авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«Содержание ПРЕДСТАВЛЯЮ НОМЕР Автор: Сергей Чугров.....................................................................2 ...»

-- [ Страница 8 ] --

Такая композиционная сложность может показаться чрезмерной. Казалось бы, куда проще скомпоновать материал хронологически - от превращения понятия идентичности в некий новый оптический прибор для анализа общественных явлений и до настоящего времени, когда, войдя в дискурсивную практику, это понятие стало востребованным в нынешних представлениях о социуме. По прочтении книги авторская разметка материала начинает восприниматься не просто правильной, но безальтернативной для адекватного изложения концепции. Ведь слово "идентичность" относится к лексемам, в которые "запаковано" буквально избыточное количество смыслов. Эти смыслы по-разному прочитывались в прошлом, а в настоящем они и подавно нуждаются в переоценке, новой систематизации, разведении их содержательного исторического текста и современного многовариантного контекста.

Внутренняя полифония работы чувствуется уже в начале книги, где разбирается история изучения идентичности в наше время, на рубеже XX-XXI вв. Собственно первая глава первой части - это попытка ответить на вопросы, с какого времени понятие идентичности в социогуманитарных дискурсах стало употребляться заметно чаще, из-за чего началась новая жизнь этого понятия. Подобная революция в интерпретации идентичности могла произойти лишь во вполне определенную эпоху - на рубеже второй и последней АНДРЕЕВ Дмитрий Александрович, кандидат исторических наук, доцент исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, первый заместитель главного редактора научного и общественно-политического альманаха "Развитие и экономика". Для связи с автором:

carpenter2005@yandex.ru * Федотова Н. Н. Изучение идентичности и контексты ее формирования. М.: Культурная революция, Республика, 2012. - 200 с.

трети минувшего века, - буквально взорвавшую прежние представления социально гуманитарных наук и приведшую к необходимости выработки в них нового языка и инструментария. Как отмечает социолог, применительно к переинтерпретации понятия идентичности проблема тогда заключалась в формулировании некоего нового критерия, в соответствии с которым можно было бы определять общности, основанные не на этнических, религиозных, культурных, профессиональных и иных традиционных разделениях, а на неких других основаниях. (Здесь, наверное, следовало бы несколько более подробно охарактеризовать такие основания, отличающиеся от традиционных прежде всего своей ситуативностью и изменчивостью.) Чрезвычайно ценным для уточнения времени, когда с понятием идентичности стали происходить указанные метаморфозы, представляется замечание о своего рода онтологическо-гносеологическом дуализме этого термина.

Подобный дуализм возник тогда, когда определение некоей общности стало оказываться следствием не только обнаружения характерных свойств такой общности, но и выявления специфических приемов ее познания (с. 12). Отмеченное раздвоение феномена - характерная черта эпохи постструктуралистской революции.

Для понятия идентичности чрезвычайно значимы наработки в области семиотики.

Взгляд на социальную идентичность сквозь семиотическую оптику задает еще одно направление анализа.

Во второй главе первой части, в которой рассматриваются новые подходы к изучению феномена идентичности, говорится об именно методологических нюансах ее постижения. Существующие ныне подходы к изучению идентичности не только систематизируются, но и оцениваются с точки зрения их продуктивности.

Например, снова затрагивая проблему единства онтологии и гносеологии, исследователь замечает, что такой подход в настоящее время стал преобладающим в деле "конструирования реальности и конструирования идентичности" и получил название конструктивистского. Ему противостоит прежде преобладавший так называемый натуралистически-эссенциалистский подход, исходящий из представления о естественной сущности коллективной идентичности (с. 24).

Возникает вопрос: чем определяется идентичность - заданными и несменяемыми свойствами общности или же ее приобретенными, конструируемыми и потому более легко трансформируемыми характеристиками? Федотова предлагает отказаться от такой постановки вопроса и говорить не об оппозиции конструктивизма и натуралистического эссенциализма, а об их интеграции и даже предлагает соответствующую формулу: "границы конструирования идентичностей" должны сопрягаться с их предзаданными "натуралистически-эссенциалистскими основаниями" (с. 27). Развивая эту мысль, автор делает следующее заключение:

"Практика остается рамкой натуралистически-эссенциалистского восприятия, теория стремится к конструктивистскому идеалу" (там же). Подобная жесткая привязка выглядит справедливой лишь отчасти - если, к примеру, подразумевать под практикой исключительно некие действия с раз и навсегда данным, в принципе неизменным. Но практика может быть и совершенно иного свойства - поискового, вариативного. Точно так же и теоретизирование вовсе не обязательно запрограммировано на конструктивизм: суждения в рамках натуралистического эссенциализма также стремятся к самоутверждению. Наверное, нет и не может быть какой-то единой и неизменной закономерности, и все определяется - как совершенно справедливо замечается в книге - неким сочетанием, пускай даже неустойчивым, как конструктивистских, так и натуралистически-эссенциалистских факторов. Особенно ценно, что приведенное утверждение не голословно, оно исходит из концепции кодов идентичностей Шмуэля Айзенштадта. Фактически Федотова предлагает адаптировать своеобразную пирамиду кодов этого мыслителя для органичного сочетания предопределенных и приобретенных оснований формулирования и изучения социальной идентичности. Подчеркивается, что подход Айзенштадта так до сих пор по достоинству не воспринят и не применен не только отечественными гуманитариями, но и на Западе, где "возобладало кажущееся политически более актуальным конструктивистское видение" (с. 31).

Действительно, в основании критериев выявления идентичностей лежат наиболее фундаментальные характеристики. Вся конструкция в целом демонстрирует органичную целостность в восприятии идентичности, которая свободна как от онтологического детерминизма, так и от метафорической игры значений, присущей современному мировидению.

Другая контроверза, разбираемая в главе, относится уже не к статике идентичности, а к ее динамике, не к характеристикам, задающим и предопределяющим формирование тех или иных общностей, а к функционированию социальных самоидентификаций. Разбираются взгляды Амартии Сена, усматривающего ключевые тенденции современности в процессе фрагментации идентичностей и их сведения к перманентно меняющимся ролевым функциям. Этой точке зрения противопоставляется собственная концепция - процессуальная теория идентичности. Ее суть заключается в том, что плюрализм идентичности может быть понят не как одновременное самоотождествление личности с различными ролями, а как эволюция, в каждый конкретный момент которой у личности сохраняется восприятие собственной уникальной и при этом единственной самости.

Иными словами хаотичной флуктуации идентификационных множественностей указанная теория противопоставляет осознанную и осмысленную эволюцию самоотождествления, всегда привязанного к какому-либо одному социально верифицируемому домену. Социолог подчеркивает, что в современной социогуманитарной мысли подобное представление не получило распространения, и в качестве чуть ли не единственных мыслителей, выражающих сходную позицию, называет Зигмунта Баумана и Ричарда Дженкинса. Для представляющейся перспективной и - главное - объясняющей многие современные перипетии социальных идентификаций авторской процессуальной теории могла бы быть полезной книга Паоло Вирно "Грамматика множества".

Вызывает вопрос помещение третьей главы в первую часть монографии.

Исследовательская логика понятна: сначала уточняются хронологические рамки (первая глава), затем излагаются имеющиеся на сегодняшний день методологии и на их фоне формулируется собственная теория, а уже после этого, в третьей главе, все это теоретизирование опрокидывается на реалии текущего момента. (В этом смысле заключительная глава части, в которой речь идет об идентичности в истории отечественной культуры, вполне на своем месте - в полном соответствии с принятым, хотя и спорным, разнесением анализа зарубежных и отечественных наработок в разные разделы.) Но, скорее, наиболее точное местонахождение главы "Конфликты, идентичность, ненасилие и диалог" - на стыке первой и второй частей книги. Это естественным образом заключило бы теоретическую часть и подготовило бы к рассуждению о концептуальных контекстах во второй части.

Возможно, именно в этом месте книги данная глава заслуживает того, чтобы оказаться самостоятельной - третьей - частью монографии. Хотя, конечно, приведенное замечание имеет под собой всего лишь стремление к композиционному улучшению и никоим образом не имеет в виду, что предложенная в книге структура содержит в себе какой-то изъян.

Что же касается содержания третьей главы, то ее суть можно кратко обозначить как попытку отразить актуальную социально-политическую и цивилизационно культурную повестку дня через феноменологию идентичности. Такая попытка сполна удалась. С одной стороны, инвентаризированы действительно актуальные для сегодняшнего дня понятия "столкновение цивилизаций", "диалог культур", "космополитизм", "мультикультурализм" и др. Проанализировано их превращение в политику (столкновения и диалог космополитизма, мультикулыурализма, идентичности). Причем Федотова не просто суммирует представления об этих понятиях и соотносит их с темой своего исследования, но и высказывает собственные суждения о возможном развитии рассматриваемых взглядов.

Чрезвычайно интересен, например, такой скрытый диалог с Ульрихом Беком о космополитизме, а через космополитизм - о прогрессе, под которым понимается "не проект, а ход истории" (с. 70). С другой стороны, составленный в предыдущей главе каталог методологий, с помощью которых изучается идентичность, обретает на примерах анализа актуальных понятий некое осязаемое содержание - не всегда очевидное, если оценивать эти методологии отвлеченно. Здесь также можно сослаться на авторскую ремарку по поводу высказывания того же Бека о космополитизме как о своего рода "крыльях", которые в сочетании с культурными "корнями" становятся подлинными "основаниями будущего". В приведенном замечании социолог усматривает доведение совместной работы рассмотренных ранее подходов - натуралистически-эссенциалистского и конструктивистского - до "проектного", "социально-технологического" уровня (с. 77).

Наконец, в заключительной - четвертой - главе первой части анализируется российский историко-культурный опыт рефлексии на темы идентичности.

Оцениваются как современные дискуссии в научной и экспертной средах, так и наследие русской классической литературы (в частности, творчество Льва Толстого и Антона Чехова). Фрагмент главы, посвященный Толстому и Чехову, заслуживает отдельного внимания. Можно только согласиться с утверждением, что "русская художественная литература является свидетельством и выражением русской национальной идентичности" (с. 96). Однако дальнейший материал вызывает некоторое недоумение: выбор всего лишь двух, пускай и чрезвычайно значимых, русских писателей представляется явно недостаточным. И не столько из-за их количества, сколько по причине отсутствия какого-либо объяснения именно такого выбора. Необходимо скрупулезное объяснение концентрации лишь на Толстом и Чехове. К тому же спорно, что именно в их творчестве тема идентичности раскрыта наиболее исчерпывающим образом. Отмеченные увлеченность Толстого антиномичностью русской идентичности, убежденность писателя в невозможности утверждения "срединной культуры" (с. 100), с одной стороны, и, напротив, пристальное внимание Чехова к человеку именно такой "срединной культуры", с другой стороны, вряд ли представляют собой репрезентативную выборку для подтверждения изложенной в главе концепции.

Если первая часть книги как бы отвечает на вопрос - что такое идентичность, то ее вторая часть призвана объяснить, для чего эта идентичность нужна, какую пользу может принести комплекс представлений о ней для анализа актуальных проблем современности. Как отмечает Федотова, "контекст применения идентичности", называемый политикой идентичности, не редуцируется "ни к бесконечному поддержанию идентичности, ни к ее бесконечному изменению" (с. 114). Если отталкиваться от очерчиваемого здесь проблемного пространства, в пределах которого в настоящее время реализуется политика идентичности, правильнее говорить не о сохранении или изменении, а именно об использовании - и в процессе научного познания, и в общественных практиках - политики идентичности ad hoc, применительно к каждому конкретному случаю. При таком подходе снимается условность обобщений, картина идентичности оказывается максимально приближенной если не к действительности как таковой, то уж, во всяком случае, к некоему адекватному ее восприятию. В каждой из глав второй части рассматривается одна из тенденций современности, в которой политика идентичности обретает новое прочтение.

Первая глава посвящена модернизации. Взаимосвязь этого процесса с политикой идентичности понятна. Модернизация - это процесс, итогом которого стало складывание современности. По словам исследователя, этот контекст включает в себя как причину - процесс модернизации, - так и следствие - непосредственно саму современность, то есть "новое состояние общества, при котором идентичность теряет стабильность и становится проблемой" (с. 125). Именно такой аспект мировидения и представлен во второй главе. Причем современность для социолога - это не только результат модернизации. Федотова приводит принципиальное для понимания феномена современности и его значения для политики идентичности замечание о нетождественности модернизации-процесса и перехода к современности. Переход к современности не всегда может быть представлен в системе координат, присущих концепциям модернизации - во всяком случае, их классическим образцам. В каком-то смысле вся драма человеческой истории - а не только ее последние два-три столетия - может восприниматься как процесс формирования и конфликтов разнообразных социальных идентичностей.

Отмечу виртуозность, с которой в главе из пестрого "лего" западных социо гуманитарных концептов выстраивается работающая когнитивная модель, позволяющую адаптировать культ Модернити к потребностям политики идентичности, причем с учетом упорно не воспринимаемой на Западе специфики развития России как безусловно одной из несущих конструкций цивилизации Модернити. Яркий тому пример - адаптация автором концепции Питера Вагнера о трех современностях. По Вагнеру первая - либеральная - современность существовала в XIX столетии, и ей были присущи разные виды идентичности.

Вторая современность - организованная - заявляла о себе с окончания Первой мировой войны и до - условно - 1968 г. В ту эпоху социальная идентичность, как считает Вагнер, определялась классовой природой. Наконец, третья современность видится Вагнеру снова либеральной - и вот тут автор поправляет своего коллегу, называя третью современность "новым Новым временем для незападных стран" (с.

133), как это уже было показано в коллективной монографии Валентины Федотовой, Владимира Колпакова и Надежды Федотовой [Федотова и др. 2008: - 450, 536 - 558]. То есть эти страны в настоящее время переживают те же самые процессы (складывание рынка, индустриализацию и т.д.), которые Запад прошел уже несколько столетий назад. Если встать на такую точку зрения, то тогда многие причудливые конфигурации социальных идентификаций в указанных государствах получат вполне естественное и едва ли не безальтернативное объяснение. Правда, такой римейк Нового времени происходит не в историческом вакууме. Ситуация Модернити своим мощным полем индуцирует в открывающих для себя Новое время незападных странах самые разные процессы. Да, там имеет место и банальная догоняющая модернизация, но вместе с тем существуют и абсолютно конкурентоспособные траектории и территории развития, не уступающие ведущим западным площадкам. Другое дело, что общества этих стран очень неоднородны чего, кстати, не скажешь о высокоразвитом Западе. Отсюда естественным образом и вытекает бурный процесс формирования и переформирования социальных идентичностей в этих странах, порой в чрезвычайно острых проявлениях, несвойственных западным обществам. Поэтому принципиальное значение имеет вывод о том, что по мере смены типов современности натуралистические основания социальных идентичностей ослабляются, и эти идентичности, так сказать, "демократизируются", становятся предметом договора и иных коммуникативных практик (с. 133 - 134).

Третью и четвертую главы второй части удобнее воспринимать вместе - в обеих политика идентичности оказывается в фокусе планетарной унификации: в одной - в мир-системном подходе Иммануила Валлерстайна, в другой - в контексте представлений о глобализации в целом. Интересно приводимое суждение, что в эпоху глобализации социальные идентичности не унифицируются в соответствии с усредненным шаблоном "человека мира", а просто подчиняются некоей внешней глобальной идентичности, встраивающей человеческие сообщества в функциональную матрицу нового мира (с. 158). Действительно, с внешней стороны глобализация выглядит именно подобным образом - особенно в таком глобальном государстве, как США. Но насколько эта новая иерархия идентичностей жизнеспособна? Как себя поведет отмеченная "слоеная" идентичность в кризисной ситуации? Не окажется ли плюрализация идентичности всего лишь выдаваемой за реальную? Сегодня известно множество примеров того, как первичная социальная идентичность в мало-мальски нетривиальных ситуациях даже в благополучных обществах разрывает кокон глобальной идентичности и оказывается единственной формой коллективного самоотождествления. Еще менее вероятен "мир идентичностей" в Западной Европе, все более решительно сворачивающей неудавшийся эксперимент с мультикультурализмом, упакованным в общую европейскую идентичность.

В заключительной главе анализируется экономический контекст идентичности.

Автор признает парадоксальный факт: при рассмотрении проблем идентичности социально-экономический фактор остается недооцененным (с. 178). В частности, более пристального внимания требуют трансформации социальной идентичности под воздействием прогрессирующего консьюмеризма. Именно здесь на сегодняшний день находится главный очаг коллективных растождествления и демотивации, по поводу чего, кстати, бьет тревогу один из создателей современного виртуального капитализма Джордж Сорос. Глава - а вместе с ней и основная часть книги - завершается сдержанно оптимистичным прогнозом:

концепция процессуальной идентичности в состоянии наметить пути преодоления кризиса идентичности, поразившего общество потребления1. Выше концепции процессуальной идентичности уже была дана позитивная оценка. Другое дело, что эта концепция работает только внутри сообществ. Между тем главная угроза консьюмеризма, становящегося все более тоталитарным, заключается в том, что он десоциализирует личность, низводит ее до положения потребительского индивида.

Пространство социального действия вокруг такого индивида сокращается, как шагреневая кожа. Способен ли терапевтический ресурс процессуальной идентичности остановить эту тенденцию и затем направить ее в противоположную сторону? С одной стороны, столь масштабные проекты под силу как раз именно когнитивным практикам, формирующим новую реальность с помощью нового знания. Но с другой стороны, и таким практикам требуется соответствующая среда, которая - повторим - обвально уменьшается. Круг замкнулся, и прорвать его, наверное, возможно лишь путем революции в сфере общественного самоотождествления.

Книга Надежды Федотовой не столько подводит черту под изучением проблемы идентичности (хотя и на этом поприще в работе сделано немало), сколько формулирует актуальную научную повестку в сфере междисциплинарного гуманитарного знания. Подобная повестка в пору кризисов и перемен требует к себе повышенного внимания, оставаясь все еще по достоинству недооцененной ни учеными, ни экспертной средой, ни практиками в социально-политической области.

Федотова В. Г., Колпаков В. А., Федотова Н. Н. 2008. Глобальный капитализм: Три великие трансформации. Социально-философский анализ взаимоотношений экономики и общества. М: Культурная революция.

Неклесса А. И. 2013. Кризис мировидения. - "Полис", N 3.

А это позволяет наметить выходы из ситуации кризиса мировидения, ярко описанного в статье, открывающей данный номер [Неклесса 2013] (прим. ред.).

CONTENTS & SUMMARIES & KEY WORDS ИсточникПОЛИС. Политические исследования, № 3, 2013, C. 188- 5 Presenting This Issue THEME OF THE ISSUE. POLITICAL WORLD IN THE EPOCH OF CHANGES Crisis of Worldview A.I. NEKLESSA The author proposes radical recomprehension of the historical and anthropological situation in people's worldview, proposes rereading of the said situation and apprehension of the final conclusion. So what is taking place in the article is revision of primordial foundations:


alterations in the axiomatics of knowledge and of action, radical correction of the codes of consciousness and change of the world arrangement orienting points that used to determine the movement of civilization. The author offers original interpretation of such notions as knowledge and understanding. Key words: worldview;

knowledge;

consciousness;

thinking;

mentality;

education;

science;

university;

academy;

humanism.

Yu.S. OGANISYAN 30 Socialism as the First Stage of Capitalism. Post Soviet Russia's Experience It is problems of the formation of capitalism in post-Soviet Russia that are analyzed in the article. The author proceeds from the view that socialism - in a modified form - still remains a significant factor of the mentioned transformation. While distinguishing particularities of the latter process, he poses a number of questions. Doesn't the said process include retrospective motions? Isn't the liberal project of transformations notable for a left-wing deviation? Did socialism exist in reality in the USSR? In what ways is democracy combined with authoritarianism in contemporary Russia? Key words: socialism;

capitalism;

transition period;

virtual reality;

democracy;

authoritarianism.

Ye.B. SHESTOPAL 47 Political Leadership in New Environment: the Change of the Perception Paradigm The article presents the data of a qualitative politico-psychological study accomplished by the end of 2012: the study focuses on the swings that had taken place in the perception of V.Putin and of his rivals within a year after the 2012 presidential elections. One can see that along with a general growth of citizens' critical attitudes toward the authorities, the perception of V.Putin improved in many aspects. For all that, some negative traits are pronounced regarding his image, too (both the very same that had been marked before the elections, and quite new ones), but the gap between V.Putin and the other former candidates continues to widen. Key words: political perception;

politicians' images;

President V.Putin;

Russian political leaders.

A.I. LINETZKY 58 Role of Spontaneous Processes in the Formation of Political Systems Formation of a political system in any sizable human community but to a lesser degree, in the author's opinion, depends on the will and perception of audience. Imperative influence on the formation of political systems, as well as on the course of historical events on the whole, is exerted by spontaneous regulating processes, whose character depends on the pattern ways of people's mutual actions in this or that community. Lack of attention towards these processes while realizing large-scale societal transformations is fraught with considerable economic and social consequences. Key words: spontaneous processes;

Russia;

reforms;

market;

political systems;

society;

elite.

RUSSIA TODAY: ETHNONATIONAL DIMENSION S.P. PEREGUDOV 74 The "Russian Question" in the Context of Ethnonational Relations in Russia The author analyses particularly important, topical and at the same time dramatically "tangled" national question in Russia. It is the politically determinative correlation of federal and national dispositions in its state system that constitutes the key object of the author's attention. Their combination, in the author's opinion, to a large extent predetermines specific character of the Russian federalism. The author considers the broad problematic field of mutual relations between the Russians and the non-Russian nations in Russia, as well as the variety of concrete connotation of "nationalism" in Russia's politics. He accentuates the threat of accumulation of misbalances in affairs of the state regulation of the federal and of the inter-national relations. The article covers also the idea of "new federalism" able to open the way for removal of irregularities in the relations between the Russian nation and the other nations of the Russian Federation. Key words: ethno-national relations;


federalism;

nationalism;

titular nation (eponymous nation);

political nation.

So Different Russias. Part II. ROUND TABLE OF THE 'POLIS' JOURNAL AND OF THE INSTITUTE OF PHILOSOPHY, RAS Here is part II of the Round table discussing problems of Russian modernization (part I see 'Polis', 2013, N 2). During this second (and final) part of the Round table such questions were raised by the participants, as: regional differences in Russia's development and in Russia's modernization potential;

favorable cultural preconditions, and, vice versa, barriers, for an innovatory break-through;

other countries' experience and the possibilities of its application in our country's practice, etc. Key words: Russia;

modernization;

culture;

development;

regions, socio-cultural differences;

human capital;

capitalization.

Yu.P. SHABAYEV, A.P.

113 Discourse of Ethnic and of Civil Identity. The SADOKHIN Finno-Ugric World of Russia in the Materials of the 2010 Census The authors analyze results of the 2010 census and estimate the character of its results by the ethnic entrepreneurs in the national republics of Russia. As is demonstrated in the article, the changes taking place in the character of ethnic identification are preconditioned by intensification of the integration process in Russian society, and it is not in the logic of the assimilator's paradigm стр. that the said changes should be interpreted, but in the sense of realizing personality's right to cultural freedom. Key words: ethnicity;

demographic processes;

census;

Urals peoples.

126 Counter-Terrorism Operations: Motivation, V.V.

Estimations and Prospects SHCHEBLANOVA, I.Yu. SURKOVA This article is based on the results of a research of the attitudes of the Chechen campaign combatants toward counter-terrorism operations received by means of questionnaires. The authors analyze combatants' views in comparison with perceptions of Russia's general public opinion. Data of the all-Russia public opinion polls occur to be instrumental for interpreting the results of quantitative research. Key words: counter-terrorism operations;

perceptions;

anti-terrorism campaign;

public opinion polls.

DIXI!

137 Space and (In)security: Ontological Models of D.N. ZAMYATIN Imagination The article proposes methodological approaches to the study of mutual effect of space and (in)security. Close ontological connection is demonstrated between the concepts of space and of danger. A metageographical model of the correlation of space and security has been investigated and described on the basal level. Particularities of the development of corporeal images of security have been traced in the context of the notions of co-spaciousness and of geonomics. Key words: space;

danger;

safety;

ontological model;

imagination;

metageographical model;

co-spaciousness;

geonomics.

SEMINAR: SECRETS OF e-TEXTS 149 How to Draw up Correctly an Electronic Ye.l. GRIGORYEVA, Publication I.M. SITDIKOV The article deals with problems of preparing the text of a scientific article for publication in the electronic format. Discussed are particularities of choosing the print, of placing the different parts of the material, of designing tables and diagrams, if the reader is supposed to perceive the material "right from the screen". The article is based on the materials of a seminar organized by the authors and published on the site of the Institute of Sociology, RAS. Key words: information technologies;

electronic scientific publication;

drawing up the text.

REFLECTING ON MATTERS IN PRINT 155 Memorizing Vadim Tsymbursky S.V. KHATUNTSEV The critical review is devoted to the memory of the Russian political thinker and philosopher of culture Vadim Tsymbursky (1957 - 2009). It is the publication of the monographic intellectual inquiry into the prominent researcher's heritage - inquiry realized by B.V. Mezhuyev (Б.

Межуев. Политическая критика Вадима Цымбурского. М.: Европа, 2011. - 200 с. - В.

Mezhuyev. Vadim Tsymbursky's Political Critique), that gave a chance to investigate the genesis of Tsymbursky's concepts - first of all that of "the Island of Russia". The author of the book has also analyzed many of the scientist's ideas, in particular: of Russia's imperial origins as of the product of Russian Europeanism;

of adequate attitude toward the changes of early 1990s;

of civilizational geopolitics, etc. Key words: Vadim Tsymbursky;

geopolitics;

political critique;

"the Island of Russia";

civilizational geopolitics;

"geoapocalypsis".

A.V. NOSKOVA 164 Complex Society in Sergey Kravchenko's Eyes Reviewed in the article is Sergey Kravchenko's monograph: С. Кравченко. Становление сложного общества: к обоснованию гуманистической теории сложности. М., (Formation of Complex Society: to the Substantiation of a Humanistic Theory of Complexity). The reviewer notes the valuable contribution the book makes to the conceptualization of post-modern ideas of the development of contemporary society, the flexibility of the "complex society" notion, stresses the humanistic orientation of the researcher's position. Key words: complex society;

uncertainties;

social order;

dehumanization of social relations.

E.S. KULPIN 168 The Globalizing World and Political Modernization The author reviews the monograph: B.B. Лапкин. Политическая модернизация России в контексте глобальных изменений. М.: ИМЭМО РАН, 2012. - 140 с. (V.V.Lapkin.

Political modernization of Russia in the Context of Global Changes), in which Russian modernization is investigated in a long historical perspective and in the context of the global politico-institutional dynamics of the New Time. The author analyzes the nature of the dynamic contradictions of this transformation, conceptualizes particular historical forms of modernization in Russia. Key words: V.V.Lapkin;

modernization;

global changes;

Russia;

development;

bifurcation;

cyclic laws (cyclic recurrences).

D.A. ANDREEV 181 Identity as an Academic Agenda of Worldview A new monograph by Nadezhda Fedotova is analyzed in the critical review - a book devoted to the problems of the study of identity and of the context of its formation in modern socio humanitarian thought. The author highlights the importance of this research for working out a relevant academic and socio-political agenda foreseeing development challenges in the 21st century. The author of the review sketches outpossible directions for further study of the theme discussed by Fedotova. Keywords: N.N.Fedotova;

identity;

identity politics;

globalization;

modernization;

multiculturalism.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.