авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«Казанский центр федерализма и публичной политики Рафаэль Хакимов Российский федерализм: теория и практика Учебное пособие ...»

-- [ Страница 6 ] --

182 Глава Во многом аналогичную позицию в этом вопросе занимает еще одна партия сторонников возрождения великодержавной России – «Патриоты России». В ее программе в разделе, посвященном феде рализму, заявлено, что партия выступает «за построение в нашей стране правового государства на основе последовательной реализа ции принципов федерализма, баланса федеральной ответственности и региональной самостоятельности, эффективного взаимодействия вертикали авторитетной государственной власти и избранных насе лением органов самоуправления на местах»43. В другом месте того же документа прямо сказано, что партия «выступает за укрепление централизованной власти и всей властной вертикали снизу доверху», при этом «по единым принципам должны быть организованы струк тура и деятельность региональных органов власти, а также органов местного самоуправления»44.

28 октября 2006 г. на съезде в Москве представители трех партий – «Российской партии Жизни», партии «Родина» и «Российской партии пенсионеров» создали объединенную партию «Справедливая Россия».

В последующем к ним присоединились Партия развития предпринима тельства, Народная партии РФ, Конституционно-демократическая пар тия, Социалистическая единая партия России – всего семь партий. По отношению к федерализму «Справедливая Россия» унаследовала худ шие традиции объединившихся в ее составе партий – неопределенность.

Настороженным отношением к федерализму отличалась партия «Родина», в чьей программе не было системного представления о том, какими должны быть федеративные отношения в России. Прав да, в ней существуют положения о необходимости: а) защиты «прин ципа равенства всех субъектов Российской Федерации», б) содейст вия «всеми легитимными средствами принятию и реализации закона, устанавливающего механизм эффективного развития федеративных отношений в России». Однако эти положения не подкреплены раз вернутым толкованием, поэтому не только декларативны, но и дву смысленны. Постоянная апелляция «Родины» к идеям консолидации, приверженность доктрине сильного государства в том понимании, которое содержится в программе партии, свидетельствует, скорее всего, о неприятии этой партией концепции федерализма.

Политическая партия «Патриоты России». Программа. Устав. – Ка зань, 2005. – С.9.

Там же.

Социальные и политические ресурсы федерализма в России Склонность к унитаризму была и в программе созданной в 2001 г. Народной партии Российской Федерации (НПРФ). В период думской избирательной кампании 2003 г. эта партия внесла немало идеологических «новаций». Ориентация на державные ценности во многом определяет позицию НПРФ в отношении федерализма. Фор мально «народники» декларируют, что федерализм есть мощный и эффективный политический инструмент собирания и сохранения России, обеспечения межнационального согласия и сотрудничест ва45. Однако на практике НПРФ проявляла склонность к унитаризму.

В 2007 г. на V съезде партии было принято решение о самороспуске и слиянии с партией «Справедливая Россия».

В программе Российской партии пенсионеров (РПП) (принята в феврале 2005 г.) проблемы федерализма изложены декларативно. И хотя федерализму посвящен целый раздел («Федеративное устройст во и межнациональные отношения»), очевидно, что для РПП про блематика федерализма имеет второстепенное значение. Фактически позиция партии в отношении российского федерализма исчерпыва ется одним тезисом: «Мы в равной степени отвергаем, как попытки растащить нашу Родину по национальным квартирам, так и попытки превратить ее в унитарное государство, не уважающее историю, тра диции, культуру и вероисповедание своих народов». В 2006 г. РПП вошла в объединенную партию «Справедливая Россия».

К числу сторонников федерализма следует отнести ряд партий, основанных еще в начале «перестройки»: «Союз правых сил» (СПС), «Яблоко» и Республиканская партия России (РПР). При этом следует отметить, что последовательным сторонником сохранения сложив шейся в начале 1990-х гг. модели федерализма в России была лишь РПР, а СПС и «Яблоко» выступали за постепенное упразднение эт нической составляющей российского федерализма и унификацию статусов субъектов РФ.

Для СПС приоритетными выступали ценности либеральной демо кратии и либеральной рыночной экономики. Основные положения идеологической доктрины партии сформулированы в ее программе под названием «Российский либеральный манифест» (2001 г.), где од ним из основополагающих тезисов является утверждение, согласно которому в настоящее время возможности выживания народов во Программа политической партии «Народная партия Российской Фе дерации». Принята на съезде 29 сентября 2001 года. – М., 2001. – С.8.

184 Глава многом зависят от того, насколько широко среди них будут распро странены либеральные ценности. Фундаментальную основу либера лизма в понимании идеологов СПС составляют следующие принципы:

личная свобода и личная ответственность, свобода слова и объедине ний, разделение властей, верховенство закона, демократический кон троль общества над государством, частная собственность, экономиче ская свобода, равенство прав и возможностей для всех граждан, тер пимость к различиям. Особо подчеркивается, что только «свободная экономика является наилучшим фундаментом для эффективного на копления и справедливого распределения национального богатства»46.

По мнению сторонников либерализма, основная угроза их ценно стям исходит от всевластия государства. Неприятие тотального госу дарственного вмешательства во многом и определяет позитивное отно шение правых к федерализму, так как при такой системе властные пол номочия рассредоточены и возможности государственного вмешатель ства в сферу общественных отношений существенно ограничиваются.

Отношение СПС к сформированной в 1990-е гг. конструкции российского федерализма всегда было критическим, как к модели «неполноценного федерализма». По их мнению, «нынешнее федера тивное устройство России является чрезвычайно сложным и гро моздким. Фактическое неравноправие субъектов Российской Феде рации провоцирует межнациональные и межэтнические конфликты, вызывает напряженность по оси «центр – регионы»… Сложившаяся ситуация тормозит процессы политической демократизации и эко номической модернизации, создает правовую чересполосицу, пре пятствуя формированию общероссийского экономического и поли тико-правового пространства»47. СПС считал одним из препятствий на пути развития российского федерализма наличие республик. Не приятие правыми этнических аспектов российского федерализма вы текает из абсолютизации американской модели государственного устройства и индивидуализма. По их мнению, этническая модель фе дерализма нарушает права человека. В то же время следует отметить, что «правые» в целом осудили инициативу президента РФ В.В.Пути на по отмене прямых выборов глав исполнительных органов власти субъектов РФ, поскольку в этом случае существенно снижаются воз Российский либеральный манифест (программа политической партии «Союз правых сил»). – М., 2002. – С.4.

Там же. – С.12.

Социальные и политические ресурсы федерализма в России можности граждан избирать и контролировать региональную власть.

В то же время они неизменно выступают за усиление полномочий федерального центра в сфере законодательного регулирования эко номической деятельности. Именно поэтому СПС поддержал инициа тиву по созданию федеральных округов, одна из задач которых за ключалась в приведении законодательства субъектов РФ в соответ ствие с федеральными нормами. Более того, один из членов прежне го руководства СПС, С.В.Кириенко, стал полпредом главы государ ства в Приволжском федеральном округе48. Такая позиция обуслов лена тем, что СПС является партией, отражающей интересы, прежде всего, крупного российского капитала, который заинтересован в мак симальном расширении своего экономического влияния в россий ских регионах.

26 сентября 2008 г. Президиум Федерального политического со вета принял решение об участии в создании легитимной системной правой партии, инициированном Кремлем. В качестве одной из при чин называлась непогашенная задолженность СПС перед государст вом, возникшая в связи с выборной кампанией 2007 г. В тот же день лидер партии Никита Белых подал в отставку со своего поста и вы шел из партии. По его словам, в СПС принято решение «договари ваться с Кремлем и участвовать в создании нужной Кремлю „пра вильной« либеральной партии». 15 ноября 2008 г. на партийном съезде было принято решение о самороспуске, а уже 16 ноября пред ставителями самораспустившихся СПС, ДПР и «Гражданской силы»

была учреждена новая либеральная партия «Правое дело», со-пред седателями которой стали представители трех старых партий. Кри тики партии утверждают, что она фактически курируется админист рацией Президента РФ. Представители партии не отрицают, что она была создана при участии Кремля, однако предполагают, что партия сможет обладать политической самостоятельностью.

Вопросам федерализма в программе партии «Правое дело» уде ляется гораздо мало места, да и сам термин «федерализм» при харак теристике российского государства практически не используется.

Единственный пункт, который можно истолковать как поддержку федерализма в России, сводится к следующим, безусловно, важным положениям: «Мы выступаем за: безусловное сохранение Конститу ции 1993 года;

широкое применение принципов выборности: прямые С.В.Кириенко занимал этот пост до ноября 2005 г.

186 Глава выборы глав (мэров) городов и других муниципальных образований, прямые выборы представителей субъектов Федерации в Совете Фе дерации, постепенное восстановление прямых выборов глав регио нов, начиная с Москвы и Санкт-Петербурга»49. Но среди целей, кото рые партия намерена отстаивать, места федерализму также не на шлось: «Мы считаем, что верным путем, «правым делом» является в равной мере отстаивание ценности демократии и сильного государ ства. Мы нацелены на строительство современной рыночной эконо мики и стремимся достичь благосостояния для всех граждан нашей страны;

мы выступаем за жесткую защиту частной собственности и при этом отстаиваем необходимость социальной справедливости и приоритет нравственных и общечеловеческих принципов»50. Переме ны в партии не изменили ее общей позиции, хотя в заявлениях М.Прохорова уже прозвучала поддержка инициатив Д.А.Медведева по расширению прав регионов.

Достаточно последовательна в отстаивании федералистских принципов другая либеральная партия – «Яблоко». В отличие от СПС, ее идеологи стремятся совместить идеи либерализма с идеями социал-демократии. По их мнению, радикальная версия либерализма, которую отстаивает СПС, не позволяет в полной мере защитить пра ва и свободы человека. Это станет возможным при сочетании идеи свободы с принципами социальной справедливости, для чего необ ходимо создание контролируемого обществом социально ответст венного государства.

Определенные расхождения проявляются у двух партий и в от ношении к федерализму. С одной стороны и СПС, и «Яблоко» доста точно критично относятся к российской модели федерализма образца 1990-х гг., считая наличие национальных республик ее слабым зве ном. Это, по их мнению, не только провоцируют сепаратизм, но и консервирует авторитарные политические традиции. Но, в отличие от СПС, идеологи «Яблоко» внимательнее относятся к проблеме за щиты прав этнических меньшинств, хотя и считают их менее при оритетными, чем права личности. Они отмечают, что одной из основ национальной политики России должно стать «признание этнокуль турного разнообразия общественным достоянием, подлежащим го http://www.pravoedelo.ru/party/program Там же.

Социальные и политические ресурсы федерализма в России сударственной защите»51. Это предполагает финансирование из фе дерального бюджета различных программ развития национальных культур. Однако данная деятельность должна осуществляться под контролем, «чтобы содержание национальных программ образования и культурного развития не становилось источником национальной розни и не вело к сепаратизму»52. «Яблоко» считает, что реализацию национально-культурных прав следует осуществлять в форме экс территориальных национально-культурных автономий при поддерж ке государства. При этом перестройка государственных структур им видится в эволюционной форме, что ясно выразил Г.А.Явлинский:

«Мы против поспешного реформирования административно-терри ториального деления России: статусы и границы республик, краев и областей должны оставаться незыблемыми до разработки такого ме ханизма их безболезненного пересмотра, который будет приемлем для всех и основан на демократических принципах, не будет порож дать конфликтов»53. По вопросу разграничения полномочий между федеральным центром и регионами у «Яблоко» есть конкретная про грамма54, по которой предполагается предоставить субъектам доста точно широкие полномочия в финансовой сфере при наличии жест кого контроля со стороны федерального центра в сфере законода тельного регулирования.

Следует отметить также, что «Яблоко» выступает против суще ствующей практики формирования Совета Федерации, считая необ ходимым введение прямых выборов членов данной палаты Феде рального собрания, что больше соответствует демократическим нор мам и принципам федерализма. В этом же ключе следует рассматри вать и жесткую критику со стороны «Яблоко» инициативы В.В.Пути на об отмене прямых выборов глав субъектов РФ.

Давние традиции приверженности федерализму имеет Республи канская партия России (РПР), созданная в 1990 г. По идеологическим установкам она близка партии «Яблоко». РПР в своей программе См.: Демократический манифест – программа Российской демокра тической партии «Яблоко». Основы государственной политики на 2003– 2005 гг. – М., 2003. – С.57.

Там же. – С.58.

Политические лидеры о национальном вопросе… – С.124.

Демократический манифест – программа Российской демократиче ской партии «Яблоко»… – С.41–45.

188 Глава также стремится сочетать принципы либерализма и социал-демокра тии, с той лишь разницей, что у нее более ярко выражен уклон влево.

Идеолог Республиканской партии России В.Н.Лысенко невысоко оценивает успехи федеративного строительства «эпохи Ельцина»:

«Мы не очень преуспели (за прошедшие десять лет) в строительстве Федерации, и в этом я вижу одну из важнейших причин неудач ре формирования экономики… Строительство Федерации шло крайне непоследовательно, стихийно, хаотично. Оно подчинялось интересам политической целесообразности, а не стратегическим интересам го сударства. Конструирование основополагающих принципов россий ской версии федерализма зачастую зависело от сиюминутных инте ресов отдельных политиков»55.

РПР, как и «Яблоко», исходит из того, что федерализм является территориальной формой демократии. Авторы программы партии, принятой 2 июля 2005 г., считают, что проводимый Президентом РФ курс на дефедерализацию России является составной частью полити ки сворачивания демократии и укрепления авторитарной системы.

При этом они полагают, что официальная точка зрения, обосновы вающая необходимость проведения такой политики наличием угрозы распада страны, является ложной, а последствия такой политики – разрушительными. Свою позицию они выражают достаточно развер нуто: «Объявив, без серьезных на то оснований, что страна столкну лась с угрозой распада, исходящей, в том числе, от глав регионов, президент реформировал Совет Федерации, выведя из его состава избранных народом лидеров субъектов федерации и председателей региональных парламентов, наполнив его послушными чиновника ми. В результате представительство регионов на федеральном уровне было урезано, а число грубых управленческих ошибок, в том числе и в ходе реформы по разграничению полномочий, реформы местного самоуправления и других – возросло»56. По мнению партии, нараста ет отчуждение регионов России от федерального центра, «вызывае мое, с одной стороны, политикой централизации и унификации со См.: Филиппов В. Грядущие реформы российского федерализма: встре тят ли они оппозицию в Парламенте… – С.252.

См.: Республиканская партия России. http://www.rprf.ru/about/ documents/482.html Социальные и политические ресурсы федерализма в России стороны нынешних федеральных властей, и, с другой, отсутствием современной региональной политики»57.

РПР практически единственная партия, не ставящая под сомне ние необходимость сохранения нынешней модели российского феде рализма, сочетающей в себе этнический и территориальный принци пы. РПР исходит из того, что «Россия так велика и разнообразна, что успешно управлять ею из единого центра невозможно. Народы Рос сии имеют высокий уровень национального самосознания и обосно ванно требуют, чтобы это принималось в расчет»58. По мнению РПР, одним из механизмов учета данных требований может стать практи ка заключения договоров между федеральным центром и регионами.

РПР весьма скептически относится к политике укрупнения регионов, считая ее «кампанейщиной». Партия допускает возможность объе динения «лишь на основе ясно выраженной и осознанной воли граж дан, в ходе легитимных референдумов». При этом в республиках должна быть предусмотрена процедура дополнительного выявления воли большинства представителей «титульных наций», в противном случае «насилие в этом вопросе может привести к форсированному распаду страны!»59.

23 марта 2007 г. Верховный суд России запретил РПР, тем са мым удовлетворив иск Федеральной регистрационной службы, тре бовавшей ликвидировать одну из старейших российских партий. По мнению чиновников, деятельность РПР не соответствовала закону «О политических партиях». 31 мая 2007 г. партия была лишена реги страции на основе решения кассационной инстанции Верховного су да. Однако это решение оспаривается, а сама партия продолжает по литическую деятельность.

Анализ показывает, что лишь немногие российские партии от крыто поддерживают идеи федерализма, при этом их электоральный потенциал крайне ограничен, а значит в обозримом будущем их влияние на законодательный процесс, скорее всего, будет незначи тельным. Некоторые из российских партий не имеют какой-либо по зиции в отношении федеративного устройства российского государ ства. Другие же следуют в фарватере официального курса руково дства страны.

Там же.

Там же.

Там же.

190 Глава Таким образом, прямая роль партийных структур в федерализа ции страны весьма незначительна. Однако косвенно через поддержку многопартийности, демократических процедур, выражение регио нальных интересов они содействуют федерализации России и в лю бом случае они отражают общие настроения в стране, которые до вольно изменчивы.

Оценки перспектив российского федерализма Общественное мнение, позиция политиков и специалистов играет важную роль в определении путей развития федерализма в России.

Конечно, воздействие любой структуры или индивидуума имеет свои границы, общественные настроения изменчивы, тем более, что они в определенной мере формируются СМИ. Однако и здесь нельзя пре увеличивать как влияние общественного мнения, так и возможности влияния на общественное мнение. События последних лет в Грузии и на Украине хорошо демонстрируют как с энтузиазмом избранные на селением президенты Саакашвили и Ющенко быстро потеряли свой авторитет, заставив тех же людей выйти на митинги против их поли тики. В то же время идеи, ставшие частью общественного сознания, выполняют мобилизационные функции. Поэтому исследование роли государственных структур, политических партий и движений, эконо мических и этнических факторов в федерализации России целесооб разно проводить в комплексе с анализом общественного мнения, при чем для нас важны аналитические оценки экспертов, журналистов, политиков последних лет, поскольку именно в начале ХХI в. происхо дит резкий поворот в политике. «Результатом первого президентского срока В.Путина, – пишут Л.Дробижева и А.Чирикова, – стал выстро енный в России режим контролируемого плюрализма, при котором федеральная власть укрепила свои позиции, но полностью освобо диться от политического влияния региональных элит, особенно на местах, не смогла. Конец 90-х гг. и опыт первого четырехлетия убедил московские верха, во-первых, в том, что управлять федерацией, в со став которой входят 89 субъектов, сложно. И, во-вторых, что для по вышения управляемости политическими процессами следует карди Социальные и политические ресурсы федерализма в России нальным образом реформировать политическую систему власти»60.

Отмена прямых выборов глав субъектов федерации и фактическое их назначение Президентом РФ, реформа избирательной системы и ут верждение пропорционального принципа формирования представи тельных органов власти, изменение полномочий субъектов федерации в целом были поддержаны общественным мнением.

Назначение глав субъектов повлияло в определенной степени на политическую систему России и заставила многих аналитиков гово рить о нарастании авторитарных тенденций. Лидеры регионов хотя и стали более подконтрольными администрации Президента РФ, но вовсе не лишились своих ресурсов. Можно сказать, что в политиче ской игре появился дополнительный фактор, но сами «правила игры»

не претерпели принципиальных изменений в силу того, что для кар динального изменения курса нет достаточных политических, эконо мических и идеологических ресурсов. Вопрос скорее стоит в иной плоскости – насколько быстро Россия перейдет к проверенным, в какой-то мере классическим, образцам демократии и федерализма.

В публичном пространстве произошли изменения в лексиконе, ло зунгах, риторике. Тема державности стала обязательной для роста по пулярности лидеров и партий, «укрепление государства», «государст венное единство» стали произноситься как «Отче наш», за упомина ние суверенитета республик автоматически стали осуждать в сепара тизме и т.д. В текстах выступлений Президента РФ, руководителей государства и видных политиков исчезло слово «федерализм» и доми нирующим стало слово «держава». Но при этом время от времени де лались пояснения о неизменности конституционных норм. Например, в одном из выступлений на пресс-конференции для российских и ино странных журналистов 23 декабря 2004 г., В.В.Путин сформулировал свою позицию следующим образом: «Я не думаю, что мы должны пе реходить к унитарному государству, тем более к унитарному государ ству советского типа. Это не создаст необходимых благоприятных ус ловий для развития экономики и ограничит возможности общества в контроле за действующей властью. Думаю, что это было бы избыточ ным». Новые веяния позволили уменьшить права субъектов и усилить Дробижева Л., Чирикова А. Центр и регионы: последствия рецентра лизации для российского федерализма // Политико-правовые ресурсы… – С.545.

192 Глава федеральные органы власти на местах. Однако эффективность управ ления не выросла. Выручала цена на нефть.

Под давлением федеральной администрации и общественных настроений региональные элиты стали менять свое поведение и, хотя с их стороны определенное сопротивление по ограничению их пол номочий ощущалось, тем не менее, общий вектор был воспринят по зитивно практически всеми субъектами.

Поиск политического поведения региональных элит был направ лен на выстраивание новой модели взаимодействия с Центром, в большем использовании персональных взаимоотношений в Прави тельстве, тем более, что ответственность, зависимость первых лиц субъектов от мнения населения уменьшилась. Несмотря на общий курс на унификацию всех субъектов, в мнении политических элит регионов усилились акценты на своеобразии именно своего региона, что позволяло им настаивать на особых отношениях с Центром для решения тех или иных проблем.

Для многонациональной и сложной по своему административно территориальному устройству РФ отношения Центра и регионов яв ляются индикатором состояния политической системы и, естествен но, ключевой проблемой для понимания сути российского федера лизма. И это не случайно. В отсутствие гражданского общества каче ство федеративных отношений в России определяется через взаимо действие Центра и субъектов федерации.

Последние годы прошли под знаком «вертикали власти» и, есте ственно, отношение к теме централизации администрирования во многом определяло мнение о перспективах развития государствен ности России. «Если интегрировать оценки региональных элит и экспертов, полученные в ходе дискуссии, – утверждают Л.Дробиже ва и А.Чирикова, – то можно вполне обоснованно говорить о том, что вертикаль власти воспринимается регионалами как важная состав ляющая политической реформы, которая имеет весьма неоднознач ное влияние на состояние российского федерализма сегодня. Боль шинство участников обсуждений сходится во мнении, что вертикаль власти как политический феномен нельзя воспринимать как одно значно негативное или позитивное политическое решение»61. Неко торые представители региональных элит оценивают вертикаль вла сти скорее как позитивный шаг в реформировании государства, под Дробижева Л., Чирикова А. Центр и регионы… – С.556.

Социальные и политические ресурсы федерализма в России черкивая, что именно с помощью нее были сделаны шаги по вы страиванию единого правового пространства. При этом многие по нимают, что «вертикаль» может восприниматься большинством в обществе как отход от демократии, но ведь по опросам общественно го мнения вопросы демократии мало волнуют население, в то же время самым различным слоям хочется порядка62. Кто-то настаивает на том, что иначе управлять Россией невозможно, другие же считают это временной мерой. Третьи убеждены, что подобный шаг был бы оправдан только в одном случае – при наличии у Центра модерниза ционного проекта.

Анализ показывает, что построение «вертикали» в чем-то выгод но регионам и их элитам. Этому есть объяснение и оно связано не только с финансированием каких-то экономических и социальных программ (в частности, национальных проектов). Или же обеспече нием большей безопасности, что актуально на Северном Кавказе. В условиях слаборазвитой многопартийности именно субъекты могут быть реальной оппозицией Центру. Если они демонстрируют лояль ность, то значит это выгодно. Региональные элиты представлены се годня достаточно старыми кадрами, которым проще продлить свои полномочия и свое влияние в неконкурентной модели отношений между Центром и регионами. Помимо всего прочего, она исключает население из политического пространства, превращая его из субъек та в объект властных воздействий. Сегодня избиратель не принимает прямого участия в выборах главы, он делегирует свои полномочия представительному органу субъекта, который действует по своему усмотрению. Это формирует у электората убежденность в том, что от него ничего не зависит. Следовательно, для элиты вектор политиче ских действий упрощается, превращаясь из отношений «Центр – ре гион» в схему «патрон – клиент», теряя былую остроту как внутри, так и вовне субъекта.

Центр поставил и реализовал задачу устранения региональных элит не только с федерального, но и регионального политического пространства. Причем сделал это с использованием партийного ре сурса. С другой стороны, политические ресурсы губернатора обме ниваются на дополнительные ресурсы в виде траншей. Вертикаль власти сделала политические процессы в регионах более предска См.: Ачкасов В. Легитимация власти в условиях трансформации: слу чай России // Вестник аналитики. – №2 (16). – 2004. – С.115.

194 Глава зуемыми и менее вариативными, но одновременно более хрупкими.

В деятельности политических региональных фигур все меньше при сутствует политика, по крайней мере, публичная. Это вытесняет глав субъектов из политического пространства. Они все более превраща ются в координаторов, отвечающих за реализацию указаний сверху.

Центр в результате получает управляемость, хотя остается открытым вопрос об эффективности администрирования.

Предпринятая Кремлем политическая реформа была направлена на явное снижение ресурсного потенциала региональной власти на федеральном уровне. Наиболее последовательно и жестко Кремль действовал в политической сфере. В результате изменения порядка формирования верхней палаты парламента региональные лидеры лишились прямого политического представительства в Центре и ут ратили «коллективный политический ресурс».


Параллельно с политической реформой в современной России были запущены компенсационные механизмы на региональном уровне, позволившие региональным элитам сохранить, а в ряде слу чаев и упрочить свои позиции в системе власти. Лояльность к феде ральной власти стала для региональных лидеров политическим ре сурсом. Губернаторы приобрели контроль над региональными отде лениями «Единой России» и поддержку со стороны Кремля. Немало важную роль играет ресурс консолидации власти и бизнеса, власти и населения, а также потенциал харизматического лидера.

Результатом изменений в отношениях Центр – регионы стала ори ентация руководителей на тактические задачи. Судьба руководителей перестала зависеть от долгосрочной внутренней политики, да и само социально-экономическое положение региона в большей степени ста ло производным от финансирования Центром тех или иных программ.

При этом горизонтальные связи между регионами, несущественные и раньше, при «вертикали власти» и вовсе стали малозначимыми.

Идеология централизации становится выгодной для таких игро ков регионального пространства, как монопольный бизнес. Имея широкие экономические интересы и представленный в первую оче редь федеральными компаниями, крупный бизнес заинтересован в исчезновении экономических и политических региональных границ.

Здесь интересы бизнеса и Центра совпадают. Центр является наибо лее эффективным инструментом реализации интересов таких корпо раций, поскольку проще иметь дело не с 3–5 губернаторами, а с од ним корреспондирующим органом власти в Центре. В некоторых Социальные и политические ресурсы федерализма в России регионах крупные компании, особенно естественные монополии, серьезно вмешиваются в существующую раскладку сил и становятся фактором во взаимоотношениях Центра и субъектов федерации.

Несомненно «вертикаль власти» подняла рейтинг как В.В.Пути на, так и Д.А.Медведева, затмив альтернативные личности. Даже со бытия, не связанные с деятельность «тандема», оказались в тени или вовсе исчезли с новостных лент. В этом же кроется и опасность для самой «вертикали», ведь авторитет органов власти невысок, вера в то, что от самого человека что-то зависит в стране минимальна (8– 9%), роль партий более чем скромная. Поддержка лидера в России «строится на очень зыбком основании негативной легитимности», – считает В.Ачкасов63. Прочность самой власти оказывается в зависи мости от настроений населения и ее дееспособность легко может быть подорвана, скажем, изменением цены на нефть.

Высокий уровень поддержки действий Президента и Премьер министра РФ населением заставляет элиты действовать «с оглядкой», хотя нельзя утверждать, что их лояльность по отношению к Центру безгранична. Говорить об однозначном падении ресурсной базы и по тенциала влияния глав субъектов федерации нельзя. У каждого лидера вполне достаточно средств, чтобы поддержать свой статус на опреде ленном уровне в регионе. Это административный ресурс, ресурс взаи модействия губернатора с федеральным центром;

возможность заклю чения внутрирегиональных стратегических альянсов.

Нельзя отрицать значимость экономического ресурса регионов в отношениях с Центром. Не случайно, что показатели экономического развития региона выступают иногда достаточно сильным аргументом при выстраивании взаимодействия региональных лидеров с Крем лем. В последнее время наличие или отсутствие экономических ре сурсов становится все более значимым фактором при оценке дея тельности губернатора.

В связи с укреплением исполнительной власти административ ный ресурс стал играть определяющую роль. «Вертикаль власти», выстроенная Центром, еще сильнее иерархизировала властные от ношения внутри региона. Большую роль в повышении администра тивного ресурса губернаторского корпуса играют стабилизация вла стных институтов в регионах и разделение сфер влияния между Цен тром и регионами. Поэтому внутри региона влияние главы субъекта Ачкасов В. Легитимация власти… – С.118.

196 Глава не только не упало, но порой и возросло. Несмотря на изменение места в политической системе, он продолжает оставаться для регио нальных элит ключевой фигурой в их взаимодействии с федераль ным центром. Именно они договариваются с теми политическими и экономическими акторами, до которых не доходит «рука Москвы».

Учитывая все нарастающую закрытость федеральных политических институтов, у глав регионов постоянно нарастает возможность реше ния проблем элиты «второго эшелона», а значит, укрепления собст венной власти.

Особое значение для руководства региона приобретают страте гические альянсы с экономическими акторами. Союз с ними призван компенсировать экономические потери, к которым привела прово димая федеральной властью политика централизации экономических ресурсов и увеличения налогового давления. Взаимодействие с ре гиональными властями позволяет бизнесу более уверенно действо вать в экономическом пространстве.

В перспективе резкого падения ресурсной базы региона ожидать не следует, хотя бы потому, что интересы регионов и региональных элит не исчезают. А, следовательно, чем в большей степени полити ческие игроки учитывают интересы друг друга, особенно это касает ся влиятельных региональных акторов, тем большим объемом ресур сов располагает и будет располагать регион. Кроме этого целесооб разно отметить, что падение или нарастание ресурса влияния регио нальных элит сегодня и в будущем будет происходить крайне нерав номерно. Есть вероятность того, что наибольшие потери будут испы тывать слабые в экономическом и политическом отношении регио ны, в то время как у регионов-доноров с сильной экономикой и креп кой властью потери будут не ощутимы.


Центр использует для своих политических решений достаточно грамотные экономические шаги, которые встречают поддержку у большинства населения, поэтому ожидать, что потенциал децентра лизации будет нарастать, не приходится. Однако это не означает, что политика рецентрализации принесет успех России в долгосрочной перспективе. И этому есть свое не только политическое, но и эконо мическое объяснение. В стратегическом плане предпринятые поли тические и экономические шаги будут страну только ослаблять. Гос служащие становятся все более замкнутой кастой, экономический и иной потенциал регионов используется с годами все меньше и мень Социальные и политические ресурсы федерализма в России ше, иждивенчество растет, а регионы-доноры количественно умень шаются, зависимость от экспорта сырья становится опасной.

Пытаясь ответить на вопрос, как видоизменяется российский фе дерализм сегодня, следует подчеркнуть, что нельзя размышлять о фе дерализме в русле статичных категорий. Скорее, к федерализму надо подходить как к динамическому понятию, которое развивается во времени. Сегодня российский федерализм не исчезает, а принимает другие формы. Его развитие определяется не только действиями Цент ра, но и поведением регионов, партий, крупного бизнеса и населения.

Именно поэтому для российского общества столь важно гражданское общество, которое могло бы «снизу» поддерживать федерализацию.

Сторонники централизованного государства, как правило, видят в широких правах регионов и развитом местном самоуправлении угрозу для государственной целостности. «Федералисты», наоборот, мыслят единство не вне, а в многообразии, широкие права регионов и местно го самоуправления воспринимаются ими как гарантия сохранения единства страны, а также как важный демократический институт.

Аналитические оценки, общественное мнение, программы пар тий, доктрины отдельных политиков, включая первых лиц государст ва, ученых и специалистов, крайне важны для понимания происхо дящих процессов, они могут повлиять на темпы федерализации, но не способны в корне изменить ситуацию. Их реальную роль в обще ственной жизни можно оценить только в совокупности с деятельно стью субъектов федерации, настроением народов страны, интересами ведущих партий и экономических структур.

# Заключение В общественном мнении и среди политиков (гораздо меньше среди ученых) существуют определенные сомнения по поводу, с од ной стороны, необходимости федерализма в России, с другой – ре альности федерализма в условиях «вертикали власти». Противоречи вое отношение к федерализму во многом порождено старой совет ской ментальностью, которая не знает понятия плюрализма, любит иерархию власти и не может отказаться от психологии «старшего брата». На словах все за демократию, но в подсознании лежит старый имперский инстинкт, который проявляется противоречиво, не в фор ме осознанного анализа, а в виде тяги к внешним проявлениям, кремлевской мишуре, великим победам, громким именам. При этом одни идеализируют царскую империю, другие – советскую.

Для возврата к унитаризму у России нет ресурсов, но и сама по становка вопроса о «возврате» не корректна, поскольку Россия нико гда не была унитарной в полном смысле этого слова, а каждая исто рическая попытка выстраивания жесткой вертикали заканчивалась кризисами, бунтами, революцией, наконец, «перестройкой». По боль шому счету у России не осталось выбора, она может развиваться только как демократическая федерация. Из-за размеров территории и разнообразия страны она не может долго находиться в застое, иначе отдельные регионы будут прорываться самостоятельно, создавая столь глубокую асимметрию, что целостность страны перестанет восприниматься как ценность.

Историко-политологический подход позволяет сделать сравни тельный анализ российской государственности с другими формами федерализма в мире, причем не только в нынешнем их состоянии, но и в исторической ретроспективе, что существенно для понимания типологических особенностей России как федерации. Конечно, по основным критериям федерализма Россию трудно сравнивать с клас сическими образцами, как США, Германия, Швейцария, Австрия.

Однако следует учитывать, что Россия находится в стадии транс формации, а потому само государственное управление представляет собой соединение централизованных мер с элементами либерализа ции. Доктрину и практику «вертикали власти» образца 2000 г. следу ет отнести к издержкам трансформации, попыткам укрепить личную власть путем возвращения к архаичной и неэффективной системе управления.

Отказ от заведомо заданной модели российского федерализма, прагматический подход к реформам, опора на согласие в обществе благодаря принципу «единства многообразия» может обеспечить по литическую стабильность, а значит быстрый прогресс страны в по литической, социальной и экономической сферах.

# Рекомендуемая литература Американские федералисты: Гамильтон, Мэдисон, Джэй. Из бранные статьи. – Вермонт, 1990.

Андерсон Джордж. Федерализм: введение. – М., 2009.

Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: курс лек ций. – М., 2006.

Берлин Исайя. Четыре эссе о свободе. – Лондон, 1992.

Васильев В.И. Германский федерализм: проблемы развития. – М., 2000.

Глигич-Золотарева М.В. Правовые основы федерализма. – М., 2006.

Европейские конвенции в Российской Федерации. – Казань, 2000.

Конституции государств Европы: в 3 т. – М., 2001.

Конституция Республики Татарстан. – Казань, 2002.

Конституция Российской Федерации. – М., 1993.

Конституция Российской Федерации в решениях Конституцион ного суда России. – М., 2005.

Лорд Актон. Очерки становления свободы. – Лондон, 1992.

Макиавелли Никколо. Государь. – М., 1990.

Марченко М.Н. Теория государства и права. – М., 2008.

Милль Джон Стюарт. О свободе. – СПб., 1900.

Политико-правовые ресурсы федерализма в России. – Казань, 2006. http://www.kazanfed.ru/publications/monograph/2006/ Совет Федерации: эволюция статуса и функций. – М., 2003.

Столяров М.В. Федерализм и державность: российский вариант. – М., 2001.

Федерализм в России. – Казань, 2001.

http://www.kazanfed.ru/publications/monograph/2001/ Федерализм: теория, институты, отношения (сравнительно-пра вовое исследование). – М., 2001.

Федерализм: российское и международное измерения. – Казань, 2004. http://www.kazanfed.ru/publications/monograph/2004/ Федерализм в России и мире. Учебное пособие. – Казань, 2004.

http://www.kazanfed.ru/publications/knigi/ Филиппов В.Р. Критика этнического федерализма. – М., 2003.

Фромм Эрих. Бегство от свободы. – Минск, 2004.

Хакимов Р.C. Российский федерализм в условиях социально-по литической трансформации. – Казань, 2009.

http://www.kazanfed.ru/authors/khakimov/publ8/ Чередниченко В.А. Федерализм в общественном мнении россиян.

– М., 2002.

Черепанов В.А. Теория российского федерализма. – М., 2005.

Черепанов В.А. Федеративная реформа в России. – М., 2007.

Шахрай С.М. Конституционное право Российской Федерации. – М., 2003.

Сокращения АзССР – Азербайджанская ССР.

АО – автономный округ.

АПР – Аграрная партия России.

АрмССР – Армянская ССР.

АССР – Автономная ССР.

БССР – Белорусская ССР.

ВОЗ – Всемирная организация здравоохранения.

ВЦИК – Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет.

ГрузССР – Грузинская ССР.

ДВР – Дальневосточная республика.

ДПР – Демократическая партия России.

ЕР – Всероссийская политическая партия «Единая Россия».

ЕС – Европейский Союз.

КНР – Китайская Народная Республика.

КПРФ – Коммунистическая партия РФ.

КПСС – Коммунистическая партия Советского Союза.

ЛДПР – Либерально-демократическая партия России.

МВФ – Международный валютный фонд.

МГУ – Московский государственный университет.

МИД – Министерство иностранных дел.

НАО – Ненецкий автономный округ.

НАТО (NATO – North Atlantic Treaty Organization) – междуна родная Организация Североатлантического договора.

НИИ – Научно-исследовательский институт.

НКА – национально-культурная автономия.

НПРФ – Народная партия РФ.

ООН – Организация объединенных наций.

ПВР – Партия возрождения России.

РАМИ – Российская ассоциация международных исследований.

РАН – Российская Академия наук.

РПП – Российская партия пенсионеров.

РПР – Республиканская партия России.

РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика.

РТ – Республика Татарстан.

РФ – Российская Федерация.

СМИ – средства массовой информации.

СНГ – Содружество независимых государств.

СНК – Совет народных комиссаров.

СПС – Партия «Союз правых сил».

ССР – Советская Социалистическая Республика СССР – Союз Советских Социалистических Республик.

США – Соединенные Штаты Америки.

УССР – Украинская ССР.

ФД – Федеративный договор.

ФЗ – Федеральный закон.

ФРГ – Федеративная Республика Германия.

ФФПР – Фонд финансовой поддержки регионов.

ХМАО – Ханты-Мансийский автономный округ.

ЦИК – Центральный Исполнительный Комитет.

ЦК – Центральный комитет.

ЮНЕСКО (UNESCO – United Nations Educational, Scientific and Cultural Organization) – Организация Объединенных Наций по вопро сам образования, науки и культуры.

ЮНИДО (UNIDO – United Nations Industrial Development Orga nization) – один из органов ООН, организация по промышленному развитию, оказывающая содействие в индустриализации развиваю щихся стран.

ЯНАО – Ямало-Ненецкий автономный округ.

# Рафаиль Сибгатович Хакимов Российский федерализм:

теория и практика Учебное пособие Адрес Казанского центра федерализма и публичной политики:

420014, г.Казань, Кремль, подъезд В здании Института истории Академии наук Республики Татарстан.

Оригинал-макет – Р.С.Хакимов, Р.Ф.Гатауллина Телефон / факс: (8432) 292-50- http://www.kazanfed.ru E-mail: federalism@kazanfed.ru Подписано в печать 28.10.2011 г. Формат 6084 1/ Усл. печ. листов 12,75. Тираж 1000 экз.

Отпечатано в множительном центре Института истории АН РТ г. Казань, Кремль, подъезд 5. Тел. (843) 292-95-68, 292-18-

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.