авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«Министерство образования и науки РФ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский ...»

-- [ Страница 6 ] --

«Дело Берии» явилось началом существенных изменений во внут ренней политике. В апреле 1954 г. по решению Верховного Суда СССР были реабилитированы партийные, советские, профсоюзные и комсо мольские работники, проходившие по «ленинградскому делу». На ска мье подсудимых оказались бывшие руководящие работники МГБ: Аба кумов, Леонов, Лихачев, Комаров, Чернов и Броверман. Во время суда над этой группой вскрылась четко разработанная система фальсифика ции документов и показаний, получившая название «черной кухни Аба кумова». Бывший министр МГБ и его сообщники подвергали подделке протоколы допросов по «ленинградскому делу» с заданной классифика цией состава «преступления». При этом сам Абакумов нередко пред определял меру наказания. По решению суда Абакумов, Леонов, Кома ров, Лихачев были приговорены к расстрелу, Броверман – к 25, а Чер нов – 15 годам лишения свободы.

Но тогда избежал наказания один из главных вдохновителей «ленин градского дела» – Г. Маленков. Вопрос о его деятельности был постав лен Хрущевым после июньского (1957 г.) Пленума ЦК КПСС. Но, как оказалось, к этому времени Маленков, заметая следы, почти полностью уничтожил компрометировавшие его материалы. О том, что существо вала специальная папка с надписью «ленинградское дело», где храни лись личные записки Маленкова, засвидетельствовал в комиссии пар тийного контроля при ЦК КПСС бывший заведующий его секретариа том. Однако в дальнейшем они исчезли. В свою очередь Маленков под твердил на заседании КПК факт их уничтожения, сославшись на то, что это, мол, были его личные документы.

В дальнейшем прошли и другие судебные процессы, на которых бы ли осуждены руководители и следователи МГБ, повинные в преступле ниях против советских граждан, в нарушении законности. К примеру, были приговорены к смертной казни следователи Родос (он вел дела Мейерхольда, Чубаря, Эйхе, Косиора и др), Шварцман, фабриковавший дела Косарева, Кольцова и многих комсомольских работников, а также Лебенсон, который вел дела Постышева и Каминского.

Вместе с тем процесс наказания виновных и реабилитации невинно пострадавших в 30–50-е гг. натолкнулся на сопротивление консерватив ных сил в ЦК КПСС, МВД и МГБ, а поэтому шел первоначально мед ленно и болезненно. Из-за этой медлительности в ряде лагерей произо шли восстания политзаключенных. В Степлаге, Норильске, Воркуте и Караганде они были подавлены с применением военной силы.

Курс Хрущева на восстановление законности с трудом пробивался в жизнь. И только с 1956 г. по всем лагерям и тюрьмам стали работать комиссии по пересмотру дел политзаключенных. Однако эта работа ве лась негласно, без освещения в периодической печати. Процедура осво бождения затягивалась, выходившие на свободу давали подписку о неразглашении всего увиденного и пережитого в лагерях. По имеющим ся подсчетам, с 1953 по 1957 г. было реабилитировано 612 тыс. чел., а миллионы освобождены без реабилитации. По оценкам западных ис следователей, только в 1954–1958 гг. в СССР вернулись из мест заклю чения 2 млн чел. Но заслуга Н.С. Хрущева не только в этом. Ликвида ция в «хрущевский период» тайных внесудебных расправ, введение но вого судебного законодательства и уголовного кодекса являлись отка зом от одной из несущих конструкций тоталитарного режима. Историки О. Волобуев и С. Кулешов рассматривают эти изменения как опреде ленный шаг в направлении правового государства.

Гражданским подвигом Н.С. Хрущева являлась инициатива в разоб лачении культа личности Сталина. Он понимал, что невозможно до биться коренных перемен без удара по авторитету Сталина. Учитывая существовавший в то время состав ЦК и отношение к Сталину в партии и массах, этот шаг мог сделать действительно мужественный человек, особенно остро осознающий необходимость качественного обновления партийного и государственного курса. И это в полной мере проявилось в процессе подготовки к XX съезду КПСС. С большим трудом Хрущеву удалось добиться согласия большинства членов Президиума ЦК на оглашение на съезде доклада «О культе личности», вскрывающего страшные страницы беззаконий в «сталинский период». Доклад был построен на документальной основе, но были в нем и «литературные отступления». К примеру, утверждение, что Сталин руководил войска ми в годы войны по глобусу. Но в целом суровая правда доклада стала для многих настолько неожиданной и ужасающей, что было принято решение не публиковать его в открытой печати. В этом проявилась прежде всего уступка сталинистам различного должностного уровня, боявшимся сказать полную правду собственному народу. Получилось так, что за границей общественность смогла познакомиться с содержа нием доклада Н.С. Хрущева уже в 1956 г., а советский народ – лишь в 1989 г.

Сам доклад был построен так, что в первую очередь показывались репрессии против партийно-комсомольского и государственного аппа рата. При этом основная вина возлагалась на Сталина, Ежова, Ягоду и Берия. Ничего не было сказано о подлинных масштабах репрессий. Со здавалось впечатление, что ближайшее окружение Сталина не только не участвовало в репрессиях, но и ничего не знало о них. Была и откровен ная ложь. К примеру, отмечалось, что Молотов, Каганович, Ворошилов и другие не только в меру своих возможностей пытались противодей ствовать культу личности, но и являлись сторонниками коллективного руководства, приверженцами демократии. Правда, есть версия, что яко бы сам Хрущев пытался представить в докладе более достоверный ма териал, но не получил необходимой поддержки. Сознавая, что ЦК не решится на публикацию даже полуправды, он передал почти дословное изложение своего доклада для публикации на Западе через тогдашнего корреспондента атенства Рейтер Джона Ретти, на которого вывели че ловека, назвавшегося Костей Орловым, работника КГБ. Но о достовер ности данной версии судить трудно.

Не было глубоко аналитическим и постановление ЦК КПСС «О пре одолении культа личности и его последствий» от 30 июня 1956 г. При чины культа личности в нем сводились в основном к трудностям про цесса социалистического строительства и индивидуальным качествам Сталина. Идейная борьба в партии, приведшая к уничтожению значи тельной части ленинской гвардии, оценивалась однозначно – как пози тивный процесс. Оправдывались ограничения внутрипартийной и со ветской демократии, а вина Сталина сводилась к тому, что он возвел в норму эти «некоторые» ограничения. Более того, ответственность за последствия культа личности была фактически возложена на советский народ. В постановлении говорилось: «Всякое выступление против него (Сталина) в этих условиях было бы не понято народом, и дело здесь вовсе не в недостатке личного мужества. Ясно, что каждый, кто бы вы ступил... против Сталина, не получил бы поддержки в народе».

Доктор исторических наук А. Зевелев считает, что такая позиция по становления являлась выражением компромисса между сторонниками обновления и ярыми сталинистами. Впрочем, следует признать, что в тот период времени к более глубокому и объективному анализу не были готовы не только радикалы в ЦК КПСС, но и представители обществен ных наук. В настоящее время не только политологи Запада, но и неко торые отечественные историки считают, что корни культа личности следует искать в самом процессе зарождения и развития большевизма, в ленинском периоде. И для такой постановки вопроса есть основания.

Еще на начальной стадии развития большевизма были заложены такие черты будущего тоталитарного режима, как вождизм, непримиримость к инакомыслию, безоговорочное подчинение принятым партийным ре шениям, создание партийных боевых структур, подчинение профсоюзов партии и т.д.

И тем не менее несмотря на недостатки, особенно легко уловимые с позиций сегодняшнего дня, решения XX съезда и постановление ЦК КПСС сыграли положительную роль. На их основе началось политиче ское и духовное обновление общества. Провозглашается курс на отказ от мелочной опеки советских и хозяйственных органов. Хотя он и не был полностью проведен в жизнь, однако способствовал оживлению деятельности Советов. Регулярно и с привлечением актива стали прово диться сессии Советов, практиковались систематические отчеты депу татов перед избирателями, стали более многообразными функции по стоянных комиссий Советов.

Расширяются коллективистские начала в деятельности правящей партии. Регулярно стали проводиться партийные съезды и пленумы ЦК КПСС, к обсуждению важнейших партийных и государственных доку ментов привлекались широкие слои населения. Хозяйственные вопросы рассматривались на совещаниях специалистов. На XXII съезде КПСС Н.С. Хрущев подчеркивал, что «самой великой ценностью является че ловек».

В обществе зарождались элементы плюрализма мнений, что наглядно выражалось в проявлениях инакомыслия, развернувшихся дискуссиях по различным проблемам государственной и общественной жизни.

Смелее и конструктивнее стала действовать печать.

Хрущев приподнимает и «железный занавес», отделявший СССР от других стран мира. В Советский Союз устремилась лавина иностранных туристов, стремившихся больше узнать о загадочной стране «победив шего социализма». В 1957 г. в Москве проводится Всемирный фести валь молодежи и студентов. Это была первая возможность для совет ской молодежи в неофициальной обстановке познакомиться со своими сверстниками из зарубежных стран. Обычным явлением для портовых городов СССР становятся визиты иностранных военных кораблей. Пер воначально они вызывали повышенный интерес советской обществен ности, не привыкшей к такого рода контактам и воспитывавшейся на враждебности к армиям буржуазных стран. Так, когда в августе 1956 г.

в Неву вошел отряд военных кораблей датского флота, прибывший с дружеским визитом, набережные реки заполнили тысячные толпы.

Длинные очереди горожан с детьми выстроились у трапов датских фре гатов «Эсюьерн Снаре» и «Вольдемар Сайр». Датских моряков, появ лявшихся на улицах, тут же окружали, затаскивали в кафе и рестораны, угощали, дарили им сувениры. Впрочем, не меньшее любопытство про являли граждане буржуазных стран к советским морякам, прибывавшим с ответными дружественными визитами. Это было время узнавания друг друга после долгих лет замкнутости и враждебности.

Под непосредственным руководством Хрущева был нанесен первый удар по бюрократическому аппарату. В Совете Министров СССР упраздняются дублирующие Госплан отделы. В целом только по 46 ми нистерствам и ведомствам ликвидировали 200 главных управлений и отделов, 147 трестов, 898 снабженческих организаций, 4500 различных контор. В результате из сферы управления было высвобождено почти 750 тыс. чел. Ограничиваются функции правоохранительных органов.

МГБ преобразуется в Комитет госбезопасности при Совете Министров СССР, над ним и органами МВД устанавливается прокурорский надзор, проводится основательная чистка их состава.

Важные шаги были сделаны в области национального строительства.

В мае 1957 г. по решению Совета Министров СССР республиканским министерствам предоставляется право самостоятельно определять объ ем капитальных вложений, не относящихся к ведению общесоюзных министерств, распределять ассигнования бюджета на просвещение, культуру, здравоохранение и социальное обеспечение. К началу 1956 г.

в непосредственное подчинение республик было передано свыше тыс. предприятий, ранее находившихся в ведении союзных органов. Ряд союзных министерств преобразуется в союзно-республиканские. В 1957 г. восстанавливаются национальные автономии балкарского, че ченского, ингушского, калмыцкого и карачаевского народов, неоправ данно упраздненные в годы войны. Но не была восстановлена автоно мия крымских татар и немцев Поволжья. Без проведения референдума Крым передается Украине, что имеет негативные последствия и сего дня, стало причиной напряженности между Российской Федерацией и Украинской республикой после распада СССР.

Повышается роль общественных организаций. В 1957 г. профсоюзам были переданы вопросы охраны труда и техники безопасности, бюджет по социальному страхованию, право на окончательное решение трудо вых споров между трудящимися и администрацией. В дальнейшем в их ведение от министерства здравоохранения переходит дело управления санаториями и домами отдыха. Часть функций правоохранительных органов передается народным дружинам и товарищеским судам.

Курс на демократизацию и укрепление законности проводился в условиях возрастающего сопротивления консервативных сил. Уже в 1957 г. «сталинская гвардия», перегруппировав силы, попыталась вер нуть утраченные позиции. Маленков, Молотов, Каганович, Ворошилов особенно опасались процесса реабилитации, огласки их участия в ре прессиях. Пользуясь арифметическим большинством своих сторонни ков в Президиуме ЦК КПСС, они принимают решение об освобождении Н.С. Хрущева от обязанностей первого секретаря ЦК КПСС. Однако пленум ЦК КПСС, состоявшийся в июне 1957 г., не поддержал их ре шение. Пленум осудил действия заговорщиков и высказался за оставле ние Хрущева на прежнем посту. Был избран новый состав президиума ЦК КПСС, в который Молотов, Каганович, Маленков и Шепилов уже не вошли.

Попыткой сломать централизованную командно-бюрократическую систему управления экономикой явилась проведенная по инициативе Хрущева реформа 1957 г. Она ликвидировала министерства и передала их функции совнархозам. Однако данная реорганизация без принципи альных изменений в принципах и методах хозяйствования была обрече на на неудачу. Ошибка Хрущева состояла и в том, что на должности руководителей наиболее крупных совнархозов назначались бывшие ми нистры или их заместители. Лишившись возможности жить в Москве и былых масштабов власти, многие из них вовсе не горели желанием до казать жизнеспособность реформы. Отрицательно сказалось на деятель ности совнархозов партийное вмешательство, усилившееся в результате разделения парторганов на промышленные и сельские.

Ненаучный, утопический характер носила программа КПСС, приня тая на XXII съезде партии в 1961 г. Завороженный желанием быстрого и головокружительного рывка вперед Хрущев потерял чувство реально сти. Программа нанесла не только идеологический, нравственный, но и экономический ущерб, послужив теоретическим основанием для преоб разования колхозов в совхозы, ликвидации приусадебных участков, изъятия домашнего скота, ликвидации так называемых неперспектив ных деревень.

Тем не менее следует отметить, что в основе многих положений про граммы КПСС лежало искреннее желание радикальных сил партии и ученых придать социализму более привлекательный облик, продолжить курс на ликвидацию сталинского тоталитарного режима. Не случайно Хрущев и его сторонники вопреки сопротивлению многих, в том числе ряда зарубежных компартий, настояли на включении в программу по ложения о переходе от диктатуры пролетариата к общенародному госу дарству. Однако курс на установление подлинного народовластия не был подкреплен соответствующими законодательными актами, ограни чивающими власть партаппарата и гарантирующими принципиальные изменения в избирательной системе и возрастание влияния обществен ности на принятие государственных и народнохозяйственных решений.

Не менее важным было настойчивое стремление Хрущева закрепить в Уставе партии положение, предусматривающее регулярную сменяе мость кадров. Но реализовать полностью эту идею ему не удалось. Про тив выступали не только старые, но и молодые партийные кадры. Ф.

Бурлацкий пишет, что последним «казалось крайне несправедливым, что представители старшего поколения, которые уже “насиделись”, пы таются ограничить их возможности. В следующем проекте два срока (по 5 лет каждый. – авт.) были заменены на три, но и эта формулировка бы ла отвергнута». В окончательный вариант вошло два срока, но с оговор кой о возможности «в исключительных случаях» продлевать этот срок, что лишало смысла само ограничение. «Исключительные случаи» стали правилом во всех эшелонах партийной власти.

В связи с этим возникает вопрос: почему хрущевские преобразования были противоречивыми, непоследовательными, а в конечном итоге не продолжительными? Недостаточная решительность Н.С. Хрущева в проведении политики реабилитации была связана с его личной ответ ственностью за репрессии на Украине и в Москве в годы сталинизма.

Как справедливо подчеркивает Ф. Бурлацкий, «не сказав полной правды о себе, он не мог сказать всей правды о других». Поэтому и разоблаче ние лиц, причастных к репрессиям, шло выборочно, в зависимости от политической конъюнктуры. К примеру, резко осуждая на XXII съезде КПСС Молотова, Кагановича за «избиение кадров» в 30-е гг., он умол чал об участии Микояна и других лиц, бывших в его ближайшем окру жении.

Сталинизм неоднократно прорывался у него сквозь облик прогрес сивного реформатора. По мнению известного советского историка М.

Гефтера, «Хрущев не успел дорасти даже до свыше даруемой демокра тии». Он открыл ворота лагерей, но закрыл министерство юстиции, оно показалось ему лишним. В мае и июне 1961 г. под его диктовку вышли в свет два Указа, расширявшие применение смертной казни в СССР: один – за хищение в особо крупных размерах, другой – за «нарушение правил о валютных операциях». Поэтому на деле получалось, что и сам процесс демократизации рассматривался Хрущевым не как предпосылка обще ственного обновления, а нечто вроде регулируемого «клапана», кото рый можно открывать, приоткрывать или полностью закрывать. Это особенно остро стало ощущаться после венгерских событий 1956 г. и попытки свержения Хрущева в июне 1957 г. Критика высшего партий ного и государственного руководства носила выборочный и строго до зированный характер. Право на нее получали лишь определенные лица.

К тому же, выступая против культа личности Сталина, Хрущев не пре секал кампанию собственного восхваления, согласился присовокупить к должности первого секретаря ЦК КПСС и пост главы государства.

Борясь против предельно централизованной системы управления, всевластия аппарата, он продолжал опираться на него как на главную силу своих преобразований. Поэтому в конечном итоге оказался его заложником. Влиятельные круги партийного и государственного аппа рата были недовольны непрерывными реорганизациями в системе управления, которые лишали их ряда привилегий, спокойной жизни, уверенности в завтрашнем дне. Доктор экономических наук С. Дзара сов, касаясь данного вопроса, пишет, что коренная причина провала прогрессивных начинаний Хрущева состояла именно в том, что он больно задел аппаратную бюрократию, выразив сомнения в ее способ ности отражать интересы народа. Она могла простить ему многое, но только не покушение на постоянство ее власти.

Хрущев продолжал действовать старыми методами, т.е. сверху, не согласуя свои шаги с мнением широкой общественности. Поэтому, не смотря на широкую пропагандистскую кампанию, многие его начина ния были не только неожиданны, но и непонятны народу, а сам он так и не стал популярным лидером. На отношении к нему сказались и серьез ные просчеты экономического характера, приведшие страну на грань продовольственного кризиса.

Можно сказать, что в начале 60-х гг. Н.С. Хрущев не имел прочной опоры ни «в низах», ни «в верхах». Вот почему его отстранение от вла сти на октябрьском (1964 г.) пленуме ЦК КПСС было воспринято не только спокойно, но и с облегчением во всех слоях советского обще ства. Да и критика в его адрес на пленуме ЦК КПСС была во многом справедлива. Другое дело, что сам процесс подготовки к освобождению Хрущева от занимаемых должностей напоминал «дворцовый перево рот», решался келейно, в рамках верхушечных кругов аппарата. Но беда не только в этом. Пришедшие к власти новые руководители были не лучше, а во многом консервативнее Хрущева, не смогли, да и не стре мились, обеспечить дальнейшую демократизацию общества, более того, встали на путь отказа от «хрущевской оттепели».

Противоречивость «хрущевского периода» породила неоднознач ность его оценки в исторической литературе. Западные исследователи, единодушно считая политический режим в СССР в 20-х–начале 50-х гг.

тоталитарным, при характеристике периода второй половины 1950-х– начала 1960-х гг. первоначально применяли термины «тоталитаризм без террора», «просвещенный тоталитаризм» и т.п., а затем многие из них стали чаще говорить об авторитаризме. Однако критерии и рамки его не определены достаточно четко. Чаще всего используются ссылки на от каз от массового террора, меньшую степень принуждения, применяемо го к гражданам. Подобного рода подходы в последнее время наблюда ются и в работах отечественных историков.

Рекомендуемая литература 1. Берия: конец карьеры. М., 1991.

2. Бурлацкий Ф.М. Русские государи. Эпоха реформации. Никита Смелый, Михаил Блаженный, Борис Крутой. М., 1996.

3. Никита Сергеевич Хрущев. Материалы к биографии. М., 1990.

4. О культе личности и его последствиях: доклад Н.С. Хрущева XX съезду КПСС 25 февраля 1956 г. // Известия ЦК КПСС. 1989. №3.

5. Шевелев В.Н. Н.С. Хрущев. Ростов-на-Дону, 1999.

Тема Социально-экономическое развитие СССР во второй половине 1950-х – первой половине 1960-х гг.

Социально-экономическое развитие страны с середины 50-х гг.

вступило в качественно новый этап. Прежде всего, это было связано с итогами работы XX съезда КПСС, ускорившего процесс десталиниза ции, который начался после смерти Сталина. Изменения в общественно политической сфере – частичная децентрализация управления и наделе ние большими полномочиями республик, краев, областей – выдвигали на первый план проблемы экономического развития: сельское хозяй ство, промышленность, транспорт, военно-промышленный комплекс нуждались в коренной реорганизации.

Уже в правительственном сообщении о смерти И. Сталина от 7 мар та 1953 г. говорилось о необходимости осуществить ряд мероприятий по реорганизации партийного и государственного руководства эконо микой. Через неделю, 15 марта 1953 г., Верховным Советом СССР был издан закон о преобразовании министерств. Были укреплены за счет слияния родственные министерства, например, министерства внешней и внутренней торговли объединены в одно, и подобные изменения охва тили более 50 министерств. Чуть позднее были изданы постановления о создании новых министерств: среднего машиностроения, совхозов СССР. Укрупнение министерств и создание новых было дополнено по становлением от 11 апреля 1953 г. «О расширении прав министров СССР». Однако, как показали дальнейшие преобразования управленче ских структур, у союзного партийно-государственного руководства от сутствовала научно обоснованная концептуальная схема совершенство вания структуры систем управления. После XX партсъезда были расши рены права союзных республик, а, соответственно, права общесоюзных министерств были ограничены.

Наиболее крупным преобразованием хозяйственного механизма бы ло создание совнархозов. По решению февральского 1957 г. пленума ЦК КПСС было принято постановление «О дальнейшем совершенство вании организации управления промышленностью и строительством», согласно которому был расформирован ряд центральных министерств, а функции оперативного управления были переданы территориальным образованиям – совнархозам. При этом было декларировано, что эта мера является возрождением ленинских принципов и форм работы пе риода нэпа. Функции общей координации в рамках отраслей были пере даны отраслевым комитетам. Как показала последующая практика, по пытки найти оптимальное сочетание между степенью централизации и демократизации, между центром и регионами в рамках директивной плановой экономики были несостоятельными.

Основные направления экономического развития по-прежнему определялись директивным планированием. На XX партсъезде в 1956 г.

был принят шестой пятилетний план, замененный по решению внеоче редного XXI съезда партии в феврале 1959 г. семилетним планом. Глав ной задачей как шестой пятилетки, так и семилетки провозглашалось развитие тяжелой промышленности, достижение непрерывного техни ческого прогресса и повышение производительности труда, обеспече ние дальнейшего мощного роста всех отраслей народного хозяйства, осуществление подъема сельскохозяйственного производства и дости жение на этой основе значительного повышения материального благо состояния и культурного уровня советского народа. Эта формула, став шая почти трафаретной, базировалась на известном сталинском поло жении об основном экономическом законе социализма, согласно кото рому генеральной линией экономического развития считалось дальней шее укрепление и развитие материально-технической базы советского государства. В системе такого планирования человек рассматривался прежде всего как трудовой ресурс, что обусловливало целый ряд про блем и противоречий, характерных для обществ с централизованной плановой экономикой. Для советской страны периода 50–60-х гг. этот дисбаланс общегосударственных и личных интересов проявился очень рельефно.

В заданиях шестой пятилетки и семилетки были намечены грандиоз ные перспективы нового строительства объектов промышленности, транспорта, электроэнергетики не только в развитых, освоенных райо нах, но главным образом в восточных районах страны. Общая сумма капиталовложений в строительство за 1956–1960-е гг. составила 57, млрд руб., что в расчете на год в 2,6 раза больше, чем за годы пятой пя тилетки. Особенно значительно увеличились капиталовложения в про мышленность и энергетику. Вступили в строй Южно-Кузбасская ГРЭС, Волжская ГЭС имени В.И. Ленина мощностью 2,3 млн квт, в конце 50-х гг. заработали агрегаты Волгоградской ГЭС мощностью 2,4 млн квт.

Крупная программа энергетического строительства воплощалась в Си бири, где за 50–60-е гг. были построены и пущены в эксплуатацию Но восибирская, Иркутская, Братская, Красноярская ГЭС. Мощность всех электростанций за 50-е гг. увеличилась в 3,4 раза.

Крупнейшие ГЭС на востоке стали основной формирующихся тер риториально-промышленных комплексов. Новосибирская ГЭС обеспе чивала энергией не только предприятия Новосибирска, но и комплекс научно-исследовательских институтов Академгородка. Братская ГЭС должна была стать энергетическим центром крупнейших предприятий страны – лесопромышленного комплекса и алюминиевого завода. Ана логичную роль выполняли Красноярская, Иркутская гидростанции и Усть-Илимская ГЭС. Но именно на примере строительства этих гиган тов проявился целый ряд органически присущих директивной экономи ке недостатков, главный из них – это господство принципа «цель оправ дывает средства». Волжские и сибирские ГЭС нанесли огромный ущерб природе, под водой оказались наиболее плодородные земли речных пойм. Братское и Красноярское водохранилища затопили сотни тысяч гектаров прекрасного леса, который и до настоящего времени, разлага ясь, отравляет не только воду, но и атмосферу близлежащих районов.

Пуск первых агрегатов на Братской ГЭС, о чем громогласно отрапорто вали, произошел в условиях, когда еще не было потребителей электро энергии. Лесопромышленный комплекс и алюминиевый завод еще только начинали строиться. Магистральные линии электропередач так же отсутствовали.

Еще большим контрастом с объектами мирового уровня выглядела повседневная жизнь строителей. Большая их часть жила в общежитиях, сделанных из деревянных щитов. Один из поселков в Братске так и назывался Щитовой. В 50-е гг. приходилось жить и в палатках. Значи тельную часть строителей составляли заключенные либо только что выпущенные из тюрьмы по различным амнистиям. Чрезвычайно велика была на этих «стройках коммунизма» текучесть кадров: бригады бе тонщиков, плотников за год обновлялись полностью по 2–3 раза. След ствием этого была высокая аварийность, поломки техники. Но все оправдывалось главной целью – отрапортовать о досрочном пуске оче редного агрегата. Отставание социальной сферы новостроек позднее, в течение десятилетий, снижало эффективность работы комбинатов, заво дов, электростанций. Примером комплексного развития являлись лишь многочисленные «закрытые» города, создававшиеся вокруг крупнейших объектов военно-промышленного комплекса.

Характерным признаком практически для всех крупнейших строек 50–60-х гг. было пренебрежение к проблемам сохранения окружающей среды. Пафос нового строительства, отраженный в многочисленных песнях, призывах, кинофильмах, содержал в качестве непременного атрибута образ враждебной, коварной природы, которую надо было усмирять, покорять, подчинять своему влиянию. Многочисленные эко логические проблемы, с которыми столкнулось наше общество сейчас, во многом были порождены процессом бурного промышленного строи тельства 50–60-х гг. Пожалуй, наиболее наглядно подобная стратегия «покоренной дикой природы» воплотилась в развитии топливной про мышленности и минерально-сырьевой базы. Уже в 40–50-е гг. прояви лась ограниченность европейской части СССР и уральского региона в запасах угля, нефти, газа, руд черных и цветных металлов. Необходимо было активнее включать в промышленное и сельскохозяйственное осво ение и использование необъятные пространства Сибири и Дальнего Во стока. Объем геологоразведочных и изыскательских работ резко расши рился в 50-е гг. В Новосибирске, Томске, Барнауле были построены за воды по производству геофизической аппаратуры и геологоразведочно го оборудования. Это позволило расширить угледобычу в Кузбассе, начать промышленную эксплуатацию Канско-Ачинского угольного ме сторождения. Энергетический потенциал этого месторождения послу жил основой для формирования КАТЭКа – Канско-Ачинского топлив но-энергетического комплекса.

Наибольшее значение для экономики страны имело открытие и начало промышленной эксплуатации нефтегазоносных месторождений Западной Сибири – Тобольского, Тюменского, Томского, Ямальского и др. В 50-е гг. на развитие угольного и нефтегазового комплекса было направлено 20,3 млрд руб. Это позволило Советскому Союзу по объему добычи энергоносителей войти в число мировых лидеров.

Наряду с развитием топливно-энергетического комплекса большое внимание уделялось развитию черной и цветной металлургии. Про мышленность, транспорт, оборонные отрасли, сельское хозяйство все в больших объемах требовали разнообразной металлопродукции. Для увеличения производства металла модернизировались и укреплялись действующие производственные мощности, строились новые заводы и комбинаты. Наиболее крупными объектами строительства были Чере повецкий и Липецкий металлургические заводы, Орско-Халиловский металлургический комбинат на Южном Урале, новые агрегаты на Маг нитогорском и Нижне-Тагильском комбинатах. В начале 60-х гг. был пущен цех по производству электросварных труб на Новосибирском металлургическом заводе, что позволило обеспечить промышленное и жилищное строительство в азиатском, да и в европейском регионах во допроводными и газопроводными трубами всех необходимых типораз меров. В целом, за 50-е гг. производство чугуна выросло в 2,4 раза, ста ли – в 2,3 раза, проката – в 2,4 раза, труб стальных – в 2,9 раз.

Однако рост количественных показателей шел в ущерб качествен ным. На многих заводах использовалось оборудование, установленное еще в годы первых пятилеток. Соответственно и технологические про цессы значительно отставали от уровня научных достижений 50–60-х гг. Например, производство бритвенных лезвий, где требуется особая точность, специальные сорта стали, особая технология ее обработки, так и не удалось наладить в этот период, что привело к необходимости за купки этих изделий за рубежом, поскольку отечественные лезвия были столь низкого качества, что ими нельзя было пользоваться по прямому назначению. Аналогичная ситуация складывалась в деле обеспечения промышленности инструментальными сталями, в том числе ленточны ми пилами различного назначения. Отсутствие высокопрочных кон струкционных сталей вынуждало изготовителей усиливать надежность машин за счет увеличения их веса. Промышленность в целом, в том числе и металлургия, были слабо восприимчивы к новым научно исследовательским и конструкторским разработкам. Непрерывная раз ливка стали, впервые в мире введенная в производство в нашей стране, на протяжении десятилетий так и оставалась образцово-показательной чуть ли не в единственном экземпляре, в то время как в Японии эта тех нология стала ведущей в металлургии.

Уровень металлургии во многом определял возможности машино строения. Необходимость развития электроэнергетики способствовала развитию заводов, производящих мощные электрогенераторы – Ленин градского «Электросила», Новосибирского «Электротяжмаш» и др. Раз витие реактивной авиации, строительство магистральных газопроводов содействовало коренному обновлению всего производства на Ленин градском металлическом заводе им. Владимира Ильича, Пермском мо торном заводе и ряде других аналогичных предприятий. Наряду с раз витием традиционных направлений машиностроения – станкостроения, тяжелого и транспортного машиностроения, особенно бурно развива лись производства, обеспечивавшие вооруженные силы межконтинен тальными баллистическими ракетами, атомными подводными лодками, сверхзвуковыми самолетами, ядерным оружием и обычным вооружени ем. Особый упор был сделан, в соответствии с основными положениями военной доктрины, на производство бронетехники различных видов, что позволило уже в 70-е гг. довести количество танков до уровня, пре вышающего их наличие во всем остальном мире.

Колоссальные средства были затрачены на реализацию космической программы, запуск искусственных спутников Земли, подготовку и реа лизацию космического полета Ю. Гагарина в 1961 г. Выступая на XXII съезде КПСС в октябре 1961 г., Н.С. Хрущев сообщил о некоторых грандиозных программах по усилению оборонной мощи страны – со зданию сверхмощных, по 50 и 100 мегатонн, ядерных бомб и средств их доставки, строительству атомного подводного флота. Все это опиралось на высокоразвитую машиностроительную базу военно-промышленного комплекса.

Из гражданских отраслей машиностроения наиболее быстро разви вались сельскохозяйственное и транспортное машиностроение. Выпуск валовой продукции на 1 руб. основных производственных фондов в сельскохозяйственном машиностроении увеличился в 1,8 раза, в авто мобильной промышленности – в 1,4 раза. В связи с освоением залежных и целинных земель значительно расширилось производство сельхозтех ники на Ростовском, Омском, Новосибирском заводах сельскохозяй ственного машиностроения, Алтайском тракторном заводе, «Алтай сельмаше».

Но наряду с несомненными достижениями в развитии машинострое ния имелись и серьезные проблемы. Медленно обновлялась техническая база отрасли, слабо применялись новейшие достижения технической кибернетики, электроники. Очень медленно внедрялась такая прогрес сивная идея, как роторные и конвейерные линии. В станкостроении все еще большую долю составляли универсальные станки, в то время как на Западе и в Японии создавались серии узкоспециализированных станков и агрегатов, позволявших добиваться большей точности и производи тельности.

Большие изменения произошли в транспортном машиностроении. В 1957 г. было полностью прекращено производство паровозов, на смену им пришли тепловозы и электровозы. Соответственно значительному изменению подвергалась конструкция подвижного состава (грузовых и пассажирских вагонов, платформ и т.д.). Поэтому было обновлено и расширено производство на Коломенском тепловозостроительном, Нижне-Тагильском вагоностроительном, Алтайском вагоностроитель ном и Барнаульском вагоноремонтном заводах. За 50–60-е гг. значи тельно увеличилась транспортная сеть страны, что обеспечило расту щий спрос на подвижной состав. Особенно активно развивалось желез нодорожное строительство в Сибири: в середине 50-х гг. была законче на западная ветка БАМа (Тайшет–Лена), велось строительство южно сибирской магистрали Абакан–Тайшет. Благодаря наличию крупных электростанций в 50–60-е гг. почти полностью была завершена элек трификация железных дорог Сибири, Урала. К 1958 г. по длине элек трифицированных линий Советский Союз вышел на 1-е место в мире, более 80% электрифицированных магистралей СССР приходилось на Россию.

Не менее активно развивались и другие виды транспорта – речной, морской, воздушный и трубопроводный. Промышленное развитие Си бири, гигантские новостройки на Оби, Лене, Ангаре, увеличение мощ ности Норильского горно-металлургического комбината, освоение нефтяных запасов Западной Сибири потребовали коренного обновления ледокольного флота. Впервые в мире были разработаны проекты и со зданы атомные ледоколы, что позволило осуществлять навигацию в течение всего года.

Развитие авиации, космонавтики, автомобильного транспорта, нуж ды армии предъявляли все больший спрос на искусственный каучук – для производства высококачественных шин, композитные материалы – для замены дерева, стали, цветных металлов. Решение проблем сельско го хозяйства и в первую очередь повышение урожайности было невоз можно без использования химических удобрений, гербицидов, пестици дов. Поэтому правительство уделяло большое внимание развитию хи мической промышленности. Капитальные вложения в химическую про мышленность во второй половине 50-х гг. увеличились более чем в раза: с 1,1 млрд руб. до 2,5 млрд руб. В первой половине 60-х гг. разме ры капиталовложений увеличились еще более, особенно после извест ного постановления ЦК КПСС 1963 г. «Ускоренное развитие химиче ской промышленности – важнейшее условие подъема сельскохозяй ственного производства и роста благосостояния народа». В известную ленинскую формулу «коммунизм – это советская власть плюс электри фикация всей страны» после этого постановления была внесена поправ ка, что коммунизм – это также и «химизация всей страны».

В 50–60-е гг. были введены в действие Шебекинский комбинат по производству синтетических жирных кислот и спиртов, Стерлитамак ский содовый завод, Березниковский калийный комбинат. Активно раз вивалась химическая промышленность на Алтае – Бийский и Славго родский химкомбинаты, Михайловский содовый завод. Все это позво лило добиться резкого увеличения объемов продукции химической промышленности: химических волокон – в 1,7 раза, автомобильных шин – в 2,1 раза. Производство минеральных удобрений увеличилось в 4,1 раза.

Успехи были очевидны. Но не менее очевидны были и недостатки. В общем объеме производства товары народного потребления составляли незначительную долю. Это привело к нехватке в повседневной жизни самых элементарных вещей. В конце 50-х – начале 60-х гг. острейшим дефицитом стали носки, хотя в их производстве как раз можно было использовать химические волокна. Скуден был ассортимент моющих средств, трубами из пластмассы не удалось заменить водопроводные линии из железных труб, о чем так много говорили в начале 60-х гг.

Едва ли не самым крупным просчетом в развитии химической промыш ленности было, как и во многих других отраслях народного хозяйства, пренебрежение нормами экологии. Тот факт, что сейчас свыше 100 го родов России являются зонами экологического бедствия, имеет своей причиной, наряду с другими, бурное развитие химической промышлен ности в 50–60-е гг.

В комплексе проблем социально-экономического развития страны в 50–60-е гг. традиционно наиболее сложными являлись проблемы сель ского хозяйства. К середине 50-х гг. в стране назрел очередной хлебоза готовительный кризис. Как и в довоенные годы, ситуация складывалась парадоксальная: страна, в которой большинство населения составляли сельские жители, не могла себя прокормить. По состоянию на 1956 г.

население СССР насчитывало 200,2 млн чел., из них 112,6 млн прожи вали в России. Городское население составляло 43,4%, сельское – 56,6%. К середине 50-х гг. в распоряжении 5134 совхозов и 87,5 тыс.

колхозов находилось 486,4 млн га земель сельскохозяйственного назна чения. В сельском хозяйстве имелось 9 тыс. машинно-тракторных стан ций, а в них – 272 тыс. грузовых автомобилей, 1109 тыс. тракторов, в 15-сильном исчислении. Кроме того, в колхозах в качестве тягловой силы широко использовались лошади, в 1955 г. их насчитывалось 10, млн голов.

Однако эффективность труда колхозников и рабочих совхозов опре делялась не только наличием материально-технической базы, специали стов, районированных сортов посевного материала. Как показывает практика всего периода советской власти, решающее влияние на состо яние сельского хозяйства оказывала аграрная политика государства, формы собственности на основные средства производства и, соответ ственно, степень личной заинтересованности каждого жителя села в увеличении объемов производства сельхозпродукции. Серия известных постановлений правительства 1953–1954 гг. несколько ослабила налого вый пресс, были отменены обязательные поставки с подсобных хо зяйств колхозников мяса, молока и других продуктов сельского хозяй ства. Повышение закупочных цен усилило заинтересованность труже ников сельского хозяйства в увеличении объемов продажи своей про дукции государству, списание недоимок прошлых лет также несколько облегчило положение колхозов и совхозов. Временное положительное воздействие оказало и изменение системы планирования, предоставив шее колхозам и совхозам больше свободы в определении структуры посевов. Самостоятельность колхозов повысилась в результате ликви дации МТС и передачи сельскохозяйственной техники в собственность колхозов.

Однако в целом существовавшая в деревне командно административная система хозяйствования сохранилась, радикального улучшения в положении сельского хозяйства не произошло. Урожай ность зерновых культур по-прежнему оставалась низкой: 8,6 ц в 1952 г., 7,8 ц в 1953 г., 7,7 ц с гектара в 1954 г. Соответственно не увеличива лись и государственные закупки зерна. В 1952 г. они составили 34,7 млн т, в 1953 г. упали до 31,1 млн т, в 1954 г. они несколько выросли – до уровня 34 млн т, но ситуация с обеспечением хлебом по-прежнему оставалась напряженной. Для ее кардинального решения объективно существовало два варианта действий. Первый – это путь интенсивного развития, для чего были необходимы большие капиталовложения в ос новные зерно-производящие районы Центральной и Южной России, Сибири, коренное улучшение всех циклов сельхозпроизводства от посе вов до переработки и сбыта готовой продукции. Естественно, что этот путь мог дать ощутимый результат лишь через неопределенно долгое время. Второй вариант – это путь экстенсивного развития за счет резко го увеличения посевных площадей, освоения целинных и залежных зе мель. При реализации этого варианта отдача могла быть получена в тот же год. Февральско-мартовский 1954 г. Пленум ЦК КПСС по докладу Н.С. Хрущева принял постановление: «О дальнейшем увеличении про изводства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель».

Была поставлена задача: за счет расширения посевных площадей не ме нее чем на 13 млн га в ближайшие годы увеличить государственные заготовки хлеба на 30–40%. Для проведения этой работы на целину бы ли направлены 120 тыс. тракторов, 10 тыс. комбайнов, проведены, по установившейся традиции, партийная и комсомольская мобилизации, в результате которых уже в 1954 г. осваивать новые земли приехали более 100 тыс. чел. Одновременно этот же пленум положил начало преслову той «кукурузной кампании».

Основными зонами освоения целинных и залежных земель являлись районы Нижнего Поволжья, Казахстана, Юго-Западной Сибири и Даль него Востока. В 1954–1955 гг. по СССР было освоено 19,3 млн га, из них в России – 9,7 млн га. Из российских регионов наибольшая площадь целинных и залежных земель была освоена в Алтайском крае: 2319 тыс.

га, что составило почти 24% от общероссийского клина.

Как и следовало ожидать, эта грандиозная эпопея не привела к каче ственному улучшению технологии возделывания зерновых культур.

Урожайность с гектара осталась практически на прежнем уровне, ко леблясь в пределах от 7 до 9 ц с гектара. В 1959 г. посевные площади всех сельскохозяйственных культур составили по стране 196,3 млн га, превысив почти на 40 млн га посевные площади под урожай 1953 г.

Среднегодовое производство зерна в течение 1956–1960-х гг. возросло с 88,5 млн до 121,5 млн т, т.е. в 1,4 раза, но этого было недостаточно для удовлетворения нужд страны, так как производство зерна на душу насе ления оставалось очень низким, увеличившись за 50–60-е гг. с 180 до 200 кг. А для нормального хлебоснабжения необходимо было произво дить не менее 500 кг. Причины этого явления определялись хрониче ским отставанием сельскохозяйственного производства от нужд и по требностей страны.

В результате освоения целинных и залежных земель острота зерно вой проблемы была несколько сглажена, но она не была решена оконча тельно, на что надеялись Н.С. Хрущев и его сторонники. Кроме того, низкая, а порой и просто безграмотная, технология возделывания зерно вых на целинных землях породила целый комплекс отрицательных ре зультатов, с последствиями которых приходится сталкиваться вплоть до настоящего времени. В ходе «битвы за урожай» в 1954 г. и в последую щие годы были вспаханы все пастбища, переложные, залежные и це линные земли, что нарушило существовавший режим таяния снегов, увлажнения почвы, изменило ее структуру и состав и в конечном итоге подорвало ее плодородность. Начавшиеся пыльные бури унесли значи тельную часть гумусного слоя, а монокультура пшеницы привела к быстрому истощению резерва плодородия почвы. Кроме того, освоение целины совпало с периодом интенсивных испытаний ядерного оружия на Семипалатинском атомном полигоне. Более 100 ядерных взрывов подняли в воздух миллионы тонн радиоактивной пыли, а ветры пере несли ее в основном на территорию Алтая. Различные радиоактивные вещества ушли глубоко в почву, период полураспада многих из них превышает 100 лет. По мнению ряда ученых, опасность радиоактивного воздействия через почву, по всей цепочке биологической системы – от микробов, через продукцию сельского хозяйства, воду, воздух – будет сохраняться в течение длительного времени.

Не оправдались в целом и надежды на то, что с помощью расшире ния посевов кукурузы может быть решена проблема кормов для живот новодства. Конечно, в благоприятных природно-климатических услови ях – на Кубани, в Ростовской области – кукуруза может давать до 1000 ц зеленой массы с гектара. В этих местах, при интенсивном поливе, райо нированные сорта давали стебли высотой более 3-х метров и початки до 5 кг. Но когда в приказном порядке заставили сеять кукурузу вплоть до Полярного круга, это дало совершенно обратный результат. Посевы кукурузы вытеснили традиционные для этих мест культуры, и в итоге страна не получила ни кукурузы, ни пшеницы, ни иных продуктов.

Отрицательное воздействие на развитие сельскохозяйственного про изводства оказали меры, осуществляемые в рамках реализации планов Хрущева по ускорению строительства коммунизма: ограничение лично го подсобного хозяйства, сокращение земельной площади под усадьба ми жителей села, ликвидация «неперспективных» деревень и др.

Закономерным результатом волюнтаризма в сельскохозяйственной политике явились очередные продовольственные затруднения в начале 60-х гг., когда во многих местах вынуждены были перейти на карточное снабжение хлебопродуктами. С начала 60-х гг. все в больших количе ствах пришлось закупать хлеб, корма для животноводства за границей.

Необходимо отметить, что целинная эпопея имела еще ряд отрицатель ных результатов. Огромные средства, затраченные на освоение целины, были, по сути, недоданы Центральному Нечерноземью, на целину вы ехало много молодежи из этих мест, что еще более усилило процесс обезлюдения и запустения Центральной России.

Особенности социально-экономического развития страны в 50–60-е гг. проявились в значительных изменениях социально-классовой и про фессиональной структуры населения. Прежде всего результатом бурно го индустриального развития явилось то, что страна начала превращать ся из аграрно-индустриальной в индустриально-аграрную, доля город ского населения с 1956 по 1966 г. увеличилась с 43 до 53%. Соответ ственно уменьшилась доля сельского населения. Эти изменения были связаны с ростом численности рабочих и служащих: с 1950 по 1965 г. их число увеличилось с 40,4 млн до 62 млн чел.

В связи с изменением отраслевой структуры экономики изменилось удельное соотношение отдельных профессиональных групп. Доля заня тых в промышленности и строительстве увеличилось с 27% в 1950 г. до 36% а 1968 г. В значительной степени эти изменения были связаны с промышленным освоением Сибири. Начало формирования территори ально-промышленных комплексов – Западносибирского, Канско Ачинского, Усть-Илимского, Братского – сопровождалось резким уве личением численности строителей, эксплуатационников, транспортни ков, работников сферы обслуживания. Значительно ускорилось сокра щение доли населения, занятого в лесном и сельском хозяйстве: за этот же период с 48 до 29%. Почти пропорционально росту общей численно сти населения шло увеличение доли работающих в отраслях транспорта и связи, почти в 2 раза увеличилась доля занятых в отраслях здраво охранения, культуры, науки и искусства: с 8 до 15%. Несколько умень шилось удельное соотношение занятых в аппарате органов управления – с 3 до 2%.

Общая численность населения СССР увеличилась с 181,6 млн в 1951 г. до 238,9 млн чел. в 1969 г., за этот же период население РСФСР увеличилось с 102,9 млн до 128,5 млн чел. На изменение динамики чис ленности населения решающее влияние оказывали два показателя: сни жение общей и детской смертности и сравнительно высокий уровень рождаемости. Показатель рождаемости в Советском Союзе подчинялся общей тенденции промышленно развитых стран: он постепенно сни жался. Число родившихся на 1000 чел. населения сократилось с 26,7 в 1950 г. до 17,2 в 1968 г. Примерно в той же пропорции изменился этот показатель за этот же период в США. Показатель числа умерших на 1000 населения также проявлял устойчивую тенденцию к снижению: с 9,7 человек в 1950 г. до 7,7 в 1968 г. Наиболее обобщенным показателем качества жизни является ее продолжительность. По сравнению с 50-ми гг. к середине 60-х гг. она повысилась с 69 до 70 лет для всего населе ния, в том числе у мужчин – с 64 до 65 лет, у женщин – с 72 до 74 лет.


Подводя общие итоги социально-экономического развития страны в 50–60-е гг., можно выделить главные из них. Для этого периода было характерно сохранение и даже усиление тех противоречий, которые проявились с первых лет советской власти. Эффективность государ ственной системы управления экономикой лишь частично улучшилась после преобразований, которые порождали в свою очередь еще более сложные проблемы.

Результаты развития экономики были крайне противоречивы. С од ной стороны, именно в этот период были значительно обновлены осно вы электроэнергетики, металлургии, химической промышленности, оборонных отраслей, освоены десятки миллионов гектаров целинных и залежных земель. С другой стороны, в очередной раз в неопределенное будущее было отодвинуто решение социальных вопросов (насыщение рынка потребительскими товарами, продовольственная проблема и ряд других).

Одной из главных причин подобного противоречия являлось то, что в основе экономической политики по-прежнему лежали основные по стулаты марксистской доктрины в их ленинско-сталинской интерпрета ции. Хрущевская «оттепель» показала невозможность реформирования советской политической и экономической системы в рамках этих док трин.

Рекомендуемая литература 1. XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза. Стенографиче ский отчет. Т. 1–3. М., 1962.

2. История социалистической экономики СССР. Т. 6–7. М., 1980.

3. История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории советского гос ударства. М., 1991.

4. Народное хозяйство СССР : статистический сборник. М., 1956.

5. Экономическая жизнь СССР. Хроника событий и фактов. 1917–1959. М., 1961.

6. Капустин М. Конец утопии. Прошлое и будущее социализма. М., 1990.

7. Пихоя Р.Г. Советский Союз: история власти. 1945–1991. Новосибирск, 2000.

8. История Отечества : энциклопедия. М., 1999. С. 61–96.

9. Хрестоматия по отечественной истории (1946–1995). М., 1996.

Тема Общественно-политическая жизнь страны во второй половине 60-х – первой половине 80-х гг.

Применяемое в официальных документах и публицистике для харак теристики рассматриваемого периода понятие «застой» страдает содер жательной недостаточностью. Оно характеризует экономическое состо яние, где действительно все более обнаруживалась тенденция к стагна ции, но в других сферах – политике, общественной жизни и культуре – оно не раскрывает всей сложности и противоречивости процессов. В политической области после 1964 г. происходило откатывание назад в сравнении с десятилетним периодом хрущевской «оттепели», отказ от реформ и во многом возвращение к командно-административным мето дам сталинского времени. Очевидно, что это был не застой, а кризис всей системы. В общественной же жизни и культуре существовали раз личные, в том числе и противоположные, тенденции. Применение к этим сферам данного понятия вообще неправильно, так как в них вы зревали и нашли выражение наряду с официозными направлениями, такие движения, которые подготавливали собой перелом в обществе, последовавший в середине 80-х гг. и ставший началом его обновления.

На протяжении 60-х гг. в политическом развитии страны происходи ло противоборство линии, начавшейся при Хрущеве и связанной с де мократизацией общества, и линии консервативной. Окончательный по ворот определился в конце 60-х гг. в пользу консервативных сил. Осо бенно ярко это проявилось в 1968 г. в момент чехословацких событий и вступления войск Варшавского союза в Чехословакию.

После 1964 г. брежневское руководство объявило курс на стабиль ность в обществе, его старались придерживаться и в экономике, и в по литике, и в работе с кадрами. Обычно сейчас этот курс объясняют толь ко нежеланием Брежнева и его руководства что-либо менять. Более вдумчивые исследователи обращают внимание и на то, что для такой политики имелась определенная, и не малая, социальная база. Консер вативные настроения были характерны для достаточно широких слоев населения. Они основывались на удовлетворенности и гордости за до стигнутые мучительнейшей борьбой положительные результаты в стране, которые, конечно, имелись;

усталостью от трагических страда ний прошлого и неупорядоченных, лихорадочных преобразований Хрущева;

страхом, что новые перемены вызовут конфликты и даже войну, которая еще была жива в памяти у народа. Конечно, многие бы ли неудовлетворены положением в стране, уровнем жизни, но и они были склонны к социальному согласию. После многочисленных хру щевских перестроек многими положительно воспринималась политика бережного отношения к кадрам, объявленная Брежневым;

это обеспечи вало поддержку ей со стороны партийно-государственной номенклату ры после испуга, пережитого ею в связи с хрущевскими планами пере тряхивания аппарата.

В идеологии в начале нового политического этапа делались шаги по размежеванию с хрущевским «волюнтаризмом» и наиболее одиозными проявлениями его «культурной политики»: было осуществлено «оправ дание» генетики, смягчалась официальная оценка творчества писателей и художников, которые при Хрущеве подвергались нападкам.

Но курс на стабильность скоро стал проявляться как стагнация сло жившегося состояния дел в стране при всех ожидающих своего разре шения проблемах и недостатках. Такая порочная система управления вполне устраивала Брежнева и его окружение, которые не хотели ниче го менять, заботясь главным образом о своих привилегиях. Проходив шие в то время съезды партии по существу ничего не меняли, а лишь велеречивыми фразами и успокоительными речами оправдывали и за крепляли существующие порядки, которые постепенно, но неумолимо толкали страну к тяжелым потрясениям.

Стремление правительства ничего не менять в известной степени противоречило установкам предыдущего времени на развертывание коммунистического строительства, и курс стабильности (а по существу стагнации) в политике стал все более трактоваться в направлении под чинения себе этих выработанных ранее, на XXII съезде партии, ориен тиров. В политическом лексиконе с 1966 г. появляется понятие «разви той социализм». Первоначально эта концепция возникла и развивалась как естественное стремление к критическому осмыслению советского социализма и его конкретно-исторических этапов. Она могло стать при других целях политики основой новой программы общественной пере стройки взамен упрощенных лозунгов предыдущего периода о форси рованном продвижении к коммунизму, надуманность и нереальность которых все больше ощущалась. Но в дальнейшем она стала одним из важнейших оснований официальной идеологии застоя. Год спустя после того, как это понятие было введено в обиход, речь шла уже не о вступ лении страны в период строительства развитого социализма, а о том, что такой развитой социализм в СССР построен, т.е. о зрелом социа лизме. Об этом Брежневым было заявлено в юбилейном докладе к 50 летию Октябрьской революции. Это положение, сформулированное в дальнейшем и в Конституции СССР 1977 г., как бы находилось в плос кости предыдущих, в том числе сталинских, идей о состоявшемся по строении социализма в стране и в то же время позволяло, формально не снимая лозунга новой Программы партии о коммунизме, отодвинуть коммунистическую перспективу на отдаленное будущее.

В одном отношении это положение было особенно удобно для брежневского руководства: оно помогало приукрашивать действитель ность. Вся система общественных отношений теперь стала рассматри ваться под углом соответствия ее «критериям зрелости». Началась под гонка живых процессов под новую схему;

стали утверждать, что в нашей стране достигнута социальная однородность общества, решен национальный вопрос, осуществлен высокий качественный скачок в материально-технической базе, наблюдается расцвет социалистической демократии. Достижения тогда имелись, их нельзя отрицать, многие из них становятся для людей особенно очевидными сейчас, но в то время они сильно преувеличивались, для чего использовалась и фальсифици рованная статистика. Огромный пропагандистский аппарат проводил по этому поводу шумные кампании, но у многих они порождали равноду шие и даже прямую реакцию отторжения.

Было много фактов жизни, которые не укладывались в утверждения о развитом социализме: нехватка продуктов и товаров, негативные тен денции в обществе, такие как теневая экономика и коррупция, алкого лизм и т.д. Но в пропаганде они всячески смягчались и рассматривались лишь как «отдельные недостатки», причем в пропагандистской ритори ке эти недостатки все больше «мельчали», трудности «исчезали», рас творялась связь между понятиями «антагонизм» и «социализм», зато росли «успехи» и «достижения».

В политической жизни большое место занимали юбилеи государ ства: годовщины Октябрьской революции, 50-летие и 60-летие образо вания СССР, 100-летие со дня рождения В.И. Ленина и другие. Дей ствительно, некоторые из этих юбилеев имели важное государственное значение, но дело не в том, что таких торжеств проводилось очень мно го: они использовались для создания общественной атмосферы полного благополучия. Эти юбилеи следовали один за другим и сопровождались длительными пропагандистскими кампаниями: трудовыми вахтами, соревнованиями, повсеместными торжественными собраниями, съезда ми, конференциями. Вручались бесчисленные ордена, медали, памятные знаки. Каждый юбилей отмечался как политическое событие «огромно го масштаба», знаменующее собой важный рубеж на пути развития со ветского общества к коммунизму. Каждый раз утверждалось, что юби лей вылился в волнующую демонстрацию верности трудящихся делу Октября, нерушимого единства партии и народа. Мало того, каждый прошедший год отмечался как год «плодотворного, вдохновенного тру да» по выполнению решений какого-либо из очередных съездов партии.


«Юбилейность» определяла и парадный взгляд на историческое про шлое советской страны, в котором освещались лишь достижения хозяй ства и культуры. В этой обстановке шумихи и политической трескотни, естественно, на второй план отодвигались вопросы о недостатках, о не решенных и накапливающихся противоречиях, задачи глубокого осмысления исторического прошлого и перспектив развития страны. О них говорить казалось неуместным. Все делалось для того, чтобы дока зать, что СССР «находится в расцвете своих материальных и духовных сил».

Одним из крупнейших политических событий в это время явилось принятие в 1977 г. новой, четвертой, Конституции СССР. Она была при звана законодательно закрепить вступление страны в период развитого социализма и строительства коммунистического общества И, таким об разом, уже в своем основном замысле вступала в противоречие с реаль ностью и тенденциями общественного развития. Новыми моментами в Конституции были: определение в качестве социальной основы совет ского строя не только рабочего класса и крестьянства, как было в предыдущей Конституции, но и народной интеллигенции;

закрепление в статье 6-й руководящей роли КПСС в обществе (что приводило к дальнейшему усилению контроля партийных организаций и партномен клатуры за деятельностью предприятий и учреждений);

расширение раздела о правах и свободах граждан, в частности, выдвижение в каче стве отдельных положений о всеобщем среднем образовании, правах граждан на жилье, охрану здоровья, выбор профессии и т.д.;

включение в текст Конституции десяти положений Хельсинского акта о принципах межгосударственных отношений. Таким образом, Конституция пред ставляла собой документ, в котором сочетались не только идеологиче ские догмы, но и более полное отражение прав и свобод граждан в соот ветствии с Хельсинским актом 1975 г., а также некоторых других ре альных потребностей общества.

Конституция имела то достоинство, что она делала упор на матери альное гарантирование прав человека, таких как право на бесплатное образование, здравоохранение, труд и некоторые другие. Так что не вполне основательны только отрицательные оценки этой Конституции, нередко встречающиеся в современной печати и исходящие из того, что в то недемократическое время не могло быть демократической Консти туции. Но сам по себе закон, как бы хорошо ни был составлен, еще не будет действовать, если нет соответствующей политической воли. По этому правы и те, кто говорит, что Конституция носила декларативный, пропагандистский характер и по существу прикрывала собой пороки существовавшего общественно-политического строя. Конституционные нормы провозглашались, а в жизни продолжались грубейшие наруше ния законов: народовластие подменялось монополией на власть Полит бюро ЦК КПСС и других партийных органов, решениями которых или распоряжениями представителей партаппарата часто вынуждены были руководствоваться даже прокуратура, суд и милиция, действовало «те лефонное право»;

многие свободы и права человека не соблюдались;

государственной федерации как таковой по существу не было, и господ ствовал унитаризм, пренебрежение развитием наций и национально стей.

Гарантированные Конституцией СССР свобода слова, печати, со браний не могли реализовываться в создавшемся конкретном правовом поле, упираясь в действовавшие законы и нормативные акты. Хотя не правильно вообще отрицать активное участие населения в обществен ной жизни в то время. Эта активность имела определенные рамки, но была высоко развитой и носила не только формальный характер. Жизнь выдвигала массу подлинных энтузиастов-общественников, которые воспринимали общие и коллективные интересы как свои собственные.

Конституция 1977 г. завершала оформление брежневской внутрен ней политики и установление жесткого идеологического контроля над обществом, положила конец расчетам на реформирование политической системы.

С общим политическим курсом была связана и проводившаяся в эти годы постепенная «реабилитация» Сталина и его роли в истории стра ны. Печать, особенно с конца 60-х гг., теперь уже почти совсем не писа ла о репрессиях при Сталине, оправдывалась его политика в отношении крестьянства, искажалась правда о причинах поражения советских войск в начальный период Великой Отечественной войны.

В политике и пропаганде утвердилась практика декларативных ре чей и пустословия. Издавались пухлые тома сочинений Брежнева и дру гих высших руководителей. За этими речами и статьями часто не со держалось ничего реального, кроме стремления скрыть неблагополучие в стране и отсутствие политической воли к разрешению нарастающих противоречий. По данным АН СССР, реализовывалось не более одного из десяти из решений Совмина. Перед лицом все обостряющихся про блем руководство видело выход только в создании все новых и новых бесчисленных министерств и управленческих структур. Управленче ский аппарат непомерно расширился и составлял около 18 млн чел.

Господствовала вера в организационные и бюрократические пути реше ния проблем. Отвергались всякие попытки модернизации имевшейся социалистической модели, которая все больше обнаруживала свою не эффективность. Главный урок брежневского правления – это кризис командно-административной системы управления страной, сложившей ся в предыдущие годы советской власти. Государство, сосредотачивая в своих руках все нити управления многоотраслевым хозяйством, не мог ло обеспечить эффективного функционирования экономики.

Когда в 1964 г. был смещен Хрущев, это было сделано под лозунгом восстановления нарушенной им коллегиальности руководства. Но очень скоро об этом забыли, и постепенно происходит возвышение Брежнева над другими руководителями и установление если не единоличной, то во всяком случае его авторитарной власти, формируется его культ. Это не вызывало серьезного сопротивления других руководителей, более того, встречало известную их поддержку в интересах сложившегося баланса иерархических отношений внутри верхушки правителей. Для Брежнева в 1966 г. был восстановлен, хотя и без неограниченной вла сти, пост Генерального секретаря ЦК КПСС. Было принято постановле ние об укреплении престижа Брежнева. Хрущева при смещении резко критиковали за совмещение им высших постов в государстве и партии, но сам Брежнев вскоре стал на этот же путь. В 1977 г. он занял и пост Председателя Президиума Верховного Совета СССР, которому, кроме того, новая Конституция предоставила дополнительные прерогативы и фактически приравняла его к главе государства. Брежнев, как бы помня роль своих коллег в своем приходе к власти и будучи человеком по ха рактеру не склонным к конфликтам, соблюдал «правила игры» и сохра нял у власти узкий круг основных своих соратников, управлял с их со гласия, правда, убрав нескольких, представлявших опасность для него.

Большим влиянием пользовался, например, консервативно настроенный Суслов, ведавший идеологией, Громыко и др. Новые люди с большой осторожностью и очень неохотно допускались в этот ареопаг.

Пагубно сказывалась недемократическая система формирования ру ководства страны, основывавшаяся не на свободной деятельности и вы борах, а на закулисных комбинациях, а потому не обеспечивавшая от бор действительно лучших, компетентных и деловых руководителей. В результате руководство страны оказалось чуть ли не полностью состо ящим из престарелых лиц и самым старым по возрасту в мире. Вокруг этого в обществе ходило очень много разговоров, распространялись анекдоты. Многие из руководителей физически не могли справляться со своими обязанностями без целого аппарата помощников, референтов, составителей речей. Все это было похоже на вельможество. Сам Бреж нев, особенно в последние годы, тяжело болел;

были моменты, когда врачам приходилось буквально возвращать его к жизни. Он с трудом переносил необходимые по протоколу появления перед публикой и еле справлялся с тем, чтобы прочитать написанный другими текст речи.

Правящая верхушка, геронтократия, не имела себе смены. Это был па ралич власти, который порождал безразличие и недоверие к ней населе ния, особенно молодежи.

Л.И. Брежнев родился в 1906 г. в семье рабочего-металлурга. В кон це 30-х гг. он был выдвинут на партийную работу секретарем по пропа ганде Днепропетровского обкома партии. В годы войны он находился в Красной Армии, на политработе. После войны возглавлял партийные организации в Запорожье, Молдавии и Казахстане. На XIX съезде пар тии в 1952 г. был избран в состав ЦК и в качестве кандидата в Президи ум ЦК КПСС. Пользовался поддержкой Хрущева практически на про тяжении всей своей партийной карьеры, сам Хрущев даже называл Брежнева в качестве своего вероятного преемника. Это не помешало ему в 1964 г. выступить в качестве одного из наиболее активных орга низаторов смещения Хрущева. Брежнев оказался у руководства, так как сместившая Хрущева группа считала его фигурой компромиссной, при которой не будет опасных хрущевских посягательств на единоличное правление. Никто не принимал его всерьез как претендента на роль ли дера, а сам он всячески подчеркивал полное отсутствие подобных амби ций. Некоторые рассчитывали на свое усиление под таким прикрытием.

В литературе образ Брежнева освещается по-разному. Некоторые считают его человеком малообразованным, нечестолюбивым, мирно настроенным к своим коллегам, не склонным к интригам, да и не спо собным управлять самостоятельно. Поэтому, как считают, он «правил, не правя», власть на него просто «свалилась» в результате сложного, многопланового и даже странного сложения политических сил, которые были заинтересованы иметь «серого» руководителя для того, чтобы им управлять. Здесь примешались недовольство пренебрежительным от ношением Хрущева к коллективности в руководстве;

опасения по пово ду необузданных действий и крайностей его политики («карибский кри зис»);

иллюзии, что конфликт с Китаем носил личностный характер;

раздражение консервативной части аппарата управления постоянной нестабильностью и неоправданными перестройками;

борьба за власть различных по возрасту поколений руководителей. Сам же Брежнев со вершенно не был подготовлен к той роли, которая неожиданно доста лась ему. Таким Брежнев представлен, например, в книгах Ф. Бурлацко го, в некоторых кинофильмах, в выступлениях в средствах массовой информации в наше время.

Но есть и другие оценки. В том числе и его роли в перевороте 1964 г., которая была гораздо более серьезной. Эти авторы считают, что Брежнев стремился избегать крайностей, но обладал хитростью и осто рожностью, умением склонить на свою сторону людей. Будучи челове ком обходительным, устойчивым в своих привязанностях, он сумел со здать впечатление о себе как о ровном, спокойном и деликатном руко водителе, который ничего не предпринимает, не посовещавшись с дру гими товарищами по работе и не получив от них согласия. Он сам при знавался, что сильной его стороной является умение работать с кадрами.

В результате он добился такой расстановки кадров, какая его устраива ла, повернул политические силы так, что стал фактически единовласт ным руководителем. Ряд неугодных ему лиц в высшем руководстве бы ли убраны, причем без всякого шума, дипломатично. Так, он избавился от Подгорного, Воронова, Полянского, Микояна, Шелеста. В его окру жении место заняли руководители, преданные лично ему, с которыми он работал ранее, – из днепропетровской, молдавской и казахстанской «команд».

Придя к власти, Брежнев опасался крутых перемен и поворотов в политике, постарался перечеркнуть хрущевские начинания и даже вос становить многое из того, что было проверено в сталинское время. Были возвращены в Москву руководители, отправленные в предыдущие годы на периферию. Затеянная Хрущевым ротация кадров, которая стоила ему политической карьеры, но могла иметь существенные последствия в подрыве господства аппарата, постепенно сводится на нет. Лозунг бережного отношения к кадрам, выдвинутый им в противовес, обеспе чил Брежневу необходимую поддержку аппарата, которая в первую очередь и позволила ему править в течение долгих 18 лет.

Наконец, высказывается и третий взгляд, согласно которому следует говорить как бы о «двух Брежневых»: до середины 1970-х гг. и после.

Брежнев в начале своей деятельности являлся сторонником реформ, в том числе в области экономики. Обычно при этом ссылаются на доклад Брежнева на сентябрьском Пленуме ЦК КПСС 1965 г.

Хотя Брежнев имел и некоторые заслуги перед страной, которые, ве роятно, отрицать тоже нельзя, однако в целом «брежневщина» оказала на политическую, социально-экономическую и общественную жизнь общества глубоко разлагающее влияние, она стала символом бессилия распадающейся командно-административной системы.

На службу культа личности Брежнева была поставлена и история Великой Отечественной войны, в которой Брежнев принимал участие, но его роль в ней была довольно скромной: он служил в армии в каче стве политработника в звании полковника. Но теперь его заслуги стали безмерно преувеличиваться. В боях на «Малой земле» (под Новорос сийском) воины Красной Армии сражались с высоким мужеством, и эта операция имела большое значение. Но она, поскольку в ней принимал участие и Брежнев, стала изображаться в ряду самых крупных событий войны, оказавших решающее влияние на ее победный исход. Кульми нацией стала кампания по восхвалению книг воспоминаний Брежнева, в числе которых была и книга «Малая Земля» (а также «Возрождение», «Целина»). Как потом обнаружилось, эти книги и писались-то не самим Брежневым. Этим воспоминаниям, не имевшим никаких особенных ли тературных достоинств, была присуждена Ленинская премия по литера туре. Появилась масса статей и работ с восторженными отзывами об этих книгах. Насколько карикатурные формы приняла эта кампания видно из такого примера. В 1977 г. состоялась 36-я сессия Академии художеств СССР, на которой обсуждался доклад «Выдающееся значе ние трудов Л.И. Брежнева для дальнейшего развития социалистической художественной культуры в условиях развитого социализма».

Брежнев окружил себя людьми, лично преданными ему, как, напри мер, Н.А. Тихонов – председатель Совета Министров, Н.А. Щелоков – министр внутренних дел, К.У. Черненко. Важную роль стали играть члены его семьи, в ЦК КПСС были введены его сын и зять. Господ ствующее место в его окружении заняли руководители из его прежней днепропетровской, молдавской и казахстанской «команд». В этом окружении, как и вообще в широкой части партийно-государственного аппарата, процветали разложение, коррупция, связи с теневой экономи кой и хищения государственных средств.

Все большее недовольство вызывала роль Коммунистической пар тии, которую она играла в государстве и обществе. Еще с довоенного времени произошло сращивание руководства партии и ее аппарата с государственными структурами. Под провозглашаемые лозунги о по вышении руководящей роли партии в строительстве коммунизма велась линия на подмену государственного управления партийным. Все важ нейшие вопросы жизни общества решались в Политбюро и в других партийных комитетах. Партийные комитеты принимали на себя теку щие оперативно-распорядительные функции по управлению хозяйством и социальной сферой. Многие партийные работники не умели действо вать политическими методами, работать с людьми. Отсюда – тяга к ко мандному стилю и администрированию. Это приводило к отрыву пар тии от масс. И в самой партии постепенно углублялся отрыв партийного руководства от основной массы коммунистов, а ведь в партии состояло к середине 80-х гг. около 18 млн чел. Не соблюдался принцип демокра тического централизма. Систематически нарушались принципы равен ства членов партии перед Уставом КПСС и законом. Коммунисты, за нимавшие руководящие посты, находились вне контроля и критики «снизу». В партийной среде утвердилось деление на начальников и под чиненных, чинопочитание, чванство и угодничество. Произошло ослаб ление роли партийных собраний и выборных органов, что не давало возможности коммунистам активно участвовать в обсуждении многих жизненно важных вопросов и в конечном счете реально влиять на об становку в обществе. Широко развивалась система различных привиле гий партноменклатуры, круг которой все больше расширялся. Это были спецраспределители, квартиры и дачи, автомобили, медицинское и са наторное обслуживание, «непотопляемость» при нарушениях дисци плины и даже в случае совершения преступлений и т.д. Произошло рез кое падение уровня гласности в партии;

рядовые члены партии не ин формировались даже в таких тоже ограниченных размерах, как в конце 50-х – начале 60-х гг., о политике партии и о положении в стране. По литбюро и другие парткомитеты отгородились от рядовых членов пар тии. В партаппарате и в Политбюро было много карьеристов и приспо собленцев, которые говорили одно, а делали совсем другое, призывали людей к социализму и демократии, а сами не верили в эти лозунги.

Роль рядовых коммунистов по существу сводилась к поддержке по литики Политбюро и партноменклатуры. Их, так же, как и всех людей, часто просто обманывали. Миллионы коммунистов честно и самоот верженно трудились, выполняя свой партийный и гражданский долг, находились на передовых позициях в своих коллективах. Но люди оли цетворяли партию с ее прогнившим руководством, и она теряла автори тет в народе.

И политика партии, окостеневшая и неспособная давать ответы на вызовы времени, и кризис внутри самой партии были одной из ведущих составляющих тупикового состояния, в котором оказалось общество.

Деформированной оказалась и деятельность других общественных ор ганизаций. Профсоюзы перестали выполнять свою главную функцию защиты трудящихся, были подчинены партии. Деятельность комсомола, особенно его аппарата, отличалась парадным тщеславием, формализмом и пустословием. Вместе с тем усиливалась деятельность служб КГБ, следивших за «идеологической чистотой» в обществе. Возрастали про блемы в национальных отношениях в результате ограничения самостоя тельности республик и недооценки развития национального самосозна ния народов.

В обществе распространялась бездуховность, росли настроения «обыденщины», у многих людей утрачивалась вера в идеалы. Прежние высокие цели и общепринятые общественные ценности дискредитиро вались разрывом между лозунгами и реальной жизнью, а новые не име ли духовно-нравственной силы. Этому содействовало развитие в раз личных кругах общества двойной морали. И в это время было много героического в труде. Проводились многочисленные массовые кампа нии, которые искренне поддерживались людьми. Молодежь ехала на ударные стройки, осваивала нефтяные богатства Сибири, строила БАМ, увеличивалась экономическая мощь страны. Но, вместе с тем, заметно развивались социальная апатия, групповой эгоизм, психология «ма ленького человека», который ничего не хочет изменить, потому что от него «ничего не зависит», пренебрежение к общественному достоянию, когда урвать у государства не считалось зазорным. Рушилась вековая привязанность крестьян к земле. В 70-е гг. стало модным новое понятие «вещизм», и эта тема широко обсуждалась на страницах газет и журна лов. «Вещизм» тогда рассматривался как опасная социальная болезнь, симптом разрушения личности, крушение нравственных ценностей и идеалов социализма. Но причины его трактовались упрощенно: как од нобокость воспитания, тогда как в действительности – это стало ясно впоследствии – они лежали глубже: и в кризисе командно административной модели социализма, в отстранении людей от реаль ного участия в управлении обществом. Сейчас к этому явлению тоже неодинаковое отношение. Одни считают, что в этом феномене можно было видеть проявление поворота советского общества к нормальным, а не утопическим представлениям о жизни, о жизни не в будущем, а в настоящем времени, другие видят в нем начало развивающейся, как и во всем современном мировом обществе, утраты духовности.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.