авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи ПЕРЦЕВАЯ КСЕНИЯ АЛЕКСАНДРОВНА РОЛЬ ЧАСТИЦ В ...»

-- [ Страница 4 ] --

1) Ким, еще не понимая, что произошло, но чувствуя, что стряслось что-то неладное, увидел, как женщины, наконец, прокрутили помпу и легко и быстро завращали маховики (А. Соболев. Бушлат на вырост).

2) Еще не понимая, что произошло, он увидел в распадающемся свете ракеты Чибисова, лежащего на боку (Ю. Бондарев. Горячий снег).

3) Раздался негромкий гудок, и я, еще не поняв, что это такое, почувствовал, что совершил с окружающим миром и самим собой что-то страшное (В. Пелевин. Омон Ра).

4) И Алексей, слабо улыбаясь, пошевелился и посмотрел на свою руку, еще не веря, что он выздоравливал или выздоровел (Ю. Бондарев. Юность командиров).

5) Как же это? – Конец?.. – шепотом сказал Алексей, еще не веря, что в эту секунду, когда он произносил это слово, войны уже не было (Ю. Бондарев. Юность командиров).

6) И Никитин, еще не зная, что нужно предпринять, как поступить, … выговорил наконец … (Ю. Бондарев. Берег).

7) Он бежал по недорытому ходу сообщения к молчавшим орудиям второго взвода, продираясь меж тесных земляных стен, еще не зная, что на позициях Давлатяна сделает, и что может сделать, и что сумеет сделать (Ю. Бондарев. Горячий снег).

8) Катя, еще не догадываясь, что за комок бумаги теребит рыдающий Гриша, уволокла его в комнату, оттуда еще долго раздавались всхлипы (Л. Улицкая. Бедная счастливая Колыванова).

9) Наблюдательна, подумал Ахимас, еще не решив, хорошо это или плохо (Б. Акунин. Смерть Ахиллеса).

Сочетание «еще не» употребляется в деепричастных оборотах:

10) Младший лейтенант взял не очень ловко папиросу, еще не понимая причину начатого разговора (Ю. Бондарев. Горячий снег).

11) - Ты как сюда попала? – спросил он, еще не очень поняв, это на самом деле или тоже снится (Б. Акунин. Детская книга).

12) Бессонов пристально смотрел на него, еще не веря в точность ответа (Ю. Бондарев. Горячий снег).

13) И Никитин, еще нечетко соображая, поискал на всякий случай русско-немецкий разговорник и, не найдя его, потянул перину на грудь, откликнулся без уверенности:

- Входите. Херайн. … (Ю. Бондарев. Берег).

Реже «еще не» сочетается с деепричастиями других семантических групп:

14) Она увидела меня издали, замахала рукой, споткнулась, побежала и, еще не отпыхавшись, принялась оглядывать меня вблизи … (В. Астафьев.

Веселый солдат).

15) Он прислушивался, еще не видя, что было возле дома на улицах … (Ю. Бондарев. Берег).

16) От этой безнадежной мысли, еще не проснувшись, он снова заплакал, горше прежнего (Б. Акунин. Детская книга).

17) В Москве, после госпиталя, еще не получив назначения, постоянно думая о сыне, … Бессонов навел справки о 2-й ударной армии, о вышедших из окружения … (Ю. Бондарев. Горячий снег).

18) Еще не сойдя с трапа, я проникся твердым убеждением, что Хулуле - самый необычный аэропорт в мире (Е. Панов. Конкистадоры лагун).

19) Еще в колыбели, еще не научась говорить, ребенок восьми или девяти месяцев уже услаждается ритмическим лепетом, многократно повторяя какой-нибудь полюбившийся звук (В. Берестов. Пробудить гениальность).

Во всех случаях употребления сочетания «еще не» частица «еще» не создает условий обособления, осложнения предложения. Сочетание вносит в предложение следующее значение: «Говорящий сообщает, что ожидаемое событие не произошло до описываемого времени (еще не)». Но «данное событие скоро произойдет» [Словарь служебных слов русского языка 2001 : 24].

Косвенная (отраженная) предикативность - вторичная связь:

2.

Некоторые случаи употребления частицы «еще» мы считаем возможным квалифицировать как вторичную связь (хотя этот вопрос остается спорным, так как частица «еще» не рассматривается среди союзных аналогов). Частица оформляет ситуацию как синтаксически самостоятельную, придавая ей пропозитивное значение.

1. Фандорин снова кивнул, еще решительней, и тут Варя вспомнила про болгарский парадокс: когда киваешь, это значит «нет» (Б. Акунин.

Турецкий гамбит).

2. Я что-то похожее читал у Геродота, еще в колледже (В. Пелевин.

Жизнь насекомых).

Как видно из примеров, частица «еще» может вносить в предложения разные значения: в первом случае – это усилительно-признаковое значение:

«Говорящий сообщает, что интенсивность признака, состояния, проявляющаяся обычно или на каком-то этапе достаточно сильно, в описываемое время увеличивается» [Словарь служебных слов русского языка 2001 : 22];

во втором – временное: «Говорящий сообщает о том, что данная ситуация состоялась в отдаленное от настоящего момента времени»

[Там же : 25].

Внутрирядные отношения:

II.

Ряды:

1.

А) Однородные члены предложения 1) Однородные определения:

1. Вихрастый, еще совсем зеленый паренек стоял перед ним, десятиклассник (А. Соболев. Бушлат на вырост).

2. Я пишу это и чувствую: у меня горят щеки. Вероятно, это похоже на то, что испытывает женщина, когда впервые услышит в себе пульс нового, еще крошечного, слепого человека. Это я и одновременно не я (Е. Замятин. Мы).

3. Старое, еще довоенное зеркало над ней отражало потрескавшуюся стену … (Ю. Бондарев. Тишина).

Частица «еще» проявляется семантически по-разному: «Говорящий сообщает, что ситуация существовала до описываемого времени и продолжает существовать, хотя ожидается ее изменение (прекращение)»

[Словарь служебных слов русского языка 2001 : 23] - в примерах № 1, 2 или «Говорящий сообщает о том, что данная ситуация состоялась в отдаленное от настоящего момента времени» [Там же : 25] – пример № 3. В следующих примерах благодаря частице «еще» «говорящий сообщает, что ожидаемое событие не произошло до описываемого момента (еще не)» [Там же : 24]:

4. Началась новая, еще незнакомая жизнь в Колонии (В. Скворцов.

Григорий Мелехов).

5. Он смотрел на обмытую, еще не по-осеннему зеленую траву тщательно подстриженных газонов, … и подсознание привычно пыталось задержать и ту морскую сырость, и сумеречность осенних улиц … (Ю. Бондарев. Берег).

6. - Да ведь он тут черт знает чего натворит! Как-нибудь его надо изловить? – не совсем уверенно, но все же поднял голову в новом Иване прежний, еще не окончательно добитый Иван (М. Булгаков. Мастер и Маргарита).

7. Сохраняя наигранно-бодрый тон, двинулся я за женой своей и, выйдя на небольшую привокзальную площадь, увидел скульптуру Ленина в голом скверике, приваленную шапкой свежего, еще не закоптившегося снега … (В. Астафьев. Веселый солдат).

еще не … потом Вихров начал читать последние, 8.

опубликованные лирические стихи (Ю. Бондарев. Берег).

9. Нас развели по комнатам этого пустого летнего домика, пыльного, еще не обжитого дачниками … (Л. Петрушевская. Через поля).

Мы считаем, что частица «еще» влияет на внутрирядные отношения.

Однако в данном случае нельзя говорить об «обычных» внутрирядных отношениях (соединительных, противительных, разделительных). Но она устанавливает, подчеркивает связь признаков, делая их взаимозависимыми, близкими ситуативно (например, ‘домик необжитый, поэтому пыльный’). Мы не определяем отношения, устанавливаемые частицей, как причинно следственные или уточнительные, но настаиваем на том, что связь между членами ряда прослеживается.

Частица «еще» употребляется в служебном сочетании «еще (не) … но уже», выражающем противительно-уступительные отношения:

1. Дед и внучка сидели, прижавшись друг к другу, а перед ними неподвижно на хрупкой ножке стоял росточек, еще не сделавший и малого шажка к свету, но уже оговоренный людьми, уже окруженный верою, как забором (В. Астафьев. Затеси).

2. - Нет, я убил бы, - говорил Равшан, еще неженатый, но уже знающий свою невесту и свою дальнейшую жизнь (Л. Петрушевская. Слабые кости).

3. Мы решили, что это Кубань, потому как по Кубани может течь только Кубань, с подрытыми берегами, украшенными кустарником и кое-где деревьями, до неба взявшимися, еще взлохмаченными, но уже начавшими желтеть и осыпать лист (В. Астафьев. Веселый солдат).

4. Дело в том, что вдова за годы тяжелых переживаний обзавелась множеством болезней, среди которых … проступала все явственней болезнь, еще не имевшая определения, но настоятельно требовавшая его (Л. Петрушевская. Козел Ваня).

Служебное сочетание подчеркивает непостоянность существующего признака в описываемый момент. Сема «возможное изменение ситуации»

заложена в частице «еще (не)», лексически это подтверждается сочетанием «но уже».

2) Следующую группу фактов (однородные подлежащие и дополнения) можно объединить по семантическому признаку: частица имеет значение добавления признака, предмета (что подчеркивается союзом «и») и сочетается с непредикатной (предметной) лексикой:

1. Господь, ты и еще вечность – вот мое чудо (В. Астафьев. Затеси).

2. Из деревообделочного цеха ушли на войну Тимофей, Федор и еще семеро работников (В. Скворцов. Григорий Мелехов).

3. Тот всегда лишь прокладывает по океанскому дну телефонные кабели, «Левиафан» же может перевезти тысячу человек и еще 10000 тонн груза в придачу (Б. Акунин. «Левиафан»).

4. Чудо-пароход имеет две паровые машины, два мощных колеса по бортам и еще гигантский винт на корме (Б. Акунин. «Левиафан»).

5. Пахло мятой и еще какой-то приятной травой (М. Булгаков.

Театральный роман).

Таким образом, частица «еще» употребляется при однородных членах:

подлежащих, определениях, дополнениях. В случаях с однородными определениями частица «еще» подчеркивает взаимосвязь признаков, выраженных членами ряда.

Б) Пояснение:

1) Уточнение со значением времени:

1. Нынче рано утром, еще затемно, объект куда-то ездил на санях в сопровождении Паисия и трех слуг (Б. Акунин. Пиковый валет).

2. Красноперов избегал знаменитостей. Когда-то, еще будучи аспирантом филфака, он напечатал статью (С. Довлатов. Иная жизнь).

3. Когда-то, еще в школьные годы, он жил на даче с братом Левушкой (С. Довлатов. Иная жизнь).

4. Рецепт для сохранения достоинства я обнаружил давно, еще в молодости (Б. Акунин. Коронация).

5. Что, значит, давным-давно, еще, быть может, в детстве, а может, и не родившись, я уже мечтал, я смутно тосковал о ней (М. Булгаков. Театральный роман).

6. Венка угодил на курсы радистов в Росту – местечко под Мурманском, а Ким и Мишка попали на подъем американского транспорта, потопленного немецкими самолетами прямо в заливе два года назад, еще в сорок первом (А. Соболев. Бушлат на вырост).

7. В юности, еще в войну, мы, фэзэушники, слабые от долгой зимы, полуголодной житухи, карабкались на ту крутую гору за первыми подснежниками … (В. Астафьев. Затеси).

8. Однажды, еще в самом начале, сел Ластик с хозяином в шахматы играть (Б. Акунин. Детская книга).

9. … они получили трехкомнатную квартиру раньше всех, еще до всеобщего выселения (Л. Улицкая. Бронька).

Частица не создает значение сужения понятия, то есть не влияет на само уточнительное значение, однако «еще» делает обособление обязательным, придает ситуации синтаксическую самостоятельность.

Особый случай, когда уточнения со значением места приобретают семантику времени благодаря частице «еще» и контексту:

10. С Аликом ее мать была знакома со времен ее цирковой юности, еще по Москве, но в Америке они много лет не виделись (Л. Улицкая. Веселые похороны).

11. Вспомнил он, что когда-то, еще в аэроклубе, он слышал от инструктора …, что один коротконогий пилот привязывал к педалям колодочки (Б. Полевой. Повесть о настоящем человеке).

12. Однажды, еще в школе, кто-то из его соучеников произнес … (Т. Драйзер. Финансист).

13. Когда-то давно, еще на севере, смотрел Коляша в холодном деревянном кинотеатре немой кинофильм … (В. Астафьев. Так хочется жить).

Во всех приведенных примерах частица «еще» имеет следующее значение: «Говорящий сообщает о том, что данная ситуация состоялась в отдаленное от настоящего момента времени» [Словарь служебных слов русского языка 2001 : 25].

2) Уточнение со значением места:

15. … и хотелось ему сказать: «Родненькая ты моя, миленькая ты моя! Что был бы я без тебя?..» но он этого не умел сказать, он лишь останавливался на яру, скрипуче прокашливая горло, сдавленное сладким горем, прижимал к себе дочку, ровно бы боясь остаться в одиночестве среди темной ночи, над темной рекой, на которой редко помигивали огни бакенов и где-то далеко, еще за поворотом реки, занималось шлепанье птиц и пыхтенье буксирного парохода (В. Астафьев. Затеси).

В результате, мы пришли к следующим выводам об участии частицы «еще» в осложненном предложении:

1. Частица «еще» способна выступать в роли формального показателя осложняющих отношений или видоизменять значение тех компонентов, к которым относится.

2. При дополнительной предикативности роль частицы «еще» может сводиться к подчеркиванию несоответствия ситуаций, относящихся к разным временным планам.

3. Частица «еще» может являться формальным показателем отношений полупредикативности, дополнительной глагольной предикативности и вторичной связи при дополнительной предикативности. Так, частица оформляет самостоятельную пропозицию при обособленных одиночных прилагательных, субстантивном обороте, обособленном приложении, вторичной связи: проявляются различные значения частицы «еще» и наблюдается акцентирование внимания на семантике движения, смены ситуаций. В случаях с причастным оборотом в сочетании «еще» и «не»

частица создает связь ситуаций с помощью обстоятельственного значения причины, то есть «еще не» оформляет связанную полупредикативность (при отнесенности предикатов к разным субъектам ситуации). При обособленных одиночных деепричастиях частица «еще» обуславливает интонационное выделение деепричастия.

4. При внутрирядных отношениях в случаях с однородными членами предложения частица участвует в создании осложнения. При однородных определениях «еще» устанавливает семантическую близость признаков, выраженных членами ряда. Во всех подобных случаях прослеживается общий характер связи – некая взаимообусловленность признаков.

5. При пояснительных конструкциях частица «еще» становится показателем отношений уточнения оформляет пропозицию как – синтаксически самостоятельную. При уточнении семантика частицы видоизменяет значение обособленного оборота: значение места заменяется значением времени.

Раздел 5. Частица «тоже» в осложненном предложении Функции частиц в осложненном предложении разнообразны: частицы используются как аналоги союзов, как компоненты составных союзов, как конкретизаторы при союзах и как средство введения обособленных оборотов.

Частица «тоже» может выполнять все перечисленные функции.

Е.А. Стародумова сформулировала «общее правило употребления» частицы «тоже» (наряду с частицами «также», «и»): «если говорящему надо актуализировать одинаковую (или сходную) информацию о разных субъектах, избирается «тоже» [Стародумова 2002 : 127]. Е.А. Стародумова называет «тоже» «отождествительным словом» [Там же], М.В. Ляпон – «релятивом», включая его в группу реляционных средств «также», «причем», «притом», «кстати» и нек. др. [Ляпон 1986 : 60]. М.В. Ляпон определила их семантическую специфику: «они являются потенциальными носителями »и отношений»;

их использование предполагает предтекст, который служит поводом для спонтанной ассоциации, порождающей информацию присоединение. …. Релятивы «тоже», «также» предполагают идентичность «событийных» фрагментов или близость соединяемого в каком-либо отношении (‘вместе с тем’, ‘в то же время’, ‘аналогичным образом’): Лицо ее было бледно, слегка раскрытые губы тоже побледнели (Тургенев);

Это правило, кстати сказать, - тоже одна из гарантий против возможной ошибки (газ.)» [Там же].

Частица «тоже» достаточно подробно исследована и представлена в научной литературе с точки зрения коммуникативных свойств частицы:

[Ковачева 1964;

Богуславский 1969;

Падучева 1974а;

Гирке 1985;

Апресян 1988;

Стародумова 1971, 1974, 2002]. А. Богуславский указывает на то, что «в русском языке основными средствами, сопровождающими обозначение содержания, аналогичного обозначенному ранее в данном контексте, являются слова тоже, также, и» [Богуславский 1969 : 116]. Н.Н. Ковачева с помощью синонимичного толкования разграничивает употребление «тоже» и «также» [Ковачева 1964 : 91 – 107]. А. Богуславский считает, что этого недостаточно для выбора одного из указанных слов. Он предлагает критерий разграничения частиц «тоже», «также», «и»: «так называемое логическое ударение» [Богуславский 1969 : 117]. «Слово «и» обладать логическим ударением совсем не может, а слово «также» чаще всего тоже не несет логического ударения. Если же оно и несет такое ударение, т.е. замещает слово «тоже», то это практически наблюдается исключительно в книжной речи» [Там же]. Частица «тоже» не встречается в литературной русской речи без логического ударения. С постановкой логического ударения связано актуальное членение, на это указывает и А. Богуславский: «логическое ударение призвано выделять как раз рему;

следовательно, новая рема не может терять его. В то же время аналогичная к прежней рема сливается с «показателем аналогии» в одно целое, причем этот показатель отсылает адресата к реме, которая содержится в предшествующем тексте и несет там логическое ударение;

следовательно, в этом случае логическим ударением может наделяться и в действительности наделяется «показатель аналогии»

[Там же : 118]. Е.В. Падучева утверждает, что ударная частица «тоже» и безударная частица «также» выполняют коммуникативную функцию установления связей между темой и ремой внутри предложения, включающего одну из этих частиц, и темой или ремой предшествующего предложения (предтекста) [Падучева 1974]. Ю.Д. Апресян отмечает, что «ударное «тоже» употребляется в том случае, когда рема данного предложения входит в ассоциативную связь типа «сходство» с ремой или темой предшествующего предложения, а тема данного предложения – в ассоциативную связь типа «противопоставление» с темой или ремой предшествующего предложения, ср.: Гость (Т0) молчал (R0). Хозяин (Т1) тоже молчал (R1) (сходство между R1и R0;

противопоставление Т1 и Т0)»

[Апресян 1988 : 20]. Ю.Д. Апресян предлагает «метаязыковые понятия «ассоциативная связь типа ‘сходство’» и «ассоциативная связь типа ‘противопоставление’» … «перевести в чисто языковой план и интерпретировать как (субъективное) мнение говорящего о сходстве или противопоставленности объектов». «Эти толкования обслуживают более широкий круг ситуаций, чем определения Е.В. Падучевой» [Там же : 21].

Ю.Д. Апресян уточняет объяснение Е.В. Падучевой, говоря, что различие между словами «тоже» и «также (и)» состоит в «коммуникативной обратности» (как и отметила Е.В. Падучева), но «несколько иного рода:

«тоже» маркирует предшествующую ему часть высказывания как новое, а последующую – как старое: Гость молчал. Хозяин (новое) тоже молчал (старое);

«также (и)», наоборот, маркирует предшествующую ему часть высказывания как старое, а последующую – как новое: Гость молчал. Молчал (старое) также и хозяин (новое)» [Там же].

Все приведенные характеристики «тоже» свидетельствуют о том, что эту частицу можно считать анафорической, отсылающей к предтексту. Эта частица всегда является ударной, что связано с актуальным членением высказывания;

в этом плане «тоже» является показателем ремы в предложении. Если говорить о другой оппозиции - данное/новое или известное/неизвестное, - то частица «тоже» маркирует предшествующую ему часть как новое, а последующую за ним – как старое. Главным значением частицы является отождествительное значение (с этим связана анафоричность данного слова, способность установления ассоциативной связи предложения с предтекстом). В «Словаре русских частиц» Э. Шимчук, М. Щур основное значение этой частицы определено так: «Выделяет из некоторого множества предмет, указывая на то, что сообщаемое о нем тождественно или близко тому, что предполагается или известно о нем или о другом предмете данного множества. Налей мне чаю! – Ты тоже любишь чай?» [Словарь русских частиц 1999 : 123].

На основании исследований частицы «тоже» можно сделать некоторые выводы, акцентируя внимание на разных аспектах предложения:

1. Семантический аспект: частица «тоже» появляется в ситуации, когда разные субъекты объединяются одним признаком (или действием – процессуальным признаком), говорящим выделяются одинаковые признаки разных субъектов ситуации. Основное значение частицы – отождествительное. Например:

А Валя посмотрела на окно, пусто высвеченное мартовской луной, и задумалась;

вздохнула, молча пошла к постели;

тетя Глаша тоже вздохнула ей вслед (Ю. Бондарев. Юность командиров).

Сеня, пытаясь унять боль и волнение, хмурился, шваркал носом. Ни на кого не смотрел. Валя повлажневшими глазами открыто смотрела на Ивана. Иван курил, тоже слегка хмурился, смотрел вниз как виноватый (В. Шукшин. Брат мой).

На Павле топорщился дорожный брезентовый макинтош, в каких осенью разъезжают по колхозам районные уполномоченные;

кожаные, с высокими голенищами сапоги казались тоже брезентовыми - таким плотным слоем покрыла их подсохшая грязь (А. Яшин. Сирота).

2. Грамматический аспект: Чаще всего частица «тоже» употребляется в двусоставном предложении при сказуемом, реже – в односоставном, тоже при предикате.

Двусоставное предложение: Валя смотрела на Ивана. Сеня и Микола тоже смотрели на него. Ждали (В. Шукшин. Брат мой).

Односоставное предложение: Под колесами щелкала мерзлая галька, на рельсы оседала белая пыль, на всем железе и на вагонах, до самых окон, налип серый зябкий бус, и весь поезд, словно бы из запредельных далей прибывший, съежился от усталости и стужи. Вокруг поезда, спереди и сзади, тоже зябко (В. Астафьев. Прокляты и убиты).

3. Коммуникативный аспект: частица «тоже» является сильно ударной, логически выделенной. Частица актуализирует рему высказывания;

маркирует предшествующую ей часть как новое, а последующую за ней – как данное.

Такими свойствами обладает частица «тоже» в основных употреблениях – в простом неосложненном предложении.

Далее рассмотрим частицу в осложненном простом предложении.

Е.А. Стародумова в работе «Значение и функции служебного слова «тоже» говорит о дополнительной синтаксической функции этого слова при обособлении [Стародумова 1971 : 101 - 102]. Автор разграничивает примеры, где «тоже» лишь способствует обособлению («Вокруг каждого фонаря полупрозрачной зеленью светилась молоденькая древесная листва. Ровная трава газонов, тоже освещенная электричеством, напоминала солдатам свежую, сочную озимь» В. Солоухин. Мать-мачеха) и где это слово создает обособленный оборот («Здесь некогда царил великий Поль Верлен и его молодой друг, тоже великий, Артур Рембо, почти мальчик» В. Катаев.

Маленькая железная дверь в стене;

«Уцелевшая копенка возле стога кажется крохотной. Около нее, мордами друг к дружке, телегами врозь, отдыхают, жуют клевер две, тоже крохотные, лошади» В. Солоухин. Мать-мачеха).

Очень важными для нашего исследовпния оказываются следующие выводы:

«В этих предложениях нет формальных условий для обособления:

определения «великий» и «крохотные» препозитивные, одиночные, находятся непосредственно перед определяемым существительным, с которым связаны согласованием. Выполняя свою специфическую функцию отождествления, частица «тоже» создает акцент именно на тех словах, которые обозначают отождествляемое, и тем самым вызывает их обособление. По существу, и интонационное расчленение при актуализации, и интонационное выделение при обособлении служит одной и той же цели – акцентированию отождествляемого члена» [Там же : 101 - 102]. Мы считаем важным предположить, что такое объяснение роли частицы в осложненном предложении необходимо несколько откорректировать. Полагаем, что способность создания обособленных оборотов объясняет взаимосвязь коммуникативной, семантической и грамматической функций частицы «тоже».

Рассмотрим употребления частицы «тоже» в разных видах дополнительной предикативности.

I. Дополнительная предикативность:

1. Прямая:

А) Полупредикативность:

1) Причастный оборот:

а) Связанная полупредикативность: Ставя на первое место связанную полупредикативность, мы следуем общей схеме описания, хотя для частицы «тоже» участие в связанной полупредикативности нехарактерно.

1. Член Государственной думы от Томской губернии Николай Виссарионович Некрасов, сам путеец, очень благообразной внешности, очень приятно одетый человек - лет тридцати пяти, но уже давно профессор, благовоспитанно поднялся нам навстречу из-за этого стола. И тут выяснилось, что все-таки мы еще - мальчишки. Возглавляя нашу делегацию, впереди нас, опираясь на палку, резко хромая на своем протезе, шел Савич Иван, сын банкира и домовладельца, юноша запоминающегося вида, тоже прекрасно воспитанный, но - все-таки - юнец (Л. Успенский. Записки старого петербуржца).

В данном примере с помощью частицы «тоже», имеющей свое основное значение – отождествительное, говорящий акцентирует наше внимание на признаке, который объединяет два разных субъекта: Николай Виссарионович Некрасов и Савич Иван имели прекрасное воспитание.

Отождествительное значение частицы делает обособление необходимым.

Одновременно «тоже» устанавливает семантическую связь между характеристиками разных субъектов, то есть соотносит предикат с предикатом предшествующего высказывания. Именно частица «тоже»

создает эту связь. Если проследить смысл всего фрагмента текста, то получится следующее: ‘Савич Иван возглавлял нашу делегацию, потому что имел прекрасное воспитание, как и Николай Виссарионович Некрасов, который был очень благовоспитан’. Полупредикативный член (воспитанный) выражает причину, а основной предикат (шел впереди, возглавляя делегацию) – следствие в причинно-следственных отношениях двух ситуаций.

2. Первая машина развернулась, странно виляя, выдвинулась на шоссе, густо окутанная дымом, среди которого косыми багровыми лоскутьями полоскался сорванный брезент, затем весь верх кузова полыхнул широким огнем, и огненное тело «студебеккера», накренясь, пошло заносом наискосок, ткнулось передними колесами в кювет, боком загородив шоссе.

Вторая машина, тоже успевшая развернуться, не затормаживая, круто устремленная вправо, едва не врезалась бортом в пылающий впереди огромный костер, подпрыгивая на выеме кювета, на ухабах луга, обогнула подожженный «студебеккер» и снова выехала на шоссе, набирая предельную скорость по свободной полосе дороги (Ю. Бондарев. Берег).

В этом примере тоже наблюдается семантическая связь, проявляющаяся в причинно-следственных отношениях между ситуациями: ‘так как машина успела развернуться, то едва не врезалась в огромный костер’. Роль частицы «тоже» в осложненном предложении проявляется в том, что она предопределяет необходимость обособления - благодаря отождествительному значению, то есть акцентируется внимание на общем признаке двух субъектов ситуации: первая машина развернулась, вторая машина тоже успела развернуться. Частица «тоже» не оформляет осложняющие отношения предложения, она связывает существующую ситуацию с предтекстом, то есть выполняет текстовую функцию.

б) Несвязанная полупредикативность:

При несвязанной полупредикативности можно выделить два основных случая: 1) основной предикат и полупредикативный член относятся к разным субъектам;

2) основной предикат и полупредикативный член относятся к одному субъекту, но семантической связи между ситуациями не наблюдается.

1) Спина Мохнакова, погоны его были обляпаны грязным снегом. ….

Борис на ходу черпал рукою снег, ел его, тоже гарью и порохом засоренный, живот не остужало, наоборот больше жгло (В. Астафьев. Пастух и пастушка).

В госпитале часто получал от Сони письма, даже фотокарточку получил, на которой она снята с сынишкой Дмитрием, нареченным так теткой Феклой в честь среднего своего сына, погибшего на Морфлоте, в Баренцевом море. Спервоначалу тетка Фекла предлагала назвать ребенка Иваном - в честь старшего сына, тоже погибшего на войне, но Соня вежливо отвела это предложение, мол, шибко уж много Иванов на Руси.

Пухлолицый малый, открыв рот, смотрит на него, на Феликса, и ровно бы хочет ляпнуть губенками: «Папа!» Интересно, правда? Он, Феликс, - уже папа! (В. Астафьев. Прокляты и убиты).

Обращения писательницы Серебряковой, попавшей в тюрьму, В. Белинкова – просит о своем сыне Аркадии, арестованном за «написание антисоветского романа», - жалобы работниц разных фабрик, тоже попавших в тюрьму (Л. Васильева. Кремлевские жены).

Эти факты употребления частицы «тоже» мы относим к несвязанной полупредикативности, так как основной предикат и полупредикативный член относятся к разным субъектам, между предикатами отсутствует семантическая связь (Борис черпал и снег был засорен гарью и порохом;

тетка Фекла предлагала назвать и старший сын погиб на войне;

обращения – жалобы и работницы были в тюрьме). Частица «тоже» не создает полупредикативные отношения, это легко доказывается изъятием ее из предложения. Частица выполняет текстовую функцию – анафорическую, отсылочную. С помощью частицы акцентируется внимание на сходном признаке разных субъектов в существующем тексте и предтексте: спина, погоны были обляпаны грязным снегом и Борис ел грязный снег;

средний сын погиб на Морфлоте и старший сын погиб на войне;

писательница попала в тюрьму и работницы попали в тюрьму.

2) Алексей молчал. Валерий, тоже молчавший после ухода Дины, удрученно произнес: «А, черт!» - и, махнув рукой, вышел из комнаты вслед за ней (Ю. Бондарев. Родственники).

Прежде всего - кто они были по возрасту, когда сходились с противником не в бою, а в постелях? Уж наверное не старше тридцати лет, а то и двадцати пяти. Значит - от первых детских впечатлений они воспитаны после Октября, в советских школах и в советской идеологии!

… Эти же десятки и сотни тысяч - полицаи и каратели, старосты и переводчики -- все вышли из граждан советских. И молодых было средь них немало, тоже возросших после Октября (А. Солженицын. Архипелаг ГУЛаг).

- Ох-хо-хо, ноженьки мои!

- Отвалились, баба? – спросило маленькое существо, закутанное в платок. ….

Второе существо, тоже укутанное в платок, сопело и угрюмовато разглядывало ребят черными глазенками (А. Соболев. Бушлат на вырост).

Здесь также нет семантической связи между основным предикатом и полупредикативным членом, хотя предикаты относятся к одному субъекту (Валерий произнес и Валерий молчал;

молодых было немало и молодые возросли после Октября;

второе существо сопело и разглядывало и второе существо было укутано в платок). Частица «тоже» не влияет на отношения полупредикативности, а выполняет анафорическую функцию в тексте.

2. Адъективный оборот Случаев употребления частицы «тоже» при связанной полупредикативности в адъективных оборотах нами не отмечено.

а) Несвязанная полупредикативность:

Как и в причастном обороте, при адъективном обороте с несвязанной полупредикативностью можно выделить два случая: 1) основной предикат и полупредикативный член относятся к разным субъектам;

2) основной предикат и полупредикативный член относятся к одному субъекту, но семантической связи между ситуациями не наблюдается.

1) Каждый трудный взлет, каждый опасный участок скалы, которую я уже преодолел, мне приходится психологически еще преодолевать и за Олю, которая идет сзади меня. Мне хватило бы и своего сиплого прерывистого дыхания, но я слышу еще и дыхание Оли, тоже сиплое и прерывистое, и оно давит на меня постоянным психологическим гнетом (В. Солоухин. Прекрасная Адыгене).

На Эйлин было серое шерстяное платье с причудливой оранжевой и синей вышивкой в восточном вкусе. Серая шляпа, в тон платью, с перьями, тоже оранжевыми и синими, еще более подчеркивала ее красоту (Т. Драйзер. Финансист).

По размеру сверточки были не больше спичечного коробка, все почти одинаковые, но обертки разноцветные, красные, золотые, и перевязаны были подарки цветными шнурками, тоже необыкновенными – пестрыми и шелковисто-жесткими (Л. Улицкая. Ветряная оспа).

Предикат и полупредикативный член относятся к разным субъектам, между предикатами нет семантической связи (я слышу и дыхание сиплое и прерывистое;

шляпа подчеркивала и перья оранжевые и синие;

подарки были перевязаны и шнурки необыкновенные – пестрые и шелковисто-жесткие).

Во всех приведенных случаях частица «тоже» не влияет на осложненность предложения. Частица выполняет анафорическую, текстовую функцию.

2) В коридорах было пусто и прохладно. Кое-где в открытые двери тоже были видны кабинеты, пустые и прохладные (Л. Успенский.

Записки старого петербуржца).

Людей в храме было совсем немного. Сразу бросились в глаза наша горбушка, подпевавшая громче всех тонким дряблым голоском, и пара бомжей, у одного была вместо руки культя, а другой крестился черной от грязи щепотью. …. В углу стоял Матвей Андреевич, всклокоченный, в тоже похожий на бомжа (М. Шишкин. Взятие драных ботинках, Измаила).

Отовсюду повеяло домашними запахами старой мебели, устоявшимся покоем, и, выражая услужливую приветливость на упитанном вежливом лице, вышел навстречу из-за стойки человек («Гутен та-аг!»), тоже по домашнему спокойный, размеренный в каждом жесте (Ю. Бондарев.

Берег).

В этих примерах ситуации, выраженные предикатом и полупредикативным членом относятся к одному субъекту, но между ними нет семантической связи. Частица «тоже» не создает осложняющего отношения в предложении. Она выполняет анафорическую функцию.

Таким образом, при адъективном обороте несвязанной полупредикативности частица «тоже» не создает осложняющих отношений в предложении. Частица играет роль анафорического элемента, выполняет текстовую функцию. В то же время можно предположить, что благодаря отождествительному значению частицы возникает осложнение предложения, то есть появляется необходимость расширения границ простого предложения.

Эта гипотеза возникает потому, что во многих случаях адъективные обороты могут быть выражены непредикатными словами, которые можно было бы и не выделять интонационно и на письме.

3. Частица «тоже» при обособленных одиночных причастиях:

В нашем материале не обнаружено случаев употребления частицы «тоже» при связанной полупредикативности. Рассмотрим примеры с несвязанной полупредикативностью:

Мигающий огонек отражался не в треснувшем пенсне, которое давно пора было бы выбросить на помойку, а в монокле, правда, тоже треснувшем (М. Булгаков. Мастер и Маргарита).

Пристроила на спинку стула гимнастерку, отглаженную, с уже привинченным орденом, с прицепленной медалью, брюки и портянки, тоже простиранные … (В. Астафьев. Пастух и пастушка).

После смерти О.Н. я очутилась в пригороде Калинина (Твери), где жили несколько жен, получивших не лагерь, а высылку. Там поселили мальчика лет 14, родственника или свойственника Сталина. О нем пеклась жившая неподалеку тетка, тоже высланная, и бывшая гувернантка (Н.М. Воспоминания).

Семантической связи между предикатом и полупредикативным членом не наблюдается, и они относятся к разным субъектам ситуации. Частица «тоже» не играет роли при осложнении, она выполняет текстовую функцию.

Предтекст «служит поводом для спонтанной ассоциации, порождающей информацию-присоединение» [Ляпон 1986 : 60]. Благодаря отождествительному значению частицы наше внимание акцентируется на признаке, объединяющем разные субъекты ситуаций: треснувшее пенсне и треснувший монокль;

отглаженная гимнастерка и простиранные портянки означают, что гимнастерка и портянки приведены в порядок;

несколько жен, получивших высылку и высланная тетка.

4. Частица «тоже» при одиночных прилагательных а) Несвязанная полупредикативность:

Исследуя многообразный материал употребления частицы «тоже» в осложненном предложении, мы обратили внимание на разные проявления повторения, передаваемого значением частицы. Это может быть использование одного и того же слова или словосочетания, близких по значению слов, словосочетаний, передающих одинаковый смысл:

Но тяжелая дверь приоткрылась – наполовину. В раскрытую часть вышел тихо, почти на цыпочках Поскребышев и беззвучно пригласил рукой.

Абакумов пошел, стараясь не становиться всей грубой широкой ступней.

В следующую дверь, тоже полуоткрытую, он протиснулся тушей своей, не раскрывая дверь шире, придерживая ее за начищенную бронзовую ручку, чтоб не отошла (А. Солженицын. В круге первом).

На крутизне в мелколесье тетерки, конечно, водятся и зайцы бегают, осинку грызут;

чуть подальше на озере, в камышах да в осоке, утиные выводки всяких пород;

а в самом озере, конечно, рыба, тоже всякая;

еще дальше, за озером - ну, там уж луга, сенокосы, а на лугах в траве тоже, конечно, всякая живность таится, там мои пчелки мед добывают;

потом идет лес, во-он темная полоса, а в лесу, как положено, конечно, и волки, и лисицы, и даже медведи есть, из птиц рябчики больше да глухари (А. Яшин.

Сирота).

И теперь-то - ослепло и оглохло начальство! По видимости и пузатый майор и его заместитель капитан Прокофьев, тоже пузатый, и все надзиратели - свободно ходили по зоне, где им ничто не угрожало, двигались между нами, смотрели на нас - а не видели ничего! (А. Солженицын.

Архипелаг ГУЛаг).

Солончаки накрапом пятнали степную даль, добавляя немоты в ее безгласное пространство, да у самого неба тенью проступал хребет Урала, тоже немой, тоже неподвижно усталый (В. Астафьев. Пастух и пастушка).

Немец, клонясь вперед, звучно сглотнул слюну, толкнулся неразгибающимися пальцами к раскрытой пачке, неосязаемо тупо ухватил папиросу, произнес что-то при этом. – Огня просит. Зажигалку у него тоже отобрали, - смущенно сказал краснощекий капитан и, не без колебания вынув свою зажигалку, тоже немецкую, вычиркнул огонь, поднес прикурить, пробормотал:«Битте зеер» [«Пожалуйста»] (Ю. Бондарев. Горячий снег).

Он аккуратно складывает на газете новенькое обмундирование, бережно смахивает с гимнастерки невидимую соринку. Оставшись в одних трусах, тоже новеньких – еще со складками, - направляется к воде (И. Стаднюк. Ключи от неба).

Потом в этой тьме, тихо шелестевшей какими-то колючими звуками, услышал он два голоса – Варин и еще другой, женский, старушечий, тоже знакомый (Б. Полевой. Повесть о настоящем человеке).

Я вам сейчас скажу, кто они. Фамилия - Щеголев, это вам ничего не говорит, но он был в России прокурором, очень, очень культурный, симпатичный человек... И, значит, жена его, тоже милейшая, и дочь от первого брака (В. Набоков. Дар).

В этих примерах частица «тоже» не устанавливает семантической связи между полупредикативным оборотом и основным предикатом, но именно при обособленных одиночных прилагательных ярко проявляется роль частицы «тоже». Отождествительное значение частицы «не вмещается» в элементарное предложение. Семантика частицы вызывает способность обособления. Она акцентирует наше внимание на аналогичных признаках разных субъектов ситуации, тем самым создает необходимость интонационного выделения отождествляемых признаков. При изъятии частицы «тоже» обособление одиночных прилагательных становится неоправданным. Для подтверждения последних слов обратимся к примерам, приводимым Е.А. Стародумовой [Стародумова 1971 : 102]:

Здесь некогда царил великий Поль Верлен и его молодой друг, тоже великий, Артур Рембо, почти мальчик (В. Катаев. Маленькая железная дверь в стене).

Уцелевшая копенка возле стога кажется крохотной. Около нее, мордами друг к дружке, телегами врозь, отдыхают, жуют клевер две, тоже крохотные, лошади (В. Солоухин. Мать-мачеха).

В этих примерах действительно нет «формальных условий» для обособления: одиночные прилагательные «великий» и «крохотные» стоят перед определяемым существительным. При изъятии частицы «тоже»

обособление становится неоправданным.

Очень важно то, что частица вызывает обособление в любой позиции одиночного прилагательного. Дело, очевидно, не в «формальных условиях».

Мы объясняем это связью функций частицы: семантическая функция «тоже»

заключается в отождествительном значении частицы;

коммуникативной функцией является актуализация ремы высказывания;

грамматическая функция – тяготение к предикату, полупредикативному члену. Мы считаем, что именно коммуникативная особенность частицы «тоже», обусловленная ее отождествительным значением, способствует созданию обособленного оборота.

Мы провели разграничение между связанной и несвязанной полупредикативностью и убедились, что принципиального различия во всех приведенных фактах нет. Основная роль частицы – актуализация отождествляемых признаков разных субъектов ситуаций. Именно отождествительное значение частицы «тоже» вызывает необходимость интонационного обособления одиночных прилагательных, синтаксической расчлененности от определяемого слова. Когда одиночное прилагательное выражено предикатной лексикой (тоже полуоткрытую, тоже немой, тоже знакомый), благодаря частице «тоже» семантическое осложнение приобретает синтаксическое значение полупредикативности. В случае с предметной лексикой (тоже немецкую) семантического осложнения нет, но частица «тоже» создает синтаксическое выделение признака.

5. Приложение В июне 1920 года шла мобилизация коммунистов, и я попала на польский фронт. Меня взяли сначала агитатором при военной части как знающую украинский язык и местные условия, и я ездила по селам, рассказывала о советской власти. Со мной ездил красноармеец, тоже агитатор (Л. Васильева. Кремлевские жены).

В клубе по выходным дням работники КВЧ проводили доклады и беседы с заключенными. …. Григорий охотно посещал клуб. Постепенно он приобщился и к чтению книг. Живший в их бараке воспитатель, тоже зек, помогал ему в выборе книг и разъяснял, что было непонятно из прочитанного (В. Скворцов. Григорий Мелехов).

Коляша залепетал о том, что он бывший фронтовик, ранен, едут вот с женой, тоже фронтовичкой, на Урал, деньги и продукты на исходе, так нельзя ли им, пусть бы хоть в тамбуре или в коридоре… (В. Астафьев. Так хочется жить).

- Вы были тогда мальчишка и не застрелили бы меня, тоже мальчишку… Я чувствую, я знаю (Ю. Бондарев. Берег).

Главного героя романа, девятнадцатилетнего старшего лейтенанта, командира разведроты стрелковой дивизии, его близкий друг, тоже офицер, приглашает на день рождения своей невесты, операционной медсестры, и они едут на мотоциклах за десятки километров в немецкую деревню Левендорф, где расположен армейский госпиталь (В. Богомолов. Вечер в Левендорфе).

… на Западном фронте был убит единственный сын Василия Васильевича, тоже Василий Васильевич, тоже медик, молодой, подававший надежды ученый, гордость и радость отца (Б. Полевой. Повесть о настоящем человеке).

И родители были просты, и прародители всякие до третьего колена, так что Маша, любя родителей, немного стеснялась отца Вити, который, будучи инженером на заводе, более всего на свете любил лежать под темно синим «Жигулем», насвистывая дурацкий мотивчик… И мамы, тоже заводской инженерки Валентины, стеснялась Маша … (Л. Улицкая.

Сквозная линия).

В состав приложения могут входить слова с предикатной семантикой:

Ким тоже приглядывался к бригаде, она была удивительно разношерстна: слабосильные старички, ничего не умеющий философствующий очкарик, лодырь мордатый и сам Ким, тоже не ахти какой работник (А. Соболев. Бушлат на вырост).

На сцене шла репетиция – вводили новую актрису в «Анну Каренину».

Режисер, тоже новый человек, нервный, пылкий, решивший взять быка за рога, недовольно покрикивал (К. Федин. Первые радости).

Открытое заседание, в зале – человек сто. Любезный старенький адвокат. Ученый обвинитель (слово «прокурор» запрещено до 1922 г.) Никольский, тоже старый юрист (А. Солженицын. Архипелаг ГУЛаг).

В этих примерах приложение выражено непредикатной лексикой агитатор, фронтовичка) или предикатной лексикой с (например, зависимыми словами (не ахти какой работник, новый человек, старый юрист). Полупредикативное значение, создаваемое частицей «тоже», превращает отождествляемый признак (слово или словосочетание) в семантический предикат. Таким образом, частица «тоже» способствует синтаксическому осложнению предложения.

6. Субстантивный оборот … неожиданно появилась сестра. Не снимая манто и шляпки, она подошла ко мне и сказала:

- Прошу тебя, пойдем.

Я пошел. За сценой, в дверях стояла Анюта Благово, тоже в шляпке, с темной вуалью (А. Чехов. Моя жизнь).

Впереди шла женщина лет пятидесяти, с усталым лицом и близорукими глазами. …. Из-под пальто выглядывал белый медицинский халат.

В руке она держала бельевую веревку. Второй конец веревки был в руках у круглолицей и веселой девушки, тоже в халате из-под пальто. Вся веревка была облеплена детьми, которые держались за нее попарно и что то громко и нестройно пели (В. Кунин. Настоящие мужчины).

И не возвращаться бы ему из того, все утишающего, блаженного царства в вечно жужжащее общежитие, в узенькую комнатку с казенной желтой занавеской на окне, отмеченной черной … печатью, с казенной кроватью, накрытой простыней, тоже с печатью … (В. Астафьев.

Печальный детектив).

Над кроватью висел и чуть колыхался от печного жара соломенный коврик со взлетающими из камышей коричневыми журавлями, с кругляшком на небе, тоже коричневого цвета, быть может, солнышко, быть может, луна (В. Астафьев. Прокляты и убиты).

Часов в десять утра приехали проверяющие бригады: начальник строевого отдела, немолодой, молчаливый и неулыбчиво-строгий капитан и инструктор политотдела, подвижный и шумный старший лейтенант, тоже в годах;

увидев меня, он еще с улицы, достав из машины связку свежих газет и брошюр, громко и радостно закричал, что наши войска штурмом овладели городами Нарвой и Демблин (Иван-город) (В. Богомолов. Зося).

Странная была старуха, вся в разноцветных заплатках. И на глазу, тоже вроде неуместной заплаты, сидело бельмо (Л. Улицкая.

Перловый суп).

Вдруг раздался громкий стук в дверь. Обернувшись, Кавабата крикнул что-то по-японски, панель отъехала в сторону, и из проема выглянуло мужское лицо, тоже южного типа (В. Пелевин. Чапаев и Пустота).

Голос у Анны Фоминичны был тихого металла, в стриженых волосах цвета пеньковой веревки она носила круглый гребень, а борт синего пиджака был по будням весь в дырочках, зато по праздникам в каждую дырочку вставлялось по ордену или по другому почетному знаку, тоже на винтике, а все остальное, то есть медали. прикалывались скобочками (Л. Улицкая.

Бедная счастливая Колыванова).

Первой явилась Ирина Сушко с гвоздикой, рдеющей в черных волосах, и букетом гвоздик в руках, лучащиеся глаза под бровями умиротворенны, почти благостны, никакой колючести в них. ….

С коротким звонком в дверь ввалился Толя Зыбков, растрепанный, распаренный, блаженно жмурящийся, тоже с цветами, изрядно помятыми в автобусной давке, и… с балалайкой (В. Тендряков. Покушение на миражи).

В приведенных примерах частица «тоже» участвует в организации полупредикативных отношений. С помощью отождествительного значения частицы актуализируется признак, объединяющий разные субъекты ситуации. Всем сходным признакам, выраженным субстантивным оборотом, приписывается синтаксическая расчлененность, поэтому полупредикативный член в предложении выделен.

Основываясь на проведенном анализе, мы можем предложить объяснение способности частицы «тоже» создавать полупредикативные отношения, интонационно оформленные: это связь коммуникативной, семантической и грамматической функций частицы.

Б) Дополнительная глагольная предикативность 1) Деепричастный оборот: в данном виде осложнения частица «тоже»

не формирует отношения дополнительной глагольной предикативности. Роль частицы – отсылка к предтексту, к другой ситуации:

- Ты почто все время щуренишься-то?- спросила она, тоже невольно приспуская веки. – В глаз че попало? (В. Распутин. Изба) Поставив на стол корзину и ведро с харчами, Григорий вышел наружу и взял в руки косу.

- Ты, Николка, возьми под нарами топор и заготовь дровишек для костра. За избушкой в лесу две сухостойные сосенки стоят. Повали их и дров наруби! – приказал Архипыч, тоже беря косу (В. Скворцов. Григорий Мелехов).

Она улыбнулась, приоткрыв губы, глядя вверх. «Сегодня?» – спросил он, тоже глядя вверх (В. Набоков. Дар).

- Вера Никандровна, вы? - громко спросила Лиза, останавливая глаза на Кирилле, не в силах оторвать их от него, но движением всего тела показывая, что хочет подойти к Извековой. ….

- Лиза?.. Елизавета Меркурьевна? - прервала ее Вера Никандровна, тоже оборачивая взгляд на Кирилла (К. Федин. Необыкновенное лето).

Беглый не торопил нас, давал время обдумать его угрозу, взвесить все.

Высотин мотнул головой, отец подвинулся к двери, взялся за крючок.

Высотин, распластавшись по стене за косяком, поднял топор. Вынув крючок из петли, отец, как драгоценность, без стука и звяка опустил его на косяк, вдруг изо всей силы пнул дверь и отпрянул в сторону, тоже приподняв блеснувший в темноте топор (В. Астафьев. Царь-рыба).

Проанализировав примеры с деепричастными оборотами, мы можем сказать, что частица «тоже» не влияет на формирование отношений дополнительной глагольной предикативности в предложении. Деепричастие с зависимыми словами предопределяет появление в предложении дополнительного признака субъекта, относящегося к основному предикату. В таких случаях роль частицы может заключаться в соотнесении описываемой ситуации с другой, бывшей ранее или параллельно с ней существующей.


2) Частица «тоже» при обособленных одиночных деепричастиях проявляет себя также, как и в случаях с деепричастными оборотами, поэтому ограничимся приведением нескольких примеров:

Как-то, в начале июня, Магда пешком шла от модистки и уже приближалась к дому, когда кто-то сзади схватил ее за руку, повыше локтя.

Она обернулась. Это был ее брат Отто. Он неприятно ухмылялся.

Поодаль, тоже ухмыляясь, но сдержаннее, стояли двое его товарищей (В. Набоков. Камера обскура).

Подобно ему и Косоглотов, тоже осунувшись, тоже перевесясь вперед и назад, сидел на узкой скамье как хохлатая птица на жердочке (А. Солженицын. Раковый корпус).

Пухов расписался – в те годы попробуй не распишись!

- Опять неделю не спать! – сказал машинист паровоза, тоже расписавшись (А. Платонов. Сокровенный человек).

- Я же не виновата, что в нашей жизни все так случилось, - быстро заговорила Лиза, тоже поднимаясь. - Что судьбы наши не зависят от нашей воли! ( К. Федин. Необыкновенное лето) В этих примерах частица «тоже» употребляется при одиночных деепричастиях, но роли в осложнении предложения она не играет. Данные примеры можно разделить на две группы: деепричастие имеет значение физического или психологического состояния (первые два примера):

ухмыляясь, осунувшись;

деепричастие имеет значение конкретного физического действия (оставшиеся примеры): расписавшись, поднимаясь.

Между основным и дополнительным предикатом проявляются «обстоятельственно-характеризующие отношения, формирующиеся деепричастием, обозначающим сопутствующее действие, характеризующее основное»: ‘тоже ухмыляясь, стояли двое’;

‘Косоглотов, тоже осунувшись, сидел’;

‘сказал машинист паровоза, тоже расписавшись’;

‘заговорила Лиза, тоже поднимаясь’. Это отношения подчинительного типа. Роль частицы «тоже» заключается в том, что она вносит в предложение значение отождествления, объединяя два субъекта сходным процессуальным признаком.

2. Вторичная связь:

1) косвенная (отраженная) предикативность:

Частица «тоже» в качестве показателя вторичной связи в литературе не отмечена. А.Ф. Прияткина рассматривает данную частицу в составе коррелята в основной части при конструкции без параллельных членов тоже… но [Прияткина 1990 : 105, 107].

Она по-хозяйски расположилась в покоях бывшей императрицы и, узнав из рассказов команды о том, что императрица нацарапала алмазом свое имя на оконном стекле кают-компании, тотчас же озорно зачеркнула его и вычертила рядом, тоже алмазом, свое имя (Л. Васильева. Кремлевские жены).

Это была премия! – после полного лесоповала Чульпенев шел мыть и заливать котлы, топить печь, чистить картошку – до двух часов ночи, потом наедался и шел поспать три часа, не снимая бушлата. Один раз, тоже в виде премии, работал месяц в хлеборезке (А. Солженицын.

Архипелаг ГУЛаг).

Биясь денно и нощно за новую, пролетарскую культуру в леспромхозовском бревенчатом клубе, Степа сделалась заслуженным работником, грамоту с красным знаменем получила. В середке грамоты знамя с кисточками золотыми, в кружочке Ленин – Сталин помещаются, посередке герб с колосьями, с другого боку, тоже в кружочке, - Карл Маркс и Фридрих Энгельс (В. Астафьев. Прокляты и убиты).

Иногда наши пути со Збышеком перекрещивались – одно время он работал советником при польском министерстве культуры и недолго работал в польском посольстве в Москве, тоже по культуре, чего-то возглавлял (В. Астафьев. Затеси).

Еду и оружие штрафникам не выдавали. Еще вечером, за рекой бросили в котелок на двоих два черпака жидкой картошки, перевитой сивыми нитками заморской консервы, кирпич хлеба, тоже на двоих, сунули, на этом все снабженческие действия и кончились. Оружие-то, конечно, выдадут, может быть, как харчи – на двоих одну винтовку и по одной обойме патронов на брата, да и пошлют под огонь, чтобы выявить огневые средства противника. Но вот насчет пожрать… (В. Астафьев. Прокляты и убиты).

Обратите внимание на начальные звуки этих слов. В обоих случаях исходные имена начинались с “йота” и следующего за ним гласного: «йэ», «йо». И вот на месте «йота» мы имеем, тоже в обоих случаях, в немецком языке «и» (йозеэф), в испанском – «х» (Хуан, Хосе), в английском и итальянском – «дж» (Джон, Джозэф, Джованни, Джузеппе), у французов и португальцев – «ж» (Жан, Жозэф, Жоан, Жузэ) (Л. Успенский. Слово о словах).

Когда караван был готов покинуть гостеприимную стоянку, один из пастухов подошел к Улукиткану, начертил на земле витиеватую линию, затем справа от нее приложил веточку, примерно под углом 45°, и к ее краю, тоже под тем же углом, еще один маленький прутик – это река Маймакан и левобережный приток, по которым должен был пойти наш путь (Г. Федосеев. Смерть меня подождет).

- Погляди, какой ты красивый у меня стал!

Опасливо, боясь розыгрыша, я глянул в зеркало, и оттуда на меня, тоже опасливо, с недоверчивостью, уставился молодой, исхудалый парень с запавшими глазами, с обострившимися скулами (В. Астафьев. Веселый солдат).

Тут занятны два момента: вера в адское могущество Николая Гавриловича и слухи о том, что поджоги велись по тому самому плану, который был составлен еще в 1849 году петрашевцами.

Агенты, тоже не без мистического ужаса, доносили, что ночью в разгаре бедствия «слышался смех из окна Чернышевского» (В. Набоков.

Дар).

Приведенные факты мы квалифицируем как конструкцию без параллельных членов (вторичную связь). Это объясняется тем, что в основе лежит двухъярусная организация конструкции. Первый уровень оформляется с помощью словоформ (вычертила алмазом;

работал в виде премии;

помещаются в кружочке;

работал по культуре;

сунули на двоих;

имеем в обоих случаях;

приложил под тем же углом;

уставился опасливо;

доносили не без мистического ужаса;

кружки из зоны). Второй уровень конструкции оформляется не с помощью союза, а частицы «тоже». В работе А.Ф. Прияткиной «Русский язык: Синтаксис осложненного предложения»

говорится о том, что «конструкция с вторичной связью может быть построена и без союза, но с помощью частиц или других слов, близких по функции к союзу» [Прияткина 1990 : 105]. Таким образом, частица «тоже» может участвовать в организации вторичной связи. Но проблема отнесенности данных примеров к конструкции без параллельных членов состоит в том, что при вторичной связи появляется новое отношение, а частица «тоже»

подчеркивает аналогию со старым. В то же время именно в анафоричности и отождествительном значении заключается роль частицы «тоже» в семантическом плане. Таким образом, рассмотренные факты мы интерпретируем как конструкцию без параллельных членов на основании формального принципа двухъярусности структуры.

В большинстве случаев наблюдается косвенная (отраженная) предикативность, то есть второстепенный член (обособленный) подчинен на уровне словоформ сказуемому (примеры под цифрой 1). Во второй группе примеров обнаруживается полупредикативное значение: ‘кружки из зоны’ вторичный член (существительное с предлогом) связан с субстантивным членом (дополнением или подлежащим):

2) полупредикативность:

Но Юрьев наотрез отказался играть с ним после того, как в первый вечер потерял на пятом ходу ферзя. Шахматы подарила Д. когда-то Маша на день рождения - изящные, на тонких ножках. Фигурки были выточены каким-то умельцем в столярке зоны. На подметке каждой из них стояла тройка, почему-либо важная для безвестного мастера цифра, срок, наверное. Маша играть не умела, а когда Д. учил ее, как ходят фигуры, принималась хохотать и прыгать конем с доски на стол, потом на тарелку, затем скок на его колено,оттуда на живот.….

- Ну, рассказывайте, - говорила Маша, разливая чай в эмалированные кружки, тоже из зоны, подарок Юрьева к Новому году, - что у вас там новенького (М. Шишкин. Взятие Измаила).

II. Внутрирядные отношения:

Исходя из отождествительного значения частицы «тоже» и ее анафорической (текстовой) функции, можно предположить, что участие в выражении внутрирядных отношений для нее нехарактерно. Действительно, такие факты употребления немногочисленны, и в самостоятельном употреблении частица внутрирядных отношений не выражает. Приведем примеры (далее – без разделения по членам предложения):

А) Однородные члены:

Осыпь змеей вилась по крутому кулуару, образуя род каменной аспидной реки, исток которой терялся на высоте, там, где зеленый склон перегораживался выходом острых, тоже аспидных скал (В. Солоухин.

Прекрасная Адыгене).

Кто-то осторожно подкрадывается ко мне сзади. Это Битык, окруженный детворою всего стойбища. Он не сводит с меня глаз, шагает неслышно, поднимая высоко ноги. В руках у него небольшой, красиво изогнутый лук из тяжелого лиственничного дерева ….

У одного, видимо, самого старшего из ребят, дочерна смуглого длинные, тоже из парнишки, я увидел в руках стрелы, довольно-таки лиственничного, прямослойного дерева, с железными наконечниками (Г. Федосеев. Злой дух Ямбуя).

Тоже… но В следующих примерах значение союза «но» (‘различие’) проявляется на фоне значения чаcтицы «тоже» (‘сходство’). Приводятся сходные ситуации, что подчеркивается употреблением частицы «тоже», в этот контекст включается союз «но», который «вносит идею прерывистости»

[Кручинина 1988 : 83].

Больше всего лесоруб похож на кирку. Один конец, четырехгранный и острый, плавно изогнутый, называется клювом, другой, тоже острый, но плоский, - лопаткой. На конце древка – острый штычок (В. Солоухин.

Прекрасная Адыгене).

Типография располагалась в дореволюционном здании из крепкого бурого кирпича, прошитого решетками узких оконец понизу и фасонно изогнутыми поверху, тоже узкими, но уже вознесенными ввысь вроде восклицательного знака (В. Астафьев. Печальный детектив).


Б) Пояснение:

1) Уточнение:

Уточнения со значением времени:

Еще Д. подумал, поднимаясь – лифт не работал – по стертой лестнице, на которой когда-то лежали ковры, о том, как странно устроен мир: вот уже тысяча лет прошла, а этой женщине хоть бы что – библейский возраст. И ничем здесь никого не удивишь – тут всем по тысяче давно исполнилось. И еще было странно, что когда-то, тоже тысячу лет назад, в пионерском лагере имени Зои Космодемьянской, Д смотрел в маленьком музее, где были выставлены заржавленные пробитые каски и даже штык, на большую фотографию мертвой девушки в снегу …, и … ему тогда становилось не по себе … (М. Шишкин. Взятие Измаила).

Эту Ольгу Сергеевну старик Глухов когда-то тайно очень любил.

Тогда он был не старик, а молодой парень, и любил красивую, горластую Ольгу. …. Как-то, тоже по молодости, но уже будучи женатым, Емельян Глухов заперся к Ольге Сергеевне в сельсовет (она работала секретарем в сельсовете) и открыл ей свое сердце (В. Шукшин.

Бессовестные).

Уточнения со значением места:

Нержин, сбросив внизу ботинки, сидел у себя на верхней койке. ….

По одну сторону от Нержина, тоже наверху, лежал и снова читал утреннюю газету вакуумщик Земеля (А. Солженицын. В круге первом).

Вакуумщик Земеля нежился: на верхней койке он лежал разобранный до кальсон (наверху было жарковато), …, улыбаясь своей неизменной беззлобной улыбкой, повествовал мордвину Мишке через два воздушных пролета:

- Если хочешь знать - все началось с полкопейки. ….

тоже В другой стороне, наверху, один арестант отвлекся от книжки и сказал соседу:

- А дурное было царское правительство! (А. Солженицын. В круге первом) Во всех приведенных примерах частица «тоже» не участвует в формировании пояснительных отношений, что можно доказать изъятием частицы из предложения. С помощью отождествительного значения частица выполняет анафорическую функцию.

В отличие от употребления в литературном языке частица «тоже»

отмечена как средство выражения пояснения (подчеркивания вторичной номинации) в диалектах: Вот сейчас в Борисовской кедрач насадили, тоже саженцы;

Шелкунец маленький, серого цвета, тоже гнус, а большой паук зовется серяк;

Бродни / сапоги тоже / у их голяшки длинные [Петрунина 2008 : 95].

Таким образом, на основе анализа материала мы установили, что частица «тоже» не влияет на формирование внутрирядных отношений (как при однородных членах, так и при пояснении). Частица выполняет текстовую (анафорическую) функцию. Исключение составляют употребления частицы «тоже» с союзом «но».

В результате исследования частицы “тоже” в осложненном предложении мы пришли к следующим выводам:

1. Во всех случаях употребления частицы в осложненном предложении «тоже» имеет отождествительное значение, то есть выполняет текстовую, анафорическую функцию.

2. В осложненном предложении частица «тоже» может способствовать обособлению и может оформлять осложняющие отношения.

3. При дополнительной предикативности частица «тоже» благодаря отождествительному значению выполняет текстовую (анафорическую) функцию. В этом случае частица не влияет на осложнение в предложении (в причастном обороте, адъективном обороте при несвязанной полупредикативности, при одиночных причастиях несвязанной полупредикативности, при деепричастном обороте и одиночных деепричастиях).

4. При дополнительной предикативности частица «тоже» способна создавать осложняющие отношения, интонационно оформленные в предложении. Это случаи, когда частица употребляется в причастном или адъективном оборотах, при одиночных причастиях и прилагательных.

Частица устанавливает семантическую связь между предикатом и полупредикативным членом. При одиночных прилагательных и в случаях употребления с субстантивным оборотом «тоже» придает оборотам синтаксическую расчлененность, превращая непредметную лексику в семантический предикат. Такая роль «тоже» в осложненном предложении объясняется особой связью функций самой частицы: коммуникативная функция – актуализация ремы высказывания;

семантическая функция – говорящий выделяет одинаковые признаки разных субъектов ситуации, значение частицы – отождествительное;

грамматическая функция – тяготение к предикату, благодаря этому частица имеет способность превращать предметную лексику в семантический предикат. В разных случаях осложнения предложения ведущую роль играет та или иная функция частицы: чаще всего совокупность коммуникативного и семантического аспектов, реже – грамматического и семантического (в случаях с приложением).

5. При внутрирядных отношениях частица «тоже» не участвует в формировании каких-либо отношений осложнения предложения. Частица выполняет анафорическую функцию.

Заключение Проведенное исследование позволило выявить максимально полно случаи функционирования частиц в осложненном предложении и описать степень участия данных единиц в различных видах осложнения. В результате анализа представленного материала мы пришли к следующим выводам:

1. В осложненном предложении употребляется достаточно большое количество частиц русского языка: даже, уже, еще, тоже, также, пусть (и), чуть (ли не), лишь (бы), только (что), едва (ли не), особенно, в особенности, почти, вроде бы, правда, все еще, совершенно, хоть, хотя бы, которые различаются степенью частотности.

2. Наше исследование показало, что частицы являются важным средством в создании отношений дополнительной предикативности и внутрирядных отношений. В этой функции встречаются все вышеперечисленные частицы.

3. Каждая из рассмотренных в работе частиц (даже, уже, еще, тоже) участвует в формировании видов осложнения простого предложения, но проявляет разные свойства в зависимости от своего значения.

4. Лексическое значение частицы «даже» предопределяет ее союзность, грамматичность: исключительность или высшая степень градации преломляется в контексте в оттенок уступительности или уточнения.

Отмечается участие частицы «даже» при внутрирядных отношениях, что подтверждает наблюдения других исследователей. Данная частица является показателем и дополнительной предикативности (о чем в исследовательской литературе ранее не говорилось). Частица «даже» способна устанавливать семантическую связь (уступительные отношения) между предикатом и полупредикативным членом, которые относятся как к одному субъекту ситуации, так и к разным (что особенно подчеркивает роль служебной единицы). Эта частица способствует оформлению отдельной пропозиции в предложении, употребление обособленного субстантивного оборота или обособленных одиночных прилагательных становится неоправданным при изъятии частицы из контекста. Причиной подобного поведения частицы является тяготение «даже» к предикату, то есть связь семантического и грамматического планов обеспечивает частице особую роль в осложненном предложении. Также частица формирует полупредикативные отношения при адъективном обороте, имеющем анафорическую направленность. Благодаря уступительному значению, которое может совмещаться со значением общего и частного, частица «даже» является формальным показателем конструкции без параллельных членов (при вторичной связи). При внутрирядных отношениях данная частица устанавливает семантические отношения между членами ряда: отношения однородности, если частица имеет градационное значение и компоненты ряда выражены предметной лексикой;

пояснительная конструкция уточнение, если компоненты имеют признаковую семантику;

пояснительная конструкция включение, если частица выделяет частное, подчеркивая всеобъемлющее значение общего.

5. Частица «уже» в осложненном предложении проявляется в двух семантических разновидностях: в пояснительной конструкции наблюдается значение смены одного признака другим, значение движения, процессуальности;

в остальных видах осложнения предложения – значение ситуативности, пропозитивности. Таким образом, семантика частицы «уже»

предопределяет возможность синтаксической функции данного слова. В причастном и адъективном оборотах «уже» выражает причинно следственные или уступительные отношения между предикатами разных субъектов ситуации, тем самым устанавливая связанную полупредикативность. При адъективном обороте, вторичной связи, обособленных одиночных прилагательных и причастиях частица оформляет пропозицию как синтаксически самостоятельную. «Уже» придает ситуативный характер непредикатной лексике в субстантивном обороте и приложении. Благодаря наличию временной семантики в природе самой частицы «уже» она может создавать пояснительные отношения уточнения, заменяя пространственное значение (выражаемое оборотом) значением времени.

6. Частица «еще» также проявляет различные значения в осложненном предложении, но роль данной частицы обусловлена семой движения, смены событий. Чаще всего «еще» оформляет самостоятельную пропозицию, что наблюдается при обособленных одиночных прилагательных, субстантивном обороте, вторичной связи и обособленных одиночных деепричастиях.

Частица «еще» способна оформлять связь между предикатами, относящимися в разным субъектам ситуации, с помощью причинно следственного значения в причастных оборотах в случаях сочетания «еще не». При однородных членах частица устанавливает взаимосвязь признаков, выраженных членами ряда. В пояснительных конструкциях частица «еще»

является показателем отношений уточнения – оформляет пропозицию как синтаксически самостоятельную. При уточнении семантика частицы видоизменяет значение обособленного оборота: значение места заменяется значением времени.

7. Роль частицы «тоже» (как и других частиц) определяется значимостью той или иной функции: чаще всего коммуникативной (актуализация ремы высказывания) и семантической (выделение говорящим одинаковых признаков разных субъектов ситуации, то есть значение частицы – отождествительное), реже – грамматической (тяготение к предикату, тем самым придание предметной лексике характера предиката). Так, в случаях с причастным и адъективным оборотами частица устанавливает семантическую связь (причинно-следственные отношения) между предикатами. При одиночных прилагательных и субстантивном обороте «тоже», превращая предметную лексику в семантический предикат, способствует обособлению.

8. Таким образом, синтаксичность частиц может проявляться по разному. Для частицы «даже» главным остается грамматический аспект (тяготение к предикату) и семантический. Роль частиц «уже» и «еще» в осложненном предложении определяется их семантической сущностью. У частицы «тоже» чаще всего проявляется коммуникативная функция (анафорическая функция).

9. Очевидно, что на материале 4-х частиц (даже, уже, еще, тоже) полная картина участия данного класса служебных слов в осложненном предложении не может быть представлена. Необходимо дальнейшее исследование функционирования других частиц в различных видах осложняющих отношений.

Список литературы:

1. Аверина, М. А. Фразеологизмы-союзы, оформляющие отношения сравнения. / М. А. Аверина // Системное и асистемное в языке и речи:

Материалы Междунар. научн. конф. (10 – 13 сентября 2007 г.) – Иркутск, 2007. – С. 262 – 267.

2. Адамец, П. Трансформация, синтаксическая парадигматика и члена предложения. / П. Адамец, В. Грабе // Slavia. 1968. - № 2 – С. 185 – 192.

3. Алексанова, С. А. Предложно-падежные детерминанты в структуре осложненного предложения. / С. А. Алексанова // Мир науки, культуры, образования. 2008. - № 4. – С. 70 – 73.

4. Апресян, Ю. Д. Типы коммуникативной информации для толкового словаря. / Ю. Д. Апресян // Язык: Система и функционирование. М.: Наука, 1988. – С.10-30.

5. Апресян, Ю. Д. Прагматическая информация для толкового словаря. / Ю. Д. Апресян // Избранные труды в 2-х т. Т.II. Интегральное описание и системная лексикография. М., 1995. – С.135 – 155.

6. Бабайцева, В. В. Русский язык: Теория: Учебник для 5 – 9 классов. / В. В. Бабайцева, Л. Д. Чеснокова. М., 1992. – 256 с.

7. Баканова, Н. Г. Однородные сказуемые: За и Против. / Н. Г. Баканова // Системное и асистемное в языке и речи: Материалы Международной научной конференции (Иркутск, 10 13 сентября 2007 г.) / Под ред.

– М. Б. Ташлыковой. Иркутск, 2007. – С. 123 – 130.

8. Баландина, Л. А. Конкретно-предметное имя как знак вторичной пропозиции в полипропозитивном простом предложении. Дисс. … канд.

филол. наук / Л. А. Баландина. М., 1993. – 186 с.

9. Бирюкова, О. А. Семантико-прагматические функции и стилистические возможности частиц в художественном тексте (на материале прозы С.Довлатова). Автореф. дис. … канд. филол. наук. / О. А. Бирюкова.

Владивосток, 2007. – 20 с.

10. Богуславский, А. К вопросу о вторичном обозначении определенного содержания в русском связном тексте / А. Богуславский // Филологические науки. 1969. - № 6. – С. 115-120.

11. Богуславский, И. М. Исследования по синтаксической семантике: сферы действия логических слов. / И. М. Богуславский. М., 1985. – 176 с.

12. Богуславский, И. М. Некоторые типы неявно выраженных смыслов (Нулевые сферы действия) / И. М. Богуславский // Пропозиционные предикаты в логическом и лингвистическом аспекте: Тезисы рабочего совещания. – М., 1987. – С. 8 – 12.

13. Борисова, Е. Г. Отражение коммуникативной организации высказывания в лексическом значении / Е. Г. Борисова // Вопросы языкознания. 1990. - № 2.

– С. 113 – 120.

14. Борисова, Е. Г. Принципы описания служебных слов / Е. Г. Борисова // Вестник Московского университета. Серия.9. Филология. 1999. - № 2. – С. 71 – 86.

15. Булатникова, А. Е. Семантико-функциональная характеристика частицы даже / А. Е. Булатникова // РЯШ. 1974. - № 1. – С. 64 – 67.

16. Булыгина, Т. В. О границах и содержании прагматики / Т. В. Булыгина // Известия АН СССР. Т.40. 1981. - № 4.– С. 333 – 341.

17. Валгина, Н. С. Синтаксис современного русского языка. М., 1978. – 439 с.

18. Вежбицкая, А. Метатекст в тексте / А. Вежбицкая // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 8. 1978. – С. 402 – 421.

19. Верещагин, К. А. Грамматический статус оборотов со словами “кроме”, “помимо”, “включая” / К. А. Верещагин // Вестник ПГЛУ 2009. - № 1. – С. 60 – 64.

.

20. Ветрова, Н. В. Конструкции со словами “еще” и “уже” в современном русском литературном языке. Автореф. … канд. филол. наук. / Н. В. Ветрова.

Ставрополь, 1995. – 21 с.

21. Викульцева, Н. Семантические, синтаксические и прагматические особенности лексемы «ведь». Дисс. … magister atrium по русскому языку / Н. Викульцева. Тарту, 2004. – 149 с.

22. Виноградов, В. В. Основные вопросы синтаксиса предложения. / В. В. Виноградов // Вопросы грамматического строя. М., 1955. – С. 389 - 435.

23. Виноградов, В. В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). / В. В. Виноградов. М., 1972. - 616 с.

24. Виноградов, В. В. Русский язык (Грамматическое учение о слове) / Под ред. Г.А.Золотовой. 4-е изд. – М., 2001. - 720 с.

25. Всеволодова, М. В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса: Фрагмент прикладной (педагогической) модели языка. / М. В. Всеволодова. М., 2000. – 502 с.

26. Гайсина, Р. М. Теоретические вопросы осложненного предложения как объекта вузовского синтаксиса. / Р. М. Гайсина // Категории в исследовании, описании и преподавании языка. Самара, 2004. – С. 53 – 65.

27. Гайсина, Р. М. Осложняющие категории в зеркале оппозиций. / Р. М. Гайсина // Семантические, грамматические и когнитивные категории языка. Уфа, 2007. – С. 9 – 14.

28. Гирке, В. К вопросу о функциях слов «и», «тоже» и «также» / В. Гирке // Новое в зарубежной лингвистике М., 1985. - Вып. 15. - С. 81-100.

29. Гойдина, В. В. Частицы «еще», «уже», «только» («и только») в составе обстоятельства времени. / В. В. Гойдина // Лингвистические исследования научной речи. М., 1979. – С. 110 – 123.

30. Горбачик, А. Л. О понятии предела как средстве дифференциации лексических единиц “еще” и “уже”. / А. Л. Горбачик // Синтаксис: изучение и преподавание: Сб. работ учеников В. А. Белошапковой. М., 1997. – С. 167 – 171.

31. Грамматика современного русского литературного языка. / Отв. ред. Н.Ю.Шведова. М., 1970. – 768 с.

32. Греч, Н. И. Практическая русская грамматика / Н. И. Греч. 2 изд., испр.

СПб, 1834. – 526 с.

33. Григоренко, М. Ю. Языковой, коммуникативный и прагматический статус эвиденциально-положительных частиц МОЛ, ДЕКСКАТЬ, ЯКОБЫ, ДЕ / М. Ю. Григоренко. // Мова. 2009. - № 14. – С. 52 – 56.

34. Дискурсивные слова русского языка: Опыт контекстно-семантического описания. М., 1998. – 447 с.

35. Дмитриева, Л. К. Осложняющие категории и осложнение предложения в современном русском литературном языке. Автореф. дисс. … докт. филол.

наук. / Л. К. Дмитриева. Л., 1981. – 33 с.

36. Дмитриева, Л. К. Лексико-синтаксическая координация однородного ряда / Л. К. Дмитриева // Проблемы лексико-синтаксической координации. Л., 1985, - С. 15 – 21.

37. Добиаш, А. А. Опыт семасиологии частей речи и их форм на почве греческого языка. / А. А. Добиаш. Прага, 1897. – 512 с.

38. Дудко, О. Н. Пропозиционное содержание оборотов с сопоставительно выделительными предлогами. / О. Н. Дудко // Семантика языковых единиц:

Доклады 6-й Междунар. конф. М., 1998. – С. 95 – 97.

39. Дьячкова, Н. А. Полипропозитивные структуры в сфере простого предложения (конструкции с включенным предикатом в присубъектной позиции). Дисс. … докт. филол. наук. / Н. А. Дьячкова. Екатеринбург, 2002. – 364 с.

40. Дьячкова, Н. А. Об одном типе модельного осложнения предложения / Н. А. Дьячкова // Мир русского слова. 2002. - № 4. – С. 58 – 63.

41. Ефимова, О. Б. Простые предложения, осложненные конструкциями «неизвестно куда» / О. Б. Ефимова. Екатеринбург, 1996. – 66с.

42. Ефремова, Т. Ф. Толковый словарь служебных частей речи русского языка / Т. Ф. Ефремова. М., 2001. – 863 с.

43. Золотова, Г. А. Монопредикативность и полипропозитивность в русском синтаксисе / Г. А. Золотова // Вопросы языкознания. 1995. - № 2. – С. 99 – 109.

44. Иванчикова, Е. А. Писатель и норма (из наблюдений над синтаксисом частицы даже) / Е. А. Иванчикова // Синтаксис и норма. М., 1974. – С. 249 – 266.

45. Ильина, А. Б. «Гибридные» слова с градуальной семантикой в современном русском языке (Наречия-частицы). Дисс.... канд. филол. наук. / А. Б. Ильина. Саранск, 2005. - 216 с.

46. Ицковиц, В. А. Обособленный оборот / В. А. Ицкович / Русский язык:

Энциклопедия. М., 2003. – С. 274 – 275.

47. Камынина, А. А. О полупредикативных конструкциях в простом предложении. / А. А. Камынина. М., 1974. – 52 с.

48. Камынина, А. А. Современный русский язык. Синтаксис простого предложения / А. А. Камынина. М., 1983. – 102 с.

49. Кириченко, Н. Л. Роль некоторых служебных слов в выражении семантического отношения включения (на материале союзов и частиц) / Н. Л. Кириченко // Лингвистические проблемы функционального моделирования речевой деятельности. Л., 1979. – Вып. IV. – С. 72 – 81.

50. Клеменова, Е. Н. Высказывание с кванторными детерминантами как феномен текста. Автореф. дисс. … докт. филол. наук. / Е. Н. Клеменова.

Ростов н/Дону, 2006. – 49 с.

51. Клопова, Е. С. Способы синтаксической дифференциации членов сочинительного ряда. Дисс. … канд. филол. наук. / Е. С. Клопова. М., 1986. – 214 с.

52. Клопова, Е. С. Особенности взаимодействия служебных слов в конструкции (союз и уточнитель). / Е. С. Клопова // Функции и условия употребления связующих средств в современном русском языке. Тюмень, 1987. – С. 19 – 30.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.