авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Национальная академия наук Беларуси Институт природопользования НАН Беларуси ГПУ «Национальный парк «Припятский» Научный совет по проблемам Полесья НАН Беларуси ...»

-- [ Страница 4 ] --

Больше всего сырого протеина наблюдалось в ассоциациях, приуроченных к пойме р.Днепра в Лоевском районе. В остальных – содержание сырого протеина значительно между собой не различа лось. В ассоциации Poo – Festucetum pratensis содержание сырой клетчатки несколько больше, чем в ассоциации Poo palustris –Alopecuretum pratensis. Наибольшее содержание жира отмечено в ассоциа ции Poo – Festucetum pratensis в пойме р.Сожа, а наименьшее – в ассоциации Poo palustris – Alopecuretum pratensis в пойме р.Припяти в Мозырском районе. Более высокое содержание кормовых единиц наблюдалось в корме, полученном в пойме р.Днепра в Речицком и Лоевском районах. Мень шее содержание отмечено в поймах р.Сожа в Гомельском и р.Припяти в Мозырском районах.

Таблица 3. Результаты анализа кормов изучаемых луговых экосистем Определяемые показатели, абс.сух. вещ-во, % Корм.

Ассоциация ед.

калий сырая клетч. сырой жир сырой протеин фосфор пойма р.Сожа в Гомельском районе Poo – Festucetum pratensis 1,44 38,6 5,0 12,11 0,16 0, Poo palustris –Alopecuretum pratensis 1,56 32,4 4,1 12,76 0,27 0, пойма р.Днепра в Речицком районе Poo – Festucetum pratensis 1,42 31,3 4,2 11,79 0,37 0, Poo palustris –Alopecuretum pratensis 1,30 30,5 3,6 12,95 0,39 0, пойма р.Днепра в Лоевском районе Poo – Festucetum pratensis 2,98 28,4 2,56 16,72 0,41 0, Poo palustris –Alopecuretum pratensis 3,55 27,6 2,61 19,37 0,43 0, пойма р.Припяти в Мозырском районе Poo – Festucetum pratensis 0,98 32,3 2,10 8,09 0,20 0, Poo palustris –Alopecuretum pratensis 0,88 31,8 2,01 11,00 0,17 0, Результаты анализа онтогенетической структуры видов-доминантов изучаемых луговых экоси стем представлены в таблице 4. Анализируя ассоциацию Poo – Festucetum pratensis поймы р.Сожа в Гомельском районе, следует отметить, что в составе популяции Poa pratensis выделяется пять онто генетических групп, где наибольшее участие принимали средневозрастные генеративные растения (35,7%). Доля молодых генеративных и старых генеративных растений примерно равна – 25,4% и 22,1% соответственно. Минимальное участие характерно для имматурных (5,6%) и виргинильных растений (11,2%). В популяции Festuca pratensis выделено четыре онтогенетические группы с преоб ладанием средневозрастных генеративных растений (37,9%). Участие молодых генеративных и ста рых генеративных растений оказалось практически одинаковым – 26,0% и 28,2%. Наименьшее уча стие имеют виргинильные растения (7,9%). В ассоциации Poo palustris – Alopecuretum pratensis в по пуляциях Poа palustris и Alopecurus pratensis возрастной спектр представлен четырьмя онтогенетиче скими группами, где преобладали средневозрастные генеративные растения, соответственно 36,6% и 35,5%. У Poа palustris также высоко участие виргинильных растений (23,3%) и молодых генератив ных (27,8%). В составе популяции Alopecurus pratensis практически одинаковое участие принимали виргинильные (17,3%) и старые генеративные растения (19,0%). Следует отметить, что плотность Poа palustris на 11,1 особь/м2 оказалась выше, чем у популяции Alopecurus pratensis.

Анализ ассоциации Poo – Festucetum pratensis в пойме р.Днепра в Речицком районе показал, что у популяций Poa pratensis и Festuca pratensis в онтогенетическом спектре присутствовали четыре возрастные группы, причем наибольший процент участия оказался у средневозрастных генеративных растений соответственно, 41,1% и 40,1%. У популяции мятлика лугового также значительно участие (23,7%) молодых генеративных растений, а в популяции Festuca pratensis – старых генеративных (25,3%). Анализ ассоциации Poo palustris – Alopecuretum pratensis выявил, что в обеих популяциях тоже преобладали средневозрастные генеративные растения (более 41,0%). У Poа palustris 25,3% приходилось на виргинильные растения, а у Alopecurus pratensis доля молодых генеративных расте ний составила 31,5%.

Анализ онтогенетической структуры видов-доминантов луговых экосистем пойменного луга р.Днепра в Лоевском районе показал, что в ассоциации Poo – Festucetum pratensis в популяции Poа pratensis отмечено пять онтогенетических групп. Наибольший процент участия наблюдался у средне возрастных генеративных растений (32,6%). У молодых и старых генеративных растений участие примерно равное (19,8% и 21,0%), также незначительное различие отмечено между участием имма турных и виргинильных растений. У популяции Festucа pratensis в онтогенетическом составе преоб ладали средневозрастные (38,7%) и молодые генеративные растения (15,4%). Популяция Poа palustris в ассоциации Poo palustris – Alopecuretum pratensis состояла из семи онтогенетических групп, где наибольшее участие принимали средневозрастные генеративные растения (30,3%), молодые генера тивные (21,9%) и виргинильные растения (16,4%). У популяции Alopecurus pratensis отмечено 5 онто генетических групп, где также преобладали средневозрастные генеративные растения (29,9%) и ста рые генеративные (27,0%). Роль остальных онтогенетических групп была несколько ниже.

В ассоциации Poo – Festucetum pratensis онтогенетическая структура Poа pratensis несколько отличалась от Festucа pratensis, у которой наблюдалась высокая численность средневозрастных рас тений (47,2%) от общей плотности особей. Следует отметить, что общая плотность особей Festucа pratensis на 15,8 особей/м2 была выше, чем Poа pratensis.

Таблица 4. Онтогенетическая структура (особь/м2) видов-доминантов ассоциаций изучаемых луговых экосистем Онтогенетические состояния* Название ассо- Виды р циаций доминанты j im v g1 g2 g * пойма р.Сожа Гомельского района Poa pratensis 3,2±0,13 6,4±0,31 14,5±0,72 2,04±1,06 12,6±0, Poo – Festucetum Festuca 3,9±0,16 12,8±0,65 18,7±0,95 13,9±0, pratensis pratensis Poa palustris 16,3±0,83 19,4±0,55 25,6±1,38 8,6±0, Poo palustris – Alopecuretum Alopecurus 10,2±0,54 16,5±0,84 20,9±1,04 11,2±0, pratensis pratensis пойма р.Днепра Речицкого района Poa pratensis 9,6±0,44 11,2±0,55 19,8±1,14 6,7±0, Poo – Festucetum Festuca pratensis 5,4±0,26 9,5±0,54 17,3±1,04 10,9±0, pratensis Poa palustris 14,3±0,78 7,3±0,42 23,6±1,21 11,4±0, Poo palustris – Alopecuretum Alopecurus 9,4±0,58 12,3±0,72 8,1±0, pratensis pratensis пойма р.Днепра Лоевского района Poa pratensis 7,3±0,36 8,2±0,41 11,6±0,58 19,1±1,12 12,3±0, Poo – Festucetum Festuca 11,3±0,56 14,6±0,76 21,8±1,14 8,7±0, pratensis pratensis Poa palustris 7,9±0,39 12,1±0,48 16,4±0,66 22,7±1,13 9,9±0, Poo palustris – Alopecuretum Alopecurus 5,2±0,21 8,7±0,37 12,3±0,49 18,2±0,98 16,4±0, pratensis pratensis пойма р.Припяти Мозырского района Poa pratensis 7,4±0,37 12,3±0,61 16,6±0,83 10,8±0,54 6,1±0, Poo – Festucetum Festuca 6,9±0,34 10,5±0,25 32,3±1,61 12,4±0, pratensis pratensis Poa palustris 3,1±0,15 5,6±0,29 8,6±0,43 22,7±1,13 9,8±0, Poo palustris – Alopecuretum Alopecurus 8,1±0,41 10,3±0,51 8,7±0,43 2,8±0, pratensis pratensis *р – проростки, j – ювенильные, im – имматурные, v – виргинильные, g1 – молодые генеративные, g2 – средневозрастные генеративные, g3 – старые генеративные растения В ассоциации Poo palustris – Alopecuretum pratensis в онтогенетическом составе Poа palustris выявлено пять онтогенетических групп. Наибольшее участие отмечается для средневозрастных гене ративных растений – 45,6%. У Alopecurus pratensis среди четырех онтогенетических групп наиболь шее участие наблюдалось у молодых генеративных – 34,4% и у виргинильных растений – 27,1%.

Анализ онтогенетической структуры изучаемых ассоциаций показал, что у них, в основном, преобладают средневозрастные генеративные растения, а также молодые генеративные и виргиниль ные растения, что говорит о благоприятных условиях развития популяций видов-доминантов, входя щих в эти ассоциации.

Таким образом, сравнительный анализ показал, что данные ассоциации имеют как общие черты развития, так и некоторые отличия, проявляющиеся в продуктивности, биохимическом составе и кормовой ценности трав, онтогенетической структуре. Поэтому луга с участием данных ассоциаций целесообразно использовать для заготовки травяных кормов, тем самым предотвращая их зарастание древесно-кустарниковой растительностью.

УДК 504.4.062.2 (476-13) ОЦЕНКА ВОДНО-РЕСУРСНОГО ПОТЕНЦИАЛА ПРИПЯТСКОГО ПОЛЕСЬЯ О.В. Кадацкая, Е.В. Санец, Е.П. Овчарова Государственное научное учреждение «Институт природопользования Национальной академии наук Беларуси», Минск, olga-kad@rambler.ru.

Использованию водных ресурсов, их сохранению от истощения и загрязнения отводится суще ственная роль в Государственной программе социально-экономического развития и комплексного ис пользования природных ресурсов Припятского Полесья на 2010–2015 годы (Государственная про грамма…,2010). Согласно программе Припятское Полесье охватывает три административных района Брестской области (Пинский, Столинский и Лунинецкий) и четыре Гомельской (Житковичский, Пет риковский, Мозырский и Наровлянский). Территория рассматриваемого региона занимает 15% об щей площади бассейна реки Припяти или 35% его белорусской части, составляя 18,3 тыс. км2.

Главными особенностями водных ресурсов Припятского Полесья являются наличие большого количества рек, озер, родников и мелиоративных каналов;

высокая заболоченность территории;

зна чительные запасы подземных пресных и минеральных вод;

частые высокие уровни весенних полово дий и летне-осенних паводков.

Основным источником поверхностных водных ресурсов региона является р.Припять с объемом речного стока 13100 млн м3 в средний по водности год и 7010 млн м3 в маловодный (95%-ной обеспе ченности). Причем на местный сток, формирующийся в пределах Беларуси, приходится 69%, и его обеспечивают главным образом левые притоки Припяти. Правые притоки, которые, как правило, бе рут начало на территории Украины, являются вместе с верховьем Припяти основой транзитного сто ка, составляющего 31% общих ресурсов поверхностных вод (таблица 1).

Речной сток, сформированный в пределах белорусской части бассейна Припяти, составляет 5,6 км3/год или 16,5% от всего местного стока страны. При этом непосредственно на районы Припят ского Полесья приходится около 2,0 км3/год. Прогнозные естественные ресурсы пресных подземных вод составляют 1,85 млн м3/сут. (3,36 тыс.м3/чел. в сут.), прогнозные эксплуатационные – 3,30 млн м3/сут. (6,0 тыс.м3/ чел. в сут.), что многократно превышает современные и перспективные объемы водопотребления (Современное состояние..., 2011).

Ресурсы речного стока на рассматриваемой территории распределены неравномерно. На общем фоне выделяются Столинский, Житковичский и Петриковский районы, на которые приходится 51% общего объема формирующихся в регионе ресурсов, а их наименьшее количество характерно для На ровлянского и Мозырского районов (таблица 2).

Достаточность водных ресурсов для социально-экономического развития страны или ее от дельных регионов оценивается в мировой практике, как известно, с использованием удельного пока зателя водообеспеченности (отношение объёма среднегодового речного стока к количеству населе ния).

Обеспеченность Припятского Полесья водными ресурсами, исходя из среднего для региона по казателя удельной водообеспеченности (см. таблицу 1), оказалась ниже установленной для Беларуси в целом (6,1 тыс. м3/чел. в год), но несколько больше, рассчитанной для соседней Украины (4,1 тыс.м3/чел. год).

Вместе с тем на рассматриваемой территории удельная водообеспеченность существенно раз личается. Так, обеспеченность водными ресурсами на душу населения в Житковичском и Петриков ском районах превысила среднюю для региона величину в 1,2–1,5 раза, в то же время в Лунинецком, Пинском, Столинском и Мозырском районах, наоборот, оказалась ниже средней в 1,4–2,9 раза. При чем наименьшие значения анализируемого показателя характерны для Пинского и Мозырского рай онов, а его максимальная величина – Наровлянского района, которая обусловлена в первую очередь низкой численностью населения.

Из поверхностных водных объектов и подземных источников на территории районов Припят ского Полесья (без учета городов Пинска и Мозыря) в 2011 г. забрано почти на 15 млн м3 воды боль ше, чем в 2009 г. (таблица 3). При этом объем забора воды на региональном уровне наиболее сущест венно возрос в Лунинецком районе на 9,75 млн м3, его увеличение отмечено также в Пинском районе на 2,29 млн м3, Житковичском и Петриковском районах на 0,70 и 3,35 млн м3 соответственно.

Таблица 1. Характеристика основных рек, формирующих водные ресурсы Припятского Полесья Площадь водо- Среднегодовой Общее Средний наклон Годовой сток, млн м Река – Длина Районы Припятского Полесья сбора в расчет- расход воды в падение водной поверх- сред- в маловод расчетный створ реки, км ном створе, км2 устье, м3/с реки, м ности, ‰ ний ный год** Припять – Петриков Лунинецкий, Пинский, Столин- 87900 (?)* 8960 ский, Житковичский, Мозырский, 761 (500) 450 69,5 0, Припять – Мозырь 101000 (?) 12000 Наровлянский, Петриковский Припять – устье 121000 (52700) 13100 Левые притоки р.Припяти Пина – устье Пинский 2460 40 8,60 – 0,01 492 Ясельда – устье Пинский 7790 250 35,80 37,5 0,15 937 Бобрик 1-ый – устье Лунинецкий, Пинский 1902 109 7,60 – 0,30 235 92, Цна – устье Лунинецкий 1130 126 7,23 53,0 0,40 140 56, Лань – устье Лунинецкий 2190 147 11,30 79,2 0,40 344 Случь – устье Лунинецкий, Житковичский 5470 197 22,40 46,6 0,24 972 Бобрик 2-ой – устье Житковичский, Петриковский 710 44 – – 0,40 – – Птичь – устье Петриковский 9470 421 49,70 176,0 0,40 1510 Правые притоки р.Припяти Стырь – устье Пинский, Столинский 12900 (?) 494 (70) 49,50 122,5 0,25 2550 Горынь – устье Столинский 27700 (1200) 659 (82) 110,00 – 0,10 3150 Ствига – устье Столинский, Житковичский 5260 (4300) 178 (112) 21,60 68,3 0,40 697 Свиновод – устье Житковичский 511 46 2,00 – 0,80 – – Уборть – устье Петриковский 5820 (?) 292 (126) 24,40 96,3 0,30 735 Мытва – устье Мозырский, Наровлянский 430 47 1,70 – 0,90 – – Словечна – устье Наровлянский 3600 (3000) 158 (109) 13,7 172,7 1,10 – – Желонь – устье Наровлянский 1460 (?) 113 (?) – 113,4 0,70 – – * В скобках указаны данные для белорусской части территории. Знак «?» означает «нет данных»;

** Год 95% обеспеченности   Таблица 2. Характеристики гидрографической сети и местных водных ресурсов административных районов Припятского Полесья (Современное состояние…, 2011) Суммар- Количе- Расчетная Расчетная вели Удельная водо ная дли- ство густота реч- чина местного Количе Район обеспеченность, на рек, ство рек речных ной сети, речного стока тыс. м3/чел. в год км/км2 м3/с млн м км истоков Брестская область Лунинецкий 293 9 3 0,47 7,94 250 2, Пинский 535 21 11 0,37 9,41 297 1, Столинский 471 15 8 0,32 10,00 315 3, Гомельская область Житковичский 318 14 6 0,37 11,30 356 5, Мозырский 293 17 11 0,38 6,66 210 1, Наровлянский 356 16 7 0,40 7,10 224 10, Петриковский 359 13 5 0,50 10,90 344 6, Районы При пятского Поле- 2625 105 51 0,40 9,04 1996 4, сья в целом Таблица 3. Индекс эксплуатации водных ресурсов в районах Припятского Полесья (по данным 2009 г. и 2011 г.) Возобновляемые Забрано воды, Индекс эксплуатации млн м Район местные водные водных ресурсов ресурсы, млн м3 2009 г. 2011 г. 2009 г. 2011 г.

Брестская область Лунинецкий 250 30,69 40,44 12,3 16, Пинский (без г.Пинска) 297 33,43 35,72 11,2 12, Столинский 315 5,47 3,97 1,7 1, Районы Припятского Полесья Брестской области 862 69,59 80,13 8,1 9, Гомельская область Житковичский 356 19,21 19,91 5,4 5, Мозырский (без г.Мозыря) 210 1,62 1,52 0,8 0, Наровлянский 224 1,08 1,24 0,5 0, Петриковский 344 11,96 15,31 3,5 4, Районы Припятского Полесья Гомельской области 1134 33,87 37,98 3,0 3, Припятское Полесье в целом 1996 103,46 118,11 5,2 5, Пороговое значение ИЭВР 20, Следует подчеркнуть, что в Лунинецком районе повышенный на фоне остальных районов за бор воды обусловлен главным образом интенсивным водоотливом из карьера «Микашевичский», на который приходится 75% забранных в районе природных вод.

В 2011 г в рассматриваемом регионе практически повсеместно прослеживается рост индекса эксплуатации водных ресурсов (ИЭВР), величина которого в Лунинецком районе приблизилась к критическому значению (см. таблицу 3). ИЭВР, рассчитанный для Лунинецкого района, в 4,9 раза превысил его среднее значение для бассейна Припяти в целом (3,3).

Согласно ИЭВР наиболее интенсивно водные ресурсы эксплуатируются в районах Брестской области, превышая среднее для Беларуси значение ИЭВР в 3,4 раза. Для районов Гомельской области среднее значение ИЭВР оказалось ниже среднего для Припятского Полесья в целом.

В Припятском Полесье в 2011 г. на различные хозяйственные нужды использовано более 125 млн м3. По сравнению с 2009 г. объем водопотребления увеличился на 16,5 млн м3, наиболее зна чительно возросло количество воды, использованной на производственные нужды и в сфере прудово го рыбного хозяйства (соответственно на 8,5 и 7,9 млн м3). Отмечается определенный рост объемов воды, направленной на сельскохозяйственное водоснабжение. Существенно снизилось использование воды на орошение (таблица 4).

  Таблица 4. Использование водных ресурсов в районах Припятского Полесья в 2009 и 2011 г., млн м3 в год Использовано свежей воды Отведено сточной воды в том числе на нужды сельскохозяй Район Всего хозяйствен- производст- регулярного прудового рыб- всего (включая в реки и озера ственного во но-питьевые венные орошения ного хозяйства шахтную и ЗПО) доснабжения 2009 2011 2009 2011 2009 2011 2009 2011 2009 2011 2009 2011 2009 2011 2009 Брестская область Лунинецкий 6,95 18,71 2,15 2,00 1,35 8,86 1,37 0,00 0,69 0,75 1,40 7,09 26,71 30,29 26,12 29, Пинский 33,42 35,46 1,33 1,20 0,24 1,95 0,28 0,29 1,90 2,12 29,67 29,90 25,92 25,83 25,06 25, Столинский 5,05 3,46 1,18 1,27 1,26 0,90 0,00 0,02 1,07 1,12 1,55 0,05 2,94 1,78 1,38 0, г.Пинск 9,88 8,42 6,99 6,97 2,89 1,45 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 11,48 11,43 11,46 11, Гомельская область Житкович 18,1 19,40 0,83 1,10 0,28 0,62 0,00 0,00 0,28 0,41 16,71 17,29 9,43 11,39 9,07 11, ский Мозырский 1,51 5,33 0,39 0,47 0,19 4,05 0,30 0,12 0,63 0,69 0,00 0,00 0,83 0,69 0,00 0, Наровлянский 0,95 1,14 0,63 0,62 0,25 0,26 0,00 0,00 0,07 0,26 0,00 0,00 0,55 0,62 0,00 0, Петриковский 11,82 15,06 1,00 0,95 0,22 0,31 0,00 0,00 0,40 0,61 10,20 13,19 9,31 11,51 8,62 11, г.Мозырь 21,37 18,61 6,56 7,12 14,72 11,49 0,00 0,00 0,00 0,00 0,09 0,00 17,93 17,98 17,89 7, Районы При 125, 109,05 21,06 21,7 21,4 29,9 2,0 0,4 5,0 6,0 59,6 67,5 105,1 111,5 99,6 96, пятского По лесья в целом   В целом для региона характерно использование воды главным образом в прудовом рыбном хо зяйстве (54%). На производственные нужды расходуется 20%, на хозяйственно-питьевые – 17%.

В разрезе районов по количеству использованной воды выделяется Пинский район, за ним сле дуют Житковичский, Лунинецкий и Петриковский районы. В 2011 г. по сравнению с 2009 г. сущест венно изменилась структура водопользования в Лунинецком районе. На фоне значительного роста общего водопотребления (на 11,8 млн м3), возросло использование воды на производственные нужды и в прудовом рыбном хозяйстве (на 7,5 и 5,7 млн м3 соответственно). В Пинском районе основной объем воды по-прежнему расходуется на нужды прудового рыбного хозяйства, аналогичная ситуация характерна и для Житковичского и Петриковского районов.

Затраты воды на регулярное орошение весьма незначительны и имеют место только в трех рай онах Припятского Полесья. Использование воды на сельскохозяйственное водоснабжение в целом невелико. Наибольшие объемы воды расходуются для этих нужд в Пинском и Столинском районах (см. таблицу 4).

Объем сточных вод, отведенных в водные объекты, остался на уровне 2009 г. в Пинском районе и г.Пинске, увеличился в Лунинецком, Житковичском и Петриковском районах, значительно умень шился в г.Мозыре.

Воды рек региона загрязнены в основном азотом аммонийным и фосфором фосфатным, на от дельных участках Припяти – азотом нитритным. Самая неблагополучная гидрохимическая ситуация отмечена для Припяти ниже г.Пинска. Высокое содержание азота аммонийного и фосфора фосфатно го выявлено в воде практически всех притоков Припяти.

Для грунтовых вод, используемых для питьевых целей, характерно загрязнение нитратами. Для подземных вод – высокое содержание железа и марганца (Пашкевич, 2002).

Основные проблемы, касающиеся водно-ресурсного потенциала Припятского Полесья, прежде всего связаны с загрязнением поверхностных вод азотом аммонийным и фосфатами;

неудовлетвори тельным качеством пресных подземных вод (высокое содержание железа и марганца в напорных под земных водах, нитратов – в грунтовых водах);

нерациональными потерями воды при водоотливе из карьера «Микашевичский».

Литература Государственная программа социально-экономического развития и комплексного использования природ ных ресурсов Припятского Полесья на 2010–2015 годы. Утв. Указом Президента Республики Беларусь 29.03.2010 № 161.

Современное состояние и использование ресурсов поверхностных вод Припятского Полесья / О.В. Ка дацкая [и др.] // Природопользование: сб. науч. трудов / Национальная академия наук Беларуси, Институт при родопользования;

редкол. А.К. Карабанов и др. – Вып. 19. – Минск, 2011. – С. 37–47.

Пашкевич, В.И. Качество пресных подземных вод Беларуси / В.И. Пашкевич // Материалы Междунар.

науч.-практ. конф. «Минерально-сырьевые ресурсы Беларуси – 2002: состояние и перспективы освоения». – Минск: БелНИГРИ, 2002. – С. 170–173.

УДК 631.6:631. ОПТИМИЗАЦИЯ СТРУКТУРЫ ПОСЕВНЫХ ПЛОЩАДЕЙ КАК ПРИЕМ ПОВЫШЕНИЯ ПРОДУКТИВНОСТИ МЕЛИОРИРОВАННЫХ ЗЕМЕЛЬ ПОЙМЫ Р.ПРИПЯТИ Л.Н. Лученок РУП «Институт мелиорации», Минск, l_luchenok@mail.ru В настоящее время сельскохозяйственное производство развивается по пути специализации сельхозпредприятий, что требует индивидуального подхода к конструированию высокопродуктив ных ценозов кормовых культур, оптимизации структур посевных площадей и севооборотов, обеспе чивающих потребность животных в кормах, отвечающих зоотехническим требованиям. Развитие в регионе Полесья мясного животноводства, при сохранении молочного, требует увеличения общего ресурса кормов, улучшения их качества, сбалансированности по основным питательным веществам, восполнения в рационах недостатка протеина и легкопереваримых углеводов. Основная часть кормов   в пастбищный период, особенно для коров мясных пород, может компенсироваться кормовыми ре сурсами поймы р.Припяти. В регионе Белорусского Полесья до 225 дней КРС может находиться на стойловом содержании. Кроме того, для производства высококачественного мраморного мяса необ ходим откорм животных кормами-концентратами, получение которых возможно на прилегающих к пойме осушенных землях. Продуктивность пашни на них должна быть на таком уровне, который по зволяет обеспечить кормами все имеющееся и планируемое поголовье. Для этого необходимо интро дуцировать новые виды кормовых культур, оптимизировать их видовой состав, приемы интенсифи кации возделывания, а также структуру посевных площадей, что повысит продуктивность и увеличит выход качественных кормов.

Целью исследований была оценка уровня продуктивности растениеводства в сельхозпредприя тиях, перспективных для развития мясного животноводства, и разработка для них структур посевных площадей, позволяющих получать высококачественные корма в необходимом количестве с учетом роста поголовья.

Мясное животноводство развивается в трех районах Брестской области (Лунинецкий, Пинский, Столинский) и четырех районах Гомельской области (Житковичский, Мозырский, Наровлянский, Петриковский). Это районы с высокой долей мелиорированных земель. Так, в Брестской области площади осушенных земель составляют около 171 тыс.га, в Гомельской – около 83 тыс.га. Проанали зировав урожайности кормовых культур в 2010–2012 гг. (в т.ч. в благоприятный и неблагоприятный годы по погодным условиям вегетационного периода), среднесуточные привесы крупного рогатого скота на выращивании и откорме, показатели среднегодового удоя молока от коровы, все сельхоз предприятия были сгруппированы в 3 группы.

1 группа: урожайность зерновых около 30 ц/га, кукурузы на зеленую массу – около 300 ц/га, на зерно – около 70 ц/га, многолетних трав – 100–330 ц/га. В эту группу вошли все сельхозпредприятия Брестской области и 7 предприятий Гомельской области.

2 группа: урожайность зерновых яровых около 40 ц/га, озимых – 45 ц/га, зеленой массы кукуру зы – 400 ц/га, зерна – 70–75 ц/га, многолетних трав – 200–400 ц/га. В эту группу вошли сельхозпред приятия Гомельской области «Хлупин» отделение СК «Лясковичи» (Житковичский район), «Ляскови чи» СХКУ «Национальный парк «Припятский» (Петриковский район) и ГП «Слободское им.Ленина (Мозырский район).

Перечисленные сельхозпредприятия по показателям урожайности зерновых культур и зерна ку курузы соответствуют и даже превышают указанные характеристики, однако, по урожайности зеленой массы кукурузы и трав находятся в пределах нижней границы.

3 группа (потенциал): урожайность зерновых яровых до 45–50 ц/га, озимых – 50–55 ц/га, зеле ной массы кукурузы – до 600 ц/га, зерна – 75 ц/га, многолетних трав – более 400 ц/га.

К третьей группе на сегодняшний день ни одного из сельхозпредприятий отнести нельзя. Хотя по урожайности зерновых, в т.ч. кукурузы, этим параметрам соответствуют «Хлупин» отделение СК «Ляс ковичи» (Житковичский район), «Лясковичи» СХКУ «Национальный парк «Припятский» (Петриков ский район).

В связи с тем, что урожайность кормовых культур в сельхозпредприятиях Гомельской области выше по сравнению с Брестской областью, то и продуктивность КРС в них выше и составляет: сред несуточные привесы – 640–720 г/сутки, средний удой молока от коровы – 4000–6000 кг молока/год;

в Брестской области: 500–550 г/сутки и 3600–4500 кг молока/год соответственно.

Для различных групп сельхозпредприятий были разработаны оптимальные структуры посев ных площадей (с использованием градиентных методов нелинейного программирования) с учетом критериев, ограничений и допущений и с помощью программного обеспечения Microsoft Excel.

При оптимизации структуры были приняты следующие допущения и упрощения:

– для расчетов берутся реальные уровни интенсификации и урожайности (на примере выбранных сельхозпредприятий 3 районов Брестской и 4 районов Гомельской области);

– в сельхозпредприятиях имеется необходимый шлейф машин и механизмов для ведения расте ниеводства;

– неучтены особенности пород КРС (мясных и молочно-мясных);

– все зерновые объединены в группу «зерновые» (при необходимости эта группа делится на яро вые и озимые);

многолетние бобово-злаковые травосмеси и бобовые травы – при необходимости объе диняются в группу «многолетние травы»;

– силос, в основном, производят из кукурузы;

– т.к. зерно идет не только на корм, но и на продажу, его площади могут быть больше заданного минимума;

  – т.к. рапс производят только как техническую культуру, отводим под нее до 5% площади и не учитываем при расчете питательности кормов;

– содержание кормовых единиц, переваримого протеина и обменной энергии в единице корма соответствует справочным данным (Справочник нормативов…, 2006).

Установлены ограничения: при цели формирования на имеющихся площадях уровня продук тивности, стремящегося к максимуму, в ограничения переводятся уровень содержания переваримого протеина (ПП) и обменной энергии (ОЭ).

Для эффективной оптимизации структур посевных площадей, которые могут обеспечить выход необходимого количества качественных кормов, устанавливаем следующие составляющие по груп пам культур:

– озимые зерновые, – яровые зерновые, – корнеплоды, – кукуруза на зерно, – кукуруза на зеленую массу, – однолетние травы, – многолетние травы (сенокосы и пастбища с бобово-злаковыми травосмесями), – многолетние бобовые травы (например, люцерна посевная и/или лядвенец рогатый, клевер и т.д.).

Видовой состав внутри групп будет варьировать при адаптации кормовых культур с учетом почвенно-гидрологических условий полей, а сорта – в зависимости от целей – получение зеленой массы (кукуруза, просо) или зерна. Данные по продуктивности одновидовых посевов бобовых трав взяты по результатам опытов, проведенных РУП «Институт мелиорации» (Даутина, 2006;

Лученок, 2011).

В зависимости от устанавливаемых ограничений были рассчитаны 11 структур посевных пло щадей с оценкой их продуктивности, выхода ПП и ОЭ, распределения по периодам содержания (на стойловый (210 дней) и на пастбищный).

Так, для сельхозпредприятий 1 группы разработаны 3 структуры посевных площадей, обеспе чивающих выход кормов на продуктивность молочного КРС на корову 4500–5000 кг молока/год и среднесуточные привесы до 750 г/сутки. Эти структуры посевных площадей обеспечивают выход 50,1–53,2 ц к.ед., 4,2–5,7 ц ПП и 55,4–66,7 ГДж ОЭ. Почвенно-климатический потенциал региона По лесья позволяет получать несколько урожаев за вегетационный период за счет насыщения кормовых севооборотов пожнивными и поукосными культурами. Поэтому такой прием, как посев после зерно вых или однолетних трав редьки масличной или рапса, позволяет значительно увеличить продуктив ность земель и выход переваримого протеина. Кроме того, доля зерновых в структуре может быть увеличена до 43%, доля кукурузы (на зеленую массу и зерно) – до 17–25%. В этих случаях доля мо нокультуры бобовых трав должна быть в пределах 12–15%. При имеющемся уровне урожайности кормовых культур в сельхозпредприятиях 1 группы на 1 корову молочных пород необходимо задей ствовать 1 га площади (при полном обеспечении кормами за счет собственных ресурсов), а при со держании 1 головы КРС мясных пород – 0,65–0,7 га. Данные структуры позволяют выйти и на более высокую продуктивность КРС, что возможно за счет расширения площади на одну голову, обеспечи вающую ее кормами в 1,5–2 раза, т.е. до 1,5–2 га/голову.

Для сельхозпредприятий с более высокими урожайностями кормовых культур (группа 2) также разработаны 3 структуры. Эти структуры обеспечивают 56–58 ц к.ед., 6,8–6,85 ц ПП, 75,4–79,0 ГДж ОЭ. Более высокие урожайности колосовых зерновых и кукурузы позволяют расширить площади под многолетними бобово-злаковыми и бобовыми травами. Доля зерновых может быть в пределах 10– 30%, кукурузы – 15%. Возделывание пожнивных и/или поукосных культур также позволяет значи тельно повысить продуктивность, выход ПП, а также увеличить пастбищный период. При продук тивности КРС по молоку с коровы 5500 кг молока/год необходимо задействовать 1 га/корову, а при содержании 1 головы КРС мясных пород данная структура обеспечивает корма с 0,6 га. При выращи вании КРС суточные привесы могут достигать до 1000 г/сутки.

Дальнейшее увеличение продуктивности КРС по молоку до 6000 кг/год и среднесуточных при весов в 950–1000 г/сутки возможно только при значительном повышении урожайности культур ( группа сельхозпредприятий) либо при расширении площади из расчета на голову. Для выхода на та кие показатели разработаны 4 структуры посевных площадей. Доля зерновых составляет 30%, куку рузы – 25–30%, в т.ч. на зерно – 10–15%. Монокультура многолетних бобовых трав должна занимать в структуре 10–30%. Разработанные структуры обеспечивают 67–85,5 ц к.ед., 6,6–7,3 ц ПП, 81– ГДж ОЭ. На содержание головы КРС мясного направления необходимо 0,4–0,5 га. При этой продук   тивности целесообразно проводить специализацию сельхозпредприятий по молочному направлению и мясному.

Оценка экономической эффективности различных структур в зависимости от доли зерновых и кукурузы показывает, что целесообразными являются те, в которых доли этих культур находятся в пределах 35–40% (рисунок 1).

Рисунок 1. Экономическая эффективность структур посевных площадей в зависимости от доли зерновых и кукурузы Затраты колеблются в пределах 1200–1400 долларов США на 1 га. Увеличение доли этих куль тур в структуре посевных площадей до 45% приводит к повышению затрат до 1700 долларов США на 1 га, а при увеличении более 60% затраты возрастают в 1,5 раза. Следовательно, если не происходит рост продуктивности животноводства, то значительно возрастает ее себестоимость (без учета затрат на животноводство) (рисунок 2).

Рисунок 2. Расчетная себестоимость животноводческой продукции (через молоко) Анализ полученных данных показывает, что уровень потенциальной продуктивности мелиори рованных земель, прилегающих к пойме р.Припяти, за счет ряда агробиотехнологических мероприя тий может достигнуть 6–8 т к.ед./га. Биоклиматический и почвенный потенциал этих земель позволя ет получать 2–3 урожая в год за счет насыщения севооборотов пожнивными и поукосными культура ми. Кроме того, это мероприятие позволяет значительно продлить пастбищный период. Этот прием совместно с оптимизацией структуры посевных площадей в сельскохозяйственных предприятиях может обеспечить выход необходимого количества кормовых единиц, переваримого протеина и об менной энергии на продуктивность молочного стада от 4,5 тыс.кг молока с коровы/год и привесы до 750 г/сутки (для сельхозпредприятий 1 группы) до 6 тыс.кг молока/год и привесы 950–1000 г/сутки, что возможно только при интенсификации растениеводства. Кроме того, планы по развитию мясного скотоводства за счет увеличения поголовья КРС этих пород осуществимы в сельхозпредприятиях даже при существующих и сохраняемых уровнях урожайности кормовых культур.

  Литература Даутина, Д.Б. Эффективность возделывания кормовых культур на антропогенно-преобразованных торфяных почвах белорусского Полесья / Д.Б. Даутина [и др.] // Мелиорация переувлажненных земель – 2006. – № 2 (56). – С.

103– Лученок, Л.Н. Сравнительная агроэкономическая эффективность возделывания бобовых трав на антро погенно-преобразованных торфяных почвах Белорусского Полесья / Л.Н. Лученок, С.Г. Червань, О.В. Пташец // Земляробства i ахова раслiн. – 2011. – № 2. – С. 11–15.

Справочник нормативов трудовых и материальных затрат для ведения сельскохозяйственного производ ства / под ред. В.Г. Гусакова. – Минск: Белорусская наука, 2006. – 709 с.

УДК 631. АГРОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СОХРАНЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ТОРФЯНЫХ ПОЧВ ПОЛЕСЬЯ А.С. Мееровский, В.П. Трибис Республиканское научное дочернее унитарное предприятие «Институт мелиорации» НАН Беларуси, Минск, niimel@mail.ru Из всех проблем природных территорий Беларуси проблемы Полесья в последние 150 лет при влекают в стране наибольшее внимание. С этим регионом связаны события, не имеющие аналогов не только в нашей стране. К их числу, несомненно, относятся проведённые, главным образом, в 60–80-х годах прошлого столетия мелиоративное преобразование болот и заболоченных земель. Оно позво лило включить в сельскохозяйственный оборот 1,6 млн га осушенных земель, из которых 0,7 млн га – органогенные почвы.

В настоящее время осушенность территории региона составляет 26,2%, в то время как таковая остальной части республики – лишь 9%. В Беларуси мелиорация земель начиналась традиционно, с низинных болот, для чего выбирали крупные, компактно расположенные массивы с мощностью тор фяной залежи, превышающей в неосушенном состоянии 1 м. До начала Великой Отечественной вой ны 1941–1945 гг. в республике было мелиорировано 250 тыс. га торфяных почв, таким образом, вре мя, прошедшее с начала их се сельскохозяйственной эксплуатации, превышает 70 лет. Более того, в Брестской области имеются объекты, на которых осушение было проведено значительно раньше, до 450 лет назад.

Основная часть осушенных торфяных почв Полесья используется от 50 до 35 лет. Необходимо подчеркнуть, что практически одновременно с началом проведения мелиоративных работ в Беларуси были организованы научные исследования различных аспектов этих мероприятий. Из наиболее мас штабных, не имеющих аналогов до сего времени, следует выделить Западную экспедицию по освое нию болот Полесья, возглавляемую И.И. Жилинским. В результате работы нескольких поколений практиков и учёных был создан багаж опыта и научных знаний в этой области и можно констатиро вать, что уже тогда был достигнут высокий уровень изученности осушения, освоения и использова ния мелиорированных торфяных почв. Однако перманентность мелиорации диктует необходимость постоянного мониторинга антропогенно-преобразованных земель и периодического обновления аг ротехнологий их использования с целью получения значимой хозяйственной выгоды. В этом плане итоги любых исследований на этих землях означают всего лишь результат очередного, преходящего этапа их эксплуатации. Есть основания признать, что сформулированные положения о трансформа ции торфяных почв в республике при их сельскохозяйственном использовании в основном сохраня ются, однако также очевидно – за последние десятилетия эти почвы сильно изменились.

Новыми реалиями в этом аспекте являются следующие :

– увеличение площадей распространения антропогенно-преобразованных почв с содержанием органического вещества менее 50%;

– усиление неоднородности и контрастности почвенного покрова;

– снижение содержания легкогидролизуемого и минерального азота до критического уровня, диктующего необходимость полномасштабного внесения азотных удобрений;

– снижение управляемости мелиоративных систем и усиления в связи с этим степени зависимо сти водного режима растительного покрова от атмосферных осадков.

  В то же время многолетние системные исследования показали, что агробиологический потен циал торфяных почв и территория с их преобладанием остаётся высоким, до 15–20 т/га сухой над земной массы, что позволяет вести на этих землях рентабельное экспортоориентированное сельско хозяйственное производство. Это положение подтверждают результаты практической работы сель скохозяйственных предприятий Брестской, Гомельской и Минской областей.

Проблемные аспекты в хозяйственной области деятельности человека рождаются из тех новых практических ситуаций, которые ещё не проработаны аналитически и не имеют разбиения на отдель ные конкретные задачи, научное решение которых может быть реализовано на практике. Одной из таких проблем в Беларуси (Бамбалов, 2009) и СНГ в целом является проблема долговременного ис пользования торфяных почв. Торфяные почвы, как специфическое природное образование, приуро чено к ландшафтам, обладающим геоморфологически обусловленным потенциалом развития болото образовательного процесса. Эта геоморфологическая обусловленность проявляется в постоянном пе реувлажнении местности и ведёт в восстановительных условиях среды к торфонакоплению, которое происходит в весьма широких природно-климатических условиях.

Потенциал реализации болотообразовательного процесса в ландшафте, однако, конечен и тор фонакопление со временем затормаживается (Пьявченко, 1985), при этом отмечаются явления дегра дации глубокозалежных торфяных болот (Пидопличко, 1961) и вследствие этого – снижение их важ ной экологической роли в биосфере, включая функцию консервации запасов пресной воды, геохими ческого барьера, связывания углекислого газа атмосферы и др. При остановке роста торфяной залежи приостанавливается, естественно, и накопление биоклиматической информации - «летописи» исто рии торфонакопления.

Отсюда для человека как активного участника преобразований биосферы, движимого собст венными мотивами и обладающего для этого соответствующим опытом возникает принципиальная необходимость сталкивания природного процесса с «мёртвой точки». Это может быть осуществлено путём изъятия накопившегося торфа для хозяйственных или иных целей с тем, чтобы вновь задейст вовать изначально заложенный в ландшафте потенциал торфонакопления с последующим восстанов лением всех важнейших биосферных функций обновлённого торфяного болота.

Очевидно, что охране с целью наиболее эффективного выполнения позитивных с точки зрения человека биосферных функций подлежат в первую очередь те торфяные болота, на которых идёт дос таточно активное торфонакопление. Количественный «ценз» интенсивности этого процесса, опреде ляющий судьбу той или иной конкретной торфяной нативной залежи, должен быть определён тем или иным принятым в науке способом. Величины и интервалы такого «ценза» будут, видимо, раз личными для различных природно-климатических регионов стран и их экономических ситуаций, а также в той или иной мере будут связаны с внеэкономическими интересами общества.

Осушенные для целей сельскохозяйственного использования торфяные почвы характеризуются первичным сбросом грунтовых вод и сменой восстановительных условий среды на окислительные, что ведёт к неизбежной осадке поверхности и сработке торфяного слоя вследствие окислительной деструкции органического вещества. Срок сельскохозяйственного использования торфяного слоя также ограничен скоростью сработки торфяного слоя и/или сроком жизни мелиоративных систем.

При этом эффективность использования такого производственного ресурса, как торф, снижается в связи с его сработкой, а также тем обстоятельством, что со временем скорость минерализации орга нического вещества торфа снижается (Аладко, 2005). Одним из факторов такого снижения, как пока зано (Мееровский, 2011), является возрастающая со временем гетерохронность и «старение» органи ческого вещества. С целью поддержания устойчивых агроэкосистем нами рассмотрена (Мееровский, 2012) совокупность возможных мер по торможению скорости трансформации осушенных торфяных комплексов и потери ими органического вещества.

Как видим, в обоих рассмотренных вариантах, как в случае естественного торфонакопления, так и в случае осушения и сельскохозяйственного использования торфяника мы имеем дело с тормо жением скорости процессов во времени. К этой ситуации, быть может, с некоторой натяжкой (рас ширение сферы действия) можно применить принцип Ле Шателье–Брауна (если на систему, находя щуюся в устойчивом равновесии, воздействовать извне, изменяя какое-либо из условий равновесия, то в системе усиливаются процессы, направленные на компенсацию внешнего воздействия).

В свете сказанного можно сделать вывод о том, что в основу рационального природопользова ния в условиях ландшафтов с торфяными болотами должен быть положен оптимизационный подход, позволяющий объективно управлять функциями таких ландшафтов с целью максимизации актуаль ных экономических показателей при обеспечении долгосрочных биосферных эффектов и наиболее полном удовлетворении потребностей развития социума, лежащих во внеэкономической сфере.

  Такое управление может осуществляться через систему мониторинга запасов (инвентаризацию) и баланса (динамика приростов/убыли) органического вещества на (агро)ландшафтах с торфяниками.

Кроме того, следует иметь ввиду и более частные цели, такие как оценка статей водного баланса, ре гулирование биологических и биогеохимических круговоротов, существенные изменения биоразно образия.

Другим аспектом проблемы использования и сохранения торфяных почв является задача про странственной дифференциации ландшафтов, обладающих геоморфологически обусловленным по тенциалом развития болотообразовательного процесса. Необходимость пространственной дифферен циации, в особенности для больших заболоченных территорий вызвана социальными требованиями.

Большие массивы болот «вытесняют» человека, поскольку пока ещё не разработаны технологии, соз дающие достаточное число рабочих мест в ситуации обширного заболачивания территорий. Очевид но, что для улучшения социальной обстановки в подобной ситуации было бы полезным и даже необ ходимым разделять территорию с обширными торфяниками на несколько (по крайней мере, на две) групп земель с различным числом требующихся работников. Практически наглядная аналогия по добного разделения разработана в лесном хозяйстве, что выражается в очерёдности и пространствен ном размещении древостоев (план рубок) с циклическим изъятием накапливающейся биомассы.

В отличие от лесного хозяйства применительно к задаче пространственной дифференциации ландшафтов с торфяными почвами должны быть использованы идеи и методы фрактального подхо да, развитые (Вахонин, 2012) в отношении к строению водосборной поверхности. Алгоритмизация процедуры выделения на местности фракталов, как системы морфологически и функционально сход ных элементов ландшафта позволит создавать проекты не с формальной, но с «осмысленной» диффе ренциацией по площади. Большое значение при этом приобретает разработка новых средств и мето дов мелиорации и сельскохозяйственного использования торфяных почв с учётом фактора фракталь ности ландшафта. Экологически выигрышная сторона такого типа комбинированных решений состо ит в достижении дополнительных экологических эффектов, например, таких как повышение эффек тивности геохимической барьерной функции фракталов с торфонакоплением, снижение отрицатель ных последствий проявления ветровой эрозии, более эффективное связывание углекислого газа и по добное. Полагаем, что такой подход в плане больших интервалов времени увеличит экологическую устойчивость ландшафта, придав ему цикличность, регулируемую человеком.

Поскольку в конце стадии сельскохозяйственного использования торфяника происходит в той или иной мере изменение поверхности водосборной площади средствами мелиорации (строительство дамб, выравнивание поверхности, прокладка водотоков и др.), то отдалённым во времени результа том некоторого числа торфяно-болотных циклов представляется постепенное улучшение геоморфо логии ландшафта со снижением его исходного болотообразовательного потенциала путём последова тельных приближений водосборной поверхности к типу автоморфных ландшафтов.

Ещё одна важная группа вопросов, требующих разработки малозатратных методов управления накоплением органического вещества торфов с заданными свойствами, оптимизация процессов ми нерализации органического вещества, изучение органо-минеральных взаимодействий с целью обра зованием устойчивых органо-минеральных комплексов, также выходит на повестку дня.

С учётом происходящих изменений разработана ресурсосберегающая система земледелия для территорий с преобладанием органогенных почв. Она включает комплекс мероприятий, направлен ных на расширенное воспроизводство продуктивности земель, минимизацию потерь органического вещества торфа, оптимизацию питания растений и пополнение запасов органического вещества, обеспечение благоприятного для растений водного режима корнеобитаемого слоя почвы.

Предлагается следующий перечень мер по сохранению торфяных комплексов Полесья и реали зации их агробиологического потенциала:

– внедрение высокопродуктивного травосеяния с максимальным насыщением многолетними травами (клевера гибридный, луговой и ползучий, люцерна посевная, чина многолетняя, галега вос точная, эспарцет песчаный);

– формирование долголетних самовозобновляющихся луговых агроценозов, в наибольшей мере соответствующих природным особенностям торфяных почв;

– освоение почвозащитных, преимущественно кормовых севооборотов на антропогенно преобразованных торфяных почвах с содержанием органического вещества менее 30% с обязатель ным использованием промежуточных и поукосных культур;

– окультуривание торфяных почв, оптимизация их водно-физических и биологических свойств, гидротермического и питательного режимов путём целенаправленного улучшения структуры;

  – осушенные торфяные почвы использовать с учётом их удельного веса в составе сельскохо зяйственных земель: при удельном весе таких земель до 20% они должны использоваться под луго вые угодья;

при 20–40% – допускать их использование в зернотравяных севооборотах;

если осушен ные земли в хозяйствах составляют более 49% – допускается возделывание на торфяных почвах с мощностью более 1 м зерновых колосовых культур, кукурузы на силос и зерно, озимого рапса в сево оборотах;

– дифференцированное использование осушенных торфяных комплексов, реконструкция ме лиоративных систем на ландшафтной основе потребуют более частого картографирования террито рии, по крайней мере не реже, чем раз в 10 лет. При этом масштаб наземного картографирования должен быть как минимум 1:5000. В перспективе целесообразно использовать дистанционные мето ды зондирования и привлечение методов ГИС-технологий;

– в решении проблемы рационального использования территорий с преобладанием и высоким удельным весом торфяных почв ключевое значение имеет создание и реализация экономического механизма, регулирующего процессы трансформации этих земель. При современных агротехнологи ях в республике ежегодно расходуется 4–5 млн т органического вещества торфа. Разработаны техно логии и регламенты сокращения расхода органического вещества на 40%. Представляется, что годо вая экономия 2 млн т органического вещества заслуживает принятия соответствующих мер, в т.ч. и на государственном уровне.

Многолетние экспериментальные данные и опыт ведения земледелия в хозяйствах с преобла данием торфяных почв различной степени антропогенной преобразованности свидетельствуют, что эти земли при современном уровне агротехники могут сохранять высокую производительность и обеспечить производство экспортной продукции не менее чем на 1500–1700 долларов США на гек тар. Развитие и совершенствование технологических исследований позволит оперативно корректиро вать систему земледелия на торфяных почвах, повышать их продуктивность при сохранении эколо гической устойчивости.

Таким образом, при постановке задачи создания наиболее эффективной комплексной системы сохранения и использования торфяных почв ландшафтов в долговременной перспективе необходимо (а) учитывать фактор торможения во времени как процесса торфонакопления в естественных боло тах, так и процесса минерализации органического вещества и (б) предусматривать управление функ циями таких ландшафтов с учётом их фрактального строения. Полагаем, что такой подход увеличит экологическую устойчивость ландшафта, придав ему цикличность, регулируемую человеком с целью максимизации актуальных экономических показателей при обеспечении долгосрочных биосферных эффектов и наиболее полном удовлетворении потребностей развития социума во внеэкономической сфере.


Литература Аладко, С.В. Минерализация органического вещества осушенных торфяников при длительном сельско хозяйственном использовании /С.В.Аладко, В.П.Трибис, Э.Н.Шкутов // Мелиорация переувлажненных зе мель. – Минск, 2005, N2. – С.94–99.

Бамбалов, Н.Н. Современное использование болот и торфяных месторождений Беларуси/ Н.Н. Бамбалов, Н. И. Тановицкая // Растительность болот: современные проблемы картографирования. Использование и охра на. Минск, 2009. – С. 17–24.

Вахонин, Н.К. Водосборная поверхность как фрактальный объект / Н.К.Вахонин// Мелиорация. – Минск, 2012. – № 2(68). – С.5–13.

Мееровский, А.С. Проблемы использования и сохранения торфяных почв/ А.С. Мееровский, В.П. Три бис // «Новости науки и технологий». – № 4 (23). – 2012. – С. 3–9.

Мееровский, А.С. Динамика минерализации органического вещества и трансформация мелиорированных торфяных почв / А.С. Мееровский, В. П. Трибис // Прыроднае асяроддзе Палесся, асаблiвасцi i перспектывы развiцця / сб. науч. тр. ГНУ «Полесский аграрно-экологический институт НАН Беларуси»», вып. 4. – Брест:

«Альтэрнатыва», 2011. – С. 49–52.

Пидопличко, А.П. Торфяные месторождения Белоруссии / А. П. Пидопличко. Минск: Изд-во АН БССР, 1961. – 192 с.

Пьявченко, Н.И. Торфяные болота, их природное и хозяйственное значение. Н.И. Пьявченко. – Москва:

Изд-во Наука, 1985. – 152 с.

  УДК 630*114. ОСОБЕННОСТИ ИЗМЕНЕНИЯ ЛЕСНЫХ БИОГЕОЦЕНОЗОВ И ДЕГРАДАЦИИ ЛЕСНЫХ ПОЧВ, РАСПОЛОЖЕННЫХ В ЗОНЕ ДЕЙСТВИЯ ПОЛЬДЕРНЫХ СИСТЕМ БАССЕЙНА РЕКИ ПРИПЯТЬ Н.В. Москаленко ГНУ «Институт леса НАН Беларуси», Гомель, formelior@tut.by Введение. Освоение природных ресурсов Белорусского Полесья и проведение широкомас штабной гидромелиорации пойменных земель в начале 60-х годов прошлого века с целью создания оптимального уровня грунтовых вод на сельскохозяйственных землях, а также для защиты населён ных пунктов от паводков, охватило своим воздействием весь комплекс природных составляющих региона – ландшафты, водный режим, почвенный покров, растительный и животный мир, климат. В результате на отдельных участках возведение дамб вдоль лесных массивов отрицательно повлияло на состояние гидрологического режима лесов. Перекрытие проточного увлажнения привело к застою воды с развитием процессов заболачивания территорий и гибели лесных насаждений.

В настоящее время в пойме реки Припяти в Брестской и Гомельской областях расположено бо лее 80 мелиоративных систем польдерного типа с различной конфигурацией и техническими харак теристиками. К сожалению, при проектировании мелиоративных систем в период их массового строительства, имели место случаи, когда объекты создавались вне связи с общей экологической об становкой того региона, в пределах которого они находятся, и без учета влияния, которое они могли оказать на прилегающую территорию.

О необходимости охраны лесов при строительстве польдерных систем уже в 80-х годах про шлого века Гельтман В.С. в своей статье «Лесная растительность поймы Припяти и принципы ее ох раны в связи с обвалованием» писал: «В пойме Припяти лесные массивы – единственные естествен ные территориальные структуры, выполняющие многообразные экологические и природоохранные функции, включая сохранение генофонда и поддержание гомеостаза популяций растительного и жи вотного мира. Задача состоит в том, чтобы леса не утратили свое типологическое (а значит, флори стическое и фаунистическое) многообразие и вместе с тем составляли единую территориальную структуру, в пределах которой возможны естественные миграции и обмен генофондом популяций.

Для этого необходимо, чтобы лесные массивы были связаны между собой цепью природных объек тов, русел, каналов миграции. Это задача первостепенной важности в связи с планируемым обвало ванием поймы Припяти и широким строительством польдерных систем» (Гельтман, 1987).

Мелиорация обширных заболоченных территорий для интенсификации сельскохозяйственного использования привела к коренному изменению прилегающих лесных комплексов. Произошло изме нение водно-воздушного режима почвы в результате подъема уровня почвенно-грунтовых вод (глу бина залегания грунтовых вод – один из важнейших факторов, определяющих развитие экосистем и их динамику), что привело к изменению условий окружающей среды, к выпадению многих ценных растительных ассоциаций, обеднению и деградации лесных сообществ (Будыка, 1980). Следует отме тить, что в некоторых случаях прилегающие к сельхозугодиям земли лесного фонда во много раз превышают площади осушенных сельскохозяйственных земель (Будыка, 1980).

При выполнении исследований в 2008–2012 гг.установлено, что основным фактором переув лажнения ряда лесных массивов является нарушение ранее сложившейся системы организации по верхностного стока. Нарушение гидрологического режима лесных земель вызвано уменьшением чис ла водопропускных сооружений под насыпными дамбами, выходом из строя лесомелиоративных ка налов. Основным факторам, влияющим на процесс затопления территорий, является хозяйственная деятельность человека, выраженная в недостаточном внимании к проблемам надлежащего водообме на на прилегающих лесных территориях при проектировании, строительстве и эксплуатации гидро технических сооружений.

Площади очагов таких подтоплений ежегодно расширяются за счёт прилегающих территорий, занятых лесными массивами. Такое резкое воздействие на экологию окружающей среды привело к деградации растительных комплексов, почвы, напочвенного покрова в лесных массивах.

Методика и объекты исследования. Исследования проводились на территориях в зоне дейст вия польдерных систем, нарушающих водный режим лесных земель в лесхозах Брестского ГПЛХО.

  Были определены площади подтопления лесных территорий расположенных в пойме реки Припять и ее притоков рек Цна, Ветлица и Горынь в Столинском лесхозе – 5210 га, в Лунинецком – 7460 га, в Ганцевичском – 3830 га. Общая площадь подтоплений лесных земель в трех лесхозах составила – 16500 га. Исследования на объектах проводились в меженный период с наименьшими уровнями грунтовых вод.

Процесс формирования лесных почв очень длительный, происходит на протяжении нескольких десятков, а иногда и сотен лет. По этой причине проследить процессы деградации на одном и том же объекте за краткий период наблюдений практически невозможно. Поэтому для изучения процессов формирования подтоплений во времени использовался ряд объектов, имеющих разную давность раз вития подтопления.

Для изучения истории формирования лесных почв использовался сравнительно хронологический метод Александровского А.Д. (Александровский, 1984).

Характер процессов деградации лесных территорий в условиях постоянного искусственного подтопления польдерными системами лесных насаждений был нами изучен на примере модельных объектов площадью от 690 до 1955 га.

Объект 1. Расположен в Новоселковском лесничестве Лунинецкого лесхоза. Площадь его 1843 га. В состав объекта входят кварталы № 40–42, 48–51, 56–60, 63–69. Лесной массив подвержен воздействию подтопления с 1969 г.

Объект 2 Расположен в Турско-Лядецком лесничестве Столинского лесхоза. Имеет площадь 1955 га. В состав объекта входят кварталы № 5–8, 18–22, 36–40, 52, 70–75, 78–80. Лесной массив под вержен воздействию подтопления с 1983 г.

Результаты и их обсуждение. В результате проведенных исследований было установлено, что основным факторам, влияющим на процесс затопления лесных территорий в Припятском Полесье, является хозяйственная деятельность человека, выраженная в недостаточном внимании к проблемам надлежащего водообмена на прилегающих к польдерным системам лесных землях при проектирова нии, строительстве и эксплуатации гидротехнических сооружений. Основной причиной искусствен ного переувлажнения лесных массивов является нарушение исторически сложившейся системы орга низации поверхностного стока во время проведения широкомасштабных мелиоративных преобразо ваний поймы реки Припять (строительство польдеров).

Исследования на подтопленных лесных землях в зоне действия польдерных систем позволили установить, что леса рядом с польдерами на ряде территорий находятся в расстроенном состоянии в результате различных нарушений эксплуатационного режима польдеров и ошибочно принятых ре шений при проектировании и строительстве польдерных систем. Установлены следующие причины ненадлежащей работоспособности объектов: нарушение эксплуатационного режима и отсутствие технического обслуживания польдерных систем;

зарастание русел водной растительностью, прово цирующее ускоренное заиление открытой сети;

зарастание дрен, коллекторов, магистральных кана лов, напорных водохранилищ;

нарушение проектных решений при строительстве польдеров.

В результате отрицательного антропогенного влияния на затронутых подтоплением лесных территориях Полесья наблюдается деградация лесных земель и заболачивание лесных насаждений, сокращение площадей занимаемых различными типами леса (таблицы 1, 2), возникает дисбаланс в структуре лесного фонда. В дальнейшем это приводит к снижению продуктивности лесов, а в ряде случаев гибели ценных лесных пород или смене их малоценными. Происходит трансформация лес ных комплексов в болотные.

Как видно из таблиц 1 и 2 в результате искусственного переувлажнения лесных земель происходит сокращение площадей занимаемых различными типами леса и их переход в болотные комплексы. По материалам лесоустройства общая площадь покрытых лесом земель сокращается незначительно, так как территория болот, прежде всего, увеличивается за счет сенокосов, которые в настоящее время представляют собой низинные болота, покрытые ивняковыми формациями до 60%.

В то же время, значительная часть лесопокрытой территории из дренированной переходит в заболоченную (около 56%). В совокупности, около 80% лесных насаждений стало произрастать в переувлажненных условиях.


Очевидно, что реабилитацию затронутых подтоплением лесных земель необходимо начать с преодоления межведомственных барьеров, поскольку при эксплуатации мелиоративных систем основной упор делается на сельскохозяйственное производство. Использование гидротехнических объектов должно носить комплексный характер в интересах как сельского, так и лесного хозяйства.

Необходимо воссоздать нарушенный гидрологический режим путем восстановления разрушенных и перекрытых водотоков.

  Таблица 1. Динамика распределения лесных земель по категориям и типам леса при их затоплении водой с польдеров в Новоселковском лесничестве, % Лесные насаждения, расположенные в зоне действия польдеров Категория контрольные, % подтопленные, % лесных зе- Тип леса годы годы мель 1975 1985 2009 1975 1985 Вересковый 2,4 3 0,9 0,1 – – Брусничный 2 – – 0,1 – 0, Мшистый – 2,3 6,7 – – – Орляковый – – 1,4 0,7 – – Кисличный 0,8 – – – – – Снытевый – – – – – – Крапивный – – 5,5 – – – Папоротниковый 3,9 16,2 5 2,3 2,7 1, Земли покры- Таволговый 3,5 3,1 16,5 7 2,7 3, тые лесом Луговой – – – 1,3 – – Прир. травяной – – – 0,3 2,4 – Черничный 7,4 22,5 17,6 7,3 4,3 3, Долгомошный 30,1 24,4 17,7 2 2,3 0, Багульниковый 1,1 – – – – – Осоково-травяной 15,4 8,6 6,7 9 6,7 11, Осоковый 16,1 1,8 1,1 5,8 7,2 12, Болотно-разнотравный – – – – – – Всего 82,5 82 78,9 35,7 28,3 34, Сенокос 14,9 – – 7,7 0,3 – Болото 2,6 18 21,1 56,6 71,4 65, Итого 100 100 100 100 100 Таблица 2. Динамика распределения лесных земель по категориям и типам леса при их трехстороннем обваловании в Турско-Лядецком лесничестве, % Лесные насаждения, расположенные в зоне действия польдеров Категория контрольные, % подтопленные, % лесных Тип леса годы годы земель 1985 1995 2009 1985 1995 – – – 1 3,4 1, Прируслово-пойменный 3,9 3 – 1,2 1 – Кисличный Широкотравно-пойменный 0,7 – – 0,2 – – Снытевый – 1,4 3,5 3,7 0,9 – 14 11,4 5,2 9,6 3,2 0, Крапивный Земли по 70,5 67,8 62 24,9 15,7 9, крытые Таволговый лесом 1,4 0,5 7,5 2,5 1, Луговой – – 9 – 0,8 9, Ольхово-пойменный – – – 1,3 – – Болотно-разнотравный 9,5 15,8 20,3 48 68,3 75, Осоковый Всего 100 99,9 100 97,4 95,8 98, Болото – 0,1 – 2,6 4,2 1, Итого 100 100 100 100 100 Выводы. По результатам натурного обследования в пойме р.Припяти, в Брестском регионе на подтопленных польдерными системами лесных землях можно утверждать, что основным фактором переувлажнения является антропогенное воздействие, выраженное в нарушении исторически сло жившейся системы организации поверхностного стока при строительстве и эксплуатации польдеров.

В результате деградации лесных почв (их заболачивание и превращение в торфяно-болотно глеевые почвы) происходит трансформация лесного комплекса в болотный, сопровождающаяся гибе лью лесных насаждений и в целом, нарушением баланса в сложившейся экологической системе пой менных лесов Припятского Полесья.

  Литература Гельтман, В.С. Лесная растительность поймы Припяти и принципы ее охраны в связи с обвалованием / В.С. Гельтман, И.Ф. Моисеенко. – Проблемы Полесья. – Мн.: Наука и техника, 1987. Вып. 11. – С 280–288.

Будыка, С.Х. Некоторые вопросы охраны природы в связи с мелиорацией земель (на примере Белорус ского Полесья) / С.Х. Будыка, Г.Д. Горбутович. – Проблемы Полесья. – Мн.: Наука и техника, 1980. Вып. 6. – С. 3–13.

Александровский, А.Д. Методы изучения эволюции и возраста почв / А.Д. Александровский, И.В. Ива нов // История развития почв СССР в голоцене: Тез. докл. на Всесоюзной конф. г Пущино, 4–7 декабря 1984 г. – Пущино, 1984. – С. 35.

УДК 581.526.45(282.247.322) ЛУГОВЫЕ УГОДЬЯ ПОЙМЫ ПРИПЯТИ, ИХ СТРУКТУРА, СОСТОЯНИЕ И КОРМОВЫЕ РЕСУРСЫ М.Л. Романова1, Г.В. Ермоленкова1, А.В. Пучило1, А.Н. Червань Институт экспериментальной ботаники им. В.Ф. Купревича НАН Беларуси, Минск, РУП «Институт почвоведения и агрохимии», Минск, Ajuga@rambler.ru Пойменные луга – золотой фонд кормовых ресурсов Беларуси. В прошлом на пойменных лугах собирали по 80 ц/га очень хорошего сена, так как луга содержались в достойном состоянии. На пой менных лугах создавались лучшие породы скота. Производилось ежегодное выкашивание травостоя и ручное уничтожение кустарника, обеспечивающее сохранение долголетия луговых фитоценозов. В настоящее время культуртехническое состояние преобладающей части пойменных земель с природ ной луговой растительностью неудовлетворительное. Происходит интенсивное разрастание кустар ников, одновременно с которым из-за вторичного заболачивания ухудшается водный режим почв, что сопровождается обеднением состава трав, засорением лугов адвентивными видами (в основном ядовитыми, колючими, балластными), не поедаемыми скотом, что отрицательно сказывается также на фауне региона.

По комплексу специфичных для Припятского Полесья проблем, Государственная программа призвана обеспечить принятие решений, способствующих сохранению природно-ресурсного потен циала пойменных земель и их эффективному рациональному использованию без ущерба для естест венного воспроизводства.

Для этого необходимо переходить на принципы «зеленой экономики», необходимы инноваци онные подходы, обеспечивающие вовлечение в хозяйственный оборот естественных кормовых уго дий, сосредоточенных в регионе, главным образом на пойменных землях. В рамках программы нуж но улучшить состояние естественных лугов поймы р.Припяти и создать необходимую пастбищную основу для разведения в регионе мясного скота. Полноценный зеленый корм в сочетании с благо творным влиянием на организм животных солнечного света и свежего воздуха укрепляет их здоровье и способствует получению крепких, жизнестойких телят. Однако такое содержание эффективно лишь в том случае, если пастбища обильны по травостою и имеют молодую траву в течение всего лета. По этому задача биологов разработать методы улучшения состояние естественных лугов поймы р.Припяти и создать необходимые предпосылки для сохранения биоразнообразия, совместимые с ус ловиями для разведения в регионе мясного скота (потенциальная пастбищная емкость лугов состав ляет около 150 тыс. голов).

В этой связи для развития пастбищного мясного скотоводства необходимо детальное обследо вание и природно-хозяйственное зонирование пойменных земель, с учетом того, что в пойме р.При пяти пастбищный период сокращают регулярные наводнения и паводки. Для обеспечения экологиче ски безопасной, рациональной и эффективной организации природных систем такой сложной терри тории, как Полесье, важным шагом является инвентаризация естественной растительности региона на основе комплексных почвенно-геоботанических методов.

При выборе методов исследования следует использовать кросс-функциональный подход, по зволяющий интегрально оценивать особенности объектов хозяйствования в любом масштабе без по тери качества информации. Это ГИС-моделирование, применение разновременных данных дистан   ционного зондирования и полевые геоботанические исследования местности. Геосистемный подход пространственно ограничивает и комплексно характеризует геоморфологические особенности, гид рологические условия, продукционную способность земель и растительный компонент территорий, обладающих определенной общностью природных факторов. Эти показатели заносятся в базы гео данных, на основе которых создается пакет электронных карт.

В настоящее время с использованием геоинформационных технологий в пойме р. Припяти и в прилегающих районах были выделены 12 типов территорий, относящихся к категории геосистем, ко торые достаточно детально дифференцируют территорию в соответствии с наиболее характерными ее особенностями. Это обеспечивает переход к созданию геореляционной, послойно организованной топологически корректной базы геоданных, пространственно учитывающей и достаточно точно оце нивающей качественные и количественные признаки геосистем, выделенных в пойме Припяти. Такая технология позволит реконструировать ситуацию как в прошлом (с 70–х гг.), так и моделировать воз можные изменения в будущем. Созданная картографическая база данных может служить основой для экологического зонирования территории, мониторинга состояния лугов, и в целом, характеризовать интенсивность естественной динамики растительности, а также проектировать и организовывать эко логически устойчивые биогеоценозы, на базе имитационных моделей с разработкой оптимальных сценариев управления растительными ресурсами.

Комплексная характеристика геосистем является информационным аналогом закономерно ор ганизованных и повторяющихся в пространстве почвенных комбинаций, что позволяет типизировать природные условия с выделением ограниченного числа представительных образов на основе сведе ний, содержащихся на почвенных картах. Такой подход, обеспечивающий более корректную оценку современного состояния и перспективного использования луговых земель, применен при дифферен циации поймы реки Припять и прилегающих территорий.

В 20112012 гг. сотрудниками лаборатории геоботаники и картографии растительности Инсти тута экспериментальной ботаники НАН Беларуси в районах Припятского Полесья проведены иссле дования 32 луговых сообществ с учетом специфики выделенных геосистем. Для каждого фитоценоза в натуре определялся видовой состав растительности, агроботанические группы, хозяйственный уро жай (ц/га). В камеральных условиях вычислялось количество видов, процент проективного покрытия ими на пробной площади (ПП), а также индексы биологического разнообразия. Было выделено более 20 луговых ассоциаций, насчитывающих около 200 видов.

Собранные материалы, вместе с литературными и архивными данными, позволяют дать ком плексную характеристику геосистем в пойме р.Припяти, дифференцированных по геоботаническим критериям с использованием номенклатуры, разработанной в РУП «Институт почвоведния и агрохи мии».

Депрессии глубокие (заторфованные) это преимущественно обширные понижения - низинные болота. Почвенный покров однообразный, состоит из торфяных низинного типа (90%) и дерновых заболоченных (10%) почв. Большая часть депрессий осушена и освоена в сельскохозяйственном про изводстве. Осушенные торфяные почвы с мощностью торфа менее 1 м целесообразно использовать под улучшенные сенокосы. При мощности торфа более 1 м возможно использование в качестве па хотных земель, но при этом, многолетние травы должны составлять не менее 50%. Луга заболочен ные чистые и закустаренные. Такие геосистемы в основном приурочены к Лунинецкому, Пинскому и Петриковскому районам. Занимают в пойме 16% площади.

Поймы прирусловые, гривистые, центрально-гривистые имеют сходство основных харак теристик, обусловленных формированием речных отложений при высокой скорости течения, что объясняет преобладание преимущественно песчаного гранулометрического состава почв и неболь шие площади отдельных контуров. Встречаются во всех районах Припятского Полесья. В поймах рек Припяти, Желони, Словечны на супесчано-песчаном аллювии. Прирусловые, гривистые и централь но-гривистые поймы составляют охранную зону, не допускающую никакой хозяйственной деятель ности. Естественная растительность представлена лугами-пустошами злаковыми или разнотравными, нередко это развеваемые пески, закрепленные различными видами ив, только в центрально гривистых поймах в межгривных понижениях есть луга, типичные для пойм низкого и среднего уровня. В пойме р. Припять такие геосистемы составляют 8%.

Поймы центральные низкого уровня. Этот, наиболее распространенный вариант геосистем в долине Припяти, характеризуется высокой степенью заболоченности и преимущественно рыхлым гранулометрическим составом аллювия. Самые большие площади почв приходятся на долю аллюви альных дерновых глеевых 70%. Аллювиальные торфяные и иловато-глеевые составляют 20% и 10%, соответственно. Контуры почв линзовидно-линейной формы, резко контрастные, обусловли   вающие сильную и очень сильную неоднородность почвенного покрова. Луга заливные, заболочен ные, осоковые, преимущественно крупноосоковые, закустаренные разными видами ив. В основном такие геосистемы представлены в Пинском и Столинском районах, занимают около 23% площади поймы.

Поймы центральные среднего уровня. Занимают, в общем, относительно повышенное поло жение в поймах, но все-таки различаются по высоте, о чем можно судить по составу почвенных ком бинаций. В одном случае преобладают аллювиальные дерновые слабоглееватые и глееватые почвы (80%) и 20% приходится на глеевые, в другом – фон образуют аллювиальные дерновые глеевые (70%), расчленяемые аллювиальными торфяными (15%) и иловато-глеевыми (15%). Более высокая неоднородность пойм второго типа связана с высокой скоростью турбулентного течения воды во время разливов – образуются водороины, в которых впоследствии развиваются иловато-глеевые или торфяные почвы. Центральные поймы среднего уровня, как правило, находятся под лугами. Сравни тельно непродолжительное затопление таких пойм и быстрое просыхание после весеннего разлива способствует сельскохозяйственному использованию, которое, в основном, сводится к пастьбе скота и сенокошению. Некоторые участки центральной поймы среднего уровня, где осуществлены гидро мелиоративные мероприятия, превращены в пашню. Луга заболоченные чистые и закустаренные крупнозлаковые. Данные геосистемы занимают 13% от площади поймы и встречаются на всем ее протяжении.

Поймы центральные высокого уровня. Почвы – аллювиальные дерновые и дерновые слабо глееватые. Общая неоднородность почвенного покрова очень велика. Преобладают луга-пустоши и луга заболоченные чистые и закустаренные. Наиболее распространены в Столинском, Лунинецком, Житковичском и Мозырьском районах и составляют 14% поймы р.Припяти.

Останцы первой надпойменной террасы. В долине Припяти выделяются природные ком плексы, вышедшие из режима ежегодного затопления и заливаемые талыми водами только в годы экстремально высоких разливов. Такие геосистемы можно рассматривать как фрагменты (останцы) ранее существовавших пойм, на которых сохранились почвы, сформировавшиеся в аллювиальном режиме, что позволяет относить их к числу палеопойменных, сохранивших признаки и высокое пло дородие почв центральной поймы. Палеопойменные дерновые почвы, по большей части принадлежат к числу дерновых заболоченных, образующих комбинации с аллювиальными дерновыми заболочен ными или торфяными. Относительно повышенные останцы используются в пашне с древних времен, а низкие – превращены в пахотные земли после осушения. Луга заболоченные чистые и закустарен ные. Такие геосистемы составляют всего 9% от поймы Припяти и сосредоточены в Пинском и Жит ковичском районах. Вместе с геосистемами центральной поймы среднего уровня, где разбросаны многочисленные останцы 1-й надпойменной террасы, общая площадь составляет 15%.

Переходные зоны. Наряду с описанными, в Полесье часто встречаются геосистемы повышен ной сложности «переходные зоны». Это участки, где сочетаются не почвенные разновидности, а почвенные комбинации и биологическое разнообразие достигает максимально возможных пределов.

Такие геосистемы являются хранилищами генофонда местной флоры и фауны. Экологическая значи мость их много выше хозяйственной. Они занимают 2% поймы.

Дифференциация (зонирование) поймы р. Припяти и прилегающих земель показывает, что к наиболее распространенным относятся геосистемы центральной поймы, среди которых больше всего пойм низкого уровня. Вместе с останцами 1-й надпойменной террасы они представляют основной фонд земель, где сохранились естественные луга и где существуют условия для их восстановления.

Разнообразие геосистем в долине р. Припяти и состояние их использования делает вполне по нятным большие различия хозяйственной ценности и кормовых достоинствах лугов Припятского По лесья.

По данным последних исследований, продуктивность луговых земель колеблется от 10,5 ц/га сена низкого качества (луга наземновейникового типа) до 35,0 ц/га сена (луга двукисточникового ти па).

По классам поедаемости в видовом составе преобладают растения 1–3 классов. Если принять сумму проективных покрытий всеми видами за 100%, то можно определить соотношение между цен ными и балластными для пастбищного использования видами в разрезе административных районов.

Выявлено, что в Житковичском районе 51 вид растений относится к 1–3 классам (78,4%, проективно го покрытия), 17 видов – к 4–5 (т. е. 21,6% покрытия), в Петриковском районе 61 вид растений отно сится к 1–3 классам, 23 вида – к 4–5 (27,4% проективного покрытия). В Мозырском районе показате ли такие: 51 вид хорошо и удовлетворительно поедаемых растений, 18 – плохо, соотношение проек   тивных покрытий следующее: 82% / 18%. В Столинском районе 82 вида хорошо поедаемых трав и видов низкого качества, соотношение проективных покрытий – 83% / 17%.

В ходе исследований 2011–2012 гг. определялась хозяйственная ценность разных лугов, для че го геоботанические ассоциации были сгруппированы в соответствии с земемлеустроительными кри териями. Самой распространенной группой пойменных лугов (в землеустроительном реестре они на званы суходольными чистыми), являются значительные площади (86449 га), занятые лугоовсянице выми, лугомятликовыми, красноовяницевыми, белоусовыми, наземновейниковыми ассоциациями.

Они распространены в Пинском, Лунинецком, Столинском и Петриковском районах. Гораздо менее распространены суходольные закустаренные типы лугов (4088 га), они состоят из келериевых, вино градниковополевицевых, щучковых, пырейных ассоциаций. Распространены в Мозырьском и Наров лянском районах. Заболоченные чистые луга составляют двукисточниковые, болотномятликовые, остроосоковые ассоциации, площадь их значительна – 62714 га. Они имеют место в Житковичском, Столинском и Пинском районах. Заболоченные закустаренные составляют только 2745 га и состоят из молиниевых, остроосоковых, вязолистнотаволговых ассоциаций. Наибольшие площади таких лу гов имеют место в Наровлянском и Мозырском районах. Значительная доля пойменных лугов При пятского Полесья (45,3%) находится в неудовлетворительном состоянии.

В качестве общей оценки ситуации в регионе можно отметить следующее:

1. Луговые угодья Полесья, особенно в пойме р. Припять, отличаются разнообразием природ ных условий, типизированных и отображенных при дифференциации поймы на геосистемы с исполь зованием ГИС.

2. Состояние луговых угодий.

2.1. Увеличивается распространения древесно-кустарниковой растительности. По данным го сударственного земельного кадастра на 01.01.2013 г она занимает 210,5 тыс. га. Большое распростра нение имеют в Пинском, Столинском, Петриковском и Мозырском районах. Рост начался в 90-х гг. и в настоящее время кустарники стремительно завоевывают открытые пространства в Полесье. В ос новном это ивы, среди которых доминируют: пепельная, розмаринолистная, пятитычинковая, мирзи нолистная или чернеющая, реже встречаются трехтычинковая, ломкая, остролистная, корзиночная или русская, ушастая. Кроме ив в зарастании лугов принимают участие ольха клейкая, осина. В ре гионе только 13,7% луговых пойменных угодий (средние показатели по республике 22,7%) потенци ально не подвержены закустариванию. На 41% пойменных лугов закустаривание уже началось.

2. Наблюдается процесс засорения луговых фитоценозов. Например, в Столинском районе, где сосредоточены наиболее ценные настоящие эумезофильные луга, наряду с закустариванием, в луго вых травостоях все больше проявляются сорные виды, которые не поедаются скотом (щавель кон ский, дурнишник зобовидный, трехреберник непахучий, ослинник двулетний, тонколучник однолет ний), и засоряют луга и пастбища. Из-за сильной пасквальной нагрузки, на лугах широкое распро странение получили мозаики аборигенных ядовитых (лютики едкий и ползучий, льнянка обыкновен ная, звездчатка злаковая, очиток едкий и др.), колючих (бодяк полевой и др.), а также сильно опу шенных и балластных луговых и пустошных видов (щавель курчавый, борщевик сибирский, лапчатка гусиная, ястребинка волосистая, пижма обыкновенная и др.).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.