авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«IV Очередной Всероссийский социологический конгресс Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие 36 Секция 36 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований 24. Calhoun C. Social theory and the public sphere // The Blackwell companion to social theory / Ed. by B. Turner. Oxford: Blackwell, 1996.

25. Гоулднер А.У. Наступающий кризис западной социологии. СПб., 2003.

26. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: 1995.

27. Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Прикладная социология: методология и методы. М.: Институт социологии РАН, 2011.

28. URL: http://teacode.com/online/vak/p22-00-00.html (Дата обращения:

15.07.2012).

29. Заславская М. И. Проблема оценки социального контекста в социоло гическом знании. Монография. Ереван: Изд-во ЕГУ, 2010.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Кусакина В. О., Москва Метод виньеток в изучении репродуктивных установок Аннотация В статье излагается опыт проведения эмпирического исследования по изучению репродуктивных установок, включающий выявление посредством контент-анализа прессы факторов, влияющих на репродуктивное поведе ние, формирование на их основе вопросника, проведение опроса. Обосновывается необходимость использования метода виньеток для углубленного изучения репродук тивных установок.

Ключевые слова: репродуктивные установки, контент-анализ, массовый опрос, техника виньеток Постановка исследовательской задачи На сегодняшний день наблюдается рост интереса к изучению сло жившейся в России демографической ситуации. Обеспокоенность депопу ляцией проявляют как в научном сообществе, так и в средствах массовой информации. Не удивительно, что репродуктивные установки вызывают в последние годы повышенное внимание исследователей. Наиболее рас пространенным методом их изучения является массовый опрос. В опросах, как правило, используются закрытые и открытые вопросы, иногда – метод неоконченных предложений. Но эффективность этих методов при изуче нии интересующих нас репродуктивных установок можно поставить под вопрос.

Будем исходить из того, что репродуктивная установка - регулятор поведения, обусловленный положительным или отрицательным отно шением к рождению определенного числа детей [1]. Репродуктивные установки – это сложное явление, требующее всестороннего изучения.

Исследование репродуктивных установок как комплексного явления должно быть тщательным образом спланировано.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Дизайн исследования Ранее нами была предпринята попытка изучения репродуктивных установок. Исследование было разделено на два этапа. На первом этапе был проведен контент-анализ прессы с целью выявления факторов, которые могут влиять на репродуктивное поведение. После того, как в ходе анализа были получены наиболее часто упоминаемые в прессе факторы, был сфор мирован вопросник и проведена его апробация.

Пилотаж инструментария проводился на сотрудниках одного из московских офисов, мужчин и женщин репродуктивного возраста, имею щих по крайней мере одного ребенка. Выбор такого объекта был обусловлен задачей исследования в предположении, что люди с детьми имеют более устоявшиеся репродуктивные установки и соответствуют теме нашего исследования - изучению социальных представлений о репродуктивном поведении. Инструментарий исследования разрабатывался на основе кон тент-аналитического исследования социальных представлений о репро дуктивном поведении по материалам газеты «Комсомольская правда» за 2006-2007 год. Этот выбор был не случайным. Дело в том, что Федеральный закон о дополнительных мерах государственной поддержки семей, имею щих детей (более известный как «Закон о материнском капитале») вышел в конце декабря 2006 года, что дает основания предполагать, что интерес прессы к демографическим проблемам повысится.

Пилотаж показал, что в целом респонденты адекватно понимали большинство вопросов. Несколько вопросов были доработаны, из неко торых открытых вопросов были сделаны закрытые, построены две шкалы суммарных оценок Лайкерта, переделано название вопросника, вступи тельная часть, а также паспортичка.

Далее был проведен опрос среди родителей детей, посещающих дет ские сады, расположенные на ул. академика Капицы. В ходе опроса опро шено 80 респондентов. В целом, респонденты адекватно воспринимали вопросы, но также был и ряд затруднений. Полученные данные позволили сделать ряд обобщений как содержательного, так и методического харак тера. Значительная часть респондентов воспринимает демографическую ситуацию в России с тревогой. Все опрошенные имели представления о государственной демографической политике, выражали по отношению к ней сформировавшееся мнение, а также собственные мысли относи тельно путей решения демографических проблем. Так, респонденты при знавали, что существуют проблемы, а также что их решение зависит от государства, а конкретно – от финансовой помощи (пособия, финанси рование образования и здравоохранения, помощь с жильем). Проблемы, связанные с ценностью материнства и отношениями в семье отходят для респондентов на второй план. В то же время, когда речь заходит о семье, опрошенные фокусируются на отношениях и забывают о финансовых трудностях. В целом, респонденты в основном давали социально одобря емые ответы, что послужило поводом к поиску новых методик измерения репродуктивных установок.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Виды возможных виньеток Одним из возможных средств измерения репродуктивных установок может стать метод виньеток [2, с.15-20]. Использование виньеток – си стематически разработанных описаний конкретных ситуаций - является средством более валидного и надежного измерения мнения респондентов, чем «простые» абстрактные вопросы, более типичные для исследования общественного мнения [3, с. 93]. Появляется возможность включения и ва риации в текстах опроса широкого диапазона ситуационных характеристик.

Исследователь составляет историю согласно целям своего исследования.

Он включает в рассказ определенные характеристики, которые, как он по лагает, будут влиять на принятие респондентом того или иного решения или на вынесение того или иного суждения. Версии виньеток случайным образом распределяются среди респондентов, после получения результатов исследователь имеет возможность проанализировать, какие именно факто ры и уровни факторов каким образом влияют на суждения респондентов.

Часто утверждается, что анкетирование плохо подходит для изуче ния установок. Одним из источников этой критики можно считать тот факт, что ожидаемые от респондентов суждения могут носить слишком абстрактный характер. Очевидное решение этой проблемы состоит в том, чтобы сформировать стимул, представляемый респонденту, настолько конкретным и подробным, насколько это возможно.

Рассмотрим два возможных варианта составления виньеток.

В любом случае, виньетки – это короткие описания человека или социаль ной ситуации, содержащие ссылки на то, что считается наиболее важными факторами в принятии решений и процессах вынесения суждений респон дентами [3, c. 93]. Вместо того чтобы требовать от респондентов отвлечен.

ных ответов на открытые или закрытые вопросы, виньетки предоставляют дополнительные детали, вводящие респондента в курс дела, и способные вовлечь его в описанную ситуацию. Виньетки позволяют исследовать самый широкий диапазон социальных процессов и явлений, при этом последние могут исследоваться на более глубинном уровне, чем в более традиционных видах массовых опросников.

В качестве классического примера составления виньетки можно привести пример из исследования [3], посвященного отношению работо дателей к употреблению их подчиненными алкоголя на рабочем месте.

«Господин Миллер – продавец, работающий под Вашим руководством.

Однажды утром он приходит в Ваш офис, чтобы сообщить Вам, что, находясь на работе, он выпивал, иногда весьма неумеренно. Он – человек с двухлетним коллежским образованием, черный, одинок, ему около двадцати двух лет, и он работал на Вас только три месяца, добившись в работе средних успехов».

После прочтения виньетки, респонденту могут задать несколько вопросов о том, как он бы отреагировал на эту ситуацию. Обычно раз личные версии одной и той же основной виньетки случайным образом распределяются среди респондентов, участвующих в исследовании. Могут Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований варьироваться такие факторы как пол, возраст или любые интересующие исследователя характеристики. Так, господин Миллер становится госпо жой Миллер или миссис Миллер, недавно нанятый сотрудник становится работником со стажем и т. д.

Пожалуй, самый интересный аспект использования техники винье ток в опросе – это возможность анализ воздействия на суждения людей систематически изменяемых характеристик, используемых в описываемых ситуациях. В примере об употреблении алкоголя, анализ виньеток мог бы определить вклад в установку респондента пола работника, возраста, расы, материального статуса, образования, стажа, качества работы, профессио нальной категории, количества выпиваемого и того, каким образом рабо тодатель узнал о факте употребления алкоголя на рабочем месте.

Исследование той же проблемы могло быть проведено при помощи серии прямых закрытых вопросов, открытых вопросов или же метода неоконченных предложений. Но у техники виньеток есть несколько оче видных преимуществ. Во-первых, есть основания полагать, что техника виньеток помогает избежать социально одобряемых ответов, поскольку вопросы задаются не о том, что сделал бы сам респондент, а о том, что должны были бы сделать персонажи виньетки. Во-вторых, большинство людей не осознают, либо не артикулируют те факторы, которые влияют на их собственный процесс вынесения суждений. Особенно это относится к факторам, которые тесно связаны в реальной жизни, таким как возраст работника и его стаж. И наконец, систематическое изменение характери стик в виньетках позволяет достаточно точно оценить воздействия изме нений, как в комбинациях переменных, так и в отдельных переменных, на соответствующие изменения в установках или суждениях респондентов.

Существует и другой способ построения виньеток, направленный на изучение установок без применения сложного математического аппарата.

Эмпирическое исследование убеждений, норм и ценностей всегда являлось одной из наиболее сложных методических задач для социологии. Эти про блемы восходят к самой сути теоретических и философских вопросов об отношениях индивидов и социальных структур. Эти проблемы характерны для массового опроса. Даже самые продуманные вопросники сталкиваются с трудностями при должном изучении ценностей и установок.

Дж. Финч [4, с.105-114] в своей статье предлагает особую схему построения виньеток. Она утверждает, что, несмотря на то, что техника виньеток имеет некоторое сходство с другими научными методами, ее использование в опросах в предложенном Финч ключе несколько отлича ется. Наиболее очевидное сравнение – с установочными утверждениями, широко используемым, но нередко подвергающимся критике. Однако виньетки продвигаются дальше от прямого и абстрактного подхода к фор мулированию конкретных вопросов, и позволяют уточнить детали кон текста, предлагая респонденту скорее сделать нормативные утверждения о наборе социальных обстоятельств, а не выразить его или ее убеждения или ценности в вакууме. Это метод, который, другими словами, утверждает, что значения являются социальными и что мораль может быть ситуационной.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Другую параллель можно провести с опросными методиками, кото рые претендуют на то, чтобы быть непрямыми, а не просто давать респон денту фиксированный набор выборов, ни один из которых, возможно, на самом деле не соответствует его или ее убеждениям. Самой распространен ной техникой, применяемой в таких случаях, являются открытые вопросы.

Виньетки создают возможность применения одной особой формы откры тых вопросов, ситуационно уточненных. Но если виньетки используются таким образом, они, конечно, должны быть подвергнуты той же критике, что подвергаются открытые вопросы, а именно тому, что последним при ходится жертвовать какой бы то ни было возможностью сравнивать респон дентов. Виньетки, используемые с открытыми вопросами, можно сравнить с прожективными методиками в психологии, которые, как качественные методы в социологических исследованиях, позволяют респонденту опре делять значение ситуации для себя лично.

Множество американских и британских исследователей, специ ализирующихся на массовых опросах, использовали технику виньеток для изучения нормативных вопросов, но по-разному. Общим элементом является гипотетическия ситуация, она может быть короткой и простой или более длинной и сложной. Респонденту могут быть представлены множе ство виньеток (в отдельных исследованиях это число доходило до 50 штук, [5, с. 541-564]) или всего несколько, могут задаваться закрытые вопросы или открытые.

Дж. Финч в своем исследовании разработала особый подход к использованию виньеток. Она изучала нормативные убеждения об обя занностях по отношению к родственникам (имеется в виду практическая и материальная поддержка). Ее вопросник включал четыре виньетки, кото рые были длиннее и сложнее обычных и в которых тип ответа отличался в зависимости от виньетки и включал элемент открытого вопроса. Виньетка в этом исследовании представляла собой не статичное, а динамичное образование. Респондентам предлагалось вынести суждение относительно заданного набора обстоятельств в одной временной точке, затем вводились некоторые изменения, которые происходили со временем, и задавался вопрос о том, что должно было случиться дальше. Далее в виньетку добав лялись новые обстоятельства. Подобная техника отдаляет респондента от концентрации на его собственной личности. Вопрос задается не в форме «Что Вы бы сделали дальше?», а «Что они должны сделать дальше?»

Конечно же, техника виньеток не дает ответы на все вопросы иссле дователя, но у них есть потенциал в изучении вопросов установок, особенно касающихся личных отношений, сложно поддающихся эмпирическому изучению. Они дают доступ к материалу о «всем известных» нормах, поня тиях и правилах.

В статье Финч [4] приводится пример использования предложенной ею разновидности техники виньеток. Она изучала обязательства по отно шению к родственникам в современном британском обществе. При этом она не ставила перед собой цель выяснить, помогают или нет респонденты своим родственникам. Техника Финч предполагает выбор из альтернатив, Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований при этом наиболее короткая и простая виньетка могла бы выглядеть так:

«Пожилая пара хочет сделать ремонт у себя дома. Как Вы думаете, род ственники должны предложить им сделать эту работу?» При этом вопросы предполагают варианты «да», «нет», «не знаю» и «зависит от обстоятельств».

Основной проблемой здесь становится группа ответов «зависит от обстоя тельств» (которая может быть достаточно многочисленной), так как в этом случае, если исследователь хочет узнать подробности, ему придется задать соответствующий открытый вопрос.

Для того, чтобы преодолеть некоторые проблемы, связанные с воз действием ситуации на высказывания респондента, можно делать виньетки более сложными и добавить в них больше подробностей. Респондент отве чает не на общий вопрос о том, должны ли родственники помогать друг другу с ремонтом, а должны ли именно эти люди именно в этих обстоятель ствах помогать своим родственникам с ремонтом. В своем исследовании Финч использовала виньетки, состоящие из трех ступеней, и на каждой ступени респондента просили сделать выбор того, что должно произойти дальше. Главные персонажи остаются те же, но с каждой новой ступенью добавляются новые подробности, что делает выбор более сложным, чем на предыдущей стиупени (в случае исследования Финч вводился конфликт между обязанностями по отношению к другим родственникам, или же про ходит несколько лет и ситуация меняется).

Пример виньетки, использованной в исследовании Дж. Финч [4].

а) Джим и Маргарет Робертсон – супружеская пара, им по сорок с не большим лет. Родители Джима, живущие за несколько сотен миль от них, по пали в автомобильную аварию и нуждаются в долгосрочном ежедневном уходе и помощи. Джим – их единственный сын. По роду своей деятельности он и его жена могли бы получить перевод и работать неподалеку от его родителей.

Исходя из этой истории, как следует поступить Джиму и Маргарет?

Переехать поближе к родителям Джима Перевезти к себе родителей Джима Помочь родителям Джима деньгами, чтобы те могли оплатить еже дневный уход за собой Позволить родителям Джима самим о себе позаботиться Сделать что-то другое (УТОЧНИТЕ, ЧТО) Не знаю б) На самом деле, Джим и Маргарет приготовились переехать жить неподалеку от родителей Джима, но учителя из школы, куда ходят их дети, говорят, что переезд может плохо сказаться на образовании их детей. Оба ребенка скоро уже станут успевать в школе на среднем уровне.

Что должны сделать Джим и Маргарет? Они должны переехать или остаться?

Они должны переехать Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Они должны остаться Почему, как Вы думаете, они должны уехать / остаться?

в) Джим и Маргарет окончательно решили переехать поближе к ро дителям Джима. Год спустя, мать Джима умирает, а состояние его отца ухудшается, и теперь он постоянно нуждается в уходе.

Должны ли Джим или Маргарет бросить работу, чтобы заботиться об отце Джима? И если да, кто должен бросить работу, Джим или Маргарет?

Да, Джим должен бросить работу Да, Маргарет должна бросить работу Нет, никто из них не должен бросать работу Не знаю/Зависит от обстоятельств Как мы можем видеть, виньетки могут использоваться как альтерна тива более традиционным инструментам массового опроса, и они обладают рядом существенных преимуществ. Есть основания полагать, что техника виньеток может подойти для нашей цели – изучения репродуктивных уста новок. Нами разработана серия виньеток (по аналогии с варьирующимися факторами и уровнями факторов [6, с. 91-105]), а также составлена базовая виньетка с несколькими ступенями, как в работе Дженет Финч. И то и дру гое в настоящее время находятся на стадии апробации. Отдельной про блемой может стать вопрос о том, какую из этих разновидностей методик выбрать в качестве инструментария измерения репродуктивных установок.

Библиографический список 1. Физическая Антропология. Иллюстрированный толковый словарь.

EdwART. 2011.

2. Девятко И.Ф. Причинность в обыденном сознании и в социологи ческом объяснении: контуры нового исследовательского подхода // Социология: методология, методы, математическое моделирование.

2007. №25.

3. Alexander Ch. S., Becker H. J. The use of vignettes in survey research // The public opinion quarterly. 1978. Vol. 42, №1.

4. Finch J. The vignette technique in survey research // Sociology. 1987. Vol.

21. № 1.

5. Alves W.M., Rossi P. Who should get what? Fairness judgements of the distribution of earnings. American journal of sociology. № 84.

6. Девятко И.Ф. Методы социологического исследования: учебное посо бие. М.: КДУ, 2006.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Кученкова А. В., Москва О возможностях использования логико-комбинаторных методов в типологическом анализе Аннотация В статье рассматриваются особенности применения двух логико-комбинаторных методов («сравнительно качественного анализа» Ч. Рейджина и ДСМ-метода В.К. Финна) при решении задачи типологического ана лиза стран по уровню одобрения населением протестного поведения. Раскрываются преимущества и недостатки данных методов.

Ключевые слова: типологический анализ, «сравнительный качественный анализ», ДСМ-метод Постановка исследовательской задачи При проведении типологического анализа один из этапов иссле дования заключается в выборе и использовании того или иного средства разбиения всей совокупности рассматриваемых объектов на подгруппы, т. е. алгоритма классификации. Если исходные данные представлены в жестко формализованном виде, на этом этапе могут применяться раз личные математические методы и в том числе логико-комбинаторные.

К этому классу методов относятся «сравнительный качественный анализ»

(qualitative comparative analysis, далее СКА) Ч. Рейджина [1, 2] и ДСМ-метод В.К. Финна [3, 4]. Первый из них получает все более широкое распростра нение в последние годы в социологических и политологических исследо ваниях, в этой связи требуется изучение особенностей применения СКА и других логико-комбинаторных методов для решения различных задач, в том числе для типологического анализа.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Специфика логико-комбинаторных методов Логико-комбинаторные методы позволяют реализовать сравнитель ный анализ групп объектов, обладающих разными значениями целевого показателя, и выделить внутри каждой из них типологические подгруппы.

Причем характеристики полученных подгрупп интерпретируются как несколько причинных объяснений наличия у объектов того или иного зна чения целевого показателя. Метод «сравнительного качественного анализа»

предоставляет возможность рассматривать группы объектов с противо положным значением целевого показателя и устанавливать сходства в их описаниях (общие для них сочетания характеристик). В результате все объ екты разбиваются на пересекающиеся подгруппы, обладающие одинаковой комбинацией значений нескольких признаков. Применение ДСМ-метода так же предполагает поиск сходств в описаниях объектов с одинаковым значением целевого показателя. Однако этот метод позволяет выделять подгруппы объектов, не только сходных между собой, но и отличающихся от объектов с противоположным значением целевого показателя.

Специфика классификации объектов с помощью рассматриваемых методов заключается в том, что изначально все объекты разбиваются по значению целевого показателя как минимум на две группы, которые рас сматриваются по отдельности (например, обладающие и не обладающие каким-либо свойством, с высоким и низким уровнем значений индекса и т. д.). Затем устанавливается, что общего есть у объектов, входящих в одну и ту же группу и обладающих одинаковым значением целевого признака. В результате внутри каждой группы объектов выделяются под группы с совпадающими характеристиками, тем самым осуществляется поиск типологических синдромов, которые затем выступают в роли объ яснительных моделей для соответствующего значения целевого показа теля. Ключевой особенностью логико-комбинаторных методов является то, что они позволяют разбивать объекты на пересекающие классы. Два объекта будут отнесены к одной группе, классу, если у них совпадают значения нескольких независимых признаков. В результате каждый объ ект, входящий в какой-либо класс, обладает комбинацией характеристик этого класса.

Следует отметить, что для использования логико-комбинаторных методов требуется невысокий уровень измерений переменных (номиналь ный или порядковый). Кроме того, устанавливая закономерности в виде комбинаций значений признаков, они позволяют изучать взаимосвязь между переменными на «локальном» уровне.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Эмпирическая база исследования Особенности использования логико-комбинаторных методов для типологизации изучались нами на примере сравнительного анализа стран с высоким и низким уровнем одобрения населением протестного поведе ния. Эмпирической базой послужили данные Международной программы социальных исследований1. Использовались результаты опроса 2006 года, посвящённого изучению роли правительства в государстве, и в частности отношению населения к различным акциям протеста против правительства.

В исходной базе данных были представлены ответы респондентов из стран. На основе этих сведений для каждой страны были вычислены группо вые индексы, отражающие мнение граждан этой страны по тому или иному вопросу (преобладание позитивных или негативных оценок), тем самым был осуществлен переход от ответов респондентов к показателям по странам.

Затем вычисленные индексы были преобразованы в новые переменные с двумя альтернативами (высокий и низкий уровень соответствующего пока зателя). Редукция данных и переход к дихотомическим переменным были необходимы для применения двух логико-комбинаторных методов на одном и том же массиве данных. Разбиение объектов на две группы по каждому из показателей (индексов) производилось с учетом медианного значения, стремлением к максимально «естественному» разбиению, необходимости выделения сопоставимых по количеству объектов групп.

В качестве зависимой переменной выступал индекс отношения населения к политическому протесту (одобрение / не одобрение различ ных протестных акций, направленных в адрес правительства государства).

Детерминантами, включенными в итоговую модель, стали следующие показатели: степень интереса к политике;

уровень политической эффектив ности (уверенность в возможности «обычных» людей оказывать влияние на власть);

уровень доверия к представителям власти;

готовность соблюдать законы в любых обстоятельствах;

участие в последних выборах государ ственного уровня (явка).

Результаты типологизации стран Для поиска типологических синдромов одобрения и неодобрения протестного поведения последовательно применялись СКА и ДСМ-метод.

Две группы стран (20 с высоким и 12 с низким уровнем одобрения права на протест) рассматривались по отдельности. В результате для каждой из групп были установлены сочетания характеристик (значений независимых переменных), являющиеся детерминантами соответствующего отношения к праву на акции протеста против правительства.

International Social Survey Programme 2006: Role of Government. ZA4700. Data file Vers. 1.0.0 // GESIS Data Archive. [Electronic resource]. – Germany, Cologne, cop. 2008. – Mode acess: http://zacat.gesis.org/webview/ index.jsp?object=http://zacat.gesis.org/obj/fStudy/ZA Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований В результате посредством метода СКА все страны были разбиты на девять пересекающихся подгрупп: 5 среди стран с высоким уровнем одо брения права на протест, 4 – с низким (рис. 1). Если группа стран (Испания, Португалия, Польша, Россия, Чехия, США, Израиль, Хорватия, Латвия) описывается комбинацией значений *00*0 (низкая степень уверенности в возможности оказывать влияние на власть, низкий уровень доверия, низ кая явка), то каждая из стран обладает данным сочетанием характеристик.

Рис. 1. Типологические группы, выделенные с помощью СКА При использовании СКА группа объектов с одинаковым значением целевого признака рассматривается сама по себе. В отличие от него, с по мощью ДСМ-метода выделяются подгруппы объектов, не только сходные между собой, но и отличные от объектов с противоположным значением целевого показателя. В нашем примере типологические синдромы, полу ченные с помощью ДСМ-метода (см. рис. 2), частично совпали с законо мерностями, установленными при использовании СКА.

Рис. 2. Типологические группы, выделенные с помощью ДСМ-метода Используемые признаки: 1. интерес к политике, 2. возможность оказывать влияние на власть, 3.

доверие представителям власти, 4. готовность соблюдать законы в любых обстоятельствах, 5. явка на послед них выборах. Для каждого показателя 1 соответствует высокому уровню, 0 –низкому Используемые признаки т еже. См. предыдущую сноску..

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Посредством ДСМ-метода для стран с высоким уровнем одобрения права на протест установлены такие сходства (комбинации характеристик), которые не встречаются у стран с противоположным значением целевого признака. И, наоборот, для стран с низким уровнем поддержки протестного поведения определены характерные только для этой группы стран сходства.

Всего было выделено 5 подгрупп: две среди стран с высоким уровнем одо брения права на протест, и три – с низким.

Некоторые страны не были объединены в подгруппы, несмотря на то, что для них могут быть установлены сходства (что и было сделано с помощью СКА). Это объясняется тем, что эти страны не обладают уни кальными комбинациями характеристик, которые не встречались бы у стран с противоположным значением целевого показателя.

На основе сопоставления результатов применения двух алгоритмов можно выделить наиболее устойчивые закономерности - пять типологиче ских групп стран (рис. 2). Две среди стран с высоким уровнем одобрения права на протест: в первую группу вошли шесть стран (Чехия, Франция, Израиль, Япония, Швеция, США), их отличает сочетание высокого инте реса населения к политике и низкого уровня доверия представителям вла стей (1*0**);

для стран второй группы (Хорватии, Латвии, Нидерландов, Словении) характерен низкий уровень уверенности в возможности ока зывать влияние на власть, готовности соблюдать законы в любых обстоя тельствах, а так же относительно невысокая явка на выборах (*0*00). Среди стран с низким уровнем поддержки населением протестного поведения выделено три группы: в первую вошли Ирландия, Венесуэла и Южная Африка, для них характерно сочетание высокого уровня доверия населения властям, готовности соблюдать законы при любых обстоятельствах и низкая явка на последние выборы (**110);

Швейцарию, Филиппины, Венесуэлу объединяет сочетание высокой степени уверенности населения в возмож ности влиять на власть, высокого уровня доверия властям, низкого уровня явки на последних выборах (*11*0);

для представителей третьей группы характерно сочетание низкого интереса к политике, высокой степени уве ренности в возможности влиять на власть и относительно низким уровнем участия в политической жизни общества (01**0), данная закономерность характерна для Доминиканской Республики, Южной Кореи, Венесуэлы.

Проведенный анализ позволяет сделать ряд методологических выво дов. Преимущество использования логико-комбинаторных методов для целей типологического анализа заключается в возможности выделения пересекающихся подгрупп объектов, часть характеристик которых полно стью совпадает;

в отличие, например, от кластерного анализа, в результате применения которого получают описание кластерных профилей, и каждый объект не полностью, но в большой или меньшей степени соответствует этому описанию (в зависимости от того, ближе он к центру кластера или дальше от него). С учетом указанных особенностей логико-комбинаторные методы целесообразнее использовать для типологизации небольшого коли чества объектов, в случае если необходимо получить не только описание схожих объектов в целом, но детальное описание их похожести, близости.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Кроме того, несомненным достоинством логико-комбинаторных методов является возможность использовать переменные, измеренные на номи нальном и порядковом уровне.

К недостаткам использования рассматриваемых методов для реали зации типологического анализа относится дробное деление совокупности объектов на большое количество пересекающихся подгрупп, выявление закономерностей в виде длинных комбинаций значений признаков, что затрудняет восприятие, описание и интерпретацию результатов, чувстви тельность к «шуму» (к объектам, нестандартным и отличающимся от боль шинства). При использовании этих методов добавление или исключение одного из объектов может существенно изменить результаты. Эта особен ность логико-комбинаторных методов компенсируется тем, что они позво ляют устанавливать не усредненные тенденции «о всех, но не о каждом», а закономерности в виде комбинаций значений признаков, относящиеся к конкретным объектам.

Логико-комбинаторные методы можно использовать как самостоя тельные, основные средства типологизации, так и в сочетании с другими, ставшими традиционными методами с целью более детального анализа данных и всестороннего изучения исследовательских проблем.

Библиографический список 1. Configurational comparative methods. Qualitative comparative analysis (QCA) and related techniques / Ed. by B.Rihoux, Ch.Ragin. London: SAGE publications. 2009.

2. Ragin C.C. The comparative method: Moving beyond Qualitative and Quantitative Strategies. Berkeley, Los Angeles and London: University of California Press. 1987.

3. ДСМ-метод автоматического порождения гипотез: логические и эписте мологические основания / Сост.: О.М. Аншаков, Е.Ф. Фабрикантова;

Под общ.ред. О.М. Аншакова. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009.

4. Михеенкова М.А. О формализованных эвристиках качественного ана лиза социологических данных // Вестник РГГУ. №12. 2010. С. 193-213.

5. Татарова Г.Г. Основы типологического анализа в социологических исследованиях. М.: Изд. Дом «Высшее образование и наука», 2007.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Мешкова Е. Г., Москва Социальная структура общества:

взгляд с Запада Аннотация Статья посвящена проблемам освещения западными социологами вопросов социальной стратификации, появлению новых моделей социальной стратификации, уменьшению влияния экономических факторов и увели чению значимости социальных и культурных факторов..

Ключевые слова: социальная стратификация, класс, социальная группа, политический класс, индустрия лоббирования, волонтерский сектор, трансна циональный капиталистический класс Методологическим ориентиром для исследователей этой пробле матики в конце двадцатого и начале двадцать первого века становится социальная группа. Классовый анализ представляется исследователям недостаточно тонким инструментом во все более усложняющемся соци альном устройстве общества, в котором традиционные иерархии приходят в упадок и возникают новые социальные различия. Накапливающийся эффект этих изменений основательно затрагивает саму природу социальной дифференциации, делая необходимым внесение существенных поправок в классические теории.

Эта тема все время была в центре дискуссий, в которых приняли участие такие исследователи, как Р. Дарендорф, Р.Хантер, Ф. Паркин, Э. Гидденс, Э. Райт [1] и другие. Не отмирают ли социальные классы?- таким вопросом задались Т. Кларк и С. Липсет [2] в начале девяностых годов двад цатого века на страницах журнала “International Sociology” Многие аналитики стратификации использовали классовый анализ дольше и более интенсивно, чем допускали его эмпирические гарантии, из-за своего интереса, а зачастую и пристрастия к Европе. Исследователи американского общества зачастую менее критичны, т.к. заявляют, что Америка «отстает» от Европы. Тем не менее положение изменялось по мере появления новых социальных движений в 1970-е и в 1980-е годы.

В этот период США скорее можно назвать лидером, а не отстающим. Это наблюдение остается тем более в силе и в ходе значительных, радикальных изменений конца 1980-х по мере того, как бывшие коммунистические общества, ведомые Восточной Европой отказались от центральной иерар хической плановой экономики и продвинулись к рыночной экономике и политической демократии.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Что эти перемены принесли в теории стратификации? Один из возможных ответов на этот вопрос дает Лесли Склэр в своей книге «Транснациональный капиталистический класс»,опубликованную в Оксфорде в 2001г., называет активных создателей глобализации. Он проводит аналитическую грань между экономикой, политикой и куль тур-идеологией. В глобальной системе сегодняшнего дня он видит транс национальные корпорации (ТНК), домирующие в экономической сфере, культур-идеологию консьюмеризма, приводящую в движение культур идеологическую сферу, и транснациональный капиталистический класс (ТКК) распоряжающийся политической сферой.

Главным столпом теории Л.Склэра - и, пожалуй, концепции, в кото рой большинство ученых все еще чувствуют себя некомфортно – является то, что составляет класс как однородную группу, по мнению Склэра, группу пересекающую национальные границы. Как последователь западного марк сизма, Склэр соединяет класс с собственностью и контролем над средствами производства. Шагнув за пределы ограниченной государством концепции класса, тем не менее, он продвигается дальше. С точки зрения Склэра возни кает господствующий транснациональный класс, который основан на «фун даментальном стремлении к постоянному накоплению частного богатства».

ТКК может быть разделен на 4 группы по их роли в продвижении глобального капитализма: 1. ТНК - управляющие и их местные филиалы (корпоративная фракция), 2.ТНК - бюрократы и политики (государственная фракция), 3.

профессионалы глобализации (техническая фракция) и 4.торговцы и СМИ (консьюмеристская \потребительская фракция). На верху находится некий «внутренний круг, который принимает системные решения».

Новый политический класс, еще один актор на политической арене по мнению Дж.Оборна, в первую очередь является манифестацией государ ства. Он зависит впрямую и опосредованно в своем статусе от государства, что включает получение привилегий, карьерное продвижение и финансо вое благополучие. Подобная связь с государством отличает этот класс от прежних британских правящих элит, которые были более тесно связаны с гражданским обществом и были, зачастую, враждебно или безразлично настроены по отношению к центральному правительству. До недавнего времени члены британской правящей элиты были обязаны своим статусом тому положению, которое они занимали вне Вестминстера. Сегодня важная перемена в их положении зависит от того, какую позицию они занимают в Вестминстере и это последнее и дает им право получить определенный статус в гражданском обществе. По наблюдениям автора политический класс сейчас растет с ошеломляющей скоростью. Он включает большин ство, хотя и не всех, из 646 членов парламента в Палате общин. Небольшая группа помощников и исследователей, которые сейчас обслуживает этих членов британского парламента, являются без сомнения «кандидатами»

в новый политический класс. Палата лордов, среди членов которой значи тельно количество судей, епископов, генералов и потомственных пэров, была бастионом сопротивления росту влияния и ценностей политиче ского класса. Но недавние изменения в составе Палаты лордов и, прежде всего, появление с 1997 пожизненных членов изменило это отношение.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований И палата лордов превращается в еще одну крепость защиты политического класса. В Уэльсе Парламент и Ассамблея насчитывают 129 и 60 членов соответственно. К этому количеству добавляются сотни вспомогательных работников, который становятся значительным резервом пополнения политического класса. Сюда же относится отряд хорошо оплачиваемых служащих Евросоюза и это не только 78 членов Европарламента, которые представляют британских избирателей, но и значительное количество дополнительных служащих, нанимаемые этими членами Европарламента.

Высказываемое сейчас предложение о создании региональных ассамблей в Англии может рассматриваться как еще одна вызывающая схема по соз данию тысячи рабочих мест для политического класса. Однако эта схема была в достаточно жесткой степени была отвергнута электоратом.

За последние годы политический класс расширил членство в своих рядах и вне четко очерченной политической сферы. По мере того, как прави тельство становилось все более определяющим фактором оно превращалось в решающий центр притяжения в вопросах принятия решений для больших корпораций. Результатом стало взращивание огромной коммерческой инду стрии лоббирования, которая обеспечивает связь между бизнес сектором и цен тральным правительством и политическими партиями. Это явление создало новые и прибыльные возможности для политического класса. Лоббирование хорошо оплачивается для амбициозных молодых политиков пока они подыски вают себе избирательный округ и постоянную занятость. Лоббирование также служит работой в случае провала на всеобщих выборах или вынужденного ухода в отставку по каким-либо причинам или по завершению карьеры.

Эта роль применима не только к крупным корпорациям.

Благотворительный или волонтерский сектор остро нуждается в работе политического класса. Большинство крупных британских благотворитель ных организаций стали проводниками государственной политики, пресле дующими определенные цели.

Библиографический список 1. Are Social Classes Dying? T.N. Clarke, S.M.Lipset. Journal ‘International Sociology’, Vol.6, #4, pp. 397-410, Dec. 1991.

2. L.Sclair. Journal ‘International Sociology’, С.450, №3-17-2002.

3. Голенкова З.Т., Горшков М.К. Рабочие в социальной структуре совре менного общества. Китай, 2011.

4. Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д Социальные группы современной России: генезис, реальность, перспективы. ФРГ, PALMARIO, 2012.

5. Макаров В.Л. Социальный кластеризм, М., 2011.

6. Мешкова Е.Г.Современная социальная структура в зеркале западной социологии. В кн.: Модернизпция социальной структуры. М., 2008.

7. D. Oborne. Political Class. L. 2010.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Попова И. В., Кострома О влиянии взаимоотношений между информантом и интервьюером в автобиографическом исследовании на содержание полученной информации Аннотация В статье приводятся материалы исследования «Я и обще ство», проводимого автором с 1991 года методом «исто рия жизни» - личная автобиография, написанная самим рассказчиком (письменная традиция). Целью такого лонгитюда было получение оценки индивидуального жизненного пути, как последовательности состояний человека, которые меняются в связи с меняющимися общественными событиями. Особое внимание уделено такому аспекту как взаимоотношения между информан том и интервьюером, в качестве которого выступает пре подаватель социологии.

Ключевые слова: социальное, как феномен бытия, метод «история жизни», качественное исследование, люнгитюд, информант, интервьюер Неоднородность предмета социологии связана с тем, что социо логию интересует все, что делают люди, живущие в обществе. Это влечет за собой такое явление как теоретический плюрализм. Зачастую теорети ческого плюрализма требует сама практика исследования человеческого поведения.

Сущность социального как феномена бытия общества, заключается в том, что люди находятся в постоянном взаимодействии в жизненном процессе. Сам же жизненный процесс претерпевает изменения, связанные с трансформацией общества. Иногда эти изменения не видны людям нево оруженным взглядом. Кажется, что все как всегда: люди рождаются, уми рают, воспитывают детей, работают, творят, отдыхают. Однако, общество меняется, одни нормы уходят из их жизненной практики, другие приходят, меняются жизненные ценности, экономическая ситуация диктует свои правила и определяет сознание. Определяющим в исследовании всех этих процессов является то, что они качественные, а значит сложные для изуче ния и понимания. Грубой ошибкой было бы подходить к исследованию Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований общества с упрощенным инструментом. К сожалению, технократический подход в исследованиях социальных процессов, не редкость. Представители многих наук, пользующиеся методами социологических исследований, грешат неким примитивизмом, основанном на бездумной квантификации, на незнании принципов выборочного метода, на переносе естественно научных законов на общество. Не принимая во внимание, что все то, что имеет корень «социо», означает, что мы имеем дело с людьми, наделенными сознательной деятельностью, эмоциями, иррациональностью.

Данная статья представляет собой обобщенный анализ материалов исследования, проводимого автором с 1991 года. Целью такого лонгитюда было получение оценки индивидуального жизненного пути, как последова тельности состояний человека, которые меняются в связи с меняющимися общественными событиями.С точки зрения метода «история жизни» – это личная автобиография, написанная самим рассказчиком (письмен ная традиция).

Цель данного эмпирического исследования заключается в том, чтобы через изучение автобиографических очерков «Я и общество», напи санных студенческой молодежью, попытаться проследить изменения институциональной структуры общества или другими словами трансфор мацию общества в свете изменений общественных структур. Кроме того, это исследование, будучи лонгитюдным, позволяет выявить взаимосвязь между изменением социокультурной среды и социальными процессами, затрагивающими всю систему социальных отношений. Использование метода «история жизни» объясняется тем, что это такой вид качественного исследования, где методологические посылы качественной социологии выражены наиболее сильно. Исследование личных письменных рассказов о жизни информанта – это способ получения информации, с помощью которого можно, с одной стороны, реально увидеть социальные механизмы, формирующие жизненные стратегии людей, социализирующихся в обще стве, а, с другой – понять способы восприятия социальной реальности через усвоение личного опыта. Информант выстраивает перед исследова телем реальность своей жизни так, как он видит ее на данный момент. Как правило он начинает свое повествование с детства, с того момента как он себя помнит, а заканчивает подведением неких итогов в настоящем. За счет максимальной неформализации этот метод дает исследователю глубокий доступ к субъективному миру человека. А благодаря анонимности позво ляет получить от информанта то, чего он не сказал бы исследователю при личном интервью.

Опыт проведения данного исследования позволил обратить внима ние на такую особенность качественного исследования как взаимоотноше ния между информантом и интервьюером. Сначала пришло понимание, что работы должны быть анонимными. В данном случае анонимность полная т.к. информант не находится в контакте с интервьюером, это заочное обще ние. В тоже время, важным условием оказалось то, что информант ведет свое повествование с человеком, с которым у него сложились определенные отношения. Преподаватель, который работает с группой студентов в тече Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований ние семестра – это уже не посторонний человек, ему хочется рассказать то, чего не скажешь напрямую при обычном общении. Это придало исследо ванию особый смысл, оказало особое влияние на характер самой информа ции. Это нельзя доказать, нет контрольной группы. Но, как исследователь, я это чувствовала при чтении каждой второй работы. А вот по поводу усло вия анонимности в работах можно найти прямое подтверждение: «Здорово, что анонимная работа! Как будто не про себя пишешь, поэтому не на показ.

Постараюсь, чтобы каждое слово было честным. Простите, что поток мыслей!». В другой работе можно найти подтверждение верности приема заочного разговора знакомых людей, автор начинает свою историю так:

«Уважаемая Ирина Викторовна, мне нравится писать эту работу в форме авто биографии. Вам может показаться, что такой вариант позволит мне пойти «по пути наименьшего сопротивления. Уверяю вас, это не так. Ведь, чтобы написать эту работу правдиво, мне необходимо вспомнить о своей жизни все в деталях, даже то, что многие годы я очень усердно старалась забыть...». Еще одно подтверждение того, что разговор ведут не с абстрактным или «чужим»

собеседником: «О себе я больше, наверное, ничего рассказать не смогу.

Все, что я знала, я Вам уже рассказала. Но я сама для себя – мир, который заполнен тайнами. Как только что-то еще узнаю, обязательно приду к Вам с новым посланием. Ирина Викторовна! Спасибо за то, что потратили свое время на маленький кусочек меня и моей жизни».

В другой работе девушка пишет: «Жизнь - не сказка. И что подела ешь? Возможно, некоторые подробности истории моего пути шокируют Вас, но кто знает, вдруг мне станет легче, когда я скину их на бумагу». Еще одно доказательство того, что для информанта важно с кем он заочно обща ется: «Вот и сейчас я пишу эту своеобразную биографию, а где-то глубоко в душе упиваюсь тем, что пальцы быстро стучат по клавишам, а я веду бес словную беседу, сама с собой и с Вами». Обращения информантов к интер вьюеру позволяют оценить степень их откровенности, повышенный градус честности: «Честно говоря, первый раз села писать свою автобиографию.

Стыдно мне? Может и стыдно, что за 20 лет своей жизни я ни разу не имела потребности рассказать о себе на бумаге. И вот, мне досталась возможность вылить свои мысли по поводу моей жизни».Или такое суждение: «Все люди со временем меняются, скажете вы. Но все меняются по-разному, и неодинаковые факторы влияют на эти изменения. Может, прозвучит пафосно, но меня изменила сама жизнь. А точнее сказать, заставила меня быть такой, какой я и являюсь в настоящее время. Я не хочу акцентиро вать внимание на некоторых далеко не радостных для меня событиях, ворошить прошлое». Иногда информант вступает в диалог, хотя знает, что у меня нет возможности ответить: «Сейчас я приобщаюсь к православию.

Рядом со мной человек, который рассказывает мне о Боге, испытаниях и духовной жизни. Мне хорошо в такие минуты. Я хожу в храм редко, иногда долго там сижу и говорю сама с собой. И вера это не плохо. Я не ношу креста, я просто верю. У меня есть мечта быть хорошей матерью и женой. Но и этому нужно учиться. Видите, как многому мне нужно научиться?! Я думаю, что успеваю. Мне же всего 21. А это так мало. Как Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований вы думаете, я смогу?». «В большинстве своем людям интересно читать и слушать только про себя (или имеющее отношение к себе), и только бед ному преподавателю социологии приходится читать чужие биографии...».

Углубиться в сознание информанта позволяет то, что сложившиеся в про цессе обучения отношения, позволяют обсуждать, а иногда критиковать преподавателя:«Вы, Ирина Викторовна, говорите, что общество равно душно, мы не умеем спросить с власти. Да! До тех пор, пока с нами что-то не случится. Что я сделала для общества? Печально, что я лишь малень кая песчинка в огромном мешке с зерном… Л. Андреев сказал: «Когда бьют по одному честному лицу – все честные лица должны испытывать и боль, и негодование, и муку попранного человеческого достоинства».


Вы согласны? Хотелось, чтобы так и было». И еще одна показательная, с точки зрения темы статьи цитата:«А Вам нравится, как тополь пахнет?

Мне очень, этот запах о чем-то напоминает из детства. Вот только жалко, не помню о чем, но из детства. Бывает, иду по улице, тополями пахнет, так здорово, особенно после дождя. Вообще, не знаю, к чему это я про тополя?

Такое вот лирическое отступление получилось. А Вам спасибо большое, что такое задание нам дали, вот так и в детство окунулись и о жизни задума лись, приятное Вы задание придумали. И зря Вы говорите: «Поскорее бы вас отучить». Скучать будете. Просто у нас группа веселая, но мы ко всем очень хорошо относимся».

Все эти примеры приведены для того, чтобы показать эффектив ность использованного приема: общение анонимно, но происходит оно с человеком, с которым есть определенные отношения. Такой прием обе спечивает доступ в самые глубинные слои человеческого сознания.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Татарова Г. Г., Москва Концепт «социальный тип»

в эмпирических исследованиях Аннотация В статье рассматриваются различные контексты трак товки социальных типов как феноменов. Выделяются функциональные роли социального типа как концепта в эмпирических исследованиях. Обозначаются цели, ради достижения которых осуществляется поиск знания о социальных типах как феноменах и осмысление кото рых важно для выстраивания концептуальной модели исследования, а также реализации процедуры типологи ческого анализа. Обосновывается прагматическая функ ция социального типа как объекта управления.

Ключевые слова: социальный тип, идеальный тип, типологический анализ, социальный тип как объект управления Постановка исследовательской задачи Обращение к концепту «социальный тип» обусловлено рядом при чин. Во-первых, если считать, что проблематика интеграции знания в обла сти способов познавательной деятельности социолога актуализирована в современных реалиях, то выделение так называемых понятий-инвариант относительно различных классов исследовательских практик представля ется важным. Это те понятия концептуальные представления о которых относительно неизменны, а характер эмпирической интерпретации спец ифичен на разных классах практик. К ним в равной мере относится и поня тие «социальный тип».

Во-вторых, в последние годы при анализе состояния отечественного социологического сообщества выделяются так называемые «профессио нальные болезни», порожденные «внутрицеховыми» проблемами, о которых менее приятно рассуждать, чем о «социологическом невежестве» общества и власти. В частности, особое внимание им уделяет В.В.Радаев [1]. В опре деленной мере это соотносятся и с суждениями Н.С.Розова о ситуации в социальных науках [2-3]. В своих публикациях мы так же останавлива лись на существовании профессиональных болезней [4-7] для обоснования необходимости актуализации проблем связанных с интеграции методоло Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований гического знания. Среди профессиональных болезней в современных реа лиях особое место занимает явление, обусловленное с потерей смысловой чувствительности ряда понятий. В определенной мере можно говорить образно о некотором «жонглирование» исследователями понятиями, что в равной мере относится и к концепту «социальный тип».

В-третьих, базовыми процедурами в эмпирических исследованиях являются поиск знания о существовании социальных типов, социальных факторах, детерминирующих то или иное социальное явление, причинно следственных отношениях между социальными явлениями. Отсюда и воз никают вопросы об особенностях эмпирической интерпретации понятия «социальный тип», включая обозначение цели, ради достижения которой осуществляется поиск знания о типах в различных исследовательских ситуациях.

В этой связи в статье рассматриваются: трактовки социальных типов как феноменов;

функциональные роли социального типа как концепта в эмпирических исследованиях;

цели, ради достижения которых осущест вляется поиск знания о социальных типах как феноменах, прагматическая функция социального типа как объекта управления.

Социальный тип и как понятие, и как феномен Как известно, социальный тип – это понятие, используемое для обо значения схожих, близких по какому-то основанию социальных объектов (личностей, групп, обществ, культур и т. д.). Понятие имеет несколько кон нотаций и не случайно в силу своей неоднозначности и сложности в соци ологических словарях практически отсутствуют его дефиниции. Зачастую понятие используется как очевидное наряду с некоторыми другими базо выми категориями социологической науки для обозначения феноменов, природа которых различна. Представляется важным различать два основ ных контекста, важных именно в методологии эмпирических исследований.

1. Социальные типы - это образы, возникающие в обыденном со знании на основе спонтанной социальной классификации и используе мые людьми в процессе конструирования социальной реальности исходя из своего повседневного опыта. Например, Альфред Шютц [8, с.132-153] приводит описание не только способов типизации (в разделе «Мир совре менников как структура типизаций»), но и вводит понятия персонального идеального типа и привычного (функционального) идеального типа для обозначения восприятия Другого на основе синтеза интерпретаций типич ных переживаний. Как известно, в ситуации лицом-к-лицу каждый из нас постигает другого посредством схем типизации (как женщину, как студента, как покупателя, как продавца и т. д.). Такая схема детерминирует поведение «здесь и сейчас» и существует до тех пор, пока не появляется новое знание о Другом [9, с.55-60].

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Социальный тип – это группа людей: с особой формой поведения (бомж);

с особыми психологическими особенностями (чужие, бедные, скряги, расточители, столичные жители);

с одинаковыми статусными образами (в том числе и фольклорными) обычно легко узнаваемых и награждаемых прозви щами [10]. В упомянутой работе Оза Алмога на основе аналитического обзора существующей литературы, связанной с проблематикой социальных типов, делается вывод о том, что под группой понимается любая общность (про фессиональная группа, статусная группа, поколение и т. д.), которая может характеризоваться внешним видом своих представителей, стилями жизни и общения, жизненной позицией или психологическими особенностями.

Тем самым под типом может пониматься и что-то типовое (модаль ное, распространенное);

и что-то типологическое (объединяющее однотип ные объекты);

и что-то типическое (специфическое, редкое, особенное).

Различение этих трех коннотаций понятия тип представляется значимым в эмпирической социологии.

Существуют различные источники (или механизмы) [10] возникно вения социальных типов как феноменов: профессионально-ролевой, пси хологический, культурный / субкультурный и мифологический. Первый из них – это профессии. Второй - врожденные черты характера и стремления, которые создают типичную личность («нувориши», «бунтовщики», «муче ники», «оборотни»). Личностные типы - «харизматический лидер», «шут», «маменькин сынок», «фанатик», «нарцисс», «скряга», «хлыщ», «истерик».

Третий источник – поведение типичное для некой культуры или субкуль туры (хиппи, битники, рокеры, стиляги, байкеры, скинхеды, футбольные хулиганы). Четвертый - мифы (американский ковбой, новый русский).

Отнесение индивидов к типу - к реально существующей группе всегда происходит на основе их схожести по определенной совокупности типообразующих признаков.

В эмпирических исследованиях предметом изучения (в рассматри ваемом контексте трактовки социальных типов) являются и сами схемы типизации в повседневной жизнедеятельности людей, и обоснование суще ствования типов, и социальные портреты отдельных типов.

2. Социальный тип - некая конструкция используемая исследо вателем для обозначения латентно существующих (в отличие от образов, рассмотренных в рамках первого контекста) групп социально значимых объектов, обладающих одинаковыми или схожими социально значимыми характеристиками. Если в качестве объектов выступают отдельные инди виды (в рамках статьи мы будем рассматривать в основном этот случай), то в отличие от «социальной группы» [11] социальный тип латентен по своей сути и ему характерна идеальная форма (идеальный тип - это исследова тельская конструкция).

Тем самым знание о социальном типе во всех ситуациях его рекон струкции носит относительный характер. Несмотря на то что в ряде случаев «социальный тип» и «социальная группа» используются как синонимич ные понятия, рефлексия о первом из них возникает, как правило, в рамках исследования внутренней дифференциации социальных групп.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований К понятию «социальный тип» обращаются на различных этапах социологического исследования. В массовых опросах в роли объектов – носителей латентно существующих социальных типов выступают отдель ные респонденты, семьи, домохозяйства, бригады и т. д. Объективно полу ченное описание характеристик некой группы опрошенных является основанием либо для проверки гипотезы о существовании социальных типов в заданном исследователем смысле, либо для выдвижения такого рода гипо тезы. Различение двух этих ситуаций крайне важно на практике.

В рамках отдельного локального исследования вряд ли правомерна постановка задачи о проверке такого рода гипотезы, ибо ее правдоподоб ность не может быть обоснована в полном объеме. Возможна лишь вторая из этих ситуаций – выдвижение гипотезы о существовании социальных типов по результатам эмпирического анализа. И не случайно тенденции в истории изменения представлений о типологическом методе познания (одна из целей которого – поиск знания о социальных типах) таковы, что он (метод) использовался в основном для проведения всевозможных типо логических группировок в рамках восходящей (от частного к общему) стра тегии анализа эмпирических данных. На наш взгляд, это следует, например, и из проведенного Н.С. Бабичем [12, с.24] анализа функций 15 концепций, представляющих собой значимый вклад в развитие типологического метода в западной социологии ХХ века.


Функциональные роли социальных типов в эмпирических исследованиях В процессе поиска знания о социальных типах целесообразно раз личение двух их функциональных ролей как концептов [13, с.47-57].

Типы – как средство социального познания. Эта роль возникает в ситуации, когда типы, известны в науке (больные СПИДом, наркоманы, мигранты и т. д.) и тогда поиск знания о них сводится к описанию соци ального портрета типа, сравнительному анализу типов. В этом контексте понятия «социальный тип» и «социальная группа синонимичны. Это не исключает ситуации, когда возможна постановка задачи обоснования суще ствования самого социального типа (дурак как социальный тип, скряга как социальный тип).

Типы как средство познания вводятся в процессе концептуализации, с одной стороны, для формирования архитектоники, каркаса эмпириче ского исследования и, соответственно, до полевого его этапа. Например, априори выделяются типы в социальной структуре общества, типы домо хозяйств, типы инвалидов труда, типы молодежи и т. д. С другой стороны, социальные типы играют роль факторов объяснения эмпирических зако номерностей (полученных в какой-то форме из эмпирических данных).

Классическим примером являются типы самоубийств, когда выделяются так называемые элементарные типы: эгоистическое, альтруистическое и аномичное. На их основе формируются смешанные типы (эгоистично Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований аномичное, эгоистично – альтруистичное, и аномично - альтруистичное).

Элементарные из них вводятся как идеальные типы по результатам анализа причин самоубийств, которые в явном виде не поддаются наблюдению. Но они определяются условиями их вызывающими, обуславливая тип само убийства [14, с.157-359].

Идеальные типы в эмпирических социологических исследованиях играют по сути роль типообразующих признаков, так как в реальном типе наблюдается сочетание идеальных в разной степени. Конструкция иде ального типа, понятийно чистого типа и было введено для целей изучения реальных как отклонения от идеальных типов [15, с. 70-95]. Идеальные типы возникают как исследовательские конструкции и в реальности в чистом виде практически не встречаются.

Следует особо подчеркнуть, что метод идеальных типов как средство типологизации периодически вызывает критику, более того существует мне ние о его замещении кластерным анализом. Эту гипотезу выдвигает, например, К. Бэйли [16]. Вместе с тем различия в динамике и популярности кластерного анализа и метода идеальных типов в ХХ веке, судя по результатам исследо вания Н.С.Бабича [17], позволяют поставить под сомнение эту гипотезу, так как в современной западной социологии кластерный анализ упоминается в меньшем количестве статей, чем идеальные типы. Более того в современных реалиях наблюдается тенденция к обращению и к методу идеальных типов, и к типологическим операциям П.Лазерсфельда, например, в контексте каче ственной стратегии проведения эмпирических исследований [18].

Типы – как цель социального познания. Эта роль возникает, когда типы носят латентный характер. И тогда поиск знания о них – либо про верка гипотезы их существования в заданном исследователем смысле, либо выявление так называемых типологических синдромов для того, чтобы сфор мулировать соответствующею гипотезу. Примеры таких гипотез: «В России существуют типы регионов, воздействие на электоральное поведение которых различно»;

«Среди рабочих в малых городах России по идентификации с предпри ятием существуют социальные типы как объекты функционального управле ния»;

«В молодежной субкультуре готов по специфики ценностных ориентаций наблюдаются различные социальные типы как объекты социального контроля»

и т. д. Аналогичными гипотезами являются и предположения о существова нии, например, типов потребителей в зависимости от образа жизни, типов бездомных на основе семейных историй, типов работающих по характеру производственной активности, типов выпускников вузов по характеру трудовой адаптации, типов сельских жителей по ценностным установкам, типов инвалидов по стратегиям борьбы с жизненными трудностями и т. д.

В контексте таких гипотез исследователя интересует не отдельно взятый социальный тип, а совокупность типов как целостность, т. е. типо логия. Например, социальная структура общества как целостное образова ние может трактоваться как совокупность социальных типов, выделенных по вполне определенному основанию (по уровню материальной обеспе ченности семей, по образу жизни индивида, по степени политической их активности и т. д.).

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований В эмпирических исследованиях типологии как целостные образо вания особенно важны для выдвижения гипотез о возможных механизмах перехода объектов (носителей социального типа) из одного типа в другой.

В этой связи обратимся к рассмотрению трактовки социальных типов как объектов функционального управления.

Социальные типы как объекты «управления»

В процессе реализации типологического анализа как процедуры поиска знаний о социальных типах естественным образом возникает вопрос о его прикладных целях, входящих как составной элемент в систему целе полагания эмпирического исследования. На наш взгляд, к числу важ нейших целей относится реконструкция из данных такой совокупности социальных типов, для которой возможна рефлексия о «механизмах» пере хода объектов (в частности отдельных индивидов) отнесенных к одному типу в другой. В определенной мере речь идет о прагматической функции социального типа. В каждой предметной области метафора «механизм»

может трактоваться различным образом, но важно то, что представления о нем предопределяют логику исследовательского поиска для перехода от упорядочений, описаний, обобщений, сжатий к объяснительным моделям в процессе типологического анализа социальных феноменов. Рефлексия о «механизмах» позволяет ставить задачи функционального социального управления/социального контроля с целью принятия управленческих решений в определенной мере по изменению (в сторону улучшению) «типо логической структуры» изучаемого явления.

Приведем два примера.

1. В процессе типологического анализа рабочих по характеру иден тификации с предприятием образ «механизма» формировался следующим образом. При переходе от формальной классификации (по жестко задан ным критериям) к типологии, к совокупности социальных типов мы по пытались (в соавторстве с Г.П.Бессокирной [19]) выделить типологические группы так, чтобы интерпретировать их как объекты управления. Для этого, как минимум, в инструментарий исследования необходимо включать эмпи рические индикаторы соответствующие типообразующим признакам тракту емым как «управляемые факторы». Кроме этого имеет смысл выделить среди этих групп ту, которая в современных условиях является в определенной степени «идеальной» по специфики идентификации с предприятием.

2. В процессе изучения внутренней дифференциации субкультуры готов (исследование Т.В.Латышевой [20] проведенное под нашим руковод ством) образ «механизма» формировался аналогичным образом. Но в отли чие от первого примера для многомерных классификаций использовалась несколько другая логика и задача определения «идеальной» типологической группы не ставилась.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Эти примеры относились к локальным исследованиям, поэтому в процессе анализа осуществлялся поиск типологических синдромом - эм пирических закономерностей как основы выдвижения гипотез о правдо подобности существования социальных типов как объектов управления.

Вывод Социальный тип как концепт является понятием – инвариантом относительно различных классов исследовательских практик, обладает эвристическим потенциалом в области принятия управленческих решений и тем самым очевидна не только актуализация проблематики изучения социальных типов в эмпирических исследованиях, но и необходимо даль нейшее развитие типологических процедур.

Библиографический список 1. Радаев В.В. Возможна ли позитивная программа для российской соци ологии //Социологические исследования. 2008, №7. С. 24-33.

2. Розов Н.С. Возможна ли «наука быстрых открытий» в социальном познании // URL: http://www.isras.ru/index.php?page_id=948.

3. Розов Н.С. Главный дефицит - конструктивные теории как основа для программ сбора и обработки социологических исторических данных // URL: http://www.ssa-rss.ru/index.php?page_id=19&id=407.

4. Татарова Г.Г. Интеграция методологического знания: миф или реаль ность? //Доклады Всероссийского социологического конгресса «Глобализация и социальные изменения в современной России».

Москва 3-5 октября 2006 года. М.: А*льфа-М, 2007. С.80-98.

5. Татарова Г. Г. Методология эмпирической социологии: амбивалент ность факторов развития //Социология: методология, методы, мате матическое моделирование. 2008, № 27. С.3-29.

6. Татарова Г.Г. От инвентаризации к интеграции методологического знания //Социологические методы в современной исследовательской практике. Сборник статей, посвященной памяти первого декана соци ологического факультета НИУ ВШЭ А.О.Крыштановского. 2011. // URL: http://www.ssa-rss.ru/index.php?page_id=19&id=738 (Дата обра щения: 21.05.2012).

7. Татарова Г.Г. Российская «четырехэмная» область: к 20-летию журнала //Социология: методология, методы, математическое моделирование.

2011, №32. С.5-25.

8. Щютц Альфред. Смысловая структура повседневного мира. М., 2003.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований 9. Бергер Питер, Лукман Томас. Социальное конструирование реально сти. М.,1995.

10. Almog Oz. The Problem of Social Type: A Review // Electronic Journal of Sociology (1998) // URL: http://www.sociology.org/content/vol003/004/ almog.html (Дата обращения: 21.05.2012).

11. Голенкова З.Т. и др. Группа социальная //Социологический словарь.

М., 2008. С. 96-100.

12. Бабич Н.С. Эволюция типологического метода а западной социологии ХХ века. Автореф. на соискание к.соц.н. 2010.

13. Татарова Г.Г. Основы типологического анализа в социологических исследованиях. М., 2007.

14. Дюркгейм Эмиль. Социальные причины и социальные типы // ДюкгеймЭ. Самоубийство. Спб, 1998.

15. Вебер Макс Основные социологические понятия //Теоретическая социология. Антология. М., 2002. Часть 1.

16. Bailey Kenneth D. Sociological Classification and Cluster Analysis // Quality and quantity. 1983, № 17, p. 251-268.

17. Бабич Н.С. Контент-анализ популярности типологического метода в западной социологии ХХ в.//Социология: методология, методы, математическое моделирование. 2008, №27. С. 30-47.

18. Kluge Susann. Empirisch begruendete Typenbildung. Zur Konstruktion von Typen und Typologien in der gualitativen Sozialforschung.-FRG, Opladen:

Lecke+Budrich, 1999.

19. Татарова Г.Г., Бессокирная Г.П. Типологический анализ для рекон струкции социальных работников: концептуальное и эмпирическое обоснование //Социологические исследования. 2011, №7. С. 3-15.

20. Латышева Т.В. Молодежные субкультуры: основания типологизации // Автореф. на соискание к.соц.н. 2010.

Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований Троцук И. В., Москва Форматы текстового анализа в социологическом исследовании Аннотация Статья призвана обозначить границы между различными вариантами текстового анализа, неясность которых, наряду с терминологической путаницей и отсутствием четких инструкций для эмпирической работы, затрудняет таковую в рамках социологического исследования.

Ключевые слова: текстовый анализ, нарративный анализ, дискурс анализ, конверсационный анализ, лингвистический анализ, контент-ана лиз, кодирование Независимо от степени компетентности в области текстового ана лиза, любой социолог сходу назовет множество его вариантов или, по край ней мере, дискурс-анализ и контент-анализ. Более компетентные исследо ватели, вероятно, добавят в этот список целый ряд форматов аналитической работы с текстовыми данными: нарративный, биографический, конверса ционный, лингвистический, секвенционный и т. п., а также словосочета ния с термином «кодирование» (текстуальное, открытое, избирательное, тематическое и пр.). Зачастую в научной литературе перечисленные поня тия используются как само собой разумеющиеся и вполне однозначные, те или иные различия между ними обозначаются крайне редко и только в том случае, если статья носит методический характер или же автору принци пиально важно объяснить и обосновать выбор конкретной аналитической методики [11].

Во многих дисциплинах подобное игнорирование демаркацион ных границ между разными вариантами анализа текстовых данных вполне оправдано и понятно, но в социологической науке оно недопустимо: нам необходимы однозначные эмпирические индикаторы всех концептуаль ных определений объекта, предмета и категорий текстового анализа, без чего вполне могут обходиться представители иных дисциплин (например, без соответствующей интерпретации понятие дискурса часто используется в философской и политологической литературе). В статье представлена попытка развести варианты текстового анализа, наиболее частотно упо минающиеся в научном и публицистическом дискурсе, но не получающие внятного определения с точки зрения предполагаемых ими эмпирических процедур: нарративный, дискурсивный и конверсационный анализ (поня Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований тие «текстовый анализ» рассматриваться не будет, так как, с одной стороны, является семантически пустым, с другой – допускает бесконечное множе ство определений).

Итак, нарративный анализ уже семантически подчеркивает объект социологического изучения – нарративы (нарративную форму эмпири ческих данных) [15, р.517] (аналогична ситуация с биографическим ана лизом, который ориентирован на так называемые социобиографические данные), инструментарий и процедуры исследования которых могут быть различны. Классическим считается определение нарратива, предложенное У. Лабовым: «метод репрезентации прошлого опыта посредством после довательности упорядоченных предложений, которые передают реальную темпоральность развертывания событий» [17, р.359]. Это определение почти не претерпело изменений, несмотря на множество последовавших за ним интерпретаций нарративов (вербальных и визуальных, художе ственных и реалистичных, личных и групповых), которые сводят нарратив к «воспринимаемой последовательности неслучайным образом отобранных событий» [19, р.7].

Большинство родоначальников нарративного анализа предложили собственные классификации либо нарративов, либо их базовых элементов и функций, и перечислять данные классификации можно бесконечно. Для социологической работы важны следующие характеристики нарративного анализа: структурный подход здесь наиболее популярен и широко исполь зуется, особенно в западной традиции;

структурные элементы нарративов идентифицируются через их лингвистические особенности;

не существует четких правил вычленения структурных элементов нарративов (схожих, скажем, с требованиями к разработке схемы кодирования в контент-ана лизе), поэтому возможны различные их интерпретации.

Работая с нарративными данными, мы всегда учитываем их лингви стические аспекты, но фокусируемся все же на объекте изучения, а не на специфичности применяемой методики (важны не сами лингвистические маркеры, а стоящие за ними «динамические мотивы», «ключевые функции»

и другие базовые компоненты «историй», которые исследователь получает от информантов с разным уровнем нарративной компетентности), поэ тому мы нельзя рассматривать нарративный и лингвистический анализ как синонимы. Последний интересуют все виды текстов, чьи лингвистические характеристики рассматриваются как индикаторы основной идеи автора и возможных реакций читателей [10, с.4], учитывается также социальный и исторический контекст создания текста, его прагматические функции, соответствие общим жанровым/стилистическим/языковым правилам и творческий подход автора.

Терминология лингвистического анализа сложна и разнообразна, поэтому в социологическом исследовании обычно используется наиболее релевантная его целям и эмпирически схватываемая: фактуальная (опи сываемые события и номинационные цепочки), концептуальная (автор ские интерпретации и причинно-следственные связи, просматриваемые в масштабах целого текста) и подтекстовая информация (способность Секция 36. Методология и методы эмпирических исследований лингвистических единиц порождать ассоциации и иметь коннотативные значения);

объективная (восприятие автором действительности) и субъек тивная (оценка автором собственного произведения) модальность текста [10, с.27-35]. Вариантов реализации лингвистического анализа множество, но их можно свести в несколько групп [7, с.16-32]: стилистические экспе рименты (например, переписывание текста с использованием синонимич ной лексики и иных вариантов структуры);

семантический метод (оценка отклонений от языковых правил, причин использования многозначных конструкций и повторов);

сравнительно-стилистический метод (поиск сходств и различий в презентации одного содержания в разных текстах);

всевозможные приемы количественного анализа, призванные показать «качественное» своеобразие текста.

Второе и третье методические решения очень похожи на процедуры дискурс-анализа. Лингвистический и дискурсивный анализ становятся плохо различимы, если нацелены на определение регистра – коммуника тивного типа речи, формирующегося в зависимости от пространственно временной локализации автора и его отношения к сообщаемому:

репродуктивный/изобразительный регистр (рассказчик воспроизводит непосредственно наблюдаемое – «вижу/слышу/чувствую…»);

информа тивный (сообщается информация, полученная в результате многократных наблюдений или логических операций, – «знаю/понимаю…»);

генеритив ный (обобщается жизненный опыт в контексте социальных моделей, исто рических тенденций и универсального знания, закрепленных в афоризмах, сентенциях, пословицах и т. д.) [3, с.28]. Кроме того, в рамках и нарратив ного и дискурс-анализа мы обращаемся к лингвистическим особенностям текстов как маркерам принадлежности информантов к определенным языковым сообществам и социальным группам.

Дискурс-анализ – междисциплинарный исследовательский подход, охватывающий множество форматов работы с текстовыми данными, кото рые существенно разнятся объектом изучения и методикой (символиче ские обмены в коммуникации, память и понимание, язык науки и т. д.).

Объединяет все эти разрозненные, зачастую просто несопоставимые подходы общая теоретико-методологическая установка, что социальная реальность конструируется лингвистически: «тексты» репрезентируют не реальность, а то, как люди ее видят и описывают, поэтому дискурс-анализ рассматривает любой текст в интертекстуальных (социальных, культурных, политических, групповых и пр.) контекстах его создания и существования [7].

Сформировать имеющую смысл типологию версий дискурс-анализа не представляется возможным, поэтому выделяют два базовых, классиче ских варианта дискурс-анализа: «социологический» и «лингвистический».



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.