авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Экологическое

путешествие

«По следам научных

экспедиций по реке Урал»

Экологическое путешествие

«По следам научных экспедиций по

реке Урал»

Тезисы

Вступление. Научных экспедиций по реке Урал было немало. Об этом свидетельствует

собранная литература Татьяной Васильевной Нестеренко и представленная здесь.

Особенно подробно о них можно узнать из фундаментального труда вице президента Русского географического общества, члена-корреспондента РАН, директора Института степи А. А. Чибилева «Бассейн Урала: история, география, экология», Екатеринбург, 2008.

2 Книга уникальна еще и тем, что А.А. Чибилев сам неоднократно становился руководителем таких экспедиций в наше время. Мне в некоторых из них приходилось быть участником, о чм подробно изложил в своих мемуарах «С думой о прошлом и будущем» во второй части с названием «Вместе с Географическим обществом».

В экологическом путешествии остановимся на тех из них, которые ближе всего к проблемам обеспечения сегодня и завтра населения Оренбуржья и Оренбурга пресной водой и поддержания нормальной экологии. Лекция посвящена датам: 22 марта - Международный День воды. На территории оренбургской области День воды 22 марта проводится с 1995 года с целью широкого привлечения внимания общественности и населения к состоянию водных объектов, проблемам водоснабжения.

О полном состоянии поверхностных и подземных вод публикуется в ежегодном Государственном докладе о состоянии и об охране окружающей природной среды Оренбургской области.

2013 год - Год экологии в России, объявленный Президентом Путиным В.В.

Проблемы вода и экология чрезвычайно важны для Оренбургской области, для Оренбурга.

Главная проблема - Уралу грозит судьба Арала. Что с самим Аральским морем? См. схему:

Со стороны Аральского моря на Оренбург надвигается глобально процесс опустынивания. Важно помнить, что наша область маловодная (при 350-450 мм атмосферных осадков в год возможно их испарение до 800 мм).

Если суммарный забор свежей воды из водоисточников в целом по Российской Федерации (в средний по водности год) около трех процентов водных ресурсов, по реке Урал величина водозабора достигает 50 процентов и более, что превышает экологически допустимый предел. Негативным моментом является то, что в период зимней и летней меженей отбор воды на некоторых участках составляет до 90 процентов.

Процесс опустынивания, если его не остановить, ускорит умирание реки Урал (Оренбургский писатель Бурлак Борис Сергеевич при своей жизни написал книгу «Реки не умирают», имел ввиду Урал. Мне пришлось познакомиться с писателем в 1982 году в экспедиции, прокладывающей Пушкинский маршрут от Оренбурга до Уральска. Не думал писатель Бурлак, что река Урал может умереть. Другой писатель Правдухин В.П. до войны написал книгу «Яик уходит в море».

Если бы он дожил до ее переиздания, возможно бы исправил это название на «Яик ушел в море».

Теперь еще более грозная проблема «Скоро дойдет ли Урал до Каспийского моря?»).

Есть еще большого масштаба беда нам от усыхания Аральского моря. О ней мало пишут и говорят. Но однажды она попала на страницы газеты «Труд» в 2004 году. Привожу текст этой статьи полностью:

«Л. Дессинов. Нам угрожает «шлейф дракона». Опасные полевые потоки из Приаралья приносят в регионы России вредные аэрозоли, ядохимикаты, невидимые солевые частицы. - газета «Труд», 19 марта 2004 года.

- Вот снимок, который можно считать сенсационным, - говорит один из ведущих сотрудников Института географии, заведующий лабораторией дистанционного зондирования Земли из космоса Лев ДЕСИНОВ. - на этих фотографиях, сделанных с борта Международной космической станции.

видна часть Аральского моря и прилегающих к нему территорий. Самое интересное - огромное пылевое облако. Оно настолько большое, что закрывает почти все Аральское море и даже не умещается на одной фотографии. Научная сенсация состоит в том, что облако движется на север.

До последнего времени считалось, что воздушные потоки в тех широтах идут с запада на восток, и пылевые массы с Арала не достигают нашей территории. Теперь же космическая съемка убедительно доказала: все чаще и чаще этот «шлейф дракона» устремляется в Россию.

Это огромное пылевое облако, поднимающееся с высохшего дна Аральского моря.

направляется на север — к территории России. Снимок сделан с борта Международной космической станции.

— Почету вы называете пылевое облако, пускай и очень большое, «шлейфом дракона»?

— Потому что подобные ветропылевые потоки из района Арала несут с собой очень опасные вещества. В течение многих десятилетий в Аральское море по рекам Амударья и Сырдарья сплавлялось огромное количество ядохимикатов, минеральных и органических удобрений, широко использовавшихся на сельскохозяйственных полях Средней Азии. Многие гербициды впоследствии были запрещены, но в донных отложениях они сохранились. Беда в том, что Аральское море стремительно мелеет, сокращается его зеркало, и дно становится сушей. За последние четыре десятилетия уровень воды упал при мерно на 20 метров. Море в некоторых местах, прежде всего на юге и востоке, отступило от прежних берегов на 100 километров. Обнажившееся дно, превратившееся в сушу, уже занимает плошать более 40 тысяч квадратных километров. Для сравнения: это вдвое больше, например. Ивановской области.

В засохших илах, которые уходят на глубину 10 метров и более, скопились сульфаты, поваренная соль, магний, медь, хром и их соединения, многие ядовитые вещества. Их концентрация превышает порой предельно допустимые нормы в десятки раз. Сильный ветер, словно острый нож бульдозера, срезает верхний слой илистой корки толщиной в несколько миллиметров и поднимает частицы в заоблачные выси. Эти ядовито-солевые потоки уносятся за сотни и даже тысячи километров. Аральскую пыль находили на ледниках Тянь-Шаня и даже в Антарктиде. Появились сообщения, что пыль обнаружили в лесах Норвегии и на ледниках Гренландии. Не знаю, какие там были концентрации вредных веществ, но пылевой поток, достигающий границ России, судя по нашим снимкам, имеет большую массу. Шлейфы мчатся над Оренбургской областью, всем Южным Уралом, иногда поворачивают на северо-запад. Не исключаю, что потоки могут доходить и до Москвы.

Что касается территорий, прилегающих к Аральскому морю, то там заболеваемость раком и другими опасными недугами во много раз превышает аналогичные показатели в других регионах.

—Есть ли данные о концентрации частиц, выпадающих по трассе полета облака на территории России?

В том-то и дело, что такие исследования у нас не ведутся. Между тем не только ядохимикаты, но даже обычная соль представляет большую опасность для рек, озер, пастбищ, лесов, словом, для всей окружающей среды. Экологи мира бьют тревогу в связи с тем, что в атмосферу поднимаются огромные массы солей и пыли —- по расчетам, от до 250 миллионов тонн ежегодно. Это уже можно считать экологическим бедствием.

Опасность подстерегает не только природу, но и людей. Вдыхание невидимых, дисперсных частиц — удобрений ли, соли, ядохимикатов — может иметь весьма неблагоприятные последствия для здоровья. Вот почему этими исследованиями надо заняться без проволочек.

Но у региональных властей, как всегда, нет денег, а федеральные ведомства до последнего времени были заняты, похоже, другими заботами. Боюсь только, как бы грошовая экономия не обернулась в будущем тяжелыми потерями.

— Не преувеличиваете? Может, не так уж и страшны эти солевые «посылки»?

Я не медик, свое заключение должны дать специалисты, почему и призываю изучать ситуацию. Но настораживает даже беглое знакомство с медицинской статистикой. Вот данные из сборника Госкомстата «Здравоохранение в России, 2001 г.» (более свежих материалов не публиковалось).

В Оренбургской области, например, у подростков в возрасте 15 — 17 лет болезни системы кровообращения, органов пищеварения, нервной системы встречаются в полтора раза чаще, чем в среднем по стране (в расчете на тысячу юношей и девушек). Больше у оренбургской молодежи также заболеваний костно-мышечной системы и соединительной ткани, органов дыхания, онкологических... Допускаю, что здесь, может быть, играют роль и какие-то другие факторы, а ядовито-соляная пыль только усиливает их действие, тем не менее, картина тревожная. Сошлюсь в заключение на недавнее сообщение Американского химического общества. Токсикологи Вирджинского политехнического института обнаружили, что вещество пермитрин. повсеместно применяемое для защиты людей, животных и растений от насекомых, оказывается, резко увеличивает опасность развития у человека болезни Паркинсона. Подобных примеров немало.

Вывод, думаю, ясен: пора заканчивать дискуссии и отправлять экспедиции в те районы, над которыми пролетают пылевые облака с Арала.

*** Прокомментировать беседу с Львом Десиновым я попросил двух ученых — из Питера и Ростова на-Дону.

—Предложение исследовать воздействие пыле-солевых облаков на природу и людей заслуживает серьезного внимания, — сказал заведующий лабораторией химических канцерогенных агентов НИИ онкологии имени Н.Н.Петрова (Санкт-Петербург), доктор медицинских наук, профессор Геннадий ПЛИСС. — Надо ведь знать, какие вещества оказываются в воздухе и затем распыляются на больших территориях, ибо некоторые ядохимикаты могут быть действительно опасны для здоровья.

—Не один год я вместе со своими коллегами изучал, как образуются и переносятся пылевые потоки, а также состав частиц, поднимавшихся со дна Аральского моря, и должен сказать, что угроза окружающей среде существует, — подтвердил заведующий кафедрой физической географии, экологии и охраны природы Ростовского государственного университета, доктор географических наук Юрий ФЕДОРОВ. — Представьте, что почти каждый день огромные массы ядовито соленой пыли выпадают на поля, реки, озера. Пылеватые частицы содержат немало токсичных, то есть очень вредных для живых организмов компонентов. Там и гербициды, и соли стронция, и сульфаты, и хлориды, словом, чего только нет... Выпадение солей на линии электропередачи приводит к ухудшению их работы. С помощью специальных методов мы определяли долю частиц, поступающих из Приаралья. Но все эти исследования проводились более 15 лет назад. Полученные результаты были опубликованы не только в нашей стране, но и за рубежом — в коллективной монографии, изданной в 1998 году под эгидой ООН в Лондоне и Нью-Йорке и вызвавшей большой интерес у специалистов. А в России широкомасштабные работы прекратились.

Космические снимки, показывающие, что пылевые облака стали все чаще направляться к нашей территории, остро ставят вопрос о необходимости разработки и реализации полноценной программы исследований. Медлить здесь недопустимо. Ведь речь идет о здоровье граждан и об экологической безопасности приграничных регионов России.»

Проблема обеспечения пресной водой населения в мире сегодня и завтра становится проблемой бедствия №1.

Этой проблеме посвящена книга Ю.М. Лужкова «Вода и мир», Москва, Московские учебники, 2008.

Разговор по существу: автор книги Мэр Москвы Ю.М. Лужков и П.А. Полад-заде у карты переброса части стока сибирских рек На карте - одна из возможных трасс переброса части стока северных рек В письме В.В. Путину 25.01.02 Ю.М, Лужков пишет:

«По прогнозам ученых, в ХХI веке проблема пресной воды станет главным источником глобальных конфликтов, перерастая в главный лимитирующий фактор развития человечества.

Современные технологии водопользования и масштабы их применения серьезно увеличивают загрязнения воды и сокращают водные ресурсы, пригодные для питьевого, бытового, сельскохозяйственного и технического использования. Это углубляется интенсивным ростом населения, причем в основных регионах, характеризующихся именно нехваткой пресной воды.

Поскольку масштабных системных мер по приостановке этой тенденции не предпринимается, проблема истощения мировых запасов пригодной к употреблению воды в течении ближайших лет может стать (и для дальновидных деятелей фактически уже стала) проблемой человечества.»

Предложение Ю.М. Лужкова: «Учитывая изложенное и отвергая порочные принципы прежнего подхода к реализации гигантского проекта «переброски» части вод сибирских рек в Среднюю Азию, предлагается на основе ревизии имеющихся наработок рассмотреть вопрос взаимовыгодного использования паводковых и избыточных вод сибирских рек в целях вовлечения в оборот неиспользуемых высокопродукивных пригодных для орошения сельхозземель России и Средней Азии».

В слове «России» имеется в виду и Оренбургская область. Как нам относится к такому предложению?

Нынешняя обстановка с катастрофическим обмелением реки Урал у Оренбурга требует фундаментальной его починки, остановить его умирание. Мое мнение - предложение поддержать.

Давайте вместе поразмышляем, пройдем по следам некоторых научных экспедиций по реке Урал из Оренбурга. Первый вопрос.

Немного из книги В.П. Поляничко «Река весны. По Уралу от истока до устья.» - Челябинск, Уральское книжное издательство, 1983.

Научная ли эта книга? Рецензент - А.С. Хоментовский, член-корреспондент АН СССР, почетный член Географического общества СССР. Одно это уже заставляет с уважением относится к этим путевым заметкам. В наше время где еще можно прочитать про высший взлет экономики Оренбургской области в первой половине 80-х годов прошлого века при социализме в государстве СССР? Эта книга - гимн творческому труду. Гимн водному богатству. Какую нагрузку в росте потребности в воде выдерживал Урал в 1983 году!

На стр. 3 читаем: «У Урала завидная судьба. О ней можно говорить как о самой работящей реке, дающей воду металлургическим предприятиям, машиностроительным нефтехимическим заводам, здесь Магнитка, Орско-Халиловский комбинат, Оренбургский газовый комплекс… Одной Магнитке требуется воды столько, сколько Ленинграду… Ниже Уральска - Красная рыба.

Но вот прочитаем на стр. 156-158:

«СЛОВО УЧЕНОГО О будущем реки и приуральских степей размышляет член-корреспондент Академии наук СССР А.

С. Хоментовский.

Сельское хозяйство в нашей стране, начиная с прошлого века, развивается преимущественно на основе использования природных ресурсов степей. Их плодородные черноземные и темно каштановые почвы дают большую часть товарного зерна, а естественные и культурные пастбища степной полосы обеспечивают развитие животноводства. Однако эта зона считается зоной рискованного земледелия. По данным Оренбургской гидрометобсерватории за последние лет в среднем течении реки отмечено 62 засушливых, 39 сухих и только 18 относительно благоприятных лет. Недостаток влаги в почве не только снижает урожай, но и отрицательно влияет на эффективность внесения удобрений и внедрения новых сортов. И все-таки, несмотря на большие колебания урожайности в степной полосе, дальнейшее развитие сельского хозяйства в ней экономически выгодно. Равнинность делает земли удобными для механизированной обработки, а их плодородность позволяет получать высокие урожаи при внесении относительно небольшого количества удобрений.

Ставится задача широкого орошения степей между Волгой и Обью. В первую очередь проблема эта будет решаться в бассейне Урала, поскольку регион исключительно богат земельными ресурсами и полезными ископаемыми.

Несмотря на то, что Урал по длине является третьей рекой в Европе, он крайне маловоден.

Средний многолетний годовой расход воды равен всего 9—10 кубических километров (у Волги кубических километров). Совершенно очевидно, из Урала нельзя брать воду на орошение, так как это может пагубно отразиться на воспроизводстве осетровых. Русло Урала — самое крупное в Советском Союзе и в мире естественное нерестилище красной рыбы.

На р. Урал, 1983 г. Чибилев А.А. с осетром (из книги - Чибилев А.А.

Природа знает лучше.

Екатеринбург: УрО РАН,1999 г.

См. стр. 277) В связи с этим имеются конкретные предложения. Средняя часть бассейна от Орска до Уральска может получить воду из крупной рукотворной реки — канала Тобольск — Амударья, по которому в Южный Казахстан и Среднюю Азию пойдет часть стока сибирских рек. Было бы не по хозяйски пустить сибирскую воду на юг транзитом, не использовав для получения крупных и устойчивых урожаев в приуральских и притобольских степях. Учеными определены различные варианты трассы. Вполне реальна переброска волжской воды по каналу в степи уральского правобережья, тем более, что это не скажется на общем ее поступлении в Каспийское море.

Перспективы ведения рыбного хозяйства вызывают озабоченность и тревогу. Они понятны— общее количество рыбы продолжает уменьшаться. Причин тому несколько, но самая главная — уменьшение воды в Урале.

Теперь исключительно редки крупные паводки, которые раньше промывали русло, освежали пойменные озера и старицы.

Закономерен и такой вопрос: есть ли экономический смысл в развитии судоходства на Урале, тем более, что рядом с рекой идет асфальтированное шоссе Уральск — Гурьев, по которому грузы могут доставляться в любой населенный пункт? Не окажется ли более целесообразным сделать весь Урал заповедным, основным поставщиком осетровых рыб и прекратить судоходство?

Надо иметь в виду и то, что многие предприятия Оренбурга и Актюбинска из-за отсутствия технической воды не развиваются. За решение этих комплексных, крупномасштабных задач активно взялись местные партийные, советские органы. Авторитетным координатором стал межведомственный совет, в который вошли первые секретари: Оренбургского обкома партии — А. Н. Баландин, Уральского — М. Б. Иксанов, Гурьевского — У. К. Кушеков.

Увеличение водного баланса Урала в значительной степени улучшит социальные условия жизни.

Станет река полноводной, и оживет растительность поймы. Заполнятся озера, зазеленеют луга и леса — отрада сухих мест, будет создано крупное водохранилище в Губерлинских горах, на берегах которого возникнет приуральская зона отдыха. Словом, у Урала завидное будущее.»

Словом ученого почти заканчивается книга, осталась до конца еще две страницы авторских, к которым чуть позже мы вернемся.

Александра Степановича Хоментовского не стало в 1986 году, то есть спустя после три года после прочитанной его публикации. Знал бы он тогда, что в 2013 году, то есть через 27 лет после ухода в другой мир, Урал будет находиться на пороге своего полного умирания и нет ясности как остановить процесс умирания.

Скорее всего концовка его Слова « у Урала завидное будущее» была бы другой вместе с другими предложениями. И вряд ли бы он согласился с названием книги, названной Поляничко «Река весны».

Теперь вернемся к последним двум страницам книги 159-160, на которых пишет сам Поляничко (зачитать полностью).

Зачитав последние страницы книги, поставим сегодня вопрос: «Почему автор, завершая книгу, не увидел истинного состояния здоровья реки Урала и не бьт в зеленый колокол тревогу?»

Знал бы Виктор Петорвич, что с процессом умирания Урала идет процесс экологического превращения Оренбуржья в бесплодные, безжизненные, враждебные человеку пространства, процесс опустынивания. Оренбург в XXI веке не превратится в Степную Пальмиру. Будет «ЧТО»!

Второй вопрос. Четыре экспедиции: первая (год 1983) - в низовье Урала;

вторая (год 1983) - в верховья Урала;

третья (годы 1984-1985, 1997) - Ириклинское водохранилище, среднее течение реки Урал от Ириклинского водохранилище до Оренбурга;

четвертая (год 1997) по Сакмаре и Уралу вокруг Оренбурга.

Мне пришлось после службы в Армии быть участником ряда научных экспедиций по Уралу от устья до истока. До этого восемь с лишнем лет служил в Актюбинской области в райцентре Эмба на берегу реки Эмбы у Мугожарских гор, то есть в бассейне Урала. Три года служил в Капустином яре на Ахтубе, рукаве Волге, откуда по делам службы видел бассейн Урала на стыке Уральской и Гурьевской областей в районе озера Индерборский. Экспедиции возглавляли крупные ученые кандидат (позже доктор) географических наук А.А. Чибилев и кандидат (позже доктор) геолого-минералогических наук А.Я. Гаев. Оба, к тому же настоящие профессора по экологии. Чего стоит статья Гаева А.Я. «У нас с Уралом одна судьба», опубликованная в июле 1992 года в «Экологическом вестнике», входившего в газету «Южный Урал». Его тогда вывод «Совершенно очевидно, что сокровища бассейна реки Урала уникальны и велики, но не беспредельны. Они убывают от непродуманных действий людей». Это относится прежде всего к воде Урала. Такого вывода не прочтешь в книге Поляничко.

И то, и другое писано в одно время.

Чего стоит статья Я. Юрьевой «Урал перестанет впадать в Каспийское море?», опубликованной в газете «Южный Урал» 26 октября 2011 года, в которой есть такое написанное : «По мнению Александра Чибилева, если в ближайшем будущем не принять действенных мер по сохранению Урала, то река засохнет на полпути и перестанет впадать в Каспийское море.» Такого прогноза судьбы Урала тоже не прочтешь в книге Поляничко.

В своих мемуарах «С думой о прошлом и будущем», во втором томе рукописи с названием «Вместе с географическим обществом», написанном в 2010-2013 гг., многие страницы посвящены экспедициям Чибилева и Гаева по бассейну Урала в 1983-1990 гг. Многое увиденное в них убедило меня, что название книги Поляничко «Река весны» - сильно завышенная оценка.

Мне импонирует название книги Правдухина В.П. - «Яик уходит в море». При переиздании им книги можно было бы дать более уточненное название «Яик ушел в море». Название книги Поляничко, по моему мнению, должно было бы быть ближе к истине как - «Седой батюшка - Урал смертельно перегружен, что дальше?» Ещ точнее: «Седой батюшка - Урал непродуманно смертельно перегружен, что дальше?»

Остановлюсь только на одном факте. Читаем на стр. 110 в книге Поляничко:

«РЕКА ВЫТЕКАЮЩАЯ ИЗ УРАЛА Чуть ниже Уральска от реки отходит вправо протока, устремляющаяся на юг — это Кушум.

Однажды родившись и просуществовав многие годы, она начала увядать, но потом случилось чудо:

засыхающая река не только возродилась, помолодела, но и стала краше, шире и многоводнее, чем раньше. В сентябре 1939 года восемь тысяч патриотов добровольно пошли на стройку канала.

Честь вынуть первую лопату земли на будущей трассе была предоставлена 60-летнему Мурзалию Будешеву, колхознику сельхозартели «Тегис-Жол» Чапаевского района. За тридцать дней, вместо намеченных сорока пяти, кушумцы выполнили почетную задачу: первая очередь Урало-Кушумской системы была завершена —прорыт канал длиной около тридцати километров при высоте стенок в три-пять метров, насыпано несколько заградительных дамб, сооружена напорная плотина. Теперь в Урало-Кушумской оросительно-обводнительной, системе три крупных водохранилища и 15 водоемов. Общая площадь их зеркала в два раза больше озера Челкар.

Десятки хозяйств получили возможность провести лиманное и регулярное орошение почти тысяч гектаров, организовать посевы овощей, бахчевых, кормовых культур. Кроме того, обводняется около 15 миллионов гектаров пастбищ. Недавно переброшена часть воды из этой системы на левый берег, что позволило обводнить более 100 тысяч гектаров в совхозах и колхозах Акжаикского и Тайпакского районов. По вантовому мосту через Урал недалеко от города Чапаева кушумская вода пошла в сухие степи.»

Знал бы Виктор Петрович Поляничко сколько Кушум поглащает воды из реки Урал, которой не достат для развития индустрии в Оренбурге? Знал бы какая бесхозяйственность в использовании воды на кушумском рельефе? А в Гурьевской области?

стр. 146 «Здесь создана Аманкельдинская система орошения на 2000 гектаров. Передовые совхозы получают по 4 укоса люцерны».

Согласовывался ли такой расход Уральской воды на территории указанных областей с Оренбуржцами в сво время? Да и как влияют эти обводнительно-оросительные системы на главное богатство этих двух областей - На красную рыбу?

Читаем на стр. 153-154: «Все чаще и чаще ученые-ихтиологи, руководители партийных и советских органов, средства массовой информации поднимают вопросы, связанные с охраной уральской рыбы.

По данным директора Урало-Каспийского отделения Центрального научно-исследовательского института охраны рыбного хозяйства Н. Е. Песериди, благоприятные условия для воспроизводства проходных и полупроходных рыб возникают только в случаях, когда годовой расход реки составляет 9—9,5 кубических километра, а стояние полой воды длится месяц. Но такие режимы возникают все реже и реже.

Снижение уровня воды — главная и самая острая проблема. Оно вызывает не.только обмеление реки, но и падение скорости ее течения, осушение богатых кормами плесов, чрезмерный прогрев. Маловодность Урала еще более усугубляется отбором воды промышленными и сельскохозяйственными предприятиями. Справедливо писала «Правда»:

«На реке Урале только в Гурьевской области 214 водозаборных сооружений, принадлежащих предприятиям промышленности и сельского хозяйства. Не имея надежных защитных устройств, они не только забирают воду, но и всасывают молодь ценнейших промысловых рыб».

Я в 1983 году, начинающий краевед, участвующий по заданию Хоментовского в экспедиции Чибилева и делающего подсчеты только водозаборных насосов на берегах Урала на пути от Уральска до Гурьева, стоя в Кушуме у начала водозаборного канала начал понимать, что все подсчеты в общем и не требуются они малая толика по сравнению с Кушумом.

Мне было предложено после окончания экспедиции составить отчет о работе в ней и одновременно статью в газету «Южный Урал». Тогда обо всех моих наблюдениях полностью написать я не мог. Это был еще 1983 год. Не посмел в статье написать, что в двух местах экспедиция встретила обрыв Урала, лодку волокли по песку… Но в 1999 году через 16 лет, я мог уже полностью высказаться:

Вот такой след научной экспедиции Чибилева вниз по Уралу в 1983 году в сочетании с экспедицией в те же годы Поляничко!

6.12.1983. - Как здоровье, Урал? (газета «Южный Урал») 21.07.1999. - Когда-нибудь Урал не дотечет до Каспия… (газета «Южный Урал») 17.06.2006. - Седой Урал замутился и обмельчал. (газета «Южный Урал») 7.11.2012. - Хватит ли воды Оренбуржцам. (газета «Южный Урал») Как здоровье, Урал?

По многим областям «протекает древний Урал. Его воды поят города и промышленные предприятия, орошают тысячи гектаров земель, дают жизнь лесам.

От здоровья, полноводности, чистоты реки зависит ее работоспособность.

С целью определения мероприятий, улучшающих природопользование в бассейне Урала, при Оренбургском сельхозинституте создана специальная научно-исследовательская лаборатория мелиорации, ландшафтов и охраны природы.

Постоянный предмет внимания сотрудников лаборатории — вода, необходимая для развития орошения и обводнения земель, степных районов, для поддержания условий естественного размножения осетровых и других рыб, жизнь которых связана с рекой.

Проблема осложняется с одной стороны резкими по годам колебаниями стока Урала в зависимости от количества выпавшего и растаявшею снега, с другой стороны возрастающим забором воды.

Изучение современного и перспективного водопользования в среднем и нижнем течении Урала, а также оценку условий воспроизводства осетровых рыб и проводила в августе нынешнего года специальная экспедиция Оренбургского сельхозинститута.

Река Урал издавна славится ценными рыбами и особенно осетровыми. До недавнего времени считали, что основным местом их нереста является нижнее течение. Вероятно, это и исторически имело под собой почву — в прошлом казахи в районе Уральска ставили учуг — заграждения на реке и не пропускали ценную рыбу. Она была как бы приучена не ходить выше Уральска.

Исследования, которые проводит лаборатория, начиная с 1981 года, однако, показали, что теперь осетровые нерестятся и значительно выше Уральска, в том числе на территории Оренбургской области. Достаточно сказать, что из 60 установленных нерестилищ осетровых 23 оказались в пределах нашей области.

Представляет интерес и сбор экспедицией данных о водопользовании в нижнем течении реки.

Радуешься, когда смотришь на головные сооружения Урало-Кушумской оросительно обводнительной системы на правой стороне Урала. Расположена она в соседней с нами Уральской области. Протяженность только ее каналов составляет более двух тысяч километров. Многочисленны водохранилища, лиманы. Законченная строительством в году и подающая из Урала более 0,6 кубического километра воды в год, она позволила уральцам увеличить поголовье овец в бассейне Кушума с 300 тысяч до одного миллиона голов.

В этом году заканчивается строительство системы по переброске вод с правой стороны Урала на левую через вантовый переход, что дополнительно обеспечит развитие животноводства в Уральской области.

На левом берегу действует Урало-Челкарская оросительно-обводнительная система.

Когда едешь по территории Гурьевской области, то обращаешь внимание на сплошные зеленые поля в этой бывшей пустынной местности, созданные с помощью систем оросительных каналов длиной до 1900 километров. Они также питаются уральской водой.

Весь огромный размах оросительно-обводнительного строительства в этих двух областях, можно полностью себе представить, только сделав облет на вертолете. Oт Уральска до Каспия не осталось незарегулированным ни одного оттока и притока.

Урало-Каспийский канал выводит в море. С ним, кроме того, древняя река сообщается и по рыбоходному Яицкому рукаву.

Много воды отдает Урал.

В ближайшее время в связи с развитием газонефтеносного района от Оренбурга до Мангышлака появятся и новые водопотребители в его бассейне. И, безусловно, река не сможет удовлетворять все новые и новые потребности в воде без переброски ее из других бассейнов.

Есть я другое мнение: можно сделать водный баланс Урала управляемым с целъю разумного использования его естественных ресурсов.

Экспедиция собрала новые ценные данные, имеющие практическое значение. Они будут использованы для охраны здоровья Урала, улучшения его полноводности и чистоты.

О. БАЛЫКОВ, действительный член Географического общества СССР.

г. Оренбург.

Газета «Южный Урал» 21 июля 1999 г. Экологический вестник «Когда-нибудь Урал не дотечет до Каспия...»

Статья с таким названием появилась в оренбургской газете (Южный Урал» весной прошлого года. Автор - журналист Т. Орлова, приводя мнения специалистов областного комитета по водному хозяйству, делала печальный прогноз будущего реки. Прошел год. Что изменилось за это время? Увы, почти ничего...

Неутешительные мысли приходили мне в голову еще после участия в экспедициях по Уралу от истока до устья, которые возглавляли известные оренбургские ученые А. Я. Гаев и А. А.

Чибилев. В то время пристальное внимание к реке проявлял и член-корреспондент АН СССР А.

С. Хоментовский..

Ведь эволюция гидрологического и гидрографического состояния Урала, его водности за два с половиной века поразительна. Река начала исчезать, еще именуемая Яиком. П. И. Рычков в своей работе «О сбережении и размножении лесов» писал в 1767 году: « В прежнее время, когда леса на Оренбургской пограничной линии еще вовсе не были тронуты, суда с провиантом сплавлялись в Оренбург из Верхнеяицкой пристани (ныне Верхнеуральск. - О. Б.).

С 1760 года по мере истребления лесов и обмеления Яика сплав этот вынуждены были прекратить».

Заметим, такое происходило, когда у реки от истока до устья в отличие от нынешних времен был один хозяин - оренбургский губернатор. Где же теперь полноводный и судоходный Яик? Сегодняшний Урал, по пословице «У семи нянек дитя всегда без глаза», настолько перегружен потребителями воды, что действительно может не дойти до моря. Летом лодка с мотором уже с трудом проходит по реке в пределах городской черты - нет воды. Куда же уходит вода после таяния снегов на огромных территориях, прилегающих к Уралу? В апреле-мае она стекает в низовье Урала, дальше - в море. Можно ли ее задержать, используя для нужд Оренбуржья? Я думаю, что это возможно, но вряд ли независимый Казахстан позволит это сделать.

Давно уже нет в нашем Урале осетровых. Теперь придется с этим смириться: что с воза упало, то пропало. Но главные неприятности впереди, когда Урал обмелеет больше. Казахстан может предложить России ликвидировать сначала Ириклинское, а потом и Магнитогорское водохранилища, чтобы обеспечить себя водой. Война из-за нее не фантазия.

Время диктует и необходимость создания в Оренбурге научно-исследовательского института реки Урала. Вызывает, правда, сомнение, будет ли он востребован сегодняшними «няньками» реки - губернаторами пяти областей, одной республики и двух независимых государств, по территориям которых течет наш батюшка-Урал.

Но только ученые могут точно определить, когда река «не дотечет до Каспия» и что нужно делать, чтобы этого не произошло.

Надо спешить: через пятнадцать - двадцать лет будет поздно!

Олег БАЛЫКОВ, действительный член Русского географического общества.

Газета «Южный Урал»

17 июня 2006 года Фрагменты из рукописи - книги мемуаров Балыкова О.Ф. трилогии «С думой о прошлом и будущем» второй части с названием «Вместе с Географическим обществом».

См. стр. Первая экспедиция (Урал - среднее течение от Оренбурга до Уральска, нижнее течение от Уральска с выходом в Каспий) Первую экспедицию по Уралу от Оренбурга до Каспия 1983 года (8-30 августа), в которой я принял участие, возглавлял А.А. Чибилев, тогда кандидат географических наук. Она из серии экспедиций 1981-1983 гг. по исследованию условий нереста осетровых, улучшению этих условий, а так же состояния водных ресурсов Урала в Уральской и Гурьевской областях. В тот год в составе экспедиции кроме А.А. Чибилева были ихтиолог В.Ю. Тимонин, географ-топограф А.Д. Сергеев, географ-ботаник П.Д. Литин. Основные исследования проводились с движущего по реке небольшого катера. Береговые - с небольшого автобуса, движущего по берегу, не отрываясь от катера. В своей статье «Творчески жить мне помог Пржевальский», опубликованной в Оренбургской газете «Братство» 29 июня 2000 года, я так оценил сво участие в этой экспедиции: «Лучшими днями за 17 лет деятельности в Географическом обществе считаю дни участия в экспедиции, проведенной А.А. Чибилевым летом 1983 года по реке Уралу от Оренбурга до Каспийского моря и описанной им в книге «Дорога к Каспию». Тогда я окончательно приобрел «второе дыхание», которое необходимо было иметь при вступлении во «второю» мою жизнь».

Бузулук Оренбург См. стр. Тугайский яр (Берег сокровищ). Переволоцкий район Уральск. Пристань на реке Урале. 1976 год.

См. стр. Иртекская петля. Ташлинский район.

Нижнеозерный Крепостной яр См. стр. «Через шестнадцать с половиной километров от Уральской пристани, за крутым яром, вход в Урало-Кушумский канал — начало Урало Кушумской оросительно-обводнительной системы.

Есть народная песня о том, как сказочный казахский поэт Асан день и ночь ходил по степи в поисках лучшей жизни. «Все искал он такой земли, где бы жить бедняки могли, где бы степи для них цвели, где бы реки для них текли». Но в безводных краях встречал он лишь бедняков, потому что самые плодородные земли, самые сочные выпаса прибрали к рукам баи, бии.

Только после Октябрьской революции в Западном Казахстане, засушливом районе республики, началась упорная борьба со стихией, борьба за воду, за жизнь полей. И вода пошла за людьми в степь.

За тридцать дней, вместо сорока пяти по плану, строители прорыли канал длиной 26 километров, на протяжении 40 километров расчистили русло реки Чаган, построили две большие плотины, дамб, вынули 800 тысяч кубометров земли. И почти все вручную.

(Эти данные взяты из книги «Урало-Кушумский канал», выпущенной обкомом партии в 1940 году.) Ныне не один Урало-Кушумский канал — плещет крупнейшая в крае Урало-Кушумская обводнительно-оросительная система. 49 тысяч гектаров лиманного орошения и 1 миллион обводненных земель — вот что она дала степи.

Неподалеку от входа в канал находится село.»

Игнатов Ф., Телятов К. Оренбург-Каспий. Очерк-путеводитель. Алма-Ата, «Казахстан», 1978. см.стр.89-90.

См. стр. Не доезжая до села Бударено, на 142 км. по лоции от Уральска среди пойменных лесов, лугов и озр стоит шолоховский домик. Сюда в течение многих лет приезжал работать и отдыхать М.А.

Шолохов.

На снимке: О.Ф.Балыков и А.А. Чибилев.

У южного подножья Индерских гор расположена огромная карстовая котловина Индерского озера, имеющего площадь около 110 кв. км. Озеро напоминает огромную белоснежную равнину. Оно питается многочисленными соляными ключами, выклинивающимися из Индерской возвышенности.

Озеро Индер бессточно и сложено соляным пластом мощностью 10-15 метров. Здесь добывается соль высокого качества, содержащая калий, бром и бор.

г. Гурьев (ныне г.Атырау). Пристань на реке Урале. 1983 г.

См. стр. Продолжение о первой экспедиции Высшем наслаждением было разрешение начальника экспедиции посидеть мне за рулем катера в движении на некоторых участках реки. Перед этим надо было окунуться в лоцманскую карту, изложенной в книге – Ф. Игнатов, К. Телятов «Оренбург – Каспий (Алма-Ата, 1978). Лоция составлена Уральским пароходством в начале 50-х годов прошлого века. Из лоции Оренбург-Гурьев здесь приведен только участок Оренбург-Илек.

Выход в Каспийское море Урал у п. Харькин Сия река за самую рыбнейшую См. стр. в государстве почитается.

В.Н. Татищев* Рыбное богатство реки между Уральском и Гурьевом поразило меня, волжанина, навсегда.

Куда ни забросишь удочку, и сразу тебе приличный судачок… До сих пор сохранилось виденное движение в реке стада осетров. После ухи из головы белуги два дня очки не носил, не нужны были… * А.А. Чибилев. Бассейн Урала: история, география, экология. стр.234 Урал – золотое дно Участники экспедиции в часы отдыха Рис. 20 Осетровые реки Урала * * А.А. Чибилев. Бассейн Урала: история, география, экология.стр. Причины обмеления Урала Слово доктору географических наук Нестеренко Юрию Михайловичу 1. Газета «Южный Урал», 8 октября 1997 года. Из статьи «Четверо в лодке (хроника водно экологической экскурсии)»:

«Смех смехом, а дело серьезное. Урал в этом году совсем «отощал» и нагоняет своим мелководьем тоску о давно прошедших временах, когда, говорят, по реке плавали даже на пароходе!

Юрий Михайлович уверен, что такая печальная история произошла из-за неразумно большой распашки целинных земель. «Если взять сток с целины, - говорит ученый, - то он окажется в несколько раз больше, чем запасы всего Ириклинского водохранилища. Особенно вредна осенняя вспашка. Уменьшается сток, снижается питание грунтовых вод В итоге получаем жестокий выбор: или иметь зерно, или сохранять природу».

2. Ю.М Нестеренко, В.Ф. Куксанов. Природа Оренбуржья и е мониторинг//Российская научно практическая конференция «Оптимизация природопользования и охрана окружающей среды Южно-Уральского региона». 25-27 марта 1998 г. - Оренбург. Издательство ОГУ, 1998. См.

стр. 8,9:

«Интенсивное воздействие человека на природу западной части Оренбуржья началось 250 лет назад и постепенно заменила естественные биогеоценозы на искусственные распаханных територий с меньшей устойчивостью. Это обусловило возрастание роли экологии и оптимизации природопользования. Об уровне изменений в окружающей среде на Южном Урале в его степной части можно судить по изменениям в водных ресурсах Оренбуржья, их количестве и качестве. Оренбуржье находится в засушливой зоне, где вода определяет уровень урожайности, и поэтому основным фактором, изменяющим составляющие водного баланса, по нашим исследованиям, является не промышленность, а сельское хозяйство, деятельность которого направлена на накопление влаги на полях. Об уровне антропогенных изменений в водных ресурсах говорит уменьшение стока малых рек Оренбуржья за 40 последних лет в 2 раза, а р.Урал на 30%.

В центральной зоне Оренбуржья за пять предвоенных лет коэффициент весеннего стока был в среднем 0,52 (52% снегозапасов перед снеготаянием). В военные 1942-1945 годы при практически полном переходе на весеннюю пахоту и сокращении площади пашни коэффициент стока увеличился до 0,84,вызывая катастрофические наводнения. В послевоенные годы восстановления народного, в том числе и сельского хозяйства коэффициент стока уменьшился до 0.73. В период освоения целинных земель и постепенного перехода на пахотных землях (они занимают половину территории области) на осеннюю вспашку величина весеннего стока уменьшилась почти в два раза(К=0,38). В последующие 25 лет (1966-1990гг.) коэффициент весеннего стока в среднем составил 0,26,что в 2 раза меньше довоенного и в 3 раза меньше, чем в послевоенные годы.»

3. Газета «Оренбургское время», 7 ноября 2001 года. Статья «Вода не водка, мало не покажется…»

«Мы много говорим о загрязнении окружающей среды (в том числе и воды) промышленными выбросами. Но следует заметить, что на закате прошлого тысячелетия, когда большинство предприятий либо работало не на полную мощность, либо вовсе стояло в безмолвии, качество "живительной влаги" практически не улучшилось… «Нередко раздаются упреки в адрес Ириклинского водохранилища, якобы мешающего нормальной, в смысле полноводной, жизни Урала - одной из основных артерий степного Оренбуржья. Но Ирикла в засушливое время наоборот спасает реку: регулирует ее уровень, увеличивая сброс воды. Что касается весеннего половодья, то, по мнению директора Оренбургского филиала Горного института Уральского отделения Российской академии наук Юрия Нестеренко, «мы просто не научились рационально использовать наши воды в промышленном производстве, в сельском хозяйстве и для обеспечения социальных потребностей населения. Так, по весне бурные потоки, ломая на своем пути наземные постройки, уносят в Каспий до 80-90% талых вод. А ведь им можно было бы найти, применение и на территории надшей области»… -А как же Урал? Плакучие ивы, раскинувшиеся на его берегах, помнят еще те времена, когда река у Оренбурга была судоходной, а теперь даже лодки порой задевают за дно… - Действительно, уровень реки понизился: если 40 лет назад Урал имел расход порядка кубометров в секунду, то сегодня - меньше 10. А почему? Да потому, что мы забрали воду, распахав целину и увеличив производство зерна. У нас в области до 90% площадей сельскохозяйственные. И на этих 90% мы изменяем условия формирования подземных вод. Если посмотреть на сельскохозяйственное использование до освоения целинных земель (век XIX -первая половина XX), то оно было локальным. Питание подземных вод тогда составляло в среднем 40- мм в год. Когда освоение стало интенсивным и уничтожили часть растительности, дернины, питание подземных вод уменьшилось до 10-30 мм. Скажем, в годы Великой Отечественной войны в реки Оренбуржья поступало до 84% талых вод. В послевоенный период, едва сельское хозяйств начало подниматься с колен, их поступление уменьшилось на 15%. А в конце 60-х - начале 70-х годов века минувшего, когда область характеризовалась уже стабильным землепользованием, подпитка талыми водами сократилась до 25%...

-Да, немногие знают, что на каждую тонну зерна требуется до 2000 кубометров воды.»

4. Газета «Оренбуржье», 7 октября 2011 года. Статья В. Савельзона «Все мы сыны природы»:

«Диапазон проблем был очень широк. Доктор географических наук Юрий Нестеренко к примеру, бил тревогу: почвы - важнейшее богатство Оренбуржья - при нынешней системе хозяйствования беднеют, с урожаем и эрозией отчуждается из них питательных веществ больше, чем поступает за счет почвообразовательного процесса и внесения удобрений. При таких темпах деградации через 50-100 лет почвы в области исчезнут.

К тому же урожайность зерновых культур у нас, в засушливой области, на 80% зависит от количества осадков («Был бы дождик, был бы гром - так не нужен агроном»). В качестве одной из мер Нестеренко предлагал строительство водохранилищ на реках Уральского и Волжского речных бассейнов, потому что регулируемый сброс накопленных талых вод из водохранилищ позволит увеличить речной сток в маловодные годы со всеми буквально вытекающими приятными последствиями. Хотя надо сказать, что у Нестеренко есть оппоненты, которые считают, что предлагаемый путь гибельный. Ну что ж, истина рождается в споре».

5. Через год после защиты диссертации на звание доктора географических наук я, краевед Балыков О.Ф., встретился с Юрием Михайловичем и с этим его поздравил. В ходе беседы попросил ученого кратко свое кредо изложить на бумаге и расписаться (я обещал ему поместить это когда-нибудь в свои мемуары что и делаю):

« Атмосферные осадки засушливой Оренбургской области являются достоянием его жителей и они должны использоваться в их интересах. В настоящее время значительная их часть (20-30%) сбрасывается со стоком вод за пределы области без предварительного использования.

Необходимо повысить эффективность использования атмосферных осадков в сельском хозяйстве (они используются в растениводстве лишь на 30 %) и путем строительства небольших прудов задерживать поверхностный сток возле населенных пунктов. Строительство таких прудов улучшат условия жизни населения (приблизит воду к нему), обеспечит подпитку подземных вод и сделает наши реки более полноводными в летнее время. Ю. Нестеренко. Май 2004 года.»

Журнал «Оренбургский край», 2002 год, №1. См. стр.37,38.

Оренбург, как известно, расположен по берегам двух рек - Урала и Сакмары. Леса в пойме водоемов - главное природное богатство города, дар божий степной местности. Не представляю Оренбурга без Зауральной рощи - зеленых легких областного центра. Это лесопарк в триста с лишним гектаров с огромной поляной, чудесным травостоем в обрамлении прекрасных деревьев.

Находясь в центре такого природного великолепия, чувствуешь себя частицей Вселенной. Здесь же рядом, берег реки, который облюбовали белые лебеди. Чем не экологический объект для "лечения местностью" горожан?

На реке Сакмаре пока нет такого лесопарка, как Зауральная роща. Но зеленые массивы все таки есть, и на один из них, расположенный в районе горы Маяк, даже составлен npoeкт превращения его в лесопарк "Сакмарский" площадью в 4500 гектаров, причем с включением в него дендрария 3.С. Аветисяна. Прекрасны леса, пляжи на Сакмаре! Кроме этого, берег реки украшает санаторий "Озон". Кстати, для развития курортного строительства на берегах рек, расположенных в городской черте, как показывают исследования, есть все возможности. Однако у наших водоемов имеются и свои проблемы.

Неутешительные мысли приходят в голову, когда читаешь работу П. И Рычкова "О сбережении и размножении лесов", написанную в 1767 году. Вот цитата из его исследования "В прежнее время, когда леса на Оренбургской пограничной линии еще вовсе не были тронуты, суда с провиантом сплавлялись в Оренбург из Верхнеяицкой пристани (ныне - город Верхнеуральск Челябинской области. - О. Б.). С 1760 года по мере истребления лесов и обмеления Яика сплав этот вынуждены были прекратить..."

С тех пор прошло уже более 240 лет. Длина Урала по руслу в городской черте составляет 23, километра, а Сакмары -19. Водно-охранная зона рек имеет ширину 1000 метров, прибрежная защитная полоса - 500. Это и есть то пространство, в котором должна формироваться одна из главных составляющих системы озеленения областного центра, конкретно лесопарковый пояс пригородной зоны. Но этого, к сожалению, из-за отсутствия финансовых средств не происходит. К тому же Оренбург во второй половине прошлого века стал обесценивать себя в экологическом плане, уходя новой своей застройкой все дальше от рек, в сторону засушливой степи. И потому влажное воздействие их на город теперь уже не чувствуется. Но самая чрезвычайная проблема - это продолжающееся падение водности рек в городской черте, что чревато экологической катастрофой Оренбурга.

В чем суть проблемы, каковы в целом пути ее разрешения?

Сток Урала сильно изменчив. В малоснежные зимы (снег является основным источником питания реки - более 80 процентов) суммарный сток бывает в 4-5 раз ниже среднего многолетнего. Но это еще не все. У реки крайняя неравномерность стока в течение года.

Основной поток вод, 80 процентов годового расхода, проходит в течение 45 дней весеннего паводка. He зарегулированный Урал в половодье превращается в грозную реку, сметая все на своем пути, вызывая сильные наводнения. В Оренбурге, например, в ночь на 2 мая 1942 года вода за четыре часа поднялась на 9 метров. Но уходит весенняя вода в Каспий, и река мелеет.

И тем не менее, Урал продолжал оставаться судоходным. В период 1932 -1957 годов существовало Уральское речное пароходство. Действовало пароходное сообщение от Оренбурга до Уральска, от Оренбурга до Орска. Здесь ходили пароход "Марина Гризодубова", катера, таскавшие за собой "бычки"-баржи. У горы Маяк в Оренбурге находилась судоверфь.

После возведения плотины Ириклинской ГЭС проблема обмеления рек в городской черте областного центра еще более обострилась, судоходство исчезло.

Откроем том с названием "Урал", один из 22 томов географического описания "Советский Союз" (Москва, 1969), на стр. 330. Читаем "Еще недавно Урал во время весенних половодий разливался, затопляя все вокруг на несколько километров. После зарегулирования его стока плотиной Ириклинской ГЭС. построенной выше Орска. Урал у Оренбурга мелеет. Поэтому для удовлетворения потребностей города и его промышленности в воде намечается создание большого водохранилища на Урале и в низовьях Сакмары".

С тex пор прошло более тридцати лет Водохранилищ не создано. В 1997 году в начале осени мне пришлось быть участником ознакомительной водно-экологической экскурсии по Уралу и Сакмаре. В городской черте областною центра Урал настолько обмелел, что мы вынуждены были тянуть на канате малый моторный катер "Обь", идя по щиколотку в воде посередине реки.


Горестное раздумье вызвала эта ситуация.

О каком же водохранилище на Урале и в низовьях Сакмары шла выше речь?

На Урале - это Губерлинское водохранилище, на Сакмаре - Кувандыкское.

Губерлинское водохранилище было намечено построить еще в 1932 году. Но потом об этом забыли. Вернулись к идее ею создания только в 1956 году. Однако проектировщики Ленинградского института "Гидропроект", порекомендовав сначала построить на Урале две плотины: одну у деревни Подгорной, другую - у села Надеждинского, в дальнейшем посчитали достаточным строительство только одной плотины - Надеждинской, расположенной за пределами Губерлинских гop, ниже по реке. Последняя схема использования водных ресурсов реки Урал, составленная в 1971 году Куйбышевским филиалом института, вообще не предусматривала новых водохранилищ между Орском и западной границей Оренбургской области.

С такой последней схемой не согласился заведующий кафедрой инженерной геологии и геодезии Оренбургского политехническою института член-корреспондент АН СССР А. С. Хоментовский.

Не согласен он был и со схемой 1956 года, отвергшей строительство Губерлинского водохранилища у деревни Подгорной. Хоментовский рассчитал, что плотине место только здесь у деревни Подгорной. В горах заполненные емкости будут наибольшими при наименьших затоплениях сельскохозяйственных и иных угодий на днищах и склонах речных долин, а площади водохранилища наименьшими, что значительно снижаает величину испарения.

Исследования, проведенные сотрудниками руководимой им кафедры, позволили выбрать створ, на котором должна быть сооружена плотина, габариты ее и емкость водохранилища, установлена площадь затопления. Также было определено, что Губерлинское водохранилище будет заполняться частично водами, сбрасываемыми с Ириклинского, частично стоком с пространства, расположенною между Ириклинским и Губерлинским искусственными водоемами.

Был сделан расчет расхода воды Губерлинского водохранилища по назначению, в том числе и на увеличение воды в Урале у Оренбурга в июне, июле, августе по сравнению с существующим в 3,1 и 2.2 раза.

Какова же судьба этого предложения?

В Оренбурге 25 - 27 марта 1998 года состоялась Российская научно-практическая конференция "Организация природопользования и охрана окружающей среды Южно-Уральского региона". Она была посвящена 90-летию члена-корреспондента Академии наук СССР А. С. Хоментовского, скончавшеюся 14 марта 1986 года. Анализируя выступления участников конференции, обнаруживаешь, что такое важное научное направление деятельности ученого, как возвращение усыхающему Уралу «второго дыхания", то есть повышение его водности, было обойдено молчанием.

Чем это можно обьяснить? Возможно, это последствие того, что ученый много сил отдавал проекту переброски сибирских вод в Среднюю Азию и части этих вод в Урал. Но тот проект был признан государством преждевременным и отложен на неопределенное время. В тень, естественно, ушел и проект создания Губерлинского водохранилища. Образно говоря, был "выплеснут с водой и ребенок". Это с одной стороны. С другой, и тогда, и сейчас у ученых нет единой точки зрения на проблему. Для одних "зарегулировать Урал надо обязательно", для других - это "преступление против природы". В Германии, например, в отношении реки Рейн таких споров не возникало.

Зарегулировали, и река получила "второе дыхание".

Со времени работы А, С. Хоментовского по Губерлинскому водохранилищу прошло четверть века. Пойма рек Урала и Сакмары за это время покрылась бесчисленными садово-дачными участками жителей областного центра, вдоль нее выросли жилые поселки типа Ростошей.

произошли и другие изменения.

А. С. Хоментовский при расчетах имел дело с объемом среднегодового стока Урала в 2. кубических километра. Каков теперь объем стока реки? Примерно вдвое меньше. Настало время для переосмысления того, что предлагал ученый. Для начала следовало бы провести совместно с Институтом водных проблем РАН конференцию в Оренбурге с приглашением ученых из Челябинска, Уфы. Минска и Казахстана.

До войны готовились Урал у Оренбурга поднять на два метра выше за счет устройства специальных плотин, как, например, во Владикавказе. А что теперь? По моему убеждению, создать иную оптимальную водность в реках у Оренбурга можно, устроив кроме Губерлинского водохранилища еще одно - на Сакмаре, выше Кувандыка. и другое - на Большом Ике, за Саракташом (Маячное водохранилище), то есть взять на вооружение разработанные схемы прежних лет.

Без достижения оптимальной водности, без резкого повышения увлажнения речной поймы и приречной части Оренбурга за счет восстановления всей прежней природной гидрографической водной системы, существовавшей до ввода в город железной дороги (до 1876 года), областной центр превратить в город-сад, город, удобный для жизни, в город здоровья невозможно. Убеждение в этом еще больше укрепилось во мне после изучения опыта Минска, прежде испытывающего трудности в озеленении. Лет 25 назад в этом городе перешли на ландшафтную систему развития, в основе которой лежит восстановление своей первоначальной историко-природной гидрографической системы (главной составляющей историко-природного каркаса города) с питанием ее водой из выстроенных водохранилищ. Минск теперь - город-сад. Оренбург тоже ныне нуждается в переходе на свою ландшафтную концепцию развития, в основе которой главная составляющая - реки Урал и Сакмара.

Или еще пример. Москва не была бы сегодня чудесным городом, не будь выстроенной до войны гидротехнической системы, изменившей весь облик столицы, обеспечившей ее к тому же достаточным количеством воды для разных нужд.

Ныне проблема поднятия водности Урала находится на критической отметке. Не будет она решаться - "...когда-нибудь Урал не дотечет до Каспия..." Но только ученые могут точно определить, что нужно делать, чтобы этого не произошло. Небывало сложная проблема диктует необходимость создания научно-исследовательского института реки Урал РАН в Оренбурге. Тем для изучения достаточно. Кроме обозначенной не менее остро стоит необходимость регулирования паводковых вод, от которых в иные годы страдает не только Оренбург. Полноводный весной и превращающийся знойным летом в ручей Урал просит о помощи. Не опоздать бы!

Фото Соколова В.Б.

Вот такой след научной экспедиции Чибилева вниз по Уралу в 1983 году в сочетании с экспедицией в те же годы Поляничко! На фоне этого следа роль научно-популярных российско-кахахстанских экспедиций по Уралу с 2002 года Уникальна. Чтобы это понять, следует прочитать то, что сказала в интервью газете «Южный Урал», 2 марта 2012 года депутат Мажилиса Парламента Казахстана Е.И. Тарасенко:

«Главное преимущество политика - работа на созидание Депутата Мажилиса Парламента Республики Казахстан Елену Тарасенко оренбуржцам представлять не нужно. До своего избрания в республиканский парламент Елена Ивановна 7 лет отработала заместителем акима города Уральска - столицы соседней с Оренбуржьем Западно-Казахстанской области, курировала социальный блок и вопросы внутренней политики. Именно в тот период по инициа тиве Тарасенко стали проводиться ежегодные лодочные экспедиции, направленные на решение экологических проблем бассейна реки Урал, актуальные для Казахстана и России. С 2002 года, после подписания соглашения о сотрудничестве между Оренбургом и Уральском, в международной историко-культурной экологической экспедиции «Жайык - Урал» участвуют и оренбуржцы. Предлагаем вашему вниманию беседу с Еленой ТАРАСЕНКО, посвященную вопросам российско-казахстанского сотрудничества.

- Вы являетесь идейным вдохновителем и бессменной участницей ежегодной международной российско-казахстанской историко-культурной, экологической экспедиции «Жайык-Урал», которую много лет уральцы проводят совместно с оренбуржцами. Каковы ее результаты и будет ли она продолжена в этом году?

Какие иные формы совместного решения глобальных вопросов спасения экологии, на Ваш взгляд, можно использовать нашим странам и регионам в перспективе?

- Действительно, экспедиция имеет интересную историю и своей миссией определяет важные для наших регионов проблемы сохранения экосистемы бассейна реки, богатого историко-культурного наследия, несет пропаганду здорового образа жизни, патриотического воспитания. Надеюсь, что такая форма взаимодействия, как участие в водной экспедиции, позволит и дальше объединять усилия власти и общества, послужит укреплению дружественных связей между Казахстаном и Россией.

Участники экспедиции с каждым новым походом не только накапливали материалы о катастрофической экологической ситуации в бассейне Урала, но и убеждались в необходимости принятия неотложных мер по спасению реки как важнейшей водной артерии региона. Понимая необходимость совместных и согласованных действий, мы объединились в единую команду, организовав десять совместных российско-казахстанских лодочных экспедиций по реке Уралу. По итогам работы экспедиции и по инициативе ее участников проведено множество «круглых столов», митингов, конференций, в том числе международная - «Бассейн Урала:

экология, наследие, трансграничное казахстанско-российское сотрудничество», выездные заседания комитетов парламента РК совместно с министерствами, руководителями областей, на которых выработаны рекомендации и направлены обращения к главам Казахстана и России. На форумах приграничного сотрудничества нашими президентами поручено создать российско-казахстанскую межправительственную комиссию по сохранению экосистемы реки Урала. Президентом Республики Казахстан Н. А. Назарбаевым обозначен вопрос о создании специального фонда спасения Урала. В случае его создания появилась бы возможность организации единого бассейнового управления по реке Уралу.


Фонд спасения Урала может стать пилотным проектом эколого-экономического сотрудничества, и в дальнейшем его можно распространить на другие водные бассейны Евразии. Сегодня Россия и Казахстан могут показать мировому сообществу инновационный пример разумного взаимовыгодного использования трансграничных рек.

Экспедиция и ее итоги заслуживают внимания, она должна оставаться катализатором межгосударственных отношений. Надеюсь, работа в этом направлении будет продолжена, а в какой форме мы сейчас обсуждаем. Абсолютно уникален и имеет перспективу, например, молодежный форум «Мы+Б1з», организованный оренбуржцами и уральцами. На совместном российско-казахстанском форуме - по сути, диалоговой площадке - молодежь обсуждала различные темы: о проблемах экологии, о будущем наших стран...

Уверена, эту форму сотрудничества необходимо продолжить. Почему бы не образовать евразийский молодежный форум, евразийский союз школьников и так далее? В целом хочу отметить, что можно находить различные формы решения экологических проблем, помня главное: все мы живем на одной планете и природа не прощает бездумного к ней отношения. Мы надеемся, что наши дети и внуки получат от нас в наследство живую природу, чистые реки и моря и мы не без гордости будем говорить, что приложили к этому свои усилия.

Елена Тарасенко инициатор и постоянный участник историко-культурной экологической экспедиции «Жайык - Урал».»

Еще об одной, второй, экспедиции по Уралу в 1983 году, но уже в верховья реки, следует сказать, но очень кратко. Она оставила очень глубокий след в области экологии. Об этой экспедиции я подробно расписываю а своих мемуарах. Экспедицию возглавлял кандидат (позже доктор) геолого-минералогических наук, профессор Гаев Аркадий Яковлевич. Двигаясь по уральскому медному поясу экспедиция поработала в Гайском, Сибайском, Учалинском карьерах и проанализировала степень их воздействия на воды реки Урал и территорию примыкающей к реке.

Чтобы понять уникальность этой экспедиции, приведу текст статьи киевского профессора В.А. Краюшкина, участника этой экспедиции:

«Дорогое, незабвенное* В мировой науке навсегда останется имя выдающегося геолога, географа и эколога, члена-корреспондента АН СССР Александра Степановича Хоментовского - талантливого ученого, выдвигавшего смелые, оригинальные, научно обоснованные идеи об охране и рациональном использовании естественных ресурсов Земли, уменьшении вредного техногенного давления на природу, ее активной защите, создании природоохранных, заповедных зон и др. Как заведующий кафедрой инженерной геологии и геодезии Оренбургского политехнического института, многолетний председатель Оренбургского отдела Географического общества СССР, основатель и директор Оренбургского научно-исследовательского института охраны и рационального использования природных ресурсов (ОНИИ ОРИПР), впервые в СССР созданного на общественных началах и финансировавшегося полностью по договорам с различными хозяйственными организациями, он удивительно удачно и плодотворно сочетал фундаментальные научные исследования с внедрением их результатов в практику природопользования, а его "кузница" инженерных и научных кадров дала многочисленный отряд хороших специалистов, работающих на широких просторах России и ее ближнего зарубежья.

* Российская научно-практическая конференция «Оптимизация природопользования и охрана окружающей среды Южно Уральского региона». 25-27 марта 1998 г. // Тезисы докладов конференции. Оренбург. Издательство ОГУ, 1998. См. стр. 31-33.

Мне посчастливилось познакомиться с А.С.Хоментовским во второй половине 1970-х гг., естественно, сперва "заочно", по отзывам о нем академика АН УССР В.Б.Порфирьева и А.Я.Гаева, одного из одареннейших учеников Александра Степановича, а в 1983 г. - уже и лично при обсуждении программы и плана полевых работ экспедиции ОНИИ ОРИПР на Южном Урале, в Оренбургской области и Баш.АССР.

Говоря словами нашего знаменитого историка В.О.Ключовского, в жизни ученого "главные биографические факты - книги, важнейшие события - мысли" Их изучают, используют и развивают многие, но, в первую очередь, соратники, ученики и адепты А.С.Хоментовсйого, его научная школа. Ее программа, методы и приемы исследований, заслуживающие особого отзыва, мне стали лично известны летом 1983 г. в Южно-Уральской экспедиции. В ней участвовали три члена Оренбургского отдела Географического общества СССР - Балыков О.Ф., Гаев А.Я. (нач.экспедиции) и Кузнецов В.Н., сотрудники ОНИИ ОРИПР - Бутолин А.П., Дукова В.А., Ивановская И.Б., Игнатенко Н.Я., Изюмская З.А., Киреева О.И., Ларина (Сережкина) ТА., Ложкин И.В., Маслова И.М., Михайличенко В., Смирных А.Г, Тыщенко О.П. и Черепанов М.Ю., а также кандидат медицинских наук Раимова Е.К. из Оренбургского медицинского института, доцент Щерба В.А. из Оренбургского педагогического института и автор этих строк.

Работая от зари до зари группами на нескольких маршрутах, удалось высококачественно и в сжатые сроки обследовать экологически легко уязвимые объекты и площади и отобрать там пробы поверхностных и грунтовых вод, образцы планктона, почв и подпочв для последующего лабораторного изучения и разработки природоохранных мероприятий. Эти работы проводились на Учалинском и других озерах, p.p. Большом Ике и Кумаке, Сакмаре и Урале (в том числе на его истоке - горном роднике), в их междуречьях, на Магнитогорском водохранилище, на Гайском, Магнитогорском, Сибайской и Учалинском рудных месторождениях, площадях нескольких горнообогатительных комбинатов и возле содержащих колчеданы отвалов, а также вдоль железнодорожных путей транспортировки на открытых платформах полиметаллического сульфидного концентрата, удобрений, гербицидов и пестицидов.

Я отдал много лет изучению нефтяных и газовых месторождений и до приезда на Урал достаточно, как мне казалось, знал о вредном влиянии человека на природу, судя по рекультивации земель на местах бурения опорных, параметрических, поисковых, разведочных и эксплуатационных нефтяных и газовых скважин в Карпатах, Предкарпатье, Приднепровье и Припятском Полесье, карьерной и гидро-вулканной добычи самородной серы Приднестровье.

К сожалению, здесь масштабы антропо- и техногенного вреда почему-то не оставляли в памяти незаживающих ран. Они появились позднее. После ознакомления с жуткими, иначе и не назовешь южно уральскими элементами "лунного рельефа" -карьерами (глубина 300-400 м, ширина до 1,2 км) открытой разработки Гайского, Магнитогорского, Орско-Халиловского, Сибайского, Учалинского и других рудных месторождений. Эти карьеры отбирают грунтовую воду из почвы и необратимо осушают плодородные земли.

Атмосферные осадки, попадая на технологически складированные отвалы горных пород, содержащих некондиционные "колчеданы", стекают оттуда с серной кислотой. Стекают на луга и пашни, озера и реки...

И уже но только эндемики, вроде алой сложноцветной ("турецкой", в просторечье) гвоздики Зилаирского плато или сиреневых короткостебельчатых ромашек, еще группами и поодиночке растущих под сенью сосновых лесов возле Учалинского и других озер Южного Урала, нужно спасать. Спасать нужно всю окружающую природную среду, естественную среду обитания и человека, и всего сущего. Состояние этой среды действительно угрожающее. Сейчас, слава Богу, это поняли правительства почти всех стран, что видно по недавнему экологическому совещанию в Киото.

Александр Степанович Хоментовский это понял гораздо раньше. Понял и сделал многое, очень многое. Для природы Урала и для пути народов в Киото. Сделал хорошее, незабвенное.»

По следу этой экспедиции 29 лет спустя прошла с 16 по 21 июля 2012 года аналогичная экспедиция с теми же целями: посмотреть как ныне влияют предприятия горной металлургии, расположенные в бассейне реки Урал, на состояние реки. Какой след оставила нынешняя экспедиция - лучше прочитать статью О.Ф. Балыкова «Урал уйдет в море?», опубликованную в газете «Оренбургская неделя», 8 августа 2012 года.

Урал уйдет в море?

Трудно передать на бумаге чувства, которые во мне пробудила статья Наталии Веркашанцевой «К истокам реки Урал», опубликованная в газете «Оренбургская неделя» 25 июля.

Дни, когда проходила эта уникальная экспедиция, с 16 по 21 июля, совпали с днями моей работы над мемуарами как раз над теми страницами, которые посвящены аналогичной экспедиции, состоявшейся 29 лет назад по тому же маршруту: Медногорск, Сибай, Учалы, Гай - к верховьям реки Урал и с теми же целями: посмотреть, как влияют предприятия горной металлургии, расположенные в бассейне реки Урал, на состояние реки.

Эта экспедиция стояла тогда в планах работы Оренбургского отделения Русского географического общества СССР и Оренбургского научно исследовательского института охраны и рационального использования природных ресурсов (ОНИИ ОРИПР), возглавляемых членом-корреспондентом Академии наук СССР А.С. Хоментовским. Руководил тем экологическим десантом кандидат, а ныне доктор геолого-минералогических наук Аркадий Яковлевич Гаев. После этого марш-броска по реке в печати тогда тоже появились публикации ее участников - профессора-геолога из Киева Экспедицией к истокам Краюшкина и оренбургского писателя Валерия Кузнецова (геолога по первому Урала, состоявшейся образованию. - Ред.).

лет назад, руководил Сравниваю материалы этих двух экспедиций и испытываю чувство, близкое доктор геолого к потрясению. Вне всяких сомнений: разделяющие обе экспедиции 29 лет в минералогических наук Аркадий Гаев горной промышленности произошел заметный экологический прогресс. Но, с другой стороны, виден регресс реки Урал, приближение его, не побоюсь сказать, к смерти, которая потянет за собой крах предприятий горной промышленности, расположенных в его бассейне, а заодно и всего живого. Но, увы, невзирая на наступление пустыни со стороны Аральского моря, Россия пока дремлет, ее не трогают ни засуха, ни гибель урожая в Оренбуржье четвертый год подряд.

Мне, участнику экспедиции, проходившей 29 лет назад, и других научных экспедиций по реке Урал и его бассейну от истока до устья, еще тогда думалось о том, что если бы был жив писатель Валериан Правдухин, то при переиздании своей книги «Яик уходит в море» он дал бы ей название «Яик ушел в море». Уже тогда, три десятилетия назад, это было очевидным.

В 2002 году в № 1 журнала «Оренбургский край» я выступал со статьей, в которой употребил такие слова: «Ныне проблема водности Урала находится на критической отметке. Не будет она решаться - наступит время, когда Урал не дотечет до Каспия...». Сейчас об этом говорят на всех уровнях, в том числе и президенты России и Казахстана. Но по-прежнему не предпринимается никаких сколько-нибудь серьезных практических мер. А ведь Урал уже не просит, а взывает о помощи. Не опоздать бы!

Олег Балыков, действительный член Действительный член Русского Русского географического общества географического общества Олег Балыков у «Оренбургская неделя», 8 августа 2012 года.

истоков реки Урал 29 лет назад Фрагменты из рукописи - книги мемуаров Балыкова О.Ф. трилогии «С думой о прошлом и будущем» второй части с названием «Вместе с Географическим обществом».

См. стр.157.

Вторая экспедиция (Урал - верхнее течение от истока до Ириклинского водохранилища).

Она состоялась в сентябре 1983 года. Возглавлял е тогда кандидат, ныне доктор геолого-минералогических наук Гаев Аркадий Яковлевич, руководитель одной из лабораторий Оренбургского научно-исследовательского института охраны и рационального использования природных ресурсов (ОНИИ ОРИПР).

С тех пор прошло много лет. Привожу его биографические данные на год 2007. «Гаев А.Я. (родился в 1937 году) - доктор геолого-минералогических наук, профессор, действительный (с 1954) и почетный (с 2005) член Русского географического общества.

Окончил Пермский университет (1959) инженером-геологом. Работал в Уральском геологическом управлении (1959-1966), в Пермском (1967-1973) и Оренбургском (1973 1989) политехнических институтах, заведовал отделом Горного института УрО РАН (1988-1993) и кафедрой динамической геологии и гидрогеологии Пермского Профессор, доктор геолого- университета (1993-2001).

минералогических наук Гаев А.Я.

В Оренбургском университете организовал «Институт экологических проблем гидросферы». Является членом международных ассоциаций гидрогеологов (с 1995) и гидрологов (с 1999) при ЮНЕСКО, академиком РАЕН и МАНЭБ. куратором уральских отделений МАНЭБ, членом ряда специализированных докторских советов. Под его руководством выполняются экологические взыскания при строительстве нефтегазовых и горно-металлургических комплексов, разработал способы складирования трудноочищаемых отходов в недрах, рекомендации по борьбе с карстовыми провалами на магистральных газопроводах Предуралья.

Является главным редактором сборника «Гидрогеология и карстоведение». вып. 12, 13, 14, 15. 16.

Опубликовал около 650 научных работ. Подготовил более 20 кандидатов и докторов наук».* * Водоснабжение и инженерные мелиорации. Ч. III. Основные термины, понятия и представления. - Пермь, Оренбург, 2007. См.

См. стр.158.

Экспедиция проходила в чисто сухопутном варианте - на одном небольшом автобусе. Начальный пункт е Оренбург, конечный - исток реки Урала. Если более подробно, то путь таков: по территории Оренбургской области - Оренбург, Нежинка, Каменноозерное, Черный Отрог. Саракташ, Спасское (вдоль реки Большой Ик);

по территории Башкирии - Исянгулово. Зилаир, Юлдыбаево (с пересечением по мосту реки Сакмара), Баймак (с пересеченгием реки Таналык), Сибай;

по территоии Челябинской области - вдоль верхнего течения реки Урал - Кизильское, Магнитогорск (Магнитогорское водохранилище), Верхнеуральск {Верхнеуральское водохранилище);

по территории Башкирии - Учалы, озеро Ургун, исток реки Урала.

Обратный маршрут: Учалы, Верхнеуральск, Кизильское, Сибай, Акъяр (с пересечением реки Таналык), Ириклинский (через плотину ГЭС), Новоорск (с пересечением реки Большой Кумак). Горьковское (на Большом Кумаке), Орск, Новотроицк, Гайское месторождение, Оренбург.

Река Сакмара ниже с. Юлдыбаево См. стр. Третья экспедиция (Урал-Ириклинское водохранилище, среднее течение реки Урал от Ириклинсого водохранилища до Оренбурга), состоявшаяся под руководством А.А. Чибилева позже в 1984 -1985, 1997 годах, имеет особое, ключевое значение в понимании характера этой огромной степной реки с необычным стоком с проблемой необычных по силе наводнений, не простой историей вынужденной сверхзагрузке е водопотребителями, сложной проблемой даже для маститых ученых в вопросах возможности зарегулирования Урала, сохранения его рыбных богатств… 1. Из книги А.А. Чибилева «Бассейн Урала: история, география, экология. См. стр. 20.

Рис. 3.Урало-Каспийский регион на карте Российской империи в начале XX в.

2. Из книги «Опыт медико-топографического исследования гор. Оренбурга. С картой города, таблицами и диаграммами. Диссертация на степень доктора медицины М.М. Кенигсберга.

Петербург. 1886.»

Карта, на которой обозначены места Оренбурга, затапливаемые водой во время весны.

3. Из книги В.П. Поляничко «Река весны». См. стр. 34-35.

«...Река расширяется и незаметно переходит в самое крупное и пока последнее на Урале водохранилище — Ириклинское. Немного ниже больших притоков Таналыка (справа) и Суундука (слева), которые впадают один против другого, Урал прорезал скалы из твердых пород — порфиритов и образовал ущелье. Природа создала здесь самые благоприятные условия для строительства гидроузла. Об этом писали еще в начале 30-х годов ленинградские инженеры С. Г. Боскис и М. Н. Троицкий в книге «Перспективы комплексного использования водно-земельных ресурсов бассейна реки Урала»… До сооружения здесь плотины Урал в половодье превращался в грозную реку, сметавшую все на своем пути. Особенно сильными были наводнения в 1942 и 1957 годах. Сплошной, могучий поток восьмикилометровой ширины мчался на юг. В Орске, например, единственным местом спасения была Преображенская гора. Сюда на катерах свозили людей, с самолета сбрасывали хлеб. В Оренбурге в ночь на мая 1942 года вода за четыре часа поднялась на девять метров и достигла рекордной отметки. Деревья в Зауральной роще до верхушек стояли под водой и казались небольшими кустарниками. В половодье Урал нес в полтора раза воды больше, чем протекает летом в Волге у Куйбышева. Скорость течения достигла километров в час.

Весной проходило 80 процентов стока годового объема вод. Потом Урал катастрофически мелел. Для регулирования водного режима, снабжения водой Орского промышленного района, орошения земель и улучшения условий рыборазведения еще перед началом войны было принято решение о сооружении гидроузла.

В 1957 году строительство его было завершено. Сорокаметровая Ириклинская плотина поднялась над Уралом, образовав водохранилище длиною в 83 километра. В плотине— просторный машинный зал, шесть турбин вырабатывают электроэнергию.»

4. Газета «Южный Урал», 28 марта 2010 года. Статья «Ириклинская ГЭС: друг или враг?»

«Ириклинской ГЭС (не путать с ГРЭС) в позапрошлом году исполнилось сорок лет. Это уникальнейшее гидросооружение. Необычность его в том, что впервые в мире проектировщики разместили гидротурбины, оборудование, систему управления внутри самой плотины, а не на специальном отводном канале. Такой вариант, само собой, предусматривал повышенный запас прочности сооружения, сдерживающего в водохранилище 3,26 кубического километра воды.

Надо заметить, что уникальный гидроузел был построен не для выработки электроэнергии.

Установленные турбины работают только во время сброса излишней воды. Объект проектировался еще в тридцатых годах, когда в Оренбуржье бурно стала развиваться промышленность, потребляющая много воды для производственных целей и для нужд населения. Урал — река с норовом. За время весеннего половодья за полтора-два месяца уносит в Каспийское море восемьдесят процентов своего годового стока. В засушливые годы вообще мелеет. А растущим Орску, Новотроицку, Оренбургу вода требовалась круглый год равномерно.

Вот и решили перегородить Урал плотиной и создать искусственное море. К тому же предусматривалось, что и плотина смягчит последствия бурных весенних паводков, сохранив значительную часть стока в чаше водохранилища.

Когда говорят о последствиях наводнений 1998-го и прошлого годов, некоторые газеты всю вину валят на коллектив ГЭС: дескать, энергетики, эксплуатационники думают только о своих интересах. Неправда. В 1998 году я писал о том, как ириклинцы буквально спасли Орск от 12-метрового наводнения. Когда разбушевались Большой Кумак и Орь, впадающие в Урал на окраине Орска, стали заливать окраинные улицы, плотина Ириклинской ГЭС была на запоре. В это время резко усилился приток воды и в водохранилище. Чаша его зимой была опорожнена, согласно данным метеослужб и графику областной паводковой комиссии, до объема, необходимого для принятия прогнозируемого паводка. Но когда малые реки затапливали город, резко увеличилось поступление вешних вод и в степное море. Наступил час пик, когда необходимо было открывать затворы. Но по просьбе тогдашнего руководства Орска областная паводковая комиссия, самарский институт «Гидропроект» разрешили еще пять дней держать воду. И только когда пик паводка в Большом Кумаке и Ори прошел, начали сброс воды из Ириклинского водохранилища. Вот и затянулся паводок в Орске еще на несколько дней. По расчетам специалистов, если бы не держали воду в течение пяти дней, в Орске повторилась бы трагедия 1942 года. И не случайно тогдашний мэр через газеты выразил благодарность коллективу ГЭС за спасение города.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.