авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 |

«Дворниченко А.Ю., Кащенко С.Г., Флоринский М.Ф. Отечественная история (до 1917 г.) Дворниченко А.Ю., Кащенко С.Г., Флоринский М.Ф. Отечественная история (до 1917 г.): ...»

-- [ Страница 13 ] --

Торжественное открытие I Государственной думы состоялось апреля 1906 г. Ужиться с ней самодержавие, однако, не смогло. Попытки кадетов убедить правящие круги пойти на превращение Российской империи в «обычную» конституционную монархию, в частности, сделать министров ответственными перед Государственной думой, успехом не увенчались. Расценив действия депутатов как посягательство на прерогативы короны, правительство Горемыкина вступило в конфронтацию с Государственной думой. Последняя, в свою очередь, не была настроена на сотрудничество с властью. Многие депутаты видели в Думе чуть ли не Учредительное собрание. Некоторые представители придворно бюрократических сфер выступали, впрочем, за соглашение с кадетами.

Влиятельнейший неофициальный советник Николая II дворцовый комендант Д.Ф. Трепов высказывался даже за формирование кадетского правительства и вел на этот счет переговоры с П.Н. Милюковым.

Некоторые сановники считали целесообразным создание коалиционного (полукадетского, полубюрократического) кабинета. Вокруг всех этих планов в июне 1906 г. разыгрывались хитроумные политические интриги.

Важнейшее место в ряду проблем, обсуждавшихся I Государственной думой, занимал аграрный вопрос. Кадеты подготовили так называемый законопроект 42-х, составленный в соответствии с их аграрной программой.

За постепенную национализацию земли и введение уравнительно-трудового землепользования ратовали трудовики (законопроект 104-х). Законопроект 33-х, правда, отвергнутый Думой без обсуждения, предусматривал немедленное и полное уничтожение частной собственности на землю. В целом характер аграрных прений в Думе вызывал недовольство правящих кругов.

В конечном счете после долгих колебаний в верхах возобладала точка зрения сторонников разгона Думы. В начале июля 1906 г. I Государственная дума была распущена. Часть депутатов, переехав в Выборг, обратилась к народу с Манифестом, который призывал население ответить на роспуск Думы отказом платить налоги, давать новобранцев на службу в армию.

Роспуск I Государственной думы прошел сравнительно спокойно.

Одновременно в отставку ушел и И.Л. Горемыкин. Новым главой правительства Николай II назначил П.А. Столыпина, занимавшего с апреля 1906 г. пост министра внутренних дел.

Столыпин в отличие от своего предшественника, бесспорно, обладал качествами крупного государственного деятеля. Он понимал необходимость проведения серьезных реформ, призванных ввести развитие страны в нормальную колею. Широкая программа соответствующих преобразований была изложена им уже в августе 1906 г. в правительственной декларации, сопровождавшей закон о введении военно-полевых судов.

Революционное движение в стране между тем продолжалось, хотя в целом по масштабам и не достигало уровня 1905 г. Летом 1906 г. вспыхнуло военное восстание в Кронштадте и Свеаборге. В сельских местностях Урала, Прибалтики, Польши, Кавказа шла настоящая партизанская война Широкого размаха достиг эсеровский террор. В августе 1906 г. эсеры максималисты (Союз социалистов-революционеров - максималистов;

объединял наиболее экстремистски настроенных членов партии) устроили взрыв на даче Столыпина на Аптекарском острове в Петербурге. В результате были убиты 32 и ранены 22 человека. Эсеры, социал-демократы и анархисты активно «экспроприировали» денежные средства, бывшие собственностью государства и частных лиц. При этом среди боевиков, принадлежавших к левым (равно как и к правым) организациям, было немало чисто уголовных элементов, использовавших те или иные политические лозунги для придания своей «деятельности» идейной окраски или просто «ловивших рыбу в мутной воде». В этих условиях 19 августа 1906 г. Николай II утвердил закон о военно-полевых судах, которым отныне могли предаваться те или иные лица в случае, если «учинение преступного деяния является настолько очевидным, что нет надобности в его расследовании». В 1906-1907 гг. по приговорам военно-полевых судов были казнены 1102 человека.

20 февраля 1907 г. начала свою работу II Государственная дума. По своему составу она была в целом левее первой. Кадеты, чья деятельность в I Думе разочаровала широкие слои населения, потерпели на выборах тяжелое поражение, потеряв 80 мандатов. Значительно усилились правый и левый фланги. Довольно большую фракцию (65 человек) образовали социал демократы, отказавшиеся от бойкота, 37 мест завоевали эсеры, 104 трудовики. Правые партии и октябристы получили 54 мандата. В центре внимания II Думы, как и ее предшественницы, находился аграрный вопрос.

Кадеты продолжали выступать за отчуждение части помещичьей земли и передачу ее крестьянам за выкуп. Крестьянские депутаты настаивали на национализации земли. В конечном счете со II Думой правительство ужиться также не смогло. 1 июня 1907 г. Столыпин предъявил социал демократической фракции обвинение в подготовке военного заговора. июня 1907 г. II Государственная дума была распущена Одновременно появился новый избирательный закон, резко перераспределявший голоса избирателей в пользу помещиков и крупной буржуазии. Третьеиюньский государственный переворот (новое Положение о выборах в Думу в нарушение Основных законов было утверждено царем без санкции Думы и Государственного совета) означал поражение революции 1905-1907 гг.

§ 9. Третьеиюньская монархия (1907-1914).

Третьеиюньская монархия стала последней фазой эволюции российского самодержавия. В третьеиюньской политической системе причудливо сочетались элементы нового и старого, черты парламентаризма и черты классического самодержавия. Преобразования, проведенные в период революции (создание Государственной думы и пр.), знаменовали собой движение к правовому государству. Вместе с тем в политической жизни страны огромную, во многом ведущую роль продолжали играть институты и нормы, унаследованные от прошлого. Зримым воплощением третьеиюньской системы стала III Дума, собравшаяся осенью 1907 г.

Благодаря новому закону о выборах в III Думе резко сократилось (по сравнению с первыми двумя) представительство левых партий (трудовики получили 13 мест, социал-демократы - 19). Самую крупную фракцию образовали октябристы, имевшие (вместе с примыкающими к ним) мандата. Поддерживая курс П.А. Столыпина, они играли в Государственной думе роль правительственной партии. Кадеты смогли провести в Думу депутата. Значительно укрепили свои позиции правые: группа из депутата образовала фракцию крайне правых, а 96 мест имели умеренно правые и националисты, которые также стали опорой Столыпина.

Период третьеиюньской монархии характеризовался попытками части правящих кругов решить наболевшие проблемы социально-экономического и политического развития страны путем реформ, с тем чтобы предотвратить новый революционный взрыв. Эти попытки были в первую очередь связаны с деятельностью Столыпина. Не отказываясь (и после разгрома революции) от широкого применения репрессий для окончательного «успокоения»

страны, Столыпин вскоре после своего прихода к власти, как указывалось, выдвинул обширную программу преобразований, реализация которой должна была, по его мнению, сделать невозможным новый революционный взрыв.

Столыпинская аграрная реформа. Центральное место в столыпинской программе занимали планы решения аграрного вопроса. Революция показала несостоятельность политики, проводившейся по отношению к крестьянству после отмены крепостного права. В частности, надежды на общину как на гарант спокойствия деревни себя не оправдали. Напротив, лишенные в силу общинного характера землевладения «понятия о собственности» (как в свое время говорил С.Ю. Витте) крестьяне оказались весьма восприимчивы к революционной пропаганде. Общинные традиции воспитывали у крестьян привычку к коллективным действиям, вносили в их движение элементы организованности. Поэтому правящие круги начали ориентироваться на разрушение общины и на насаждение в деревне собственника, способного стать оплотом порядка (в силу своей кровной заинтересованности в нем) в условиях медленного, но неуклонного ухода в прошлое старых патриархальных отношений и сопутствовавшего им монархизма, с помощью которого власть ранее удерживала в повиновении крестьянские массы. С ликвидацией общины с ее неизбежными спутниками - чересполосицей, принудительными севооборотами и т.п. - связывались надежды на улучшение обработки земли, что должно было уменьшить потребность крестьян в дополнительных угодьях, обеспечить увеличение сельскохозяйственного производства и тем самым заложить основы для устойчивого экономического развития, роста государственных доходов.

Новый курс в аграрном вопросе, во многом, впрочем, являвшийся продолжением той линии, которую в свое время наметило Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности, начал реализовываться еще в период революции. Правовую основу для него заложил именной указ 9 ноября 1906 г., разрешивший свободный выход крестьян из общины и укрепление надельной земли в личную собственность. Указ позволял отвод укрепленной земли к одному месту в целях образования отрубов или хуторов (в последнем случае на участки из деревни переносились дома и хозяйственные постройки). Акт 9 ноября г. был издан в порядке 87-й статьи Основных законов, позволявшей царю и правительству принимать меры законодательного характера в перерывах между сессиями Думы. Осенью 1906 г. I Дума была уже распущена, а ее преемница еще не собралась. Впрочем, оппозиционная II Дума не стала рассматривать правительственный законопроект, подготовленный в соответствии с указом 9 ноября 1906 г. Этим занялась III Дума, одобрившая его голосами правых и октябристов (при противодействии кадетов, трудовиков и социал-демократов).

Санкционированный затем Государственным советом законопроект июня 1910 г. был утвержден Николаем II и обрел силу закона. Одной из наиболее существенных поправок, внесенных в законопроект в процессе его движения по упомянутым инстанциям, являлась та, в соответствии с которой общества, не производившие переделов со времени наделения их землей, автоматически переходили к наследственному владению. Важную роль в реализации реформы сыграл и закон 29 мая 1911 г. В соответствии с ним землеустроительные работы, направленные на ликвидацию чересполосицы, могли проводиться вне зависимости от укрепления земли в собственность. При этом сам факт устранения чересполосицы превращал общинников в собственников.

Линия на разрушение общины дополнялась попытками правительства решить в той или иной мере проблему крестьянского малоземелья.

Существенная роль здесь отводилась Крестьянскому банку, который еще в 1895 г. получил право скупать помещичьи имения и, раздробив их на участки, перепродавать крестьянам. Наконец, были приняты энергичные меры по стимулированию переселенческого движения за Урал.

Результаты нового аграрного курса, выявившиеся к началу Первой мировой войны, были довольно противоречивы. К 1915 г. из общины вышло 3084 тыс. дворов. Однако среди вышедших преобладали бедняки или лица, утратившие связь с сельским хозяйством и стремившиеся, укрепив наделы в собственность, их продать. Слой зажиточных деревенских хозяев, который хотел создать П.А. Столыпин, не успел сложиться в более или менее крупную силу к тому моменту, когда страна вступила в полосу очередных потрясений. Наиболее активно выход из общины шел в Поволжье и на Юге Украины. Значительно отставали в этом отношении земледельческий центр, северо-восточные и северные губернии Европейской России. Следует отметить, что далеко не всем хуторянам и отрубникам удалось наладить крепкое хозяйство. Государство не могло оказать им помощи в том размере, в каком требовала ситуация, поскольку не располагало необходимыми финансовыми ресурсами. Землеустроительная часть столыпинской аграрной реформы во многом была лишена надлежащего финансового обеспечения, и это обстоятельство негативно отражалось на процессе модернизации российской деревни. Особенно маломощными были хутора и отруба центрально-черноземных губерний.

Деятельность Крестьянского банка способствовала увеличению земельных угодий, принадлежавших крестьянам. Всего для продажи им банк приобрел в 1906-1916 гг. 4 614 тыс. десятин земли. Вместе с тем лишь сравнительно узкая прослойка богатых крестьян смогла с выгодой для себя воспользоваться услугами банка, налагавшего на заемщиков большие проценты. Переселенческое движение благодаря содействию правительства достигло значительных масштабов. За 1906-1914 гг. из губерний Европейской России за Урал переселились примерно 3100 тыс. человек (в два раза больше, чем за предыдущее десятилетие). При этом изменился социальный состав переселенцев. Если прежде среди них преобладали середняки, то после 1906 г. - бедняки. Значительное само по себе число переселившихся крестьян (даже при том, что около 17% выехавших, в частности по недостатку средств, не смогло прижиться на новом месте и вернулось назад) тем не менее покрыло всего менее 20% естественного прироста сельского населения и, таким образом, не компенсировало увеличившегося избытка рабочих рук.

Столыпинская реформа, бесспорно, способствовала в ряде отношений развитию аграрного сектора. Накануне Первой мировой войны наблюдался существенный рост сельскохозяйственного производства. С 1901 по 1913 г.

посевная площадь в 62 губерниях империи (без Закавказья, Туркестана и Дальнего Востока) расширилась на 15,6%. Это обстоятельство, а также рост урожайности обусловили увеличение годового сбора сельскохозяйственных культур. Среднегодовой валовой сбор хлебов в 1904-1908 гг. составлял 3, млрд. пудов, а в 1909- 1913 гг. - 4,6 млрд. пудов (повысился на 20%).

Производительность единицы посевной площади в России по-прежнему оставалась ниже, чем в наиболее развитых государствах. Так, средний урожай зерновых с гектара составлял в России 8,7 центнеров, в Австрии 13,6, в Германии - 20,7, в Бельгии - 24,2. Тем не менее сдвиги, происшедшие в аграрном секторе российской экономики, позитивно отразились на положении крестьянства. Необходимо, впрочем, отметить, что рост сельскохозяйственного производства, улучшение экономического положения крестьян в предвоенный период являлись не только результатом реформы, но и следствием благоприятных в целом погодных условий и повышения цен на сельскохозяйственную продукцию на мировом и внутреннем рынках, отмены выкупных платежей. В годы реформы в деревне развернулось мощное кооперативное движение. К началу 1914 г. в России было 31 тыс. кооперативов (кредитных, потребительских и пр.), в которых состояли 11 млн. членов. Кооперативы успешно конкурировали со скупщиками-спекулянтами, облегчали приобретение крестьянами промышленных товаров и т.п. Создание системы кооперативного кредита, которую возглавлял Московский народный банк, подрывало позиции деревенских ростовщиков. Позитивным переменам в аграрном секторе во многом способствовала деятельность земств, оказавших большую и разнообразную помощь крестьянским хозяйствам.

Новая аграрная политика создавала почву и для острых социальных конфликтов. Общинные традиции оказались весьма живучими. В целом по Европейской России лишь 26,6% выделившихся из общины получили согласие сельского схода, тогда как остальные пошли на укрепление земли в собственность против воли односельчан. Ситуация в отдельных губерниях, однако, могла существенно отличаться от общероссийской.

Выход из общины, во всяком случае, часто сопровождался столкновениями выделяющихся с крестьянами-общинниками, последних - с властями, которые столь же интенсивно стремились покончить с общиной, как прежде пытались ее законсервировать. Реформа не ликвидировала и застарелого антагонизма между крестьянами и помещиками, порожденного не только экономическими факторами, но и привилегированным положением дворянства, чуждостью его образа жизни всему деревенскому быту, который не мог сколько-нибудь ощутимо измениться за сравнительно непродолжительный период проведения новой аграрной политики.

Борьба в верхах вокруг столыпинской программы реформ (1907-1911).

Столыпинский «пакет реформ» не исчерпывался планами модернизации российской деревни. Преобразование аграрного строя, осуществлявшееся в ходе наступления на общину, требовало реорганизации системы местного самоуправления, с тем чтобы дать крестьянам собственникам больше мест в земствах, где абсолютно доминировало дворянство. Этой цели служил проект земской реформы, подготовленный Министерством внутренних дел и предусматривавший, помимо прочего, некоторое ослабление жесткого бюрократического контроля над земствами.

Проект реформы местного суда восстанавливал институт мировых судей, введенный в 1864 г. и ликвидированный в эпоху контрреформ. Этот акт был призван несколько усовершенствовать систему местной юстиции, носившую архаичный, сословный характер и обрекавшую крестьян на юридическое бесправие. Впрочем, уже в 1906 г. указом 5 октября ликвидировались некоторые правоограничения, существовавшие для сельского населения (паспортные, в поступлении на гражданскую службу и т.п.). Важное место в своей программе П.А. Столыпин отводил и вероисповедному вопросу. В его «пакет» входил ряд законопроектов, призванных облегчить положение старообрядцев и насильственно обращенных в православие униатов. Отмена дискриминационных ограничений, установленных для инославных церквей (т.е. христианских, но не православных), разрешение перехода из православия в другие христианские веры, облегчение смешанных браков - все это должно было смягчить остроту религиозной борьбы и - реализуя, в известной мере, принцип свободы совести - придать более правовой, современный характер государственному строю России. Составными частями столыпинской программы являлись также проекты преобразования местной администрации, предусматривавшие укрепление губернского и уездного звеньев бюрократического механизма, проект введения всеобщего начального обучения. Наконец, намечались реформы в области рабочего законодательства (введение страхования рабочих и др.).

Все эти проекты готовились еще до прихода Столыпина к власти, и он застал их на разной стадии разработки. Однако собранные в единый «пакет»

вместе с актами, реализовавшими новую аграрную политику, они стали составными частями целостной программы, направленной на модернизацию страны, на предотвращение нового революционного взрыва.

Столыпинская программа встретила серьезную оппозицию справа.

Главным объектом критики была важнейшая, если не считать аграрной реформы, составная часть «пакета» - проекты преобразования органов местного самоуправления. Слабея экономически, поместное дворянство особенно дорожило своими политическими привилегиями, в частности своим преобладанием в земских учреждениях. Поступаться ими в пользу «новых» собственников помещики никоим образом не собирались, опасаясь полной гибели дворянского землевладения. «Задуманные правительством реформы, - сетовали дворяне, - так велики, так крупны... что пережить их у нас не хватит ни сил, ни средств». Резкое неприятие со стороны дворянства встретил план реформы местной администрации, согласно которому, помимо прочего, предполагалось сосредоточить административную власть в уезде во имя ее укрепления в руках назначенного правительством чиновника, а не уездного предводителя дворянства, как это было раньше.

Исходя из сугубо эгоистических, узкоклассовых интересов и, кроме того, опасаясь, что преобразования либерального толка вызовут анархию и революцию, наиболее консервативные круги в правительственном лагере выступали против проведения в жизнь практически всех начинаний Столыпина, за исключением аграрной реформы. Последнюю, впрочем, они тоже нередко резко критиковали.

Важнейшим оплотом оппозиции столыпинскому курсу справа стала общероссийская дворянская организация - Совет объединенного дворянства. Возникшая в 1906 г. и ревностно защищавшая интересы помещиков, эта организация обладала немалым политическим весом и оказывала сильное влияние на ход государственного управления, поскольку располагала обширными связями в придворно-бюрократическом мире и имела возможность информировать о своих пожеланиях самого императора.

Противодействие планам Столыпина оказывал и Государственный совет, где тон задавали представители наиболее консервативных кругов.

Проектами вероисповедных реформ было недовольно высшее духовенство.

Раздражение правых вызывала и политика Столыпина в отношении Государственной думы. В консервативных кругах были сильны настроения в пользу ее ликвидации или превращения в законосовещательный орган, лишенный возможности (хоть в какой-то мере) ограничивать власть царя.

Этим мыслям сочувствовал и Николай II. Опасавшиеся укоренения в России парламентских традиций консервативные круги были недовольны даже вполне лояльной III Думой и мечтали о более кардинальном, чем третьеиюньский, государственном перевороте. Между тем Столыпин считал необходимым сохранение Думы в качестве законодательного органа.

В 1907-1911 гг. шла острая борьба в верхах вокруг вопроса об ориентации правительственного курса, о судьбе столыпинской программы реформ, борьба, которая велась как открыто (в Думе, Государственном совете и пр.), так и закулисно (в придворных сферах). Своей кульминации эти конфликты достигали в 1909 и 1911 гг., во время так называемых первого и второго «министерских» кризисов, когда Столыпин дважды оказывался на грани отставки. Под давлением своих могущественных оппонентов Столыпин, который не мог опереться на достаточно влиятельные политические силы, вынужден был маневрировать, отказываясь от существенных частей собственной программы. Некоторые законопроекты (по вопросам местного самоуправления, о снятии ряда вероисповедных ограничений и др.), уже одобренные Государственной думой, были в итоге провалены в Государственном совете. Под давлением справа, и в какой-то степени по собственному побуждению, Столыпин свернул первоначальную, весьма широкую, правительственную программу по рабочему вопросу, выдержанную в либерально-реформистском духе.

Дело ограничилось изданием нескольких страховых законов, принятых после долгих проволочек уже к 1912 г. Самому Столыпину увидеть их утвержденными не довелось. 1 сентября 1911 г. глава правительства, чьи позиции после второго «министерского» кризиса оказались существенно подорванными, был смертельно ранен в Киеве агентом охранки Д.Г.

Богровым при обстоятельствах, не исключающих причастности к этому покушению высших чинов полиции.

Разложение третьеиюньской политической системы (1911- 1914).

Свертывание правительственной программы преобразований имело своим следствием прогрессировавшее нарастание противоречий внутри третьеиюньской политической системы. В обществе, часть которого в лице октябристов, связывая свои надежды на реформы с П.А. Столыпиным, оказывала последнему всемерную поддержку, начали нарастать оппозиционные настроения (об этом свидетельствовала как деятельность Государственной думы, так и резкая критика правительственного курса буржуазными кругами).

Противостояние власти и общества таило в себе в конечном счете угрозу всему существующему строю, поскольку сочеталось в обозначившимся еще на рубеже 1910-1911 гг. оживлением массового движения в стране. Уже в 1911 г. увеличилось число стачек. В обстановке растущего рабочего движения активизировали свою деятельность революционные организации. Большевики вели борьбу с менее радикальными течениями российской социал-демократии за влияние в пролетарской среде.

Существенное воздействие на дальнейшее развитие внутриполитической ситуации в стране оказал расстрел мирного шествия рабочих Ленских золотых приисков 4 апреля 1912 г. (270 человек было убито, а 250 - ранено). В прокатившемся по городам России движении протеста участвовали около 300 тыс. рабочих. Широкого размаха достигли выступления, проходившие под политическими лозунгами. Число забастовщиков в 1912 г. составило примерно 1 млн. 463 тыс. человек. Еще более бурным был 1913 г., когда в стачках участвовали около 2 млн.

рабочих. Размах движения, его активность, сочетание экономических и политических требований напоминали 1905 г.

В столь сложной обстановке осенью 1912 г. прошли выборы в IV Думу. По своему составу новая Дума мало отличалась от старой. Правда, октябристы потерпели на выборах серьезное поражение, лишившись около трети мандатов. Буржуазные круги, поддержавшие в свое время октябристов на выборах в III Думу, частично отошли от них, разочарованные неспособностью Союза 17 октября добиться от самодержавия обещанных Столыпиным реформ. IV Дума в целом оказалась менее покладиста, чем ее предшественница. И либералы, и многие представители консервативного крыла в условиях роста массового движения в стране были едины в признании необходимости предотвращения революции путем реформ, по-разному, однако, представляя себе их суть и объем. Октябристско-националистские круги прежняя опора Столыпина в Государственной думе - выступали за возвращение в том или ином варианте к программе покойного премьера. За более последовательные преобразования либерального толка ратовали кадеты и близкие к ним прогрессисты. При этом кадетское руководство все больше склонялось к мысли, что только массовое народное движение (его, впрочем, кадеты сами сильно опасались) способно заставить власть пойти на реформы.

Весьма ощутимым становился и разброд в верхах. Оппозиционные выступления в Думе стимулировали антидумские настроения в правящих кругах. Внутри Совета министров усиливались противоречия между сторонниками сотрудничества с обществом в лице его умеренных элементов и приверженцами жесткого курса. Председатель Совета министров В.Н. Коковцов, сменивший на этом посту Столыпина, казался крайним правым чрезмерно либеральным, при всем том, что премьер никоим образом не собирался реанимировать столыпинскую программу реформ. Позиции правых в верхах значительно укрепились после назначения в 1912 г. министром внутренних дел Н.А. Маклакова, отличавшегося своими ультра-монархическими убеждениями. В июне г. в Совете министров по инициативе царя рассматривались планы государственного переворота, призванного превратить Думу в лишенное всякого влияния законосовещательное учреждение. В конце концов министры отговорили Николая II от такого шага, но сам факт обсуждения подобной перспективы являлся весьма симптоматичным. В начале 1914 г.

Коковцов был уволен в отставку. Его преемником стал И.Л. Горемыкин, чьи политические воззрения не претерпели каких-либо изменений со времени его пребывания главой правительства в 1906 г. Наиболее влиятельной фигурой в Совете министров являлся, однако, главноуправляющий землеустройством и земледелием А.В. Кривошеин. Мастер политической интриги, опытный и способный государственный деятель, Кривошеин был инициатором «нового курса», на реализацию которого он, после отставки Коковцова, получил согласие Николая II. «Новый курс» предусматривал улучшение отношений с Думой и внесение существенных корректив в экономическую политику самодержавия. Кривошеин выступал за увеличение капиталовложений в сельское хозяйство, усиление помощи выделяющимся из общины крестьянам и дворянству. Объективно это означало готовность пойти на некоторое замедление промышленного роста во имя ускорения развития аграрного сектора, преодоления его сохранившегося отставания. «Новый курс» царского правительства не принес, однако, сколько-нибудь ощутимых результатов, оставшись во многом чистой декларацией. Сотрудничества с Думой не получилось.

Благожелательное отношение к ней, демонстрировавшееся первоначально кабинетом, скоро сменилось линией на мелочное ущемление думских прерогатив, что создало основу для новых конфликтов между властью и обществом. С другой стороны, еще до начала войны выявилась неспособность финансового ведомства добиться заметного увеличения государственных вложений в сельское хозяйство или привлечения туда частного капитала. Тем временем обстановка в стране накалялась. В первой половине 1914 г. в забастовках приняли участие 1 млн. 500 тыс. человек.

Размах движения был чрезвычайно велик. Расстрел митинга путиловских рабочих 3 июля 1914 г. вызвал волну забастовок и демонстраций в столице, где в ряде районов (впервые после 1905 г.) начали сооружаться баррикады.

Ситуацию в стране резко изменила лишь начавшаяся в июле 1914 г. Первая мировая война.

§ 10. Внешняя политика России во второй половине 1890 - начале 1900-х гг. Русско-японская война.

В конце XIX - начале XX в. обострились противоречия между ведущими державами, завершившими к этому времени в основном территориальный раздел мира. Все более ощутимым становилось присутствие на международной арене «новых», бурно развивающихся стран - Германии, Японии, США, целеустремленно добивавшихся передела колоний и сфер влияния. В мировом соперничестве великих держав на первый план постепенно выдвигался англо германский антагонизм. В этой сложной, насыщенной международными кризисами обстановке и действовала на рубеже веков российская дипломатия.

Основой внешней политики самодержавия являлся франко-русский союз, который гарантировал западные границы империи от германской угрозы и играл роль одного из важнейших элементов политического равновесия, нейтрализуя влияние и военную мощь Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия, Италия) на Европейском континенте. Упрочение контактов с Францией - главным кредитором царского правительства - имело для самодержавия существенное значение и по соображениям финансово экономического характера.

Россия выступила инициатором созыва Гаагской «конференции мира», состоявшейся в 1899 г. Правда, пожелания относительно ограничения вооружений, принятые на конференции, фактически ни к чему ее участников не обязывали. Они заключили конвенцию о мирном разрешении международных споров, подписали ряд конвенций и деклараций, регулировавших правила ведения войны.

Вместе с тем самодержавие приняло активное участие в борьбе великих держав за колонии и сферы влияния. На Ближнем Востоке, в Турции ему все более приходилось сталкиваться с Германией, избравшей этот регион зоной своей экономической экспансии. В Персии интересы России сталкивались с интересами Англии. Важнейшим объектом борьбы за окончательный раздел мира в конце XIX в. являлся отсталый экономически и слабый в военном отношении Китай. Именно на Дальний Восток с середины 1890-х гг.

переносится центр тяжести внешнеполитической активности самодержавия.

Пристальный интерес царского правительства к делам этого региона во многом обусловливался «появлением» здесь к концу XIX в. сильного и весьма агрессивного соседа в лице вступившей на путь экспансии Японии.

После того как в результате победы в войне с Китаем в 1894- 1895 гг.

Япония по мирному договору приобрела Ляодунский полуостров, Россия, выступив единым фронтом с Францией и Германией, вынудила Японию отказаться от этой части китайской территории. В 1896 г. был заключен русско китайский договор об оборонительном союзе против Японии. Китай предоставил России концессию на сооружение железной дороги от Читы до Владивостока через Манчжурию (Северо-Восток Китая). Право на постройку и эксплуатацию дороги получил Русско-Китайский банк. Курс на «мирное»

экономическое завоевание Манчжурии осуществлялся в соответствии с линией С.Ю. Витте (именно он во многом определял тогда политику самодержавия на Дальнем Востоке) на захват внешних рынков для развивающейся отечественной промышленности. Крупных успехов достигла русская дипломатия и в Корее. Япония, утвердившая свое влияние в этой стране после войны с Китаем, вынуждена была в 1896 г. согласиться с установлением совместного русско-японского протектората над Кореей при фактическом преобладании России. Победы русской дипломатии на Дальнем Востоке вызывали растущее раздражение Японии, Англии и США.

Вскоре, однако, ситуация в этом регионе стала меняться. Подталкиваемая Германией и следуя ее примеру, Россия захватила Порт-Артур и в 1898 г.

получила его от Китая в аренду вместе с некоторыми частями Ляодунского полуострова для устройства военно-морской базы. Попытки Витте помешать этой акции, которая рассматривалась им как противоречащая духу русско китайского договора 1896 г., успехом не увенчались. Захват Порт-Артура подорвал влияние русской дипломатии в Пекине и ослабил позиции России на Дальнем Востоке, вынудив, в частности, царское правительство пойти на уступки Японии в корейском вопросе. Русско-японское соглашение 1898 г.

фактически санкционировало захват Кореи японским капиталом.

В 1899 г. в Китае началось мощное народное восстание («боксерское восстание»), направленное против беззастенчиво хозяйничавших в государстве иностранцев. Россия совместно с другими державами приняла участие в подавлении этого движения и в ходе военных действий оккупировала Манчжурию. Русско-японские противоречия снова обострились.

Поддерживаемая Англией и США, Япония стремилась вытеснить Россию из Манчжурии. В 1902 г. был заключен англо-японский союз. В этих условиях Россия пошла на соглашение с Китаем и обязалась вывести войска из Маньчжурии в течение полутора лет.

Между тем настроенная весьма воинственно Япония повела дело к обострению конфликта с Россией. В правящих кругах России не было единства по вопросам дальневосточной политики. Витте с его программой экономической экспансии (которая, правда, все равно сталкивала Россию с Японией) противостояла «безобразовская шайка» во главе с А.М.

Безобразовым, выступавшая за прямые военные захваты. Взгляды этой группировки разделял и Николай II, уволивший Витте с поста министра финансов.

Япония, со своей стороны, активно готовилась к вооруженному столкновению с Россией. Правда, летом 1903 г. начались русско-японские переговоры о Маньчжурии и Корее, однако военная машина Японии, заручившаяся прямой поддержкой США и Англии, была уже запущена. января 1904 г. японский посол вручил российскому министру иностранных дел В.Н. Ламздорфу ноту о разрыве дипломатических отношений, а вечером января японский флот без объявления войны атаковал порт-артурскую эскадру.

Так началась русско-японская война.

Соотношение сил на театре военных действий складывалось не в пользу России, что обусловливалось как трудностями сосредоточения войск на отдаленной окраине империи, так и неповоротливостью военного и военно морского ведомств, грубыми просчетами в оценке возможностей противника. С самого начала войны русская Тихоокеанская эскадра понесла серьезные потери.

Напав на корабли в Порт-Артуре, японцы атаковали находившиеся в корейском порту Чемульпо крейсер «Варяг» и канонерку «Кореец». После неравного боя с 6 крейсерами и 8 миноносцами противника русские моряки уничтожили свои суда, чтобы они не достались неприятелю. Тяжелым ударом для России стала гибель командующего Тихоокеанской эскадрой выдающегося флотоводца С.О.

Макарова. Японцам удалось завоевать господство на море и, высадив крупные силы на континенте, развернуть наступление на русские войска в Маньчжурии и на Порт-Артур. Командовавший Маньчжурской армией генерал А.Н.

Куропаткин действовал крайне нерешительно. Кровопролитное сражение под Ляояном, в ходе которого японцы понесли огромные потери, не было использовано им для перехода в наступление (чего крайне опасался противник) и завершилось отводом русских войск. В июле 1904 г. японцы осадили Порт Артур. Продолжавшаяся пять месяцев оборона крепости стала одной из ярких страниц русской военной истории. Героем порт-артурской эпопеи стал генерал Р.И. Кондратенко, погибший в конце осады. Овладение Порт-Артуром дорого стоило японцам, которые под его стенами потеряли более 100 тыс. человек.

Вместе с тем, взяв крепость, противник смог усилить свои войска, оперировавшие в Маньчжурии. Стоявшая в Порт-Артуре русская эскадра была фактически уничтожена еще летом 1904 г. в ходе неудачных попыток прорваться во Владивосток.

В феврале 1905 г. произошло Мукденское сражение, разыгравшееся на более чем 100-километровом фронте и продолжавшееся три недели. С обеих сторон в нем участвовали свыше 550 тыс. человек при 2500 орудиях. В боях под Мукденом русская армия потерпела тяжелое поражение. После этого война на суше начала затихать. Численность русских войск в Манчжурии постоянно увеличивалась, однако боевой дух армии был подорван, чему в большой мере способствовала начавшаяся в стране революция. Японцы, понесшие огромные потери, также не проявляли активности.

14-15 мая 1905 г. в Цусимском сражении японский флот уничтожил русскую эскадру, переброшенную на Дальний Восток с Балтики. Командовал этой эскадрой З.П. Рожественский. Цусимское сражение решило исход воины.

Самодержавие, занятое подавлением революционного движения, не могло больше продолжать борьбу. Крайне истощена войной была и Япония. 27 июля 1905 г. в Портсмуте (США) при посредничестве американцев начались мирные переговоры. Русской делегации, которую возглавлял Витте, удалось добиться сравнительно «приличных» условий мирного договора. Россия уступила Японии южную часть Сахалина, свои арендные права на Ляодунский полуостров и Южно-Маньчжурскую железную дорогу, соединявшую Порт Артур с Китайско-Восточной железной дорогой. Русско-японская война завершилась поражением самодержавия. Подорвав авторитет власти внутри страны, она вместе с тем ослабила позиции России и на международной арене.

§11. Внешняя политика России в 1905-1914 гг.

Русско-японская война и революция 1905-1907 гг. значительно усложнили ситуацию, в которой приходилось действовать царской дипломатии. Армия была деморализована и небоеспособна. По существу, во время войны с Японией погиб весь флот. Финансы пребывали в тяжелом состоянии. Все это, равно как и серьезнейшие внутриполитические проблемы, возникшие перед самодержавием и во время революции, и после ее подавления, вынуждало царскую дипломатию к проведению такого курса, который позволил бы стране избегать участия в международных конфликтах. Не случайно П.А. Столыпин рассматривал «двадцать лет покоя внутреннего и внешнего» как важнейшее условие успеха всех своих начинаний.

Обстановка на международной арене была, однако, такой, что у России шансов на двадцатилетнее мирное развитие имелось очень мало.

Соперничество великих держав приобретало все более острые формы. На первый план в ряду межгосударственных противоречий выдвинулся англо германский антагонизм. Германия уже превзошла Англию по экономической мощи, и германские товары теснили английские на внешних рынках. Строительство германского военно-морского флота шло такими темпами, что Англия оказалась перед реальной перспективой утраты статуса «владычицы морей».

В этих условиях еще в 1904 г. Англия пошла на соглашение с Францией о разделе сфер влияния. Так оформилась англо-французская Антанта, противостоявшая Германии. Союзная Франции Россия не спешила сближаться с Англией, которая считалась традиционным противником, открыто поддерживавшим Японию во время войны 1904-1905 гг.

На действия царской дипломатии, однако, сильное влияние оказывали усилившаяся после пережитых страной в первые годы XX столетия потрясений финансовая зависимость от Франции и прогрессировавшее обострение русско-германских и русско-австрийских противоречий.

Германия успешно завоевывала рынки Ближнего и Среднего Востока.

Германский капитал конкурировал с российским в Персии. Упрочение позиций Германии в Турции вело к подрыву русского влияния на Балканах, угрожало стратегическим интересам России в районе Черного моря, придавая особую остроту проблеме проливов. Торговый договор 1904 г., который Германия навязала России, воспользовавшись русско-японской войной, ставил в весьма невыгодное положение русскую промышленность и сельское хозяйство. Русско-австрийские интересы сталкивались на Балканах.

Внешнеполитические проблемы были объектом острой борьбы в правящих кругах Российской империи. Крайне правые придворно бюрократические группировки и партии были сторонниками сближения с Германией. Родственные узы, связывавшие российский императорский дом с германскими монархами, сходство политических режимов, существовавших в обоих государствах, - все это обусловливало прогерманскую настроенность ультраправых кругов. Союз с Германией, по их мнению, мог бы «сдержать» Австро-Венгрию на Балканах и обеспечить России спокойный тыл для реванша на Дальнем Востоке. За ориентацию на англо-французскую Антанту ратовали умеренно правые, октябристы, кадеты. Приверженцы такого курса имелись и в бюрократических кругах.

Следует отметить, что Германия активно стремилась вовлечь Россию в фарватер своей политики, расколоть франко-русский союз. В 1905 г. во время встречи Николая II с Вильгельмом II в Бьерке кайзер уговорил царя подписать (втайне от тогдашнего министра иностранных дел В.Н.

Ламздорфа) договор, содержавший обязательства России и Германии о взаимной помощи в случае нападения на одну из договаривающихся сторон какой-либо европейской державы. Несмотря на крайнее негодование Вильгельма II, Бьеркское соглашение, находившееся в противоречии с союзным договором с Францией, не имело каких-либо практических результатов и уже осенью 1905 г. было, по существу, аннулировано Россией.

Логика развития международных отношений в конце концов толкала самодержавие в сторону Антанты. Переход России в лагерь противников Германии обозначился, однако, не сразу. Назначенный в 1906 г. министром иностранных дел А.П. Извольский стремился добиться сближения с Англией без разрыва с Германией. Для этого он планировал заключить соглашения по наиболее острым вопросам как с Германией и Австро Венгрией, так и с Англией. Одновременно Извольский намеревался урегулировать отношения с Японией. Такая политика позволяла России получить передышку, необходимую для решения внутренних проблем и восстановления военного потенциала, и должна была обеспечить ей выгодное положение «третьего радующегося» в приближающемся англо германском конфликте.

В 1907 г. было подписано русско-японское соглашение по политическим вопросам. Стороны договорились поддерживать «статус-кво»

на Дальнем Востоке. Северная Манчжурия и Внешняя Монголия признавались сферой влияния России, а Южная Манчжурия и Корея Японии. В 1907 г. были заключены русско-английские конвенции о Персии, Афганистане и Тибете. Персия делилась на три зоны: северную (русская сфера влияния), юго-восточную (английская сфера влияния) и центральную (нейтральную). Афганистан признавался сферой влияния Англии. По поводу Тибета стороны взяли на себя обязательство соблюдать его территориальную целостность и сноситься с тибетскими властями только через китайское правительство. Эти соглашения, смягчив русско английское соперничество в Азии, явились важным этапом в процессе формирования антигерманской коалиции. Их значение было тем более велико, что переговоры между Россией, с одной стороны, и Германией и Австро-Венгрией - с другой, проходившие в 1906-1907 гг. в рамках реализации программы Извольского, не дали каких-либо результатов и не привели к урегулированию спорных вопросов.

Росту антигерманских и антиавстрийских настроений в России в большой мере способствовали события Боснийского кризиса. В 1908 г.

Извольский в ходе переговоров с министром иностранных дел Австро Венгрии А. Эренталем дал согласие на присоединение к Австро-Венгрии Боснии и Герцеговины, оккупированных австрийцами после Берлинского конгресса, получив в обмен обещание Эренталя не возражать против открытия черноморских проливов для русских военных судов. Однако Англия и Франция не поддержали притязаний царской дипломатии.

Попытка Извольского решить проблему проливов потерпела крах. Австро Венгрия между тем объявила об аннексии Боснии и Герцеговины, а Германия направила в марте 1909 г. России ультиматум, требуя признания этого акта. Царское правительство, понимая, что страна к войне не готова, вынуждено было уступить. Боснийский кризис обернулся для самодержавия «дипломатической Цусимой». Ее результатом явилась последовавшая в 1910 г. отставка с поста министра иностранных дел Извольского, преемником которого был назначен С.Д. Сазонов.

Несмотря на ухудшение русско-германских отношений, Германия не оставляла попыток втянуть Россию в орбиту своей политики. Попытки эти были безуспешными и завершились лишь подписанием летом 1911 г.

соглашения по персидским делам (Потсдамское соглашение), которое фактически не привело к урегулированию спорных проблем.

Прологом к Первой мировой войне стали балканские войны 1912- гг. В 1912 г. объединившиеся в результате активных усилий русской дипломатии Сербия, Черногория, Болгария и Греция начали войну против Турции и нанесли ей поражение. Победители вскоре перессорились друг с другом. Германия и Австро-Венгрия, рассматривая образование Балканского союза как успех русской дипломатии, предприняли шаги, направленные на его развал, и подтолкнули Болгарию к выступлению против Сербии и Греции. В ходе второй балканской войны Болгария, против которой начали боевые действия также Румыния и Турция, потерпела поражение. Все эти события существенно обострили русско-германские и русско-австрийские противоречия. Турция все более и более подчинялась германскому влиянию. Немецкий генерал Лиман фон Сандерс в 1913 г. был назначен командиром турецкого корпуса, расположенного в районе Константинополя, что справедливо расценивалось Петербургом как серьезная угроза российским интересам в зоне проливов. Лишь с большим трудом России удалось добиться перемещения Лимана фон Сандерса на другой пост.

Царское правительство, осознавая неготовность страны к войне и опасаясь (в случае поражения) новой революции, стремилось оттянуть вооруженное столкновение с Германией и Австро-Венгрией. Вместе с тем в условиях прогрессировавшего ухудшения отношений со своими западными соседями оно пыталось оформить союзные отношения с Англией. Эти попытки оказались безуспешными, поскольку Англия не желала связывать себя какими-либо обязательствами. Союзные отношения России и Франции к 1914 г., однако, значительно укрепились. В1911 -1913 гг. на совещаниях начальников русского и французского генеральных штабов были приняты решения, которые предусматривали увеличение численности войск, выставляемых против Германии в случае войны, и ускорение сроков их сосредоточения. Морские штабы Англии и Франции заключили военно морскую конвенцию, возложившую охрану Атлантического побережья Франции на английский флот, а защиту интересов Англии в Средиземном море - на французский. Антанта как коалиция Англии, Франции и России, направленная против Тройственного союза (Италия, впрочем, уже фактически отошла от своих партнеров), становилась реальностью, несмотря на то, что Англия не была связана с Россией и Францией союзным договором. Оформление двух враждебных друг другу блоков великих держав, происходившее на фоне усиленной гонки вооружений, создавало в мире ситуацию, грозившую в любой момент вылиться в военный конфликт глобального масштаба.

§ 12. Начало Первой мировой войны. Военные действия на Восточном фронте в 1914 - феврале 1917 г.

Поводом к началу Первой мировой войны послужило убийство сербскими националистами в боснийском городе Сараево (15 июня 1914 г.) наследника австро-венгерского трона эрцгерцога Франца-Фердинанда. Это вызвало взрыв воинственных настроений в Вене, усмотревшей в случившемся удобный повод для «наказания» Сербии, которая противодействовала утверждению австрийского влияния на Балканах.

Планы Австро-Венгрии встретили поддержку в Берлине. 10 июля 1914 г.

Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум, в котором содержались столь унизительные требования, что Сербия заведомо должна была их отклонить. 16 июля 1914 г. началась австрийская бомбардировка Белграда.

Россия не могла оставаться в стороне от конфликта. Смириться с неизбежным разгромом Сербии, бросив ее на произвол судьбы, означало для России утрату влияния на Балканах. Царское правительство, заручившись поддержкой Франции, заняло твердую позицию, не пренебрегая в то же время и мирными средствами улаживания конфликта.

После начала Австрией военных действий Николай II (16 июля 1914 г.) подписал указ о всеобщей мобилизации. Правда, на следующий день, получив телеграмму от Вильгельма II, которую он понял как просьбу не доводить дело до войны, Николай II отменил принятое накануне решение.

Однако в конечном счете доводы С.Д. Сазонова, убедившего императора в том, что «лучше, не опасаясь вызвать войну нашими к ней приготовлениями, тщательно озаботиться последними, нежели из страха дать повод к войне быть застигнутыми ею врасплох», произвели впечатление на Николая II, и он вновь санкционировал всеобщую мобилизацию. Германия направила России ультиматум, потребовав приостановить мобилизацию. Получив отказ, германский посол 19 июля 1914 г. вручил Сазонову ноту с объявлением войны. 3 августа (н.ст.) Германия объявила войну Франции. На следующий день Англия, под предлогом нарушения немецкими войсками нейтралитета Бельгии, объявила войну Германии. 23 августа 1914 г. в войну на стороне Антанты вступила Япония. Вооруженный конфликт быстро приобрел мировой характер.

Наибольшую активность в развязывании войны проявили правящие круги Германии. Момент для разгрома своих соперников казался им чрезвычайно подходящим. Хотя державы Антанты по людским и материальным ресурсам существенно превосходили австро-германский блок, однако по степени готовности к широкомасштабным боевым действиям Антанта явно отставала. Ориентировавшаяся, как, впрочем, и все страны - участники конфликта, на молниеносную войну, Германия рассчитывала быстро разгромить Францию, а затем всеми силами обрушиться на ее восточную союзницу.

Принятые Россией накануне войны программы развития армии и флота предполагалось выполнить примерно к 1917 г. Тем не менее вооруженные силы России все же представляли собой внушительную боевую величину. Их мощь, подорванная русско-японской войной и революцией, постепенно возрастала Тем не менее по артиллерии русская армия уступала немецкой. Мобилизационные запасы оказались значительно заниженными. Винтовок (4,3 млн. штук) хватало только на общую мобилизацию. К ноябрю 1914 г. недостаток в них достигал уже 870 тыс., в то время как ежемесячно планировалось производить лишь 60 тыс. штук.

Действовавшие против Германии и Австро-Венгрии русские войска образовывали два фронта - Северо-Западный и Юго-Западный. После того как осенью 1914 г. в войну на стороне австро-германского блока вступила Турция, возник еще один фронт - Кавказский. Верховным главнокомандующим Николай II назначил своего дядю великого князя Николая Николаевича. Начальником штаба верховного главнокомандующего стал генерал Н.Н. Янушкевич.


С первых дней войны немцы развернули стремительное и успешное наступление на Западном фронте. В результате возникла реальная угроза захвата ими Парижа. Идя навстречу просьбам союзников, русское командование, не дожидаясь сосредоточения всех сил на театре военных действий (оно могло быть достигнуто лишь на 40-й день после начала всеобщей мобилизации), развернуло операции в Восточной Пруссии. В боях под Гумбиненом немецкие войска потерпели тяжелое поражение. Сняв значительные силы с Западного фронта, германское командование смогло осуществить частичное окружение в районе Танненберга 2-й армии генерала А.В. Самсонова Около 30 тыс. человек попали в плен. В итоге русские войска были вытеснены из Восточной Пруссии. Тем не менее немцам пришлось ослабить свои силы на Западном фронте, что позволило англо-французским войскам в кровопролитном сражении на Марне остановить германское наступление. План «молниеносной войны»

провалился благодаря крови, пролитой русскими солдатами в Восточной Пруссии. В августе - сентябре 1914 г. русские войска в грандиозной Галицийской битве нанесли тяжелое поражение австрийцам, потерявшим около 400 тыс. человек. Армии Юго-Западного фронта продвинулись на 280-300 км, захватив Галицию. Попытки немцев нанести поражение русским войскам в Польше (осенью 1914 г.) не увенчались успехом. На Кавказе в ходе Сарыкамышской операции русская армия разгромила турок, потерявших 90 тыс. человек. В целом итоги кампании 1914 г. были для Германии и ее союзников весьма неутешительными. Перед ними встала перспектива затяжной войны, которая позволяла Антанте реализовать свой перевес в людских и материальных ресурсах.

В 1915 г. германское командование сосредоточило крупные силы на Восточном фронте с тем, чтобы разгромить Россию и вывести ее из войны.

В апреле 1915 г. австрийские и немецкие войска начали наступление в Галиции. Обеспечив себе превосходство в живой силе в 2 раза, в легкой артиллерии - в 4,5 раза, в тяжелой - в 40 раз, они прорвали фронт.

Испытывавшие катастрофическую нехватку вооружения и боеприпасов, русские войска начали отходить на восток. Бездействие англичан и французов, использовавших затишье на западе для укрепления своих армий, создавало благоприятные условия для осуществления планов германского командования по разгрому России. В результате немецкого наступления весной и летом 1915 г. неприятелю удалось занять Галицию, Польшу, часть Прибалтики и Белоруссии.

Поражения на фронте стали одной из причин перемен в руководстве русской армией. В августе 1915 г. пост верховного главнокомандующего занял Николай II. Впрочем, в управление войсками царь практически не вмешивался. Фактическое руководство действующей армией осуществлял новый начальник штаба верховного главнокомандующего генерал М.В.

Алексеев, талантливый военачальник, обладавший, помимо прочего, огромной работоспособностью.

В целом кампания 1915 г. стала трагедией русской армии, понесшей огромные потери. Однако добиться своей главной цели - вывести Россию из войны - Германия не смогла. Боевые действия продолжались.

1916 г. показал, что русская армия сохранила способность наносить неприятелю серьезные удары. Принятые (правда, со значительным опозданием) меры по переводу экономики страны на военные рельсы принесли плоды. Материальное обеспечение войск значительно улучшилось. В мае 1916 г. Юго-Западный фронт под командованием АА.

Брусилова развернул наступление против австро-венгерской армии. Эта операция должна была помочь итальянским войскам (Италия в 1915 г.

присоединилась к Антанте), которые потерпели от австрийцев сокрушительное поражение. Юго-Западному фронту удалось прорвать позиции австро-венгерской армии, которая в итоге потеряла более полумиллиона человек. «Брусиловский прорыв» явился одной из крупнейших операций Первой мировой войны. Правда, его результаты могли бы быть более значительными, если бы усилия Юго-Западного фронта своевременно поддержали войска других фронтов. Тем не менее успех русской армии оказал существенное влияние на общую стратегическую ситуацию. Немцы вынуждены были перебросить с Западного фронта на Восточный 11 дивизий и прекратить атаки в районе Вердена, где с начала 1916 г. развернулось кровопролитное сражение («Верденская мясорубка»). Итальянской армии удалось избежать полного разгрома. В целом Россия внесла огромный вклад в вооруженную борьбу Антанты с германским блоком. За 1914- 1916 гг. немецкая армия потеряла на Восточном фронте 1739 тыс., а австрийская - 2623 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными. На весну 1917 г. намечалось общее наступление армий Антанты на Западном и Восточном фронтах, чему, однако, помешала Февральская революция.

§13. Экономика России в период Первой мировой войны.

Первая мировая война оказала чрезвычайно сильное влияние на экономическое развитие России. Размах боевых действий, потребность армии в военном снаряжении превзошли любые прогнозы. Расчеты на скоротечный характер войны, которыми руководствовались правящие круги и держав Антанты, и австро-германского блока, оказались несостоятельными. Для удовлетворения нужд фронта правительствам стран - участниц конфликта в этих условиях необходимо было мобилизовать весь экономический потенциал своих государств, перевести все народное хозяйство на военные рельсы в целях преодоления обозначившегося вскоре после начала боевых действий кризиса снабжения армий.

Русская армия ощутила нехватку вооружения уже в первые месяцы войны. Мобилизационный запас снарядов был израсходован за 4 месяца, а для его восстановления (при существовавших темпах производства) требовался год. С декабря 1914 по март 1915 г. фронт получил лишь треть необходимого количества снарядов и винтовок. Надежды Военного министерства решить проблему снабжения армии с помощью одних казенных заводов не оправдались.

Наступление австро-германских войск на Восточном фронте весной и летом 1915 г. показало всю глубину кризиса боеснабжения русской армии.

Неспособность бюрократии решить своими силами проблему экономического обеспечения войны становилась очевидной. В этих условиях буржуазные круги попытались взять на себя руководство делом военно-экономической мобилизации. В мае 1915 г. IX съезд представителей промышленности и торговли принял решение о создании военно промышленных комитетов, которые должны были заниматься переводом частных предприятий на военное производство. Политически активные круги российской буржуазии - главным образом представители делового мира Москвы - стремились использовать военно-промышленные комитеты для усиления своего влияния на управление страной. Впрочем, царское правительство, вынужденное санкционировать создание этих организаций, ограничило их деятельность довольно узкими рамками. В развитии военного производства комитеты большой роли не сыграли. Правда, их деятельность имела известное значение для обеспечения армии вещевым и интендантским довольствием, для мобилизации мелких и средних предприятий. Однако в целом доля военно-промышленных комитетов в общей массе заказов военного ведомства в 1915-1917 гг. составила лишь 3 5%, а в фактических поставках - не более 2-3%. Ряд военно-хозяйственных функций выполняли возникшие еще летом 1914 г. Всероссийский земский и Всероссийский городской союзы. Для координации их деятельности в г. был образован Главный комитет по снабжению армии (Земгор). Кризис боеснабжения армии вынудил царское правительство приступить к созданию государственной системы экономического регулирования, что было необходимо для перевода народного хозяйства на военные рельсы и удовлетворения нужд фронта Первые серьезные шаги в этом плане были предприняты в мае 1915 г. Основу системы военно-экономического регулирования в России составили образованные в августе 1915 г. четыре чрезвычайных высших государственных учреждения - Особые совещания по обороне, перевозкам, продовольствию и топливу. Их главами являлись, соответственно, министры: военный, путей сообщения, главноуправляющий землеустройством и земледелием (впоследствии - министр земледелия) и министр торговли и промышленности. Членами Особых совещаний являлись чиновники различных ведомств, а также представители «общественности» (депутаты Думы и Государственного совета, члены Центрального военно-промышленного комитета и др.). Хотя все они получали лишь право совещательного голоса, однако в целом создание Особых совещаний было известной уступкой самодержавия оппозиции, которая летом 1915 г. в лице в первую очередь думского большинства объединилась в Прогрессивный блок и находилась в состоянии конфронтации с властью. Наиболее важная роль в системе Особых совещаний отводилась Особому совещанию по обороне. Оно осуществляло надзор за работой соответствующих промышленных предприятий, содействовало образованию новых заводов, распределяло военные заказы, контролировало их выполнение и т.п.

В целом меры по переводу народного хозяйства страны на военные рельсы принесли ощутимые результаты. Производство вооружений росло очень высокими темпами. Так, в августе 1916 г. винтовок было изготовлено на 1100% больше, чем в августе 1914 г. Производство пушек (76-мм и горных) с января 1916 г. по январь 1917 г. увеличилось более чем на 1000%, а 76-мм снарядов на 2000%. Выработка пороха и взрывчатых веществ возросла на 250-300%. Снабжение фронта, таким образом, существенно улучшилось. Однако преимущество германских войск в артиллерии, особенно тяжелой, сохранялось, что оборачивалось для русской армии сравнительно большими потерями в живой силе. Так, на тысячу человек английская армия потеряла в войну 6, французская - 59, а русская - человек. Удовлетворить в полном объеме потребности фронта в вооружении (особенно - повышенной технической сложности) отечественная промышленность не могла. Русская армия зависела от военных поставок союзников.


Несмотря на впечатляющие темпы развития отраслей оборонной промышленности, создать крепкое военное хозяйство не удалось. По мере того как война затягивалась, все более осязаемыми становились симптомы общего расстройства экономической жизни. Сильно ухудшилось финансовое положение страны. Золотое обеспечение кредиток на 1 марта 1917 г. составляло примерно 14-15%. Внешняя задолженность России возросла (Англия предоставила во время войны займы на 4,5 млрд. руб., Франция - на 2,5 млрд. руб.), а вместе с ней и зависимость самодержавия от зарубежных кредиторов. Быстрый рост военного производства происходил за счет интенсивной траты основного капитала промышленности и транспорта, что привело к кризисному состоянию важнейшие отрасли народного хозяйства. Прокатка черного металла в последние пять месяцев перед Февральской революцией колебалась в пределах от 50 до 80% потребности, выплавка металла с октября 1916 г. по февраль 1917 г. упала с 16,5 млн. пудов до 9,5 млн. пудов. Недогруз угля к зиме 1917 г. достиг 39%, что грозило остановкой даже некоторых оборонных предприятий. Нехватка рельсового металла, подвижного состава и топлива не позволяла железнодорожному транспорту справиться с возросшим объемом перевозок.

Самым ярким симптомом грядущего полного расстройства хозяйственной жизни стал продовольственный кризис. Перебои в снабжении городов - прежде всего Москвы и Петрограда - продуктами питания и сопряженный с этим рост дороговизны обозначились уже в г. Правда, съестные запасы в стране имелись в достаточном количестве. В 1914-1916 гг. было собрано 13,5 млрд. пудов продовольственных и кормовых хлебов. Этого вполне хватило бы и для удовлетворения нужд фронта, и для обеспечения городского населения. Однако расстройство железнодорожного транспорта, нарушение хозяйственных связей между городом и деревней, спекуляция сделали проблему бесперебойного снабжения городов неразрешимой. Введенная в конце 1916 г.

принудительная разверстка хлебных поставок к февралю 1917 г. дала весьма незначительные результаты. Привоз продовольствия в Петроград и Москву в январе - феврале 1917 г. составлял лишь 25% запланированного.

Неоднократно предпринимавшиеся самодержавием попытки решить проблему путем совершенствования системы военно-хозяйственного регулирования (образование в декабре 1915 г. Совещания министров по обеспечению нуждающихся местностей империи продовольствием и топливом, наделение председателя Совета министров летом 1916 г.

чрезвычайными полномочиями и создание при нем Особого совещания министров для объединения всех мероприятий по снабжению армии и флота и организации тыла и т.п.) в обстановке «министерской чехарды», конфликтов между бюрократией и обществом не внесли каких-либо осязаемых перемен в положение дел в тылу. Неспособность правительства наладить стабильное обеспечение городов продуктами первой необходимости создавало крайне опасную для существующего режима ситуацию. В условиях растущей усталости широких слоев населения от тягот войны и падения авторитета власти, что было столь характерно для кануна Февральской революции, любые, даже временные, перебои в снабжении могли породить социальный взрыв.

§ 14. Внутриполитическое развитие России в период Первой мировой войны.

Вступление России в мировую войну первоначально оказало стабилизирующее влияние на внутриполитическую ситуацию.

Патриотический подъем охватил весьма широкие слои населения. Волна забастовочного движения резко пошла на убыль. В частности, в октябре 1914 г. в стране в стачках участвовали лишь 1 тыс. человек. Почти все политические партии так или иначе заняли оборонческие позиции. На экстренном заседании Государственной думы (26 июля 1914 г.) просьбу правительства об отпуске кредитов на войну не поддержали лишь большевистская и меньшевистская фракции. Большевики, встав на позиции пораженчества и осудив войну как империалистическую, призвали массы к войне гражданской. Часть меньшевиков считала нужным ограничиться лишь провозглашением лозунга «Мир без аннексий и контрибуций». Вместе с тем ряд видных деятелей российской социал-демократии, такие как Г.В.

Плеханов, обеспокоенные судьбой страны и перспективой превращения ее в германскую колонию, призвали российский пролетариат отдать все силы делу защиты Отечества. Аналогичные позиции заняла и часть эсеров, среди которых, правда, были и пацифисты, и сторонники поражения России в войне.

Либеральная оппозиция в начальный период войны (до весны 1915 г.) в целом придерживалась линии на поддержание «внутреннего мира», рассчитывая при этом на ответные шаги верхов в плане сближения с «обществом». Правительство, однако, вовсе не собиралось менять политические ориентиры. Предпосылки для очередной конфронтации власти и «общества», таким образом, сохранялись.

Ситуация в стране начала меняться с весны 1915 г. Поражения на фронте дискредитировали власть. Недовольство правительством, не сумевшим организовать отпор неприятелю, активно выражали широкие слои дворянства и буржуазии, которые, помимо прочего, были твердо уверены в том, что «если мы не победим, то революция несомненна». В этом убеждении их укрепляло обозначившееся весной и летом 1915 г.

известное (правда, весьма скромное) оживление рабочего движения.

Либералы стремились использовать сложившуюся в стране обстановку для того, чтобы вынудить самодержавие пойти на политические уступки.

Противостояние власти и «общества» вылилось в политический кризис лета 1915 г. Большинство думских фракций (кадеты, прогрессисты, октябристы, центр и часть националистов) объединилось в Прогрессивный блок. Основным пунктом его программы было требование отставки дискредитировавшего себя кабинета И.Л. Горемыкина и замены его правительством, пользующимся доверием Думы. Блок высказывался также за освобождение некоторых категорий политических заключенных, реорганизацию системы местного самоуправления и т.п. Несостоятельность существующего правительства казалась столь очевидной, что в состав Прогрессивного блока вошли силы (например, часть националистов), никогда никакого отношения к оппозиции не имевшие. Это свидетельствовало о растущей изоляции власти, от которой отходили даже весьма близкие ей круги. Конфликт правительства с Думой сочетался летом 1915 г. с разбродом внутри самого правительства. Практически все члены кабинета (А.В. Кривошеин, С.Д. Сазонов и др.) выступали за соглашение с Прогрессивным блоком, опасаясь полной гибели армии и возможной при этом революции. Противником уступок оппозиции являлся сам премьер И.Л. Горемыкин, которого активно поддерживала императрица Александра Федоровна.

Разногласия в Совете министров приобрели особенно острый характер после принятого Николаем II в августе 1915 г. решения лично возглавить армию. Собственно император собирался еще перед самым началом войны взять на себя функции верховного главнокомандующего, однако тогда министрам удалось отговорить его от этого шага. Задумав теперь взять на себя управление войсками, Николай II надеялся поднять боевой дух армии, ликвидировать весьма остро проявлявшуюся в 1914-1915 гг. разобщенность в действиях военной и гражданской администрации. Контакты великого князя Николая Николаевича с Думой, земским и городским союзами вызывали недовольство царя. К смещению Николая Николаевича императора побуждала и Александра Федоровна, раздраженная вмешательством Николая Николаевича в управление страной, его негативным отношением к Г.Е. Распутину и подозревавшая великого князя в намерении захватить трон. Большинство министров выступило против задуманных Николаем II перемен в командовании действующей армией, опасаясь, что это дезорганизует управление войсками, Окончательно дискредитирует власть и приведет страну к революции. Попытки «взбунтовавшихся» членов кабинета, угрожая отставкой, отговорить Николая II от принятого им решения, а заодно и убедить царя пойти на соглашение с Прогрессивным блоком успеха не имели. Николай Николаевич был снят с поста верховного главнокомандующего.

Обозначившаяся в конце августа 1915 г. стабилизация ситуации на фронте позволила царю занять жесткую позицию и по отношению к Прогрессивному блоку. 3 сентября 1915 г. сессия Государственной думы была закрыта. Очередной конфликт власти и общества завершился победой власти.

Эта победа, однако, не привела к упрочению существующего режима.

Правда, ни катастрофы на фронте, ни немедленного революционного взрыва - всего того, чего так боялись большинство министров и Прогрессивный блок, не произошло. Однако все ощутимее становились симптомы развала власти. С лета 1915 г. возрастает вмешательство императрицы, Г.Е. Распутина и его окружения в управление страной.

Относительно природы распутинщины, степени влияния «старца» на государственные дела существуют разные мнения. Во всяком случае, воздействие «темных сил» накладывало известный отпечаток на работу правительственной машины и компрометировало власть, обусловливало резкое сужение ее социальной базы. Обострившаяся борьба в верхах, столкновения распутинских ставленников с другими членами правительства, неспособность тех или иных представителей высшей администрации справляться с порожденными войной сложнейшими проблемами государственной жизни вызвали «министерскую чехарду». За два с половиной года войны в кресле премьера побывало четыре человека, на посту министра внутренних дел - шесть, министров земледелия, юстиции и военного - четыре.

Постоянные перетасовки в правящих кругах дезорганизовывали работу бюрократического аппарата Его позиции и в центре, и на местах в условиях глобальной войны и порожденных этой войной небывалых проблем ослабевали. Авторитет власти, не желавшей сотрудничать с оппозицией и вместе с тем не решавшейся зажать ей рот, был окончательно подорван, убийство Распутина (декабрь 1916 г.) не внесло каких-либо изменений в складывавшуюся ситуацию. Крайне правые круги подталкивали Николая II к государственному перевороту, сепаратному миру. Однако оказать царю реальную поддержку они не могли, поскольку их организации находились в состоянии развала. Николай II не решался изменять внутриполитический курс в духе советов крайне правых, надеясь на улучшение в стране в случае успеха весеннего наступления 1917 г.

Заключать сепаратный мир с противником царь не собирался - в победоносном завершении войны он видел важнейшее средство упрочения трона.

Развал власти происходил на фоне растущего недовольства широких слоев населения военными тяготами, ухудшением своего экономического положения. Общество оказалось психологически не готово к длительной войне и не воспринимало те тяготы и лишения, которые она с собой несла, как нечто во всяком случае во многом совершенно неизбежное.

«Разноукладность, разнокультурность России, с наложившейся на нее «сверху» модернизацией... - отмечают современные исследователи, создали парадоксальную и удивительную с точки зрения историка ситуацию - огромная война, объективно вошедшая во все клетки и поры России, замкнувшая на себе, казалось бы, все жизненные функции страны, оказалась «посторонней», ненужной, отторгаемой как досадная помеха обычному течению повседневной жизни. Примерно так и довольно скоро после спада патриотической эйфории, присущей первым месяцам войны, воспринималась она сознанием большинства людей». Со своей стороны, государство в сущности и не пыталось убедить население в том, что война касается каждого, что все должно быть подчинено одной цели - победе над неприятелем.

Уже 1916 г. ознаменовался усилением забастовочного движения, которое проходило как под экономическими, так и политическими, антивоенными лозунгами. В первом квартале 1916 г. в стачках участвовали 330 тыс. человек, а во втором - около 400 тыс. Осенью 1916 г. прошли крупные забастовки в Петрограде, в которые были вовлечены около тыс. рабочих. Антивоенная пропаганда большевиков делала свое дело. По свидетельству эмигрантского историка Г.М. Каткова, «до весны 1916 г.

правительство Германии расходовало значительные суммы на поощрение стачечного движения в России», хотя «относительно последующих месяцев 1916 г. и начала 1917 г. прямых доказательств подстрекательской деятельности немецких агентов в России не имеется». Летом 1916 г.

началось восстание в Казахстане и в Средней Азии. Антивоенные и революционные настроения нарастали и в армии. С весны 1916 г. на фронте участились случаи братания солдат, росло число дезертиров и сдавшихся в плен, вспыхивали «беспорядки». Лишившаяся в жестоких боях вышколенных службой кадров мирного времени, многомиллионная армия уже не являлась надежной опорой режима Обстановка между тем накалялась. Массовая мобилизация в армию, приток населения в города (беженцев, крестьян, шедших работать на фабрики и заводы) дали толчок к увеличению численности склонных к радикализму маргинальных слоев, что создавало благоприятную почву для общественных катаклизмов.

Перспектива революционного взрыва была для оппозиции столь же страшна, как и для самодержавия. Главной причиной грядущего катаклизма она считала нежелание Николая II пойти на уступки в духе пожеланий Прогрессивного блока. По мере нарастания массового движения противостояние власти и общества усилилось. Назначение в сентябре г. министром внутренних дел А.Д. Протопопова, видного «общественного деятеля» (оказавшегося сверх того и распутинской креатурой) окончательно рассорило обе стороны. Выступая 1 ноября 1916 г. в Думе, П.Н. Милюков, не утруждая себя доказательствами, фактически обвинил правительство в измене, намекнув на прогерманские симпатии императрицы. Резкая критика оппозицией высших сфер, дискредитируя власть, объективно нагнетала политическую атмосферу в стране, стимулировала рост недовольства масс, контролировать поведение которых сами оппозиционеры были заведомо не в состоянии.

Для «общественных деятелей», разуверившихся в способности царя пойти на уступки, единственной альтернативой революции оказывался дворцовый переворот. Такие лидеры оппозиции, как А.И. Гучков, поддерживали соответствующие контакты с командным составом армии, обеспокоенным ситуацией в тылу и недовольным политикой власти.

По-разному, зачастую с диаметрально противоположных позиций, освещается в литературе роль масонства в политической жизни предреволюционной России. Диапазон оценок здесь чрезвычайно широк от признания свержения самодержавия результатом заговора масонов до едва ли не отрицания самого факта их существования в стране.

Несомненно, однако, что еще в 1909-1910 гг. возникла масонская организация Верховный Совет народов России, членами которой были видные политические деятели, представлявшие партии либерального и социалистического толка. Судя по всему, масонские ложи являли собой тайный, но весьма важный институт формирования общественного мнения и оппозиционных настроений, своеобразное объединение различных группировок либерального и революционного толка, сыгравшее впоследствии значительную роль в создании Временного правительства В целом страна переживала глубокий революционный кризис. Его важнейшими симптомами являлись дезорганизация традиционных властных структур и их прогрессирующая политическая изоляция, обострение конфликтов между самодержавием и обществом, резкое повышение активности широких народных масс. Нарастание «обычных» и порожденных войной социальных антагонизмов в начале 1917 г. вылилось в революционный взрыв.

§ 15. Февральская революция.

Начало 1917 г. ознаменовалось самой мощной за весь период мировой войны волной забастовок. В январе в стачках участвовали 270 тыс. человек, причем почти половину всех бастующих составляли рабочие Петрограда и Петроградской губернии. 14 февраля, в день открытия думской сессии, прошла забастовка рабочих 60 заводов столицы и демонстрация под революционными лозунгами. В Петрограде складывалась крайне напряженная ситуация. 18 февраля выступили рабочие Путиловского завода. После объявленного администрацией предприятия локаута путиловцев поддержали рабочие Невской заставы и Выборгской стороны. К этому времени снежные заносы создали затруднения с подвозом продовольствия в столицу. По городу поползли слухи о приближающемся голоде. Спрос на хлеб резко возрос, и имевшиеся в булочных и пекарнях запасы продовольствия его не удовлетворяли. 22 февраля в Петрограде начались стихийные волнения.

23 февраля (8 марта н.ст.), в Международный женский день, выступления работниц вылились в многолюдные митинги, шедшие под лозунгами «Хлеба!», «Мира!», «Свободы!». 24 февраля движение продолжало разрастаться. Официальное сообщение властей, в котором говорилось, что запасы муки в городе достаточны, не произвело никакого впечатления на население. Демонстранты вышли на главные улицы города с красными флагами и лозунгами «Долой войну!», «Долой самодержавие!».

Полиция не могла справиться с движением, а войска не обнаруживали склонности «усмирять» толпу. 25 февраля массовые выступления возобновились. Стачка приобретала всеобщий характер. Проведенные ночью аресты активистов революционных организаций, в том числе членов Петроградского комитета большевиков, не нормализовали обстановку в столице. Полагаться на Петроградский гарнизон, как показал дальнейший ход событий, власти не могли. Готовые на все, лишь бы избежать отправки на фронт, солдаты были ненадежны. Вечером 26 февраля начались волнения в ряде полков, а 27 февраля войска Петроградского гарнизона стали переходить на сторону революции. Толпы рабочих и солдат громили полицейские участки, вылавливали городовых.

Власть в городе переходила в руки восставших. Вечером 27 февраля начал действовать Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, большинство в котором получили меньшевики и эсеры. Председателем Совета стал Н.С. Чхеидзе, а его товарищами (заместителями) А.Ф.

Керенский и М.И. Скобелев. Царское правительство фактически прекратило существование. Министры покинули Мариинский дворец, где происходили заседания кабинета. 27 февраля на частном совещании членов Государственной думы (ее официальную работу прервал царский указ) был образован Временный комитет во главе с председателем Думы М.В.

Родзянко. В состав Комитета вошли представители всех фракций Государственной думы, кроме крайне правых. 2 марта 1917 г. Николай II, находившийся первоначально в Ставке, в Могилеве, а затем после неудачной попытки выехать в Царское Село вынужденный отправиться в Псков, в штаб Северного фронта, отрекся от престола (сначала в пользу сына, а затем - брата Михаила). На отречении настаивали и Временный комитет Государственной думы, и командование действующей армии.

«Кругом измена и трусость и обман», - констатировал император 2 марта 1917 г. в своем дневнике. Попытка спасти монархию ценой отречения Николая II, однако, не удалась. Возмущение, которое вызвало у рабочих и солдат столицы перспектива восшествия на трон Михаила, вынудила последнего 3 марта 1917 г. отказаться от притязаний на престол. 2 марта было сформировано Временное правительство под руководством председателя Всероссийского земского союза Г.Е. Львова. Началась новая драматическая глава в истории России.

§ 16. Русская культура в конце XIX - начале XX в.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.