авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«Министерство образования и науки РФ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский ...»

-- [ Страница 4 ] --

Через Коминтерн советское руководство определяло стратегию и такти ку деятельности коммунистических партий в зарубежных странах, что не может не рассматриваться как вмешательство во внутренние дела этих стран. Не только на английском руководстве, но и на СССР лежит немалая доля вины за разрыв дипломатических отношений с Англией в 1927 г., так как послужившая поводом для разрыва отношений помощь бастующим английским горнякам, хотя формально и осуществлялась советскими профсоюзами, в действительности имела характер государ ственной акции. Об этом свидетельствует и неоспоримый факт подчи нения профсоюзов государственным органам в СССР, и публиковавши еся Московскими и Ленинградскими Советами призывы к трудящимся страны принять активное участие в оказании английским шахтерам ма териальной и моральной поддержки. Известно, что британские тред юнионы отказались принять материальную помощь от ВЦСПС, расце нив ее предложение как вмешательство во внутренние дела английского рабочего движения.

На протяжении длительного времени одним из главных постулатов советской историографии, призванных доказать чрезвычайный характер международного положения СССР и наличие непосредственной воен ной угрозы, служил тезис о «крестовом походе» против СССР, к кото рому якобы призвал Запад в феврале 1930 г. папа римский Пий XI. В действительности же папа римский в письме генеральному викарию в Риме кардиналу Помпилии призвал не к военно-политической акции, а к «крестовому походу молитв» в защиту преследуемых в СССР верую щих. Этот призыв был вызван новой волной гонений против верующих, имевшей место в СССР в конце 20-х – начале 30-х гг., когда разруша лись и закрывались церкви в городах и селах, а значительная часть ду ховенства была зачислена в разряд «раскулаченных».

В современных публикациях переоценивается и выдвинутое против СССР западными странами в начале 30-х гг. обвинение в проведении демпинговой экономической политики, ранее квалифицируемое совет ской исторической наукой как «клевета» и «грубая ложь». В период экономического кризиса 1929–1933 гг. СССР удалось значительно рас ширить свое присутствие на мировом рынке как в качестве импортера машин и оборудования (удельный вес СССР в мировом импорте машин в 1931 г. составил 30%, в 1932 г. – около 50%), так и экспортера при родного сырья и сельскохозяйственной продукции (леса, нефти, льна, хлеба, сахара, мясопродуктов и пр.). Под давлением предприниматель ских кругов, не выдерживавших в условиях кризиса конкуренции деше вых советских товаров, правительства западных стран приняли меры по ограничению ввоза советских товаров, обвинив СССР в демпинге, т.е.

торговле по заниженным ценам. Хотя советское руководство отрицало обвинения в демпинге, а ограничительные меры против советского экс порта определило как «проявление экономической агрессии», следует признать, что версия о советском демпинге не была лишена определен ных оснований. Советский Союз имел возможность продавать на Запад продукцию по низким демпинговым ценам за счет незначительного уровня затрат на оплату труда колхозников и большей части рабочих.

Широко применялся и труд заключенных (особенно в лесной промыш ленности): по данным за 1933 г., в лагерях и исправительно-трудовых колониях Гулага содержалось 456 тыс. чел.

Ухудшению отношений СССР с западными странами в конце 20-х – начале 30-х гг. во многом способствовала деятельность Коминтерна, отказавшегося под нажимом Сталина от тактики единого фронта и сою за с социал-демократией и взявшего курс на обличение последней как «наиболее опасного проводника буржуазной политики в рабочем клас се». С подачи Сталина был пущен в оборот печально знаменитый тер мин «социал-фашизм», ставивший социал-демократию и фашизм на один уровень – в качестве альтернативных и взаимозаменяемых форм господства буржуазии. Между тем во многих странах социал-демократы оказывали значительное влияние на политическую жизнь, в том числе и на выработку курса внешней политики своих государств. Ясно, что та кая политика Коминтерна не могла способствовать нормализации от ношений СССР с западными государствами. Новый курс Коминтерна историками связывается с исходом политической борьбы в СССР – по бедой сталинизма и подавлением оппозиции. Утверждение единомыс лия как нормы политической жизни в СССР нашло своеобразное отра жение в тактике Коминтерна на разрыв союза с оппозиционными по отношению к коммунистам течениями внутри рабочего движения, кото рые квалифицировались теперь как капитулянтские и оппортунистиче ские.

Международная обстановка оказывала значительное влияние на внутреннее экономическое и политическое развитие СССР в конце 20-х – начале 30-х гг. Она не только использовалась Сталиным для создания в стране морально-политического климата, облегчавшего расправу с неугодными политическими оппонентами. Реально имевшее место сложное международное положение СССР сыграло важную роль в вы боре варианта социалистических преобразований, основу которого со ставила ускоренная индустриализация и создание на этой основе мощ ной военной промышленности. Хотя непосредственная угроза войны намеренно преувеличивалась сталинским руководством, тем не менее оно осознавало, что рано или поздно придется воевать: это могло слу читься либо в результате вовлечения СССР в мировую войну, начатую империалистическими государствами, либо принять форму коалицион ной экспансии западных стран против СССР с целью искоренения ком мунизма и экономического порабощения богатой природными ресурса ми страны. Причем считалось, что войну против Советского Союза раз вяжут страны Антанты, а в первом эшелоне будут действовать грани чащие с СССР Польша, Румыния, прибалтийские страны и Финляндия.

Своеобразным переломным моментом во внешней политике СССР стал приход к власти в Германии в 1933 г. Гитлера. С этого времени в качестве носителя главной угрозы стала рассматриваться гитлеровская Германия: явная антисоветская направленность нацистской пропаганды, интенсивные военные приготовления Германии и ее союзницы – Япо нии не оставляли сомнений для советского руководства. В связи с этим намечается определенный отход советских руководителей от восприя тия капиталистического окружения как некоего монолитного блока им периалистических государств, разрабатывающих планы антисоветской интервенции и уничтожения «первого в мире государства рабочих и крестьян». Этот отход выразился в деятельности, развернутой совет скими дипломатами по двум основным взаимосвязанным направлениям:

1) достижение двусторонних соглашений о взаимопомощи с другими государствами, обеспокоенными ростом германской угрозы;

2) создание системы коллективной безопасности в Европе.

На первом направлении наибольший результат был достигнут во взаимоотношениях с Францией, для которой рост экономического и военного потенциала фашистской Германии представлял не меньшую угрозу, чем для СССР. Уже в 1933 г. имели место взаимные визиты во енных делегаций, в начале 1934 г. произошел обмен военно воздушными атташе между двумя странами, а в мае 1935 г. СССР и Франция пошли на подписание двустороннего договора о взаимной по мощи против агрессии сроком на 5 лет. Договор, однако, не был под креплен конкретными военными соглашениями, так как среди француз ских военных преобладало скептическое отношение к возможностям Красной Армии вести широкомасштабные наступательные операции.

Гораздо более медленно шло сближение СССР с Великобританией, также встревоженной возрождением германской угрозы, но привыкшей видеть в Советском Союзе своего главного внешнеполитического про тивника на протяжении последних полутора десятилетий. В 1933 г. был отменен эмбарго на ввоз советских товаров в Англию, в 1934 г. заклю чено торговое соглашение, в марте 1935 г. в СССР побывал лорд хранитель печати А. Иден. Подписанное по итогам этого визита англо советское коммюнике обязывало обе страны проводить политику мира и коллективной безопасности. В английском руководство, однако, пре обладали политики, полагавшие, что сближение с СССР не должно принимать характера конкретных взаимных военно-политических обя зательств с тем, чтобы не связывать Англии руки на случай, если Гитлер направит свою агрессию на Восток, тем более, что Гитлер не раз повто рял о необходимости «захвата нового жизненного пространства на Во стоке и его беспощадной германизации».

В планы СССР входило и налаживание взаимоотношений с США для оказания совместного противодействия агрессивным намерениям Японии на Дальнем Востоке. Однако после установления дипломатиче ских отношений в 1933 г., дальнейших серьезных прорывов во взаимо отношениях не было достигнуто, так как в политике американского правительства преобладали изоляционистские тенденции. Поэтому на Дальнем Востоке СССР был вынужден проводить осторожную полити ку, не исключавшую компромиссов с японцами. Так, в 1935 г. было за ключено соглашение, по которому СССР за смехотворную цену уступал КВЖД Маньжоу-Го – марионеточному государству, созданному япон цами на территории Маньчжурии после ее оккупации в 1932 г.

Важнейшим направлением внешней политики СССР после 1933 г.

стала деятельность по созданию системы коллективной безопасности в Европе. Наркоматом иностранных дел был разработан специальный план создания системы коллективной безопасности, который включал в качестве основных компонентов присоединение СССР к Лиге наций (ранее игнорируемой им как порождение империалистической Версаль ской системы), а также заключение в рамках этой организации соглаше ния о взаимной защите от агрессии. В декабре 1933 г. этот план был официально одобрен Политбюро ЦК ВКП(б).

Реализация плана началась со вступлением СССР в сентябре 1934 г.

в Лигу наций, где он был в качестве великой державы принят в посто янные члены Совета Лиги. Следующим шагом стал разработанный сов местно с французскими дипломатами проект так называемого Восточ ного пакта, по которому все государства Центральной и Восточной Ев ропы (включая Германию и СССР) должны были подписать соглашение с обязательством оказывать взаимную помощь тому из них, кто оказал ся бы жертвой агрессии. По замыслу авторов этого проекта, Восточный пакт должен был выполнить ту роль, которую для Западной Европы играли Локкарнские соглашения 1925 г. с их системой множественных гарантий послевоенных границ в этой части континента. Однако проект так и не был реализован из-за отказа Германии и Польши присоеди ниться к пакту, а также отрицательной позиции Англии, отнюдь не стремившейся к достижению политической стабильности в Восточной Европе, ибо это лишало ее выгодной роли арбитра в разрешении споров и противоречий между государствами в этом стратегически важном ре гионе Европы.

Неудача постигла и предложения СССР о принятии действенных коллективных санкций членами Лиги наций в связи с агрессией фа шистской Италии против Эфиопии в 1935 г., вводом Германией в нару шение Локкарнских соглашений своих войск в демилитаризованную Рейнскую область в марте 1936 г., аншлюсом Австрии в 1938 г. Англия, Франция, а за ними и большинство членов Лиги наций предпочли укло ниться от энергичных действий, демонстрируя, с одной стороны, неже лание связывать себя совместными военными акциями с СССР, а с дру гой – боязнь взорвать и без того хрупкий мир в Европе.

Не добившись сколько-нибудь серьезных результатов в создании си стемы коллективной безопасности, Советский Союз в одиночку пытался оказать помощь жертвам фашистской агрессии. Наиболее ярким приме ром является широкомасштабная поддержка, оказанная СССР респуб ликанскому правительству Испании в 1936–1938 гг. В Испанию была направлена группа военных советников (557 чел.), осуществлялись по ставки вооружения (в том числе танки, самолеты, артиллерийские ору дия), предоставлялись кредиты.

Не без влияния советского руководства в деятельность по оказанию помощи испанским республиканцам включился Коминтерн, под эгидой которого в Испанию стекались добровольцы из различных стран мира, объединявшиеся в интернациональные бригады, численность которых по разным источникам оценивалась от 20 до 40 тыс. чел., в том числе около 3 тыс. добровольцев из Советского Союза.

Сильнейший удар планам советского руководства по созданию си стемы коллективной безопасности в Европе был нанесен печально зна менитым Мюнхенским соглашением, давшим роковой импульс факто рам и событиям, приведшим Европу к войне. Значение Мюнхенского соглашения заключалось не только в том, что Англия и Франция посту пились интересами своего союзника – Чехословакии, согласившись на ее расчленение и передачу Германии Судетской области, но прежде все го в том, что его подписание фактически привело к развалу всей Вер сальской мирной системы, которая включала французские союзы с гос ударствами Восточной Европы, среди которых Чехословакия со своими оборонительными сооружениями на границе и хорошо отмобилизован ными 35 дивизиями представляла собой самую крупную военную силу на восточных границах Германии.

Историки по-разному оценивают причины, которые побудили Ан глию и Францию к подписанию Мюнхенского соглашения. Часть за падных историков полагают, что Мюнхен – это результат заблуждения правителей Франции и Англии, рассчитывавших, что можно умиротво рить агрессора за счет частичных уступок (Чемберлен утверждал в сво ем выступлении после возвращения из Мюнхена, что «отныне мир до стигнут на целое десятилетие»). Другие считают, что Англия и Франция вынуждены были пойти на соглашение с Гитлером, так как в разгар ста линских репрессий (которые охватили и армию) перестали видеть в СССР надежного и сильного в военном отношении союзника. Советская историография вслед за официальной точкой зрения характеризовала Мюнхенское соглашение как «сговор» против СССР, нацеленный на то, чтобы направить немецко-фашистскую агрессию на восток – против Советского Союза.

Все вышеперечисленные точки зрения содержат момент истины, по скольку Мюнхенское соглашение стало результатом сложного взаимо действия субъективных намерений, целей и заблуждений политиков, с одной стороны, и объективно существовавших противоречий между различными странами и социальными системами, с другой. Мюнхен ское соглашение, рассматриваемое Англией и Францией как акт, при званный «умиротворить» агрессора, на деле превратился в свою проти воположность, поощрив экспансионистские притязания фашистской Германии. К тому же, каковы бы ни были субъективные намерения англо-французской стороны, объективно агрессивная политика Герма нии ориентировалась этим соглашением в восточном направлении. Не случайно советским руководством это соглашение было расценено как имевшее антисоветскую направленность. После Мюнхена СССР факти чески лишался территориального заслона от фашистской Германии:

другие государства Восточной Европы (кроме Чехословакии) не распо лагали развитой промышленностью и сколько-нибудь значительной военной силой.

Не прошло и полугода, как Гитлер нарушил Мюнхенское соглаше ние. В марте 1939 г. он окончательно уничтожил Чехословацкое госу дарство, включив Моравию и Богемию в состав рейха, а Словакии оста вив лишь номинальную независимость под властью марионеточного правительства. Почти одновременно Германия аннексировала литов ский город Клайпеду, а Италия в апреле 1939 г. оккупировала Албанию.

Политика «умиротворения» агрессора потерпела крах, обнаружив свою полную несостоятельность.

В этих условиях правительства Англии и Франции под давлением общественности своих стран, требовавшей принять решительные меры против агрессивных поползновений фашистских государств, предпри няли шаги к началу переговоров с Советским Союзом по созданию си стемы коллективной безопасности. В ходе переговоров СССР настаивал на необходимости заключения не только тройственного соглашения, но и военной конвенции с обеспечением надлежащих условий для ее эф фективного применения (в частности, предоставления советским вой скам права на проход через территорию Польши для соприкосновения с германскими войсками в случае начала войны). Англия и Франция за няли более сдержанную позицию: они не хотели брать на себя обяза тельств помощи СССР в случае, если бы он был вовлечен в войну с агрессором – Германией в результате не прямого нападения, а «косвен ной агрессии» последней против прибалтийских государств и Финлян дии (например, организации там профашистских государственных пере воротов и пр.). Англия и Франция не оказали также должного нажима на своего союзника – Польшу с тем, чтобы побудить ее присоединиться к пакту о взаимопомощи и дать согласие на пропуск советских воору женных сил через свою территорию. Англо-французской стороной дол го оттягивалось начало переговоров по заключению военной конвенции с СССР, а когда эти переговоры начались в августе 1939 г. в Москве, то во главе военных миссий Англии и Франции были поставлены второ степенные фигуры, не имевшие необходимых полномочий для принятия решений. К тому же известно, что английское руководство, принимая участие в тройственных переговорах, одновременно по конфиденциаль ным каналам зондировало возможности для заключения соглашения с Германией о разделе сфер влияния.

В условиях, когда Франция и Англия показывали недостаточную склонность и политическое стремление к заключению соглашения того типа, который предлагал СССР (паритетные политические и военные обязательства с гарантией их реализации), советское руководство пошло на резкий поворот в своей внешней политике, заключив 23 авгу ста 1939 г. пакт о ненападении с фашистской Германией. Пакт преду сматривал, что подписавшие его стороны не будут участвовать в согла шениях и действиях, направленных против другой стороны. К договору прилагался также секретный протокол, о подписании которого тогда еще ничего не было известно, и факт подписания которого на протяже нии более чем четырех десятилетий замалчивался официальными совет скими властями и историографией. Секретный протокол устанавливал границы сфер влияния двух стран в Восточной Европе, при этом в «сферу интересов» СССР вошли страны Прибалтики (а по последую щим соглашениям и Финляндия), Западная Украина и Западная Бело руссия. Германия также заявляла о своем нейтралитете в вопросе о Бес сарабии, присоединение которой к Румынии никогда на признавалось советским правительством.

При жизни Сталина советско-германский пакт характеризовался со ветскими историками не иначе, как «мудрое решение вождя». После 1953 г. эта оценка была уточнена, и договор стал квалифицироваться как «вынужденный шаг» со стороны советского руководства, исчер павшего шансы на достижение договоренностей с Парижем и Лондо ном. Многие западные историки полагают, что советско-германский пакт о ненападении был результатом давнего стремления Сталина к со глашению с Германией, пронемецкой ориентации определенных кругов в правительстве и дипломатическом корпусе. После устранения полити ков, наиболее непримиримо относившихся к сближению с фашистской Германией – военачальников Тухачевского и Якира, наркома иностран ных дел Литвинова – сторонники сближения с Германией (среди кото рых прежде всего называется сменивший Литвинова на посту нарко миндел Молотов) получили свободу действий. Прогитлеровские симпа тии Сталина и его приближенных сторонники этой точки зрения объяс няют не только недоверием, порожденным продолжительным периодом конфронтации СССР с Англией и Францией в 20-е гг., но также прису щим советскому диктатору Сталину «франко-английским синдромом», порожденным их демократическим устройством. С этой оценкой соли даризируются и некоторые отечественные историки, как, например, М.И. Семиряга, полагающий, что «сталинский режим в политическом, да и в моральном плане был больше подготовлен к сговору именно с Гитлером». Английский историк Эдмонс считает, что главной причи ной, толкнувшей к соглашению двух диктаторов, стали их экспансио нистские устремления (Сталину, в частности, предоставлялся шанс установить контроль над западными территориями Российской импе рии, утраченными после Первой мировой войны и революции).

Советско-германский пакт о ненападении, по всей видимости, еще долгое время будет служить предметом дискуссий и споров исследова телей, во всяком случае до того момента, когда будут открыты для изу чения все документы, характеризующие намерения и поведение всех действующих лиц на внешнеполитической сцене кануна Второй миро вой войны. Однако уже сейчас, видимо, можно утверждать, что опреде ляющим фактором взаимоотношений СССР с западными странами был не выбор между демократическими и тоталитарными капиталистиче скими государствами (хотя между ними проводилось различие), а мотив недоверия ко всему капиталистическому миру в целом. Поэтому свое образной сверхзадачей советской внешней политики в 20–30-е гг. было стремление не допустить, чтобы новая война в Европе приобрела харак тер объединенной экспансии западных стран против СССР. Для того чтобы избежать создания единого антисоветского блока, советским ру ководством и дипломатией делалось все возможное, начиная от исполь зования межимпериалистических противоречий в 20-е гг. и кончая предложениями создать систему коллективной безопасности в 30-е гг.

Советско-германский пакт о ненападении вполне объясним с точки зрения идейно-политического противостояния СССР остальному миру:

в условиях неопределенной перспективы готовности к достижению с СССР договоренностей о взаимопомощи на равноправной основе одних «империалистов» – Англии и Франции, советское руководство пошло на соглашение с другим «империалистом» – Германией, планируя не допу стить начала мировой войны с нападения Германии и ее союзницы Япо нии на СССР (на Дальнем Востоке к моменту заключения советеко германского пакта еще не завершилось военное сражение с Японией на р. Хал-хин-Гол). Сталина больше устаивал вариант, когда война начи нается на Западе, и империалистические противники к моменту вступ ления в войну СССР обессилят друг друга в смертельной схватке. А это в свою очередь создаст условия не только для выполнения Советским Союзом выгодной роли арбитра, но и для возникновения революцион ной ситуации в Европе.

Когда говорят о выгодах, которые получил СССР от заключения пакта с Германией, то обычно приводят следующие аргументы: удалось отодвинуть на полтора года вступление СССР в войну и избежать вой ны на два фронта – против Германии и Японии – в ситуации, когда Красная Армия была дезорганизована в результате репрессий. В резуль тате реализации договора с Германией была расширена буферная зона на западных границах Советского Союза за счет присоединения При балтики, Западной Украины и Западной Белоруссии, Бессарабии.

Но с другой стороны, не лишены оснований суждения тех исследо вателей, которые полагают, что Сталин преувеличивал возможности для нападения на СССР, которыми располагал Гитлер в 1939 г. Сохрани лись свидетельства самих германских генералов о неготовности герман ской армии к широкомасштабной войне с СССР, не было в это время и разработанных планов боевых операций против Советского Союза. Во многом проблематичным остается и вопрос о возможности германского нападения на Польшу в случае, если бы советское руководство отказа лось заключить пакт с Германией (известно, как радовались Гитлер и его приспешники после получения известия из Москвы о заключении Риббентропом пакта с СССР: это позволяло им избежать войны на два фронта и тем самым открывало возможность целенаправленной агрес сии в Европе). Однако даже в случае, если бы германское нападение на Польшу все же состоялось, это могло бы вызвать сближение позиций сторон на советско-англо-французских переговорах, так как потреб ность в союзе с СССР у Парижа и Лондона значительно возросла бы из за неизбежного вовлечения в германо-польский конфликт в силу союз нических отношений с Польшей и предоставленных Англией польскому правительству еще в марте 1939 г. гарантий оказания помощи в случае агрессии.

В целом, сделанный Сталиным в августе 1939 г. выбор вряд ли был безошибочным, учитывая то обстоятельство, что в мировой политике определяющими были противоречия не между капитализмом и социа лизмом, на приоритетность которых ориентировалось сталинское руко водство, а между англо-французским блоком демократических госу дарств и фашистской Германией, приступившей к реализации своих планов достижения мирового господства. Непримиримость этих проти воречий делала маловероятной возможность создания единого антисо ветского блока капиталистических государств или масштабной войны в Европе, ограниченной лишь антисоветской направленностью.

Реализация пакта о ненападении и секретных протоколов к нему по влекла за собой целую цепь последующих внешнеполитических акций советского руководства, направленных на дальнейшее сближение с Германией и спровоцировавших изоляцию от остального мирового со общества. 28 сентября 1939 г. в Москве был подписан договор о дружбе и границах между СССР и Германией. Между двумя странами был за ключен также ряд соглашений экономического и торгово-кредитного характера. Во исполнение этих соглашений с августа 1939 г. по июнь 1941 г. Советским Союзом было размещено в Германии заказов на изго товление и поставку разного рода машин, станков, промышленного оборудования и военной техники на сумму 1215 млн марок;

почти по ловина этих заказов к началу войны была выполнена. Германия со своей стороны закупила в СССР промышленного сырья, нефтепродуктов, цветных металлов, леса, сельскохозяйственной продукции на сумму млн марок. Советское правительство разрешило Германии транзит стра тегического сырья из восточных стран, более того – цинк, каучук, хло пок, закупаемые СССР в Англии и США, также частично переправля лись в Германию, что во многом обесценивало экономическую блокаду Германии, введенную Англией и Францией с началом мировой войны.

Начавшаяся Вторая мировая война была оценена руководством и средствами массовой информации СССР как несправедливая и агрес сивная с обеих сторон, причем подчеркивалось, что ее главными зачин щиками являются Англия и Франция, которые по выражению Сталина, «грубо отвергали... мирные предложения Германии».

Метаморфозы сталинской внешней политики внесли смятение в ду ши и умы советских людей, привыкших в течение длительного времени видеть в германском фашизме своего главного врага. В кризисное со стояние попал Коминтерн, который в течение ряда лет рассматривал борьбу с фашизмом в качестве основной цели своей деятельности, а теперь был вынужден, следуя в фарватере советской политики, объ явить Вторую мировую войну «несправедливой и империалистической»

с обеих сторон, не отличающейся по своему характеру от Первой миро вой войны. В условиях широкого распространения антифашистских настроений в странах западной демократии такая позиция Коминтерна поставила компартии этих государств в положение общественной изо ляции (во Франции компартия даже была объявлена вне закона).

Непосредственным результатом реализации советско-германских договоренностей стала аннексия Советским Союзом территорий, кото рые в секретных протоколах были определены как зона его интересов.

После нападения Германии на Польшу и молниеносного разгрома поль ской армии советские войска по соглашению с правительством Герма нии оккупировали территории Западной Украины и Западной Белорус сии. Это произошло в нарушение Рижского мирного договора 1921 г. и советско-польского договора о ненападении 1932 г. Вторжение Красной Армии сопровождалось военными действиями (хотя и ограниченными), в ходе которых было взято в плен более 180 тыс. польских военноплен ных. В ряде городов западных районов Украины и Белоруссии еще до капитуляции Варшавы состоялись парады с участием германских и со ветских войск (немцы называли их «парадами победы»).

Присоединение прибалтийских государств, также вошедших по до говорам с Германией в зону советских интересов, было осуществлено в несколько этапов. Сначала угрозами и нажимом советское руководство навязало Эстонии, Латвии и Литве договоры о взаимопомощи, согласно которым государства Прибалтики предоставили СССР право размеще ния на их территории ограниченных воинских контингентов (по 20– тыс. чел.), а также строительства и использования военно-морских баз и аэродромов.

Решающий этап реализации планов присоединения Прибалтики начался после побед Германии на Западном фронте и разгрома Фран ции. У Гитлера теперь оставался только один крупный потенциальный соперник в континентальной Европе – Советский Союз, поэтому совет ское руководство поспешило укрепить свои западные оборонительные позиции за счет присоединения Латвии, Литвы и Эстонии. В ультима тивной форме руководство СССР потребовало от прибалтийских стран сформировать новые правительства, кандидатуры в члены которых бы ли одобрены советской стороной. Затем вновь образованным просовет ским правительствам было предложено провести новые парламентские выборы. Одновременно на территории Прибалтики были введены до полнительные крупные контингенты войск. В результате состоявшиеся в июле 1940 г. выборы проходили фактически в условиях военной окку пации, когда ограничивалась деятельность враждебных СССР полити ческих организаций. Вновь избранные сеймы приняли декларации об установлении советской системы и вхождении прибалтийских стран в состав СССР.

Таким образом, аннексионистские действия СССР в прибалтийских странах не встретили сколько-нибудь организованного сопротивления.

Это было связано со слабостью политических режимов в этих странах, не пользовавшихся широкой поддержкой населения из-за своей профа шистской ориентации и диктаторских методов управления. К тому же нужно учитывать, что в прибалтийских странах имелись определенные социальные и политические силы, которые выражали симпатию к СССР: коммунистические партии, значительная часть рабочих (антика питалистические настроения среди рабочих были особенно распростра нены в богатой революционным прошлым Латвии). Вместе с тем в этих странах достаточно ощутимым было и влияние сил, выступавших про тив советизации и ориентировавшихся на буржуазно-парламентский или социал-демократический вариант развития. Они согласились при знать влияние СССР лишь в форме военного и внешнеполитического протектората, с сохранением автономии в решении внутренних вопро сов. В ходе последующего осуществления национализации и аграрных реформ по советскому образцу все руководители потенциального со противления советскому варианту преобразований были арестованы и депортированы в отдаленные районы СССР.

Советизация была осуществлена и на территории Бессарабии, пере данной Румынией СССР в июне 1940 г. в удовлетворение ультиматив ного требования советского руководства.

Важным событием, обнаружившим недостаточную военную подго товленность СССР и осложнившим его внешнеполитическое положе ние, стала советско-финляндская война 1939–1940 гг., реальные собы тия и итоги которой долгое время замалчивались советской историо графией. Утверждалось, что война началась в результате провокацион ных пограничных действий со стороны Финляндии, тогда как на самом деле она была спровоцирована советским военным командованием, вы полнявшим волю политического руководства СССР, которое приняло решение путем войны достичь тех целей, которых не удалось достиг нуть дипломатическим давлением: добиться от финляндского прави тельства согласия на территориальные изменения, которые бы позволи ли отодвинуть на несколько десятков километров границу, проходив шую поблизости от Ленинграда, а также на предоставление СССР не скольких военных баз в Финском заливе для того, чтобы обезопасить морские подступы к одному из важнейших экономических и политиче ских центров страны.

В ходе советско-финляндской войны сталинским руководством был совершен целый ряд политических и военных ошибок. В частности, им было образовано альтернативное официальному так называемое вре менное народное правительство Финляндской Демократической Рес публики во главе с финским коммунистом секретарем Коминтерна О.

Куусиненом. Это правительство официально было признано правитель ством СССР, более того, с ним был заключен договор о дружбе и взаи мопомощи. Планировалось, что через две недели советские войска вой дут в Хельсинки и правительство Куусинена станет правящим.

Этот шаг Сталина сразу изменил характер войны в глазах мировой общественности: из конфликта по территориально-пограничным спорам она превращалась в войну за изменение политического строя в Финлян дии. Военная акция СССР была расценена как агрессия, и 14 декабря 1939 г. СССР был исключен из Лиги наций, что усилило его междуна родную изоляцию, в которой он оказался после заключения пакта с Германией.

К внешнеполитическим прибавились военные неудачи, порожден ные недооценкой противника и плохой обученностью войск Ленинград ского военного округа. Только после сосредоточения значительно пре восходящих сил при массированном применении артиллерии в крово пролитных боях удалось преодолеть главный оплот обороны финнов – линию Маннергейма. 11 марта 1940 г. Финляндия была вынуждена под писать мирный договор, по которому СССР делались более крупные территориальные уступки, чем те, которые запрашивались Москвой перед войной.

Таким образом, путем военных акций и дипломатического давления Советскому Союзу в 1939–1940 гг. удалось значительно расширить свой территориальный заслон от фашистской Германии на западе. Однако новые пограничные рубежи к началу войны с Германией не успели в достаточной мере укрепить, поэтому вновь приобретенные территории оказались утраченными уже в первые дни войны.

Обсуждение военно-политических проблем кануна Великой Отече ственной войны в современной историографии ведется во многом в рамках дискуссий, вызванных появлением книг В. Суворова «Ледокол»

и «День-М». В этих работах, написанных в жанре исторической публи цистики, автор выдвигает и пытается доказать версию о подготовке Сталиным и СССР нападения на фашистскую Германию. Эта версия вызвала неоднозначную реакцию со стороны историков. Часть из них отвергает ее, ссылаясь на противоречия, ошибки и неточности автора.

Другие, учитывая спорные и слабые положения этих книг, привлекают для анализа версии Суворова новые документальные материалы, кото рые подтверждают необходимость дальнейшей разработки этой темы. В последнее время в отечественной исторической литературе приведено немало новых данных, ставящих под сомнение представление о сугубо оборонительной военной доктрине Красной Армии. Отмечается, что оборонительный характер военной доктрины не препятствовал подго товке наступательных действий войск, а основным содержанием воен ных планов, основанных на наступательной тактике, было внезапное наступление на Германию в подходящий момент.

Окончательное решение этих вопросов возможно только после пол ного рассекречивания документов, способных представить во всех дета лях военные планы командования Красной Армии и политического ру ководства страны. Представляется, однако, что существование наступа тельных военных планов не должно трактоваться, как это иногда дела ется, как проявление внешнеполитической агрессивности СССР и со ветского руководства, поскольку реализация наступательных планов рассматривалась как своего рода упреждающий удар по агрессору.

Подведем итоги. Во внешней политике СССР в 20–30-е гг. можно выделить несколько периодов: 1) первая половина 20-х гг. – период определения и первых попыток претворения в жизнь основных принци пов, определявших содержание внешнеполитической деятельности со ветского руководства: принципов мирного сосуществования и проле тарского интернационализма;

2) конец 20-х – начало 30-х гг., когда наиболее наглядно проявилась несовместимость этих принципов, обу словившая противоречивость советской внешней политики и ослож нившая внешнеполитическое положение СССР;

3) 1933 – август 1939 гг.

– основным содержанием этого периода был не увенчавшийся успехом поиск Советским Союзом путей преодоления германской угрозы через создание системы коллективной безопасности в Европе;

4) август 1939 – июнь 1941 гг. – резкий поворот к соглашению с Гитлером, порожден ный приматом классово-идеологических подходов и пренебрежением демократическими ценностями со стороны советского руководства.

Тактический выигрыш в виде оттяжки на полтора года вступления в войну, полученный СССР от использования противоречий между капи талистическими государствами, так и не был в полной мере использован сталинским руководством: Советский Союз не успел должным образом подготовиться к войне, а Германия, начиная войну против СССР в июне 1941 г., располагала (в отличие от 1939 г.) почти всем экономическим и военным потенциалом завоеванной ею Европы. В стратегическом от ношении избранный Сталиным в 1939 г. курс на сближение с фашист ской Германией был маловыигрышным, поскольку обрек СССР на меж дународную изоляцию, в состоянии которой он и вступил в войну в июне 1941 г. Это обстоятельство было одной из важнейших причин во енных неудач СССР на начальном этапе войны, позднего открытия вто рого фронта против Германии и ее союзников в Европе.

Рекомендуемая литература 1. Боффа Дж. История Советского Союза. Т. 1. М., 1990. С. 189–204, 312–328, 433–449, 540–561.

2. Бобылев П.Н. Точку в дискуссии ставить рано. К вопросу о планировании в Генштабе РККА возможной войны с Германией в 1940–1941 гг. // Отечествен ная история. 2000. №1.

3. Готовил ли Сталин наступательную войну против Гитлера? Незапланиро ванная дискуссия : сб. материалов. М., 1995.

4. Донгаров А.Г., Пескова Г.Н. СССР и страны Прибалтики (август 1939 – ав густ 1940) // Вопросы истории. 1991. №1.

5. Нежинский Л.И. Была ли военная угроза СССР в конце 20-х – начале 30-х годов // История СССР. 1990. №6.

6. Открывая новые страницы. Международные вопросы: события и люди. М., 1989.

7. Россия и Запад: Формирование внешнеполитических ориентиров в созна нии российского общества первой половины ХХ века. М., 1998.

8. Семиряга М.И. Сговор двух диктаторов // История и сталинизм : сб. статей.

М., 1991.

9. Советская внешняя политика. 1917–1945. Поиски новых подходов. М., 1992.

10. Шевяков А.А. Советско-германские экономические отношения в 1939– 1941 годах // Вопросы истории. 1991. №4–5.

11. Эдмонс Р. Начало войны. 1939 год // Вопросы истории. 1989. №10.

Тема Великая Отечественная война 1941–1945 гг.

Вокруг этой темы идет острая идеологическая борьба, которая отра жается и на ее исследовании. Изучение истории Великой Отечественной войны на расширенной документальной базе и с обновленной методо логией требует нового ее осмысления. Сейчас в печати появляются са мые разноречивые характеристики событий войны и ее значения. Дале ко не все они справедливы, но и многие старые оценки не выдержали проверки временем и нуждаются в пересмотре и корректировке.

В течение длительного времени история Великой Отечественной войны освещалась в парадно-официальной трактовке. Победа советско го народа и ее всемирно-историческое значение часто заслоняли собой трагедийность войны и страдания народа. Конечно, нельзя согласиться с очернительством истории, необходимо защищать правду об этой войне и бороться с любыми попытками исказить эту правду, унизить и оскор бить память защитников Родины. Тяжело видеть героев, которых назы вают преступниками, и преступников, прославляемых как героев. Но история войны должна освещаться такой, какой она была, а не такой, какой хотелось ее знать, т.е. правдивой. Историю необходимо изучать во всей ее сложности, предметом анализа должны быть не только побе ды, но и неудачи, поражения советских войск. И этим мы не обидим советских людей, которые сражались на фронтах и погибли в эти годы, героически трудились в тылу.

С другой стороны, на изучение истории Великой Отечественной войны сейчас немалое влияние оказывают оценки западной историо графии, сложившиеся в период «холодной войны», в которых война между СССР и Германией представлялась как столкновение за мировое господство двух жестоких и кровавых тоталитарных режимов. В ней характерно стремление принизить роль СССР в достижении победы и показать, что главные события в ходе Второй мировой войны проходи ли в Африке, Атлантике, на Тихом океане, на Западном, а не на Восточ ном фронте. Война рисуется в виде подвигов западных воздушных асов, шпионов и диверсантов, и в ней нашей стране почти не находится ме ста. Она изображалась как «джентльменская» – на Западе, и как «крова вая резня» – на Востоке. И сейчас победители в «холодной войне» стре мятся навязать свои представления нашей историографии. В связи с этим идет целый поток различных «разоблачений» и «открытий», сме щений акцентов, а часто и попыток «переворачивания» всей советской историографии Великой Отечественной войны.

Раньше в нашей литературе господствовал целый ряд «заповедей», которые считались нерушимыми: война СССР была народной и свя щенной;

в ней советский народ защищал Родину и социализм;

победа была завоевана под руководством коммунистической партии и благода ря преимуществам советского строя. Сейчас эти положения многими осмеиваются и не признаются. С другой стороны, существует и литера тура «патриотическая», в той или иной мере отстаивающая прежние оценки войны и причины победы СССР в ней. В ней осуждается «очер нительство» в освещении войны СССР, которое воспринимается как стремление «зачеркнуть» оставшееся последнее «героическое поле» из советского прошлого.

Особенная острота характерна для освещения начального периода войны и ее подготовки. Здесь много предположений и спекуляций. Сре ди выдумок наиболее популярна о том, что Гитлер начал лишь превен тивную войну, чтобы предупредить агрессию, которую готовил Сталин.

При этом оставляется в стороне то, что Гитлер до нападения на СССР уже подчинил себе всю Европу, оккупировал Францию, вел войну про тив Англии и Франции. Дело, однако, даже не в планах, а в том, что именно Гитлер напал на СССР, а не наоборот. Широкое распростране ние в современной отечественной литературе получила также пришед шая с Запада концепция равной ответственности Гитлера и Сталина за развязывание Второй мировой войны. Однако в годы войны западные страны встали на стороне именно Советского Союза, в котором они увидели своего естественного союзника и участника антигитлеровской коалиции.

Таким образом, историография Великой Отечественной войны в настоящее время развивается по-прежнему в условиях острой идеологи ческой борьбы и в значительной степени несет на себе ее отпечаток.

Принципиально важным является вопрос о характере войны для во юющих сторон. Он в значительной мере определялся целями агрессора – гитлеровской Германии, которая руководствовалась в отношении СССР нацистской доктриной. Последняя характеризовалась человеко ненавистническими идеями, имела задачу порабощения славянских народов и ликвидацию их государственности.

В планы фашистов входило расчленение и ликвидация СССР, обра зование на ее территории 4-х германских провинций. Москву, Ленин град, Киев и ряд других городов планировалось взорвать и полностью стереть с лица земли. От солдат вермахта требовали беспощадного уни чтожения не только воинов Красной Армии, но и гражданского населе ния.

Завоевав советскую территорию, нацисты предполагали подвергнуть ее немецкой колонизации, а ее ресурсы обратить на нужды Германии.

Они собирались 30–40% населения выселить за Урал, 10–15% – ассими лировать, «онемечить», а остальных – истребить, уничтожая ежегодно 3–4 млн чел. Население СССР предполагалось использовать в качестве дешевой рабочей силы, главным образом на строительстве дорог. Ему не положено было иметь никакого образования, а лишь умение читать дорожные знаки.

Своей целью номер один нацисты считали уничтожение в СССР большевизма, коммунизма и советского строя, который они называли «еврейско-большевистским режимом». Это, кстати, решает возникаю щие сейчас споры, была ли это война двух общественных систем или лишь война национальная.

За современными бесконечными спорами о том, какие причины нападения гитлеровской Германии были главными – идеологические или, может быть, экономические – на первом плане, однако, встает гит леровская программа расово-идеологической войны на уничтожение СССР и существующего в нем советского строя.

Война со стороны Советского Союза носила справедливый, освобо дительный, народный характер. Термин «Великая Отечественная вой на», который некоторые считают «советским идеологическим штам пом», в действительности выражает ее настоящую и глубинную сущ ность, хотя война эта была самой ужасной в истории, и в ней все было, в том числе и тяжелые, мрачные стороны.

Для организации отпора фашистским агрессорам в стране был про веден ряд мобилизационных мер. Надо было резко изменить весь уклад жизни народа. На всей территории страны было объявлено военное по ложение и проведена массовая мобилизация в армию. Была создана Ставка Верховного Командования. Усиливается централизация власти, прежде всего в руках Сталина. С августа 1941 г. Сталин стал Верхов ным Главнокомандующим.

Правительство и ЦК ВКП(б) направили директиву партийным и со ветским организациям прифронтовых областей, в которой содержались конкретные указания по мобилизации всех сил народа на разгром врага.

Она сыграла большую роль, хотя и запоздала. Она не могла быть полно стью реализована из-за того, что военно-мобилизационные планы в предвоенные годы не готовились серьезно. Был создан Государствен ный Комитет Обороны (ГКО). На местах ГКО опирался на разветвлен ный партийный и советский аппарат. Началась огромная работа по пе реустройству всего хозяйства. В районах боевых действий и прифрон товой полосе вводилось военное положение, а в случаях непосредствен ной угрозы – осадное положение, при котором нарушители порядка не медленно привлекались к суду Военного трибунала, а провокаторы, па никеры, шпионы, распространители слухов подлежали расстрелу на месте. Было принято постановление ГКО о формировании народного ополчения, в которое сразу записалось до 1 млн чел. (было создано око ло 60 дивизий). Создавались истребительные батальоны для охраны заводов, мостов, учреждений (в них состояло более 300 тыс. чел.). В Красной Армии был восстановлен институт военных комиссаров и должности политруков, которые отвечали за политическое воспитание бойцов, контролировали выполнение приказов командования.

Происходит ужесточение режима, в том числе усиление репрессив ных и карательных мероприятий. Провалы и поражения в начале войны приводят к поиску виновников и к новой волне репрессий.

Большинство советских людей не сразу осознали смертельную опас ность, нависшую над страной. Сказывалась предвоенная пропаганда, внушавшая, что война, если она будет развязана неприятелем, будет вестись только на его территории и быстро закончится его разгромом, что на защиту СССР – первого социалистического государства – под нимутся трудящиеся напавшей страны, в том числе и Германии. Только после выступления Сталина по радио 3 июля 1941 г. люди почувствова ли реальную остроту ситуации. Сталину пришлось отступить от «шап козакидательских» обещаний и признать горькую правду о том, что в результате боев в первые дни войны Красная Армия уступила врагу огромную территорию.

В стране наблюдался всеобщий патриотический подъем, у зданий военкоматов выстраивались очереди добровольцев, готовых идти на фронт. Были, конечно, и недовольные политикой государства и репрес сиями, были враги советского строя, трусы и предатели, но в годы вой ны реальным фактом являлось единство народа и власти. Патриотизм советских людей, их готовность встать на защиту страны компенсиро вали недостатки руководства высших органов власти, из-за которых страна встала на грань гибели. Но в начале войны многие находились в растерянности и замешательстве, распространялись различные демора лизующие слухи.

На всем протяжении фронта, часто под обстрелом, миллионы людей рыли окопы, строили оборонительные сооружения. Создавалось народ ное ополчение и рабочие отряды. Миллионы юношей и девушек добро вольно ушли на фронт. По всей стране собирались средства в фонд обо роны. Большую патриотическую роль играла православная церковь и другие религиозные объединения.

Одним из наиболее болезненных и остро обсуждающихся в нашей историографии является вопрос о причинах поражения Красной Армии в начальный период войны. В свое время Сталин, стремясь снять вину с себя, объяснял их внезапностью и вероломством нападения Германии, «кутузовской тактикой отступления», вынужденной перед лицом пре восходящего противника. В дальнейшем, при Хрущеве, отступление объявлялось виной Сталина, а еще позже – просчетами военного коман дования. В годы «перестройки» снова возобновилась теория о Сталине как главном виновнике поражений, а затем таким виновником стала считаться советская общественная и политическая система, приведшая к бессмысленным жертвам в годы войны. Что бы ни говорилось, следует признать, что успехи гитлеровцев в начале войны были неизбежны. Они были предопределены превосходством военно-экономического потен циала Германии, военным опытом наступления (Германия перед этим уже вела несколько лет войну в Европе и покорила целый ряд стран), лучшей отлаженностью управления войсками, более высокой подготов кой командного состава. Но самое главное – преимуществом первого и внезапного удара.

Наиболее тяжелым для советского народа и Красной Армии был начальный период войны – лето и осень 1941 г., а также лето 1942 г.

Несмотря на героическое сопротивление (Брестская крепость, Смолен ское сражение, оборона Ленинграда, бои за Одессу), Красная Армия потерпела ряд сокрушительных поражений. За первые три недели армии агрессора продвинулись в глубь страны на 350–600 км. Враг захватил много боевой техники и оружия, запасов продовольствия. Сотни тысяч человек попали в плен. Сталин пытался переложить ответственность за поражения на отдельных военачальников, был казнен «за измену Ро дине» командующий Западного фронта Герой Советского Союза гене рал Д.Г. Павлов и некоторые его заместители. Этот процесс посеял еще большую неуверенность в среде военного руководства Красной Армии, которому и так не хватало самостоятельности и активности.


Поражения советских войск в начале войны были очень серьезными и принесли тяжелейшие потери, которые долгое время у нас скрыва лись. Из 170 дивизий Красной Армии, имевшихся к началу войны на западной границе, полностью были выведены из строя 28, а 70 дивизий очень сильно обескровлены. С июня по декабрь 1941 г. армия и флот потеряли убитыми, умершими от ран, оказавшимися в плену и пропав шими без вести 3183 тыс. чел. С каждым месяцем сопротивление совет ских войск усиливалось, и в ходе обороны они нанесли врагу огромный урон. К концу апреля 1942 г. общие потери только сухопутных войск вермахта превысили 1,5 млн чел. Он лишился 4 тыс. танков и штурмо вых орудий, около 7 тыс. самолетов (до конца 1942 г.). Это почти в 5 раз превышало потери гитлеровцев в западных странах.

В современной отечественной историографии особо выделяется этап войны, относящийся к лету 1942 г. Ранее советские историки обычно его обходили, так как тяжелые поражения Красной Армии в это время не «укладывались» в существовавшую концепцию истории войны.

В результате ошибочного решения Сталина, принятого им, как счи тают, под влиянием дезинформации гитлеровской разведки и противо речившего предложениям Генерального Штаба Красной Армии о плане глубокой обороны, были предприняты крупные наступательные опера ции, завершившиеся поражением (Любаньская операция, наступление в Крыму и под Харьковом).

Многие годы скрывалась тяжелая правда о Любаньской операции по прорыву блокады Ленинграда. Главную роль в ней играла 2-я ударная армия Волховского фронта, которой командовал способный генерал Власов, считавшийся любимцем Сталина. Армия была окружена, и вы рваться из «котла» смогли лишь очень немногие. Вина за поражение лежит не только на 2-й армии. Она не обладала необходимой для реше ния задачи мощью и не получила реальной помощи от Ставки. Сама Любаньская операция, как считают некоторые исследователи, была за думана волюнтаристски, без учета реальных возможностей войск: они действовали без поддержки авиации и танков, в армию был включен целый кавалерийский корпус, непригодный для действий в условиях лесной местности с полутораметровым снегом и не замерзшими под ним болотами. Тяжелую участь армии усугубило то, что сам Власов сдался в плен, стал предателем, перешел на сторону гитлеровцев и со здал так называемую Русскую освободительную армию (РОА). Он наде ялся сыграть на антисталинских настроениях советских людей и толк нуть их на сотрудничество с фашистской Германией. В его армию во шли многие растерявшиеся и измученные пленные, но в ней было нема ло и убежденных противников советской власти и сталинизма.

Подавляющее же большинство воинов 2-й армии и армия в целом честно выполнили свой воинский долг, героически сражались до по следнего момента. Но даже на прорвавшихся из окружения на долгие годы легла печать недоверия и обвинений в предательстве, клеймо «власовцев».

Летом 1942 г. немецко-фашистские войска заняли Донбасс, овладели Ростовом-на-Дону и начали движение на Волгу и Северный Кавказ. Ни когда в истории армия нашего государства не отступала так далеко в глубь страны. Над страной нависла смертельная опасность. В этих усло виях появился приказ Верховного Главнокомандующего от 28 июля 1942 г. №227 «Ни шагу назад!». В нем вина за неудачи и военные ошиб ки возлагалась на Красную Армию. Приказ вводил жесткие наказания за отступление без распоряжения свыше. Допустившие это командиры и комиссары объявлялись предателями Родины. Позади неустойчивых частей могли выставляться заградительные отряды, создавались штраф ные батальоны и роты из числа «провинившихся в нарушении дисци плины по трусости или неустойчивости», чтобы «дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной». Этот приказ в наши дни нередко расценивается как преступный. Он был репрессив ный по своей сути, но был направлен на то, чтобы остановить наступле ние гитлеровцев. Несмотря на жесткие меры, он вносил уверенность, что соседние части не будут отступать, и тем уменьшалась опасность окружений, которые деморализовали войска.

Но характеризовать начальный период войны лишь как время одних неудач Красной Армии неправильно, этим искажалась бы действитель ная картина самоотверженной борьбы советских людей против окку пантов. Уже в это время гитлеровская Германия столкнулась в нашей стране с ожесточенным сопротивлением, какого она не знала нигде, хо тя покорила практически всю Западную Европу. Защитники Брестской крепости, оказавшейся в глубоком тылу у немцев, держали оборону в течение месяца, борясь фактически до последнего человека. На смолен ском направлении развернулось сражение, в котором принимало уча стие несколько армий и которое продолжалось около двух месяцев.

Длительную героическую осаду, в обстановке голода и исключительных трудностей для населения, держали советские войска в Ленинграде. Бои шли на ближних подступах к городу, и немцы вели артиллерийский об стрел по улицам города. Много недель шла героическая оборона Одес сы. На различных участках Восточного фронта Красная Армия нанесла мощные контрудары. Немецкие войска за все время войны в Европе не несли таких больших потерь.

Исключительно важное военное и морально-политическое значение имела битва и разгром немецко-фашистских войск под Москвой в де кабре 1941 г. С сентября по декабрь 1941 г. Красная Армия вела здесь тяжелейшие оборонительные бои, потеряв в них свыше 514 тыс. чел., т.е. около 10 тыс. в среднем за сутки. Гитлер уже заявлял об окончании войны, и была подготовлена саперная команда для разрушения Москвы.

В начале декабря советские войска перешли в контрнаступление.

Враг был отброшен от Москвы на 100–200 км, и наши солдаты освобо дили Калинин (Тверь) и Калугу. Непосредственная угроза столице была устранена. Фашисты потеряли под Москвой более 500 тыс. чел., танков, 2500 орудий, более 25 тыс. машин и другой техники. Таких по терь фашистская армия до этого не знала. Это было первое крупное во енное поражение Германии во Второй мировой войне. Разгром немецко фашистских войск означал крах гитлеровского плана «молниеносной войны».

В писаниях немецких генералов содержится масса сетований на «ге нерала Зиму», варварскую страну Россию, где все не так. Но гитлеров цы, рассчитывая на молниеносную войну, к каким они привыкли в Ев ропе, не подготовились к ведению военных действиях в зимних услови ях. А самое главное: они не рассчитали на такую организованность со ветского военного командования и необычайно огромную силу сопро тивления Красной Армии, которая оказалась способной не только обо роняться, но и сама перейти в наступление. Конечно, и в этих победах советских войск было не все так гладко. В современных публикациях, стремящихся представить эти события всесторонне, обращается внима ние и на неудачные наступательные операции Красной Армии, прове денные под впечатлением январской победы 1942 г. для того, чтобы закончить разгром врага. Это наступление, недостаточно подготовлен ное, началось 9-ю фронтами в полосе около 2000 км, но не было успеш ным и привело к большим жертвам. Оно показало, что Красной Армии еще недоставало опыта крупных наступательных действий, отставало и ее техническое обеспечение.

Началу коренного перелома в ходе войны, т.е. перехвату не времен ной, а постоянной, стратегической инициативы, положила Сталинград ская битва. Благодаря исключительной стойкости Красной Армии, со ветское командование смогло в оборонительных боях измотать и обес кровить противника, а затем подготовить наступление. Советские вой ска перешли в контрнаступление 19 ноября 1942 г. и 23 ноября замкну ли в кольцо окружения 22 фашистских дивизии, численностью более 300 тыс. чел. 2 февраля 1943 г. эта группировка была ликвидирована.

Остатки 6-й немецкой армии (91 тыс. чел.) во главе с командующим генерал-фельдмаршалом Ф. Паулюсом сдались в плен. В результате дальнейших успешных действий Красной Армии зимой и весной про тивник был отброшен на 600–700 км. «Поражение под Сталинградом, – писал гитлеровский генерал фон Вестфаль, – повергло в ужас как немецкий народ, так и его армию. Никогда прежде за всю историю Гер мании не было случая столь страшной гибели такого количества войск».

Победа под Сталинградом оказала большое влияние на общее изме нение военно-политического положения в мире в пользу антигитлеров ской коалиции, воспрепятствовала выступлению против СССР Турции и Японии, явилась мощным стимулом роста движения сопротивления агрессорам в Европе и Азии.

В развернувшейся летом 1943 г. Курской битве, одной из крупней ших в истории, на линии фронта примерно в 500 км сражалось около млн чел., свыше 13 тыс. танков, до 12 тыс. самолетов. В районе Прохо ровки развернулось крупнейшее в истории войн танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало около 1200 танков. Гитлер прида вал исключительно большое значение Курской операции. Он завил:

«Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира». В Кур ской битве во всей силе проявилось превосходство стратегического и тактического руководства операциями советского командования. Побе да под Курском, а затем и битва за Днепр завершили коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны. Происходил коренной перелом и во Второй мировой войне в целом, и события на советско-германском фронте играли определяющую роль в этом. В оккупированных странах наступил новый этап освободительной войны против фашизма. Начался распад фашистского блока. В 1943 г. из войны была выведена Италия.


На завершающем этапе войны, в 1944–1945 гг., советская армия про вела ряд крупнейших военно-стратегических операций, в результате которых к лету 1944 г. была освобождена вся территория СССР и стра ны Восточной Европы: Румыния, Болгария, Югославия, Венгрия, Польша, Чехословакия. Победа была достигнута благодаря беспример ному героизму советских воинов.

Выполняя свой союзнический долг, СССР 8 августа 1945 г. вступил в войну с милитаристской Японией, союзницей гитлеровской Германии.

Наступление Красной Армии, продолжавшееся 24 дня, явилось важ нейшим фактором, который вынудил японское правительство капиту лировать.

В завершающем этапе Великой Отечественной войны имеется ряд важных моментов, которые требуют внимания современных историков, так как они до этого либо затенялись, либо искажались, а теперь нахо дятся в центре острой научной и политической борьбы. Один из них – взаимоотношения с Польшей и, в частности, Варшавское восстание 1944 г. После вступления советских войск в Польшу Польский комитет национального освобождения (ПКНО) был поддержан советским пра вительством в качестве органа администрации на освобожденной терри тории и противопоставлялся лондонскому эмигрантскому правитель ству Польши. Последнее имело Армию Крайову. Советское руковод ство в качестве предварительного условия урегулирования советско польских отношений выдвигало разоружение этой армии.

1 августа 1944 г. силы, контролируемые лондонским правитель ством, подняли в Варшаве антифашистское восстание, поддержанное большинством варшавян. Руководители восстания имели авантюрную цель не только освобождения города от гитлеровцев, но и своего утвер ждения в нем до вступления в город советских войск. Гитлеровцы же стоко подавили восстание и превратили Варшаву в руины. В западной печати часто утверждается, что советское командование преднамеренно остановило наступление на Варшаву и оставило восставших без помо щи. Но в действительности такое внезапное и неподготовленное наступление тогда было невозможно. Даже Типпельскирх, авторитет ный германский военный историк, считал, что к этому моменту «сила русского удара уже иссякла».

На оккупированной советской территории гитлеровцы осуществляли чудовищный план ликвидации нашей страны как целого, уничтожение или выселение миллионов людей, онемечивание культуры, беспример ный грабеж богатств страны. С фашистских солдат и офицеров правя щие круги Германии сняли всякую ответственность за любые преступ ления по отношению к советским гражданам. На принудительные рабо ты в Германию, фактически в рабство, было отправлено около 5 млн чел., в первую очередь из молодежи. Были созданы лагеря смерти и концлагеря, тысячи тюрем и гетто. От массовых зверских расправ по гибли миллионы мирных людей. Особая тяжесть пала на советских во еннопленных. Поголовному уничтожению, по законам гитлеровцев, подвергались политработники, коммунисты, комсомольцы и советские активисты. Часть военнопленных, не выдержав тяжестей испытаний, выпавших на их долю, перешли на службу к немцам, вступали во вла совскую РОА. Но большинство пленных не сломились, а многие про должали борьбу. В августе 1942 г. немцы организовали встречу Власова с находившимися в плену советскими генералами, но никто из них, не смотря на угрозу своей жизни, не изменил Родине. Генерал-майор П.Г. Понеделин на предложение Власова плюнул ему в лицо;

генерал лейтенант М.Ф. Лукин просто отвернулся от Власова и заявил немецко му офицеру, что предпочитает оставаться в лагере военнопленных.

Предложение Власова отвергли бывший командующий 5-й армией М.И. Потапов, генерал-лейтенант Д.И. Карбышев, генерал-майор Н.К. Кириллов и др.

Гитлеровская Германия возлагала большие надежды на возможный национальный раскол и вражду народов СССР. С целью настроить каза ков против советской власти гитлеровцы сформировали особый казачий корпус, во главе которого поставили бывшего белого генерала П. Краснова, впоследствии захваченного в плен и преданного советско му суду. В корпусе оказалось около 20 тыс. чел., а большинство казаков сражалось в Красной Армии.

Оккупанты опирались на некоторые националистические силы на Украине и в Белоруссии. Сейчас об этом пишут много и по-разному.

Бандеру и Мельника, лидеров Организации Украинских Националистов (ОУН), нередко называют национальными героями, родоначальниками современной суверенизации Украины;

им ставятся даже памятники.

ОУН вела борьбу на два фронта: против немцев и советской власти, но получалось, что в основном против Красной Армии. Это шло вразрез с общенациональными освободительными интересами народов, в том числе украинцев и белорусов, затрудняло изгнание оккупантов. Часть оуновцев добровольно служила в эсэсовской дивизии «Галичина» и участвовала в карательных экспедициях.

Определенное влияние гитлеровская пропаганда имела на Северном Кавказе, в Калмыкии, Крыму. Но группы населения этих районов, пе решедшие на службу немцев, не поддерживались народами в целом, поэтому были неоправданными и преступными репрессии сталинского режима против них.

Всего, по данным западных ученых, за время войны вооруженную поддержку оккупантам оказали 1 млн чел. Среди причин этого была и сталинская политика, форсированная коллективизация, массовые ре прессии, несогласие с советской властью. Но предательство всегда счи талось в народе тягчайшим преступлением. Надеждам Гитлера на наци ональный раскол СССР не суждено было сбыться. Во время войны ярко проявились единство и дружба народов.

На оккупированных территориях развернулась массовая всенародная партизанская борьба против врагов, в которой участвовало около мил лиона человек и более 6 тыс. партизанских соединений. Действовали партийные органы, выступившие организаторами сопротивления. Пер вое время в руководстве страны имелось некоторое недоверие к парти занскому движению, внушаемое Берией. Но, хотя и с опозданием, мая 1942 г. создается Центральный штаб партизанского движения во главе с первым секретарем ЦК КП(б) Белоруссии П.К. Пономаренко.

Партизанское движение становилось все более мощным, создавались целые партизанские соединения, в тылу врага возникали большие осво божденные районы. Акции партизан отражались на мирном населении, на которое гитлеровцы обрушивали свой террор. В связи с этим сейчас в печати можно встретить рассуждения о том, что партизаны приносили бедствия населению (так, например, писалось о Зое Космодемьянской).

Но в действительности народ всеми силами поддерживал партизан и стремился к своему освобождению, несмотря на все лишения.

Уже к концу 1941 г. на оккупированной территории действовало около 2 тыс. партизанских отрядов. Массовое партизанское движение развернулось на Смоленщине, Брянщине, Орловщине, на Украине, в Крыму. В Брянских лесах партизаны создали свой партизанский край, свободный от оккупантов. Со второй половины 1942 г. партизаны нача ли совершать боевые рейды по тылам оккупантов. Особенно прослави лись рейды Ковпака и Сабурова. В августе–сентябре 1943 г. была про ведена крупная партизанская акция под названием «рельсовая война», а второй ее этап был назван «Концерт». Только в ночь с 15 на 16 сентября на железных дорогах Белоруссии было осуществлено 1103 взрывов рельсовых путей, 65 тяжелых крушений поездов, 38 нападений на поез да, 117 заграждений путей. Пропускная способность железных дорог сократилась на 35%. Для борьбы с партизанами гитлеровцы вынуждены были использовать не только подразделения СС и СД, вспомогательные отряды из местных жителей, но и регулярные войска (осенью 1942 г. – целых 24 дивизии). Каратели действовали с крайней жестокостью, со жгли сотни деревень, уничтожили сотни тысяч человек.

Победа Советского Союза в войне была достигнута не только на ее фронтах. «Магнитогорск победил Рур» – так оценивают достижения советской военной экономики некоторые современные исследователи на Западе. Была осуществлена перестройка всего народного хозяйства на военный лад, которая означала тотальную мобилизацию экономики на нужды фронта. В первые месяцы войны оказались захваченными крупные промышленные и сельскохозяйственные центры, нарушились сложившиеся производственные связи. Была предпринята беспримерная в истории по своим масштабам эвакуация и перебазировка в Поволжье, на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию промышленных предприятий, сель скохозяйственного имущества (скота, хлеба), институтов, государствен ных учреждений, больниц. Эвакуировалось население, производствен ные, научные и культурные кадры. К концу 1941 г. было перебазирова но на Восток 2500 предприятий, организованно эвакуировано около млн чел. Эта колоссальная работа оказалась под силу воюющему народу и государству и была одним из главных компонентов Победы.

После спада в 1941 г. произошел скачок в оборонном производстве.

За военные годы в СССР было произведено: орудий и минометов – тыс. (в Германии – 398 тыс., в США – 651 тыс.), танков и самоходных орудий – 109 тыс. (в Германии – 46 тыс., в США – 99 тыс.), боевых са молетов – 115 тыс. (в Германии – 89 тыс., в США – 192 тыс.). Танки Т 34, самолеты ИЛ-2, боевые машины реактивной артиллерии БМ- («катюши») и многие другие образцы советской боевой техники по сво им качествам не имели себе равных. К 1944 г. на каждый произведен ный в Германии танк приходилось два советских, на каждые два немец ких самолета – три советских. Сельское хозяйство страны заготовило в 1941–1944 гг. 4312 млн пуд. зерна и 5000 тыс. т мяса. Это был трудовой подвиг народа, и трудно измерить его величие.

История тыла военных лет полна бесчисленными примерами высо кого патриотизма и самоотверженности в труде. Формировались брига ды, боровшиеся за звание фронтовых. Остаются и в наше время много численные трудовые рекорды, намного превышавшие даже довоенные стахановские, когда нормы выработки превышались в 2, 3, 5, 10 и более раз. Причем часто это делали старики, подростки, женщины. Разверну лось движение скоростников, многие овладевали смежными професси ями. На заводах рабочие после смены часто и спали в цехах, не уходя домой, чтобы после такого отдыха снова приступить к работе. Но не следует прибегать к идеализации жизни тыла, как это делалось истори ками раньше. Не все держалось на самоотверженности. Государством были приняты и суровые чрезвычайные меры, ужесточавшие производ ственную дисциплину. Вводились сверхурочные работы. Самовольный уход с военных предприятий рассматривался как дезертирство. Прово дились трудовые мобилизации. В колхозах был увеличен по сравнению с предвоенным обязательный минимум трудодней, причем значительно – в 1,5 раза. Колхозники и их семьи, не выработавшие минимума тру додней, предавались суду.

Вместе с рабочими и крестьянами самоотверженно трудилась и со ветская интеллигенция. В духовном противостоянии агрессорам особую роль играла наша культура.

В советской литературе многие годы очень осторожно затрагивалась тема о положении населения в годы войны. На людей обрушились по истине безграничные бедствия и лишения. Народ жил в острой нужде, многие семьи голодали, нечего было есть, не было одежды. Продоволь ственное снабжение городского населения осуществлялось по карточ кам. Не хватало буквально всего, вплоть до спичек, соли. В сельской местности продовольственные карточки не вводились, и хотя население здесь само было занято производством продовольствия, но его целиком сдавали государству, и многие семьи не имели даже хлеба, питались вместо него лебедой. Сельское хозяйство переживало тяжелый упадок.

Резко сократились урожайность, поголовье скота. Усилился экономиче ский и политический нажим на деревню, значительно увеличился ми нимум выработки трудодней, а оплата по трудодням резко упала. Воз росли государственные заготовки продуктов сельского хозяйства (по зерну в 1942 г. они составляли 44% от сборов). Все области переводи лись на самообеспечение. Было и много спекулянтов, много разного рода ловкачей, которые старались нажиться на страданиях людей.

Сохранялась система ГУЛАГа, его промышленность поставляла ценнейшие в условиях войны полезные ископаемые, которые добыва лись людьми в условиях трагического существования и тяжелейшего труда. Число заключенных в тюрьмах и лагерях во время войны сокра щалась, многие были освобождены и направлены на фронт. В рядах Красной Армии воевало около 1 млн бывших заключенных, часть из них была прощена, другие попали в штрафные подразделения. Но для оставшихся в лагерях режим был еще больше ужесточен, увеличены рабочий день и нормы выработки, снижены пайки, что приводило к рез кому росту смертности. Но происходили поразительные случаи, когда заключенные собирали средства на танки, имел место почин добыть больше угля для осажденного Ленинграда.

Во внутренней политике руководства страны происходили суще ственные изменения, в частности примирение в отношениях между гос ударством и церковью, которая до войны преследовалась. Глава право славной церкви Сергий призвал всех людей встать на защиту страны.

После встречи Сталина и Сергия 4 сентября 1943 г. было разрешено провести выборы патриарха Московского и всея Руси и образовать свя щенный Синод. Патриархом был избран Сергий. Все это имело положи тельное значение. Но церковь по-прежнему находилась под строгим контролем государства.

Происходило насаждение бюрократической и военной иерархии, имевшей много общего с дореволюционной. Был введен новый государ ственный гимн вместо «Интернационала». Всячески подчеркивались исторические связи нерусских народов страны с Россией и пресекались всякие проявления «национализма». Был принят ряд мер для укрепле ния семьи и борьбы с беспризорностью (запрет абортов, усложнение разводов, введение обязательной регистрации браков, расширение сети детских домов, опекунства и патронажа, учреждение званий «Мать героиня» и пр.). В школах вводились экзамены на аттестат зрелости. В вузах обязательными стали дипломные работы. Была несколько ослаб лена политическая цензура.

На освобождаемой от оккупации территории проводилась работа по воссозданию прежнего порядка и налаживанию нормальных основ жиз ни, восстанавливались органы власти, предприятия, колхозы и совхозы.

Новой тяжестью для страны стало обеспечение возвращавшихся из эва куации государственным продовольственным снабжением. Много вни мания обращалось на выяснение того, кто как вел себя в оккупации;

запятнавшие себя сотрудничеством с оккупантами подвергались суро вым наказаниям, а те, кто проявил себя в борьбе с немцами, поощря лись, продвигались по службе.

В политике руководства страны было много действий поспешных и жестоких. Это относится, в частности, к истории репрессированных народов (депортация немцев и финнов, карательные акции против му сульманских народов Кавказа, татар Крыма. Положение, однако, здесь было очень сложным. Действительно, были сильны антисоветские и антирусские настроения, широкое уклонение от призыва в Красную Армию, дезертирство, переход части партийных и советских работни ков на сторону противника, создание национальных воинских частей, сотрудничавших с оккупантами и т.д. Но депортация всего населения, включая женщин, стариков, детей, была неоправданной. Острая борьба велась с националистическими силами и бандитизмом на территориях, вошедших в состав СССР перед самой войной (Западная Украина, При балтика). Здесь проводились карательные акции против отрядов ОУН УПА в Западной Украине, Литовского национального фронта.

В победе над фашизмом большую роль сыграла антигитлеровская коалиция стран, в первую очередь трех держав – СССР, США и Вели кобритании. Начало ее формирования было положено в 1941 г. В июле было заключено соглашение между СССР и Англией о совместных дей ствиях против Германии. В августе 1941 г. президент США Рузвельт и британский премьер Черчилль обнародовали заявление, что Англия и США буду оказывать помощь СССР. Но США в это время еще не при нимали участия не только в военных действиях против гитлеровской коалиции, находясь в нейтралитете, но и в перевозках вооружений и материалов. После нападения на Перл-Харбор, в декабре 1941 г. США и Англия объявили войну Японии, и, таким образом, Соединенные Штаты стали прямым участником вооруженной борьбы. Антисоветские настро ения сменились в Америке стремлением американского общества к со трудничеству с СССР. Важными этапами укрепления сотрудничества трех держав были конференции в Тегеране (1943 г.) и Ялте (1945 г.). В числе первых результатов коалиции было прекращение сотрудничества Ирана с Германией, что ликвидировало одну из угроз для СССР с юж ных границ. Также и Япония была вынуждена ограничивать свои воен ные планы в отношении СССР.

Но боевые действия западных союзников протекали в Тихом и Ин дийском океанах, в Атлантике, в Африке. Решающим же для всей Вто рой мировой войны был Восточный фронт. В годы «холодной войны» в западной литературе Сталинград как переломное событие во Второй мировой войне был заменен Эль-Аламейном в Египте. Это вошло и в некоторые наши современные «перестроечные» учебные пособия, пре тендующие на «новый» взгляд на события. Однако африканские пусты ни и победы союзников там никак не могли быть главным военным те атром Второй мировой войны, и это можно рассматривать лишь как попытки принизить решающую роль СССР в победе над фашизмом.

Вместе с тем было бы неправильно недооценивать вклад союзников в общую победу, в том числе и на полях сражений. Англия и США вели ожесточенные морские и воздушные сражения в Атлантике и Северном море за сохранение морских коммуникаций, в том числе для обеспече ния движения северных конвоев в Советский Союз. Здесь было много трагических событий и жертв. Так, в июне 1942 г. был разгромлен кон вой союзников РQ-17. В июле 1943 г. войска союзников высадились в Сицилии, а затем и на Апеннинский полуостров. Италия стала одним из важных фронтов Второй мировой войны. Вместе с войсками союзников борьбу против Муссолини и Германии вели партизаны, возглавляемые коммунистами. Во Франции ширилось движение Сопротивления против оккупантов, в котором большую роль играл де Голль. Французские со единения принимали участие на фронтах войны, в том числе эскадрилья французских летчиков в СССР. Широкий размах партизанское движе ние приобрело в Болгарии, Греции, Норвегии, Словакии, Югославии. В СССР было сформировано Войско Польское.

Советский Союз с самого начала ставил вопрос об открытии второго фронта в Европе. Однако западные страны долго уклонялись от этого, придерживаясь «стратегии непрямых действий» Великобритании. Это беспокоило Советский Союз, руководство которого опасалось, что за падные страны добиваются истощения воюющих сторон с тем, чтобы затем вмешаться и воспользоваться плодами победы. Второй фронт был открыт лишь в июне 1944 г., когда советские войска уже самостоятель но в основном освободили территорию своей страны. 6 июня 1944 г.

огромная армада судов высадила десант в Нормандии и Бретани. В бом бовых ударах по немецким частям участвовало 2 тыс. самолетов. Бои носили упорный характер. В это время для Германии положение на Во сточном фронте было очень плохим, в результате грандиозных побед Советской Армии в летнем наступлении. Теперь она вынуждена была вести войну на два фронта. Но и когда был открыт второй фронт в Ев ропе, Гитлер держал здесь 53 дивизии, тогда как на восточном фронте он вынужден был держать 180 дивизий вермахта.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.