авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«IV Очередной Всероссийский социологический конгресс Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие 5 Секция 5 ...»

-- [ Страница 2 ] --

В рамках данного проекта были опрошены люди, проживающие на территории РФ в возрасте от 18 до 50 лет и имеющие подтвержденный медицинским учреждением положительный ВИЧ-статус. Предметом иссле дования являются негативные аспекты образа жизни ВИЧ-позитивных, а именно посредством чего указанные негативные аспекты образуются, какое место в этом занимает повседневное окружение, условия жизни человека и его личный опыт. Под образом жизни понимаются паттерны поведения, характеризующие особенности общения, мышления и дея тельности ВИЧ-позитивных россиян. По своей структуре включает три основных блока: забота о здоровье, общение и характер социальных связей, характер досуга. Под негативными аспектами понимается опыт стигма тизации и дискриминации со стороны окружающих людей (психическое и физическое насилие, жесты, унижающие человеческое достоинство, дискриминация близких людей человека, живущего с ВИЧ) и организаций (препятствия, отказы, барьеры со стороны организаций), навешивание Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы социальных ярлыков (конструируемый образ ВИЧ-инфицированных жен щин и мужчин в сознании людей), опыт самостигматизации (негативное восприятие человеком самого себя как носителя вируса и связанная с этим резкая самокритика).

Опрос проводился через Интернет, географию исследования можно определить как всю территорию Российской Федерации ( субъекта). реальная (фактическая) генеральная совокупность включила ВИЧ-положительных людей от 18 до 50 лет, проживающих на террито рии Российской Федерации и знающих о своем ВИЧ-статусе, а также зарегистрированных на сайтах и форумах, посвященных тематике ВИЧ/ СПИДа. Была применена невероятностная многоступенчатая выборка доступных единиц, объем выборки был рассчитан при помощи формулы Рукавишникова и в конечном итоге составил 128 человек.

Некоторые предварительные результаты исследования На основе собранных данных может быть нарисован следующий социально-демографический портрет участника социологического иссле дования (в скобках указан процент характеристики по выборке): это жен щина (61,4%) чуть младше 30 лет, длительность ее жизни с ВИЧ составляет от 1 года до 4 лет (34,4%). Она проживает в одном из регионов РФ (то есть не в Москве, 81,25%) вместе с партнером, состоя в официальном или граждан ском браке (51,6%), детей в возрасте до 14 лет нет (59,4%). Предполагаемый путь заражения ВИЧ - гетеросексуальный контакт с постоянным партне ром (43%), ВИЧ-статус известен только самым близким (53,9%) и раскрыт абсолютно добровольно (53,9%).

В вопросе со множественным выбором «Что нового появилось в Вашем образе жизни после обнаружения у Вас ВИЧ?» суждением, с которым согласилось наибольшее количество ответивших (62,0%) было «Переосмыслил(а) многие жизненный ценности», на втором месте ока залось суждение «Появились новые знакомые с ВИЧ-положительным статусом» (52,1% ). Однако в генеральной совокупности эти доли следует полагать равными (вероятность, с которой переносятся данные с выборки на генеральную совокупность для всех вопросов равна 95%). Наименее популярным оказался ответ «Начал(а) общаться/строить отношения только с ВИЧ-положительными людьми» - 10,7% ответивших (от 5,3 до 16,0% в генеральной совокупности).

«Произошли ли изменения в Вашем образе жизни в первые три месяца после обнаружения ВИЧ?» - у большинства респондентов прои зошли незначительные изменения (38,3% опрошенных), далее по популяр ности идет ответ «Нет, изменений не было» (32% опрошенных) и меньше всего респондентов испытали значительные изменения (29,7%). Различия в генеральной совокупности незначимы.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы «Произошли ли изменения в Вашем образе жизни позже?» (зада вался тем, кто живет с ВИЧ более 3х месяцев) - у большинства респондентов произошли незначительные изменения после 3 месяцев с момента получе ния диагноза (40,6% опрошенных), доли тех, у кого произошли существен ные изменения и тех, у кого изменений не было раны по 29,7% каждая.

На генеральной совокупности различий опять же нет.

Как видим, после подтверждения положительного ВИЧ-статуса в образе жизни людей происходят перемены, но несущественные.

Показатели сохраняется и при анализе временной динамики (первые 3 месяца – последние 12 месяцев).

Но, как показывают ответы на два других вопроса («Вспомните, принимали ли в течение первых 3 месяцев после обнаружения вируса какие-либо из следующих решений?» и «Вспомните, принимали ли Вы за последние 12 месяцев в связи со своим ВИЧ-статусом какие-либо из сле дующих решений?»), то, насколько люди сами ограничивают себя и свое жизненное пространство, зависит от того, какой промежуток времени про шлел с момента постановки диагноза. Так, в первом вопросе суждением, с которым согласилось наибольшее количество ответивших, было «Не иметь сексуальных контактов» (41,4%), на втором месте оказалось сужде ние «Ничего из вышеперечисленного» (36,7%). При этом доверительные интервалы пересекаются, и мы не сможем говорить о разнице между ними в генеральной совокупности.

Со следующими суждениями в этом вопросе («Изолироваться от своей семьи и/или друзей», «Не иметь детей (кроме тех, которые уже есть)», «Прекратить работать», «Отказаться от получения/продолжения образо вания», «Не вступать в брак», «Не посещать районную поликлинику, хотя была необходимость в этом», «Не посещать больницу, хотя была необходи мость в этом», «Не посещать общественные мероприятия»)) соглашались от 14,1% до 33,6% ответивших.

Наименее популярными были ответы «Прекратить работать»

и «Отказаться от получения/продолжения образования» – по 10,9% ответивших.

В вопросе о решениях, принятых за последний год («Вспомните, принимали ли Вы за последние 12 месяцев в связи со своим ВИЧ-статусом какие-либо из следующих решений?») самым популярным оказалось суж дение «Ничего из вышеперечисленного» (65,0%). Далее следует ответ «Изолироваться от своей семьи и/или друзей» (38,5%). Разница между долями выбравших эти варианты ответа сохраняется и в генеральной совокупности.

Наименее популярным был ответ «Не претендовать на работу/тру доустройство» - 10,7% ответивших.

Таким образом, видно, что со временем уровень самостигматизации в связи с ВИЧ у людей снижается.

Далее хотелось бы коснуться результатов, связанных с фактором открытости/закрытости ВИЧ-статуса., распределенных по группам:

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы 1. Для тех, чей ВИЧ-статус полностью закрыт (то есть известен только самому человеку или его лечащему врачу и/или другим ЛЖВ): «Как Вы думаете, если бы Ваши близкие люди (члены семьи, лучшие друзья) узнали о Вашем ВИЧ-статусе, их отношение к Вас изменилось или нет?», «Как Вы думаете, если бы Ваши знакомые и/или дальние родственники узнали о Вашем ВИЧ-статусе, их отношение к Вас изменилось или нет?», «Как Вы думаете, если бы Ваши коллеги по работе и/или начальство узнали о Вашем ВИЧ-статусе, их отношение к Вас изменилось или нет?».

2. Для тех, чей ВИЧ-статус частично открыт (известен только самым близким), отличается только первый вопрос: «Как Вы дума ете, после того, как Ваши близкие люди (члены семьи, лучшие дру зья) узнали о Вашем ВИЧ-статусе, их отношение к Вас изменилось или нет?».

3. Для тех, чей ВИЧ-статус открыт (то есть известен довольно многим): «Как Вы думаете, после того, как Ваши близкие люди (члены семьи, лучшие друзья) узнали о Вашем ВИЧ-статусе, их отношение к Вас изменилось или нет?», «Как Вы думаете, после того, как Ваши знакомые и/или дальние родственники узнали о Вашем ВИЧ-статусе, их отношение к Вас изменилось или нет?», «Как Вы думаете, после того, как Ваши коллеги по работе и/или начальство узнали о Вашем ВИЧ-статусе, их отношение к Вас изменилось или нет?».

Ниже приведен обобщенный анализ ответов на указанные вопросы.

Среди тех, у кого закрытый ВИЧ-статус, 51,7% считает, что близких люди отнесутся к ним хуже после раскрытия статуса. Это «предполагаемый»

процент (то есть процент ответивших, которые лишь предполагают, что такое отношение к ним могло бы быть, «реальный» процент – это процент ответивших про отношение к ним, которое они уже наблюдают в своей повседневной жизни). Среди частично открытых об ухудшении отношения со стороны близких говорят 18,8% ответивших, а среди полностью откры тых - 16,7% и это уже «реальные» проценты. Доверительные интервалы не пересекаются - можем говорить о разнице в генеральной совокупности между двумя группами.

Те, у кого закрытый и частично открытый ВИЧ-статус говорят, что знакомые и дальние родственники будут к ним относиться хуже (в этом уверены 72,4% и 72,5% соответственно, в генеральной совокупности доли равны). Это «предполагаемый» процент. «Реальный» процент (ответы тех, у кого открытый статус) – 36,7%. В генеральной совокупности разли чия сохраняются.

Из тех, у кого закрытый статус, предполагают, что среди коллег к ним станет относиться хуже после раскрытия статуса 72,4% ответивших, а среди частично открытых предполагают негатив 86,5%. Среди же тех, у кого статус открыт, лишь 30% ответили, что коллеги действительно стали хуже к ним относиться. Результаты по выборке сохраняются и в генераль ной совокупности (нет пересечения доверительных интервалов).

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Доля людей с закрытым статусом, предполагающая, что коллеги и/ или начальство не изменит свое отношение к ним после раскрытия ВИЧ статуса, равна 27,6%, а среди тех, у кого статус открыт частично, в этом убеждены 14,5%. Среди тех же, у кого открытый статус, 63,3% говорят, что коллеги не изменили к ним свое отношение. При этом различия сохраня ются в генеральной совокупности.

Хотя доверительные интервалы пересекаются и в генеральной сово купности доли ответивших будут равны, все же отметим, что среди тех, у кого закрытый и частично открытый статус, абсолютно никто (0% отве тивших) не считает, что коллеги станут к ним лучше относиться, а среди тех, кто имеет открытый статус, 6,7% ответивших сказали, что отношение коллег и начальство изменилось в лучшую сторону.

Можно сделать общий вывод с вероятностью 95% о том, что те, у кого хотя бы частично закрытый ВИЧ-статус, а в особенности полностью закрытый, более негативно воспринимают отношение к себе окружаю щих. Те же, у кого открытый статус, уверены, что окружающие их люди относятся к ним лучше, чем это предполагают люди с какой-либо степе нью закрытости статуса. Следовательно, можно предположить, что ВИЧ положительным с открытым статусом психологически легче находиться и общаться с другими людьми.

Таким образом, мы представили небольшой обзор по проведенному исследованию без обращения к его ключевым задачам и гипотезам, но с некоторыми первыми возможными выводами по собранному материалу.

Библиографический список 1. Жизнь с ВИЧ в странах Восточной Европы и СНГ /Дон Операрио // Региональный доклад о человеческом развитии, посвященный проблеме ВИЧ/СПИДа в странах Востояной Европы и СНГ. – Региональный центр ПРООН в Братиславе, 2008.

2. Бендина О.А. Практики взаимодействия ВИЧ-позитивных женщин с медицинской системой // Журнал социологии и социальной антро пологии. 2009. Том XII. № 1.

3. Бородкина О.И. Социальный контекст эпидемии ВИЧ/СПИДа в России // Журнал исследований социальной политики.2008. № 2.

4. Звоновский В.Б. ВИЧ и стигма // Журнал исследований социальной политики. 2008. № 4.

5. Рождественская Е.Ю., Семенова В.В., Стрельникова А.В., Андреев А. Н. Отношения россиян к социально незащищенным группам // Социологический журнал. 2007. № 4.

6. Ясавеев И.Г. СМИ и ситуация с ВИЧ/СПИДом в России // Журнал социологические исследования. 2006. №12.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы 7. Декларация о приверженности делу борьбы с ВИЧ/СПИДом / специ альная сессия Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу 25 – 26 июня 2001 года // UNAIDS. URL: http:// www.unaids.org/en/media/unaids/contentassets/dataimport/publications/ irc-pub03/aidsdeclaration_ru.pdf (Дата обращения: 5.06.2012).

8. Количество ВИЧ-инфицированных в России за 2012 год // Федеральный научно-методический Центр по профилактике и борьбе со СПИДом. URL: http://www.hivrussia.ru/stat/2012.shtml (дата обра щения 13.07.2012).

9. Снижение стигмы и дискриминации в связи с ВИЧ: важная часть национальных программ по СПИДу / Женева: Объединенная про грамма Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу, // UNAIDS. URL: http://www.aids.ru/aids/stigmadef.shtml (Дата обращения: 5.06.2012).

10. ЮНЭЙДС (UNAIDS) / Объединенная программа ООН по ВИЧ/ СПИДу // UNAIDS. URL: http://www.unaids.org/ru (Дата обращения:

5.06.2012).

11. Гофман И. Стигма. Заметки об исправлении испорченной идентич ности // Библиотека e-Reading. URL: http://www.e-reading.org.ua/ bookreader.php/145155/Gofman_-_Stigma._Zametki_ob_upravlenii_ isporchennoii_identichnost%27yu.pdf (Дата обращения: 5.06.2012).

12. Ярская-Смирнова Е. Р. Социокультурный анализ нетипичности // Центр социальных исследований и гендерной политики. URL: http:// socpolicy.ru/wp-content/uploads/2010/07/SociokultAnalizNetipichnosti.

pdf (Дата обращения: 5.06.2012).

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Гриценко Г. Д., Ставрополь Социальный портрет южнороссийского региона Аннотация В статье рассматривается различные стороны социаль ного портрета региона, которые изменяются под влия нием миграционных процессов, имеющих этническую окраску. Показано ухудшение межэтнических отноше ний в связи со снижением социально-экономического положения значительной массы населения принимаю щего региона.

Ключевые слова: факторы миграции, социально-экономическая ситуация, этническая составляющая миграции, социальное самочувствие, этническая напряженность Северный Кавказ, несмотря на очевидную тенденцию к стабили зации российского общества, остается наиболее конфликтным регионом в России. При этом конфликтогенный потенциал обусловлен как терро ристической активностью банд формирования, так и миграционными процессами последних двадцати лет, имеющими в определенной степени этническую окрашенность. В этой связи актуализируется потребность в исследовании социального, в том числе этнического, портрета тех тер риторий, которые испытали миграционную нагрузку.

Причем такая потребность не снижается даже в условиях, когда миграционный оборот населения в России, пик которого приходился на 1990 т. е., в последние годы уменьшается: доля приезжих в настоящее время в количественном составе всего населения относительно невелика – примерно около 1,5 % (немногим более 2,1 млн. чел.) [1, с. 57-58]. В то же время важно учитывать тот факт, что в действительности миграционный процесс более масштабен. Об этом, в частности, свидетельствуют резуль таты социологического опроса, проведенного в 2007 г. Социологическим центром РАГС в 12 субъектах России, характеризуемых высоким уровнем миграции, в том числе в Ставропольском крае [2, с. 75]. Так, не обращались в органы милиции или миграционной службы при переезде на новое место жительства 42,5% опрошенных, а следовательно, они не учтены в офици альной статистике.

На примере Ставрополья.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Как показывает социальная практика, за годы реформ примерно треть населения страны испытала судьбу мигрантов, поскольку, по мнению экспертов, к категории прибывших на постоянное жительство примыкает многочисленная армия людей, приезжающих временно на заработки. Это так называемые «отходники» – лица, перемещающиеся в поисках заработ ков в пределах своих или других регионов, и «гастарбайтеры» – граждане, прибывшие в Россию из иных стран. Их общее количество, по экспертным оценкам, составлять ежегодно 5-6 и более миллионов человек [2, с. 76].

В данном контексте необходимо иметь в виду, что «приживаемость»

мигрантов на новом месте жительства, их трудовая и социальная адаптация, социокультурная интеграция в местную территориально-историческую и этнокультурную общность населения длится в среднем 10 лет, в течение которых они оказывают существенное влияние на общественное разделе ние и рынок труда, уровень его оплаты, а в регионах с длительным и интен сивным притоком мигрантов также на уровень социальной напряженности.

Об этом свидетельствуют данные многолетних исследований [3].

Одним из регионов, для которого миграционные процессы были значимыми, выступает Ставропольский край. Это обусловлено многими факторами и причинами, наиболее значимыми из которых выступают сле дующие [4, с. 9-14].

В результате распада Советского Союза край превратился из глубин ного региона в приграничный. «Приграничность» Ставрополья указывает не столько на наличие непосредственных границ с другими странами, сколько на выход к национальным республикам, где политическая обста новка крайне нестабильна и конфликтна. Из зон конфликтов, в основном из Азербайджана, Армении, Грузии, Ингушетии, Чечни, на территорию Ставропольского края был направлен исход беженцев и вынужденных переселенцев, при этом не только русскоязычных, но и других неславян ских этносов.

Кроме того, Ставропольский край, являясь одним из центральных регионов Северного Кавказа, выступает его своеобразным этномиграцион ным перекрестком, который дополняется удачным сочетанием природно климатических условий с плодородными землями и обширными паст бищами. Именно положение Ставропольского края на стыке равнинной и горной зон создает предпосылки для развития миграционных процессов:

мигранты из северокавказских республик могут заниматься на территории края традиционными для них видами хозяйствования, например скотовод ством, животноводством.

Важным фактором направленности миграционных потоков на Ставрополье может рассматриваться формирование в предгорьях полицен трической агломерации с центром в г. Пятигорске, в котором размещается крупнейший на Северном Кавказе региональный торговый рынок, обе спечивающий рабочими местами тысячи трудовых мигрантов.

К значимым миграционным факторам может быть отнесено и то, что традиционно на территории края проживали этносы, представители которые составили миграционный поток 1990-х годов.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Все это обусловило многочисленность миграции: за последние десятилетия в край прибыло около 1 млн. мигрантов: коэффициент мигра ционного прироста в крае был в 5 раз выше среднего по стране и в 3 раз выше, чем по Северному Кавказу. За период с 1989 года до 2011 года насе ление края увеличилось с 2,40 до 2,79 млн. чел., притом что естественный прирост с 1993 года имеет отрицательное значение: в течение последних лет Ставропольский край занимает 46 место среди регионов Российской Федерации по показателю естественного прироста [5]. Несмотря на депрес сивное состояние их экономики, растет численность отдельных поселе ний в сельской местности и небольших городов. Это приводит к измене нию статуса населенных пунктов. Одним из подобных административных изменений стало преобразование в 1999 году села Шпаковское в город Михайловск.

Миграционные процессы привели к трансформации национального состава населения Ставропольского края. Доля русских в составе населе ния уменьшилась на 2,4%. При этом увеличились доли армян (в 2 раза), азербайджанцев (в 1,8 раз), грузин (в 1,6 раз), осетин (на 43%), лезгин (на 37%), ногайцев (на 32 %), греков (на 27 %), туркмен (на 25 %), татар (на %), кабардинцев (на 21 %) и некоторых других народов [6]. Увеличение численности отдельных этносов и их компактное проживание на террито рии края позволило ряду этносов образовать свои национальные диаспоры.

Наиболее крупными из которых являются армянская, азербайджанская, даргинская, греческая и т. д.

Например, в Кисловодске за последнее время почти на 30% выросло армянское население, более чем на 20% - карачаевское, при этом доля русских сократилось на 10%. Стремительно растёт число при езжих из Дагестана. Особенно сильный наплыв мигрантов приходится в Нефтекумском районе, где русского населения стало меньше половины, но высока концентрация представителей других национальностей. В целом же по краю за последние 8 лет доля коренного населения уменьшилась более чем на 5% [6;

7, с.74].

При анализе социальных последствий миграции в контексте кон струирования портрета региона, следует иметь в виду то, что значительный миграционный прирост населения пришелся на регион с невысоким соци ально-экономическим уровнем развития[8].

Валовой региональный продукт в среднем на одного жителя края равен 66,8 тыс. руб. в год. Это соответствует 31 месту среди субъектов РФ по объему ВРП и 67 месту – по объему ВРП на душу населения, что составляет только 48,5 % от среднероссийского уровня. По уровню жизни Ставрополье также отстоит далеко от развитых регионов: более половины населения края имеет доходы ниже прожиточного минимума. Средняя заработная плата (6733 руб.) значительно ниже среднероссийского уровня. Денежные доходы на душу населения составили 6587,3 рубля при прожиточном мини муме в крае 2984 рублей в месяц, что свидетельствует о достижении уровня среднедушевого дохода в России в 2003г., который равнялся 6295,8 рубля.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Для края характерен значительный уровень безработицы: останов ляет 8,9 % экономически активного населения. А в некоторых районах без работица достигает 30%: зонами повышенного уровня безработицы явля ются Юго-восточная (Курский и Кировский районы) и Северо-западная зоны (Красногвардейский, Изобильненский и Шпаковский) края.

Но кроме регистрируемой безработицы в крае имеет место скрытая безработица, которая представляет довольно распространенный феномен, составляя 2-3 %, а в некоторых районах 4-5% экономически активного населения. К проблемным районам, с точки зрения распространения скры той безработицы, относятся Георгиевский, Советский, Труновский. а также Шпаковский районы.

Пополнение населения Ставрополья за счет миграции из южных регионов с точки зрения перераспределения рабочей силы и решения соци альных проблем, также в силу расхождения этнокультурных и этнорелиги озных особенностей миграционных групп и принимающего региона высту пает фактором этносоциальной напряженности и даже конфликтности.

О напряженности в межэтнических отношения на Ставрополье сви детельствуют результаты социологического опроса, проведенного институ том социально-экономических и гуманитарных исследований ЮНЦ РАН в 2006 и 2010 годах. Так, в два раза увеличилась доля тех респондентов, кто считает, что межнациональные отношения в их регионе характеризуются напряженностью и даже конфликтностью: с 17,5 % в 2006 г. до 38,0 % в 2010 г. Отрицательная тенденция свойственна и динамике межэтнических отношений: возросло число участников опроса, прогнозирующих ухуд шение межэтнических отношений в ближайшие 2-3 года: соответственно с 22,2 % до 31,8 %. Увеличилась доля тех, кто убежден, что миграция вызы вает конфликтность (с 40,3 % до 43,7 %);

кто уверен, что взаимодействие людей разных национальностей есть источник неприятностей (с 35,3 % до 37,4 %);

кто считает, что каждый народ должен жить на своей исторической Родине (с 34,7 % до 35,3 %).

При этом первоочередными причинами межнациональной напря женности, по мнению респонденты, выступаю социально-экономиче ские, которые усугубляются миграционными процессами. Кроме этого происходит некоторое смещение причин межэтнической нестабильности и конфликтности из объективной социально-экономической сферы в чув ственно-эмоциональную, которая нередко используется в качестве объекта манипуляции. В условиях возрастания социально-политической и эконо мической неопределенности люди испытывают трудности в определении своего отношения к наиболее острым проблемам общественной жизни, что делает их более уязвимыми для вероятностного программирования опреде ленных установок и формирования определенных представлений. Ситуация в регионе усугубляется просчетами в управленческой деятельности регио нальных и местных органов власти, которые усиливаются неэффективной политикой федеральной власти. Более того в условиях социальных преоб разований российского общества, кризиса системы ценностей названные Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы причины приобретают этническую окраску и усиливают отрицательные тенденции в развитии межнациональных отношений в полиэтничном макрорегионе.

Библиографический список 1. Численность и миграция населения Российской Федерации в 2011 году:

статистический сборник. М.: Росстат, 2012.

2. Бойков В.Э. Социальные аспекты миграции населения. Социс. 2007.

№ 12. С. 75-79.

3. Жакевич В.Д. Миграционные настроения в странах СНГ (по итогам международного исследования). Социс. 2008. № 10. С. 88-95;

Гриценко Г.Д., Дмитриев А.В., Маслова Т.Ф. Мигранты в социакультурном про странстве региона: социологические очерки / Под ред. М.К. Горшкова.

М., Альфа-М, 2009.

4. Гриценко Г.Д., Дмитриев А.В., Маслова Т.Ф. Миграция в социокуль турном пространстве региона: социологические очерки / Под ред. чл. корр. М.К. Горшкова. М.: Альфа-М, 2009.

5. Всесоюзная перепись населения 1989 года: статистический сборник.

М.: Росстат, 1992. Ставропольский край в цифрах. 2011г.: статистиче ский сборник.– Ставрополь, 2012. URL: http://www.stavstat.ru/region_v_ cifrah/default.aspx (Дата обращения: 11.06.2012).

6. Ставропольский край в цифрах. 2011г.: статистический сборник.– Ставрополь, 2012. URL: http://www.stavstat.ru/region_v_cifrah/default.

aspx (Дата обращения: 11.06.2012).

7. Назарова Е.А. Особенности миграционных процессов в южных регио нах России. Социс. 2006. № 6. С.73-78.

8. Экономика Ставрополья за 2010 год в цифрах / http://www.stapravda.

ru/20110129/ekonomika_stavropolya_za_2010_god_v_tsifrakh_51050.html (Дата обращения: 11.06.2012).

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Гузанова А. К., Москва Жилищные условия и стратегии российских домохозяйств:

территориальные и социальные различия Аннотация Проанализирована жилищная ситуация домохозяйств, их намерения и действия по улучшению жилья. Выявлены территориальные особенности. Показана острота про блемы для семей с детьми, их заинтересованность в стро ительстве нового жилья, прежде всего отдельных домов.

Ключевые слова: жилищные условия, намерения и действия по улучшению жилья, типы поселений, домохозяйства с детьми, социальная политика Улучшение жилищных условий представляет собой серьезную про блему для многих российских семей. Практический уход государства от решения социальных вопросов в жилищной сфере привел к тому, что получивший развитие жилищный рынок, стал работать преимущественно на стимулирование строительства жилья для самых богатых. Это привело к резким контрастам, заметной дифференциации жилищных условий.

В итоге значительная часть российских семей вынуждена проживать в тес ном, неблагоустроенном, а порой и ветхом жилье. Прежде всего, это каса ется бедных и многодетных семей.

Следует сказать несколько слов о взаимосвязи жилищной и демографической проблем, влиянии жилищных условий на репродуктивное поведение семей. Дело в том, что появление новых комфортных домов и квартир высоких потребительских стандартов не могло не изменить представления россиян о том, что такое хорошее жилье.

Потребности в нормальных условиях проживания заметно повысились.

В семейной жизни зачастую это приводило к ориентации на одного ребенка. Как показывают исследования последних лет, наряду с другими факторами, немалую роль в ограничении рождаемости играл именно нерешенный жилищный вопрос. Так, рождение второго ребенка (не говоря уже о третьем и последующих) резко ухудшало жилищные условия семей, делало их далекими от современных норм и стандартов. Учитывая глубокий и затянувшийся демографический кризис, вопрос об улучшении жилищных условий семей с детьми требует безотлагательного решения.

1 Исследование ведется при финансовой поддержке РГНФ, проект 11-02-00110а.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Сегодня становится очевидным, что рыночные механизмы никак не справляются с клубком наболевших и острых жилищных проблем. К выра ботке новых направлений социально ориентированной жилищной поли тики могут предлагаться разные подходы – с учетом целесообразности, про шлого и зарубежного опыта, установки норм потребления, защиты бедного населения и др. Представляются весьма важными доводы, опирающиеся на практическое поведение россиян, которые, несмотря на безденежье, тем или иным путем решали свои жилищные вопросы.

В рамках такого подхода по результатам Комплексного наблюдения условий жизни населения, проведенного Росстатом в ноябре 2011 г. [1], нами был сделан анализ субъективных оценок жилищных условий, планов и намерений российских домохозяйств. Рассматривались основные пути и способы улучшения жилищной ситуации, потребительские предпочтения в отношении типов жилищ (квартиры или индивидуального дома), а также возможные денежные источники, которые могут быть и были задейство ваны домохозяйствами для покупки или строительства своих жилищ. При анализе жилищных стратегий большое значение уделялось выявлению раз личий и особенностей по городским и сельским поселениям и по составу домохозяйств. Прежде всего, принимались во внимание проблемы семей с детьми, молодых, неполных семей и сложных домохозяйств.

Жилищные условия и их оценка домохозяйствами Согласно данным этого обследования, обращает на себя внимание низкий уровень обеспеченности жилплощадью – в среднем 17,2 кв. м на члена семьи. Как видно на рис. 1, самая высокая она в сельской местности, а чем крупнее город, тем более тесно в нем жить. В последнее время особенно критичным становится положение в мегаполисах. Во многом это вызвано значительным миграционным притоком населения (прежде всего в Москву).

Источник: Итоги Комплексного наблюдения условий жизни населения в 2011 году, Федеральная служба государственной статистики, 2012.

Рис. 1. Обеспеченность жилой площадью по типам поселений, квадратных метров на члена домохозяйства Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Были в прошлые годы, остаются существенными, а порой и усили лись различия в жилищной обеспеченности по демографическим катего риям. Тенденции по российским регионам довольно похожи. Значительная часть российских домохозяйств - это сложные семьи, доля которых в по следние годы увеличилась. Уровень их жилищной обеспеченности суще ственно ниже, чем нуклеарных семей и одиночек.

Результаты этого и целого ряда других обследований показывают, что настоятельность жилищной проблемы для семей во многом обуслов лена наличием в них детей. Семьи с детьми проживают в два раза более тесно по сравнению с домохозяйствами без детей, особенно тяжелым является положение многодетных (см. таблицу 1). Следует также отметить низкую обеспеченность жильем неполных и молодых семей. Везде она заметно ухудшается в сложных и больших домохозяйствах.

Таблица Жилищные условия и стратегии в зависимости от состава домохозяйств Состав домохозяйств Жилая Стеснены Намерены Строят площадь, в прожи- улучшить квартиру кв. м на вании, жилье, или дом, % человека % % Все домохозяйства 17,2 28,2 11,4 1, Из одного лица 34,3 7,9 5,2 0, Без детей 21,8 17,9 7,3 0, С детьми 12,3 49,8 20,1 2, С тремя и более детьми 9,4 72,0 36,5 5, С неполными семьями 13,6 47,7 12,0 0, Молодые семьи простые 12,4 39,1 31,2 1, Молодые семьи, живущие 12,4 66,1 29,4 4, с родственниками Источник: Итоги Комплексного наблюдения условий жизни населения в 2011 году, Федеральная служба государственной статистики, 2012.

Признали, что испытывают стесненность в проживании, 28% ре спондентов (от 19% на селе до 39% в городах с населением за миллион).

Налицо связь с составом домохозяйств – табл.1. Так, если среди одиночек тесноту отметили всего 8%, семей без детей – 18%, то в семьях с детьми число недовольных доходит до половины респондентов (в том числе до 72% по многодетным домохозяйствам). Молодые семьи также отмечают большую стесненность в проживании. При этом при одинаково низкой жилищной обеспеченности молодых семей, проживающих раздельно и со вместно с родственниками, недовольных гораздо больше среди последних (39% и 66%, соответственно).

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Намерения домохозяйств по улучшению условий и источники на это денежных средств Несмотря на тесное и неблагоустроенное жилье, всего 11,4% домохозяйств высказали намерения в улучшении жилищных условий (рис.2). Правда, по сравнению с тем, что было два года назад, наметились сдвиги в лучшую сторону: в 2009 году таковых было 8,6%, в 2010 году – 10,2% [2, с.98]. Положительные тенденции больше характерны для крупных городов и села, отрицательные - для мегаполисов (там эта доля снизилась с 12% до 9%).

Что касается более далекого периода лет, то проведенные нами в середине 90т. х. годов исследования показывали, что тогда подобных жилищных намерений было больше. Их высказывали 20-25% городских домохозяйств [3, с.127-133]. В целом же и в прошлые годы и сегодня тех, кто недоволен своим жильем и имеет потребность в его улучшении, гораздо больше. По разным оценкам в российских поселениях это охватывает порядка 40-60% домохозяйств.

Источники: Итоги Комплексного наблюдения условий жизни населения в 2011 году, Федеральная служба государственной статистики, 2012;

Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств в 2010 году, Федеральная служба государственной статистики, 2011.

Рис. 2. Намерения домохозяйств по улучшению жилищных условий, % Возвращаясь к нынешней ситуации, в случае остроты жилищной проблемы доля домохозяйств, собирающихся улучшить свое жилье, заметно возрастала: при наличии детей – до 20% (в том числе у многодетных - до 37%), у молодых семей – до 30% (см. таблицу 1).

Семьи планировали следующие способы улучшения жилищных условий (см. рис. 3). Довольно большая группа – 18% - все еще надеялась получить жилье по очереди или в связи со сносом дома. Треть респондентов предполагала купить или построить новое жилье и 41% опрошенных собирались как-то улучшить свое положение по-другому. Каждое десятое домохозяйство уже участвовало в жилищном строительстве (в том числе, долевом) на момент опроса.

Планы жителей села по большей части (в 60% случаев) связаны с обустройством уже имеющихся домов. В средних и крупных городах сравнительно много (45%) тех, кто предполагал купить или построить жилье. А вот в мегаполисах положение меняется - на покупку жилья денег нет, зато 37% респондентов рассчитывали на очередь или снос дома.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Среди семей с детьми, особенно молодых, несколько больше тех, кто уже занимался строительством своего нового жилья. Молодые семьи не надеялись на очередь и больше полагались на себя.

Что касается денег для решения жилищной проблемы, то семьи рассчитывали и на продажу собственного жилья (37%), и на ипотечный кредит (31%), и на собственные средства (41%) – рис.4. Довольно мно.

гие (20%) возлагали свои надежды на материнский капитал (на селе это отметили 29% респондентов). Его собирались использовать треть семей с детьми (в том числе половина многодетных домохозяйств). Для молодых семей это не характерно, в 72% случаев они думали обратиться за ипотечными кредитами.

Другим 90 24 24 способом 33 41 80 70 Купить (построить) 50 37 32 40 39 25 В связи со 12 сносом дома 20 3 6 12 6 9 9 8 10 10 10 10 10 10 5 По очереди Уже строят Источник: Итоги Комплексного наблюдения условий жизни населения в 2011 году, Федеральная служба государственной статистики, 2012.

Рис. 3. Способы улучшения жилищных условий домохозяйств, имеющих такие намерения, по типам поселений, % 150 другие 140 собственные 130 32 средства 120 36 субсидия на 48 41 39 110 43 приобретение 0 100 4 жилья 3 8 4 90 19 2 средства 80 20 материнского 24 70 29 капитала 60 42 ипотечный 50 10 кредит 28 продажа своего 44 43 20 37 35 31 жилья Источник: Итоги Комплексного наблюдения условий жизни населения в 2011 году, Федеральная служба государственной статистики, 2012.

Рис. 4. Источники средств для приобретения жилья, по домохозяйствам, имеющим такие намерения, % домохозяйств по типам поселений Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Какое жилье сегодня строится, где и какими семьями От планов и намерений домохозяйств перейдем к анализу стратегий тех семей, которые на момент опроса находились в процессе строительства своего нового жилья. Среди опрошенных таковых оказалось всего 2,1%, из них строили квартиры или индивидуальные дома – 1,6%, дачи – 0,5%.

Многоквартирное жилье в основном строилось в крупных городах и мега полисах - рис. 5. Но даже там многие отдавали предпочтение индивидуаль ным домам для постоянного проживания.

Источник: Итоги Комплексного наблюдения условий жизни населения в 2011 году, Федеральная служба государственной статистики, 2012.

Рис. 5. Доля домохозяйств, строящих свое жилье на момент опроса, по типам поселений, % В плане финансирования своего жилищного строительства замет но выделялись домохозяйства с детьми, среди них этим занимались 2,9% респондентов – рис. 6. Наибольшую активность проявляли многодетные домохозяйства (5,6%) и молодые семьи, проживающие с родственниками – 4,3% респондентов. Обращает на себя внимание, что неполные семьи, не смотря на острую нехватку жилья, не могли себе позволить его улучшить из-за бедности.

Что касается источников денежных средств, то 26% тех, кто нахо дился в процессе покупки или строительства нового жилья, использовали кредиты. Напомним, что высказывали такое намерение 37% потенци альных покупателей жилья. В реальной жизни меньшее (по сравнению с надеждами) значение имел и материнский капитал – им пользовались 4% респондентов против 20% заявленных намерений. Большая часть респон дентов (59%) назвали другие источники средств.

Возможности семей различались в зависимости от их состава. Почти треть многодетных семей использовали материнский капитал, который другим социальным категориям не положен. Многие из них брали для жилищных целей кредиты, особенно это характерно для молодых семей.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Источник: Итоги Комплексного наблюдения условий жизни населения в 2011 году, Федеральная служба государственной статистики, 2012.

Рис. 6. Доля домохозяйств, строящих свое жилье на момент опроса, по типам домохозяйств, % Согласно данным этого обследования, общая площадь нового жилья без отделки составляла в среднем 57 кв. м (61 кв. м – в городе и 46,3 кв. м – на селе). Это немного выше среднего размера квартир по России – 53 кв.

м [4, с.62]. В целом же жилища, построенные в последние годы населением за счет собственных и заемных средств, были гораздо большего размера 133-139 кв. м [5, с.312]. Представленная картина наглядно отражает роль финансовых ограничений при покупке жилья.

Результаты проведенного анализа позволяют судить о том, какие возможности имеются сегодня у россиян для улучшения своих жилищных условий, и как они поступают на практике. Намерения семей являются весьма скромными и далеки до удовлетворения жилищных потребностей.

Были выявлены различия по типам городских и сельских поселений, ко торые показали большие сложности с доступностью жилья в мегаполисах.

В фокусе внимания находились семьи, для которых жилищные проблемы стояли наиболее остро - семьи с детьми, многодетные, неполные и мо лодые семьи, сложные домохозяйства. За исключением неполных семей все они выделялись повышенной заинтересованностью и активностью в строительстве своего жилья, в первую очередь индивидуальных домов для семейного проживания.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Библиографический список 1. Итоги Комплексного наблюдения условий жизни населения.

Федеральная служба государственной статистики, 2012.

2. Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств в 2010 году (по итогам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств).

Федеральная служба государственной статистики, 2011.

3. Гузанова А.К. Перспективы решения жилищной проблемы в оценках российских семей // Проблемы прогнозирования.1998. №2.

4. Жилищное хозяйство и бытовое обслуживание населения в России.

2010. Федеральная служба государственной статистики, 2011.

5. Социальное положение и уровень жизни населения России. 2011.

Федеральная служба государственной статистики, 2012.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Дегтярева Т. П., Екатеринбург Эволюция ценностей молодежи в новых социально-экономических условиях Аннотация В статье представлены результаты многолетнего иссле дования изменений в ценностно – ориентационном ядре поведения студенческой молодежи за период с 90т. х.

годов ХХ века по настоящее время под влиянием внеш них факторов социально – экономических и политиче ских процессов, происходящих в России за последние двадцать лет.

Ключевые слова: культура, системный подход, ценности, поведение, молодежь Некоторые методологические подходы к феномену культуры Создавшаяся в нашей стране ситуация изменения экономической и политической систем одновременно несут как большие возможности, так и серьезные угрозы для каждой личности, устойчивости её существова ния, вносят значительную степень неопределенности в жизнь практически каждого человека.

Чтобы понять происходящие в стране изменения нельзя обой тись без анализа существующей культуры. Предлагаем её рассмотрение в аспекте кросс-культурной психологии, где культура служит базовым теоре тическим конструктом.

Известно, что существует не один десяток определений понятия культура и её феномены изучаются разными науками. Из этого следует, что культура – сложное понятие, относящееся как к материальным (пища, одежда), социальным (организация и структура общества) явлениям, так и к индивидуальному поведению, репродукции, организованной деятель ности (религия, наука).

В контексте кросс – культурной психологии одно из определений культуры звучит так: культура – совокупность неосознаваемых положений, стандартных процедур и способов поведения, которые были усвоены в такой степени, что люди не рассуждают о них.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Следует согласиться с большинством ученых, что культуру нельзя увидеть, услышать, почувствовать или попробовать. То, что мы реально можем наблюдать – это различия в человеческом поведении, проявляющи еся в деятельности, ритуалах, традициях. Мы видим проявления культуры, но никогда её саму. Мы можем понимать, что под различным поведением лежат культурные различия и таким образом изучать культуру.

Интересно, что изменения в поведении обязательно означают измене ния в культуре. Так, если ваше поведение меняется в течение вашей жизни, эти перемены могут быть связаны с изменением культуры внутри вас и людей вашего поколения. Различия в поведении между старшими и млад шими поколениями – это сигналы изменения культуры. Культура не статичное явление, она всегда находится в изменении.

В данном случае нас интересует: являются ли происходящие изме нения в поведении молодого поколения конца 90т. х., 2000т. х. годов при знаками глубинных изменений культуры? Если да, то в какой её части?

Для ответа на этот вопрос рассмотрим некоторые факторы форми рования культуры. Г.Триандис определяет культуру как комплекс созданных людьми объективных и субъективных элементов, которые в прошлом обеспе чили выживание жителей определенной экологической ниши, став общим для тех, кто говорил на одном языке и жил вместе в одно и то же время (Triandis H., 1994) Этнопсихология для изучения связи между культурой и челове., ческим поведением предлагает самый простой путь: экология и история культура социализация личность [1].

Экология и история – главные факторы, формирующие культуру, влияющие на поведение членов культуры и тем самым создающие способы социализации детей в данной культуре. Таким образом, с изменением экологии в условиях исторического контекста разные культуры имеют раз личные способы социализации детей, которые приводят к отличающимся типам личности.

Социализация детей зависит также от многих факторов: от того, какие ресурсы доступны родителям, какую эмоциональную и материальную под держку они могут получить от других и, какова структура семьи. В резуль тате социализации за последние двадцать лет мы получили существенную дифференциацию молодого поколения.

Ситуация – наиболее сильный предсказатель поведения. Но надо учесть, что культуры формируют свои ситуации по – разному, в зависи мости от социальной структуры общества, состава семьи, ведущих типов отношения между людьми.

Американский психолог Д. Матсумото определили культуру как совокупность установок, ценностей, верований и поведения, разделяемых группой людей, но по-разному каждым индивидом, и передаваемых от поко ления к поколению. Это определение относится к внутреннему содержанию группового и индивидуального сознания. Культурно – обусловленное поведение может быть зафиксировано в ритуалах (общих, автоматических способах поведения), которые являются результатом разделения группой людей общих культурных ценностей и норм поведения. В этом смысле Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы культура – социально – психологическое понятие. П.Вейлл назвал этот пси хологический феномен Уникальной общей для всех психологией (УОП), которая и объединяет данное культурное сообщество[2].

Этнопсихологи считают, что культура - это научаемой поведение (поведение, усваиваемое в процессе научения). Культура не национальность и не гражданство: всегда есть небольшая часть популяции в любой стране, не разделяющая доминирующих культурных стереотипов данной страны.

Культура в такой же степени индивидуальный психологический конструкт, как и социальный. Индивидуальные различия в культуре могут проявляться в разной степени усвоения индивидом, установок, ценностей, верований и моделей поведения, которые составляют данную культуру.

Если индивид разделяет данные ценности, то эта культура – внутри вас, если нет – то он вне её [3].

Разные науки по-разному рассматривают значение норм культуры в обществе. В антропологическом и социологическом плане культура – макроконцепт, в психологическом – индивидуальный и подвижный кон структ. (Это лишний раз доказывает ограниченность стереотипов - нельзя распространять культурные стереотипы на всех людей, принадлежащих к этой культуре, в равной степени.) Если рассматривать культуру как целостный феномен, вызванный к жизни коллективным образом существования, то для понимания влия ния культуры на индивидуальное поведение необходимо применять также и групповой уровень анализа. Поэтому в этнопсихологии используют поня тия «внешняя» и « внутренняя» культура. К внешним относятся некоторые феномены культуры, которые открыты и доступны наблюдению: например, повседневные обычаи и модели поведения. Внутренние феномены не могут быть наблюдаемы извне и часто не осознаются самим индивидом, например:

грамматика, контролирующая речь;

правила общения, регулирующие взаи модействие;

нормы, которые руководят соответствующим поведением [3].

В этой связи нас будет интересовать вопрос: насколько глубоко про исходят изменения во взглядах и поведении молодого поколения, какие уровни культуры затрагивает и в итоге – меняется ли ценностно – ориен тационное ядро культуры молодого поколения? Выделим из приведенных определений культуры основные, на наш взгляд, элементы для попытки ответить на поставленные вопросы. Во – первых, для единства культурных ценностей как «внешнего», так и «внутреннего» порядка люди должны жить в одно и то же время, то есть иметь одну и ту же «ситуацию» социализа ции. Во – вторых, должна происходить передача ценностей от поколения к поколению.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Сравнительный анализ ценностных ориентаций студенческой молодежи 90-х и 2000-х годов В качестве объекта исследовании выбраны студенты третьего и четвертого курсов вузов технических и гуманитарных специально стей г. Екатеринбурга и Свердловской области, всего 850 человек. На про тяжении последних 19 лет студентов просили дать оценку национальной культуре и её проявлениям с применением системного подхода. Условно студенты были поделены на две большие группы: поколение 90-х гг. и поко ление 2000-х гг.

При этом выделялись следующие элементы системы: система семьи, система образования, экономическая система, политическая система, рели гиозная система, система социализации, система здоровья, система отдыха.

Эти системы были рассмотрены с помощью широко известных психологи ческих измерений национальной культуры, которые предложил Г.Триандис:

коллективизм – индивидуализм и Г.Хофстед: дистанция (или зона) власти, избегание неопределенности и маскулинность – феминность. Известно, что по результатам кросс-культурных исследований середины 90-х годов ХХ века, Российскую национальную культуру относили к коллективист ским культурам, с высокой дистанцией власти, высокой степенью избегания неопределенности, обладающей «женственным» типом культуры [1].

Система семьи – это семейные отношения и путь, с помощью которого люди воспроизводят, обучают и вводят в общество своих детей. В семье дети впервые вырабатывают образцы поведения, необходимые им для выполнения в будущем различных ролей в организации (например, отношения по статусу, возрасту, полу и т. д.).


Оценка семейных отношений студентами начала 90-х и студентами 2000-х. годов не содержит существенных различий. Студенты 90-х годов семейные отношения описываются как нормы обязательной взаимности очень длительное время, вплоть до зрелого возраста, что характерно для коллективистских культур. Те и другие называют постепенную утрату ува жения к старшему поколению, вторичное положение женщины в семье.

Период реформ вынудил большинство студентов 90-х, начать рабо тать, будучи студентами дневной формы обучения, в ситуации резкого обнищания работающих и росте безработицы родителей. Студенты начала и середины 90-х переживали психологический стресс вместе со своим родителями и были резкими противниками изменения экономической и политической системы, тем более они еще прошли идеологическую школу пионерии и комсомола.

В то же время, происходящие в России быстрые социальные изме нения, процессы вестернизации, медленный, но неуклонный рост матери ального благосостояния, открытый доступ к выезду в страны Европы, США и Азии внесли изменения в поведение студентов 2000-х годов. Они про являют максимальное стремление получить более раннюю независимость Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы от родителей, как в экономическом, так и в личностном плане (массовое появление гражданских браков). Однако большинство использует именно родительские материальные ресурсы для получения высшего образования на платной основе и частично для поездок за рубеж, оставаясь пока, таким образом, в экономической зависимости от родителей.

Система образования – это то, как молодые и новые члены общества обеспечиваются информацией, знаниями, навыками и ценностными ориен тирами. Так, например в одних культурах больше учат через то, что не надо делать, а в других – наоборот.

Единство мнений двух поколений студентов наблюдается и в анализе системы образования с точки зрения характера обеспечения информацией.

Студенты отмечали, что для Российской вузовской системы характерна в большей степени подача готового учебного материала (некая «умственная жвачка») для его воспроизведения в ситуации контроля знаний, нежели необходимость искать и анализировать информацию самостоятельно.

Студенты затруднялись в четком определении тех ценностных ори ентиров, которые могла им предоставить система образования. Это до сих пор характерно и для сегодняшнего дня. Если рассматривать государство как субъекта государственного заказа на специалиста, то квалификационные требования к молодому специалисту, которые содержались и содержатся в Государственных образовательных стандартах представляют собой более компетентностный, инструментальный подход, нежели ценностно – ори ентированный. Самое большое, что они пытались определить – это набор личностных качеств, необходимых для успешной профессиональной деятель ности. Наряду со стандартным набором: профессионализм, коммуникабель ность предлагались и такие личностные качества как «наглость», «смелость», «уверенность в себе». И как тревожный сигнал можно расценивать отсутствие предложений для включения в структуру молодого успешного специалиста таких личностных качеств, как: честность, порядочность, гуманизм.

Экономическая система – это способ, с помощью которого общество производит и распределяет товары и услуги. При этом имеют место группо вой, коллективный и индивидуальный подходы.

Производство товаров и услуг оценивалось по своей форме пре имущественно как коллективное по форме и несправедливое по способу распределения. Низкую оценку получила возможность индивидуальной формы производства товаров и услуг. Большинство предпочитало работать по найму, а не быть индивидуальным предпринимателем.

У студентов 2000-х годов наблюдалось некоторое противоречие:

с одной стороны, они стремились быть свободными и автономными в тру довых действиях, с другой - предпочитали клановую организационную культуру, которая построена по принципу большой семьи, где руководитель заботится и опекает своих подчиненных, как и студенты 90-х гг. (показатель предпочтения «женственности») [4].

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы В то же время последнее поколение студентов решительно высту пили не за равенство в распределении материального вознаграждения за труд, а за справедливое распределение по результатам труда. Данная пози ция характерна для индивидуалистических культур с «мужским» типом.

Пугающе единодушно было мнение студентов о такой характери стике национальной культуры в экономической системе как распределение благ и участия в управлении - «дистанция или зона власти». Её оценивали как очень высокую, которая проявляется в готовности, как персонала орга низаций, так и населения в целом терпеть неравенство, как при распре делении материальных благ в обществе, так и в участии в управлении. На вопрос о том: относиться ли это явление к их личному поведению – ответ был положительным.

Политическая система – это то, что преимущественно используется для поддержания порядка и существующей власти. Это могут быть атри буты племенного и даже родового подхода, а могут быть элементы развитой демократии.

Единодушны были оценки политической системы. К сожалению, никто не оценил систему как демократическую с точки зрения возможности реального влияния населения России и, в частности, молодежи на власть и её формирование.

Студенты 90-х годов резко отрицательно оценивали существующую политическую систему, как антинародную (причины такой оценки названы выше). Поколение 2000-х демонстрировали более спокойное отношение к политической системе и власти, которое больше граничило с равноду шием к идущим политическим процессам. Сыграла свою роль и порочная практика с середины 90-х годов оплачивать студентам их участие в поли тической агитации за того или иного кандидата во властные структуры местного уровня.

Такая оценка подтверждает результаты социологического исследо вания уральских ученых по формированию культуры гражданственности молодежи в период 2000-2003 года. Было выявлено, что для «ценностного ядра» респондентов в отношении к основным общественным проблемам преобладает экономический компонент со сниженным значением поли тического [5].

В тоже время, такой факт как получение возможности студенчеству относительно свободно передвигаться по миру, учиться и работать за рубе жом студенты 2000т. х. не рассматривали как элемент развития демократии, а воспринимали как данность. Так должно быть! Более того: последствия такой возможности – тенденция увеличения числа студентов и выпускни ков уральских (как и других российских) вузов, которые остаются учиться, работать и жить за рубежом (США, страны Европы и Азии). На наш взгляд такая тенденция может быть рассмотрена и как попытка «ухода» от сло жившихся противоречивых требований общества: с одной стороны для экономической свободы необходимо быть успешным, инициативным, кре ативным и т. п., и с другой стороны соответствовать национальной культуре в части готовности терпеть неравенство, «не высовываться» и т. п.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Несомненно, есть и более простое объяснение: более устроенный быт и условия проживания. Не надо забывать, что длительные годы беско нечного сравнения жизни в России и за рубежом не в пользу России, и тем более Урала с его суровым климатом принесли свои «плоды». Молодежь хочет жить в благоустроенном настоящем, а не в отдаленном и туманном будущем.

Религиозная система – это внематериальные, духовные средства обе спечения смысла и мотивации в действиях людей. Это система определяет мораль и преобладающие ценности в обществе, на которые ориентируются функционирующие в этом обществе организации.

Данную систему студенты оценивали весьма поверхностно. Не смо тря на растущее распространение религиозного мировоззрения, студенты не ощущали на себе его влияния как формирующего начала в их структуре ценностей. Напротив, они обнаружили противоречие между существую щими экономическими ценностями, ориентированными на максимиза цию прибыли и ценностями православия в России, которые не содержать ориентацию на накопление богатства.

Противоречие было выявлено и в оценке одобряемых церковью личностных качеств и требованиями, которые предъявляются к молодежи в новых экономических условиях. Как быть успешным, проявляя смирение, исповедуя принцип достаточности, нестяжательства, терпение и страда ние в период «дикого накопления капитала»? Разница в представлении студентов разных поколений о влиянии религиозной системы в России на формирование ценностей заключалась в эмоциональной составляю щей. Если студенты 90-х ценности православия принимали как созвучные с их сложившимися в социалистическую эпоху установками, то студенты 2000-х выявляли эти противоречия как некое открытие для себя. Это сви детельствует о том, что поколение молодежи 2000-х принимают эконо мическую свободу как ценность, которая оказалась не комплиментарна религиозным ценностям.

Система социализации – это сеть и принципы социального группиро вания, создаваемые людьми в данном обществе.

Выше уже было сказано о противоречивых процессах социализации, которые происходили в течение последних 20 лет. Следует добавить, что её условия для поколения студентов 90-х и 2000-х существенно различались.

Студенты 90-х годов расценивали условия социализации для разных групп общества как несправедливые, требующие решительного пересмотра и возврата к прежним дореформенным условиям.

Иная картина в оценке процессов социализации наблюдается у сту дентов 2000-х годов. Во – первых, родители студентов последнего поко ления уже в какой – то степени адаптировались к новым экономическим и политическим условиям и меньше ждут что- то от государства, надеясь на собственные силы. Новая ситуация заставила формировать у детей и новые ценности: получение хорошего образования, знание иностранных языков, занятие спортом и т. п. «Вложение» в детей рассматривается такими роди телями как самые необходимые для их интеграции в новые экономические условия и при этом совсем не обязательно в России.


Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы То есть, большинство студентов уже получали как материальную, так и эмоциональную поддержку своих родителей в процессе социализации в отличие от студентов 90-х. Поэтому, в отличие от последних, студенты 2000-х годов находят условия социализации вполне удовлетворяющими.

Получившаяся структура общества к 2000 году с разными возможностями для социализации оценивается этими студентами как неизбежная дан ность с легким сочувствием беднейшим слоям и неприкрытой агрессией по отношению к представителям «гламурного» общества, их сверстникам.

Во-вторых, как новый результат социализации поколения 2000-х мы можем констатировать факт снижения такого показателя национальной культуры как « степень избегания неопределенности» у сотен студен тов, выезжающих последние годы за рубеж на летнюю работу, учебу или отдых. Они уже готовы ежедневно решать встающие перед ними новые проблемы проживания, трудоустройства и другие проблемы в чужой стране – самостоятельно.

В то же время, оценивая национальную культуру России по этому фактору, и та и другая группа студентов считали, что в целом у россиян высокая степень избегания неопределенности, хотя вынуж дены жить в постоянной ситуации неопределенности и каким-то образом к ней приспосабливаться.

Система здоровья – это способ, с помощью которого культура предот вращает и исцеляет заболевания, а также проявляется забота о жертвах бедствий и инцидентов.

Студенческая молодежь 90-х годов были единодушны во мнении, что система здоровья в дореформенный период с её бесплатностью и доступно стью, системой диспансеризацией и санаторно-курортным лечением была большим достоянием периода социализма. То, что государство в первую очередь должно заботиться о здоровье народа принималось за аксиому.

Поколение 2000-х уже не имело такого опыта пользования широкой сетью бесплатной системы здравоохранения и не проявляло стремления возложить на государство заботу о своем здоровье, хотя студенты считали, что необходимо помогать социальнонезащищенным группам населения.

Обе группы студентов считали, что государство совершенно недостаточно оказывает помощь жертвам бедствий и инцидентов, что опять указывает на сохранение «коллективистской» культуры, где цена человеческой жизни крайне низка.

В то же время, и студенты 2000-х годов, которые имеют большие воз можности заниматься спортом и поддерживать культуру здоровья не оцени вали свое здоровье как экономическую категорию. Тем самым они не брали на себя ответственность за состояние своего здоровья, как и поколение 90-х. Внешний локус контроля по здоровью (ответственность возлагается на случай, врачей и т. п.) больше характерен для коллективистских культур.

Система отдыха – это пути социализации людей и использования своего свободного времени.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Общее для обеих групп студентов в оценке системы отдыха, харак терной для национальной культуры – это главенство застолья, которое сопровождается обильным употреблением спиртных напитков.

Однако студенты 2000-х, в отличие от студентов 90-х, включили в систему отдыха и активные его формы: занятие спортом, а также посеще ние зрелищных мероприятий, которые стали занимать значительное место в структуре свободного времени молодежи. В то же время, они подчерки вали необходимость высоких материальных затрат на организацию своего досуга на современном уровне с использованием всей индустрии отдыха.

В заключении попробуем сделать вывод и получить ответ на постав ленный в начале статьи вопрос. Необходимо признать, что анализ оценок различных подсистем общества поколением студентов 2000-х годов демон стрирует определенные сдвиги в культуре данной социальной группы по сравнению с субкультурой студенчества 90-х годов ХХ века.

При сохранении некоторых традиций национальной культуры в своем поведении и ценностных ориентациях студенческая молодежь сегодняшнего поколения демонстрирует ряд ценностей индивидуалистиче ской культуры: ориентация на личный успех и индивидуальное достойное вознаграждение, ориентация проведения досуга по примеру молодежи за рубежом, ориентация на сегодняшний день и желание жить настоящим, а не будущим временем, (а тем более, прошлым), стремление опираться на собственные силы и получить независимость как можно раньше.

Наблюдаются результаты межпоколенческого разрыва в субкультуре студенческой молодежи при отсутствии двух, выше названных обязатель ных условий формирования единой культуры:1) молодежь 90-х и молодежь 2000-х, образно говоря, не жили «в одно время» и 2) не происходила пере дача ряда ценностей от одного поколения - другому.

Можно утверждать, что происходящие изменения в поведении студенческой молодежи 2000т. х., а значит и в национальной культуре, укореняются, что свидетельствует о постепенных глубинных сдвигах в цен ностях национальной культуры, под влиянием интеграции в мировое соци ально – экономическое сообщество. Этот факт подтверждают и результаты последних опросов студентов старших курсов в 2011-2012 гг., процесс социализации которых полностью происходил в постсоветской России.

Приоритетные ценностные ориентации этого поколения, в подавляющем большинстве ориентированы на ценности индивидуалистической куль туры, чем на традиционные Российские, что, несомненно, увеличивает межпоколенческие разрывы и требуют отдельного рассмотрения и ана лиза последствий.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Библиографический список 1. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психоло гию. М.: Ключ-С, 1999.

2. Вейлл Питер. Искусство менеджмента. – М: Изд –во «Новости», 1993.

3. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М.: ИП. РАН Академический про ект;

Екатеринбург: Деловая книга, 2000.

4. К.Камерон. Р. Куинн. Диагностика и изменение организационной культуры. – СПб: Питер, 2001.

5. Культура гражданственности: Учебное пособие / Под общ. Редакцией проф. В.Т.Шапко. – Екатеринбург: Изд – во АМБ, 2004.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Егорова С. В., Самара Концептуальные основы социальной поддержки семьи с особыми потребностями Аннотация В статье рассматриваются концептуальные основы социальной поддержки семьи с особыми потребно стями. Основное внимание уделяется толкованию тер мина социальная поддержка, анализу ее форм и видов.

Опираясь на сетевую модель социальной работы, выявля ются сети поддержки, и дается понимание естественных источников помощи.

Ключевые слова: социальная работа, социальная поддержка, формы под держки, виды социальной поддержки, сетевая модель социальной работы, сети поддержки, естественные источники помощи В целях эффективного функционирования любой деятельности, представляется необходимым выработка рабочего концепта – некого замысла и руководящей идеи. Концептуальные основы определяют стра тегию профессиональных действий. Это определенный способ понимания какого-либо процесса и метод решения поставленных перед специали стом задач.

В настоящее время поиск и реализация адекватных мер комплексной помощи, в том числе семьям с особыми потребностями, остаются одним из основных направлений научных исследований.

Анализ практики социальной работы свидетельствует об актив ном использовании и частом противопоставлении таких понятий как «социальная защита» и «социальная поддержка». Напомним, что социаль ная работа – это деятельность по оказанию помощи индивидам, семьям, группам в реализации их социальных прав и в компенсации физических, психических, интеллектуальных, социальных и иных недостатков, препят ствующих полноценному социальному функционированию [1].

Признанный специалист в области развития категориального аппа рата социальной работы Р. Баркер, определяет социальную защиту как «защиту, предоставляемую государством своим гражданам против ситуации риска в нормальной жизни» [2, с.43]. Акцентируется внимание на том, что социальная защита является прерогативой государства.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Сегодня очень многие теоретики и практики социальной работы принципиально отказываются от использования термина «социальная защита». Это связано с тем, что слово «защита» предполагает продолжение патронажа государства над личностью, воспроизводство ситуации, в кото рой люди привычно протягивают руку за помощью, часто имея возможность и ресурсы для самостоятельного выхода из тяжелой жизненной ситуации.

Принципиально иным в этом смысле выглядит понятие «социальная поддержка». В словаре С.И. Ожегова поддержка определяется как «помощь, содействие;

происходит от глагола «поддержать», имеющего несколько значений: придержав, не дать упасть;

оказать помощь и содействие;

выра зив согласие, одобрив, выступить в защиту» [3]. Постулируется, что суще ствование человеческого общества невозможно без поддержки. Помощь в экстремальных ситуациях, содействие в преодолении жизненных труд ностей, стимулирование собственных усилий, направленных на решение личностных кризисов и конфликтов – это только некоторые проявления социальной поддержки.

В разных источниках и разными авторами даются разнообразные определения социальной поддержки. Так, профессор В.И. Жуков считает, что социальная поддержка – это предоставление денежных пособий, креди тов, информации, возможности обучения и иных льгот отдельным группам трудоспособного населения, временно оказавшегося в трудной жизненной ситуации [4]. Социальная поддержка в понимании Л.В. Сафоновой – это информация, приводящая человека к убеждению, что его любят, заботятся о нем, что он является членом социальной сети и имеет с ней взаимные обя зательства [5]. В словаре терминов по социальной геронтологии социальная поддержка определяется как совокупность социальных услуг, медико-соци альная, социально-экономическая, социально-бытовая, социально-пси хологическая, социально-педагогическая и иные виды помощи человеку со стороны государственных и негосударственных структур в период его кризисного состояния, в сложных жизненных ситуациях. Авторы отмечают, что социальная поддержка имеет временный или частичный характер, пред полагает активное участие самого нуждающегося в решении поставленных задач, использование элементов самоподдержки [6, с. 112].

Анализ научной литературы подтверждает отсутствие единого мне ния ученых об определении данного понятия. Но, бесспорно, общим при изучении феномена социальной поддержки является рассмотрение его как необходимого средового ресурса и условия для личного и общественного благополучия человека или семьи.

Итак, в широком смысле под социальной поддержкой будем пони мать совокупность всевозможных положительных влияний социальной среды на человека и семью, и их успешную интеграцию в систему социаль ных взаимоотношений. В узком смысле социальной поддержкой называют лишь прямую помощь в стрессовых ситуациях [7].

С социономической точки зрения важно использовать и тот, и дру гой подходы, поскольку специалист по социальной работе призван защи щать как интересы социума в целом, так и индивида, находящегося в труд ной жизненной ситуации.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Отечественный ученый Н.С. Данакин классифицирует социальную поддержку по нескольким основаниям: по содержанию (материально экономическая, коммуникативно-психологическая, социально-бытовая, организационно-правовая, профессионально-трудовая поддержка);

по дли тельности осуществления (постоянная, периодическая, ситуативная);

по источникам поддержки (государство, общественные организации, частные лица);

по институциализации (поддержка оказывается через специальные институты или людьми в процессе повседневной жизни). Кроме того, автор различает формы социальной поддержки по их направленности, выделяя:

облегчающую поддержку как способ совместного разделения горя или труд ной жизненной ситуации;

мотивационно - стимулирующую, направленную на мобилизацию внутренних ресурсов человека;

а также упреждающую и разрешающую [8].

В науке наиболее распространено представление о социальной под держке, включающей следующие ее виды:

1. Эмоциональная поддержка: личностное доверительное обще ние;

выражение близости, эмпатии, заботливости, понимания, симпатии;

предоставление межличностного комфорта безопасности.

2. Информационная поддержка: советы;

анализ ситуации;

обратная связь;

информация, помогающая решать проблемы.

3. Статусная поддержка: выражение принятия, одобрения, ува жения;

предоставление возможности для положительного социального сравнения;

поддержка самоуважения субъекта;

информация, нужная для самооценки;

признание индивидуальности.

4. Инструментальная поддержка: услуги;

материальная и практиче ская помощь в достижении цели, решении проблем и преодолении кризиса.

5. Диффузная поддержка: дружеское общение;

совместное приятное времяпрепровождение;

стимуляция;

отвлечение от стрессора [7, с. 84-85].

Нередко сюда добавляют и так называемую поддержку принадлеж ности: включенность в сплоченные социальные связи и чувство солидар ности с другими.

Анализируя данную классификацию, заметим, что значимость раз личных видов социальной поддержки зависит от многих факторов, в том числе от конкретной ситуации. Статусная и информационная поддержка являются предпочтительными в смысле активизации собственных ресурсов клиента. Эмоциональная поддержка – «красной нитью» проходит через все виды социальной поддержки, обеспечивая благоприятную атмосферу жиз недеятельности.

При уточнении значения категории «социальная поддержка» следует уделять внимание интерактивной стороне взаимодействий между субъек том и объектом помощи, то есть тем, кто и кому помогает. Социальная под держка будет направлена на то, чтобы помочь клиенту увидеть собственный смысл во взаимодействии с представителями государственных и негосудар ственных социальных служб, и построить соответствующую линию пове Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы дения. Это, своего рода, обмен ресурсами между донором и реципиентом.

А по сути – это субъектно-субъектные отношения, где два активных начала, имеют общую цель – положительное изменение ситуации.

Напомним, что ученые выделяют множество моделей социальной работы с людьми и группами, оказавшимися в трудной жизненной ситуа ции, каждая из которых предполагает свой подход к решению их проблем.

Это диагностическая, функциональная, психосоциальная, системная и сетевая модели практики социальной работы.

В настоящее время растущую популярность имеет именно сетевая модель социальной работы. Под социальной сетью будем понимать полный спектр человеческих взаимоотношений. Сеть имеет как пространственную, так и временную протяженность. Она охватывает официальные и неофи циальные взаимоотношения с родственниками, друзьями, соседями, кол легами по работе, представителями различных организаций и обществ.

Причем те или иные контакты человека или группы могут быть разной интенсивности.

Таким образом, социальные сети семьи с особыми потребностями представляют собой и первичные семейные отношения, и официаль ные отношения с различными государственными и негосударственными структурами.

Немецкий ученый Х. Мер выделяет первичные, вторичные и тре тичные сети социальной поддержки. Первичные сети не являются орга низационными, это семья, родственники и друзья. Вторичные сети – это, во-первых, слабо организованные, например, соседи или же группы зна комых по совместному проведению досуга;

во-вторых, - более сильно организованные, например, товарищи по учебе или по членству в обще ственных организациях. Третичные сети в смысле профессиональной помощи являются организованными, например, социальные и медицин ские службы, центры по оказанию психологической и консультативной помощи, профсоюзы.

Различают также три вида социальных сетей, которые имеют раз личные функции:

1. Сети поддержки, основными функциями которых являются за щита, преодоление и разгрузка.

2. Сети повседневных контактов, к основным функциям которых относятся обмен информацией, опытом, интересами.

3. Сети общения, основными функциями которых являются улуч шение здоровья и самосознания человека, а также укрепление функцио нальных возможностей человека [9, с.53].

В социальной работе сети, прежде всего, рассматриваются как системы поддержки, и особенно в случаях преодоления последствий кризисной ситу ации. Особенно интересными являются естественные источники помощи.

Понятие «естественные источники помощи» возникло недавно, но явление, которое оно описывает, старо как мир. Взаимоотношения между родственниками, друзьями, соседями и знакомыми, регулируемые Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы законами и привычками, всегда служили основой социального устройства общества. Естественные источники помощи, составляющие естественную сеть поддержки – это взгляд под определенным углом на социальное окру жение человека и семью, в том числе с особыми потребностями.

Функции естественных источников помощи во многом аналогичны функциям социальных структур. Это неудивительно, так как официальные службы созданы для того, чтобы оказывать помощь в тех случаях, когда система неформальных отношений уже бессильна. Официальные социаль ные службы обеспечивают самую различную помощь – от превентивной, в виде советов и консультаций, до конкретного ухода за теми, кто нуждается в постоянной посторонней помощи. Неформальная естественная помощь является как бы первой ступенью в решении возникающих проблем, помо гает их сформулировать и, если возможно, решить.

Итак, выявляя концептуальные основы социальной поддержки семьи с особыми потребностями, нами постулируется необходимость активности самой семьи в решении проблем жизнедеятельности. Активное участие в жизни социума, контакты с близкими родственниками и дру зьями, членство в общественных организациях, опора на имеющиеся воз можности и ресурсы, интеграция в систему социальных взаимоотноше ний – неполный перечень действий семьи, способствующих достичь цели выхода из трудной жизненной ситуации.

Библиографический список 1. Российская энциклопедия социальной работы / Под ред. А.М. Панова, Е.И. Холостовой. – М.: Институт социальной работы, 1997.

2. Баркер Р. Словарь социальной работы / Пер с анг. (сокр.) – М.:

Институт социальной работы, 1994.

3. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: ОНИКС, 2007.

4. Социальная политика: парадигмы и приоритеты / Под ред. В.И.

Жукова. – М., 2000.

5. Сафонова Л.В. Содержание и методика психосоциальной работы. – М., 2006.

6. Словарь терминов по социальной геронтологии. – М.-Самара, 1999.

7. Раудсепп М. Субъект и поддерживающая среда // Средовые усло вия развития социальных общностей. Под. Ред. Т.М. Нийта и др. – Таллин, 1989.

8. Данакин Н.С. Смысл и профессиональные особенности социальной работы // Российский журнал социальной работы. 1995. №1. – С. 25- 9. Вендт Р. Эколого-социальные задачи: семья и домашнее хозяйство в жизненных взаимосвязях // Мюлюма А. Окружающая среда и окру жающий мир. – Раздел 4. Социальные сети. – 1997.

Секция 5. Социология образа жизни: проблемы и перспективы Захарова А. А., Тольятти Отношение тольяттинцев к деньгам Аннотация В статье анализируется отношение тольяттинцев к день гам. При помощи метода Стефенсона автор анализирует взгляды тольяттинцев разных возрастов.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.