авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Государственный Университет – Высшая Школа Экономики На правах рукописи Подколзина Елена Анатольевна Формирование ...»

-- [ Страница 4 ] --

принуждение Cm Cl Pm D tm * (1 p ) Здесь мы получаем, что равновесия в смешанных стратегиях не будет существовать. Возможны только равновесия в чистых стратегиях:

0, dp Cm 1, dt = p (1 p ) q( M + L) + M L + Cl 1 = 0 p, q = 0, dq = q(1 q ) M + C Cm = 0 1, dt l Для = = 0 и = 1, = 0 будут аналогичные выводы.

3.2.4 Влияние государства на установление равновесия Выигрыши кредиторов определяются рядом параметров, на которые они сами не могут оказать прямого влияния2, однако на них могут влиять характеристики третьей стороны (мафии, крыши или государства). Мы предполагаем, что за формирование законодательства в стране отвечает государство, поэтому рассматриваем положения закона о банкротстве, как элемент государственной политики.

Кредиторы могут определять, сколько они готовы отдать в долг, однако в нашей модели данный параметр никак не влияет на установление равновесия.

Государство может влиять на дисконт фактор путем изменения проводимой политики. На что ориентированы реформы, есть ли борьба с коррупцией, каким образом Россия воспринимается зарубежными партнерами и т.д. Все это влияет на ожидания экономических агентов. Условно, мы можем сказать, что дисконт-фактор, есть вероятность существования экономического агента в следующем периоде, поэтому значение дисконт фактора сильно влияет на поведение экономических агентов и на выбор стратегии. Например, если агент оценивает очень низко шансы своей фирмы вести экономическую деятельность в будущем, то стратегия частного принуждения будет для него привлекательнее, так как подразумевает более быстрое разрешение проблемы.

Остальные три параметра, на которые государство может оказывать влияние во многом определяются за счет дизайна законодательства о банкротстве – это длительность процедуры, вероятность возврата долга и издержки сопряженные с процедурой.

При росте издержек на проведение судебной процедуры банкротства вероятность выбора стратегии использования частного механизма принуждения растет. При росте дисконтирующего фактора, при увеличении уверенности населения в завтрашнем дне, а также при росте вероятности возврата долга и сокращении срока проведения судебной процедуры, вероятность обращения к частным структурам снижается.

При формировании политики также необходимо учитывать, в каком равновесии находится система на этот момент времени. В частности, если сложилось устойчивое равновесие, где все кредиторы выбирают частные механизмы принуждения, вывести из него систему изменением одно из параметров будет невозможно. Необходимо продумывать более детальный комплекс мер, причем нацеленный на долгосрочную перспективу.

3.3 Развитие института банкротства в России в 1990-е годы 3.3.1 Российские реформы в области законодательства о банкротстве Практически во всех европейских государствах законы, в той или иной мере регулирующие проблему несостоятельности, появились в XIII-XVI вв. Для России началом зарождения подобных законов можно считать 18 век. Оно развивалось на основе западноевропейского законодательства до 1917 года, когда в результате Октябрьской революции в России кардинально изменилась стратегия развития. В советской России институт банкротства не был востребован в силу специфики функционирования плановой экономики, поэтому данное понятие было исключено из законодательства. В хронологической таблице (см. Приложение 3.3) кратко разобраны законы о несостоятельности, действовавшие в России с 1740 года до советского периода, и перечислены основные законы, принятые в переходный период.

Первый законодательный акт, посвященный проблеме банкротства, в постсоветский период – это Указ Президента РФ № 623 (от 14.07.1992) «О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур». Срок его действия ограничивался введением закона о банкротстве. Первый российский закон о банкротстве был принят 19 ноября 1992 года – это ФЗ № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий». Данный закон был разработан как один из элементов рыночных реформ проводившихся в то время. Ввиду внедрения других принципов ведения деловых отношений возникла необходимость в законных способах решения проблемы неплатежеспособности. В основе первого российского закона о банкротстве лежал принцип неоплатности – для того, чтобы возбудить дело о банкротстве необходимо было доказать, что у должника активы превышали пассивы, в результате чего он не мог удовлетворить предъявляемые к нему требования. Согласно закону года «под несостоятельностью понималась неспособность должника удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника»[14]. Данное определение несостоятельности подразумевало возможность функционирования фирм, которые неспособны оплатить получаемые товары и услуги, и, таким образом, ограничило возможность применения банкротства к фирмам, предприятиям, организациям.

Законом устанавливалась сложная схема инициирования, ведения дела и принятия окончательного решения по процедуре банкротства. Условием для начала процедуры банкротства, согласно закону 1992 г., было превышение общего объема просроченной задолженности над общей балансовой стоимостью активов компании. Так как руководство компаний имело возможность манипулировать данными по общей балансовой стоимости активов компании, например, путем выпуска не обладающих реальной ценностью долговых обязательств с высокой номинальной стоимостью для своей собственной фирмы, это условие привело к отсутствию эффективной угрозы банкротства.

Согласно статистическим данным ситуацию с банкротствами в России3 на период с 1992 по начало 1998 года можно охарактеризовать следующим образом: количество возбуждаемых дел о банкротстве незначительно, но со временем оно увеличивается. По данным на конец августа 1997 г., более 80% всех неплатежей составляла задолженность, у которой истек трехмесячный льготный период, после чего кредиторы имеют право возбуждать против должника дело о банкротстве. Но случаи возбуждения дел о банкротстве крайне редки.

Однако одновременно с принятием закона о банкротстве в 1992 году началась разработка нового законодательства о банкротстве при участии зарубежных экспертов.

В частности была создана специальная комиссия (в середине 90х), которая выработала ряд рекомендаций по дизайну законодательства в области конкурсного права в России.

ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» ФЗ №6 от 8 января 1998 года вступил в действие 1 марта 1998 года. Принципиальное отличие заключалось в смене критериев признания должника банкротом – принцип неоплатности был замене принципом неплатежеспособности.

Однако, несмотря на то, что текст закона от 1998 года учитывал недочеты предыдущего закона, и казалось, что с ним не должно возникнуть серьезных проблем в применении, практика показала его относительную неэффективность. Зачастую процедуры банкротства использовались не для того, чтобы усилить финансовую и налоговую дисциплину, провести реструктуризацию или перераспределить активы в пользу более эффективных собственников, а в качестве механизма перераспределения прав контроля над предприятиями в пользу региональных администраций и даже для защиты менеджеров от необходимости погашения их обязательств по федеральному налогообложению и от претензий внешних кредиторов.

Таким образом, закон о банкротстве от 1998 года в реальности не всегда служит целям защиты внешних кредиторов и ужесточения бюджетных ограничений для менеджеров предприятий. Одна из причин этого состоит в том, что согласно данному закону судьи Арбитражного суда получили очень большую силу, не являясь, при этом, полностью независимыми. Дела о банкротстве в большинстве случаев рассматриваются региональными подразделениями Арбитражного суда, и имеются свидетельства того, что решения, принимаемые судьями региональных арбитражных судов, зачастую обусловлены влиянием региональных органов власти.

Изложение основано на статистических материалах сайта www.budgetrf.ru, представленных в Обзорах экономики России со II-го квартала 1996 года по I квартал 2000 года.

В результате в 2002 году4был принят уже третий по счету закон о банкротстве. В приложении 2.7 представлена информация о некоторых основных характеристиках всех трех законов.

3.3.2 Институциональные преобразования в России в 1990-х годах Здесь мы обратимся к вопросу изменения не законодательства о банкротстве, а именно структуры института банкротства. Каким образом изменялись правила, входящие в институт банкротства, как изменялись предпочтения игроков в выборе разных наборов правил? Прежде всего, обратимся к вопросу о характере институциональных изменений, имевших место в 1990-х годах, когда появился первый российский закон о банкротстве.

Одним из первых к вопросам о роли институтов и институциональной динамики в функционировании экономических систем обратился Норт5. Норт отмечает, что изменение институтов носит постоянный, инкрементный характер, а не дискретный.

Безусловно, имеют место в истории и «революции» - резкое и неожиданные изменения в формальных правилах. Под формальными Норт предлагает рассматривать «правила, придуманные людьми», иначе говоря, законы, а под неформальными – общепринятые условности и кодексы поведения. Однако Норт подчеркивает, что в случае революции динамика институтов не заканчивается на изменениях, внесенных в правила, за этим следует процесс приспособления неформальных ограничений к изменившимся условиям.

Рассмотрим возможные варианты изменения институтов вообще, и института банкротства в частности. Пойдем от заданной ранее структуры института, и попытаемся ответить на вопросы, что может начать в ней изменяться, в результате чего могут возникнуть предпосылки для изменений, и какова будет траектория развития?

Начать следует с мотивов возможных изменений. Во-первых, изменения могут быть реакцией на внешние условия (для отдельно рассматриваемого института), например изменение институциональной среды в стране или скачок в технологическом развитии. Во-вторых, в интересы одного из влиятельных игроков подпадает изменение рассматриваемого института. Траектория и характер изменений будут во многом зависеть от типа рассматриваемого института.

В современном обществе любой институт содержит в себе две составляющие:

формальную, базирующуюся на определенных положениях законодательства, и Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ Основные результаты его исследований по данной тематике суммированы в работе Норта (1997) [10].

неформальную, базирующуюся на спонтанно возникающих нормах поведения в отдельных группах экономических агентов. Как видно из определения института, данного выше, любой экономический институт будет содержать в себе и формальные правила, и неформальные ограничения. Можно выделить институты, которые рассчитаны на то, что приоритетными являются формальные правила, а неформальные ограничения их дополняют – это первые два типа институтов. И другой вариант, когда поведение агентов в основном базируется на неформальных ограничениях, а существующие формальные правила (например, конституция страны) их дополняют. К первым относятся институты, базирующиеся на законах и контрактах. Ко вторым относятся, такие институты как корпоративная культура, институт гражданского брака и т.п. Выделенные типы институтов по-разному подвержены влиянию внешних изменений, и способности изменяться, эволюционировать.

Для России 90-х годов было характерно проведение ряда реформ. Под реформами, вслед за Полтеровичем (2007)6, мы будем понимать «целенаправленное изменение институтов, предполагающее присутствие в экономической системе агентов, которые разрабатывают и реализуют план трансформации». Таким образом, для России 90-х годов было характерно революционное изменение большей части институтов, в том числе и для института банкротства. Эволюционное развитие последнего было не возможно по определению, так как в советский период он был не востребован и отсутствовал.

Важную роль в изменении института банкротства играет поведение компаний, а особенно то, каким образом, они реагируют на институциональные изменения. В случае революционного характера изменений, предприятия не успевают приспосабливаться к изменениям, в результате возникает конфликт законодательства и неформальных норм. Как правило, законодатели вкладывают в создаваемые акты определенные цели, которые должен преследовать формальный институт, однако не всегда удается добиться того, чтобы экономические агенты обращались к институту именно с заданными целями. Как отмечает Полищук (2007), «в действительности мотивы обращения к институту могу быть сложнее и меть мало общего с его декларируемой функцией7». Институт, преломляясь о существующую в стране институциональную среду, сложившиеся обычаи, создает определенные стимулы и ожидания у экономических агентов, которые могут не совпадать с предположениями Полтерович, В.М. (2007), лекция «Искусство реформ» на Российской Летней Школе по Институциональному Анализу, 8-13 июля, Голицыно.

Полищук, Л.И. «Нецелевое применение институтов: причины, примеры, последствия», лекция на Российской Летней Школе по Институциональному Анализу, 8-13 июля 2007, Голицыно.

законодателей. Таким образом, «могут возникнуть основания для нецелевого использования институтов, когда экономических агентов привлекают возможности института, отдаленно связанные с его официальной функцией, но так или иначе эту функцию эксплуатирующие»8. Выделяют следующие возможные варианты нецелевого применения институтов:

• «Использование побочных функций института, • Эксплуатация информационной асимметрии, • Манипулирование институтом, • Использование института для сокрытия предосудительной деятельности, Подчинение («захват») института9».

• Многие исследователи выделяют в качестве основного недостатка института банкротства то, что экономические агенты очень часто им манипулируют. Формальная составляющая института банкротства имеет юридическое оформление в виде законов.

Однако, как мы уже неоднократно отмечали, законы не могут безальтернативно зафиксировать цель и правила применения института, как правило, остается открытая для интерпретации экономическими агентами «серая зона». Вынужденная неполнота законодательства нередко позволяет, соблюдая формально его букву, осуществлять деятельность, противоречащую первоначальной идее, заложенной в законе, таким образом, нецелевое использование выражается в манипулировании законодательством о банкротстве. «Возможности для злоупотреблений тем шире, чем менее совершенны законы и/или неэффективно судопроизводство, которое должно интерпретировать законы исходя из их цели и замысла»10. Начиная с 1998 года, когда к институту банкротства начали прибегать все больше экономических агентов, выяснилось, что одной из основных причин обращения к институту выступает желание захватить бизнес экономически состоятельного субъекта11.

«В России подобные злоупотребления получили широкое распространение после понижения порога возбуждения процесса банкротства в конце 1990-х гг. (ранее этот порого был чрезмерно завышен, и процедура банкротства оставалась практически невостребованной). Дела о банкротстве возбуждались преимущественно против Там же.

Там же.

Там же.

В приложении 3.4 представлена схема захвата предприятия по закону от 1998 года. Также о подобном использовании института писали Симачев (2003) [164], Радыгин, Симачев (2005) [16], Радыгин А.Д., Гонтмахер А.Е., Кузык М.Г., Межераупс И.В., Свейн Х., Симачев Ю.В., Шмелева Н.А., Энтов Р.М. (2005) [17].

экономически состоятельных предприятий, привлекательных для рейдерского захвата, тогда как убыточные и обремененные долгами производства, в отношении которых процедура банкротства по ее замыслу и должна была применяться, оставались в стороне от этого процесса как не представлявшие экономического интереса. Волна злоупотреблений заставила еще раз пересмотреть законодательство в сторону его ужесточения, результатом чего стало затягивание дел о банкротстве, в том числе и возбужденных при наличии для этого реальных оснований, тогда как практика захвата бизнеса переместилась в другие сферы корпоративного права. И в данном случае попытка предотвратить нецелевое использование института ужесточением законодательных ограничений усложняет доступ к институту добросовестных пользователей, тогда как недобросовестные агенты, манипулирующие институтом, успешно адаптируются к изменению правил игры»12.

В терминах нашей модели – к институту банкротства кредиторам выгодно прибегать, когда они обладают заведомо большей переговорной позицией, чем другие кредиторы, то есть имеет место манипулирование институтом.

Изменение института банкротства в последнее время – это, как правило, изменение законодательства о банкротстве, которое может быть вызвано предпосылками, возникающими в экономической или политической ситуации страны.

Возможные варианты – возникает потребность в дополнительных положениях регулирующих проблемы, возникающие в случае несостоятельности компаний, так как существующее законодательство не позволяет регулировать их оптимальным образом;

или возникает потребность в создании принципиально нового института. Примером, первого варианта могут служить любые изменения законодательства принятые в развитых странах в последние годы. Такого рода изменения можно отнести к эволюционному варианту развития. И практика показывает, что ситуации отторжения новых положений крайне редки.

Второй вариант – создание законодательства с «нуля», или кардинальное изменение существующего законодательства. Эта ситуация была широко распространенна в постсоциалистических странах, когда возникла потребность в институте банкротства в связи с переходом к рыночной экономике. Это уже пример революционных изменений. На первых этапах внедрения нового института практически все страны столкнулись с серьезными проблемами. Многие проблемы были вызваны тем, что предприятия не успевали адаптировать свое поведение к новому Полищук, Л.И. «Нецелевое применение институтов: причины, примеры, последствия», лекция на Российской Летней Школе по Институциональному Анализу, 8-13 июля 2007, Голицыно.

институту, который, как правило, противоречил существовавший до этого в стране практике возврата долгов, сложившимся неформальным ограничениям. В большинстве стран в социалистический период не существовало законов о банкротстве, либо они вообще не использовались, поэтому все проблемы, связанные с возвратом долгов решались посредством неформальных договоренностей.

Если говорить в терминах модели, то можно сказать, что законы 1992 года и года характеризуются высоким уровнем издержек проведения судебной процедуры банкротства, что делает для кредиторов более выгодной стратегию частного принуждения. Стоит отметить, что издержки были выше для закона от 1992 года, а также вероятность возврата долга в рамках закона от 1992 года была крайне низка, а продолжительность процедуры наоборот велика. Что позволяет утверждать, что, скорее всего, в этот период установилось равновесие, где все кредиторы предпочитали использование частных механизмов принуждения.

Закон 1998 года наоборот характеризовался наименее высокими издержками судебной процедуры и более короткими сроками рассмотрения дела. Юристы отмечают, что закон о банкротстве 1998 года можно отнести к нейтральным, а закон от 2002 года к умеренно продолжниковым. Однако именно для этого закона характерно широкое применение административных рычагов по ходу ведения дел о банкротстве.

Также следует отметить, что на момент внедрения данного закона уже сложилось равновесие, где преобладало частное принуждение, причем равновесие было устойчивым, а это означает, что изменения должны быть кардинальными, чтобы система могла из него выйти. С нашей точки зрения, однозначного ответа – удалось ли государству законом от 98 года изменить сложившиеся нормы – нет. Так как помимо предпринимаемых государством изменений также нужно учитывать, что силовые структуры также не стояли на месте и развивались, увеличивая тем самым вероятности возврата долгов.

3.4 Поведение кредиторов в рамках российского института банкротства – опрос арбитражных управляющих 3.4.1 Цели и задачи исследования Основная цель эмпирического исследования – выявить зависимость предпочтений кредиторов от того, какое законодательство действовало на рассматриваемый момент в России. Предполагается, что государство зачастую самостоятельно может толкать экономических агентов на выбор неформальных и нелегальных способов решения конфликтных ситуаций. В законодательстве о банкротстве определяются издержки, с которыми стороны будут вынуждены столкнуться при инициировании формальной процедуры. Поэтому основные задач исследования были следующие:

выявить основные черты структуры трансакционных издержек, сопряженных с каждым из трех законов о банкротстве;

оценить величину основных типов издержек, возникающих в ходе процедуры банкротства;

определить, изменялась ли структура трансакционных издержек при переходе от одного закона к другому;

сравнить выгоду для кредиторов от использования судебных и внесудебных способов разрешения неплатежеспособности.

3.4.2 Гипотезы Были выдвинуты следующие гипотезы:

В структуре издержек, сопряженных с формальной процедурой банкротства, преобладают издержки, вызванные неэффективностью системы принуждения к выполнению судебных решений.

Несовершенство законодательства – основной фактор, определяющий выбор кредитора между судебными и внесудебными процедурами банкротства.

Таким образом, в России широкое распространение получили практики внесудебного решения проблемы неплатежеспособности.

3.4.3 Респонденты Проверка гипотез проводилась посредством проведения формализованных интервью с арбитражными управляющими по разработанной автором анкете (см.

приложение 3.5). Было опрошено 35 арбитражных управляющих из разных регионов России, являющихся членами саморегулируемой организации некоммерческого партнерства «Союз менеджеров и антикризисных управляющих», для которых стаж работы арбитражным управляющим составлял на момент проведения интервью не менее 7 лет.

Для проведения интервью были выбраны арбитражные управляющие, так как они являются с одной стороны, единственными участниками процесса, которые обладают наиболее полной информацией о процессе в целом, а с другой стороны, они являются относительно нейтральной стороной в процедуре банкротства, которая, согласно закону о несостоятельности, не должна быть заинтересована в отстаивании интересов ни должника, ни кредитора. Несмотря на то, что на практике, очень часто арбитражный управляющий представляет интересы одного из кредиторов, в нашем исследовании данный факт не приведет к искажению результатов, так как все представленные в анкете вопросы имеют агрегированный характер и не затрагивают конкретные дела.

Подобный выбор, на взгляд автора, позволяет получить более беспристрастную оценку института несостоятельности в России. Кроме того, надо отметить, что арбитражные управляющие знакомы с большим количеством кейсов, чем кредиторы или должники.

3.4.4 Результаты исследования В ходе проведения интервью было выяснено, что сравнить издержки функционирования законов о банкротстве от 1992 года и от 1998 года не представляется возможным, ввиду того, что респонденты либо не работали при законе от 1992 года, либо затрудняются ответить на поставленные вопросы ввиду того, что с того момента прошло много времени. Поэтому все последующие выводы будут касаться только российских законов о несостоятельности от 1998 года и 2002 года.

Структура издержек проведения судебной процедуры возврата долга.

В таблицах 3.1 и 3.2 представлена оценка арбитражными управляющими величины трансакционных издержек, а также динамика их изменения при внедрении в действие закона от 2002 года.

Таблица 3.1 Оценка среднего размера каждого типа издержек в период действия Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (в процентах от количества ответивших на данный вопрос) 1 2 3 4 Тип издержек Издержки на сбор информации об 46,2 0,0 0,0 0, 53, имеющихся кредиторах Материальные издержки, связанные с 0,0 7,7 0,0 0, подготовкой пакета документов для 92, обращения в суд Оплата услуг адвокатов, консультантов и лиц, отстаивающих права должника на 0,0 38,5 0,0 0, 61, собраниях кредиторов и в ходе процедуры банкротства Оплата услуг адвокатов, консультантов и лиц, отстаивающих права кредитора на 7,7 38,5 0,0 0, 53, собраниях кредиторов и в ходе процедуры банкротства Издержки, вызванные действиями третьей стороны, не являющейся кредитором или 7,7 38,5 30,8 15,4 7, должником (неправомочные действия представителей государственных органов, коррупция в суде) Административные расходы на проведение 0,0 7,7 23,1 0, 69, процедуры банкротства Падение стоимости компании-должника в 0,0 0,0 15,4 7, 76, период проведения процедуры банкротства Издержки, которые кредитор несет для того, 0,0 38,5 0,0 0, чтобы добиться исполнения принятого судом 61, решения Издержки, связанные с тем, что деловые партнеры отказываются продолжать с компанией отношения из-за ее участия в 7,7 7,7 7,7 23, 53, процессе банкротства (потери деловых связей, исключение из неформальных или формальных организаций, ассоциаций) Потери компании в связи со снижением 0,0 0,0 15,4 23, конкурентоспособности из-за участия в 61, процедуре банкротства 1 – как правило, отсутствуют 2 – издержки минимальны 3 – составляют менее 10% от стоимости предприятия-банкрота 4 – составляют от 10% до 50% от стоимости предприятия-банкрота 5 – составляют более 50% от стоимости предприятия-банкрота Таблица 3.2 Оценка изменения средних издержек, сопряженные с судебной процедурой банкротства, после отмены действия Федерального закона от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" и вступлении в силу Федерального закона от октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (в процентах от количества ответивших на данный вопрос) При вступлении в силу закона N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" средние издержки по сравнению с периодом действия Тип издержек N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" остались увеличились уменьшились неизменными Издержки на сбор информации об имеющихся кредиторах в том числе:

38,5 информация о количестве кредиторов у 61, должника, информация о характере долгов (обеспеченные\ необеспеченные) Материальные издержки, связанные с 7,7 92,3 подготовкой пакета документов для обращения в суд Оплата услуг адвокатов и лиц, отстаивающих права должника на собраниях кредиторов и в 15,4 84,6 ходе процедуры банкротства Оплата услуг адвокатов и лиц, отстаивающих 38,5 61,5 права кредитора на собраниях кредиторов и в ходе процедуры банкротства Издержки, вызванные действиями третьей стороны, не являющейся кредитором или должником (неправомочные действия 46,2 53,8 представителей государственных органов, коррупция в суде) Административные расходы на проведение 7,7 92,3 процедуры банкротства Падение стоимости компании-должника в период 54,5 45,5 проведения процедуры банкротства Издержки, которые кредитор несет для того, чтобы добиться исполнения принятого судом 66,7 33,3 решения Издержки, связанные с тем, что деловые партнеры отказываются продолжать с компанией отношения из-за ее участия в процессе 53,8 46,2 банкротства (потери деловых связей, исключение из неформальных или формальных организаций, ассоциаций) Потери компании в связи со снижением конкурентоспособности из-за участия в 61,5 30,8 7, процедуре банкротства В качестве наиболее существенных издержек (которые составляют более 10% от стоимости компании-должника) арбитражные управляющие выдели следующие категории издержек:

- падение стоимости компании-должника в период проведения процедуры банкротства, - издержки, связанные с тем, что деловые партнеры отказываются продолжать с компанией отношения из-за ее участия в процессе банкротства, - потери компании в связи со снижением конкурентоспособности из-за участия в процедуре банкротства.

На втором месте по размеру издержек в процентном отношении к стоимости компании выделяют следующие категории издержек:

- оплата услуг адвокатов, консультантов и лиц, отстаивающих права должника на собраниях кредиторов и в ходе процедуры банкротства, - административные расходы на проведение процедуры банкротства, - издержки, которые кредитор несет для того, чтобы добиться исполнения принятого судом решения.

Остальные категории издержек либо отсутствуют совсем, либо являются минимальными по размеру. При переходе к закону о несостоятельности от 2002 года издержки либо остались неизменными, либо выросли по сравнению с законом от года.

Продолжительность судебных и частных процедур возврата долга. Самый продолжительный этап в судебной процедуре банкротства для всех трех законов о банкротстве, действовавших в России – это исполнение судебного решения. По оценкам арбитражных управляющих длительность данного этапа может составлять до 60 месяцев, притом, что на сбор документов и принятие судом решения приходится порядка 3-4 месяцев в сумме. Для всех трех законов сохраняется порядок продолжительности этапов. Меньше всего времени тратится на сбор документов для обращения в суд. Чуть больше времени уходит на то, чтобы дело было рассмотрено в суде, и суд вынес по нему решение. По разным оценкам на это уходит от одного месяца до десяти. Большего всего времени участники процедуры банкротства тратят на то, чтобы добиться выполнения принятого судом решения. По оценкам арбитражных управляющих данный этап может длиться вплоть до 60 месяцев. Тенденция при изменении законодательства является неутешительной: средняя продолжительность третьего этапа либо не изменяется, либо растет.

Для внесудебных процедур обратная ситуация – на исполнение принятого решения требуется до 2 месяцев, а на принятие решения – до 12 месяцев. Совокупная продолжительность судебной процедуры выше или совпадает с внесудебной процедурой. Однако стоит отметить очень широкий разброс мнений арбитражных управляющих в ответах на вопрос о продолжительности внесудебных процедур банкротства.

Частные процедуры возврата долгов. По мнению респондентов, которые на практике встречались с использованием частных процедур возврата долга, можно утверждать, что - издержки проведения судебной процедуры выше издержек решения проблемы посредством внесудебного решения - независимо от действующего в стране законодательства среди частных способов преобладает использование прямых переговоров между кредиторами и должниками;

на втором месте идет привлечение в качестве арбитра организованных преступных группировок.

Факторы, определяющие выбор кредиторов между судебными и частными процедурами возврата долга, проранжированы на основе ответов респондентов по степени влияния (от наибольшего к наименьшему):

- наличие партнеров, которые могут помочь в решении проблемы неплатежеспособности без обращения в суд, - распространенность использования суда, - размер издержек проведения формальной процедуры банкротства, - распространенность использования внесудебных процедур.

В законодательстве о банкротстве кодифицированы основные права дебиторов и кредиторов, что формирует соответствующие стимулы к ведению экономической деятельности. Однако оно не является единственным способом разрешения проблемы несостоятельности. Именно поэтому, когда мы говорим об институте банкротства, мы подразумеваем не только законодательство о банкротстве, а целый набор правил, как формальных, так и неформальных, которые могут использоваться компаниями. В работе построена модель взаимоотношения кредиторов, в ходе которого осуществляется выбор между неформальными правилами (частным принуждением) и формальными правилами (существующей в стране процедурой банкротства).

В работе показано, что всегда во взаимодействии присутствуют равновесия, в которых кредиторы будут предпочитать судебную процедуру и частное принуждение.

Более того, частное принуждение, как правило, является устойчивым равновесием при более мягких ограничениях на параметры, нежели, чем равновесие, в котором кредиторы предпочитают судебную процедуру. Несмотря на это у государства есть возможности повлиять на то, какое в результате установится равновесие.

Проведенные интервью показали, что для России в структуре трансакционных издержек судебной процедуры характерно преобладание издержек, вызванных неэффективностью системы принуждения к исполнению судебных решений. Однако нельзя утверждать, утверждать, что несовершенство законодательства является основным фактором, определяющим выбор кредитора между судебными и внесудебными процедурами банкротства. Также опрос показал, что в России имеет место использование несудебных практик, однако нельзя сказать, что подобные практики превалируют над обращением к судебным процедурам. Наиболее из распространенных практик – это прямые переговоры между кредиторами и должниками, что скорее свидетельствует о том, что несудебные используются как комплименты, нежели субституты судебным процедурам.

Заключение Выбранная тема исследования является актуальной в свете проводимых в последнее время во многих странах институциональных реформ, в частности в сфере несостоятельности. Теоретические работы, посвященные вопросам внедрения новых институтов, в последнее время пользуются все большим спросом со стороны экспертов-практиков. Это объясняется тем, что подход институциональной экономики позволяет учитывать факторы, на которые исследователи в рамках других дисциплин обычно не акцентируют внимание. В частности, изучаются вопросы адаптации поведения экономических агентов к изменяющимся правилам взаимодействия, в качестве которых может рассматриваться и законодательство.

Исследование посвящено институту корпоративного банкротства в России, который находится на данный момент в процессе формирования. С начала 1990-х годов в России было последовательно внедрено три принципиально разных закона о банкротстве. Эффективный институт банкротства вкупе с другими институтами позволяет обеспечить права (интересы) экономических агентов, повысить инвестиционную привлекательность и тем самым создать условия для улучшения функционирования экономики в целом. Однако на практике дело обстоит иначе:

законодательство о несостоятельности не всегда используется для предназначенных целей, зачастую сами законы требуют дополнительной доработки, – что приводит, наоборот, к снижению экономического потенциала страны. Как и многие другие страны, Россия находится в процессе реформирования данной области законодательства, стремясь повысить эффективность его функционирования. Реформы осложняются тем, что не существует представления о том, как должен выглядеть закон о банкротстве, ни среди теоретиков, ни среди практиков.

В качестве основного объекта данного исследования выбраны кредиторы и должники, причем рассматривались только юридические лица. Предметом исследования являются взаимоотношения кредиторов и заемщиков, обусловленные возникновением проблемы неплатежеспособности заемщика. В качестве отправной точки данных взаимоотношений рассматривается корпоративное законодательство о банкротстве, которое вкупе с неформальными правилами и составляет институт корпоративного банкротства. Соответственно, цель данного исследования – предоставить анализ стимулов и поведения кредиторов и заемщиков при возникновении и в ходе решения проблемы возврата долга с использованием инструментария институциональной теории. В частности, мы задавались следующими вопросами:

какие существуют причины возникновения проблемы несостоятельности, • какие механизмы могут использовать кредиторы и должники для ее решения, • что влияет на выбор того или иного механизма кредиторами и должниками, • почему судебная процедура не всегда доминирует над всеми остальными • способами решения проблемы возврата долга, что определило траекторию изменения института банкротства в России?

• В результате проведенного исследования мы получили следующие ответы. Мы показали, что возникновение проблемы несостоятельности может быть обусловлено как внешними факторами, так и действиями самого должника (собственника или менеджера компании-должника). Кроме того, у должника не всегда есть стимулы афишировать возникновение проблемы и искать скорейшего ее решения. Наоборот, должник стремится использовать имеющуюся асимметрию информации в свою пользу.

Говоря о механизмах решения проблемы возврата долгов, нельзя не упомянуть законодательство о банкротстве. В нем кодифицированы основные права дебиторов и кредиторов, что формирует соответствующие стимулы к ведению экономической деятельности. Однако оно не является единственным способом решения проблемы несостоятельности. Выделяется следующий набор доступных альтернатив:

отношенческая контрактация;

сетевое (или групповое) принуждение;

частные механизмы принуждения;

административные рычаги;

сфера действия законодательства. При рассмотрении стратегий акцент сделан на трансакционных издержках, с которыми компании столкнутся при выборе той или иной стратегии, однако существуют и другие факторы, влияющие на выбор. Было показано, что поведение должника и кредиторов определяется такими параметрами, как природа взаимных отношений, поведенческие особенности сторон, участвующих в трансакции, распределение информации между заинтересованными сторонами, характеристики институциональной среды.

Существенную роль в том, какие механизмы преобладают на практике, играет государство, так как оно, по сути, задает формальную основу взаимоотношений кредиторов и должников, и оно же обеспечивает принуждение к исполнению правил, заложенных в законах. В данных правилах определяется уровень трансакционных издержек их использования для сторон, соприкасающихся с данной проблемой. Чем в большей степени правила, предложенные государством, соответствуют интересам экономических агентов, сталкивающихся с проблемой несостоятельности, тем выше вероятность того, что они прибегнут к формальным механизмам ее разрешения. Чем выше данные издержки, тем менее привлекательно правило для агентов при прочих равных условиях.

Говоря о российском законодательстве о несостоятельности, стоит отметить, что законы 1992 года и 2002 года характеризуются высоким уровнем издержек проведения судебной процедуры банкротства, что делает для кредиторов более привлекательной стратегию частного принуждения. Стоит отметить, что издержки судебной процедуры были выше при использовании закона от 1992 года, также вероятность возврата долга в рамках закона от 1992 года была крайне низка, а продолжительность процедуры наоборот велика. В период действия закона от 1992 года, скорее всего, установилось равновесие, где все кредиторы предпочитали использование частных механизмов принуждения. Существенная часть издержек, которые стороны несли в соответствии с законом 1992 года, была обусловлена тем, что он базировался на принципе неоплатности, что сильно ограничивало кредиторов в возможностях инициировать процедуру банкротства.

Закон 1998 года, напротив, характеризовался наименее высокими издержками судебной процедуры и наиболее короткими сроками рассмотрения дела. Однако следует отметить, что на момент внедрения данного закона уже сложилось равновесие, где преобладало частное принуждение, причем равновесие было устойчивым, а это означает, что изменения должны быть кардинальными, чтобы система могла из него выйти. Проведенный опрос арбитражных управляющих показал, что законодательство о банкротстве стало использоваться чаще, однако это не привело к отказу от использования внесудебных процедур. Несмотря на то, что с введением закона от года, как отмечают арбитражные управляющие, возросла величина практически всех типов издержек, в долгосрочной перспективе это не привело к изменению предпочтений кредиторов в выборе между судебными и внесудебными механизмами возврата долга.

Основным вкладом автора можно считать предложенный новый подход к анализу институтов (в частности, института банкротства), сформировавшихся на основе законодательства, суть которого заключается в том, что он позволяет учитывать не только законодательные и судебные механизмы разрешения конфликтных ситуаций, возникающих в хозяйственных отношениях, но и частные механизмы, которые используются экономическими агентами. К научной новизне работы также относится разработанные автором классификация трансакционных издержек судебной процедуры банкротства. А инструментарий, предложенный автором, для проведения формализованных интервью арбитражных управляющих позволил оценить величину типов издержек, выделенных в классификации, для всех трех законов о банкротстве, последовательно действовавших в России с начала 1990-х годов.

В построенной модели, использующей инструментарий эволюционной теории игр, показано, что система приходит к одному из двух равновесий: либо к равновесию, в котором кредиторы следуют стратегии частного принуждения либо к равновесию, в котором кредиторы инициируют судебную процедуру банкротства. Выводы, полученные в модели, проверяются на основе формализованных интервью арбитражных управляющих. Было опрошено 35 арбитражных управляющих из разных регионов России, являющихся членами саморегулируемой организации некоммерческого партнерства «Союз менеджеров и антикризисных управляющих», для которых стаж работы арбитражным управляющим составлял на момент проведения интервью не менее 7 лет.

полученные в ходе теоретического анализа Основные результаты, функционирования института банкротства:

поведение должника и кредиторов определяется такими параметрами, как • природа взаимных отношений, поведенческие особенности сторон, участвующих в трансакции, распределением информации между заинтересованными сторонами, характеристиками институциональной среды, при изменении законодательства о банкротстве изменяется не только спрос • на закон о банкротстве, но и спрос на сопряженные механизмы разрешения проблемы возврата долга, такие как частное принуждение, ведение переговоров, административные рычаги и сетевое принуждение, использование кредиторами стратегии «частное принуждение», как • правило, является более устойчивым равновесием нежели, чем равновесие, в котором кредиторы выбирают стратегию «судебное принуждение», при прочих равных при росте дисконтирующего фактора, при росте • вероятности возвращения долга и сокращении срока проведения судебной процедуры, вероятность обращения к частным структурам снижается.

На основе проведенного формализованного интервью арбитражных управляющих были получены следующие результаты, подтверждающие выдвинутые в исследовании гипотезы:

В России в структуре трансакционных издержек использования судебной • процедуры характерно преобладание издержек, вызванных неэффективностью системы принуждения к исполнению судебных решений.

Наиболее распространенная практика – это прямые переговоры между • кредиторами и должниками, что скорее свидетельствует о том, что несудебные механизмы используются как комплементы, нежели субституты судебным процедурам.

На основе полученных выводов, можно утверждать, что частое изменение законодательства о банкротстве в России не привело к существенному повышению эффективности института несостоятельности, так как неэффективность во многом обуславливается не непосредственно законодательством о несостоятельности, а системой принуждения к исполнению судебных решений. Более того, частая смена законодательства приводит к тому, что экономические агенты не могут на его основе строить долгосрочные прогнозы, что их вынуждает отказываться от судебного принуждения в пользу частных механизмов разрешения проблемы.

Список библиографических источников 1. Анкудинов Н. Особенности банкротства, или страсти по переделу собственности // Антикризисное управление, 2002, № 1-2.

2. Баранов А. Досудебная санация. Быть или не быть? // Антикризисное управление, 2002, № 1-2.

3. Барсукова С.Ю. Неформальная экономика: экономико-социологический анализ. М.:

Изд. дом ГУ-ВШЭ, 4. Бессолицын А.А., Кузьмичев А.Д. Экономическая история России: Очерки развития предпринимательства: учебное пособие для вузов. М. Изд. дом ГУ ВШЭ, 5. Вечерний Челябинск, 1998, № 218.

6. Галкин А. Проблемы защиты интересов кредиторов в делах о банкротстве // Антикризисное управление, 2002, № 1-2.

7. Капелюшников Р. Где начало того конца?.. (к вопросу об окончании переходного периода в России) // Вопросы экономики, 2001, № 1, с. 138-156.

8. Кузнецов П.В., Горобец Г.Г., Фоминых, А.К. Неплатежи и бартер как отражение новой формы организации промышленности в России. Предприятия России: корпоративное управление и рыночные сделки. М.: ГУ-ВШЭ, 2002. С. 28-78.

9. Кузьминов Я.И, Бендукидзе К.А., Юдкевич М.М. "Институциональная экономика:

Институты, Сети, Трансакционные издержки и Контракты", ГУ-ВШЭ, 2005.

10. Норт Д. Институты, Институциональные изменения и функционирование экономики.

М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997.

11. Носырева, Е.И. «Альтернативное разрешение споров в США», М., ОАО «Издательский Дом “ГОРОДЕЦ”», 2005.

12. Отчет о научно исследовательской работе по теме «Совершенствование законодательства в сфере несостоятельности (банкротства) в части вопросов реализации процедур финансового оздоровления, положений, касающихся преднамеренного банкротства, разработка предложений по повышению эффективности участия государства как кредитора в делах о банкротстве и процедурах банкротства».

Материалы МЭРТ, свод НИОКР, шифр темы 8.06.1 от 01.06.2004.

13. Полтерович В.М. Трансплантация экономических институтов // Экономическая наука современной России, 2001, № 3, с.24-49.

14. Постатейный комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Витрянский В.В. (ред.). М.: Статут, 2000.

15. Радаев В. Формирование новых российских рынков: трансакционные издержки, формы контроля и деловая этика. М.: Центр политических технологий, 1998.

16. Радыгин A.Д., Симачев, Ю. В. Институт банкротства в России: особенности эволюции, проблемы и перспективы // Российский журнал менеджмента, Том 3, №2, 2005, c. 43 70.

17. Радыгин А.Д. и соавторы, Институт банкротства: становление, проблемы, направления реформирования. М.: ИЭПП, 2005.

18. Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии.

М.: Статут, 1999.

19. Тамбовцев, В. Государство и переходная экономика: пределы управляемости. М.:

ТЕИС, 1997.

20. Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства). М.: Дело, 2002. С. 536.

21. Телюкина М.В. Сущность и некоторые проблемы конкурсного права // Законодательство, апрель 2000, № 4.

22. Трефилова, Т. И. Развитие института банкротства и защита прав кредиторов // Вестник ФСФО России, 2000, № 7.

Тексты законов о несостоятельности (банкротстве) 23. Закон РФ от 19 ноября 1992 г. N 3929-I «О несостоятельности (банкротстве) предприятий»

24. Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

25. Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

26. Adler, B., Ayres, E. Valuing Corporations in Bankruptcy Through Diluted Securities in a Fixed-Price Auction. Working Paper of MIT, 2001.

27. Aghion, Ph., Hart, O., and Moore, J. The economics of Bankruptcy Reform // Journal of Law, Economics and Organization, 1992, Vol. 8, pp. 523–546.

28. Akerlof, G. A. and Romer, P.M. Looting: The Economic Underworld of Bankruptcy for Profit // Brookings Papers on Economic Activity, 1993, Vol. 2, pp. 1-60, 70-73.

29. Altman, E. A further empirical investigation of the bankruptcy cost question // Journal of Finance, 1984, № 39, pp. 1067–1089.

30. Altman, E. Corporate Financial Distress and Bankruptcy, John Wiley, New York, 1993.

31. Ang, J., Chua, J. and McConnell, J. The administrative costs of corporate bankruptcy: A note // Journal of Finance, 1982, № 37, pp. 219–226.

32. Armstrong, V., and Riddick, L. Evidence that Differences in Bankruptcy Law Among Countries Affect Equity Returns, mimeo, 2000.

33. Ayotte, K. M. and Yun H. Matching Bankruptcy Laws to Legal Environments. Working Paper of Columbia Business School, 2004.

34. Baird, D. and Picker, R. A Simple Noncooperative Bargaining Model of Corporate Reorganizations // Journal of Legal Studies, 1991, Vol. 20, pp. 311-349.

35. Baird, D. The Hidden Values of Chapter 11: An Overview of the Law and Economics of Financially Distressed Firms. Manuscript. Chicago: Univ. Chicago, Law School, 1995.

36. Baird, D. The uneasy case for corporate reorganizations // Journal of Legal Studies, 1986, Vol. 15, pp. 127–147.

37. Baldiga, Nancy Rhein. Is This Plan Feasible? An Empirical Legal Analysis of Plan Feasibility // Commercial Law Journal, 1996, Vol. 101, pp. 115-32.

38. Bebchuk, L. A New Approach to Corporate Reorganizations // Harvard Law Review, 1988, Vol. 101, pp. 775-804.

39. Bebchuk, L. and Chang, H. Bargaining and the Division of Value in Corporate Reorganization // Journal of Law, Economics, and Organization, 1992, Vol. 8, № 2, pp. 253 279.

40. Bebchuk, L. Chapter 11. Cambridge, Discussion Paper, 227, 1997.

41. Bebchuk, L. Ex Ante Costs of Violating Absolute Priority in Bankruptcy, mimeo, 1998.

42. Bebchuk, L. Litigation and settlement under imperfect information // RAND Journal of Economics, 1984, Vol. 15, № 3, pp. 404-415.


43. Bebchuk, L. Using Options to Divide Value in Corporate Bankruptcy. NBER working paper, № 7614, March 2000.

44. Bebchuk, L., Fried, J. The Uneasy Case for the Priority of Secured Claims in Bankruptcy // Yale Law Journal, 1996, Vol. 105, pp. 857–934.

45. Berglof, E. and Rosenthal, H. The Political Economy of American Bankruptcy: The Evidence from Roll Call Voting, 1800-1978, mimeo, 2000.

46. Bergman, Y. and Callen, J. Opportunistic underinvestment in debt renegotiation and capital structure // Journal of Financial Economics, 1991, Vol. 29, pp. 137–171.

47. Berkovitch, E. and Israel, R. Optimal Bankruptcy Laws Across Different Economic Systems // The Review of Financial Studies, 1999, Vol.12, № 3, pp. 347-377.

48. Berkovitch, E., Israel, R. and Zender, J.F. Optimal Bankruptcy Law and Firm Specific Investment // European Economic Review, 1997, Vol. 41, pp. 487-497.

49. Berkovitch, E., Israel, R., and Zender, J. The design of bankruptcy law: A case for management bias in bankruptcy reorganizations // Journal of Financial and Quantitative Analysis, 1998, Vol. 33, pp. 441–464.

50. Berkowitz, D., Pistor K. and Richard J.-F. Economic Development, Legality, and the Transplant Effect, mimeo, 1999.

51. Betker, B. The administrative Costs of Debt Restructurings, mimeo, 1995.

52. Bhattacharyya, S. and Singh, R. The Resolution of Bankruptcy by Auction: Allocating the Residual Right of Design? // Journal of Financial Economics, 1999.

53. Bisin, A. and Rampini, A.. Exclusive Contracts and the Institution of Bankruptcy, mimeo, 2001.

54. Bonin, J. and Schaffer, M. Revisiting Hungary’s Bankruptcy Episode. Discussion Paper № 99/06, 1999.

55. Bonin, J. P. and Leven, B. Can State-owned Banks Promote Enterprise Restructuring?

Evidence from One Polish Bank’s Experience // Postcommunist Economies, 2001, Vol. 13, № 4, pp. 431-444.

56. Bonin, J.P., Schaffer, M. Banks, Bad Debts and Bankruptcy in Hungary 1991 – 1994. CEPR Working Paper № 234, 1995.

57. Botwinik, D., Weinrib, K., eds. European Bankruptcy Laws, 2nd ed., American Bar Association, 1986.

58. Bradley, M. and Rosenzweig, M.. The untenable case for Chapter 11 // Yale Law Journal, 1992, № 101, pp. 1043–1095.

59. Brown, D. Claimholder Incentive Conflicts in Reorganization: the Role of Bankruptcy Law // Review of Financial Studies, 1989, Vol. 2, № 1, pp. 109 – 123.

60. Brown, D. T., James, C. and Mooradian, R. The Information Content of Distressed Restructurings Involving Private and Public Debt Claims // Journal of Financial Economics, 1993, Vol. 33, p. 93.

61. Bulow, J. and Shoven J. The Bankruptcy Decision // Bell Journal of Economics, 1978, Vol. 9, № 2, pp. 437–56.

62. Cabrillo, F. and Depoorter, B. Bankruptcy Proceedings, mimeo, 1999.

63. Carruthers, B. and T. Halliday. Professionals in systemic reform of bankruptcy law: the U.S. Bankruptcy Code and the English Insolvency Act 1986 // The American Bankruptcy Law Journal, 2000, Vol. 74, pp. 35-75.

64. Carruthers, B. and T. Halliday. Rescuing Business: the making of corporate bankruptcy law in England and the United States. Oxford: Clarendon Press. 1998.

65. Ching, S. and Kakkar, V. A Market Approach to the Bankruptcy Problem, mimeo, 2001.

66. Collender, R. An Estimate of the Efficiency Effects of Chapter 12 Bankruptcy // Agricultural Finance Review, 1993, Vol. 53, pp. 65-81.

67. Commons J.R. Institutional Economics // The American Economic Review, 1931, Vol. 21, No.4, pp. 648-657.

68. Cornelli, F. and Felli, L. Ex-Ante Efficiency of Bankruptcy Procedures // European Economics Review, 1997, Vol. 41, pp. 475-485.

69. Corporate Bankruptcy and Reorganization Procedures in OECD and Central and Eastern European Countries, OECD, 1994.

70. Couwenberg, O. Survival Rates in Bankruptcy Systems: Overlooking the Evidence.

University of Groningen Working Paper, 2000.

71. Cutler, D., Summers, L. The Costs of Conflict Resolution and Financial Distress: Evidence from the Texaco-Pennzoil Litigation // RAND Journal of Economics, 1988, Vol. 19, pp. 157 – 172.

72. Dabska, L. Polish Bankruptcy Law and Its Application. ACE Project on the Process of Enterprise Exit in the Transition to Market Economy, Case Institute, Warsaw, mimeo, 1995.

73. Dahiya, S., John, K., Puri, M. and Ramirez, G. The Dynamics of Debtor-in- Possession Financing: Bankruptcy Resolution and the Role of Prior Lenders, mimeo, 2000.

74. Dawsey, A.E. and Ausubel, L.M. Informal Bankruptcy, Twelfth Annual Utah Winter Finance Conference, 2002.

75. Dedek, O. Bank Consolidation in the Czech Republic, mimeo, 1995.

76. Delanay, K. Power, incorporate networks, and strategic bankruptcy // Law and Society Review, 1989, Vol. 23, №4, pp. 643-666.

77. Desai, R. and Goldberg, I. Stakeholders, Governance, and the Russian Enterprise Dilemma // Finance and development, A quarterly magazine of the IMF, June 2000, Vol. 37, № 2, pp. 14 18.

78. Diamond, D. Seniority and Maturity of Debt Contracts // Journal of Financial Economics, 1993, Vol. 33, pp. 341-368.

79. Djankov, S., La Porta, R., Lopez-de-Silanes, F., Schleifer, A. The Regulation of Entry, mimeo, 2000.

80. Easterbrook F.H. Is Corporate Bankruptcy Efficient? Journal of Financial Economics, 1990, Vol. 27, pp. 411-18.

81. Ferguson, P., F. Ferguson. Organizations. A Strategic Perspective, MacMillan Press, London, 82. Finch, V. Corporate insolvency law: perspectives and principles. Cambridge, UK, New York :

Cambridge University Press, 2002.

83. Fleisig, H., Simpson, J., Rover, J.-H. Security Interests in Moveable Property in Transition Economies: Issues and Options for Reform. Background paper for the World Development Report 1996, From Plan to Market, The World Bank, Washington D.C, 1995.

84. Frank, J.R., Torous, W.N. A Comparison of US, UK, and German Insolvency Codes // Financial Management, 1994, Vol. 25, No. 3, pp. 86- 101.

85. Franks, J. and Sussman, O. Financial Innovations and Corporate Insolvency, mimeo, 1999.

86. Franks, J. and Torous, W. A Comparison of Financial Recontracting in Distressed Exchanges and Chapter 11 Reorganizations // Journal of Financial Economics, 1994, Vol. 35, p. 349.

87. Franks, J., Nyborg, K. and W. Torous. A comparison of U.K., U.S. and German insolvency codes // Financial Management, Autumn 1996, Vol. 25, pp. 86-101.

88. Gertner, R., Scharfstein, D. A Theory of Workouts and the Effects of Reorganization Law // Journal of Finance, 1999, Vol. 46, № 4, pp. 1189 – 1222.

89. Giammarino, R. and Nosal, E. The Efficiency of Judicial Discretion in Bankruptcy Law.

Working paper, 1996.

90. Gilson, S., John K., Lang, L. Troubles Debt Restructurings: An Empirical Study of Private Reorganization of Firms in Default // Journal of Financial Economics, 1990, Vol. 26, pp. – 353.

91. Gray, C. and A. Holle. Bank-led Restructuring in Poland (II): Bankruptcy and its Alternatives.

World Bank Policy Research Working Paper, 1996.

92. Gray, Ch.W. and Holle, A. Bank-led restructuring in Poland: the conciliation process in action // Economics of Transition, 1997, Vol. 5, № 1, pp. 349-370.

93. Hansen, R., and Thomas, R. Auctions in Bankruptcy: Theoretical Analysis and Practical Guidance // International Review of Law and Economics, 1998, Vol. 18, pp. 159-185.

94. Hansen, R.G. and Randall, S. Th. Auctions in Bankruptcy: Theoretical Analysis and Practical Guidance // International Review of Law and Economics, 1998, Vol. 18, pp. 159 –185.

95. Hart, O. Different Approaches to Bankruptcy. NBER Working Papers 7921, National Bureau of Economic Research, 2000.

96. Hart, O. Firms. Contracts and Financial Structure. Oxford University Press, 1995.

97. Hart, O., Drago, R., Lopez-de-Silanes, F. and Moore, J. A New Bankruptcy Procedure That Uses Multiple Auctions. NBER Working Paper № 6278, 1997.

98. Hausch, D. and Ramachandran, S. Systemic Financial Distress and Auction-Based Bankruptcy Reorganization, mimeo, 1999.

99. Hausch, D.B. and Ramachandran, S. Bankruptcy Reorganization through Markets: Auction based Creditor Ordering by Reducing Debts (ACCORD). The World Bank, Policy Research Working Paper Series, wps2230.

100. Hausch, D.B. and Ramachandran, S. Systemic Financial Distress and Auction-Based Bankruptcy Reorganization, 2002.

101. Hay, J. R., Shleifer, A. and Vishny, R. W. Toward a theory of legal reform // European Economic Review, 1996, Vol. 40, № 3-5, pp. 559-67.

102. Hemmen, S. Resource allocation and Contract Resolution in the Spanish Bankruptcy System, mimeo, 2000.

103. Hendley, K. Remaking an Institution: The Transition in Russia from State Arbitrazh to Arbitrazh Courts // American Journal of Comparative Law, 1998, Vol. 46, № 1, pp. 93-127.

104. Hendley, K. Struggling to Survive: A Case Study of Adjustment at a Russian Enterprise // Europe-Asia Studies, 1998, Vol. 50, № 1, pp. 91-119.

105. Hendley, K., Murrell, P. and Ryterman, R. A Regional Analysis of Transactional Strategies of Russian Enterprises // McGill L.J., 1999, Vol. 44, pp. 433-472.

106. Hendley, K., Murrell, P. and Ryterman, R. Law, Relationship, and Private Enforcement:

Transactional Strategies of Russian Enterprises // Europa-Asia Studies, 2000, Vol. 52, №4, pp. 627-656.

107. Hotchkiss, E. Postbankruptcy Performance and Management Turnover // Journal of Finance, 1995, Vol. 50, pp. 3 – 21.

108. Hotchkiss, E., and Mooradian, R. Acquisition as a Means of Restructuring Firms in Chapter 11 // Journal of Financial Intermediation, 1998, № 7, pp. 240–262.

109. Hotchkiss, E.S. and Mooradian, R. M. Actions in Bankruptcy, Boston College, unpublished manuscript, 1999.


110. Hudson, J. The Case Against Secured Lending // International Review of Law and Economics, January 1995, Vol. 15, № 1, pp. 47-63.

111. Jackson, T. The Logic and Limits of Bankruptcy Law. Cambridge, Mass, Harvard University Press, 1986.

112. Jansik, D., Lizal, L. Notes on History and Development of Bankruptcy Procedures in the Czech Republic, mimeo, 2001.

113. Jayaraman, N., Sabherwal, S. and Shrikhande, M. Do Country Specific Bankruptcy Codes Determine Long-Term Financial Performance? The Case of Metallgesellschaft AG and Columbia Gas System, mimeo, 2000.

114. Jensen, M. Corporate control and the politics of finance // Journal of Applied Corporate Finance, 1991, Vol. 4, pp. 13–33.

115. Jensen-Cocklin, S. Do Confirmed Chapter 11 Plans Consummate? The Results of a Study and Analysis of the Law // Commercial Law Journal, 1992, Vol. 97, p. 116. John, K. Managing Financial Distress and Valuing Distressed Securities: A Survey and Research Agenda // Financial Management, 1993, Vol. 2, pp. 60 – 78.

117. Kaiser, K. European bankruptcy laws: Implications for corporations facing financial distress // Financial Management, 1996, Vol. 25, № 3, pp. 67-85.

118. Kayo, E., and Fama, R.. Agency Costs and the Brazilian Bankruptcy Law: Assumptions of the Reduction of Conflicts of Interest // Journal of Emerging Markets, 1997, Vol. 2, № 3, pp. 73-87.

119. Keefer, P., Knack, S. Why Don’t Poor Countries Catch Up? A Cross Country National Test of n Institutional Explanation. Center for Institutional Reform and the Informal Sector, University of Maryland at College Park, Working Paper No. 60, 1993.

120. Kim, M., and Kim, M. A note on the Determinants of the Outcomes of Bankruptcy Petitions: Evidence From Korea // Journal of Business Finance & Accounting, Sept/Oct 1999, Vol. 26, № 7-8, pp. 997-1011.

121. Klapper, L. And Claessens, S. Bankruptcy Around the World: Explanations of its Relative Use. World Bank // American Law and Economic Review, Vol. 7, №1, 2005, pp. 253-283.

122. Kordana, K. and Posner, E. A Positive Theory of Chapter 11 // New York University Law Review, 1999, Vol. 74, № 1, pp. 161-234.

123. La Porta, R, Lopez-de-Silanes, F. and Shleifer, A. Law and Finance // Journal of Political Economy, 1998, Vol. 106, pp. 1113-1155.

124. La Porta, R., Lopez-de-Silanes, F. and Shleifer, A. Corporate Ownership Around the World // Journal of Finance, 1999, Vol. 54, № 2, pp. 471 - 517.

125. La Porta, R., Lopez-de-Silanes, F., Shleifer, A. and Vishny, R. Investor Protection:

Origins, Consequences, Reform. Cambridge, Discussion Paper № 188, 1999.

126. La Porta, R., Lopez-de-Silanes, F., Shleifer, A. and Vishny, R. W. Legal Determinants of External Finance // Journal of Finance, 1997, Vol. 52, pp. 1131-1150.

127. Lambert-Mogiliansky, A., Sonin, C. and Zhuravskaya, E. Capture of Bankruptcy: a Theory and Evidence from Russian. Russian-European Center for Economic Policy, working paper № 3, 2000.

128. Lambert-Mogiliansky, A., Sonin, K. and Zhuravskaya, E. Political Economics of Bankruptcy: Evidence from Russian Transition. This paper is a thorough revision of the CEPR working paper N 2488, 2005.

129. Leechor, C. Innovations in Bankruptcy – Pricing the Priority of Insolvency Claims. Note № 194 (World Bank Group), 1999.

130. Li, D. D. and Li, S. An agency theory of the bankruptcy law // International Review of Economics and Finance, 1999, Vol. 8, pp. 1-24.

131. Lim, S. and Matolcsy, Z. Do managers of Failed Companies Manage Their Earnings Priop to Failure? An Empirical Investigation. Sydney, Working Paper, 1998.

132. Lizal, L. Determinants of Financial Distress: What Drives Bankruptcy in a Transition Economy? The Czech Republic Case, mimeo, 2001.

133. Longhofer, S. and Carlstrom, C. Absolute Priority Rule Violations in Bankruptcy, mimeo, 1995.

134. Longhofer, S. and Peter, S. “Protection for Whom? Creditor Conflict and Bankruptcy.

Federal Reserve Bank of Cleveland, Working Paper 9909R, 2000.

135. Longhofer, S. Beneficial “Firm Runs”, mimeo, 1995.

136. Longhofer, S.D. Absolute Priority Rule Violations, Credit Rationing, and Efficiency // Journal of Financial Intermediation, 1997, Vol. 6, pp. 249-267.

137. LoPucki, L., and G. Triantis. A systems approach to comparing U.S. and Canadian reorganization of financially distressed companies // Harvard International Law Journal, № 35, pp. 267-343. Reprinted in Current developments in international and comparative corporate insolvency law 109-183 (Jacob S. Ziegel, ed.). Clarendon Press, 1994.

138. LoPucki, L., Whitford, W. Bargaining over Equity’s Share in the Bankruptcy Reorganization of Large, Publicly Held Companies // University of Pennsylvania Law Review, 1990, Vol. 139, pp. 125 – 196.

139. Maksimovic, V. and Philips, G.. Asset Efficiency and Reallocation Decisions of Bankrupt Firms // The Journal of Finance, 1998, Vol. 53, № 5, pp. 1495–1532.

140. Maskin. Recent Theoretical Work on the Soft Budget Constraint // AEA Papers and Proceedings, 1999, Vol. 89, №2, pp. 421-425.

141. McFaul, M. Why Russia’s Politics Matter // Foreign Affairs, 1995, Vol. 74, № 11, pp. 87 99.

142. McMillan, H., Nachtmann, R. and Philips–Patrick, F. Costs of reorganizing under Chapter 11: Some evidence from the 1980’s. U.S. Securities and Exchange Commission, Working Paper, 1991.

143. Menard, C. The Economics of Hybrid Organizations // JITE, 2004, Vol. 160, pp. 345-376.

144. Milhaupt, C.J., West, M.D. The Dark Side of Private Ordering: an Institutional and Empirical Analysis of Organized Crime // The University of Chicago Law Review, 2000, Vol.

67, №1, pp. 41-98.

145. Mitchell, J. Bankruptcy Experience in Hungary and Czech Republic. WDI Working Paper 211, 1998.

146. Mizsei, K. Bankruptcy and the Post-Communist Economies of Central Europe, mimeo, 1993.

147. Montes-Negret, F. and Papi, L. The Polish Experience in Bank and Enterprise Restructuring, 1996.

148. Nalebuff, B. Credible pretrial negotiation // RAND Journal of Economics, 1987, Vol. 18, № 2, pp. 198-210.

149. Podolny, J. and Page, K.. Network Forms of Organizations // Annual Review of Sociology, 1998, Vol. 24, pp. 57-76.

150. Polonsky, G. and Aivazian, Z. Restructuring Russian Industry: Can It Really Be Done? // Post-Communist Economics, 2000, Vol. 12, No. 2, pp. 229-240.

151. Pomykala, J. Agency Costs and Deviations from the Absolute Priority Rule in Bankruptcy Reorganization, mimeo, 2000.

152. Pomykala, J. Bankruptcy Reform, mimeo.

153. Povel. Optimal “Soft” or “Tough” Bankruptcy Procedures // JLEO, 1999, Vol. 15, №3, pp. 659-684.

154. Price Waterhouse. Bankruptcy Law in the Russian Federation. Report to the Russian Federation, Moscow, 1995.

155. Rajan, R. Insiders and Outsiders: The Choice between Relationship and Armslength Debt // Journal of Finance, 1992, Vol. 47, pp. 1367-1400.

156. Reinganum, J. and Wilde, L. Settlement, litigation, and the allocation of litigation costs // RAND Journal of Economics, 1986, Vol. 17, № 4, pp. 557-566.

157. Roe, J. Commentary on “On the Nature of Bankruptcy”: Bankruptcy, Priority, and Economics // Virginia Law Review, 1989, Vol. 75, No. 2, Symposium on the Law and Economics of Bargaining, Mar., 1989, pp. 219-240.

158. Roe, M. Bankruptcy and Debt: A New Model of for Corporate Reorganization // Columbia Law Review, 1983, Vol. 83, pp. 527 – 602.

159. Rose-Ackerman, S. Risk Taking and Ruin: Bankruptcy and Investment Choice // Journal of Legal Studies, 1991, Vol. 20, pp. 277-311.

160. Sallivan, T., E. Warren and J.L. Westbrook. As we forgive our debtors: bankruptcy and consumer credits in America. New York: Oxford University Press. 1989.

161. Sallivan, T., E. Warren and J.L. Westbrook. The fragile middle class: Americans in debt.

New Haven: Yale University Press. 2000.

162. Senbet, L., and Seward, J. Financial Distress, Bankruptcy and Reorganization;

in R.

Jarrow, and V. Maksimovic, and W. Ziemba, eds.: Handbook of Finance (North-Holland, Amsterdam), 1995.

163. Shleifer, A., and Vishny, R. Liquidation values and debt capacity: A market equilibrium approach // Journal of Finance, 1992, Vol. 47, pp. 1343–1366.

164. Simachev, Y. Arbitration as adjustment mechanism of disputes in corporate field:

elements of firm’s demand, scale and efficiency. ICSS Report, 2003.

165. Spier, K. The Dynamics of Pretrial Negotiation // Review of Economic Studies, 1992, Vol.

59, pp. 93-108.

166. Steen, A. Decision-making in Russia:From Hierarchy to Networks? Paper prepared for the 28th Annual ECPR Joint Session of Workshops 14-19. Workshop: ‘The Management of Decision-making in the Centre of Government in Eastern Europe and the CIS’, Copenhagen, April 2000.

167. Stiglitz, J. Some Elementary Principles of Bankruptcy. IPD Conference Background Papers, May 2002.

168. Stromberg, P. Conflicts of Interest and Market Illiquidity in Bankruptcy Auctions: Theory and Tests // The Journal of Finance, 2000, Vol. LV, No. 6, pp. 2641-2692.

169. Swedberg, R. The case for an economic sociology of law // Theory and Society, 2003, Vol. 32 (1), pp. 1-37.

170. Telser, L.G. A Theory of Self-enforcing Agreements // Journal of Business, 1980, vol. 53, № 1, pp. 27-44.

171. Thorelli, H. B. Networks: Between Markets and Hierarchies // Strategic Management Journal, 1986, Vol. 7, pp. 37-51.

172. Treisman, D. The Politics of Soft Credit in Post-Soviet Russia // Europe-Asia Studies, 1995, Vol. 47, № 6, pp. 949-976.

173. Varese, F. The Russian Mafia: Private Protection in a New Market Economy. Oxford University Press, paperback;

New Edition, Feb 2005.

174. Venys, L. Bankruptcy in the Czech Republic. NATO Democratic Institutions Fellowship Programmer 1995-1997, 1997.

175. Vitryansky, V.V. Insolvency and Bankruptcy Law Reform in the Russian Federation // McGill Law Journal, 1999, Vol. 44, pp. 409-432.

176. Volkov, V. Violent Entrepreneurs: The Use of Force in the Making of Russian Capitalism.

Ithaca: Cornell University Press, 2002.

177. Volkov, V. Violent Entrepreneurship in Post-Communist Russia // Europe-Asia Studies, July 1999, Vol. 51, № 5, pp. 741-754.

178. Warner, J. Bankruptcy costs: Some evidence // Journal of Finance, 1977, Vol. 32, pp.

337–347.

179. Warner, J. Bankruptcy, Absolute Priority, and the Pricing of Risky Debt Claims // Journal of Financial Economics, 1977, Vol. 4, pp. 239-276.

180. Warren, E. The market for data: the changing role of the social sciences in changing the law // Wisconsin Law Review, 2002, Vol. 1, pp. 1 – 43.

181. Weiss, L. Bankruptcy Resolution: Direct costs and the Violation of Priority of Claims // Journal of Financial Economics, 1990, Vol. 27, pp. 285-314.

182. White, M. Bankruptcy Liquidation and Reorganization, in Handbook of Modern Finance (D.E. Logue, ed.), 1984.

183. White, M. Corporate Bankruptcy: A U.S.-European Comparison, in Bankruptcy: Legal and Economic Perspectives, Bhandari, ed. Cambridge University Press, 1996, pp. 467-500.

184. White, M. The Costs of Corporate Bankruptcy: The US – European Comparison.

Manuscript. Ann Arbor: Univ. Michigan, Department of Economics, 1993.

185. Wielenberg, S. The Role of Auditing in Out-of-Court Debt Restructurings. Working Paper of Otto-von-Guericke-University, 2000.

186. Wijnbergen, S. Bank Restructuring and Enterprise Reform. European Bank, Working Paper 29, 1998.

187. Williamson, O.E. The Economic Institutions of Capitalism, The Free Press-Macmillan, New York, 188. Wood, P. Principles of International Insolvency, Sweet and Maxwell, 1995.

189. Zha, T. Bankruptcy Law, Capital Allocation, and Aggregate Effects: A Dynamic Heterogeneous Agent Model with Incomplete Markets // Annals of Economics and Finance, 2001, Vol. 2, pp. 379-400.

Тексты законов о несостоятельности (банкротстве) 190. Закон о банкротстве США (на английском языке).

191. Коммерческое право Франции (на французском языке).

192. Insolvency Act 1986 (England) (на английском языке).

193. Insolvenzordnung (закон о регулировании порядка производства по делам о несостоятельности Германии) (на русском языке) Приложение 2. Рис. 2.1 Схема возникновения проблемы неплатежеспособности и возможных путей ее решения Исполнение всех обязательств по контракту Компания может Заключени Исполнени выполнить все А1 А2 N А е контракта е контракта взятые обязательства Неэффективно Колебания Структурные е управление деловой сдвиги в компанией активности экономике А А2 А Предложение по пересмотру условий выполнения обязательств А1 А1 А Не Пересмотр условий предпринимать Отказ в пересмотре условий действий для урегулировани Реструктуризаци я А я долга проблемы Ликвидация компании (без неплатежеспо использования законодательства о А2 Обращение в суд (официальное объявление банкротства) Попытка решения проблемы Выполнение А альтернативными обязательст способами, выходящими за в рамки законодательства о Обращение в суд банкротстве «Прощение»

А долга Не выполнение обязательств Обращение в суд СУД А Попытка решения проблемы альтернативными Начать способами, выходящими за процедуру Отклонить заявление рамки законодательства о банкротств банкротстве Не согласие с решением суда А 1,2 А Выполнение обязательств в судебном порядке Приложение 2. Таблица 2. Стратегии поддержания бизнес-отношений Уровень Роль Использование Сопряженные персонального Стратегия репутации законодательства о трансакционные доверия между компаний банкротстве издержки сторонами Двустороннее урегулирование конфликта Ведения Высокий Незначительная Нет переговоров Отношенческая контрактация Минимальное Составления Средний Значительная использование контракта Привлечение «негосударственной» третьей стороны для решения конфликта Информационная прозрачность сети Варьируется в Принятия Сетевое зависимости от Минимальное Значительная коллективных характеристик использование принуждение решений группы Защиты от третьей стороны Заключение контракта Либо вообще не используется, либо Плата за услуги нелегальные методы Частное силового партнера Низкий Незначительная используются для принуждение принуждения законных

Защита от третьей решений стороны Взаимная зависимость Использование государственной третьей стороны для решения конфликта Используется Защита от третьей законодательство не о Административное Средняя стороны Средний банкротстве с целью значимость Взаимная принуждение оказания давления на зависимость контрагента Составление Используется для Средняя контракта Средний устрашения значимость контрагента Сфера действия Использование законодательства судебной системы Снижение Используется в полном Низкий Незначительная стоимости объеме компании Приложение 2.3 Использование законодательства Таблица 3. Эффективность банкротства Издержки Индекс Время Индекс Экономика (% от судебной (в годах) целей стоимости) власти Восточная Азия и Pacific 2,8 17 49 Европа и Центральная Азия 3,2 15 51 Латинская Америка и Карибы 3,7 15 46 Средний Восток и Северная 3,7 13 47 Африка OECD: высокий доход 1,8 7 77 Южная Азия 5,4 9 35 Центральная Африка 3,5 17 35 Российская Федерация 1,5 4 58 Источник: http://rru.worldbank.org/DoingBusiness/SnapshotReports/Default.aspx, http://rru.worldbank.org/DoingBusiness/Methodology/Bankruptcy.aspx Время (в годах) Время измерялось в календарных годах. Рассматривалась средняя продолжительность процедуры несостоятельности в стране.

Издержки (% от стоимости компании банкрота) Оценка средних издержек процедуры получена посредством опроса с множественным выбором, в который были включены следующие варианты:: 0- процента, 3-5 процента, 6-10 процента, 11-25 процента, 26-50 процента, и более чем 50 процента от стоимости компании банкрота.

Индекс целей несостоятельности Данный параметр описывает степенно достижения законодательством о банкротстве трех основных целей: максимизация общей стоимости фирмы, распределяемой между кредиторами, акционерами, работниками и другими собственниками;

реанимировать состоятельные и ликвидировать несостоятельные компании;

снизить риск инвесторов за счет применения абсолютного приоритета выплат в ходе процедуры банкротства. Общий индекс целей варьируется от 0 до 100, где - 100 означает полное соответствие, - 0 означает, что институт банкротства вообще не соответствует выделенным целям.

Индекс судебной власти Отражает степень вовлеченности суда в процесс банкротства. Чем выше, тем больше вовлеченность. Измеряется от 0 до 100.

Таблица 4. Каким образом компании ведут себя при нарушении их прав в ситуации решения проблемы неплатежеспособности В процентах от общего Используемые стратегии количества респондентов 40. Объявление о банкротстве 12. Угрожают обращение в суд 46. Ничего из указанного выше Всего Источник: Симачев, 2003.

Таблица 5. Основные причины, по которым предприятия не обращались в арбитражный суд при нарушении своих прав (в % к числу ответивших в каждой группе) Сколько раз предприятию Причины, по которым приходилось выступать в предприятия при нарушении Выборка арбитражном суде своих прав не обращались в в целом Ни арбитражный суд 1-2 3-5 Более разу Не было надежды на объективное 13 10 13 15 рассмотрение иска Невозможно предугадать исход 27 16 33 44 дела из-за противоречивости законодательства Не было надежды на исполнение 24 16 18 31 решения Существовала угроза 6 5 2 10 противодействия со стороны ответчика Чрезмерно долгие сроки судебного 25 20 32 21 разбирательства Участие в судебном 18 17 14 23 разбирательстве требует слишком больших расходов Нежелательна огласка 4 3 5 3 конфликта Есть более эффективные способы 24 27 29 15 решения, чем суд 14 17 9 13 Другое 17 24 16 3 Затрудняюсь ответить 259 100 56 39 Количество респондентов Источник: Симачев. 2003.

Таблица 6. Что бы Вы хотели изменить в законодательстве о банкротстве?

Процент от общего количества ответов Количество Предмет изменнеия Без учета компаний Всего неопределенных ответов Правила, заложенные в 97 32.8 51. законодательств е Легальные 32 10.8 17. процедуры Порядок принятия 58 19.6 31. судебных решений 109 36.8 Не знаю 296 100 Всего Источник: Development of demand on law regulation of corporate governance in private sector. Part 2.

NISSE Report. 2002. http://www.nisse.ru/analitics.html?id=rs&part=p Приложение 2.4 Статистика использования стратегий Таблица 7. Пример того, каким образом решаются конфликты между контрагентами предприятий и отделов продаж и закупок Отдел закупок Отдел продаж Метод 1 2 Метод 1 Формальные переговоры Прекращение деловых между представителями 76.38 7.51 68.5 5. отношений фирм низшего уровня Формальные переговоры Подача петиции в между представителями 56.44 8.52 60.98 5. арбитражный суд фирм высшего уровня Угроза обращения в суд Использование путем передачи 25.46 5.40 58.23 5. арбитражного суда контрагенту петиции Неформальные встречи Принуждение к выплате между представителями 23.01 7.39 57.32 4. штрафов за просрочку предприятий.

Распространение информации об оппортунистическом Вмешательство другого 15.34 5.34 47.56 4. поведении предприятия предприятия между другими предприятиями Привлечение для Вмешательство в конфликт решения проблемы представителей 10.43 4.41 14.02 2. представителей региональных властей региональных властей 1 – процент предприятий использующих данный метод 2 – средняя эффективность используемого мнения по оценке начальников соответствующих отделов (оценивались по шкале от 0 до 10) Таблица составлена на основе статьи Hendley, Murrell, and Ryterman, 1999.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.