экономику Витте видел фактор, могущий обеспечить ускоренный рост отечественной индустрии, превратить Россию в промышленно развитую державу. «При необходимости быстрого приспособления обширного, еще недавно патриархального русского народного хозяйства к требованиям современной промышленной и торговой культуры, успешное завершение великой задачи постановки отечественного хозяйства на самостоятельный путь может произойти лишь при широком и разностороннем положительном руководстве развитием промышленности со стороны правительства», - отмечал министр финансов. И это «положительное руководство» при Витте действительно осуществлялось.

Государство активно «насаждало» промышленность, оказывая административную и финансовую поддержку тем или иным предприятиям.

Важнейшей составной частью «системы» Витте являлась таможенная защита отечественной промышленности от иностранной конкуренции с помощью высоких пошлин на импортируемые товары. Основы этой политики были заложены еще принятым при предшественнике Витте на посту министра финансов И.А. Вышнеградском таможенным тарифом г., который, по компетентному свидетельству современника, превосходил «все, что когда-либо было сделано в Европе в смысле таможенной охраны».

Возглавив финансовое ведомство, Витте весной 1893 г. добился издания закона, в соответствии с которым министр финансов получал право (по соглашению с министром иностранных дел и с разрешения царя) повышать в случае надобности ставки, введенные тарифом 1891 г., для товаров из стран, не оказывающих России наибольшего благоприятствования в торговле. Разразившаяся вскоре «таможенная война» между Россией и Германией завершилась, правда, заключением базировавшегося на взаимных уступках торгового договора 1894 г. Однако в целом Германии не удалось склонить Россию к отказу от протекционистского курса по отношению к отечественной промышленности. Торговые соглашения, схожие по характеру с русско-германским договором 1894 г., были впоследствии заключены с Францией, Австро-Венгрией и некоторыми другими государствами.

Политика таможенного протекционизма, способствуя развитию отечественной промышленности, вместе с тем оказывалась весьма обременительной для населения, которое вынуждено было «покупать иностранные изделия по ценам, повышенным вследствие пошлин, и почти столько же приплачивать и за изделия внутреннего производства». Однако, полагал Витте, «великие задачи (т.е. создание мощной национальной промышленности. - Авт.) требуют и великих жертв».

Находясь на посту министра финансов, Витте всемерно содействовал широкому привлечению в российскую экономику иностранных инвестиций.

Уменьшить жертвы, приносившиеся населением на алтарь индустриализации, можно было, по его мнению, лишь всемерно ее ускорив, что, естественно, требовало крупных капиталовложений в промышленность.

Необходимыми внутренними ресурсами Россия, однако, не обладала.

Способствовать решению проблемы финансирования ускоренного развития отечественной промышленности и должны были зарубежные инвесторы.

Правда, Витте не удалось добиться отмены различного рода ограничений, которые законодательство накладывало на деятельность в России иностранных предпринимателей. И все же импорт капиталов при нем существенно возрос. За время пребывания Витте на посту министра финансов иностранные инвестиции в российскую экономику существенно увеличились, и это обстоятельство во многом обеспечило высокие темпы развития отечественной промышленности в 1890-е гг.

С именем Витте связано проведение ряда крупных преобразований, способствовавших осуществлению взятого им курса на форсированную индустриализацию российской экономики. Большое значение в этом отношении имел переход в 1897 г. к золотому денежному обращению, которое к концу XIX в. было уже введено в крупнейших европейских государствах.

Министерство финансов приступило к подготовке реформы еще до того, как его возглавил Витте. Последний в данном случае завершил дело, начатое его предшественниками. Реформа предусматривала уменьшение золотого содержания рубля на 1/3. Кредитный рубль отныне равнялся 66 2/з коп. золота. Государственный банк, который должен был разменивать кредитные билеты на золотую монету без ограничения суммы, превратился в эмиссионное учреждение и получил право выпуска банкнот. Кредитных билетов, не обеспеченных золотом, он мог выпускать не более, чем на сумму в 300 млн. руб. Выпускавшиеся же в обращение сверх этой суммы, должны были обеспечиваться золотом рубль за рубль, что, естественно, требовало наличия большого золотого запаса. В целом денежная реформа 1897 г., способствовавшая стабилизации рубля, стимулировала экономический рост, содействуя, помимо прочего, привлечению в Россию иностранных капиталов.

В 1898 г. вступил в силу подготовленный Министерством финансов закон о промысловом налоге, т.е. налоге на предпринимательскую деятельность. Объектом обложения согласно этому закону являлся не предприниматель, как было прежде, а предприятие, что способствовало большей уравнительности и пропорциональности обложения и увеличению доходов казны.

При Витте была введена государственная винная монополия. Хотя винокурением по-прежнему занимались на частных предприятиях, однако сырой спирт приобретала казна. Его очистка и изготовление водки производились только по заказам государства. Что же касается продажи спирта, вина и водочных изделий, то это отныне являлось исключительным правом казны. От винной монополии государство получило огромные доходы: в 1900 г. - 117,9 млн. руб. (вся доходная часть бюджета тогда равнялась 1704,1 млн. руб.), а в 1913 г. - 899,3 млн. руб. (при общей сумме доходов в 3417,4 млн. руб.).

В целом «система» Витте отличалась противоречивостью. Активное вмешательство государства в хозяйственную жизнь, способствуя быстрому росту отечественной индустрии, с другой стороны, препятствовало естественному становлению буржуазных структур. Власть стремилась жестко контролировать ситуацию, складывавшуюся в экономике, что тормозило развитие частной инициативы.

Отставка Витте с поста министра финансов не привела к пересмотру основ политики самодержавия в области промышленности. Разумеется, достигнутый к 1900-м гг. уровень экономического развития России, русско японская война и революция 1905-1907 гг., расстроившие государственные финансы, перемены в общественно-политической жизни страны, вызванные революцией, - все это вынуждало правительство вносить коррективы в тот курс, который в свое время осуществлял Витте. Так, государство отказалось от прямого «насаждения» промышленности, не вполне учитывавшего рыночную конъюнктуру. Тем не менее поскольку задача ускоренного развития отечественной индустрии сохраняла актуальность, постольку проводившаяся царским правительством промышленная политика (вплоть до начала Первой мировой войны) являлась продолжением политики Витте в таких ее существенных аспектах, как таможенное покровительство, привлечение иностранного капитала и пр.

§ 2. Промышленное развитие в конце XIX - начале XX в.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.