авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«Экологическое путешествие «По следам научных экспедиций по реке Урал» Экологическое путешествие «По следам научных экспедиций по ...»

-- [ Страница 3 ] --

Во-первых, наши дети за период с 1899 по 1998 год, то есть за 100 лет, лишились благодаря "взрослым дядям" своего "Марсова поля", которое могло бы перерасти в послевоенный период в "Диснейленд раньше появления его на американском континенте. Лишились своего детского парка им. Кирова. Неразумно созданный на территории Караван-Сарая (смотри газету "Новое поколение", 1997 - N 39), он давно перестал играть свою роль, превратившись в объект "духовной нищеты.

Дети потеряли детскую железную дорогу. Былой оренбургский пионерский "Артек" "Дубки" лист ватмана, испорченный необученными чертежниками, овладевшими только шрифтом под названием "КП" ("как попало"). Куда уж дальше "забегать"?

Продолжаем бегать в поисках формулы "детского счастья в пространстве улицы Советской - от сквера у Дома Советов до бульвара. Да и сколько детей более чем двухмиллионной области по числу населения попадают сюда "на бега"?

Во-вторых, на просторах "дикого поля ХХ века (по европейским меркам) от Астрахани до Челябинска и Омска созданный уникальный "Диснейленд, видимо, второй после Москвы, быстро окупится. Город Оренбург действительно превратится в один из серьезных центров туризма в России, будет пополнять свою городскую казну новой функцией областного центра, новым градообразующим фактором.

В-третьих, такой сложный объект, как "Диснейленд, не создается столь скоро, как бы хотелось. Нужны годы на исследования, проектирования, изменения экологии и т.д. Вложение затрат последует не сразу, а частями во многие годы.

Процесс сложный и долговременный. Но если сейчас не начинать, то слово "Диснейленд" надо для Оренбурга забыть и не употреблять его по всяким поводам. Требуется фундаментальное решение администрации области, Законодательного Собрания. А по их представлению - специальное решение Правительства и Президента.

И, последнее, наконец. Изучая 255-летнюю историю, видишь: в Оренбурге на что-либо серьезное никогда не находилось средств, заедала нищета. Вспомним, как собирали двадцать с лишним лет деньги на строительство Казанского кафедрального собора. Но Когда выстроили - увидели в новом виде Оренбург. А взорвали - увидели его еще большую значимость для города, области. И мечтаем его возродить.

Отвергать "Диснейленд" для областного центра, ссылаясь на сегодняшние экономические трудности, это обывательская привычка обычного порядка во все времена. Пора уже смотреть на развитие организма города с необычной историей и сегодня, и вчера, и завтра - не с позиции сегодняшнего дня, а с позиции вчерашних 255 лет и с позиции завтрашних, ближайших 100 лет.

Уверен, что Оренбург будет и городом-садом. И будет иметь "Диснейленд". Верю в судьбу Оренбурга - быть ему в XXI веке Санкт-Оренбургом.

Олег БАЛЫКОВ, действительный член Русского географического общества 4. Газета «Оренбуржье», 29 января 2000 года. Статья Балыкова О.Ф. - «Оренбургская Венеция»

Размышления краеведа на заданную тему – не праздная фантазия. Посмотрите на снимки.

31 января краеведу, действительному члену Русского географического общества Олегу Филипповичу Балыкову исполняется 70 лет.

Редакция газеты «Оренбуржье»

поздравляет его с юбилейной датой, желает здоровья и дальнейших творческих успехов в исследовании историко-культурного, природного и геополитического наследия Оренбуржья и Оренбурга.

Киевская Венеция - Русановка На одном из них (внизу слева) - фонтаны на реке Урале, запущенные в дни празднования 255-летия Оренбурга. Та кие фонтаны впервые установили у нас в 1982 году, и, думаю, неслучайно. Они указывают нам, ныне живущим, на необходимость разрешения комплексной проблемы с названием Оренбургская Венеция - сложной и масштабной задачи в концепции Каким быть Оренбургу в XXI веке?". Чтобы представить себе, о какой будущей Венеции идет речь, посмотрите на снимок справа вверху - фонтаны, запущенные в 1976 году на обводном канале вокруг жилого массива Русановка - киевской Венеции.

А какая же сейчас у нас в городе Венеция"? Что за проблема, которую обязательно надо разрешать? Не выходят из памяти тревожные дни периода затопления в половодье водами Урала домов в Кузнечных рядах, Ситцевой деревне, некоторых кварталах Форштадта, Овчинного городка. Есть над чем подумать, вчитываясь в страницы брошюры В.Н.Домбровского Когда потонет Оренбург, изданной в 1997 году. И если бы только это. Что за город с населением тысяч человек, если две его реки в городской черте с июля по октябрь становятся воробью по колено", когда лодка пройти не может, когда в течение всего лета реки в городе плохо используются в рекреационных целях, то есть для нормального отдыха его населения? А тут еще проблемы, о которых узнаешь, прочитав статьи В.Н. Домбровского Как напоить Оренбург (Южный Урал", 24 июня 1998 года) и А. А. Чибилева Если плавают ваши дачи - значит, кто-то голосовал неправильно (Южный Урал, 28 февраля 1997 года). Есть и ностальгия по прошлому наших рек.

Давно миновали годы, когда Урал и Сакмара представляли ценность для судоходства. В первой трети XX века, когда еще не было железной дороги Соль-Илецк - Уральск, реку Урал начали осваивать как транспортную магистраль между Оренбургом и Уральском. Воспользуемся некоторыми данными справочника по Оренбургу за 1937 год и лоцманской карты реки Урала, составленной в 1958 году. Пароходное сообщение от Оренбурга до Уральска было открыто в 1932 году. Управление Уральского речного пароходства находилось в Оренбурге, на улице Ленинской, 35. Судоверфь - у горы Маяк. Пристань Оренбург - на Сакмаре, в шести километрах от устья, у завода Орлес, недалеко от моста через реку в конце нынешнего проспекта Братьев Коростелевых. Почему так? Авторы очерка-путеводителя Оренбург-Каспий Ф.Ф. Игнатов, К.В. Телятов (Алма-Ата, изд.

Казахстан, 1978) пишут: Урал у водной станции (под спуском у памятника В.П. Чкалову - О.Б.) до обидного мелок, русло почти до самого устья Сакмары идет по скалистому дну. Этот отрезок пути в восемь километров лучше всего пройти на веслах. За Сакмарой Урал раздается вширь, течение убыстряется. Тут смело можно запустить мотор и оставить в покое весла. Кроме того, Урал выше устья Сакмары после половодья перегораживался двумя свайными мостами - пешеходным в Зауральную рощу и автогужевым мостом в заречье. Постоянный автогужевой мост появился только в 1962 году. В справочнике по Оренбургу 1937 года написано: Когда набережная реки Урала будет облицована, засажена зелеными насаж дениями, да пароходная пристань перенесена к Свердловскому бульвару - этот район будет одним из самых красивых мест Оренбурга. В 1939 году было принято решение поднять уровень Урала за счет дамбы на 2 метра. Но намеченным планам помешала война.

Конкуренцию водному пути составила введенная в эксплуатацию в 1936 году железная дорога Соль-Илецк - Уральск. Су доходная часть реки от Оренбурга до Уральска к тому же начиная с июля разрезалась свайным мостом без разводной части у пристани Илек. Разбирался мост только в октябре. Уральское речное пароходство к концу 50-х годов перестало быть востребованным. Те годы напоминает снимок (внизу), приведенный в книге Российская Федерация. Урал. (Москва, 1969 г.).

Не фантазия - на самом деле перед тобой на воде речной пароход-"трамвай у спускающейся к Уралу лестницы от памятника В.П. Чкалову. В этой же книге читаем: Еще недавно Урал во время весенних половодий разливался, затопляя все вокруг на несколько километров. После зарегулирования его стока плотиной Ириклинской ГЭС, построенной выше Орска, Урал у Оренбурга мелеет. Поэтому для удовлетворения потребностей города и его промышленности в воде намечается создание боль шого водохранилища на Урале и в низовьях Сакмары. Сегодня Ирикла, введенная в эксплуатацию в 1959 году, не спасает Оренбург от наводнений. Правда, может быть, только это и спасает областной центр от образования зловонной клоаки в месте стыка Урала с Сакмарой, куда низвергается водопадом третья река - канализационная, сбрасываемая из очистных сооружений по каналу на Овчинке. Пока спасает.

Изучая многое интересующее краеведа по проблеме Оренбургская Венеция", невольно думаешь, что именно адмирал, каким был И.И. Неплюев, и нужен был при закладке Оренбурга. Жаль, что уже не было в то время в живых Петра I. Не исчезает мысль о том, что если бы он побывал здесь, на нашей земле накануне дня закладки города-крепости, то адмирал, не сомневаюсь, получил бы указание возводить Окно в Азию на уровне Окна в Европу. И не ошибся бы. Фактически выстроили в конечном счете город, стоящий спиной к рекам: город сам по себе, реки сами по себе. Город к тому же получился дорогой, потому что большой, больше, чем нужно для 600-тысячного населения!

Что же делать с городом, каким ему быть в XXI веке? Сравнивая два снимка с фонтанами на реке, точнее осознаешь вектор развития городского организма в перспективе с курсом на Венецию, подобно киевской, задан был, по моему мнению, правильно. Хотелось бы, чтобы подобное осознание проникло в умы живущих здесь, в Оренбурге. Это во-первых. Во- вторых, для выхода на уровень киевской Венеции" нам нужно, видимо, не менее полувека, если будет решение государственных органов заниматься Венецией с 2001 года. Можно ли себе представить сегодняшнюю столицу России без канала имени Москвы, без зарегулирования рек Москвы, Яузы, выполненных в 1932-1937 годах? Думаю, нет. А вот Оренбург, при статус-кво на зарегулирование Урала и Сакмары, при тенденции усиления водоразбора из рек, можно представить в будущем как город без рек, как Аральское море без воды. А ведь при закладке города-крепости реки были судоходные. Только одна ныне не замечаемая большинством жителей города проблема - проблема образования канализационной клоаки на стыке Урала с Сакмарой может привести областной центр к его 300-летию к экологической катастрофе. В-третьих, решать эту проблему ныне, в условиях Казахстана как независимого государства, будет чрезвычайно сложно, куда сложнее, чем до того. Наше богатство - вода, собираемая при таянии снегов весной Уралом и Сакмарой с территории Оренбургской области, - работает не на нас, а на Урало-Кушумскую оросительно-обводнительную систему, которая охватывает 2,8 миллиона гектаров - почти пятую часть территории Уральской области, из них на 6 тысячах гектаров введено регулярное орошение. Строительство этой системы было закончено в 1974году. Трудно понять, какие интересы отстаивали наши областные представители, участвуя в комитете по охране вод Урала (Общественный межреспубликанский комитет по Уралу). Попробуй теперь оставь свою воду у себя! Из истории международных отношений известно, что подобные споры по воде заканчивались войнами. Вот что такое вода!

Надо спешить. С1939 года, когда впервые на государственном уровне рассматривалась в практическом исполнении эта проблема, потеря времени для ее разрешения уже составила более 60 лет.

О.БАЛЫКОВ, действительный член Русского географического общества.

Фото В. Борисова и Р. Якименко Заключение 1. По своей длине (2428 км) Урал уступает в Европе только Волге и Дунаю. Главная его особенность – чрезвычайная неравномерномерность стока. Наводнения. Пока наука не пришла к единому мнению – оставлять ли реку незарегулируемой или полностью зарегулировать. Не имеем полной ясности в вопросе оптимального использования природной степной реки в человеческой культуре, не знаем порога возможной загрузки (то есть отбора воды из реки в количественном отношении) с тем, чтобы не допустить умирания реки от человеческого в не вмешательства.

2. Не стремимся к созданию оптимального взаимодействия в культурном ландшафте бассейна Урала водных поверхностей с лесополосами, с пашней. Нам нужна Каменная степь как в Воронежской области, с тем, чтобы ослабить засуху и неурожаи.

Снова привлечь внимание к лесополосе гора Вишневая – Каспийское море.

3. Казалось бы сокращение посевных площадей в Оренбуржье в последние 20 лет, потери в животноводстве, в промышленности – благо для сокращения отбора воды из Урала. Тем не менее оздоровление реки не произошло. Процесс умирания реки не остановился. Рецепта починки реки пока не нашли.

4. Пойменные леса Урала в Оренбургской области деградируют. Исчезают дубы и вязы. Причину их исчезновения наука пока не установила.

5. Формула – «У нас с Уралом одна судьба»- требует незамедлительного решения остановки процесса умирания реки: либо переброской в него воды из Сибири до полного удовлетворения всех здесь потребностей в воде сегодня и на перспективу;

либо насильственного сокращения количества потребителей воды с Урала (и российских, и казахстанских).

Будем оптимистами, объявление Президентом Путиным В.В. 2013 года - Годом экологии – залог решения в том числе и проблем реки Урал.

Приложение.

Автор и составитель действительный член Русского географического общества_ (О.Ф. Балыков) 25 марта 2013 года. Приложение:

«У нас с Уралом одна судьба».

1. Статья Гаева А.Я. Газета «Южный Урал», «Экологический вестник», июль 1992 год.

Жизнь и здоровье большей части населения Оренбуржья самым тесным образом связаны с рекой Урал и ее здоровьем.

Река Урал является одном из самых легендарных и уникальных рек нашей страны. Она протекает по исторической границе Европы с Азией, по землям шести крупных регионов Российской Федерации и Казахстана и является одной из самых протяженных в Европе. Богатейшие природные ресурсы, прекрасные рекреационные условия, транспортные и торговые пути, соединяющие страны Европы с Индией, среднеазиатскими государствами и казахскими жузами, способствовали освоению бассейна населением с древнейших времен. Археологические находки (Урамбаш, Аркаим и др. Свидетельствуют о том что человек здесь поселился и имел высокую культуру бронзового к железного веков более 2,5-3 тыс. лет назад. Первые упоминания о нашем крае мы находим у греческого ученою Геродота, жившего около 2,5 тыс. лет назад. В русских летописях упоминается, что при движении монголов на запад в 1229 г. они опрокинули на Яике булгарские сторожевые отряды.

Урал до 1775 года назывался рекой Яик. Казаки были здесь первыми русскими поселенцами.

Урал воспет в народных песнях, былинах и сказаниях. Самобытная природа, неповторимые пейзажи, разнообразные полезные ископаемые привлекали и привлекают на реку Урал крупнейших отечественных и зарубежных ученых, писателей и художников.

Уральские сокравища Река Урал начинает свой бег у подножья хребта Уйташ на восточном склоне Уральских гор в Учалинском районе Башкортостана. Родники дающие начало реке, расположены на высоте 637 метров над уровнем океана. Исток Урала образуется шестью крупными родниками. С перепадом высот истоков над устьем в 665 метров. Урал устремляется к Каспийскому морю, пробегая дистанцию около 2.5 тысяч километров.

Бассейн реки представляет собой уникальную экологическую систему. Под экологической системой понимается единый природный комплекс, в котором живые организмы, включая человека связаны со средой их обитания, обменом веществ, энергии и информации. То, что бассейн Урала - это огромный и сложный живой организм, прекрасно показал наш земляк Александр Александрович Чибилев в своей книге «Река Урал».

О том, как выглядела река Урал и ее бассейн в историческом прошлом, талантливо рассказал знаменитый оренбуржец Петр Иванович Рычков. В середине XVIII века он так свидетельствует о богатствах Яика: "...рыба на зимнее время ищет всегда глубоких мест, где ложится стадами и рядами, так что от самого дна до поверхности льда одна на другой стоит, и вода между рядами их не бывает более, как на ладонь, и такими своими стадами занимает глубокие места или ямины по версте и более". На берегах Яика Рычков упоминает диких лошадей - тарпанов и куланов. «Тарпаны ростом против средней лошади, только круглее шерстью саврасы и голубые..." Сюда же, с левобережья Урала, заходили огромные стада сайгаков.

Крупный исследователь края в XIX веке Э.А. Эверсман в своей трехтомной работе – «Естественная история Оренбургского края» описывает широкое распространение лесов: «... пойменные леса известны под названием уремы, где разливы широки, там и урема бывает немалого объема». Уже в прежние века ученые предупреждали о том, что если в стране, обильной водою, вырубить и истребить леса, то источники иссякнут. Эта давно известная истина в полной мере подтверждается в Оренбургской губернии..Леса поддерживают влажность, и, наоборот, влажность питает леса;

в степях нет ни того ни другого.

П.И. Рычков в своей работе "О сбережении и размножении лесов" писал в 1767 году: "В прежнее время, когда леса на Оренбургской пограничной линии еще вовсе не были тронуты, суда с провиантом сплавлялись в Оренбург из Верхне Уральской пристани, устроенной в 1734 году. С 1760 года по мере истребления лесов и обмеления Урала сплав этот принуждены были прекратить".

Недальновидная хозяйственная деятельность человека по берегам рек и ручьев, особенно в нашем столетии, привела к утрате лесной растительности на огромных пространствах. Потеря древесно-кустарниковой растительности ведет не только к потере влаги, но лишает естественной среды обитания диких животных, усиливает неблагоприятные процессы водной и ветровой эрозии почв, разрушает среду обитания для всего живого на макро- и микроуровнях. Не случайно знаменитый писатель С.Т. Аксаков воспел красоты и гармонию Оренбургской природы при единении воды с лесом.

«Положение о водоохранных полосах (зонах) малых рек РСФСР», утвержденное Советом Министров РСФСР еще в году, продолжает настойчиво игнорироваться местными организациями и органами власти. Пока вдоль рек существуют бахчи и огороды, летние фермы для скота, дальнейшая распашка почвы на больших пространствах, водоохранные леса возродить не удастся. В то же время без водоохранных лесов не сохранить родники и чистоту ручьев и малых рек, не сохранить здоровье реки Урал и его притоков.

Урал - это степная река с крайне неравномерной водностью по сезонам года. До 80 процентов и более годового стока реки приходится на короткий период весеннего половодья. Минимальный расход реки в зимнюю н летнюю межень отличается от максимального в 1100-1300 раз. Среди европейских рек Урал называют чемпионом по неравномерности стока.

Природные богатства бассейна реки Урал исключительно разнообразны - река вытекает и набирает силу в условиях лесистых гор Южно-Уральской тайги, пересекает лесостепную и степную зоны и южнее Кущумского водомерного поста течет по полупустынной и пустынной ландшафтно-климатическим зонам. Значительная часть водного стока здесь (до процентов) теряется в песках. Если ниже устья реки Чаган среднегодовой сток Урала составляет 10,6 кубических километров, то до Каспия он доносит около 8 кубических километров.

Главные богатства реки, ее притоков н бассейна издревле составляли чистая пресная вода, богатейшие рыбные ресурсы, прежде всего, осетровых рыб, пойменные озера, черноземные и каштановые почвы, древесно-кустарниковая растительность от хвойных боров в верховье до урем и залесенных овражков в средней и нижней части течения. Здесь по балкам и овражкам растут ольха, черемуха, береза, вяз, осина и дуб, а из кустарников - смородина, шиповник, жимолость татарская, калина, степная вишня, крушина и др. Как дозоры уходят от реки в степь дубовые рощи с майским ландышем в травяном покрове.

Богатейшие полезные ископаемые бассейна заслуживают самостоятельного рассмотрения.

Особую тему среди богатств края представляют собой полезные для здоровья, отдыха и лечения так называемые рекреационные ландшафты и бальнеологнческие факторы. Это сосновые боры, дубовые и ольховые рощи: минеральные воды и лечебные грязи (Соль-Илецк, Гай, Индер и др.). Это целебные травы и растения - зверобой, душица, мать-и-мачеха, солодка, шиповник, боярышник и многие другие.

Памятники природы, истории, культуры и культовые сооружения представляют собой особый и наиболее запущенный пласт ценностей нашего края. Совершенно очевидно, что сокровища бассейна реки Урала уникальны и велики, но не беспредельны. Они убывают от непродуманных действий людей. Что дает Уралу деятельность человека? Как она отражается па его природе? Попытаемся ответить на этот вопрос.

Опасность несет гомо сапиенс.

Человек считает себя венцом природы, высшим продуктом ее создания. Создавая для себя все больше и больше материальных благ, человек порождает вокруг себя загрязненную, опустыненную природу, содействует ускоренному вымиранию животных, растений и микроорганизмов.

Если взглянуть на бассейн реки Урала из космоса, то на общем зеленом фоне тайги, лесостепи и весенней степи черными и темными сизыми пятнами покажутся районы городов Магнитогорска, Орска, Новотроицка, Медногорска, Оренбурга, Актюбинска и других. Эти пятна представляют собой плотные газопылевые шапки, под которыми задыхаются природа и люди.

Из этих плотных газопылевых шапок на поверхность земли и водоемов, на растения, животных и человека выпадают с пылью и осадками миллионы тонн разнообразных загрязнителей: кислотные дожди и росы, серный ангидрид и окислы азота, бензапирен и тяжелые металлы, углеводороды и диоксины и прочие.

Сточные воды городов и крупных предприятий представляют собой сосредоточенные выпуски, с которыми нередко связаны аварийные ситуации. Они наиболее заметны и служат предметом контроля природоохранных органов. Не меньшую опасность представляют животноводческие и свиноводческие комплексы, фермы и птицефабрики, скотомогильники, склады сельхозхимии, временные склады удобрений и ядохимикатов, все так называемые зоотехнические и агрохимические источники загрязнения.

Порядка 10 млн. гектаров земель в бассейне Урала подвержено ветровой н водной эрозии. До 10-11 тысяч тонн пыли за год переносится и откладывается в среднем на каждом километре русла реки. Земля насыщается ядами под промышленными объектами, свалками, отстойниками, отвалами шлаков, золы, отходов производства и другими источниками загрязнения.

Под землей формируются и накапливаются залежи ядов н грязи. Струйки и ручейки устремляются от них к водозаборным скважинам, вода которых подвергается прогрессирующему загрязнению и в конце концов становится непригодной для питья. В Оренбурге и Орске, например, области питания аллювиальных городских водозаборов освоены настолько непродуманно, что боль шинство из них, включая некогда самые чистые Кумакский в Орске и Новосакмарский в Оренбурге, дают воду весьма загряз ненную.

Захламленные, нарушенные и загаженные территории занимают в бассейне Урала десятки и даже сотни тысяч гектаров земель.

И все эти наземные и подземные залежи грязи и ядов питают ручьи и речки и в конечном итоге реку Урал. В то же время самоочищающая способность ландшафтов в связи с истреблением лесов и древесно- кустарниково-травянистой растительности непрерывно снижается, и это обстоятельство весьма значительно усиливает нарастающую волну загрязнения природной среды Все виды сточных вод, включая хозфекальные, ливневые, мелиоративные, промышленные сбрасываются с крайне недо статочной очисткой или даже без очистки, загрязняя реку Урал. Идет интенсивное истощение рыбных ресурсов бассейна, гибнут бентос и планктон, невероятно быстро развиваются патогенные микроорганизмы и сине-зеленые водоросли. Последние обоснованно считаются раковой опухолью природы. Водоемы под их влиянием приобретают кислую реакцию среды. Все живое вымирает, и водоемы превращаются в водную пустыню. Необратимые процессы деградации реки Урала направлены именно в эту сторону. Сине-зелные водоросли стремительно завоевывают акватории его бассейна.

Таким образом, налицо крайне нерациональное н непродуманное использование природных ресурсов в бассейне Урала. При использовании не более 10 процентов ресурсов остальные 90 процентов загрязняются н портятся, не принося никакой пользы людям. Совершенно очевидно, что корни такого порочного природопользования лежат в наших изначально неверных представлениях п порочных стереотипах по отношению к природе. Необходимо переосмыслить, цели и критерии нашей деятельности и то, что мы понимаем под прогрессом. Почему Уралу грозит судьба Арала Экология и нравственность это, образно выражаясь, сестры. Носителями культуры и совестью нашего народа до революции была интеллигенция с широкой гуманитарной подготовкой и богатейшим культурным наследием. Она представляла собой тонкий слой общества, который практически полностью был уничтожен в горниле социальных катаклизмов или вытеснен за рубеж За годы советской власти создана новая интеллигенция, в основном, с узкой инженерной подготовкой. Именно из узких специалистов, инженеров сформировалась главным образом, руководящая номенклатура общества, ранее принадлежавшая к КПСС, а теперь называющая себя демократией. Среди этой номенклатуры, которая и сегодня плавает в руководстве страной, областью, городами и районами, практически нет людей с широкой гуманитарной подготовкой и высокой культурой.

Если обратиться к опыту разных стран и прежде всего Японии, то здесь в руководстве страной, префектурами и предприятиями мы обнаружим до 80 процентов и более людей с гуманитарной подготовкой, хорошо понимающих роль фундаментальной науки, культуры, образования, искусства в жизни и развитии общества. Совершенно очевидно, что, пока, к руководству у нас не придут люди с гуманитарным кругозором, не зараженные идеологическими догматами и суррогатом псевдонаучного мировоззрения, не обладающие реальными представлениями о целостной картине мира, мы будем продолжать скатываться все дальше по пути экономического и экологического кризиса.

В том, что реальности таковы, нетрудно убедиться, вспомнив предвыборные программы наших депутатов. Сколько обещаний в области экологии они содержали! Сегодня уже всем ясно, что все это было не более, чем предвыборной демагогией и по литическими спекуляциями. Даже лучшие из них, занимающиеся экологией по должности и великолепно выступающие с крити кой наших экологических недостатков, ничего конструктивного не делают, чтобы хоть как-то стабилизировать экологическую ситуацию. Они даже не знают фактического состояния дел. Так, например, они считают, что «часть населения города пьет воду сомнительного качества из реки Урал» ("Южный Урал" за 4.06.1992 г. «Успеем ли созреть»). Разделяя это мнение на случай полной неготовности города к аварийным ситуациям, как это имело место в ноябре-декабре 1991 года, необходимо подчеркнуть, что в обычной обстановке открытый водозабор на Урале дает воду более высокого качества, чем все другие подземные водозаборы города, по причине загаженности их водосборных площадей, о чем мы уже упоминали.

Так возможно ли что-то предпринять практически и как-то изменить трагический ход событий? Ученые-оренбуржцы из Уральского отделения Российской академии наук - далеко не оптимисты, но считают, что стабилизировать ситуацию ещ можно. Они коллективно н индивидуально обращались к администрации области, городов, в Советы народных депутатов с конкретными предложениями по спасению водозаборов в городах Оренбурге, Орске, Новотроицке, по созданию принципиально новой системы контроля за качеством природной среды и здоровьем населения. Предлагалось также разработать для области перспективную программу по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов, провести независимые экологические экспертизы и разработать мероприятия по предотвращению аварийных ситуаций. Наконец, научная общественность шести регионов уральского бассейна внесла предложение по разработке межгосударственной программы спасения реки Урал.

Ни на одно из этих предложений власть имущие "демократы" даже не ответили. А предложения эти основаны на результатах фундаментальных исследований наших ведущих ученых: О.В. Бухарина, В.С. Самариной, А.А. Чибилева. Л.Е. Олифсона, А.П.

Бутолина, Л.М. Русанова. В.А. Гриценко и многих других. Построены санитарно-технические, экологогидрохимические и микробиологические карты по конкретным районам: По Оренбургу и Оренбургскому газопромышленному комплексу, Орску, Новотроицку и ряду месторождений полезных ископаемых.

Группа оренбургских ученых, в течение 4 лет исследуя районы г. Орска, установила факты загрязнения вод Кумакского водозабора, подтопления и загрязнения территории города и безуспешно пыталась доказать администрации и руководству Совета народных депутатов города необходимость разработки и реализации мероприятий по спасению Кумакского водозабора, по обоснованию благоустройства реки Елшанки, по борьбе с подтоплением территории города. Чтобы отвязаться от надоедливых оренбургских ученых, орская администрация сделала ход конем, заявив, что согласна спасать Кумакскпй водозабор, но для этих целей пригласит ученых из С-Петербурга. И это при всем том, что руководитель экологогидрохимических работ в г. Орске профессор В.С. Самарина по нескольку раз в год докладывала об уникальной методике экологогидрохимического картирования и результатах применения ее в г. Орске. Методика разработана в Ленинградском университете, где Вера Сергеевна долгие годы возглавляла всемирно известную школу гидрохимиков и через эту школу прошли многие оренбуржцы. В.С. Самарина специально была приглашена в Оренбург, где успешно работает седьмой год и хорошо владеет ситуацией и методикой.

Создастся впечатление, что администрация просто хочет затянуть время и продолжать ничего не делать конструктивно.

Куда легче красиво выступать и делать вид, что что-то предпринимается.

А что же наша общественность? В демократических государствах достаточно группе общественности обоснованно потребовать ответ с любого должностного лица за его недоработки, и этому лицу ничего не остается, как уйти в отставку. У нас - ничего подобного! Наш гомо сапиенс советикус - это новый биологический вид, рожденный эпохой «строительства коммунизма».

Три поколения людей пичкались идеологическими догматами и были лишены объективной информации о реальном состоянии вещей. Людей десятки лет приучали называть черное белым;

а белое - черным. Самые же активные представители нашего общества, в том числе из рабочих и крестьян, были репрессированы. Генофонд народа глубоко нарушен, и на его восстановление понадобятся столетия. Автор этих строк, рядовой ученый, требует от наших администраций и Советов народных депутатов тщательно рассмотреть, все предложения нашей науки по стабилизации экологической ситуации в бассейне р. Урал. Предлагаю также ввести почетные звания эколога-общественника и заслуженного эколога для тех людей, которые занимаются пусть небольшими, негромкими, но конструктивными делами: посадкой деревьев, кустарников, цветов, уходом за лесом и родниками, малыми реками и озерами, разведением рыбы и животных, построением экологических карт и созданием заповедников и заказников, предотвращением загрязнения водоемов и природной среды и т.д.

Таких людей надо найти, поддержать и из таких скромных и "негромких" людей формировать будущие наши Советы народных депутатов и администраций всех уровней.

Необходимо создать в области систему экологического образования и воспитания, привлекая к этому делу все поколения от детского сада и школьников до руководителей всех уровней и пенсионеров. Необходимо возобновить работу университетов экологических и эколого-экономических знаний со всеми слоями населения. Если государство на эти цели пропаганды экологических знаний не выделяло и не выделяет средств, то, может быть, нарождающийся класс деловых людей возьмет на себя спонсорство по эколого-экономическому возрождению в бассейне реки Урала.

Предлагаю всем, кто имеет возможность в наше трудное время и стремится к эколого-экономическому возрождению Урала, последовать примеру производственного объединения "Оренбургнефть", фирмы "Здоровье" и других и перечислить посильные взносы в адрес общественных организаций: облсовета Всероссийского общества охраны природы (тел. 47-28-59), областного совета союза НИО) ( тел. 41-89-67), облсовета общества Знание (тел. 47-21-82). При этом указать назначение средств - на эколого-экономичское возрождение Урала. На эти средства, прежде всего, должны начать работать университет эколого кономических знаний и проводиться мероприятия по озеленению и благоустройству городов и населенных пунктов.

Решение проблемы стабилизации, а затем и эколого-экономического возрождения нашего края станет возможным, если каждый человек сделает более экологичным свой образ жизни, свое миропонимание, задумается над действиями, которые могут улучшить среду обитания, а не травить его самого и его близких. Если мы не перейдем от слов к делу, не приступим к массовым посадкам деревьев и кустарников, к рекультивации нарушенных земель и к благоустройству, прежде всего, в водоохранных зонах реки Урала и его притоков, то к концу этого, десятилетия ситуация на реке Урал будет аналогичной аральской.

А. ГАЕВ, доктор геолого-минералогических наук.

2. Статья В. Жидковой «Живая» вода или «Мертвая» от 3 сентября 1997 года.

Графские развалины: Оренбургскому водозабору 160 лет По области на одного жителя приходится в год немногим более 3 тысяч кубометров воды, что значительно ниже средних показателей по стране. Воды мало, да и ту не бережем! Петр I, например, за плевки в Неву карал беспощадно. А что мы творим с Уралом?

Недавно одна моя знакомая меняла водопроводную трубу на кухне. Когда слесарь отпилил кусок, жильцы ахнули, заглянув в черное, покрытое ржавчиной и толстенным налетом всякой дряни узенькое отверстие: вот почему влага так сочилась!

Оказывается, труба забита «отходами» уральской воды.

Урал, несмотря на то, что является водным объектом рыбохозяйственного значения, соответствует всего лишь третьему классу качества, в его притоках вода оценивается как умеренно загрязненная, Образно говоря, благодаря наличию взвешенных ве ществ, река похожа на неумытого человека, с пятнами мазута на лице, вставными зубами из меди и цинка, мутным взором, да еще руки у которого в пене от «Тайда» и «Ариэля».

В реку и ее притоки за год попадает до 1856,315 миллиона кубических метров сточных вод! В том числе загрязненных, без очистки - 2498 тысяч.

Многие люди, прочитав вышенаписанное, станут воротить нос от Урала, побегут в магазины и скорее забаррикадируют свои водопроводные краны «Родничками» и «Аквафорами». И правильно сделают. Потому что из 17 водопроводов только в Оренбурге не отвечают санитарным требованиям 47 процентов. После того как вы привинтили к своему крану фильтр, сядьте отдохните и задумайтесь, а ведь это мы сами виноваты в загаживании реки, мы губим себя и тащим за собой в могилу все живое!

В 1993 году с помощью химического факультета МГУ и оренбургской фирмы «Экобиос» произведены уникальные анализы органической составляющей реки Урала в точке открытого водозабора.

Ученые обнаружили, что обычные пробы, произведенные до этого, не раскрывают всей страшной картины загрязнения реки В одном литре воды, взятой у водозабора, оказалось 230 веществ, отрицательно сказывающихся на здоровье людей.

Доктор медицинских наук, профессор, член ассоциации «Вода -Медицина - Экология» М.Б. Цинберг называет сегодня пять возможных эколого-гигиенических последствий уральской воды: токсичность (острое отравление веществами, чья концентрация выше принятой ПДК), комулятивность (накопление в организме отравляющих веществ, что ведет к хроническому отравлению), канцерогенность (ведет к злокачественным новообразованиям), мутагенность (перестройка генетического аппарата, вызванная токсическим воздействием на организм), терратогенность (мутирование плода в чреве матери из-за проникших через плаценту токсинов).

Нельзя, конечно, все эти факты однозначно связывать с тем, что мы пьем «не ту воду». Но есть основания полагать, что ее употребление играет свою недобрую роль в вышеперечисленных болезнях.

После столь неутешительных мыслей посмотрим, в каком же состоянии находится водозаборная служба в Оренбурге, какого качества воду подают нам коммунальщики.

Счетчики воды - миф или реальность?

Во-первых, скоро у оренбургского открытого водозабора юбилей. «Дедушке» стукнет 160 лет. Старое кирпичное здание, плитки, которыми выложен пол у машинного зала, и даже некоторые трубы «помнят» своего благодетеля - графа Перовского.

Три года как Урал толком не имел хорошего паводка, поэтому нынешним летом две самотечные трубы, которые должны быть под водой, бесстыдно оголили свои толстые бока. По ним Урал поступает в приемный колодец, сооруженный в 1904 году - Ну не разрушать же, что стоит крепко? - говорит Т.С. Типало, начальник водозаборного хозяйства.

Вода из труб с помощью насосов попадает в отстойники, где оседает муть и песок. Это 2 глубоких колодца на 2 тысячи кубометров. В паводок, чтобы снизить осадок, добавляют в воду коагулянты - безвредные вещества, позволяющие «скатать»

грязь в комочки. Затем ее принимают в фильтры - два круглых больших чана и шесть закрытых, где в качестве «сита» активированный уголь, нежнейший кварцевый песок.


Активированный американский уголь по технологии, разработанной фирмой «Экобиос», применен на водозаборе недавно.

Метод адсорбции помогает сегодня очищать влагу так, чтобы как можно меньше просачивалось в воду органических веществ.

Последние при хлорировании воды образуют стойкие соединения, которые вызывают тяжелые заболевания (см. пять последствий).

Спустили воду в одном из фильтров - показались ржавые бока, черный мокрый уголь и… крохотная сверкающая рыбка, которая подпрыгивала на дне После фильтрования через подземные резервуары вода поступает в хлораторную. Мне показали стеклянную колбу, в которой туда-сюда ездила какая-то штука. Этот агрегат определяет строгую дозу хлора в воде. А в паводок лаборатория берет анализ через каждые 15 минут. Мы с вами увидели - вода очищается, но, конечно, не так, как хотелось бы. Водозабор старый, многое нужно менять.

Озонирование еще более помогло бы изъять из воды вредные ненужные примеси. Но, к сожалению, ни у города, ни у области до сих пор не нашлось денег выкупить озонаторную станцию (уже готовую!) с московского завода. Нашлись бы деньги - Орен бург тогда стал бы первым городом в России, где используется самая передовая биологическая очистка воды. Глядишь - и люди стали бы здоровее.

Окончательный этап - станция второго подъема. В зале с насосами все грохочет и завывает, кажется, что под железным полом беснуется дикий зверь. Здесь вода качается в город. Каждая насосная труба снабжена водопроводным краном. Отсюда берет пробы каждый день санэпидстанция. Т. С. Типало открывает один из них, в руку течет светлая прозрачная струйка.

- Вода такая дорогая! - говорит она со вздохом. - А люди не умеют ее беречь. Сейчас, например, летом откроют кран, течет водица из поливального шланга без присмотра. Сколько ее теряется - ужас! Некоторые люди думают, что счетчики воды - это зло, обращенное против них. Такая точка зрения - это бездушное расточительство.

По данным Доклада о состоянии окружающей природной среды Оренбуржья, увеличились потери воды при транспортировке до 25 миллионов. В коммунальном хозяйстве из-за старых изношенных водопроводных сетей и несо вершенства запорной арматуры выливается в белый свет до 30 процентов забранной воды. Такая расточительность при всеобщей нехватке воды (вспомним начальные цифры материала об обеспеченности одного жителя Оренбуржья влагой) просто преступна. Тем более что в «неразливные» годы и при дефиците осадков доля водности Урала и притоков составляет всего 20 30 процентов от нормы.

Иностранная разведка на кладбищах ила.

Итак, воду забрали, потребили и выпустили в канализацию. Что с ней происходит потом? Достаточно ли она очищается, чтобы ее можно было бы употреблять вновь? Для наглядности посетим городские очистные сооружения или оренбургскую станцию аэрации.

По дороге к очистным можно увидеть чудное озерцо Банное с глянцевыми листьями желтых купавок, на берегу часто сидят рыбаки с удочками. История озерца примечательная. До 1974 года в Банное сбрасывались сточные воды, так как не существовало очистных сооружений. Из озера грязная водица просачивалась в Урал. Несмотря на это, как утверждают старожилы, рыба в Банном водилась. Да вот только какая? Фекальные мутанты бросались на голые крючки, как бешеные.

Когда построили очистные, воду сбрасывать сюда перестали. Но, как видим, по сей день рыбаки надеются здесь на улов.

Из города с трех больших коллекторов грязная вода поступает на станцию аэрации в большой квадратный водоприемник, в котором вращаются два железных ребристых конуса. Они перемалывают даже кирпичи и стаканчики от йогурта, невесть как попавшие в канализацию. Не хочу будоражить воображение читателя описанием цвета и запаха этой, с позволения сказать, воды.

Есть при водоканале интересная служба - лаборатория по контролю питьевой и сточной вод. Представьте себе эдаких пинкертонов, которые выслеживают и хватают за шиворот тех, кто загаживает воду. Это они - промгруппа. Работа поистине детективная. Звонок по телефону, например: «Из третьего коллектора течет вода с превышением нефтепродуктов!»

Пинкертоны садятся в машину и несутся на объект, идут по коллектору, открывают колодцы. Ага, вот он - полнехонький мазута. Чей колодец? Того-то. Вот вам, негодяи, штраф!

До перестройки в постоянных штрафниках ходили «Радиатор», локомотивное депо, «Стрела», нефтемаслозавод.

Экономика заглохла, а экологические рецидивисты стали изощрннее. Подгоняют машину с отработанными нефтепродуктами к любому канализационному колодцу, сливают дрянь и быстро уезжают. Ищи их, свищи.

Но вернемся к очищению воды. Она из накопителя поступает в круглые чаши первых отстойников, глубина которых достигает 11 метров. В них есть жироловки и песколовки. Вторичные отстойники прокачиваются воздухом, и здесь уже действуют специальные микроорганизмы, живой ил, который «поедает» всю грязь. Вода в отстойниках темно-синего, почти черного цвета из- за большой глубины и присутствия ила.

Мне на очистных похвастались, что сейчас наконец-то я увижу «светлую» воду. Но она, мягко говоря, не вдохновляла даже для полива деревьев. В ней плавали темные, неприятного рыхлого вида комочки, со дна к поверхности поднималась какая-то «манная каша».

- Не беспокойтесь, - развеял мои подозрения насчет комочков главный инженер А.А. Бурлуцкий. - Это ил, но отработанный.

Наши очистные не предназначены убирать из воды железо, фенол, нет возможности по проекту. Поэтому ил приходится выбрасывать. В нем слишком много солей тяжелых металлов, нефтепродуктов.

На Сулаке за аэродромом в 13 километрах от города существуют целые поля этого «сдохшего» от перегрузки ила.

Громадная зловонная жижа, которую сдерживают земляные насыпи. Она копится день ото дня. Что с ней делать, зарыть ли ее, продать ли на Запад ушлым капиталистам - об этом пока никто не думал. А зря. Если бы их доочистить по совершенной технологии, наши поля были бы завалены урожаем. Но пока его состав может заинтересовать лишь иностранную разведку, поскольку по анализу ила можно судить, какие секретные оборонные предприятия у нас сейчас работают.

Конечный этап очистки воды на станции аэрации… не работает. Так как не достроена вторая очередь - специальный цех. Возведение его затянулось на неопределенный срок из-за отсутствия средств. Воду просто хлорируют, и она неап петитным водопадом хлещет в громадную трубу подземного водовода. Потом попадает в арык и выливается в Урал. И если на водозаборе можно было спокойно выпить стаканчик воды прямо из насоса, то даже после всех этапов очистки здесь хлебнуть водицы без отвращения невозможно.

Мне в лаборатории очистных предлагают лицезреть два стакана. В одном - вода серого цвета, в другом - светлая, но не совсем. Это трудоемкий результат усилий сегодняшнего коллектива станции аэрации.

Плюнул в реку - получи розог!

Итог увиденного таков. В 1996 году предприятиями коммунального хозяйства сброшено 102,6 миллиона кубометров сточных вод. Все они - недостаточно очищенные. Со стоками в водные объекты попадает 20446 тонн вредных веществ, из них биологическая потребность в кислороде составляет 1484 тонны, взвешенных веществ - 1536, нефтепродуктов - 26, цинка - 5, железа - 40, синтетических активных веществ (отходы стиральных порошков) - 26 тонн. Произошло увеличение сбросов фенола на 0,005 тонны.


Из 39 городов и райцентров лишь 16 имеют сооружения по очистке сточных вод. Сегодня ведется строительство очистных в четырех городах области и в трех райцентрах. Но из-за нестабильного финансирования сооружаются они в год по чайной ложке, а окончательный ввод в эксплуатацию только снится. Так, например, вторая очередь очистных в Оренбурге фактически профинансирована лишь на 55 процентов, освоено - 6,1 миллиарда рублей, планировалось же выделить 11. Где «потерялись» пять? Из-за долгостроя смонтированное оборудование, емкостные сооружения подвергаются коррозии, раз рушаются. Все это более чем удивительно. Так как из-за неосвоения (?) средств, выделенных конкретно на строительство очистных сооружений, Москва востребовала обратно 50 миллиардов рублей из 76. Об этом заявил на одном из брифингов для журналистов первый заместитель губернатора А.И. Зеленцов. С этой путаницей в миллиардах разбираться придется вместе и Зеленцову, и комитету по экологии, и «виноватым» районам, где есть долгострои.

Не буду больше мучить читателя цифирью. Картина и так ясна. Вода в Урале грязная. Есть такой показатель - признак фекального загрязнения воды. Так вот, он не должен превышать 1000 бактерий на литр. Та вода, которая по арыку вытекает из оренбургских очистных в Урал, содержит показатель 2400. Я не хочу сказать, что мы окончательно загадили реку. Слава Богу, она имеет природную способность самоочищаться, у Урала есть несколько притоков с родниковой водой. И все же если продолжать плевать туда, откуда пьем, то загубить реку - пара пустяков. Всего лишь несколько лет собственной бестолковости и свинства.

В. ЖИДКОВА.

3. Статья В. Моисеева «Вода для будущего» газета «Советская Россия» от 26 июня 2007 г.

16 июня в Оренбурге на городской станции аэрации (ГСА) открылось здание мелкопрозорных решеток. «Какие еще решетки?» - спросит читатель, недавно принявший душ, вымывший посуду и только что почищенную картошку.

Мелкопрозорные, гражданин. То есть такие частые, что задерживают практически весь твердый мусор, который вы отправили в канализацию.

На выходе - без примесей Что, не было такого? А давайте-ка вспомним: мусорное ведро у вас, гражданин, переполнилось, и картофельные очистки вы смахнули в унитаз, туда же отправили пустую сигаретную пачку, а после - со словами «все растворится» — и упаковку от мыла. На станции аэрации, возле тех самых решеток, понимаешь, что канализация для многих из нас — что-то вроде «черной дыры»: бросил в нее мусор и забыл. Только здесь, на ГСА, видишь не самые приятные результаты торжества этой точки зрения. Но деваться от нее, увы, некуда, и потому ООО «Оренбург Водоканал», ведающее не только чистой водой из-под крана, но и той, что уже использована человеком, модернизировало оборудование станции, дав городу фору для роста и развития лет на 15-20.

Директор по производству ООО «Оренбург Водоканал» Сергей Николаев и технический директор Дмитрий Стрельцов рассказали, что же это такое — здание мелкопрозорных решеток.

- До настоящего времени мы использовали в технологии очистки сточных вод так называемые решетки - дробилки, где мусор, попадающий в канализацию, дробился и только потом поступал к нам на очистные сооружения, - объяснил Сергей Николаев. - Дробленый мусор проходил существующую систему очистки, но в виде мелких частиц все равно оставался. Сегодня построено здание мелкопрозорных решеток. Зазор между решетками составляет шесть миллиметров, и весь мусор, который приходит со сточной водой, как раз и очищается в этом здании, после чего вывозится на свалку для дальнейшей утилизации. У нас не забиваются насосы, не остается осадков, словом, мусор не попадает к нам в технологическую цепь. Это на входе. А на выходе мы не имеем никаких мелких примесей, никакого мусора. С экологической точки зрения это очень важно.

- В технологической цепочке очистки сточных вод от мусора есть и биологическое звено - живые микроорганизмы, так называемый активный ил, которые за счет своей деятельности поглощает загрязнение, - добавляет Дмитрий Стрельцов.

- Бактерии-то отечественные?

Разумеется! И эти мелкопрозорные решетки, отсеивая теперь уже и невеликий мусор, позволяют бактериям, скажем так, более эффективно выполнять свою работу.

Почему стоки чище водопроводной воды Руководство «Оренбург Водоканала» отмечает: общая стоимость нового объекта - 24 миллиона рублей. Необходимость его строительства диктовалась тем, что предварительная механическая очистка сточных вод с помощью решеток - ключевой элемент всей технологической цепочки ГСА, во многом определяющий эффективность работы очистных сооружений в целом.

Строительство здания мелкопрозорных решеток выполнено всего лишь за год в рамках инвестиционной программы ООО «Оренбург Водоканал» 2006 года, утвержденной городским руководством. А вообще проект реконструкции очистных сооружений города предполагает 302 миллиона рублей инвестиций. Открытием здания мелкопрозорных решеток как раз и положено начало новой инвестиционной программе, рассчитанной на пять лет.

Горожане и не заметили, что на станции аэрации шли строительные работы, канализацию-то, сами понимаете, никто не перекрывал. Вряд ли они заметят какие-нибудь изменения и теперь. Но если, например, взглянуть со спутника на место слияния Урала и Сакмары, возле которого как раз и сбрасываются очищенные сточные воды, то можно увидеть: та вода, которая поступает от ГСА, темнее уральских зеленоватых вод.

- Это как раз говорит о том, что наша сточная вода чище воды в Урале, — уверяет технический директор «Оренбург Водоканала» Дмитрий Стрельцов. - Темная — значит, прозрачная, сквозь нее дно реки видно.

Ведущий инженер по охране окружающей среды ООО «Оренбург Водоканал» Элла Митькова полностью с ним солидарна.

- Волноваться за качество нашей воды мы будем всегда, — говорит она. — Сейчас в России сложилась достаточно специфическая ситуация — у нас очень жесткие нормативы качества. Та вода, что мы сбрасываем в Урал, по нормативам природоохранных органов должна быть более высокого качества, чем та, которую вы получаете из водопроводного крана.

СанПиН «Питьевая вода» нормирует пять миллиграммов цинка на литр, а на сбросе очищенной воды из ГСА мы должны обеспечить всего 0,005 миллиграмма! При этом на станцию попадают не только бытовые стоки, но и промышленные. К сожалению, далеко не у всех заводов города есть локальные очистные сооружения, за исключением нескольких крупных предприятий. А ведь изначально ГСА была спроектирована исключительно для очистки хозяйственно-бытовых сточных вод.

Для людей, но не мешая людям 16 июня, выступая на открытии обновленной станции аэрации, глава Оренбурга Юрий Мищеряков подчеркнул значимость события и напомнил:

— В Оренбурге, как и во всей стране, идет реформирование системы ЖКХ, поэтому необычайно важно привлекать инвестиции в эту сферу, технически ее переоснащать и, таким образом, повышать качество коммунального обслуживания горожан. «Оренбург Водоканалу» удалось значительно улучшить водоснабжение города. Мы все были свидетелями того, как раньше целые районы города оставались без воды и летом, и даже зимой. Сегодня мы не знаем таких проблем даже в такую жару, как сейчас.

Генеральный директор управляющей компании ООО «Росводоканал» Александр Малах отметил, что новое здание решеток на ГСА было пилотным проектом не только для Оренбурга, но и для всей компании. Это первый в России объект, сдаваемый в эксплуатацию в рамках партнерства «Росводоканала» и городской власти, в рамках инвестиционной программы развития систем водоснабжения и водоотведения города, рассчитанной в целом на 1,5 миллиарда рублей.

— Представляете, какие инвестиции получит Оренбург в результате того, что нам удалось наладить такое партнерство?

— спросил Александр Малах. — И очень символично, что мы сегодня открываем именно очистные сооружения. Я был поражен, насколько чист ваш город. Пусть он станет еще чище.

Перерезана красная ленточка, и генеральный директор ООО «Оренбург Водоканал» Евгений Арапов ведет гостей в новое здание мелкопрозорных решеток, чтобы рассказать на месте, как работает «шведская лесенка» — решетки действительно расположены лесенкой и оборудование действительно шведское.

— Персонал здесь нужен только для контроля за приборами, — объясняет он. — Это достаточно сложное производство, поэтому оно действует полностью в автоматическом режиме, человеческий фактор исключен. По мере загрязнения решетки она сама включается и убирает мусор.

Евгений Арапов продемонстрировал и другие технологии «Оренбург Водоканала», позволяющие, например, разрушать старые керамические трубы без раскопки траншей, по старым сетям, или опять-таки не создавая людям неудобств копкой траншей поперек проезжей части, методом горизонтального направленного бурения прокладывать новый трубопровод с одного конца улицы на другой, не разрушая асфальтового покрытия.

Кстати, раз уж зашел разговор о людях: теперь, с реконструкцией городской станции аэрации, Оренбург может спокойно решать демографическую проблему. По словам руководителей «Оренбург Водоканала», новое оборудование прекрасно справится с очисткой сточных вод, даже если население областного центра, ныне составляющее 550 тысяч человек, вырастет на 150 - тысяч. Чем не вклад в повышение рождаемости! Не говоря уже о том, что дети наши и внуки будут купаться в чистой реке, пить чистую воду и, хочется надеяться, поминать предков добрым словом.

Наша справка «Оренбург Водоканал» — одно из крупнейших предприятий Оренбурга в коммунальной сфере. В его эксплуатации находится более 1,5 тысячи километров водопроводно-канализационных сетей, 59 насосных станций и 262 водопроводные скважины. Объем поднимаемой воды — 200 тысяч кубометров в сутки, это сопоставимо с небольшой рекой. Численность работающего персонала составляет 1178 человек, средний возраст работников - 36 лет, средняя заработная плата - рублей (для сравнения, средняя заработная плата во городу в настоящее время составляет 8800 рублей).

В 2006 году Оренбург стал победителем всероссийского конкурса «Самый благоустроенный город России» в номинации «За высокое качество и надежность городского водоснабжения», а Федеральное агентство по строительству и ЖКХ и общероссийский профсоюз работников жизнеобеспечения отметили, город свидетельством и специальным призом.

В 2007 году предприятию «Оренбург Водоканал» исполняется четыре года.

Вячеслав Моисеев 4. Газета «Вечерний Оренбург» №18 от 5 мая 2010 года. Статья О. Мяловой «От чистых истоков - к чистому Уралу»

До недавнего времени очистка воды, сбрасываемой в Урал, была кропотливой и не совсем эффективной. Но современные технологии, которыми располагает сегодня ООО «Оренбург Водоканал», позволяют автоматизировать процесс очистки сточных вод, а значит, значительно улучшить экологическую обстановку Оренбуржья.

С 2004 года предприятие проводит комплексную реконструкцию очистных сооружений городской канализации, построенной ещ в 1961 году. В 2007 году на городской станции аэрации открылось здание мелкопрозорных решток. Здесь проводится качественная механическая очистка городских стоков на этапе их поступления на очистные сооружения — это первый этап технологической цепочки, во многом определяющий эффективность работы всей системы очистных сооружений. Рештки с шириной зазоров всего 5 миллиметров способны удержать самый мелкий бытовой мусор!

В 2008 году ООО «Оренбург Водоканал» произвл реконструкцию аэротенка № 1 сооружения биологической очистки, что позволило снизить экологическую нагрузку и значительно повысить качество очистки сточных вод по биологическим показателям. Сегодня в распоряжении работников городской станции аэрации два аэротенка второй очереди, служащие для очистки стоков биологическим путем через окисление их бактериями, которые находятся в аэрируемом слое. Это — один из самых передовых способов очистки воды.

В декабре 2008 года запущен в работу реконструированный аэротенк № 1 второй очереди. А в прошлую пятницу на городской станции аэрации был запущен второй аэротенк второй очереди.

- Завершение комплекса работ по реконструкции сооружений биологической очистки намечено на 2012 год. Учитывая объм уже выполненных работ, думаю, что мы с успехом справимся, — сообщил генеральный директор ООО «Оренбург Водоканал»

Евгений Арапов. — Хочу поблагодарить всех работников городской станции аэрации, руководство очистных сооружений, наших подрядчиков и, конечно же, представителей надзорных структур — таких, как Росприроднадзор, Роспотребнадзор.

Завершение работ по первому этапу реконструкции аэротенков приблизило нас к достижению требуемых экологических норм по очистке сточных вод.

- Один аэротенк очищает 25 процентов от общего объма воды, поступающей на станцию со всех предприятий и жилых микрорайонов города. Соответственно, два аэротенка позволят вполовину снизить сброс вредных веществ в реку Урал, — подчеркнула заместитель технического директора по экологии и природопользованию ООО «Оренбург Водоканал» Элла Митькова. — Это хорошо зарекомендовавшая себя технология мирового уровня. В системе биологической очистки работают живые микроорганизмы, которые питаются соединениями азота и фосфора, разлагая все органические отходы. В процессе технологии участвует кислород. Аэротенк зонирован на зоны анаэробные и аэробные, то есть с избытком и недостатком кислорода, что позволяет осуществлять глубокую биологическую очистку. После этой ступени планируется реконструкция аналогичной системы очистки первой очереди, и тогда совершенно чистая вода пойдт дальше, в Урал.

Дальнейшие масштабные и затратные планы Водоканала включают в себя реконструкцию сооружений доочистки сточных вод, что полностью отвечает приоритетным направлениям деятельности компании, в числе которых — внедрение передовых технологий в сфере жилищно-коммунального хозяйства и забота о природе нашего края.

- Система качественной очистки сточных вод необходима не только городу и Водоканалу, но и природоохранным предприятиям области, — говорит Евгений Арапов. — На реконструкцию очистных сооружений была затрачена сумма порядка 35 миллионов рублей. Но я думаю, что данные средства ничтожно малы по сравнению с неоценимым результатом — сокращением сбросов вредных веществ до нормативных значений.

С момента начала эксплуатации очистных сооружений канализации Оренбурга (то есть с 2004 года) затраты в сумме 103,7 миллиона рублей дали снижение сбросов загрязняющих веществ в реку Урал на 780 тонн. Запуск в работу аэротенка №2 второй очереди позволит до конца 2010 года сократить сбросы вредных веществ в Урал ещ на 195 тонн.

Ольга Мялова

Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.