авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Государственный Университет – Высшая Школа Экономики

На правах рукописи

Подколзина Елена Анатольевна

Формирование

института банкротства в России: стимулы и

поведение участников процедуры банкротства

Специальность 08.00.01 – Экономическая теория

Диссертация

на соискание ученой степени

кандидата экономических наук

Научный руководитель:

к.э.н., доцент Я.И. Кузьминов Москва – 2007 Содержание диссертации Введение...............................................................................................................3 Глава 1. Теоретические подходы к анализу проблемы неплатежеспособности и стратегий возврата долга......................................12 1.1 Основные цели законодательства о банкротстве................................................. 1.1.1 Достижение эффективности ex post..................................................................... 1.1.2 Достижение эффективности ex ante..................................................................... 1.1.3 Очередность возврата долгов и конфликт между целями................................. 1.2 Экономический анализ процедур банкротства и стратегий возврата долга..... 1.2.1 Ликвидационные процедуры................................................................................ 1.2.2 Реорганизационные процедуры............................................................................ 1.2.3 Сравнительные анализ издержек процедур ликвидации и реорганизации...... 1.2.4 Внесудебные процедуры возврата долга............................................................. 1.3 Анализ поведения агентов, вовлеченных в процедуру банкротства................. 1.3.1 Собственники и управляющие............................................................................. 1.3.2 Основные группы кредиторов.............................................................................. 1.3.3 Роль третьей стороны............................................................................................ 1.5 Сравнительный анализ законодательства о банкротстве разных стран............ Глава 2. Институт банкротства и его влияние на стратегии возврата долга............................................................................................................................. 2.1 Характеристика института банкротства............................................................... 2.1.1 Существующие подходы к определению института.......................................... 2.1.2 Проблема неплатежеспособности и роль процедур банкротства..................... 2.1.3 Институт банкротства........................................................................................... 2.1.4 Функции института и законодательства о банкротстве...............

...................... 2.2 Способы решения проблемы возврата долгов..................................................... 2.2.1 Отношенческая контрактация.............................................................................. 2.2.2 Сетевое принуждение............................................................................................ 2.2.3 Частные механизмы принуждения....................................................................... 2.2.4 Административные рычаги................................................................................... 2.2.5 Судебное решение проблемы несостоятельности.............................................. 2.3 Факторы, влияющие на выбор участников механизма возврата долга............. 2.4 Трансакционные издержки судебного принуждения к возврату долга............ 2.4.1 Типология трансакционных издержек формальной процедуры банкротства. 2.4.2 Сравнительный анализ трасакционных издержек использования судебной процедуры банкротства в США, Англии, Германии, Франции, России................... 2.4.3 Альтернативные процедуры................................................................................. Глава 3. Модель выбора кредиторами стратегии возврата долга................ 3.1 Характеристики стратегий «частного принуждения» и «судебного принуждения»................................................................................................................ 3.1.1 Стратегия «частное принуждение»...................................................................... 3.1.2 Стратегия «судебное принуждение».................................................................... 3.2 Эволюционная модель выбора стратегии возврата долга.................................. 3.2.1 Предпосылки.......................................................................................................... 3.2.2 Симметричная игра.............................................................................................. 3.2.3 Асимметричная игра............................................................................................ 3.2.4 Влияние государства на установление равновесия.......................................... 3.3 Развитие института банкротства в России в 1990-е годы................................. 3.3.1 Российские реформы в области законодательства о банкротстве.................. 3.3.2 Институциональные преобразования в России в 1990-х годах....................... 3.4 Поведение кредиторов в рамках российского института банкротства – опрос арбитражных управляющих....................................................................................... 3.4.1 Цели и задачи исследования............................................................................... 3.4.2 Гипотезы............................................................................................................... 3.4.3 Респонденты......................................................................................................... 3.4.4 Результаты исследования.................................................................................... Заключение....................................................................................................... Список библиографических источников...................................................... Приложения к главе 2..................................................................................... Приложения к главе 3..................................................................................... Введение Вопросы формирования и изменения институтов в последнее время привлекают все больше исследователей. Практически все современные экономические системы находятся в состоянии постоянного развития и внедрения административных и технологических инноваций во всех сферах. Это в свою очередь обуславливает необходимость постоянной модификации институтов под изменяющиеся условия.

Особый интерес представляет адаптация поведения экономических агентов к изменяющимся условиям, в частности, адаптация к новым законам, так как в этом случае изменяются и формальные и неформальные правила, регулирующие взаимоотношения между экономическими агентами в определенной сфере. Зачастую предсказать то, каким образом экономические агенты будут себя вести после принятия нового законодательства, не представляется возможным. Однако именно ответ на этот вопрос особенно важен при введении в действие новых законов. Внедрение нового закона означает не только изменение формальных правил, но и изменение спроса на неформальные правила, что в свою очередь может привести к их видоизменению.

В данной работе рассматривается институт корпоративного банкротства, причем в понятие института банкротства включены не только, формальные правила, зафиксированные в законодательстве, но и неформальные правила, на которых основываются частные внесудебные механизмы возврата долгов. В поле исследования попадают взаимоотношения кредиторов и заемщиков как в ходе решения проблемы неплатежеспособности, так и до ее возникновения. Основной акцент сделан на том, каким образом дизайн законодательства о несостоятельности оказывает влияние на сравнительную выгоду экономических агентов от различных механизмов возврата долгов.

Многие страны практически постоянно находятся в процессе реформирования данной области законодательства, стремясь повысить эффективность его функционирования. Все исследователи и политики сходятся в том, что современная экономическая система не может существовать без адекватного закона о банкротстве.

Однако до сих пор нет единого мнения о том, как должен выглядеть оптимальный закон о банкротстве, какие цели он должен в первую очередь преследовать, где проходит грань баланса интересов должника и кредиторов, способствуют ли существующие неформальные практики повышению эффективности функционирования института банкротства... Чтобы понять, чем обусловлен столь широкий разброс мнений относительно института банкротства, обратимся к его истокам.

Институт банкротства возник в результате необходимости урегулировать взаимоотношения между теми экономическими агентами, которые берут средства в долг, и теми, кто предоставляет эти средства, т.е. между заемщиками или должниками и кредиторами. Зарождением формального института банкротства (появление первых законов, регулирующих проблему неплатежеспособности заемщика) принято считать 13 век, хотя, очевидно, что такого рода экономические взаимоотношения существовали значительно раньше. До этого отношения регулировались сложившимися между конкретными агентами неформальными соглашениями. С ускорившимся развитием экономики, которое обусловило укрупнение масштабов деятельности экономических агентов и широкое распространение делегирования части полномочий от одних агентов другим, возникла потребность в унификации правил регулировавших отношения должников и кредиторов. Это позволяло снизить неопределенность в их отношениях, обеспечив предсказуемость их действий и предоставив механизмы обеспечения защиты собственных интересов в случае, когда одна из сторон ведет себя оппортунистически.

В первых законах основной акцент делался на интересах кредиторов, на возможности как можно быстрее провести процедуру банкротства должника. Однако первые законы не предполагали, что все кредиторы должника должны обязательно получить обратно свои средства. Кредиторы действовали индивидуально, у них не было необходимости выяснять, есть ли у должника еще кредиторы;

кто первым обращался, тот и получал возмещение. Банкротство приравнивалось долгое время к воровству, соответственно, и отношение к должникам-банкротам было как к ворам и мошенникам. В Англии должники, становившиеся банкротами, лишались многих политических и экономических прав. Саму процедуру банкротства могли инициировать только кредиторы.

Только в 18 веке появились зачатки идеи, что банкротство должно обеспечивать не только возврат средств кредиторам любой ценой, но и возможность реабилитации для должника. В частности в США вводятся акты о несостоятельности, в которых отражается идея того, что законодательство о банкротстве должно учитывать интересы не только кредиторов, но и должников. Появляется принцип ограниченной ответственности, который позволяет должнику впоследствии начать свое дело «с чистого листа». Существовало деление законодательства о банкротстве на законодательство о несостоятельности и законодательство о банкротстве.

Законодательство о банкротстве было нацелено на защиту кредиторов и применялось в отношении лиц, задействованных в сфере торговли. В данном случае предполагалось, что неуплата долга – это следствие противозаконных действий должника.

Законодательство о несостоятельности, наоборот, было направлено на защиту интересов должника и применялось в остальных сферах, кроме торговли. В данном случае подразумевалось, что невыплата долга обусловлена непредвиденными событиями, а вина должника минимальна.

На современном этапе прослеживается тенденция к развитию реабилитационных практик. Как следствие происходит усложнение процедур и увеличение срока протекания процесса банкротства. В частности, это связано с тем, что все больше экономических агентов вовлечены в проблему несостоятельности отдельно взятой компании. В ходе банкротства компании, помимо интересов кредиторов и должника, затрагиваются интересы работников компании-банкрота, потребителей ее продукции, поставщиков, а также государства. Возникает дилемма. С одной стороны, учет интересов большего количества экономических агентов должен приводить к росту благосостояния, но, с другой стороны, в данном случае мы сталкиваемся с тем, что спрос на законодательство может упасть ввиду чрезмерной дороговизны процедуры, что начнут развиваться неформальные механизмы урегулирования проблемы.

Очевидно, что достигнуть неформальной договоренности между всеми участниками невозможно из-за чрезмерного разброса их интересов. И поэтому применение неформальных процедур очень часто будет приводить к исключению ряда заинтересованных агентов и соответственно к ущемлению их интересов.

Таким образом, актуальность выбранной тематики обусловлена следующими факторами. Во-первых, на данный момент в большинстве работ, посвященных анализу проблемы несостоятельности компаний, внимание сосредоточено на анализе законодательства о банкротстве и не учитываются используемые на практике альтернативные способы решения проблемы возврата долга. В данном исследовании использование методов институционального анализа позволяет рассматривать всю совокупность механизмов, регулирующих отношения, возникающие в случае неплатежеспособности компаний.

Во-вторых, большинство теоретических исследований исходят из особенностей американского законодательства о банкротстве, а особенности функционирования российского института банкротства изучены в значительно меньшей степени, хотя со стороны законодателей наблюдается большой спрос на подобные исследования.

В-третьих, процесс формирования института банкротства в России до сих пор не завершен. Государство несколько раз меняло законодательство в этой сфере: с начала 1990-х годов было принято три принципиально разных закона о банкротстве, в действующее законодательство постоянно вносятся различные поправки. Поэтому изучение вопросов адаптации поведения экономических агентов (кредиторов, должников, менеджеров компаний-должников) к меняющимся правилам игры является актуальным для совершенствования законодательства о банкротстве.

Объектом данного исследования выступают основные участники сделок займа:

кредиторы и должники. В качестве кредиторов и должников рассматриваются только юридические лица. Предметом исследования являются взаимоотношения кредиторов и заемщиков, обусловленные возникновением проблемы неплатежеспособности заемщика. Отправной точкой данных взаимоотношений выступает корпоративное законодательство о банкротстве, которое вкупе с неформальными правилами и составляет институт корпоративного банкротства. В исследовании основной акцент сделан на российский институт банкротства.

Цель данной работы – предоставить анализ стимулов и поведения кредиторов и заемщиков при возникновении и в ходе решения проблемы возврата долга с использованием инструментария институциональной теории. Исследование базируется на рассмотрение различных аспектов как российского, так и зарубежного законодательства о несостоятельности, а также на анализе использования альтернативных внесудебных и частных механизмов решения проблемы неплатежеспособности. Основные задачи

исследования:

Проанализировать причины возникновения проблемы неплатежеспособности и • действия кредиторов, направленные на ее решение;

Определить, на какие правила могут опираться кредиторы и должники в решении • проблемы возврата долга;

Выявить факторы, определяющие выбор экономическими агентами тех или иных • групп правил;

Проанализировать, какие типы трансакционных издержек могут возникнуть у • сторон, когда инициируется судебная процедура банкротства;

Провести сравнительный анализ издержек в рамках законов о несостоятельности, • действовавших в США, Англии, Германии, Франции, России;

Построить модель взаимодействия кредиторов в ходе процесса возврата долга;

• Провести эмпирическую проверку выводов, полученных в модели.

• Методологическая основа исследования. Исследование лежит в области институциональной экономики, на стыке социологии, экономики и права. В частности, полученные выводы опираются на две теории: теорию институтов и теорию трансакционных издержек. Для построения модели выбора кредиторами стратегии возврата долга был использован аппарат эволюционной теории игр.

В определении теоретических границ исследования и в определении понятия института банкротства исследование отталкивается от работ Норта (1997) [10], Полтеровича (2001) [13], Кузьминова, Бендукидзе, Юдкевич (2005) [9], Капелюшникова (2001) [7]. В анализе набора стратегий, на которые компании опираются при решении проблемы возврата долга, автор взял за основу работы Хендли, Мюрелла и Риттерман (1999, 2000) [105, 106], Хендли (1998) [103,104]. Рассмотрение стратегии частного принуждения во многом основывается на работах Волкова (1999, 2002) [176,177] и Варезе (2005) [173], а стратегия судебного принуждения - на работах Симачева (2003) [164], Радыгина, Симачева (2005) [16], Витрянского (1999, 2000) [14, 175], Телюкиной (2000, 2002) [20, 21], Ламберт-Могилански, Сонина, Журавской (2000, 2005) [127, 128].

Автором предложен новый подход к анализу институтов, сформировавшихся на основе законодательства в различных сферах. Суть подхода заключается в том, что он позволяет учитывать не только законодательные и судебные механизмы разрешения конфликтных ситуаций, возникающих в хозяйственных отношениях, но и частные механизмы, которые используются экономическими агентами. В данном исследовании этот подход был применен к анализу института банкротства в России, в результате которого автором был выработан ряд рекомендаций по корректировке процесса формирования института банкротства в России.

Научная новизна представленного исследования:

Предложен новый подход к анализу института банкротства, который не • ограничивается экономическим анализом законодательства в этой сфере, но и позволяет учитывать частный способы разрешения проблемы возврата долга.

Проведен комплексный анализ стратегий, которые компании могут использовать • для решения проблемы возврата долга, а также факторов, влияющих на формирование предпочтений у кредиторов и должников. Основной акцент при анализе данных стратегий сделан на возможность их реализации в российских условиях.

Автором предложена классификация трансакционных издержек, с которыми • должник и кредиторы сталкиваются при решении проблемы неплатежеспособности посредством инициирования судебной процедуры банкротства. На ее основе проведен сравнительный анализ законодательств о банкротстве США, Германии, Англии, Франции и России.

Построена модель, использующая инструментарий эволюционной теории игр и • иллюстрирующая, каким образом система приходит к равновесию, в котором кредиторы предпочитают следовать стратегии частного принуждения, а не инициирования судебной процедуры банкротства, и каким образом может быть осуществлен переход к равновесию, в котором кредиторы предпочитают судебную процедуру возврата долга.

Разработан инструментарий для проведения опроса арбитражных управляющих, • имеющих практику в Российской Федерации, который позволил описать структуру института банкротства в России и объяснить траекторию эволюции данного института.

Структура диссертации.

Работа состоит из трех глав. В первой главе представлен обзор существующих подходов к анализу проблемы несостоятельности. В последнее время вопросам банкротства уделялось пристальное внимание в свете модернизации законов в Европе и формирования законов о банкротстве в странах бывшего социалистического блока. В числе первых заинтересованность в данном вопросе проявили исследователи, работающие в направлении юриспруденции, финансов, права и экономики. Поэтому в обзоре последовательно рассмотрены существующие подходы к анализу проблем несостоятельности (банкротства), при этом рамках каждого подхода сделан акцент на наиболее актуальные с точки зрения автора работы. Цель обзора – охарактеризовать основные проблемы, с которыми сталкиваются кредиторы и должники в ходе решения проблемы возврата долгов, и способы их решения, предлагаемые исследователями из различных областей.

Данные направления были выбраны не случайно, так как наше исследование базируется на подходе институциональной экономики, которая расположена на стыке обозначенных выше дисциплин.

Во определяется методологическое поле исследования, второй главе описываются теоретические рамки рассмотрения вопроса разрешения проблемы неплатежеспособности компаний в отношениях между компаниями, банками, государством. Закон о корпоративном банкротстве и соответствующая система принуждения к его исполнению определяют характер и размер сопутствующих трансакционных издержек, которые играют, по нашему мнению, ключевую роль в выборе механизма возврата долга. Однако законодательство о банкротстве не является единственным сводом правил, позволяющих урегулировать проблему неплатежеспособности. Мы выделяем две группы механизмов возврата долга:

правовые механизмы, зафиксированные в соответствующих законодательных актах, а также неформальные механизмы, разработанные непосредственными участниками взаимоотношений с возможным привлечением третьей стороны.

Также в этой главе представлена сравнительная характеристика стратегий, которые могут использоваться экономическими агентами для урегулирования проблемы неплатежеспособности. На основе анализа характеристик стратегий делается вывод относительно того, в каких условиях будет оптимальна та или иная стратегия, чем определяется выбор игроков между стратегиями. В этой главе также вводится понятие института банкротства, на котором базируется дальнейший анализ проблемы.

Основной акцент делается на законодательстве о банкротстве, как одном из основных сводов правил, лежащих в основе института банкротства. Определяется место российского законодательства о банкротстве в системе международного права, проводится сравнительный анализ трансакционных издержек, сопряженных с инициацией процедуры банкротства в США, Англии, Германии, Франции и России. На основе данного анализа определяется сравнительная привлекательность формальной процедуры банкротства для участников процедуры.

В третьей главе представлена модель, построенная с использованием инструментария эволюционной теории игр и описывающая выбор кредиторами стратегии возврата долга. В частности, явными субститутами друг друга выступают стратегии частного принуждения и судебного вмешательства. Сторонам выгодно прибегать к тем или другим механизмам, когда они не доверяют своему контрагенту, у них нет возможности положиться на репутацию контрагента, когда требуется вмешательство третьей стороны для поиска выхода из сложившейся конфликтной ситуации. Оба метода имели широкое распространение в России. Поэтому особенно интересно проанализировать те причины, которые побуждают стороны, принимающие участие в процедуре банкротства, делать выбор в пользу той или иной стратегии. В основу модели были положены предпосылки, описывающие сложившуюся в России ситуацию с институтом несостоятельности в период 90-х годов.

Выводы модели проверяются на основе формализованных интервью арбитражных управляющих. Было опрошено 35 арбитражных управляющих из разных регионов России, являющихся членами саморегулируемой организации некоммерческого партнерства «Союз менеджеров и антикризисных управляющих», для которых стаж работы арбитражным управляющим составлял на момент проведения интервью не менее 7 лет.

Глава 1. Теоретические подходы к анализу проблемы неплатежеспособности и стратегий возврата долга В последнее время вопросам банкротства уделялось пристальное внимание в свете изменения законодательства о несостоятельности в Европе и в свете создания новых законов о банкротстве в странах бывшего социалистического блока. В числе первых заинтересованность в данном вопросе проявили исследователи, работающие в направлении права (законодатели), финансов (теории финансов, вопросы оценки стоимости компаний в процессе банкротства), права и экономики.

В результате появилось большое количество работ, как теоретических, так и эмпирических, касающихся функционирования существующих процедур банкротства, реформы банкротства, поиска оптимальных законов о несостоятельности. Условно можно разделить существующую литературу на две составляющие – банкротство граждан и банкротство компаний. Наш интерес сосредоточен на втором аспекте, поэтому в обзор литературы не войдут работы, посвященные несостоятельности индивидов, хотя, несмотря на принципиальное отличие характеристик должников в выше обозначенных случаях, имеются схожие проблемы. Цель обзора – охарактеризовать основные проблемы, с которыми сталкиваются кредиторы и должники в ходе решения проблемы возврата долгов, и способы их решения, предлагаемые исследователями из различных областей.

Мы выделяем несколько дисциплин, где, так или иначе, затрагивались вопросы анализа проблемы банкротства – это право, социология, право и экономика, экономика.

Правовой подход сконцентрирован на анализе тех или иных положений закона, адекватности их формулировок. Особое внимание уделяется соотношению законодательства о банкротстве с другими законодательными актами, действующими в стране, а так же с Конституцией. Так как зачастую при принятии новых законов обнаруживается их несоответствие действующим законодательным актам, в результате чего у агентов появляется возможность двояко трактовать законодательство и использовать его в своих целях в ущерб другим агентам. Особенно актуальна данная проблема для стран, находящихся в переходном периоде.

В последнее время появились тенденции расширения юридического анализа.

Обратимся к работе Финч (2001) [82], посвященной различным аспектам функционирования законодательства о банкротстве в Англии. Особый интерес в ней для нас представляют главы, в которых автор анализирует основные функции законодательства о банкротстве, принципы, лежащие в основе данного законодательства, и тенденции его реформирования.

Наиболее полное описание возможных функций законодательства о банкротстве, с позиции юристов, представлено в работе Финч (2001) [82]. Однако выделенный перечень скорее описывает функции идеального гипотетического закона о банкротстве, нежели реально возможного. В частности, автор выделяет следующие основные принципы, которые законодательство о банкротстве должно в себя вобрать:

- поддержка функционирования и развития кредитной системы страны, - обнаружение на ранних стадиях проблемы неплатежеспособности, - предотвращение конфликта между кредиторами, как до начала процедуры банкротства, так и в ее процессе, - обеспечение оптимального распоряжения активами должника для погашения долга в минимальные сроки и с минимальными издержками, - гарантия честности и адекватности проводимой процедуры, - предоставление жизнеспособным предприятиям возможности продолжить функционирование, - учет интересов не только сторон, непосредственно вовлеченных в процедуру банкротства (должника и его кредиторов), но и тех, на кого может оказать влияние неплатежеспособность должника (например, поставщики, потребители), - обеспечение таких «рамок» законодательства о банкротстве, которые, с одной стороны, исполнялись бы всеми, с другой стороны обладали бы возможностью адаптации к изменяющимся условиям.

Также юристы, в том числе и Финч (2001) [82], подчеркивает необходимость четкости формулировок и простоты правил, составляющих основу банкротства. Однако многие перечисленные принципы конфликтуют друг с другом и не всегда возможно реализовать их все в рамках одного законодательства. Например, попытка учесть интересы наибольшего количества сторон в ходе реализации процедуры банкротства, скорее всего, приведет к увеличению издержек на проведение этой процедуры и к ущемлению интересов кредиторов и отчасти должника. Чем больше сторон оказываются вовлеченными в процедуру, тем более сложными и комплексными оказываются правила, регулирующие взаимоотношения между ними.

Среди правовых работ, посвященных анализу конкурсного права в России и анализу законов о банкротстве, принятых в 1992, 1998 и 2002 годах, следует выделить работы Телюкиной (2002) [20], Витрянского (1999) [175]. В журнале «Обзор Центрально- и Восточно- европейского законодательства» (2005) представлен подробный анализ последнего закона о банкротстве в России, который был принят в 2002 году. Авторы рассматривают основные цели, которые законодатели вкладывали в закон, и основные проблемы, которые могут возникнуть при его применении на практике. Также стоит отметить работу Степанова (2001) [18], которая посвящена сравнительному анализу законодательств США, Германии, Франции, Англии и России с правовой точки зрения.

Вопросы, касающиеся функционирования законодательства, также затрагивались социологами. Выделяют несколько направлений в социологии, в которых во главу угла ставится влияние законов на общество, – социология права и экономическая социология права. Социологи, анализируя законодательство, особое внимание уделяют вопросам влияния законодательных норм на общество. По-мнению Сведберга (2003) [169], тематика экономической социологии права во многом пересекает с правом и экономикой, зачастую затрагивая еще неразработанные области данного направления, которые, однако, признаются последователями, как требующие внимания.

Экономическая социология права во главу угла ставит «социологический анализ роли законодательства в экономической жизни» [169, p.

1]. В то же время направление экономики права во многом сфокусировано на экономическом анализе правовых норм, базирующемся на инструментарии неоклассической экономической теории. В частности, рассматривается задача максимизации благосостояния общества, через призму того, как должны себя вести в рамках существующего законодательства судьи, или, как должна быть построена правовая система. Основной задачей экономической социологии права выступает проведение эмпирических исследований роли права в экономической деятельности индивидов и компаний. В данных работах акцентируется внимание не только на социальных взаимоотношениях сторон, но и на интересах, которые стороны преследуют в ходе взаимодействий друг с другом. По мнению социологов изменения в правовых основах отражают изменения, происходящие в обществе, в частности и в экономике. Данное направление находится на стыке трех областей – права, экономики и социологии.

Однако, как отмечает Сведберг (2003) [169], существует совсем мало социологических работ посвященных анализу законодательства о банкротстве. Как правило, социологи фокусировали внимание не на корпоративном, а на индивидуальном законодательстве о банкротстве. Вслед за Сведбергом [169], выделяем работы Салливана, Варрена и Вестбрук (1989, 2000) [160,161], Варрена (2002) [180] в области анализа индивидуального законодательства о банкротстве, и работы Карратерса и Халлидэя (1998, 2000) [63, 64] и Деланэя (1989) [76].

Ввиду того, что в последнее время направление права и экономики заметно расширило рамки анализа, включив в себя и институциональный, и психологический и социологический подходы, экономическую социология права можно рассмотреть как часть права и экономики. Однако подход права и экономики, как правило, не уделяет достаточного внимания анализу социальных отношений между экономическими агентами. В рамках экономической социологии права существует большое поле для исследований проблем, связанных с функционированием корпоративного законодательства о банкротстве, так как работы в данной сфере практически отсутствуют.

В рамках подхода права и экономики основной акцент делается на анализе основных положений законов с помощью инструментария экономической теории.

Особый интерес здесь представляет обзорная статья Кабрилло и Депуртера (1999) [62], в которой авторы описывают проблемы, рассматриваемые в рамках подхода права и экономики, к банкротству компаний. Они делают акцент на том, что в центре внимания находится законодательство о банкротстве, однако, в отличие от юристов, которые в основном сконцентрировались на рассмотрении адекватности формулировок положений закона и соблюдении равенства, на первый план выходят вопросы экономической эффективности рассматриваемого законодательства.

Обзор состоит из работ, написанных в рамках двух дисциплин – экономики и права и экономики. Он построен следующим образом. Сначала мы обращаемся к работам, в которых анализируются цели, которые должно выполнять законодательство о банкротстве. Затем рассматриваются основные процедуры, которые используются кредиторами и должниками для решения проблемы возврата долга. В следующей части мы обращаемся к работам, которые затрагивают стимулы и поведение основных участников процедуры банкротства – должников и кредиторов. И в последней части мы приводим работы, в которых описывается функционирование института банкротства в разных странах.

1.1 Основные цели законодательства о банкротстве Обратимся теперь к целям, которым должен отвечать закон о банкротстве. Как мы уже отмечали во введении, среди исследователей нет единого мнения о том, каким целям должно отвечать законодательство о несостоятельности. Законодательство о банкротстве каждой конкретной страны создается под влиянием приоритета тех или иных целей. Основные подходы к обоснованию выбора задач закона о несостоятельности анализируются в общих обзорах Ботвинника и Вайнриба (1986) [57], Организации экономического сотрудничества и развития [OECD] (1994), Вуда (1995) [188].

В статье Харта (2000) [95], посвященной основным принципам функционирования законодательства о банкротстве, суммируется три основные цели закона о банкротстве, с которыми соглашается большинство исследователей, работающих в рамках как правового, так и экономического подходов. Харт выделяет следующие цели:

- «при прочих равных, хорошая процедура банкротства должна приводить к ex post эффективному результату;

- хорошая процедура банкротства должна создавать адекватные стимулы у менеджеров и собственников в процессе банкротства, - хорошая процедура банкротства должна задавать абсолютный приоритет требований среди кредиторов, учитывая, что некоторая часть стоимости фирмы должна быть зарезервирована для собственников» (Харт, 2000, [95], р. 3-5).

Далее мы последовательно остановимся на каждой из обозначенных целей.

1.1.1 Достижение эффективности ex post Во-первых, процедура банкротства должна максимизировать общую стоимость компании в денежном выражении, которую впоследствии необходимо распределить между участниками процедуры банкротства, к которым относят собственника компании-банкрота, ее кредиторов, менеджеров и рабочих. Также предполагается, что часть средств уйдет на покрытие административных издержек процедуры банкротства.

Согласно большинству законов о банкротстве – этого можно достичь посредством либо реорганизации компании, либо посредством ее ликвидации1. Таким образом, согласно первой цели необходимо, чтобы процедуры банкротства, зафиксированные в законе, позволяли достигать максимальной стоимости компании-банкрота. Кабрилло и Депуртер (1999) [62] отмечают, что, как правило, большинство законов о банкротстве ориентировано только на максимизацию стоимости фирмы ex post, не рассматривая стимулы ex ante.

Более подробно о процедурах реорганизации и ликвидации речь идет в части 1.2.

1.1.2 Достижение эффективности ex ante Вторая цель рассматривает ex ante эффективность. Истербук (1990) [80] отмечает, что иногда для того, чтобы достичь оптимального поведения экономических агентов ex post необходимо создавать для них стимулы ex antе, в частности необходимо наложить на определенные ограничения на менеджеров предприятий и на кредиторов, с которыми они столкнутся до начала производства дела по банкротству, чтобы у них появились стимулы к осуществлению оптимального управления фирмой. Когда компания берет в долг, она обязывает себя выплатить долг из будущих платежей. Для того чтобы соглашение такого рода имело силу, должно существовать наказание за его несоблюдение. Акционеры могут быть наказаны тем, что их требования будут аннулированы, менеджеры – тем, что им заплатят меньше, чем они могли бы получить за работу. Но в условиях отсутствия каких-либо неблагоприятных последствий, стимулы выплачивать долги малы.

Первые две цели могут противоречить друг другу (Беркович, Израэль и Зендер (1998) [48]). Если мы рассмотрим только цель ex ante, то закрытие бизнеса в случае возникновения неплатежеспособности ей не противоречит, хотя с точки зрения цели ex post это не обязательно лучший вариант решения проблемы. Неплатежеспособность компании не всегда можно объяснить действиями менеджеров и собственников.

Возможны ситуации, когда даже оптимально управляемая фирма может столкнуться с проблемой неплатежеспособности. В этом случае, закрытие бизнеса создаст у менеджеров стимулы к оппортунистическому поведению. Таким образом, закон о банкротстве должен сбалансировать обе данные цели (Агион, Харт и Мур (1992) [27]).

1.1.3 Очередность возврата долгов и конфликт между целями Обратимся к третьей цели законодательства о банкротстве – соблюдение абсолютного приоритета выплат. Он в частности выступает как «наказание» для акционеров за неоптимальное распоряжение компанией. Простой способ наказать акционеров (собственников) посредством процедуры банкротства, это распределять стоимость фирмы в соответствии с абсолютным приоритетом требований, согласно которому первыми получают кредиторы первой очереди, затем кредиторы второй очереди, и в последнюю очередь акционеры. В качестве одного из преимуществ абсолютного приоритета требований выделяют создание у кредиторов стимулов давать взаймы, так как наличие абсолютного приоритета выплат помогает убедить кредиторов, что они получать обоснованный возврат их средств в случае банкротства компании должника. Однако, когда известно заранее, что акционеры, получая выплату последними, ничего не получат, тогда у менеджеров, действующих от их лица, могут возникать стимулы к проявлению стратегии «наживемся», и вместо максимизации стоимости компании банкрота, получится ее минимизация. Также абсолютный приоритет выплат может стимулировать менеджеров вступать в сговор с некоторыми кредиторами за спиной у акционеров, а также к проявлению более рискованного поведения.

Последствиям от эффекта нарушения абсолютного приоритета выплат также дается неоднозначная оценка. Причины такого отклонения анализируются в работе Помыкала (2000) [151]. Оценке последствий эффекта нарушения абсолютного приоритета выплат посвящены также работы Бебчука и Фрида (1996) [44], Хадсона (1995) [110]. В них, в частности, показывается, что приоритет обеспеченных кредиторов может создавать неэффективность за счет возникновения перехода благосостояния от необеспеченных кредиторов к обеспеченным. Среди других факторов неэффективности выделяется еще и неоптимальный уровень инвестиционной активности фирмы и снижение стимулов обеспеченных кредиторов к мониторингу. Это вызвано тем, что обеспеченные кредиторы, как правило, получают возмещение своих требований в полном объеме в ходе банкротства компании, они заинтересованы в возврате долга, а не в том, что произойдет с фирмой.

Лонгхофер и Карлстром (1995) [133], Лонгхофер (1995) [135] анализируют последствия отказа от правила абсолютного приоритета требований кредиторов.

Лонгхофер и Карлстром, в частности, дают обзор эмпирических исследований по этой проблеме.

Отклонение от абсолютного приоритета выплат может иметь и положительные последствия. Так, с точки зрения некоторых авторов (Беркович и Израель (1999) [47], Беркович, Израель и Зендер (1998) [49], Бебчук (2000) [43]) отклонение от абсолютного приоритета способствует оптимальному ex ante поведению менеджеров.

На данный момент среди исследователей не сложилось единого мнения о необходимости обязательного включения абсолютного приоритета выплат в законодательство о банкротстве.

1.2 Экономический анализ процедур банкротства и стратегий возврата долга Мы рассмотрели основные цели, которым должно соответствовать законодательство о банкротстве. Теперь обратимся к тому, посредством каких процедур достигается выполнение данных целей, и всегда ли эти процедуры соответствуют выполнению этих целей. Если мы обратимся к законам о банкротстве разных стран, то мы обнаружим достаточно широкий спектр различных процедур банкротства. Однако все процедуры можно разделить на два больших класса:

- ликвидационные процедуры, - реорганизационные процедуры.

К ликвидационным процедурам относят процедуры, согласно которым компанию, которую суд признает банкротом необходимо продать, а вырученные средства разделить между кредиторами, собственниками согласно абсолютному приоритету выплат, если он предусмотрен законодательством рассматриваемой страны.

Как правило, активы компании распродаются посредством аукциона, соответственно в данной сфере теоретиков привлекают вопросы, касающиеся дизайна процедуры аукциона.

К процедурам реорганизации (или к структурному торгу) относят процедуры, номинально нацеленные на восстановление платежеспособности компании-должника.

Основная идея данных процедур заключается в том, что предъявители требований к компании-должнику имеют возможность определять судьбу компании-банкрота.

Предъявители требований торгуются между собой за будущее должника – должна ли компания-должник быть реорганизована или ликвидирована. Также решается вопрос о том, каким образом стоимость компании должна быть распределена между предъявителями требований. Ввиду того, что процедура реорганизации, как правило, является более затратной и сложной по сравнению с реорганизационной процедурой, исследователями особое внимание уделяется вопросам эффективности ее функционирования и правилам ведения торга в рамках подобных процедур.

1.2.1 Ликвидационные процедуры Распродажа активов (аукцион) – это одна из самых простых процедур банкротства, которую можно найти практически в любой стране в той или иной форме.

Она подразумевает продажу активов должника под наблюдением доверенного лица или управляющего конкурсной массой.

«С точки зрения теории ликвидационный аукцион привлекателен своей простотой. Если рынки капитала работают хорошо, то процедура обеспечивает ex post эффективный результат. В частности, если фирма дороже стоит как действующее предприятие, нежели чем ликвидированное, тогда заявка на целую фирму будет доминировать над набором независимых заявок на части фирмы. С другой стороны, если фирма дороже стоит в случае ее закрытия, то набор независимых заявок на различные части будет доминировать над заявкой на целую фирму» (Харт (2000) [95], р.

9).

К первым статьям, написанным в рамках «аукционного подхода» можно отнести работы Бэйрд (1986) [36], Джэксон (1986) [111], Дженсен (1991) [114]. Подробно издержки и выгоды использования аукционов в процедуре банкротства анализируют Хансен и Томас (1998) [93]. Их работа содержит как формальный теоретический анализ, так и большое количество эмпирических иллюстраций. Они приходят к выводу о том, что аукционы потенциально являются весьма эффективными. Тем не менее, применение аукционов в процедурах банкротства также несвободно от издержек. В частности, по мнению авторов работ Агион, Харт, Мур (1992) [27], Шлейфер, Вишны (1992) [163] аукционы могут быть неэффективны из-за существования высоких трансакционных издержек и проблемы ликвидности.

Стромберг (2000) [168] в рамках построенной модели аукциона в процессе банкротства на данных, собранных по 200 шведским фирмам, показывает, что аукционы в гораздо меньшей степени, чем реорганизационные процедуры, подвержены влиянию конфликта интересов между различными группами кредиторов. С другой стороны, они часто ведут к неэффективным ликвидациям, а продажа активов действующему менеджменту является распространенной практикой.

Целый ряд работ посвящен анализу проблемы оптимального дизайна аукционов при банкротстве. Так, например, Адлер и Айрес (2001) [26] предлагают механизм оценки стоимости фирм в процессе банкротства с помощью аукциона и дополнительного выпуска акций, ослабляющего права различных групп кредиторов.

Чинг и Каккар (2001) [65] также предлагают новый подход к проблеме банкротства, ориентированный на оценку активов фирмы рынком.

Рассматривается гипотетический рынок требований кредиторов, на котором кредиторы могут торговать своими требованиями до распределения средств, вырученных при ликвидации. Введение такого рынка открывает возможности для арбитража, позволяющего кредиторам получать прибыль, даже продавая и покупая те же самые требования по одной и той же цене. Показывается, что все возникающие в модели равновесия эквивалентны исходу при пропорциональном правиле распределения средств.

Хауш и Рамашандран (1999) [98] также рассматривают организацию аукционов при банкротстве как альтернативу структурному торгу, проходящему под надзором суда. Работа предлагает рыночный подход, который может быть применен в ситуации, когда есть смысл оставить контроль текущему менеджменту, и существует сильное ограничение ликвидности.

Согласно схеме, кредиторы покупают право на определенное место в очереди, при этом абсолютный приоритет соблюдается в том смысле, что кредиторы торгуются в рамках определенного сегмента очереди. Авторы работы отмечают перспективы такой модели в условиях системного финансового кризиса.

Цель «опционного подхода» – элиминировать торг и вместе с ним и издержки отклонения от контрактной очередности, которые его сопровождают. Согласно основной идее подхода, кредиторы будут приобретать опцион на долю в фирме и права на голосование по плану реорганизации по ценам, соответствующим их статусу.

Первые работы, анализирующие перспективы «опционного подхода» к процедурам банкротства, это работы Бебчука (1988) [38], Харта (1995) [96], а также Агиона, Харта, Мура (1992) [27]. Последняя работа дополняет данный подход процедурой выбора будущей структуры фирмы с помощью голосования акционеров.

Личор (1999) [129] анализирует перспективы опционного подхода к банкротству несостоятельных предприятий в развивающихся странах. Также такая идея анализируется в работах Агиона, Харта, Мура (1992) [27], Бебчука (1988) [38], Харта, Ла Порты, Лопес-де-Силанеса, Мура (1997) [97]. Последняя работа предлагает модель множественных аукционов, которая должна, по мнению авторов, функционировать и в условиях неэффективной работы рынков капитала (например, в развивающихся странах или странах с переходной экономикой).

Бхаттачария и Сингх (1998) [52] исследуют роль права выбора метода продажи активов фирмы в процессе банкротства, процедура которого осуществляется посредством аукциона. Хотчкисс и Мурадиан (1999) [109] анализируют, при каких условиях принудительные аукционы по продаже фирм-банкротов могут увеличивать эффективность реструктуризации фирм, претерпевающих финансовые трудности по сравнению с процессом реорганизации, описываемом в главе 11.

Подводя итог анализу ликвидационных процедур, стоит отметить, что согласно теории, они должны быть наименее затратными и в тоже время максимизировать стоимость компании в процессе ее продажи посредством аукционов. Аукцион также позволяет упростить реализацию очередности выплат, так как в ходе аукциона компания трансформируется в эквивалентную ее стоимости денежную массу, которую не представляет особого труда разделить между кредиторами. Однако на практике ликвидационные процедуры не всегда оказываются столь же успешными, как и в теории. Харт (2000) [95] отмечает, что кредиторы, должники и общество обычно не доверяют такого рода процедурам. Более того, в последнее время во многих странах отмечается движение в сторону развития реорганизационных процедур.

1.2.2. Реорганизационные процедуры Самый распространенный вид структурного торга описан в главе «Реорганизация» американского закона о банкротстве. Словосочетание «Глава 11»

стало нарицательным в обозначении данного типа торга, поскольку соответствующие разделы законодательства о банкротстве многих стран повторяют идею главы 11.

Поэтому, в частности, определению эффективности процедуры, проблем ее функционирования и предлагаемым реформам уделяется довольно много места в современной литературе.

В главу 11 заложен следующий механизм. В момент инициирования процедуры банкротства на требования кредиторов накладывается мораторий. Ни один из кредиторов не вправе осуществить конфискацию или продажу активов фирмы с целью вернуть свой долг в течение процедуры реорганизации. Все держатели требований группируются по классам в соответствии с типом их требований (обеспеченные и необеспеченные). Далее суд контролирует процесс торга между представителями различных классов по определению плана реорганизации, план внедряется только в том случае, если он утвержден большинством голосов из каждого класса требований.

В работе Бебчука (1997) [40] представлен обзор литературы, посвященной главе 11 законодательства о банкротстве США. В частности, рассматриваются цели, в соответствии с которыми должны оцениваться реорганизации фирм, в свете которых анализируется как подход, основанный на структурном торге, так и два других подхода – подход аукционов и опционов.


Максимович и Филлипс (1998) [139] анализируют, является ли механизм, предложенный в главе 11, эффективным для реорганизации несостоятельных предприятий. С их точки зрения, стимулы к реорганизации зависят от уровня спроса и условий в отрасли, в то время, как статус банкрота (по статье 11) влияет на продуктивность в гораздо меньшей степени. Даия, Джон, Пури, Рамирес (2000) [73] исследуют информационную роль финансирования должника во владении. Кордана и Познер (1999) [122] подробно анализируют структуру голосования и права различных групп в голосовании по плану реорганизации в рамках главы 11.

Суммируя точки зрения различных экономистов по вопросу эффективности главы 11, можно выделить следующие отрицательные черты данной процедуры реорганизации:

Издержки оценки стоимости компании в процессе реорганизации (см., например, Бебчук (1998) [41], Бэйрд (1986) [36]);

Длительность процесса реорганизации, приводящая к снижению стоимости компании в реорганизации (эта проблема подробно описывается в работах Уайта (1994) [182], ЛоПуки, Витфорда (1990) [138], Вайсса (1990) [181]);

Наличие административных издержек реорганизации;

Некоторые авторы также отмечают, что сама природа процесса торга в рамках главы 11 ведет к неэффективному выбору структуры реорганизованной компании. Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что большое количество реорганизованных фирм проходят потом финансовую реструктуризацию (Хотчкисс (1995) [107]).

Наиболее существенная системная критика главы 11 содержится в работах Бэйрда (1986) [36], Брэдли и Розенвига (1992) [58], Дженсена (1991) [114]. Работы Брауна (1989) [59], Бергмана и Коллена (1991) [46], Бебчука и Чанга (1992) [39], Гертнера и Шарфштайна (1991) [88] содержат теоретические аргументы, объясняющие излишнюю продолжительность процедуры и отклонение от правила абсолютного приоритета выплат.

Помыкала (2000) [151] построил теоретическую модель, с помощью которой исследовал инвестиционную политику фирмы в рамках процедур ликвидации и реорганизации и распределение прав собственности на ликвидируемую фирму между кредиторами и владельцами акций в условиях неопределенности. Под неопределенностью в статье рассматривается неопределенность стоимости фирмы.

Автор пришел к выводу, что процедура ликвидации эффективна, в отличие от реорганизации, которая приводит к переинвестированию в текущие операции.

Экономисты достаточно сильно критиковали реорганизационные процедуры, в том числе и Главу 11, и, как правило, они не останавливались на обозначении недостатков процедуры, но и предлагали различные варианты ее совершенствования.

Так, Агион, Харт и Мур (1992) [27], проанализировав основные недостатки процедур реорганизации и ликвидации, предложили альтернативную процедуру банкротства, основанную на трансформации долга в акции. Данная процедура, по их мнению, позволит увеличить скорость реорганизации фирмы и избежать конфликтов, обеспечив соответствующую дисциплину менеджеров, по сравнению с процедурами реорганизации и ликвидации используемыми в США на тот момент. Идея процедуры заключается в следующем: когда компания-должник входит в процесс банкротства, ее долги (все или большая их часть) аннулируются. Бывшие кредиторы становятся новыми акционерами фирмы. Решение о будущем фирмы – должна ли она продолжать функционировать или должна быть закрыта – принимается этими новыми акционерами. Затем фирма выходит из процедуры банкротства. Достоинство этих процедур заключается в том, что они заменяют торг между предъявителями требований, которые обладают различными целями, на голосование однородной группы акционеров. По мнению Харта (2000) [95] процедура, основанная на трансформации долга в акции, отвечает всем трем целям, которым должен соответствовать закон о банкротстве. Решение о будущем фирмы принимается однородной группой – новыми акционерами, которые стремятся выбрать исход, максимизирующий чистую текущую стоимость фирмы.

1.2.3 Сравнительные анализ издержек процедур ликвидации и реорганизации Дискуссия о социальных потерях от ликвидации и реорганизации идет в последнее время достаточно активно (среди первых работ можно отметить работы Агиона, Харта, Мура (1995) [27], Уайта (1993) [184], Бэйрда (1995) [35]). В них, в частности, обсуждается, нужны ли обе эти процедуры или только одна для оптимальной защиты прав кредиторов.

Издержки банкротства анализируются во многих работах. Обзоры литературы по этим проблемам можно найти в работах Альтмана (1993) [30], Сенбета и Сюарда (1995) [162] (с анализом косвенных издержек: правовых и административных) и Уорнера (1977) [179], Вайсса (1990) [181] с анализом прямых издержек (юристы, бухгалтеры и пр.).

Беткер (1995) [51] рассматривает административные издержки реструктуризации задолженности в разных процедурах банкротства. Более ранние работы, оценивающие прямые издержки, это, в частности, Уорнер (1977) [179], Энг и др. (1982) [31], Альтман (1984) [29], Гилсон и др. (1990) [90], Вайсс (1990) [181], МакМиллан и др. (1991) [142].

Жа (2001) представляет формальную модель банкротства фирмы в условиях неопределенности на рынке активов, исследуя роль государственного вмешательства и показывая, каким образом частичное освобождение от банкротства может не только увеличивать социальную эффективность, но и приводить к большему распределительному равенству.

В статье Адлера и Айреса (2001) [26] предложены новые механизмы оценивания текущей стоимости фирм в процессе банкротства. Во-первых, это “senior dilution” механизм – механизм удовлетворения требований старших кредиторов за счет выпуска дополнительных акций для младших кредиторов до момента возникновения избыточного спроса на акции по цене соответствующей абсолютному приоритету выплат. И, во-вторых, “junior dilution” механизм – механизм удовлетворения требований младших кредиторов за счет увеличения размера долга старших кредиторов до момента возникновения избыточного предложения долга по цене соответствующей абсолютному приоритету выплат. Авторы показали, что данные механизмы используют частную информацию кредиторов и третьих сторон для распределения стоимости фирмы между заявленными требованиями в соответствии с правилом абсолютного приоритета выплат.

В статье Хансена и Рандала (1998) [94] предложен сравнительный анализ издержек, возникающих в процессе применения существующих в законодательстве США процедур банкротства (сделан акцент на процедуру реорганизации (Глава 11)), и издержек, возникающих в случае применения аукционов. Авторы пришли к выводу, что однозначного ответа о том, какой из механизмов (аукцион или реорганизация в соответствии с законом) влечет наименьшие издержки, нет – каждый из механизмов может быть предпочтителен в зависимости от сложившихся условий. В связи с этим, авторы предлагают принимать решение о том, какой механизм использовать на стадии реорганизации предшествующей принятию решения об утверждении или отклонении плана реорганизации.

Подводя итог обзору различных аспектов ликвидации и реорганизации, можно сказать, что данная тема достаточно хорошо изучена. Однако следует отметить, что большинство статей ориентировано на американскую экономику и на специфику американского законодательства о банкротстве, так как большинство стран в ходе разработки процедур реорганизации отталкивалось от американского законодательства о банкротстве.

Анализ показал, что как структурный торг, так и распродажа активов имеют свои сравнительные преимущества и недостатки. Многие исследователи в рамках данного подхода сходятся на том, что универсальной процедуры банкротства не существует. В частности, Харт (2000) [95] пишет: «Единственный момент, на котором я заострю внимание – это то, что подход «всех под одну гребенку» является ошибочным. То есть, несмотря на то, что некоторые процедуры банкротства можно отбросить как явно плохие (непригодные), существует целый класс процедур, которые удовлетворяют основному критерию эффективности» (Харт, 2000, [95]). Харт подчеркивает, что какая процедура выбирается страной или должна быть выбрана, также может зависеть и от других факторов, например от институциональной структуры страны и ее правовых традиций. Так же возможен вариант предоставления фирмам набора процедур, среди которых они выбирают наиболее приемлемую для себя. Мы бы хотели отметить, что институциональная структура страны и правовые традиции играют одну из ключевых ролей в определении того, каким образом должна выглядеть оптимальная процедура банкротства. Однако работы, анализирующие зависимость законодательства о несостоятельности от институциональной среды, практически отсутствуют.

1.2.4 Внесудебные процедуры возврата долга Другой пласт процедур, которые позволяют решить проблему возврата долга – это внесудебные процедуры. Их существование и широкое распространение во многом объясняется дороговизной судебных процедур. На практике существуют различные варианты решения конфликтных ситуаций без обращения в судебные инстанции.

Практика внесудебного улаживания споров в различных отраслях экономики США анализируется, например, в эмпирических работах Брауна и Мурадиана (1993) [60], Франка и Торуса (1994) [86], Гилсона, Джона, Ланга (1990) [90].

Такое улаживание споров избавляет стороны от длительной и затратной процедуры банкротства под надзором суда. Однако и оно не свободно от целого ряда проблем. Например, конфликт интересов кредиторов приводят к неудаче в координации таким образом, что фирмы ликвидируются слишком быстро. Такое объяснение обращениям к судебным процедурам можно найти, например, в работах Брауна (1989) [59], Гертнера и Шарфштайна (1991) [88]. Кроме того, проблемы внесудебного улаживания споров могут быть достаточно серьезными в случае большого количества кредиторов (Гилсон, Джон, Ланг (1990) [90], Джон (1993) [116]).


Вейленберг (2000) [185] рассмотрел процедуру внесудебной реструктуризации в условиях асимметричности информации. Построил модель взаимоотношений должника и кредиторов при осуществлении внесудебной реструктуризации, когда кредитор обладает меньшей информацией о состоянии фирмы, чем должник, для двух случаев: 1) должник и кредитор договариваются напрямую;

2) присутствует третья сторона – аудитор. Модель показывает, что когда должник не прибегает к услугам независимого аудитора, кредиторы предпочитают инициировать процедуру банкротства, а в случае, когда используются услуги аудитора, с большей вероятностью стороны осуществят внесудебную реструктуризацию. Таким образом, аудиторская проверка состояния должника служит сигналом о честности должника для кредитора и снижает асимметрию информации.

В ряде работ отмечается, что для решения проблемы возврата долга часто привлекаются организованные преступные группировки, причем это характерно как для стран с переходной экономикой, так и для развитых стран. В статье Милхаута и Веста (2000) [144] анализируется использование услуг организованных преступных группировок в различных сферах экономики Японии, в частности, авторы показывают, что сфере несостоятельности данный механизм широко распространен. В работах Волкова (2002) [176] и Варезе (2005) [173] описывается действие группировок для решения проблемы возврата долга в России.

1.3 Анализ поведения агентов, вовлеченных в процедуру банкротства Проблема возврата долгов возникает в отношениях между заемщиками (должниками) и кредиторами. Должник – это собственники и руководители компании.

Кредиторы – разные группы кредиторов, в которые могут входить и другие компании, и банки, и государство и рабочие компании-должника. Помимо них в процедуре, как правило, участвует и третья сторона – характер и роль третьей стороны определяется тем, какая процедура выбрана – судебная или внесудебная.

1.3.1 Собственники и управляющие Работы, которые рассматривают отношения менеджеров, должников и кредиторов несостоятельных предприятий, можно разделить на две группы: работы, анализирующие данные отношения с позиций теории агентства и работы, написанные в рамках переговорного подхода. Целый ряд работ (Бэйрд и Пикер (1991) [34], Бебчук и Чанг (1992) [39], Кордана и Познер (1999) [122]) анализирует (с помощью формальных моделей торга) роль переговоров между кредиторами и должником в рамках процедуры реорганизации, определяемой главой 11.

Применение теории агентства к проблеме банкротства можно найти в работе Ли и Ли (1999) [130]. Авторы обсуждают, каким образом закон о банкротстве может снижать агентские издержки за счет обеспечения менеджеров стимулами выявлять информацию о текущем состоянии фирмы. В работе предложена модель поведения фирмы в период сложного финансового положения, сфокусировав внимание на поведении менеджера, который принимает решение о подаче заявления в суд или о заключении внесудебного соглашения с кредиторами. Авторы показали, что институт банкротства приводит к снижению агентских издержек, вынуждая менеджеров оглашать истинную информацию о жизнеспособности фирмы. Модель верифицировалась на ряде эмпирических наблюдений.

В своей статье Браун (1998) [59] предложил объяснение причин избыточной занятости на предприятиях, которая характерна для российской экономики2. Построил трехпериодную модель принятия фирмой решения о проведении реструктуризации своей рабочей силы в условиях переходной экономики. Модель показывает, что развитие рынков капитала и угроза банкротства играют важную роль в реструктуризации рабочей силы на предприятиях, так как они предоставляют информацию, способствующую эффективному функционированию рынка труда. Чем выше угроза банкротства для фирмы, тем выше у нее стимулы эффективно использовать свою рабочую силу, тщательнее подходить к процессу подбора персонала, что в свою очередь улучшает работу рынка труда. Проиллюстрировал приложение выводов модели для российской экономики.

Роуз-Аккерман (1991) [159] анализирует факторы поведения менеджеров при банкротстве, роль их отношения к риску, принятие ими инвестиционных решений. Лим и Матолцы (1998) [131] анализируют поведение менеджеров фирм до банкротства и то, какой выбор они делают в зависимости от оценки ожидаемой вероятности банкротства.

Корнелли и Фелли (1997) [68] предлагают свой подход к анализу эффективных свойств процедур банкротства, разделяя эффективность на таковую ex ante и ex post.

Авторы показывают, что определение прав кредиторов на компанию и защита очередности кредиторов являются центральными факторами для обеспечения ex ante эффективности.

Беркович, Израель и Зендер (1997) [48] охарактеризовали структуру оптимального закона о банкротстве, учитывающего стимулы менеджеров к инвестированию в человеческий капитал фирмы. Закон о банкротстве рассмотрен как механизм достижения оптимального результата, т. е. закон задает такую структуру торгов между предпринимателями и кредиторами, что в результате достигается ex post эффективность распределения ресурсов (использование активов неплатежеспособной фирмы наилучшим образом, с наибольшей отдачей) и ex ante эффективность стимулов принятия инвестиционных решений. Они построили трехпериодную модель, иллюстрирующую взаимоотношения предпринимателей и кредиторов и стимулы предпринимателей инвестировать в человеческий капитал в зависимости от задаваемой законом структуры торга, и пришли к выводу, что оптимальным является ограниченный аукцион (restricted auction).

Избыточная занятость присутствует в экономике из-за того, что предприятия предпочитают не увольнять старых работников и не нанимать взамен новых по причине высоких трансакционных издержек.

1.3.2 Основные группы кредиторов Обратимся к проблеме коллективных действий кредиторов в рамках процедуры банкротства. Законодательство о банкротстве можно охарактеризовать как «правила, институционализирующие коллективные действия по сбору долгов» Кабрилло и Депуртера [62, 263]. Проблема заключается в том, что, если каждый кредитор будет преследовать свои интересы (как можно быстрее получить долг обратно), не учитывая интересы других кредиторов, то это приведет к потери общественного благосостояния, по сравнению со случаем, когда все кредиторы принимают решение сообща.

Соответственно, выигрыш каждого кредитора будет ниже в ситуации, когда каждый выступает сам за себя, по сравнению с ситуацией коллективных действий. В отдельный момент времени у кредитора есть стимулы выбрать стратегию индивидуальных действий3.

Один из основополагающих принципов практически всех систем несостоятельности – это принцип коллективных действий кредиторов.

Законодательство о банкротстве приписывает кредиторам обязанность решать проблему возврата долга коллективно. Здесь следует отметить, что данный принцип закладывался в нормы, регулирующие вопросы несостоятельности, еще на самых ранних этапах развития законодательства о банкротстве, и признается большинством исследователей, как основополагающий. Однако данный принцип вступает с противоречие с кредитами, выданными под залог. Зачастую обеспеченные кредиторы, которые обладают правом потребовать от компании должника продажи части ее активов, не заинтересованы в том, чтобы остальные кредиторы что-то получили, и более того, могут своими действиями привести к падению чистой стоимости компании должника (например, заключая мировое соглашение на ликвидацию компании). По мнению Кабрилло и Депуртера [62], решение данного конфликта двух принципов должно отражаться в законодательстве о банкротстве путем нахождения компромисса и не приводить к нивелированию одного из принципов.

Лонгхофер и Питерс (2000) [134] также изучают конфликты между кредиторами в процессе банкротства. Показывается, как закон о банкротстве решает часть этих конфликтов. С точки зрения авторов, закон о банкротстве существует не только для того, чтобы защищать кредиторов от должника, или должника от кредиторов.

Напротив, закон защищает кредиторов друг от друга, снижая издержки споров между ними в случае, когда должник оказывается несостоятельным.

Данный вопрос рассматривался в работах Джэксона (1986) [111], Бэйрда (1986) [36].

Проблемам прав кредиторов посвящена часть работы Ла Порты, Лопес-де Силанеса, Шлейфера, Вишны (1998) [123]. Они отмечают, что, во-первых, различные типы кредиторов могут иметь различные конфликтующие интересы. Во-вторых, отмечается, что отношение кредиторов к ликвидации и реорганизации также может быть различным. Бизин и Рампини (2001) [53] исследуют функции института банкротства как средства борьбы с проблемами, возникающими из-за неэкслюзивности ряда контрактов. Например, если банк не может проверить, не вступил ли заемщик в отношения с другими кредиторами, банкротство создает возможности для эксклюзивности ex post и, таким образом, повышает эффективность.

Тао За (2001) [189] в своей статье рассмотрел функционирование закона о банкротстве в условиях неполноты финансовых рынков с накоплением капитала, которые подвержены идеосинкратическим шокам. Для этого он ввел банкротство в межвременную модель с разнородными экономическими агентами и накоплением капитала. Автор исследовал влияние регулирующего вмешательства на социальное благосостояние и распределение дохода между индивидами. Представленная модель показывает, что вмешательство в виде механизма банкротства способствует увеличению социального благосостояния и увеличению справедливости распределения.

1.3.3 Роль третьей стороны В данной части мы обратимся к работам, рассматривающим роль третьей стороны в отношениях между кредиторами и должниками в ходе решения проблемы возврата долга как посредством внесудебных, так и судебных процедур.

Вейленберг (2000) [185] исследует роль аудита, осуществляемого третьей стороной, во внесудебных процедурах реструктуризации. В этой работе описывается простая сигнальная модель взаимоотношений между кредитором и должником в ситуации, когда должник имеет возможность нанять аудитора для оценки своих активов. Этот же вопрос исследуется в работах Бебчука (1984) [42], Рейнганума, Вайлда (1986) [156], Нэйлбуффа (1987) [148], Спиера (1992) [165]. В них моделируются взаимоотношения кредитора (истца) и фирмы-банкрота (ответчика) в условиях асимметрии информации, когда только одна из сторон обладает информации о размере ущерба. В этих работах информационная асимметрия используется для того, чтобы предложить объяснение того, что многие досудебные переговоры оканчиваются неудачей, и стороны прибегают к использованию дорогостоящей судебной процедуры.

Связанный с проблемой аудита вопрос о роли финансовых посредников в процессе банкротства, лучше справляющихся с функциями мониторинга, анализируется в работах Райана (1992) [155], Даймонда (1993) [78]. Показывается, в частности, как их наличие может влиять на структуру удовлетворения требований кредиторов и использование активов фирмы – должника.

Наконец, в работе Хотчкисса и Мурадиана (1998) [109] исследуются эмпирические данные, подтверждающие, что захваты могут облегчать неэффективное перераспределение активов несостоятельных фирм. Авторы работы объясняют это явление тем, что фирмы – захватчики обычно работают в тех же отраслях и часто имеют определенные отношение с поглощаемыми фирмами, хорошо зная как стоимость активов, так и возможности их наиболее эффективного использования.

Согласно многим законам о банкротстве ключевая роль в ведении дела о банкротстве компании отводится суду, поэтому особенно важно, чтобы суд был беспристрастным и независимым. Решения, принимаемые судом, оказывают существенное влияние на стимулы как менеджеров компаний-должников, так и на кредиторов, так как они обуславливают возможность построения ожиданий сторонами от участия в процессе банкротства. Например, «плохая» судебная система может привести к искажению функций «хорошего» закона о банкротстве. В статье Ламберт Могилиански, Сонина и Журавской (2000) [127] рассматривается российская экономика, в которой арбитражные суды подвержены влиянию региональных администраций и менеджеров крупных региональных предприятий, и анализируется эффективность функционирования российского закона о банкротстве от 1998 года.

Авторы построили теоретическую модель взаимоотношений менеджеров, кредиторов, государства и внешнего инвестора4. Согласно модели, если суд подвержен влиянию государства, то это способствует сговору между государством и менеджером. Данные, собранные авторами по российской экономике, подтверждают выводы модели:

менеджеры крупных предприятий вступают в сговор с региональной администрацией и используют механизм банкротства для «устранения» вмешательства федеральной власти и внешнего инвестора в управление фирмой, а также, что российский закон о банкротстве от 1998 года не стимулирует менеджеров проводить реструктуризацию.

Внешним кредитором авторы называют кредитора, по отношению к которому у фирмы самые крупные долговые обязательства.

1.5 Сравнительный анализ законодательства о банкротстве разных стран Клаппер (2000) [121], анализируя данные по 37 странам, приходит к выводу, что количество банкротств в странах с французской правовой традицией значительно ниже, чем в странах с другими правовыми системами. Напротив, относительное количество банкротств в англо-ориентированных правовых системах значительно выше, чем в системах других стран. В среднем, банкротство гораздо чаще используется в англо ориентированных странах с высокой степенью защиты прав кредиторов и юридической эффективностью, чем во франко-ориентированных системах с юридической неэффективностью.

Автор исследования показывает, что в странах, где дольше и сложнее открывать новый бизнес, количество банкротств значительно ниже. Она объясняет такую зависимость тем, что обе эти процедуры – регистрация нового бизнеса и подача петиции о банкротстве – во многом определяются наличием эффективной и «честной»

правовой системы5.

Ковенберг (2000) [70] в своем исследовании результатов процедур банкротства отмечает, что до недавнего времени законодательства о банкротстве европейских стран были смещены в сторону ликвидации, но на данный момент присутствует тенденция введения реструктуризационных процедур в законодательства о банкротстве в ряде европейских стран. В частности, Франция, Германия, Бельгия и Финляндия добавили процедуры реорганизации в законодательства лишь совсем недавно. В статье Ковенберга (2000) [70] ставится вопрос, каким образом реализуется процедура банкротства, и к каким результатам она приводит. Доля реорганизации определяется как доля фирм в процессе реорганизации к общему числу фирм, находящихся в процессе банкротства. Другой индекс, доля утверждения планов в реорганизации (сonfirmation rate), показывает, каково отношение количества фирм, реорганизационные планы которых подтверждены судом либо кредиторами, к общему количеству фирм, находящихся в процессе реорганизации. Примечательным результатом является то, что в Германии количество фирм, которые проходят реструктуризацию, крайне незначительно: 0,2% (отметим, что эти данные получены до момента вступления в силу нового закона о несостоятельности 1 января 1999 года). При этом в Германии очень высокий показатель подтверждения: если уж фирма реструктурируется, то у нее все Единственным исключением является Германия, где время, требуемое для открытия нового бизнеса относительно велико, 90 дней, и относительно небольшое количество банкротств (в среднем, 1,03%).

шансы достичь в этом деле успеха. Таким образом, почти все в этих европейских странах кончается ликвидацией. Интересны также результаты, показывающие, чем обычно кончается реструктуризация – восстановлением платежеспособности компании или ее продажей.

Говоря о Венгрии, Митчелл (1998) [145] выделяла несколько особенностей реализации закона о банкротстве в период с начала 1992 г. Во-первых, резкое увеличение числа петиций на реорганизации и ликвидации в 1992 году6. Во-вторых, резкое падение числа заявлений в 1993 году. Причем снизилось количество исков на реорганизацию и на ликвидацию, как со стороны дебиторов, что обусловлено отменой автоматического начала процедуры, так и со стороны кредиторов. В-третьих, значительное снижение числа реорганизаций и ликвидаций с течением времени7.

Наиболее очевидное объяснение заключается в том, что прошел период «избавления»

от неэффективных форм, фирмы приспособились к изменившимся условиям, и экономика вышла на некоторый стабильный уровень инициирования банкротства.

Митчелл (1998) [145] в своей статье выделяет следующие черты функционирования закона о банкротстве в Чешской Республике. Количество петиций о банкротстве в 1993 году было относительно низким, но оно увеличивалось с течением времени. Причем количество открытых процедур банкротства значительно ниже, чем количество поданных заявок. Основная причина этого обстоятельства: отказ судом открыть дело о банкротстве, а также наличие лага между подачей заявки и рассмотрением дела в суде, который в среднем составлял шесть месяцев.

Особенностью применения процедуры в Чешской Республике можно назвать почти полное отсутствие заявок на реорганизацию фирм. Этому феномену можно предложить два объяснения: у фирм не хватало средств на покрытие расходов по проведению реорганизации, и наличие условия того, что только фирмы с численностью более 50 человек могли инициировать процедуру банкротства.

В Чехии, также как и в Венгрии, преобладало применение механизма банкротства к мелким фирмам.

Грей и Холл (1997) [92] выделили следующую тенденцию в применении процедуры банкротства в Польше: с 1990-го года количество петиций, подаваемых в суды, росло увеличивающимися темпами до 1993 года, когда было подано больше петиций, затем количество желающих возбудить процедуру банкротства стало резко падать, и уже в 1994 году составило 4000. Причем, большая часть поданных петиций Пик такой активности пришелся на апрель 1992 г.: 2259 заявлений из 4000.

1/8 часть от общего числа заявок в 1996 году.

отклонялась судом из-за неполноты или недостаточности активов для покрытия издержек процедуры. Большая часть петиций и открытых производств по банкротству касалась мелких фирм и предприятий, находившихся в государственной собственности.

Как говорилось выше, в Польше права обеспеченных кредиторов были не защищены, в результате чего подавляющая часть петиций (2/3) подавалась самим должником. Также следует отметить, что Польше, как и многим экономикам переходного периода, свойственна недоразвитость и «слабость» институциональной структуры, что привело к низкому количеству дел о банкротстве, доведенных до конца, и к разграблению активов фирм в процессе производства дела о банкротстве.

Теперь обратимся к стадии предсказания банкротства, а именно к статье Лима и Матолцы (1998) [131]. В статье они анализируют взаимосвязь между политикой управления выручкой фирмы и вероятностью того, что фирма обанкротится. Под управлением выручкой авторы понимают выбор между возможными в рамках закона вариантами объявляемого дохода. Авторы считают, что если менеджер выбирает высокий уровень объявляемого дохода, то вероятность того, что фирма обанкротится низка, и наоборот. Свое утверждение авторы подтвердили на выборке из австралийских фирм, обанкротившихся в период с 1985 по 1995 год, построив зависимость общих накоплений фирм от изменений в выручке и от уровня валовых фиксированных активов. Исследование показало, что за четыре года до банкротства фирмы следовали политике объявления высокого уровня дохода, а за год до банкротства – политике объявления низкого уровня дохода.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.