авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Мисник, Ирина Владиславовна 1. Потерпевший в российском уголовном судопроизв одств е 1.1. Российская ...»

-- [ Страница 2 ] --

2) либо подсудных суду с участием присяжных заседателей и т. п. Было очевидно, что к моменту приня­ тия Конституции РФ УПК РСФСР 1960 года устарел и нуждался в серьезной переработке. Возникла необходимость в проведении судебно-правовой ре­ формы, призванной изменить существующее положение. И только через не­ сколько лет в результате реформирования в сфере уголовного процесса Госу­ дарственной Думой РФ, наряду с другими законами, 22 ноября 2001 года был принят Уголовно-процессуальный кодекс РФ (в дальнейшем сокращенно УПК РФ), вступивший в действие с 1 июля 2002 года. Ученые-процессуалисты охарактеризовали данный закон «как значительный шаг вперед в развитии де­ мократических начал российского уголовного судопроизводства»^. И подтвер­ ждением этому служит тот факт, что в качестве первоочередной важнейшей задачи российского уголовного судопроизводства закреплена защита прав и за­ конных интересов лиц, потерпевших от преступлений (ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Существенные изменения претерпели многие положения, в том числе и про­ цессуальное положение потерпевшего. Потерпевшими отныне могут быть при­ знаны не только физические, но и юридические лица. В ч. 2 ст. 42 УПК РФ за­ креплены новые права, которыми потерпевшего наделил уголовно процессуальный закон: право знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, получать копии поста­ новления о возбуждении уголовного дела и т. д.

ti ^Бойков, А. В дебрях судебно-правовой реформы / А. Бойков // Законность. - 1993. - № 3. С. 11.

^Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / П о д ред.

И. Л. Петрухина. - М.: О О О ТК Велби, 2003. - С. 6.

41 I РОССИИС1САЯ ГОСУДДРСТЕЕННЛЯ Выводы:

1. Потерпевший на протяжении длительного времени (вплоть до приня­ тия Основ, УПК РСФСР) являлся самостоятельным участником уголовного су­ допроизводства только в двух случаях: по делам частного обвинения, выступая в качестве частного обвинителя, и будучи гражданским истцом, а в целом по своему процессуальному статусу он, был приравнен к свидетелю.

2. Основы и УПК РСФСР 1960 года, несмотря на свои недостатки, были прогрессивны для своего времени. Существенное расширение прав потерпев­ шего, по сравнению с ранее действовавшим советским уголовно процессуальным законодательством, способствовало тому, что он стал облада­ телем, в принципе, более широких возможностей для защиты своих прав и за­ конных интересов, нарушенных преступлением.

3. УПК РФ, бесспорно, в принципе, улучшил процессуальный статус по­ терпевшего, существенно были расширены его права (право знать о предъяв­ ленном обвиняемому обвинении, выступать в судебных прениях, знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законом и другие), но получили ли эти нормы должную успешную реализацию на практике предсто­ ит выяснить в ходе дальнейшего исследования.

ГЛАВА II. ПОТЕРПЕВШИЙ - УЧАСТНИК СТОРОНЫ ОБВИНЕНИЯ В ПРОИЗВОДСТВЕ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ § 1. Понятие потерпевшего в российском уголовно-процессуальном законодательстве В ч. 1 ст. 42 УПК РФ закреплено: «потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, мо­ ральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда».

Раскрывая содержание понятия «потерпевший» в современном россий­ ском уголовном судопроизводстве, нельзя не остановиться на законодательных дефинициях понятий «физическое лицо» и «юридическое лицо», которые опре­ делены в гражданско-правовых нормах.

В ч. 2 ст. 17 ГК РФ установлено, что физическое лицо - человек, обла­ дающий правоспособностью с момента рождения до его смерти. В этом качест­ ве может выступать как гражданин Российской Федерации, так и иностранный подданный, и лицо без гражданства.

В соответствии с ч. 1 ст. 48 ГК РФ, юридическое лицо - организация, ко­ торая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управ­ лении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим иму­ ществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде, имеет самостоятельный баланс и смету. Юридическими лицами являют­ ся хозяйственные товарищества: полное товарищество, товарищество на вере (коммандитное товарищество);

хозяйственные общества: общества с ограни­ ченной ответственностью, общество с дополнительной ответственностью;

ак­ ционерное общество;

производственные кооперативы, государственные и му­ ниципальные унитарные предприятия, некоммерческие организации;

потреби­ тельские кооперативы, общественные и религиозные организации (объедине ния), фонды, учреждения и др. (ст. ст. 66, 69, 82, 87, 95, 96, 107, 113, 116, 117, 118, 120ГКРФ).

Любое юридическое лицо должно быть зарегистрировано в установлен­ ном законом порядке в органах юстиции с занесением в единый государствен­ ный реестр юридических лиц (ст. 51 ГК РФ). Дата государственной регистра­ ции является моментом создания юридического лица, а также появления у него уголовно-процессуального статуса. Основанием для признания юридического лица потерпевшим является факт причинения преступлением вреда его имуще­ ству или деловой репутации.

УПК РФ разрешил многолетний спор ученых-процессуалистов, закрепив возможность признания потерпевшими юридических лиц, что является, на мой взгляд, безусловным достижением российского уголовного судопроизводства.

Следует отметить, что некоторые авторы считают, что предоставление юриди­ ческому лицу статуса потерпевшего вызывает серьезные сомнения. В частно­ сти, Е. Е. Кондратьев исходит из того, что с приданием юридическому лицу статуса потерпевшего возникает немало проблем с реализацией некоторых по­ ложений УПК РФ, например, как юридическое лицо-потерпевший будет знако­ миться с материалами уголовного дела\ Полагаю, что приведенный довод яв­ ляется не совсем убедительным. Юридическое лицо, будучи признано граждан­ ским истцом, имеет право знакомиться по окончании расследования с материа­ лами уголовного дела, относящимися к предъявленному им иску (п. 12 ч. 4 ст.

44 УПК РФ), это положение не является препятствием для признания юридиче­ ского лица гражданским истцом, почему не признавать их и потерпевшими. В этой связи необходимо согласиться с М. В. Танцеревым, который приводил достаточно весомый аргумент в пользу признания юридических лиц потерпев­ шими: отказ в признании юридических лиц потерпевшими вступает в конфликт • Кондратьев, Е. Е. Новый УПК:

Защита свидетелей, потерпевших и других участников уго­ ловного процесса / Е. Е. Кондратьев // Государство и право. - 2003. - №8. - С. 50.

С принципом равенства перед законом и судом (с равенством независимо от формы участия в экономической деятельности)'.

В юридической литературе принято считать, что определение потер­ певшего, закрепленное в ч. 1 ст. 42 УПК РФ, содержит два основных признака:

1) уголовно-правовой;

2) уголовно-процессуальный.

Уголовно-правовой признак заключается в том, что наличие хотя бы одного вида вреда и причинной связи между преступным деянием и наступив­ шим вредом служит основанием для признания лица потерпевшим. Прежде чем перейти к рассмотрению видов вреда необходимо уточнить понятия «вред» и «уш,ерб».

Процессуалисты довольно часто эти термины употребляют как синони­ мы. Так, например, по мнению В. М. Савицкого и И. И. Потеружи, понятия ущерб и вред хотя и имеют некоторые различные смысловые оттенки, но они настолько незначительны, что не влияют на содержание указанных понятий"'.

Мне думается, что между этими терминами все же различия имеются. Разгра­ ничение данных понятий имеет, по моему мнению, весьма существенное зна­ чение для правильного решения вопросов о признании лиц потерпевшими. От­ сюда совершенно закономерный вопрос: как же соотносятся указанные терми­ ны? Некоторые авторы считают, что понятие «ущерб» шире понятия «вред»"*, другие, напротив, полагают, что «вред» включает в себя «ущерб».

Если обратиться к Словарю русского языка С. И. Ожегова, то о значении термина «вред», можно прочесть следующее: «ущерб, порча»^. Под «ущербом»

^ Танцерев, М. В. Потерпевший и его функция в уголовном процессе России: дне.... канд.

юрид. наук / М. В. Танцерев. - Томск, 1999. - С. 54.

^Божьев, В. К вопросу об обеспечении потерпевшему доступа к правосудию / В. Божьев // Уголовное право. - 2003. - №3. - С. 80.

•'Савицкий, В. М. Потерпевший в советском уголовном процессе / В. М. Савицкий,И. И. По теружа. - М.: Госюриздат, 1963. - С. 6.

" Викулин, А. Ю. Понятие ушерба в УК РФ: применительно в гл. 22 / А. Ю. Викулин // Госу­ дарство и право. -1998. - №4. - С. 99.

• Волосова, Н. Ю. Процессуальное положение потерпевшего: дне.... канд. юрид. наук /И. Ю.

* Волосова. - Екатеринбург, 1999. - С. 29.

^Ожегов, С. И. Словарь русского языка: 70 000 слов / СИ. Ожегов / Под ред. Н. Ю. Шведо­ вой, - 23-е изд., испр. - М.: Рус. яз., 1990. - С. 106.

понимается потеря, убыток, урон\ Из этого следует, что понятие «вред» шире понятия «ущерб», причем последнее полностью входит в содержание первого.

Подтверждение этому можно также найти, если обратиться к нормам уголов­ но-процессуального и уголовного законов: ведь понятие вред используется не только наряду с таким прилагательным, как имущественный, но и моральный, физический (ст. 42 УПК РФ), а термин «ущерб» - только наряду с имуществен­ ным вредом (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Вред от преступления может быть физическим, имущественным и мо­ ральным.

Физический вред. Практически всегда физический вред связан с причи­ нением имущественного вреда^, а также морального. Например, причинение телесных повреждений часто сопровождается порчей одежды потерпевшего, расходами на лечение, утратой трудоспособности, заработка, нравственными переживаниями по поводу утраты активности и т.д. Потерпевшим от этого вида вреда может быть только физическое лицо.

Необходимо отметить, что ни УПК РФ, ни УК РФ не раскрывают содер­ жание указанного вида вреда, впрочем, как и других, однако в юридической ли­ тературе сложилась определенная трактовка данного понятия. Большинство ученых-процессуалистов единодушны в том, что под физическим вредом сле­ дует понимать нанесение побоев, причинение телесных повреждений, физиче­ ской боли либо иного вреда здоровью"^. Некоторые авторы в это определение вносят свои дополнения, рассматривая физический вред не только как рас­ стройство здоровья, причинение телесных повреждений, физических страда­ ний, но и нравственных (а также психических)'^. Несомненный интерес пред 'Там же. - С. 844.

^Дубривный, В. А. Потерпевший на предварительном следствии в советском уголовном про­ цессе / В. А. Дубривный. - Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1966. - С. 11.

"'Шешуков, М. П. Участники процесса на предварительном следствии (проблемы процессу­ ального положения);

Учебное пособие / М. П. Шешуков. - Рига: Изд-во ЛГУ им. П. Стучки, 1988. - С. 55;

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. - М.: 000 ТК Велби, 2003. - С. 80.

^ Завидов, Б. Д. Правовое положение потерпевшего по Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Б. Д. Завидов, А. В. Курина // Адвокат. - 2002. - №8 // Справочная правовая система Га ставляет точка зрения А. Эрделевского, который считает, что физический вред «...любые негативные изменения в организме человека, препятствующие его благополучному биологическому функционированию», полагая, что указанный вид вреда целесообразнее называть «органическим» \ Думается, что сформировавшееся в науке, в принципе, единообразное толкование содержание понятия «физический вред» не вызывает сомнений и вполне соответствует его истинному смыслу, а также современному уголовно процессуальному законодательству.

Имущественный вред. В ранее действовавшем УПК РСФСР, наряду с термином «имущественный вред", использовался термин «материальный ущерб» (ст.ст. 29, 30 УПК РСФСР). В этой связи некоторые процессуалисты разграничивали указанные понятия^, полагая, что они не являются синонимич­ ными, а другие же, напротив, считали, что данные понятия являются тождест­ венными. Однако с принятием УПК РФ понятие «материальный ущерб» со­ вершенно обоснованно, на мой взгляд, заменено понятием «имущественный вред», поскольку понятием материального вреда охватывается не только иму­ щественный, но и физический вред. Как совершенно справедливо отмечал И.

Н. Поляков, такая конкретизация терминологии должна повысить правовую культуру нормативных актов, сделать их более простыми и понятными для практиков-юристов и граждан, а также позволит избежать в теории споров «о словах»'^.

Что же входит в содержание понятия «имущественный вред»? Ученые процессуалисты, толкуя это понятие, единогласны в том, что имущественный вред - вред, причиненный имущественным правам и интересам физических или рант;

Уголовный процесс: Учебник / Под общ. ред. В. И. Радченко. - М.: Юрид. Дом Юсти цинформ, 2003. — С. 127.

'Эрделевский, А. Моральный вред: соотношение с другими видами вреда /А. Эрделевский // Российская юстиция. - 1998. - №6. - С. 19.

^Танцерев, М. В. Указ. соч. - С. 14;

Юрченко, В. Е. Указ. соч. - С. 14;

Галкин, Б. Потерпев­ ший как субъект уголовно-процессуальной деятельности (теория и практика СССР и ЧССР) / Б. Галкин, А. Ружек // Вестник Моск. ун-та. - сер. 11: Право. - 1987. - №2. - С. 31.

^ Поляков, И. И. Имущественный вред, причиненный преступлением: понятие, проблемы возмещения / И. Н. Поляков // Советское государство и право. - 1989. - №6. - С. 53 - 54.

юридических лиц (утрата или повреждение собственности, материальные за­ траты, понесенные вследствие преступления)\ В частности, В. А. Дубривный писал, что под имущественным вредом следует понимать посягательства на имущественные права и интересы граждан. На мой взгляд, в данном определе­ нии содержится не совсем оправданная оговорка, касающаяся того, что облада­ телем имущественных прав и интересов являлся лишь гражданин, поскольку юридическому лицу также мог быть причинен имущественный вред, только в этом случае оно выступало в качестве гражданского истца.

Следует отметить, что понятие «ущерб» достаточно тесно связано с поня­ тием «убыток».

Как же соотносятся указанные термины? В этой связи необходимо обра­ титься к гражданско-правовому законодательству, поскольку термин «убыток»

определен именно в ГК РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или долж­ но будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или по­ вреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которое это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Необходимо обратить внимание на то, что в юридической литературе достаточно прочно укоренилось мнение, что упущенная выгода является ис­ ключительно гражданско-правовой категорией и взыскание неполученных до­ ходов должно производиться только в рамках гражданского судопроизводства.

Трудно согласиться с М. В. Танцеревым, считающим, что данная категория не подлежит установлению в уголовном процессе, поскольку для квалификации действий обвиняемого и степени его ответственности значения не имеет, а ус 'Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л.

Петрухина. - М.: 000 ТК Велби, 2003. - С. 80.

^Дубривный, В. А. Указ. соч. - С. 11.

•'Волосова, Н. Ю. Указ. соч. - С. 30;

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Феде­ рации с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С. И. Никулина. М.: Менеджер совместно и изд-вом «Юрайт», 2001. - С. 469.

тановление ее ведет к затягиванию процесса'. Думается, что приведенные ар­ гументы несколько неубедительны. Следует поддержать И. Н. Полякова, пола­ гающего, что восстановление имущественной сферы пострадавшего - это не только взыскание реальных имущественных убытков, но и, несомненно, непо­ лученных доходов, которые должны играть роль квалифицирующего обстоя­ тельства, а ссылки на трудность подсчета последних беспочвенны, ведь в со­ временной следственно-судебной практике широко используется проведение различных экспертиз, способных установить сумму убытков (т.е. реального ущерба и упущенной выгоды)^. Совершенно очевидно, что данная разновид­ ность вреда, непременно, должна подлежать возмещению, если она находится в причинно-следственной связи с совершенным преступлением и бесспорно до­ казано, что лицо могло получить указанные доходы. На сегодняшний день, как отмечают некоторые ученые, упущенную выгоду суды общей юрисдикции взы­ скивают в основном по делам о нарушении авторских и смежных прав (ст. УК РФ) с «пиратов» в пользу правообладателя, используя при этом формули­ ровку: «... учитывая снижение покупательского спроса на реализацию легаль­ ной видеопродукции правообладателя (ст. 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах»)». Полагаю, что упущенная выгода должна быть обязатель­ ной составляющей имущественного вреда в российском уголовном судопроиз­ водстве. Следует отметить положительный опыт Болгарии в этом отношении, где в понятие вреда законодатель включает не только понесенный вред, но и упущенную выгоду (ст. 82 УПК НРБ)'*.

Учитывая то, что в рамках современного российского уголовного судо­ производства упущенная выгода, как правило, не возмещается, можно сделать вывод, что понятия «убыток» и «ущерб» являются понятиями синонимичными.

Нельзя оставить без внимания не лишенное здравого смысла предложе­ ние О. В. Голикова вообще отказаться от употребления понятия имущественно 'Танцерев, М. В. Указ. соч. - С. 16.

^Поляков, И. Н. Указ. статья. - С. 54.

^Вавилов, Б. Д. Указ. статья.

''Защита прав потерпевшего в уголовном процессе (Сравнительное исследование) / Под ред.

А. М. Ларина. - М.: Наука, 1993. - С. 15.

го вреда и заменить его термином «экономический», поскольку последний, по его мнению, шире понятий «материальный (имущественный) вред, ущерб».

Экономический вред, по его убеждению, включает в себя:

Во-первых, реальный ущерб, т.е. имущественные потери, понесенные по­ терпевшим от повреждения, уничтожения имущества, его похищения у собст­ венника, завладение имуществом потерпевшего путем вымогательства, обмана или злоупотребления доверием;

Во-вторых, упущенную выгоду, то есть имущественные потери у потер­ певшего в связи с неполученными доходами, которые потерпевший мог бы по­ лучить, если бы его право не было нарушено преступным деянием;

В-третьих, расходы, которые потерпевший понес в связи с преступлением (включая расходы на лечение, на похороны);

В-четвертых, расходы, которые он должен будет понести для восстанов­ ления нарушенного права (оплата юридической помощи и т.д.);

В-пятых, незаконное обогащение виновного в результате преступления.' Итак, имущественный вред - вред, причиненный имущественным правам и интересам физических, юридических лиц, а также государства, выражающийся как в виде реального ущерба, так и в упущенной выгоде (выделено мной - И. М.).

Понятия имущественного и физического вреда очевидны и, в принципе, не вызывают каких-либо сомнений, поскольку речь здесь идет о явно ощути мых последствиях, иначе обстоит дело с понятием морального вреда, опреде­ ление которого вызывало ранее и продолжает вызывать сегодня оживленные дискуссии среди ученых-процессуалистов. Так, в науке уголовного процесса сформировалось два основных подхода к интерпретации этого понятия: 1. Мо­ ральный вред причиняется только в результате определенных преступлений 'Голиков, О. В. Совершенствование российского законодательства в сфере защиты потер­ певшего в уголовном процессе: дне.... канд. юрид. наук / О. В. Голиков. - М., 2003. - С. 92.

^ Альперт, С. А. Производство по уголовным делам, возбуждаемым по жалобе потерпевше­ го: Учебное пособие / С. А. Альперт. - Харьков: Изд-во Харьк. юрид. ин-та, 1976. - С. 7.

(например, клевета, оскорбление);

2. Моральный вред причиняется в результате любого посягательства.

Первый подход. Сторонниками этой концепции были В. М. Савицкий, И.

И. Потеружа, которые под моральным вредом понимали «такое нарушение субъективных прав гражданина, которое оскорбляет его честь, роняет его дос­ тоинство в глазах других людей, дискредитирует его и в связи с этим причиняет нравственные страдания»'. На практике бывает нелегко определить, какой именно вред был причинен лицу в результате преступного посягательства на его законные интересы и права, а нередко результатом одного и того же пре­ ступления может стать причинение, и морального, и физического, и имущест­ венного вреда. В случае, например, когда у человека похищают имущество, на­ носят ему побои, то это, несомненно, связано с определенными моральными переживаниями, - считают эти авторы. В этом смысле моральный вред является органической составной частью всякого вреда и его теоретически не представ­ ляется возможным отделить от других видов вреда. Однако данное понимание, по их мнению, является скорее бытовым, нежели юридическим. Далее они по­ яснили, что моральный вред - «не сопутствующее каждому преступлению яв­ ление, а лишь такой результат посягательства на честь или достоинство, кото­ рый сам по себе образует один из необходимых элементов состава преступле ния, предусмотренного уголовным законом (например, оскорбление, клевета)».

Второй подход. Представители этой точки зрения считают, что причи­ нение морального вреда не должно ставиться в зависимость от того, является ли он необходимым элементом состава преступления. В частности, Л. Д. Коко­ рев писал, что указанный вред нельзя понимать лишь как умаление чести и дос­ тоинства граждан, ведь он может также заключаться в причинении нравствен­ ных страданий лицу, против интересов которого было совершено преступле­ ние, далее отмечая, что такой вред могут причинить похищение или подмена ребенка, понуждение женщины к вступлению в половую связь, привлечение за 'Савицкий, В. М. Указ. соч. - С. 6.

^Там же. - С. 7.

ведомо невиновного уголовной ответственности и т.д.' В. А. Дубривный, раз­ деляя это мнение, утверждал, что нельзя рассматривать как необходимый эле­ мент состава преступления, ведь «при такой трактовке вопроса неизбежно бу­ дет сужен круг лиц, которым преступным посягательством причинен вред»^.

Он предложил следующее определение морального вреда: «нарушение нор­ мального психического состояния человека, вызванного преступным посяга­ тельством на охраняемые законом его субъективные права и интересы, а также иные блага, в результате чего этому лицу причиняются нравственные страда ния». Данное определение впоследствии использовал В. Е. Юрченко, при этом, однако, внося следующую оговорку: «моральный вред нельзя понимать и слишком широко, т.е. в том смысле, что любое (выделено В. Е. Юрченко) пре­ ступное посягательство на права и законные интересы гражданина обязательно причиняет моральный вред.... Если бы каждое преступное посягательство...

причиняло моральный вред..., то в законе было бы особое выделение мораль­ ного вредаИ. Следует отметить, что С. В. Нарижный указывал на некоторые противоречия данного определения. Он считает, что В. А. Дубривный напрасно таким образом разделил «нарушение психического состояния» и «нравственные страдания», поскольку «весьма проблематично, что из первого следует вто­ рое»^. И с ним трудно не согласиться. Ведь, действительно, человек, когда про­ тив него совершается преступное посягательство, должен оценить его с этиче­ ской точки зрения и только после этого он начинает испытывать нравственные страдания, которые и являются нарушением нормального психического состоя­ ния.

Полагаю, что определить четкие границы морального вреда достаточно трудно, в этой связи уместно будет поддержать позицию С. А. Альперта, кото 'Кокорев, Л. Д. Указ. соч. - С. 7. Сходное по смыслу определение предложили С. А. Шей фер, В. А. Лазарева: Шейфер, С. А. Указ. соч. - С. 14.

^Дубривный, В. А. Указ. соч. - С. 8.

^Там же. - С. 8 - 9.

"•Юрченко, В. Е. Указ. соч. - С. 11 -12.

^Нарижный, С. В. Компенсация морального вреда: уголовно-процессуальный аспект: дис....

канд. юрид. наук / С. В. Нарижный. - СПб., 1999. - С. 32.

рый подчеркивал, что неправильно ограничивать возможность причинения мо­ рального вреда исключительно преступлениями против личности или каким либо другим заранее определенным кругом преступлений. Вопрос о причине­ нии морального вреда лицу должен решаться следователем каждый раз кон­ кретно исходя из особенностей данного состава преступления, конкретных об­ стоятельств дела, а также от себя добавлю, что от индивидуального воспри­ ятия потерпевшим последствий преступления.

На законодательном уровне понятие морального вреда было раскрыто в ст. 151 ГК РФ, Впоследствии Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении №10 от 20 декабря 1994 года «Некоторые вопросы применения законодательст­ ва о компенсации морального вреда» (далее сокращенно - Постановление № 10) предпринял попытку раскрыть содержание данного понятия, разъяснив, что это «нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездейст­ вием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права) либо нарушающи­ ми имущественные права гражданина»^.

Следует отметить, что данное положение не положило конец научной дискуссии по данной проблеме вплоть до сегодняшних дней.

Итак, моральный вред включает в себя следующие составляющие: во первых: нравственные страдания;

во-вторых, физические страдания. Попытаем­ ся раскрыть эти понятия.

Нравственные страдания заключаются в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство 'Альперт, С. А. Производство по уголовным делам, возбуждаемым по жалобе потерпевшего:

Учебное пособие / С. А. Альперт. - Харьков: Изд-во Харьк. юрид. ин-та, 1976. - С. 6-7.

^Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.-1995. - №3. - С. 9 - 1 1.

или деловую репутацию, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Что касается второй составляющей морального вреда, то однозначного ответа о его содержании ни законодатель, ни Пленум Верховного Суда РФ не дает. Тем не менее, анализ положений постановления Пленума о моральном вреде позволяет сделать вывод, что физические страдания - страдания, при­ чиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие граж­ данину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности), а также физическая боль, связанная с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перене­ сенным в результате нравственных страданий.

В науке уголовного процесса неоднократно высказывалось мнение о том, что физические страдания являются составляющей другого вида вреда - физи­ ческого. На это обращали внимание Л. В. Брусницын\ И. А. Сухаревский^. По­ лагаю, что это предложение не лишено здравого смысла. Совершенно очевид­ но, что физические страдания сопровождаются нарушением нормального пси­ хического состояния, ведь «причинение физического вреда... само по себе яв­ ляется психотравмирующим фактором»^, но из этого следует то, что моральный вред сопровождается вредом физическим, а последний по своей природе в дан­ ном случае первичен. Так, например, увечье, полученное человеком в резуль­ тате совершенного преступного посягательства, является, по сути, физическим вредом, а негативные переживания, связанные с ограничением физической ак­ тивности, потерей определенных возможностей и т.д. являются моральным вредом (нравственными страданиями). Думается, что позиция Верховного Суда РФ в этом случае обоснованна в том отношении, что нравственные пережива 'Врусницын, Л. В. Потерпевший: уголовно-процессуальные аспекты / Л. В. Брусницын // Го­ сударство и право. - 1995. - №9. - С. 68. Нельзя не признать, что существовала и противопо­ ложная позиция по данному вопросу: Волосова, Н. Ю. Указ. соч. - С. 26.

^Сухаревский, И. А. Компенсация морального вреда в уголовном судопроизводстве: дне....

канд. юрид. наук / И. А. Сухаревский. - Краснодар, 2003. - С. 24.

^Там же. - С. 26.

ния в связи с физической болью, связанной с причиненным увечьем, являются разновидностью морального вреда.

Следует согласиться с И. А. Сухаревским, считающим, что понятие «фи­ зический вред» всецело охватывает причинение вреда здоровью человека лю­ бой тяжести, а также физическую боль, болевые ощущения, которые сопровож­ дают причинение вреда. Однако автор не принимает во внимание следующее.

Например, в результате совершенного преступления у потерпевшего возникло сильное душевное волнение, после чего на нервной почве у этого человека слу­ чился инфаркт-миокарда. Впоследствии в соответствующем заключении су­ дебно-медицинского эксперта была подтверждена причинно-следственная связь инфаркта и нервного перенапряжения, вызванного преступным посягательст­ вом. В этом случае речь идет о вреде вторичного характера (нравственных пе­ реживаниях в связи с болью или заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий). Следовательно, нельзя не признать, что физические страдания являются составляющей морального вреда. В связи с этим следует поддержать мнение А. Эрделевского, который справедливо отметил, что в этом случае совокупный моральный вред находится в причинной связи с противо­ правным деянием'.

Действительно, физические страдания нельзя отнести к физическому вреду, поскольку вредные последствия в рассмотренном примере носят не не­ посредственный характер, а опосредованный, т.е. другими словами отсутствует причинно-следственная связь между совершенным деянием и последствиями, причиной физических страданий были полученные ранее нравственные страда­ ния. Представляется, что физические страдания (в вышерассмотренной форме) как составляющая морального вреда не могут существовать обособленно от нравственных страданий, поскольку возникают только на основе последних, поэтому употребление разделительного союза «или», который имеется в опре­ делении, предложенном Верховным Судом РФ, является, на мой взгляд, не со ' Эрделевский, А. М. Компенсация морального вреда / А. М. Эрделевский. - М.: Юрист, 1996.-С. 21.

всем точным, так как допускает возможность существования абстрагировано физических страданий как одной из форм морального вреда. В этой связи опре­ деление морального вреда целесообразно изложить в следующем виде: «мо­ ральный вред — нравственные (физические) страдания (выделено мной - И.

М.)...далее по тексту п. 2 Постановления №10».

В юридической литературе высказывались суждения относительно того, что необходимо отказаться от употребления термина «моральный», поскольку «мораль, если ее понимать как социальную категорию, есть только часть пси­ хической сферы личности, следовательно, наиболее эффективной будет защита всего психологического благополучия личности, поэтому термин «моральный»

... следует заменить термином «психический» \ Полагаю, что термин «психи­ ческий вред» охватывает только нравственные страдания, но ни в коем случае не физические, поскольку последние означают, как уже отмечалось, болевые ощущения, которые испытывает человек. Отсюда явно следует, нецелесообраз­ ность применения данного термина в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве для характеристики морального вреда.

В контексте рассматриваемой проблемы хотелось бы обратить внимание еще на один спорный момент. Ряд авторов полагает, что существуют преступ­ ления, причиняющие интересам пострадавших вред, который нельзя отнести ни к физическому, ни к имущественному, ни к моральному. Так, по мнению Л. Д. Кокорева, С. А. Шейфера и В. А. Лазаревой, результатом таких преступ­ лений, как воспрепятствование осуществлению избирательного права, наруше­ ние тайны переписки, похищение или подмена ребенка, нарушение неприкос­ новенности жилища граждан, воспрепятствование совершению религиозных обрядов является нарушение охраняемого законом интереса, которое «невоз­ можно рассматривать как моральное переживание потерпевшего, так как пре 'Сухаревский, И. А. Указ. соч. - С. 28;

Эрделевский, А. Указ. статья. - С. 20;

Кривощеков, Н, В. Психическое переживание лица как основание для признания лица потерпевшим /Н. В.

Кривощеков // Научные исследования высшей школы: Сб. науч. трудов, тезисов, докладов и сообшений на итоговой научно-практической конференции. - Тюмень: Изд-во Тюмен. юрид.

ин-та, 2000. - С. 67.

ступления эти направлены против политических прав граждан»'. Авторы счи­ тают, что вред политическим, трудовым, семейным, моральным отношениям, охраняемым уголовным правом соответственно, является вредом политическим и т. д. Из этого следует вывод, что моральный вред как основное последствие преступления имеет место там, где совершается посягательство на моральные качества человека, определяемые нормами морали и охраняемые в числе дру­ гих мер законом^. Я полностью разделяю точку зрения этих ученых, ведь, дей­ ствительно, при совершении таких преступлений, как воспрепятствование осу­ ществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. УК РФ), воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и веро­ исповеданий (ст. 148 УК РФ), воспрепятствование проведению собрания, ми­ тинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них (ст. 149 УК РФ) вред причиняется политическим отношения, который правильнее называть «политическим». Другое дело, что на сегодняшний день законодатель не выде­ ляет этот вид вреда в качестве основания для признания лица потерпевшим, а лицо признается потерпевшим на основании причинения ему морального вреда.

Исходя из вышеизложенного следует, что преступное причинение вреда в любой из перечисленных форм является достаточным основанием для призна­ ния лица потерпевшим.

Как уже отмечалось, основанием для признания юридического лица по­ терпевшим является факт причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. В связи с этим возникает вопрос, что следует понимать под деловой репутацией юридического лица. В общепризнанном значении ре­ путация - это «приобретаемая кем-нибудь общественная оценка, общее мнение 'Кокорев, Л. Д. Указ. соч. - С. 7 - 8, См. также: Шейфер, С. А. Указ. соч. - С. 14, Савинов, В. Н. Об уголовно-процессуальных гарантиях прав и законных интересов потерпевшего в польском уголовном процессе / В. Н. Савинов // Гарантии прав личности в уголовном про­ цессе польской народной республики. - Ярославль: Изд-во Яросл. гос. ун-та, 1976. - С. 29;

Батищева, Л. В. Моральный вред как основание признания лица потерпевшим / Л. В. Бати щева // Укрепление законности в уголовном судопроизводстве: Сб. науч. трудов. - М., 1986.

- С. 82.

^ Шешуков, М. П. Указ. соч. - С. 58 - 59;

Яни, П. С. Обеспечение прав потерпевшего в уго­ ловном судопроизводстве: дис.... канд. юрид. наук / П. С. Яни. — М., 1995. - С. 138.

О качествах, достоинствах и недостатках кого-нибудь»'. По мнению А. Эрде левского, деловая репутация лица - это «сопровождающееся положительной оценкой общества отражение деловых качеств лица в общественном сознании».

Понятие "деловая репутация" близко понятию "честь" и полностью охватывает ся им, По его мнению, честь и репутация - это полные синонимы. Отсюда сле­ дует, что деловая репутация - это отдельный вид репутации (чести) как родово­ го понятия, содержанием которого является оценка в общественном мнении любых качеств лица.

Деловая репутация юридического лица имеет материальное выражение, признается в качестве актива, отражается в финансовой отчетности и может оп­ ределяться как разница между покупной ценой организации и стоимостью по бухгалтерскому балансу всех ее активов и обязательств. В уголовном судопро­ изводстве принимается во внимание только положительная деловая репутация юридического лица (т.е. надбавка к цене, уплачиваемая покупателем в ожида Н И будущих экономических выгод).

И Следует отметить, что в уголовно-процессуальном законе определено, что потерпевшим является юридическое лицо в случае причинения вреда его имуществу и (выделено мной - И. М.) деловой репутации. Но ведь организации может быть причинен только имущественный вред и тогда оно будет все равно признано потерпевшим. Поэтому соединительный союз «и» в ч. 1 ст. 42 УПК РФ целесообразно, на мой взгляд, заменить на союз «или».

Спорным в теории и на практике является вопрос о том, можно ли лицо считать потерпевшим при неоконченном покушении на преступление. В этих случаях весьма важно принять правильное решение о признании лица потер­ певшим. В юридической литературе высказывались разные суждения по данной проблеме.

'Ожегов, с. И. Словарь русского языка: 70 000 слов / С. И. Ожегов / Под ред. Н. Ю. Шведо­ вой. - 23-е изд., испр. - М.: Рус. яз., 1990. - С. 676.

^ % ^ Эрделевский, А. М. Указ. соч. - С. 16.

• Учет нематериальных активов ПБУ 14/2000: Положение по бухгалтерскому учету. Утв.

^ Приказом Министерства финансов РФ от 16 октября 2000 №91н // Приложение к Российской газете. - 2001. - №6.

Так, некоторые ученые-процессуалисты утверждают, что «покушение или приготовление к преступлению само по себе признается деянием вредо­ носным. Ибо посягательством ставятся в опасность жизнь, здоровье, имущест­ во, личные права человека. И уже возникновение такой опасности есть вред»\ Разделяя данное мнение, П. С. Яни предлагает свое принципиально новое раз­ решение указанной проблемы: «Непричинение им (потерпевшим) материально­ го ущерба в виде, например, побоев при нападении или материального - при непохищении имущества — не означало, что им не причинялся вред иного ха­ рактера - нематериального... Правильнее его определить как вред психическо­ го характераЛ Основанием для признания лица потерпевшим в этом случае, по мнению этого ученого, является психический вред.

Представители противоположной точки зрения исходят из того, что по­ терпевший может участвовать в процессе, если ему в результате покушения был причинен какой-либо вред (например, имущественный вред может быть причинен при покушении на кражу, если преступник повредил имущество, но не успел им завладеть, физический вред может иметь место при покушении на ограбление, когда в отношении потерпевшего было совершено насилие, но у него не оказалось при себе денег, и т.д.). В тех же случаях, когда при покуше ' Защита прав потерпевшего в уголовном процессе (Сравнительное исследование) / Под ред.

А. М. Ларина. - М.: Наука, 1993.- С. 59;

Булатов, В. А. Обеспечение следователем прав, за­ конных интересов и безопасности потерпевших и свидетелей: Автореф. дис.... канд. юрид.

наук / В. А. Булатов. - Волгоград, 1999. - С. 13;

Дорошков, В. В. Частное обвинение: право­ вая теория и судебная практика / В. В. Дорошков. - М.: Норма, 2000. - С.55;

Жидких, А. А.

Обеспечение прав несовершеннолетних потерпевших на предварительном следствии: дис....

канд. юрид. наук/ А. А. Жидких. - М, 1998. - С. 17;

Красиков, А. Н. Сущность и значение со­ гласия потерпевшего в советском уголовном праве / А. Н. Красиков. - Саратов: Изд-во Са рат. ун-та, 1976. - С. 41;

Матевосян, Г. А. Потерпевший в советском уголовном процессе:

Автореф. дис.... канд. юрид. наук / Г. А. Матевосян. - Тбилиси, 1967. - С. 4-5;

Савинов, В.

Н. Потерпевший в уголовном процессе (сравнительно-правовое исследование): Автореф.

дис.... канд. юрид. наук / В. Н. Савинов. - Харьков, 1978. - С. 6;

Стремовский, В. А. Участ­ ники предварительного следствия / В. А. Стремовский. - Ростов: Изд-во Ростов, ун-та, 1966.

- С. 205;

Строгович, М. С. Указ. соч. - Т.1. - С. 257;

Чечель, Г. И. Понятие жертвы преступ­ ления (соотношение с уголовно-правовым и уголовно-процессуальным понятием) / Г. И. Че i^ чель // Актуальные вопросы борьбы с преступностью: Сб. статей. - Томск: Изд-во Том. гос.

ун-та, 1984. - С. 112;

Якупов, Р. X. Уголовный процесс: Учебник для вузов.- 3-е изд., испр. и доп. / Науч. ред. В.Н. Галузо. - М.: Теис, 2001. - С. 154.

^Яни, П. С. Указ. соч. - С. 149.

Н И вред не был причинен, по их мнению, нельзя признавать это лицо потер И певшим\ Так, В. М. Савицкий, И. И. Потеружа с недоумением спрашивали:

«Что же это за потерпевший, если он ни от чего не пострадал, если действия преступника не затронули его прав и интересов, не причинили ему никакого вреда? Ведь в ряде случаев гражданин может даже и не подозревать, что на его личные, имущественные, трудовые или иные права было совершено покуше­ ние. Он мог, например, не заметить брошенного в него, но пролетевшего мимо камня, не обратить внимания на человека, вышедшего из дома после неудачной попытки незаметно проникнуть в его квартиру. Неужели в этих случаях следо­ ватель должен вызвать гражданина, рассказать ему о совершенном покуше­ нии...?.... Но о каком активном участии потерпевшего в процессе может идти речь, когда он не заинтересован в исходе дела, когда ему не нужно добиваться возмещения ущерба и наказания виновного,,.?». Соглашался с ними и В. До­ рохов, приводивший в подтверждение своей правоты следующий аргумент:

уголовная ответственность за приготовление и покушение наступает в силу общественной опасности совершенного преступного деяния, основанием же привлечения лица к участию в деле в качестве потерпевшего является не сама по себе общественная опасность, а причинение ему вреда. Из чего, по его мне­ нию, следует, что привлечение лица в качестве обвиняемого за приготовление и покушение на пострадавшего не всегда влечет признание данного лица потер­ певшим.

^Арсеньев, В. Д. Участие граждан, пострадавших от преступлений в советском уголовном процессе, как одна из форм привлечения трудящихся к борьбе с преступностью / В. Д. Ар сеньев // Возрастание роли общественности в деятельности советских гос. органов: Труды Иркут.

гос. ун-та им. А.А. Жданова. - Вып. 5. - Ч. 1.- Т. XVIII. - сер. юрид. - Иркутск: Изд-во Иркут.

гос. ун-та, 1961. - С. 75;

Дубривный, В. А. Указ. соч. - С. 18;

Сманов, К. Д. Процессуальное положение подозреваемого, потерпевщего и обвиняемого в советском уголовном процессе:

Учебное пособие / К. Д. Сманов. - Фрунзе: Изд-во Киргиз, гос. ун-та, 1971. - С.

31;

Чепульченко, А. М. Понятие потерпевшего по советскому уголовному процессу / А. М.

Чепульченко // Труды Киев. высш. шк. МВД СССР. - Вып. 8. - Киев: Изд-во Киев. высш.

шк., 1974. - С. 183 - 184;

Шейфер, С. А. Указ. соч. - С. 15.

^Савицкий, В. М. Указ. соч. - С. 8-9.

"'Дорохов, В. Основания признания лица потерпевшим / В. Дорохов // Советская юстиция. 1976.-№14.-С. 9.

Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении №16, разделяя вторую позицию, исходил из того, что только «при фактическом причинении мораль­ ного, физического или имущественного вреда признание потерпевшим должно производиться и по делам о приготовлении или покушении на совершение преступления».

Хотелось бы отметить, что мне более приемлемой и обоснованной пред­ ставляется первая точка зрения, поскольку при покушении, приготовлении к преступлению охраняемые законом блага так или иначе поставлены под угрозу преступным деянием. К этому следует добавить еще один веский аргумент:

право лица на судебную защиту от покушений, приготовлений к преступлению установлено Конституцией РФ (ч. 1 ст. 46), а также российским уголовным за­ коном (ст. 30 УК РФ). Кроме того, покушение, «оставшееся без реакции», мо­ жет повториться, поэтому пострадавший, хотя и не понесший какого-либо вре­ да, вполне может быть заинтересован в изобличении и наказании виновного.

Именно таким образом решается вопрос и в уголовно-процессуальном законе дательстве Польши, Болгарии и Югославии.

Учитывая изложенное, представляется целесообразным законодательно решить вопрос о признании потерпевшими тех лиц, в отношении которых со­ вершено покушение или приготовление, хотя при этом реальный вред им не причинен, дополнив определение, закрепленное в ч. 1 ст. 42 УПК РФ, следую­ щим выражением: «...или имела место угроза причинения физического, иму­ щественного или морального вреда...». Полагаю, что это положение послужило бы дополнительной гарантией обеспечения прав и законных интересов лиц, подвергнутых преступному посягательству.

Кроме уголовно-правового признака понятия потерпевшего, существует, как уже отмечалось, и процессуальный. Лицо, пострадавшее от преступления, может стать участником уголовного судопроизводства и, вследствие этого по­ лучить возможность защищать и реализовывать свой собственный интерес ' Бюллетень Верховного Суда СССР.-1986. - №1. - С. 10-12.

^См. подробнее: Защита прав потерпевшего в уголовном процессе (Сравнительное исследо­ вание) / Под ред. А. М. Ларина. - М.: Наука, 1993. - С. 26, 35, 39,41 и т.д.

только с момента признания его потерпевшим в установленном уголовно процессуальным законом порядке.

Из смысла ч. 1 ст. 42 УПК РФ следует, что для признания лица потер­ певшим требуется, чтобы причинение вреда было доказано достоверно. Если исходить из буквального толкования этой статьи, то лишь суд может признать лицо потерпевшим, а следователь - нет. Ведь решение о признании лица потер­ певшим в материально-правовом смысле принимается исключительно судом при вынесении приговора в стадии судебного разбирательства и является «... некоторым итогом доказывания и имеет место, когда факт причинения вре­ да данному лицу доказан достоверно...»'. Данному акту предшествует призна­ ние лица потерпевшим в уголовно-процессуальном смысле, которое означает наличие у лица, пострадавшего от общественно опасного деяния, определенно­ го комплекса процессуальных прав как участника уголовно-процессуальных отношений.

В этой связи формулировка, закрепленная в ч. 1 ст. 42 УПК РФ, пред­ ставляется не совсем точной. Как показывает практика, следователь выносит постановление, когда у него имеются достаточные основания полагать, что данному лицу был причинен моральный, физический или имущественный вред.

Кроме того, в предложенном законодателем определении, содержится сущест­ венное терминологическое несоответствие. Так, в ч. 1 ст. 42 УПК РФ установ­ лено, что «решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда». В этой статье даже не упоми­ нается о том, что и судья может вынести постановление о признании потер­ певшим, кроме того, суд выносит определение о признании потерпевшим, а не постановление.

Учитывая изложенное, предлагаю внести соответствующие коррективы в ч. 2 ст. 42 УПК РФ и изложить ее следующей редакции: «При наличии доста­ точных оснований следователь, дознаватель, прокурор, судья выносят поста­ новление, а суд - определение».

'Там же.-С. 55.

О признании лица потерпевшим дознаватель, следователь, прокурор или судья выносят постановление, а суд определение по своей инициативе либо по просьбе лица, пострадавшего от преступления. По результатам проведенного мною исследования в 98 % случаев потерпевшим лицо признается по инициа­ тиве должностных лиц. Полагаю, что лицо становится пострадавшим фактиче­ ски в момент причинения ему вреда, т.е. совершения общественно опасного деяния, и неправильным является то, что признание лица потерпевшим ставит­ ся в зависимость от волеизъявления должностных лиц. Небезынтересно в этой связи отметить, что в Венгрии для признания лица потерпевшим и для осуще­ ствления прав потерпевшего достаточно того, что нарушены или подвергнуты опасности его права и законные интересы (абз. /1/ §53 УПК Венгрии).

Образец постановления о признании лица потерпевшим закреплен в при­ ложении №53 к ст. 476 УПК РФ. В описательной части этого постановления кратко излагаются обстоятельства преступления и основания признания лица потерпевшим (обязательно указывается вид вреда, который был причинен по­ терпевшему). Кроме того, при причинении нескольких видов вреда все они должны быть отражены в данном акте. В резолютивной части излагается реше­ ние следователя о признании лица потерпевшим, объявлении ему постановле­ ния и разъяснения потерпевшему его прав.

Нередко на практике следователи ограничиваются формальным перечис­ лением прав потерпевших без детального пояснения отдельных понятий, что является совершенно недопустимым. В этой связи следует принять во внима­ ние предложение А. Парий об обязательной выдаче потерпевшему специальной памятки, в которой помимо перечня имеющихся у потерпевших прав давалось бы их разъяснение в доступной для неспециалиста в уголовном судопроизвод­ стве форме\ нужно доходчиво объяснить такие исключительно юридические термины, как «доказательство», «ходатайства», «отвод». Кроме того считаю целесообразным более подробно расшифровать п. 22 ч. 2 ст. 42 УПК РФ об 'Парий, А. Защита прав жертвы преступления в российском уголовном процессе / А. Парий // Правозащитник.-1997.-№1.-С. 49.


^Юрченко, В. Е. Указ. соч. - С. 78.

осуществлении потерпевшим иных полномочий, предусмотренных законом, ведь зачастую они не знают, о чем вообще идет речь, например, указав на то, что копию обвинительного заключения потерпевший может получить, только заявив соответствующее ходатайство и т.д.

Необходимо подчеркнуть, что признание лица потерпевшим не зависит от возраста, физического и психического состояния лица, дееспособности^ а также его социального, имущественного, служебного положения, националь­ ной и расовой принадлежности, вероисповедания.

Дискуссионным в теории и на практике является вопрос о том, в какой момент лицо необходимо признавать потерпевшим. Следует отметить, что этот момент законодателем не установлен, а, значит, зависит от субъективного ус­ мотрения следователя (дознавателя, прокурора, судьи, суда). Зачастую на прак­ тике наблюдается запоздалое принятие данного решения, что лишает постра­ давшего возможности вовремя воспользоваться процессуальными правами.

Показательно в этом отношении уголовное дело, в котором в качестве потер­ певшей была признана и допрошена мать убитого спустя 4 месяца после воз­ буждения уголовного дела, и одновременно она была ознакомлена с материа лами уголовного дела. А по другому делу, возбужденному по факту убийства, лицо было признано потерпевшим спустя 2 года, в этот же день ему было объ явлено об окончании предварительного следствия. По результатам проведен­ ного мною обобщения уголовных дел было установлено, что лицо было при­ знано потерпевшим в день возбуждения уголовного дела в 26, 3 % случаев, в течение недели после возбуждения уголовного дела - в 20 %, в более поздние сроки - в 53, б %.

В юридической литературе высказываются различные суждения по по­ воду того, когда целесообразнее признавать лицо потерпевшим. Ряд авторов предлагает, по аналогии с УУС, считать заявление о совершенном преступле ' Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред.И. Л.

Петрухина. - М.: 000 ТК Велби, 2003. - С. 80.

Уголовное дело №62288. Архив Кировского районного суда г. Иркутска за 2002 г.

•'Уголовное дело №38573. Архив Октябрьского районного суда г. Иркутска за 2002 г.

НИИ достаточным поводом признания данного лица потерпевшим'. Другие вы­ сказывают мнение о необходимости признания лиц потерпевшими после появ ления в деле обвиняемого. Третьи считают, что решение о признании лица по­ терпевшим следует принимать одновременно с возбуждением уголовного дела в едином процессуальном акте^.

Полагаю, наиболее верным является третий вариант, поскольку право ли­ ца быть признанным потерпевшим с момента возбуждения уголовного дела яв­ ляется достаточной гарантией обеспечения прав и законных интересов постра­ давшего на начальной стадии уголовного процесса. Поэтому считаю необходи­ мым согласиться с мнением ученых-процессуалистов, полагавших, что решение о признании потерпевшим необходимо принимать одновременно с решением о возбуждении уголовного дела в постановлении о возбуждении уголовного дела, либо сразу после возбуждения уголовного дела. Данное положение нашло от­ ражение в ч. 2 ст. 49 УПК Республики Беларусь"*, в соответствии с которой по­ становление о признании потерпевшим выносится одновременно с вынесением постановления о возбуждении уголовного дела, за исключением случаев, когда основания для этого отсутствуют.

'Жидких, А. А. Указ. соч. - С. 20;

Аналогичного мнения придерживается и Б. Т. Акромход жаев, добавляя, что не требуется вынесения специального постановления о признании по­ терпевшим: См.: Акромходжаев, Б. Т. Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего на предварительном следствии: Автореф. дис.... канд. юрид. наук /Б. Т. Акромходжаев. М., 1992.-С. 18.

^Леви, А. О расширении прав потерпевшего и его представителя в уголовном процессе / А.

Леви, Б. Бицадзе // Советская юстиция. - 1989. - №10. - С. 7.

• Головащук, Е. М. О совершенствовании правового статуса потерпевшего / Е. М. Головащук ^ // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Сб. материалов на­ учно-практической конференции, - 4.2. - Красноярск: Изд-во Сиб. юрид. ин-та МВД России, 2000. - С. 98;

Гриненко, А. Потерпевший должен иметь не меньше процессуальных прав, чем обвиняемый / А. Гриненко // Российская юстиция. - 2002. - №9. - С. 51;

Ларин, А. М. Рассле­ дование по уголовному делу: процессуальные функции / А. М. Ларин. - М.: Юрид. лит., 1986. - С. 45;

Уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и РСФСР. Теоретиче­ ская модель / Под ред. В. М. Савицкого. - М.: Ин-т гос. и права АН СССР, 1990. - С. 207;

Юношев, С. Укрепление правового статуса потерпевшего и его представителя /С. Юношев // Российская юстиция. - 1998. - №11. - С. 21;

Ягофаров, Ф. М. Механизм реализации функции обвинения при рассмотрении дела судом первой инстанции: дис.... канд. юрид. наук / Ф. М.

Ягофаров. - Оренбург, 2003 // http://www.kalinovsky-k.narod.rU/b/yagof/Yagof-0.htm;

Яни, П.

С. Указ. соч.-С. 117418.

"^Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь. Введен в действие с 1 января года // http://www.levonevski.net/pravo/kodeksy/upk.

Представляется, что все, кому преступлением причинен вред, должны признаваться потерпевшими независимо от их желания (за исключением дел частного и частно-публичного обвинения), насколько же они пожелают вос­ пользоваться своими правами, зависит от их усмотрения.

Не менее спорным в уголовно-процессуальной литературе является во­ прос о том, следует ли признавать потерпевшим лицо, которому был причинен вред преступным деянием в результате его собственных противоправных, ан­ тиобщественных действий. Некоторые авторы отрицательно отвечали на этот вопрос\ В этой связи А. Л. Цыпкин писал: «...при наличии достаточных осно­ ваний, органы расследования и суд могут не признавать потерпевшим, хотя и понесшее вред, лицо, чье недостойное и антиобщественное поведение привело обвиняемого к совершению преступления.

В таких случаях это лицо должно участвовать в деле в качестве свидете­ ля»^. О. В. Голиков, соглашаясь с данной точкой зрения, предлагает внести сле­ дующие изменения в УПК РФ: «не может быть признано потерпевшим лицо, которое своим противоправным поведением спровоцировало против себя от­ ветные действия»"'.

Следует отметить, что большинство ученых-процессуалистов считали и считают, что необходимо признавать потерпевшим лицо, которому был причи­ нен вред преступным деянием в результате его противоправных действий"*. В 'Арсеньев, В. Д. Указ, статья. - С. 76;

Дубривный, В. А. Указ. соч. - С. 33;

Калашникова, Н.

Я. Расширение прав потерпевшего в уголовном судопроизводстве / Н. Я. Калашникова // Во­ просы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. - М.: Гос.

изд-во юрид. лит., 1959. - С. 246;

Карнеева, Л. М. Практика выполнения ст. 24 Основ уго­ ловного судопроизводства ССР и союзных республик / Л. М. Карнеева, В. В. Коротенко // Советское государство и право. - 1961. - №2. - С. 126;

Ратинов, А. Указ. статья. - С. 33;

Стремовский, В. А. Указ. соч. - С. 209.

^Цыпкин, А. Л. К вопросу о защите прав личности в уголовном судопроизводстве / А. Л.

Цыпкин // Развитие прав граждан СССР и усиление их охраны на современном этапе комму­ нистического строительства. - Саратов: Изд-во Сарат. юрид. ин-та, 1962. - С. 280.

^Голиков, О. В. Указ. соч. - С. 65.

''Алексеев, Н. С. Очерк развития науки советского уголовного процесса / Н. С. Алексеев, В. Д. Даев, Л. Д. Кокорев. - Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1980. - С. 127;

Алиев, К. Б.

Вопросы признания лица потерпевшим в уголовном процессе / К. Б. Алиев // Современные проблемы расследования преступлений: материалы межвузовской конференции: Материалы межвузовской конференции. - Волгоград: Изд-во ВСШ МВД РФ, 1992. - С. 62;

Брусницын, частности Г. И. Чечель, достаточно аргументировано отстаивая свою позицию, писал: «В некоторых нормах уголовного кодекса законодатель сам учел не только противоправное, но и преступное поведение потерпевшего. Но вместе с тем прямо в законе виновная жертва названа потерпевшим» (ст.ст. 104, 105, ПО УК РСФСР). Данная позиция представляется мне наиболее приемлемой и обоснованной. Следует отметить, что эта ситуация затрагивает интересы доста­ точно большого круга людей. Так, по данным проведенного мною исследова­ ния в 77 % случаях по делам об убийствах, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью имело место аморальное и противоправное поведение со сто­ роны потерпевших.

Совершенно очевидно, что причинение морального, физического или имущественного вреда влечет уголовную ответственность для лица, совершив­ шего преступное деяние, а человек, понесший этот вред, совершенно законо­ мерно должен быть признан потерпевшим. Думается, что любое лицо, незави­ симо от его поведения, наделено правом на судебную защиту, предусмотрен­ ным материальным законом. Непризнание же этих лиц потерпевшими лишило бы их соответствующих процессуальных прав, предназначенных для защиты их законных интересов и прав, как участников уголовного судопроизводства, по­ мешало бы выяснению их истинной роли в совершенном деянии, препятствова­ ло бы возмещению вреда, снизило бы процессуальную активность потерпевше­ го. Бесспорно, только суд может с полной уверенностью утверждать, что лицо Л. К обеспечению прав жертв преступлений в досудебных стадиях / Л, Брусницын // Уголов­ ное право. - 2004. - №1. - С. 58;

Жидких, А. А. Указ. соч. - С. 18;

Красиков, А. Н. Указ. соч.

- С. 44;

Макарова, 3. В. Уголовно-процессуальные гарантии прав и законных интересов по­ терпевшего / 3. В. Макарова // Юрид. гарантии применения права и режим социалистической законности в СССР: Тематический межвузовск. сб. - Вып. 1. - Ярославль: Изд-во Яросл. гос.


ун-та, 1975.- С. 87 - 88;

Мотовиловкер, Я. О. Понятие потерпевшего в советском уголовном процессе / Я. О. Мотовиловкер // Правоведение. - 1969. - №3. — С. 124;

Мытник, П. В. Потер­ певший в досудебных стадиях уголовного процесса: Автореф. дне.... канд. юрид. наук / П. В. Мытник. - Минск, 2001. - С. 7;

Рахунов, Р. Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности / Р. Д. Рахунов. - М.: Юрид. лит., 1961. - С. 245;

Сманов, К. Д. Указ. соч. - С.

36;

Уголовный процесс: Учебник. - Изд. 2-е, перераб. и доп. / Под ред В. Н. Григорьева и Г.П. Химичевой. - М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2001. - С. 116;

Уголовный процесс:

Учебник / Под общ. ред. А. В. Смирнова. - СПб.: Питер, 2004. - С. 121;

Чепульченко, А. М.

Указ. статья. - С. 190;

Чечель, Г. И. Указ. статья. - С. 111 -112;

Шпилев, В. Н. Указ. соч. С. 100.

действительно совершило деяние, которое является преступлением, а лицу причинен вред, а также решать, являлось ли поведение потерпевшего амораль­ ным, противоправным, а также учитывать в приговоре, что оно является смяг­ чающим обстоятельством (п. «з» ст. 61 УК РФ). Дознаватель, следователь, про­ курор в случае, если лицу причинен вред, должны признать лицо потерпевшим.

«Отказать гражданину в признании его потерпевшим можно лишь в том слу­ чае, если вред ему вообше не причинен и не мог быть причинен или причинен, но не преступлением»,^ - совершенно справедливо отмечал Л. Д. Кокорев.

Рассматривая вопросы, связанные с признанием лица потерпевшим, нель­ зя оставить без внимания проблему, связанную с процессуальным положением близких родственников лица, погибшего от преступления, которая по сей день вызывает оживленные дискуссии среди процессуалистов.

В соответствии с ч. 8 ст. 42 УПК РФ «по уголовным делам, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные настоя­ щей статьей, переходят к одному из его близких родственников». Совершенно ясно, что законодатель не называет близких родственников потерпевшими, а только наделяет последних правами потерпевшего. Таким образом, исходя из буквального толкования этой статьи, можно сделать два вывода: близкие род­ ственники могут участвовать в уголовном судопроизводстве 1) в качестве пред­ ставителей потерпевших;

2) в качестве потерпевших.

Сторонниками первой точки зрения были В. М. Савицкий, И. И. Потеру жа и др.^. Руководствуясь общим положением ст. 53 УПК РСФСР, они полага­ ли, что потерпевшим являлся лишь сам погибший, а его родственники участ­ вовали в процессе в качестве его представителей и не могли быть признаны по­ терпевшими. Основной их аргумент сводился к тому, что для признания лица потерпевшим необходима была прямая связь между преступным деянием и причинением вреда, т.е. вред должен был быть причинен лицу непосредствен 'Кокорев, Л. Д. Указ. соч. - С. 11.

^Варпаховская, Е. М. Компенсация морального вреда потерпевшему в российском уголовном процессе / Е. М. Варпаховская: дис.... канд. юрид. наук. - Иркутск, 2002. - С. 33 - 34;

Кра­ сиков, А. Н. Указ. соч. - С. 42;

Савицкий, В. М. Указ. соч. - С. 11-12;

Чепульченко, А. М.

Указ. соч.-С. 183.

HO, a родственникам в данном случае он причинялся косвенно, другими слова­ ми, вред был опосредован смертью одного из членов семьи. «Такая характери­ стика процессуального положения близких родственников умершего, - писал В, Дорохов, - находит подтверждение в законе, который допускает возможность участия в деле представителей потерпевшего (ст. 56 УПК РСФСР)»^ Согласиться с приведенными суждениями весьма трудно. Что касается первого подхода о признании близких родственников представителями потер­ певшего, то он является не совсем верным в силу нескольких серьезных при­ чин.

Как известно, представительство осуществляется только на основании со­ глашения сторон, которое в данном случае отсутствует, поскольку со смертью лица полностью утрачивается его правосубъектность. Договорное представи­ тельство является возможным только в отношении интересов живого человека.

А. Ратинов, анализируя проблему, связанную с процессуальным положе­ нием близких родственников погибшего, высказывал мнение о том, что близкие родственники могут участвовать в процессе в качестве гражданских истцов^.

Это суждение мне представляется также не совсем последовательным.

Даже если родственнику причинен вред имущественный и (или) вред мораль­ ный в связи со смертью лица, полагаю, что неправомерно было бы его лишать всего того комплекса процессуальных прав, которыми был бы наделен погиб­ ший, в случае, если бы остался в живых и ограничивать его пределами граж­ данского иска, который он, может быть, и не собирался предъявлять к обвиняе­ мому. Родственник и без предъявления иска вполне может быть заинтересован в исходе дела и желать активно участвовать в процессе, защищая законные пра­ ва и интересы погибшего, добиваясь справедливого наказания для подсудимо­ го, а подача иска в этой ситуации в большинстве случаев была бы чистой воды формальностью. Считаю, что современный российский уголовный процесс не 'Дорохов, В. Указ. статья. - С. 9.

^ Ратинов, А. Указ. статья. - С. 32.

должен знать аналогов фиктивного иска, который существовал в дореволюци­ онном и советском процессах'.

Интересной представляется позиция отдельных ученых-процессуалистов полагавших, что родственники погибшего признаются потерпевшими в силу процессуального правопреемства^. С этим отчасти можно согласиться.

Следует отметить, что процессуальное правопреемство исключено в слу­ чае, если человек погиб сразу после совершения преступного деяния и не был признан потерпевшим в установленном законом порядке. Данная категория ха­ рактеризуется тем, что права и обязанности, принадлежащие погибшему при жизни, переходят к его близким родственникам после его смерти (ч. 1 ст. ГПК РФ). Но ведь погибший при жизни не мог обладать процессуальными правами, поскольку его смерть препятствовала признанию его потерпевшим.

Таким образом, правопреемство в уголовном судопроизводстве возможно если, например, человеку были причинены тяжкие телесные повреждения, он был признан потерпевшим, а затем скончался, то родственник в этом случае мог бы выступить в качестве правопреемника, наделенного теми же процессуаль­ ными правами, что и потерпевший. Именно так решен вопрос в уголовно процессуальном законодательстве Республики Молдова (ст. 81 УПК). Думает­ ся, что данное положение должно найти отражение и в отечественном уголов­ но-процессуальном законодательстве. В этой связи предлагаю в УПК РФ вклю­ чить новую статью 45' «Правопреемники» и изложить ее в следующей редак­ ции: «В уголовном судопроизводстве правопреемником потерпевшего при­ знается один из его близких родственников, выразивший желание осуще­ ствлять права и обязанности потерпевшего, который умер в результате преступления. Если на предоставлении прав потерпевшего настаивает не ' С. 26,27,31 диссертации.

^Жидких, А. А. Указ. соч. - С. 33;

Ларин, А. Представители и правопреемники в уголовном процессе / А. Ларин // Советская юстиция. - 1981. - №8. - С. 22;

Мытник, П. В. Указ. соч. С. 15;

Стремовский, В. А. Указ. соч. - С. 208;

Ульянов, В. Г. Реализация прав потерпевших в российском уголовном процессе;

Автореф. дис.... канд. юрид. наук / В. Г. Ульянов. - Крас­ нодар, 1998. - С. 11;

Шпилев, В. Н. Указ. соч. - С. 98;

Юрченко, В. Е. Указ. соч. - С. 24.

^Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова// http://sergei nasonov.narod.ru/MoIdova.zip сколько лиц из числа близких родственников потерпевшего, то они также могут быть признаны его правопреемниками» (выделено мной — И. М.).

Изучение уголовных дел в архивах судов показало, что и на практике не существует единообразного решения данной проблемы. Так, по результатам проведенного мною исследования родственники умершего были признаны: 1.

Потерпевшими в 79 % случаев;

2. Представителями потерпевшего - в 1,1 %;

3.

Законными представителями потерпевшего-5,7 %.

Полагаю, что необходимо согласиться с мнением тех ученых и практи­ ков, которые считают, что родственников погибших, не признанных потерпев­ шими, следует признавать потерпевшими от преступления'. Данный вопрос должен быть решен однозначно не только в связи с причинением родственни­ кам умершего имущественного вреда, например, в отношении несовершенно­ летних детей умершего и иных нетрудоспособных членов семьи'^, находивших­ ся на его иждивении, но и во всех других случаях. Родственники должны при­ знаваться потерпевшими на основании причинения им морального вреда (выра зившегося в нравственных переживаниях в связи с утратой близкого человека).

В п. 4 ст. 5 УПК РФ определен исчерпывающий перечень близких родст­ венников: супруга, супруг, родители, дети, усыновители, усыновленные, род­ ные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки. Как указано в Поста 'Иванов, Ю. А. Указ. статья, - С. 150;

Калашникова, Н. Я. Указ. статья. - С. 245;

Коммента­ рий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Отв. ред. В. И. Радченко, под ред. В. Т.

Томина. - 5-е изд. перераб. и доп. - М.: Юрайт-М, 2001. - С. 128;

Комментарий к Уголовно процессуальному кодексу РФ / Под общ. и науч. ред. А. Я. Сухарева. - М.: Норма, 2002. - С.

92;

Пряшников, Е. Потерпевший от преступления / Е. Пряшников // Законность. - 1994. №12. - С. 37;

Степанов, В. Процессуальное положение близких родственников лица, погиб­ шего от преступления / В. Степанов, В. Шимановский // Социалистическая законность. — 1970. - №1. - С. 56 - 57;

Уголовный процесс: Учебник / Под общ. ред. В. И. Радченко. - М.:

Юрид. Дом Юстицинформ, 2003. - С. 132;

Шешуков, М. П. Указ. соч. - С. 61;

Якупов, Р. X.

Правоприменение в уголовном процессе России (юрид. проблемы) / Р. X. Якупов. - М.: Изд во Моск. высш. шк., 1993. - С. 110.

•^Дорохов, В. Указ. статья. - С. 9.

'См.: п. 2 Постановления №10 Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы примене­ ния законодательства о компенсации морального вреда» // Бюллетень Верховного Суда Рос­ сийской Федерации. -1995. - №3. - С. 9 - И.

^ Е. Пряшников высказывал мнение и о признании потерпевшей невесты, у которой убили жениха на основании причинения ей морального вреда. См.: Пряшников, Е. Указ. статья. С. 37.

новлении №16 Пленума Верховного Суда СССР, в случае, если на предостав­ лении прав потерпевшего настаивают несколько близких родственников по­ гибшего, то они также могут быть признаны потерпевшими. Показательно в этом отношении дело по обвинению А., по которому потерпевшей сначала бы­ ла признана жена умершего, а затем на стадии судебного заседания по заявлен­ ному ходатайству - его мать^ Представляет интерес мнение отдельных ученых-процессуалистов, пред­ лагающих включить в число потерпевших государство^. Рассмотрим их аргу­ менты. Так, И.Н. Поляков считает, что при незаконном обогащении (при со­ вершении таких преступлений, как контрабанда, фальшивомонетничество, взя­ точничество) единственным взыскателем сумм обогащения может быть исклю­ чительно государство, в то время как при причинении реальных имуществен­ ных убытков потерпевшей стороной является физическое или юридическое ли­ цо. Обязанность предъявления иска при незаконном обогащении лежит на про­ куроре и финансовом органе, которые не всегда выполняют эту обязанность.

Пассивность в предъявлении исков автор объясняет «... господствующим в нау­ ке уголовного процесса мнением, согласно которому потерпевшим по уголов ному делу может быть только гражданин». Совершенно очевидно, что непри­ знание государства потерпевшим ставит его в неравное положение с физиче­ скими и юридическими лицами, хотя нередко первое страдает от преступлений значительно сильнее. Почему, занимая равное положение в сфере гражданских отношений, сохраняя его, если спор переносится в гражданский процесс, эти субъекты, пользующиеся правом на равную судебную защиту, должны утрачи­ вать равенство, будучи участниками уголовного судопроизводства? С.А. Вах рушев, в свою очередь, полагает, что при совершении таких преступлений, как шпионаж (ст. 276 УК РФ), противоправное изменение Государственной грани ^головное дело №7627. Архив Ленинского районного суда г. Иркутска за 2000 г.

^Поляков, И, Н. Указ. статья. - С. 56;

Вахрушев, С. А. Потерпевший: уголовно-правовая и уголовно-процессуальная категории / С. А. Вахрушев // Закон и право. - 2002. - №4. - С. 28;

Голиков, О. В. Указ. соч. - С. 66 - 67.

" Поляков, И, Н. Указ. статья. - С. 56.

^ цы (ст. 323 УК РФ) и т.п. потерпевшим может быть само государство\ О.В. Го­ ликов считает, что основанием для признания государства потерпевшим явля­ ется причинение вреда ему, а также его составляющим (субъектам), либо зна­ чительной части населения. Данные суждения мне представляется небезосно­ вательным. Полагаю, что и государство должно непременно признаваться по­ терпевшим в случае причинения вреда его безопасности, а интересы государст­ ва будет представлять орган государственной власти соответствующего уровня (федерального или субъекта федерации). Не совсем справедливым, на мой взгляд, является положение, закрепленное в ст. 6 УПК РФ о том, что назначе­ нием уголовного судопроизводства является исключительно защита интересов физических и юридических лиц, потерпевших от преступлений. В этой связи предлагаю внести изменения в эту статью, дополнив п. 1 ч. 1 следующими сло­ вами: «... а также государства, в случае причинения вреда его безопасности и интересам».

Хотелось бы остановиться еще на одном немаловажном моменте. В дей­ ствующем уголовно-процессуальном законодательстве закреплено положение о том, что потерпевшим является лицо, которому преступлением причинен вред.... Как же быть в случае, если вред причинен действиями невменяемого лица? Разве лицо, которому причинен вред, не может быть признано потерпев­ шим в этой ситуации? В этой связи уместно будет разграничить уголовно процессуальное понятие потерпевшего и материально-правововое. Как извест­ но, эти понятия не тождественны друг другу, поскольку процесс расследования может завершиться вынесением оправдательного приговора, признанием под­ судимого невменяемым, т.е. отсюда следует, что совершенное деяние не было признано преступным, следовательно, будет отсутствовать фигура потерпевше­ го в материально-правовом смысле, но в процессуальном она присутствует. По­ этому при причинении вреда невменяемым лицо при причинении ему вреда ' Вахрушев, С. А. Указ. статья. - С. 28.

^Голиков, О. В. Указ. соч. - С. 66 - 67.

Д Л Н быть признано потерпевшим. В этой связи целесообразно использо­ ОЖО вать в определении потерпевшего не только термин преступление, но и обще­ ственно опасное деяние невменяемого.

Выводы:

1. Упущенная выгода как составляющая имущественного вреда непре­ менно должна подлежать возмещению, если она находится в причинно следственной связи с совершенным преступлением и бесспорно доказано, что лицо ее могло получить.

2. Физические страдания как составляющая морального вреда не может существовать обособленно от нравственных страданий, поскольку возникают только на основе последних, поэтому употребление разделительного союза «или», который имеется в определении, предложенном Верховным Судом РФ, является, на мой взгляд, несколько неточным, поскольку допускает возмож­ ность существования абстрагировано физических страданий как одной из форм морального вреда. Поэтому определение морального вреда следует изложить в следующей редакции: «моральный вред — нравственные (физические) (выде­ лено мной - И. М.) страдания, причиненные действиями (бездействием), пося­ гающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нема­ териальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нару­ шающими его личные неимущественные (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права) либо нарушающими имуще­ ственные права гражданина».

3. Предлагается внести изменения в ч. ч. 1,2 ст. 42 УПК РФ «Потерпев­ ший» и изложить их в следующей редакции:

«1. Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением или общественно опасным деянием невменяемого непосредственно причи­ нен физический, имущественный, моральный вред или лицо, в отношении ко­ торого имела место угроза причинения вреда;

юридическое лицо в случае Уголовный процесс: Учебник / Под общ. ред. А. В. Смирнова. - СПб.: Питер, 2004. - С. 120.

непосредственного причинения преступлением или общественно опасным деянием невменяемого вреда его имуществу или деловой репутации, а также государство в случае непосредственного причинения преступлением или общественно опасным деянием невменяемого вреда его безопасности и ин­ тересам».

2. Решение о признании потерпевшим принимается одновременно с возбуждением уголовного дела при наличии достаточных оснований пола­ гать, что лицу причинен физический, моральный, имущественный вред или создана угроза причинения указанного вреда, о чем указывается в по­ становлении о возбуждении уголовного дела. В случае, когда основания для этого отсутствуют на момент возбуждения уголовного дела, то в даль­ нейшем решение о признании потерпевшим оформляется постановлением следователя, дознавателя, прокурора, судьи либо определением суда»

(предложено мной - И. М.).

4. Предлагаю в УПК РФ включить новую статью 45' «Правопреемники»

и изложить в следующей редакции: «В уголовном судопроизводстве право­ преемником потерпевшего признается один из его близких родственников, выразивший желание осуществлять права и обязанности потерпевшего, который умер в результате преступления. Если на предоставлении прав потерпевшего настаивает несколько лиц из числа близких родственников потерпевшего, то они также могут быть признаны его правопреемниками»

(предложено мной - И.М.).

§ 2. Процессуальное положение нотерпевшего от преступления в законодательстве ряда зарубежных государств Для достижения эффективных результатов от проводимой в нашей стране судебно-правовой реформы, помимо учета исторического опыта, несомненно, необходимо обращаться также к опыту зарубежных государств и по возможно­ сти использовать его, но при этом ни в коем случае не нужно его слепо копиро­ вать, а важно иметь чувство меры и принимать во внимание национальные осо­ бенности, традиции развития нашего государства и общества. Совершенно оче­ видно, что не любой уголовно-процессуальный институт «приживется» в рос­ сийских условиях, хотя при этом, конечно, законодатель вполне может закре­ пить его и даже реализовать на практике, но будет ли от этого польза без учета предпосылок развития общества? Думаю, что нет. Но, тем не менее, опыт зару­ бежных государств является неким наглядным пособием, на которое всегда можно посмотреть, взять что-то полезное для себя, которое позволяет иметь перспективное представление о каком-либо явлении. Кроме того, положитель­ ный опыт зарубежных стран в области защиты прав потерпевших, в том числе и от террористических актов, для России сегодня представляется, как ни что иное, крайне важным.

Рассмотрим подробнее правовое положение потерпевшего сначала в странах общего права (англосаксонской правовой системы), а затем в странах континентального права.

Так, в уголовно-процессуальном законодательстве стран, принадлежащих к англосаксонской модели уголовного судопроизводства, таких, как Велико­ британия, США, Канада, о таком участнике уголовного процесса, как потер­ певший, вообще не упоминается. Фигура гражданского истца также отсутству­ ет, поскольку гражданский иск рассматривается отдельно от уголовного иска в гражданском судопроизводстве.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.