авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |

«КЛАССИКИ ПСИХОЛОГИИ XX ВЕКА FOUNDATIONS OF PSYCHOHISTORY LLOYD DEMAUSE CREATIVE ROOTS, INC. P.O. BOX 401 Planetarium Station ...»

-- [ Страница 2 ] --

Ребенка, который не был безупречен по форме или размерам, который слишком мало или слишком много кричал или по каким то признакам не подходил к описанию в гинекологическом трак­ тате «Как определить, стоит ли воспитывать новорожденного», как правило, убивали. Однако первому ребенку в семье обычно сохраняли жизнь,112 особенно если это был мальчик. Девочки, ко­ нечно, ценились меньше, и указания Илариона жене Алис (I в. до н. э.) типичны открытой манерой обсуждения этой темы: «Если повезет и ты родишь ребенка, то, если это будет мальчик, пускай живет, если же девочка, брось ее».113 В результате мужчин было гораздо больше, чем женщин, и такая ситуация была типичной для Запада до самого средневековья, когда число убийств законных детей, вероятно, сократилось. (Убийство незаконных детей не ска­ зывается на соотношении полов, так как в этом случае обычно в равной степени убиваются и мальчики, и девочки.) Доступные нам статистические данные по античности показывают большой избы­ ток мальчиков по отношению к девочкам. К примеру, в 79 семь­ ях, получивших гражданство Милета около 228-220 гг. до н. э., было 118 сыновей и 28 дочерей;

в 32 семьях было по одному ребенку, в 31 - по два. Как пишет Джек Линдсей:

«Иметь двух сыновей не было необычным, иногда их было и трое, но больше, чем одна дочь в семье - тако­ го практически не бывало. Посейдипп сообщает, что «даже богатые люди всегда бросают дочь». Из 600 се­ мей, о которых остались надписи второго века в Дель фах, лишь один процент имел по две дочери». Убийство законных детей даже состоятельными родителями было настолько привычным, что Полибий считает это причиной обезлюдения Греции:

«В наше время во всей Греции - низкая рождаемость и общее снижение народонаселения, из-за этого города при­ шли в запустение, а земля перестала давать урожай, хотя не было ни длительных войн, ни эпидемий... ведь люди впали в такие причуды, скупость и праздность, что не хо­ тят жениться, а если женились - растить детей, которых имеют обычно не больше одного-двух...» До четвертого века н. э. ни закон, ни общественное мнение не осуждали детоубийство в Греции или в Риме. Так же отно­ сились к нему и крупные философы. Те немногие места в их сочинениях, которые расцениваются как осуждение детоубийства, по моему мнению, имеют как раз обратный смысл, как, например, высказывание Аристотеля: «Что касается того, бросить или вос­ питать родившихся детей, должен быть закон, по которому неурод­ ливого ребенка надо воспитывать;

но что касается числа детей, если действующие законы препятствуют тому, чтобы кто-нибудь из рожденных был выброшен, должен существовать предел воспроизведению потомства».* На Мусония Руфа, которого иногда называют римским Сократом, тоже часто ссылаются как на про­ тивника детоубийства, однако в его сочинении «Следует ли вос­ питывать каждого рожденного ребенка?» совершенно очевидно говорится лишь о том, что братьев не следует убивать, посколь­ ку их совместное воспитание очень полезно.116 Большинство же античных авторов открыто одобряет детоубийство. Так, Аристипп * Эта цитата в переводе С.А. Жебелева: «Относительно выращивания новорожденных детей и отказа от их выращивания пусть будет за­ кон: ни одного калеку выращивать не следует. Что же касается чис­ ла детей, то, в том случае, если установившиеся обычаи воспрещают отказ от выращивания кого-либо из новорожденных (а ведь количе­ ство деторождении строго определено), он и не должен иметь мес­ та» («Политика», 1335Ь20-25).

ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА говорит, что мужчина может делать со своими детьми все, что ему заблагорассудится, ибо «разве мы не сплевываем лишнюю слю­ ну или не отшвыриваем вошь, как нечто ненужное и чужерод­ ное?» Некоторые, как Сенека, допускают убийство лишь боль­ ных детей:

«Мы разбиваем голову бешеному псу;

мы закалываем неистового быка;

больную овцу мы пускаем под нож, иначе она заразит остальное стадо;

ненормальное потом­ ство мы уничтожаем;

точно так же мы топим детей, ко­ торые при рождении оказываются слабыми и ненормаль­ ными. Так что это не гнев, а разум, отделяющий больное от здорового».

Масштабы этого явления вырисовываются в мифах, траге­ диях, в Новой комедии, где сюжет часто строится на «смешных»

моментах детоубийства. В менандровской «Девушке с Самоса»

веселый сюжет состоит в том, что один мужчина пытается на­ резать ребенка на кусочки и поджарить. В его же комедии «Тре­ тейский суд» пастух подбирает брошенного ребенка, решает вырастить его, но потом передумывает, говоря при этом: «Вос­ питывать ребенка слишком хлопотно». Он отдает его другому человеку, но при этом возникает спор, кому достанется ожере­ лье ребенка. Однако следует заметить, что детоубийство было, судя по все­ му, широко распространено и в доисторические времена. Анри Валлуа составил таблицу всех известных ископаемых останков доисторического периода от питекантропа до мезолитического человека и обнаружил соотношение полов 148 к 100 в пользу мужчин. Греки и римляне были настоящим островом просвеще­ ния среди моря народов, находившихся еще на той ступени раз­ вития, когда детей приносят в жертву богам. Напрасны были усилия римлян искоренить этот обычай. Лучше всего докумен­ тировано жертвоприношение детей в Карфагене, которое описы­ вает Плутарх:

«...с полным сознанием происходящего они сами при­ носят в жертву собственных детей, а те, у кого детей нет, должны купить маленького ребенка у бедных. Детям перерезают горло, будто птичкам или ягнятам, а мать присутствует при этом без слез и причитаний. Если бы она издала хоть малейший стон или проронила хоть одну слезу, ей пришлось бы платить денежный штраф, а ее 46 ЛЛОЙД ДЕМОЗ ребенка все равно принесли бы в жертву. Все про­ странство перед статуей заполнено громким гомоном флейт и барабанов, чтобы крики горя не доходили до ушей толпы». Детские жертвоприношения - это конечно, наиболее четкое воплощение и подтверждение рейнгольдовского тезиса об убий­ стве своих детей как жертве, которую мать приносит своим ро­ дителям. Такой обычай существовал у ирландских кельтов, у гал­ лов, у скандинавов, египтян, финикийцев, моавитов, амманитов, а в некоторые периоды - у евреев.122 Археологами обнаружены ты­ сячи скелетов принесенных в жертву детей, часто с надписями, гласящими, что жертва - первый сын знатной семьи. Эти над­ писи в Иерихоне прослеживаются до 7000 г. до н. э. 123 Замуро­ вывание детей в стенах, в фундаментах при закладке зданий и мо­ стов, чтобы сделать их крепче, было также обычным делом — это практиковалось не только при постройке Иерихонской стены, но даже в Германии в 1843 г.124 В наши дни, когда дети играют в «Лондонский мост обрушился», то изображают жертвоприношение речному божеству, хватая кого-нибудь из играющих в конце игры. Даже в Риме детские жертвоприношения полулегально су­ ществовали. Дион говорит о Юлиане, который «убил множество мальчиков ради магического обряда»;

по словам Светония, из за предзнаменования Сенат «постановил, что ни один младенец мужского пола, родившийся в этом году, жить не будет»;

а Пли­ ний Старший говорит о людях, которые «стараются раздобыть ко­ стный мозг из ноги и головной мозг младенца». Еще больше был распространен обычай убивать детей своих врагов, часто массово,127 так что дети из знатных семей не только были сви­ детелями расправ над детьми на улицах, но и сами постоянно на­ ходились под угрозой гибели, связанной с политической неуда­ чей отца.

Насколько я могу судить по доступным источникам, Филон — первый, кто ясно высказался против ужасов детоубийства:

«Некоторые совершают это собственными руками;

с чудовищной жестокостью и варварством они душат новорожденное дитя, едва успевшее сделать первый в жизни глоток воздуха, бросают в реку или в море, при­ вязав что-нибудь тяжелое, чтобы дитя как можно.. быстрее погрузилось в пучину. Другие оставляют их в ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА каком-нибудь пустынном месте, надеясь, как говорят сами, что кто-нибудь спасет ребенка, на самом же деле обес­ печивая ему ужаснейшую участь. Ибо все звери, пита­ ющиеся человеческим мясом, собираются и беспрепят­ ственно пируют над телом ребенка - прекрасный зва­ ный обед, устроенный зверям единственными опекунами ребенка, которые призваны беречь его и охранять, его от­ цом и матерью. Хищные птицы тоже слетаются и жад­ но расклевывают остатки...» В течение двух веков после Августа делались попытки воз­ награждать тех родителей, которые сохраняли детям жизнь, и тем самым поддержать сокращающееся население Римской импе­ рии.129 Однако явных изменений не было до четвертого века.

Умерщвление детей стало рассматриваться законом как убийство только в 374 г. н. э. 1 3 0 Даже отцы церкви противодействовали детоубийству, похоже, не из тревоги за жизни детей, а заботясь о душах их родителей. Такое отношение видно в утверждении св. Юстина Мученика, что христианин не должен бросать своих детей, чтобы потом не встретить их в публичном доме: «Что­ бы мы не причинили никому неприятностей и сами не впали в грех, нас учат, что нехорошо бросать ребенка, даже новорожденно­ го, и прежде всего потому, что почти все, кого в детстве бросают (не только девочки, но и мальчики), оказываются потом прости­ тутками».131 Когда же самих христиан обвиняли в убийстве де­ тей ради тайных обрядов, они не медлили с ответом: «Многие ли, по-вашему, из присутствующих здесь жаждут христианской крови?

Ведь таких много даже среди вас, судей, так справедливо нас на­ казывающих. Воззвать ли мне к их совести за то, что они обре­ кают собственное потомство на смерть?» После Везонского собора (442 г. н. э.) о нахождении брошен­ ного ребенка следовало объявлять в церкви, а около 787 г. Да тео из Милана открыл первый приют исключительно для бро­ шенных детей.133 В других странах развитие шло примерно по той же схеме.134 Несмотря на большое количество литературных свидетельств, медиевисты обычно отрицают широкое распрост­ ранение детоубийства в средние века, поскольку это не явству­ ет из церковных записей и других количественных источников.

Однако если судить по соотношению полов 156 к 100 (ок. г.) или 172 к 100 (1391 г.), которое указывает на убийство за­ конных дочерей, и если учесть то, что незаконных детей обычно убивали независимо от пола, истинная частота детоубийства в средневековье представляется существенной. Несомненно, Инно­ кентий III, открывая больницу Санто Спирито в Риме в конце двенадцатого века, превосходно знал, какое количество матерей бросает своих малышей в Тибр. В 1527 г. один священник при­ знает, что «отхожие места оглашены криками выброшенных в них детей».136 Подробные исследования только начинаются, но, скорее всего, до шестнадцатого века детоубийство наказывалось лишь в. единичных случаях.137 Когда Винсент из Бове в тринад­ цатом веке пишет, что один отец вечно беспокоился о дочери, которая «душила свое потомство», когда врачи жалуются, что «находят детей на морозе, на улицах, выброшенных злыми мате­ рями», когда, наконец, мы обнаруживаем, что в англосаксонской Британии действовала презумпция, что умерший ребенок был убит, если не доказано иное, для нас все эти сообщения должны послужить сигналом для самого энергичного изучения сред­ невекового детоубийства.138 Формальные записи показывают немногие случаи рождения вне брака, и именно поэтому мы не должны довольствоваться допущением, что «в традиционном об­ ществе люди остаются в целомудрии до брака», поскольку мно­ гие девушки ухитрялись скрыть беременность от матерей, с ко­ торыми спали в одной кровати, не то что от церкви.

Илл. 4 - Детей варят. Инфантицидные действия родите­ лей обычно проецировались на евреев или ведьм, как на этой картинке Гуаццо из «Compendium Maleficarum», ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА По мере приближения к восемнадцатому столетию материал становится полнее, и уже не остается сомнений во все охватности детоубийства, существовавшего в любой европейской стране. Когда в каждой стране открыли дома для найденышей, туда отовсюду поступали малыши, и дома очень быстро переполнились. Хотя Томас Корэм. и открыл свой госпиталь для найденышей в 1741 г., потому что не мог выносить вида мерт­ вых детей в лондонских канавах и навозных кучах, в 1890-х годах мертвые дети на лондонских улицах все еще были обыч­ ным зрелищем. В конце девятнадцатого столетия Луи Адамик описывает существо, выросшее в восточноевропейской деревне, где были «няньки для убийства»! Матери отправляли к ним де­ тей, когда хотели убить, и няньки «выставляли их на мороз пос­ ле горячей ванны;

кормили чем-то, вызывающим спазмы желудка и кишечника;

подмешивали в молоко гипс, буквально оштукату­ ривавший внутренности;

закармливали после того, как в течение двух дней заставляли голодать...» Адамика самого должны были убить, но по какой-то причине нянька пожалела его. Его наблю­ дения за тем, как она разделывалась с другими младенцами, ко­ торых ей приносили, дают нам правдивую картину эмоций, лежа­ щих в основе многовековой традиции детоубийства.

«Она любила всех своих подопечных странной, беспомощ­ ной любовью... но когда незадачливые родители или другие родственники ребенка не имели возможности за­ платить небольшую сумму, причитающуюся за содержа­ ние ребенка, она распоряжалась ребенком по-своему...

Однажды она вернулась из города с маленьким про­ долговатым свертком... страшное подозрение закралось мне в душу. Ребенок в люльке должен был умереть!..

Когда ребенок кричал, я слышал, как она встает и нян­ чит его в темноте, приговаривая: «Бедный, бедный ма­ лыш!» Впоследствии я не раз пытался понять, как она должна была себя чувствовать, прижимая ребенка к груди и зная, что вскоре убьет его своими руками... «Ах ты бедный, бедный малютка!» Она специально говорила от­ четливо, и я слышал: «...плод греха, сам ты безгрешен...

скоро ты уйдешь, очень скоро, мой малютка... и уйдя сей­ час, ты зато не попадешь в ад, как попал бы, если бы остался жить, и вырос, и стал бы грешником». На сле­ дующее утро ребенок был мертв...»

В прошлом, как только ребенок рождался, его обычно окру­ жали аурой смерти и мерами против нее. Изгнание злых духов, очищение и волшебные амулеты издревле считались необходи­ мыми для охраны от полчищ смертоносных сил, подстерегавших ребенка. Для этого пользовались холодной водой, огнем, кровью, вином, солью и мочой. Изолированные греческие деревни по сей день сохраняют этот дух борьбы со смертью:.

«Новорожденный ребенок спит, крепко спеленутый, в покачивающейся деревянной люльке, которая обернута одеялом так, что ребенок оказывается в своеобразном шатре, темном и душном. Матери боятся действия злых духов и холодного воздуха... после наступления темно­ ты дом или лачуга похожи на осажденную крепость:

двери заперты на засов, окна заложены досками, а на стратегических точках, например, у порога, разложены соль и ладан для отпугивания Дьявола, который будет стремиться вторгнуться.» Согласно Рейнгольду, старые женщины символизировали бабушку, чье желание смерти ребенка необходимо было отвес­ ти. Поэтому считалось, что у них «дурной глаз» и от присталь­ ного взгляда старой женщины ребенок может умереть. Чтобы ребенок не стал жертвой желаемой ему смерти, ему давали амулеты, обычно в форме пениса, часто это был похожий на фаллос коралл.145 Ребенок рос, а желания его смерти продолжа­ ли проявляться, Эпиктет говорит: «Разве нанесет какой-то вред то, что, целуя ребенка, вы будете шептать про себя: «Завтра ты умрешь?» Один итальянец, живший в эпоху Возрождения, имел обыкновение замечать, когда ребенок говорил что-нибудь умное: «Этот долго не проживет».147 Во все времена отцы го­ ворили своим сыновьям, как Лютер: «Пусть уж лучше у меня будет мертвый сын, чем непослушный». Фенелон рассказывает, как однажды задал ребенку такой вопрос: «Дал бы ты отрезать себе голову, чтобы попасть на небеса?»149 Вальтер Скотт гово­ рит, что его мать призналась, как однажды чуть не поддалась «сильному искушению перерезать мне горло и бросить в бо­ лото».150 Леопарди рассказывает о своей матери: «Заметив, что кто-нибудь из ее детей скоро должен умереть, она была безмерно счастлива, и пыталась скрыть свою радость лишь от тех, кто мог бы поставить ей это в упрек». Источники полны подобных примеров..* ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА У людей прошлого потребность изуродовать, обжечь или сжечь, заморозить, утопить, с силой швырнуть или тряхнуть ребенка постоянно находила проявление. Ханс резал щеки новорожденным мальчикам. Роберт Пемелл рассказывает, что в Италии и в других странах в эпоху Возрождения родители, бывало, «прижигали шею горячим железом или капали воском с горящей свечи» на новорожденного ребенка, чтобы он не за­ болел «падучей болезнью».152 В не столь давние времена акушер­ ка обычно перерезала уздечку под языком новорожденного мла­ денца, причем часто делала это ногтем,153 это было что-то вроде обрезания в миниатюре. В любую эпоху изувеченные дети вы­ зывали у взрослых смех и жалость, на чем и было основано широко распространенное использование детей для выпрашива­ ния подаяния.154 Упоминание об этом мы находим еще в про­ изведении Сенеки «Опровержение», в котором он делает вывод, что нет ничего предосудительного в поступке того, кто калечит брошенного родителями ребенка:

«Посмотри на слепого, который бродит по улицам, щупая дорогу тростью, и вон на тех с раздробленными ногами, а еще посмотри на тех со сломанными конечностями. У одного нет рук, у другого вырваны плечи, чтобы его не­ лепый вид вызывал смех... Давайте посмотрим, откуда возникают все эти уродства - отправимся в мастерскую по производству человеческих развалин, пещеру, завален- ную руками и ногами, вырванными из живых детей...

Наносит ли это какой-то вред Республике? Нет, и более того, разве эти брошенные родителями дети не пристро­ ены и не приносят пользу?» Обычным делом было швыряться спеленутыми детьми. Брата Генриха IV для забавы перебрасывали из одного окна в другое, уронили, и он разбился.166 Примерно то же случилось с малень­ ким графом де Марлем: «Приставленная к ребенку нянька и один из камергеров развлекались, перебрасывая его друг другу через окно... Иногда они притворялись, что не могут его поймать...

маленький граф де Марль падал и ударялся о камень, который лежал внизу».157 Врачи жаловались на родителей, ломавших ко­ сти своим детям в ходе «обычной» игры в подбрасывание мла­ денца.158 Няньки часто говорили, что корсет, надетый на ребенка, необходим потому, что иначе «его нельзя будет подбрасывать».

Я помню, как один выдающийся хирург рассказывал случай из 52 ллойд ДЕМОЗ своей практики: ему принесли ребенка, у которого «несколько ре­ бер были вмяты в тело руками человека, подбрасывавшего его без корсета». Кроме того, врачи часто с осуждением упоминали другой распространенный обычай - с силой встряхивать ребенка, «вследствие чего ребенок оказывается в оглушенном состоянии и некоторое время не доставляет хлопот тем, кто его нянчит». В восемнадцатом веке детские люльки стали подвергаться напад­ кам;

Бачэн пишет, что он противник люлек потому, что обычай укачивать дитя на руку многочисленным «раздражительным нянькам, которые вместо того, чтобы уговорить ребенка спать, успокоить его, часто приходят в ярость. Доведенные до бешен­ ства, они стараются грубой и громкой бранью, треском неистово качающейся колыбели заглушить крики младенца и заставить его задремать».161 Иногда детей почти замораживали ради соблюде­ ния самых разных обычаев, начиная от баптистских, когда ребен­ ка постепенно погружали в ледяную воду и валяли в снегу, и заканчивая «глубокой ванной», при которой ребенка регулярно и по многу раз с головой погружали в ледяную воду, и «открытый рот жадно ловил воздух» при выныривании. Элизабет Грант вспоминает в начале девятнадцатого века о «большой бочке на заднем дворе, покрытой сверху льдом, который надо было ломать каждый раз, когда нам предстояло ужасное купание... Как я кри­ чала, молила, упрашивала, чтобы меня пожалели... В почти бес­ сознательном состоянии меня внесли в комнату экономки...» Отступим назад во времени и посмотрим обычаи древних - гер­ манцев, скифов, кельтов, спартанцев (но не афинян, у них были другие методы закаливания). Все они купали детей в холод­ ной речной воде, а холодные ванны со времен Рима считались для детей целебными,165 В целях лечения и закалки детей даже укладывали спать, завернув в мокрое холодное полотенце.166 Не­ даром великий педиатр восемнадцатого века Уильям Бачэн го­ ворит: «Почти половина человеческого рода погибает во младен­ честве из-за неправильного ухода или его отсутствия». ОСТАВЛЕНИЕ, КОРМЛЕНИЕ И ПЕЛЕНАНИЕ Хотя из общего правила существует множество исключений, примерно до восемнадцатого века обычный ребенок состоятель­ ных родителей проводил ранние годы в семье кормилицы, по возвращении домой переходил на попечение других слуг, а в семь ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА лет его отправляли в ученики, на службу или в школу. Время, которое зажиточные люди уделяли воспитанию своих детей, оказывалось сведенным к минимуму. Влияние этой и других форм отказа родителей от детей редко становится предметом обсуждения.

Наиболее отчетливо выраженной и древнейшей формой отказа от детей является открытая торговля детьми. Торговля детьми разрешалась законом во времена Вавилона и, вероятно, была рас­ пространена у многих народов античности. Хотя Солон и пы­ тался наложить ограничения на право родителей торговать детьми в Афинах, неизвестно, насколько этот закон был действенным.

Герод приводит сцену, когда мальчика бьют, приговаривая: «Ты скверный мальчишка, Коттал, такой скверный, что никто еще не смог сказать о тебе ничего хорошего, даже человек, который тебя продавал». Церковь веками пыталась пресечь торговлю деть­ ми. Теодор, архиепископ Кентерберийский, в седьмом веке за­ претил мужчинам продавать в рабство сыновей старше семи лет.

Если верить Гиральду Камбрейскому, норманнское завоевание Англии было божьей карой за торговлю рабами;

в двенадцатом веке и раньше англичане часто продавали своих детей в рабство ирландцам.171 Продажа детей встречалась и в новое время: на­ пример, в России торговля детьми не запрещалась законом до девятнадцатого века. Другой формой отказа от детей было их использование в качестве залога исполнения политических или долговых обяза­ тельств, что тоже восходит к эпохе Вавилона. Сидни Пэйнтер описывает средневековый вариант этого явления: «Сплошь и рядом маленьких детей отдают в залог выполнения условий соглашения, и им приходится расплачиваться за вероломство ро­ дителей. Когда Эсташ де Бретейль, муж внебрачной дочери Ген­ риха I, вырвал глаза сыну одного из королевских вассалов, король разрешил взбешенному отцу точно так же изуродовать дочь Эсташа, которую Генрих держал как заложницу». Сходным образом Джон Маршалл отдал сына Уильяма королю Стефану, сказав: «Я не очень огорчусь, узнав, что Уильяма повесили, ибо в распоряжении у меня есть молот и наковальня, с помощью ко­ торых я выкую еще лучших сыновей». Франциск I, будучи узни­ ком Карла V, отдал своих сыновей в обмен на собственную сво­ боду, но, оказавшись на свободе, не стал выполнять оговоренных условий, и сыновей бросили в тюрьму. На самом деле, далеко не всегда можно разобрать, отдают ли ребенка в другой знатный дом как пажа или слугу, или же его оставляют политическим заложником..

• Сходные мотивы лежали в основе обычая отдавать детей на воспитание в чужую семью, распространенного во всех со­ циальных классах у валлийцев, англосаксов и скандинавских народов. Ребенка отправляли в другую семью, где он воспитывал­ ся до семнадцати лет, а потом возвращался к родителям. В Ир­ ландии так было принято до семнадцатого века, а в средние века англичане часто посылали детей на воспитание в ирландские семьи. Это был фактически крайний вариант средневекового обычая посылать детей знати в возрасте семи лет и младше в другой знатный дом или в монастырь в качестве слуг, пажей, фрейлин, послушников или писарей - обычая, еще распростра­ ненного в начале нового времени. Что касается аналогичной традиции низших сословий посылать детей в ученичество, то обширная тема детей-работников в чужом доме изучена настоль­ ко плохо, что у меня, к сожалению, нет возможности осветить ее в этой книге, несмотря на огромную роль ученичества в жизни детей прошлых времен.

ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА Помимо форм отказа от детей, вплоть до девятнадцатого века были распространены и неофициальные формы передачи роди­ телями своих детей другим людям. Какие только объяснения не придумывали родители своему поступку, когда отдавали детей:

«чтобы он научился говорить» (Дизраэли), «чтобы перестал ро­ беть» (Клара Бартон), ради «здоровья» (Эдмунд Берк, дочь г-жи Шервуд), «в награду за оказанные медицинские услуги» (паци­ енты Джерома Кардана и Уильяма Дугласа). Иногда родители признаются, что отдают детей просто потому, что не хотят их (Ричард Вакстер, Йоханн Вутцбах, Ричард Севидж, Свифт, Йетс, Август Хэр, и т.д.). В словах матери г-жи Хэр видна обычная небрежность в отношении этого вопроса: «Да, конечно, дитя надо будет отправить, как только мы отнимем его от груди;

и если кто-нибудь захочет малыша, будь добр, вспомни, что у нас есть еще».179 Разумеется, мальчики были предпочтительнее;

в девятнадцатом веке одна женщина пишет брату, осведомляясь у него насчет следующего ребенка: «Если это мальчик, я заяв­ лю на него права;

если девочка, придется ждать следующего раза». Однако преобладающей формой узаконенного отказа от детей в прошлом было все-таки воспитание детей у кормилицы. Кор­ милица - привычное действующее лицо в Библии, в Кодексе Хаммурапи, в папирусах египтян, в греческой и римской лите­ ратуре. Труд кормилиц был хорошо организован с тех пор, как римских кормилиц объединили в ассоциацию под названием «Колонна Лактария».181 Доктора и моралисты от Галена до Плу­ тарха осуждали матерей, отдававших детей кормилицам. Однако их советы не пользовались успехом, ибо до девятнадцатого века большинство родителей, которые могли позволить себе оплачи­ вать услуги кормилицы, отдавали ей детей немедленно после родов. Так же поступали и многие родители, не располагавшие большими средствами. Даже матери из бедных слоев, которые не могли платить кормилице, часто отказывались кормить ребенка грудью и давали ему кашицу. Вопреки предположениям боль­ шинства историков, искусственное питание младенцев грудного возраста во многих областях Европы восходит по меньшей мере к пятнадцатому веку. Одна женщина, уроженка района северной Германии, где было принято самостоятельно вскармливать мла­ денцев грудью, в Баварии стала считаться «грязной, непристой­ ной свиньей» именно за то, что сама кормила свое дитя. Муж 56 ллойд ДЕМОЗ угрожал ей, что не прикоснется к еде, пока она не оставит эту «от­ вратительную привычку». Что касается богатых, то они фактически на несколько лет отказывались от своих детей. Некоторые эксперты находили этот обычай вредным, но, как правило, ссылались при этом в своих трактатах вовсе не на то, что ребенку будет плохо без родите­ лей. По их мнению, ребенка не следует отдавать кормилице по­ тому, что новорожденный «теряет достоинство от вскармливания чуждым и вырожденным молоком другой женщины».183 Иначе говоря, нельзя, чтобы кровь женщины низшего класса вошла в тело ребенка высшего сословия, ведь молоко считалось той же кровью, только взбитой до белого цвета.184 Иногда моралисты (ра­ зумеется, только мужчины) не могли полностью подавить обиду на мать за то, что она в свое время отослала их к кормилице. Как жалуется Авл Геллий: «Когда дитя кому-то отдают и убирают прочь с глаз матери, пыл материнской любви постепенно угаса­ ет... и, наконец, ребенка почти забывают, как будто он давным давно умер».185 Но, как правило, обиду и возмущение удавалось пересилить, и родителей превозносили до небес. Тем временем история повторялась вновь и вновь. Все прекрасно знали, что у ребенка гораздо больше шансов умереть, если он находится у кор­ милицы, а не дома, В то же время родители, погоревав об очеред­ ном умершем ребенке, передавали кормилице следующего, как будто кормилица была неким ненасытным мстительным боже­ ством, требующим все новых и новых жертв.186 Сэр Симон Д'Эве уже потерял по вине кормилицы нескольких сыновей, но он по­ сылает на два года следующего малыша к этой «бедной женщи­ не, замученной злым мужем, почти уморенной голодом. Характер у нее гордый, беспокойный и переменчивый. Все это вместе взя­ тое и привело в конечном счете к гибели нашего самого люби­ мого и нежного ребенка...» За исключением тех случаев, когда кормилица жила тут же, в семье родителей, ребенок оставался в доме кормилицы на срок от двух до пяти лет. Условия жизни ребенка в этот период во всех странах были сходные. Жак Гийомо пишет, что ребенка, пока он находится на попечении няньки, могут «задушить, заспать, уро­ нить, погубить как-нибудь иначе, его может утащить, сожрать или искалечить какой-нибудь дикий зверь, волк или собака, а потом нянька, в страхе перед наказанием за недосмотр, заменит этого младенца другим».188 Роберт Пемелл передает рассказ одного Илл. 6 - Кормление детей: фантазия и реальность. Две ти­ пичные ренессансные щепы грудного кормления с левой стороны изображают фантазию - мать, кормящую соб­ ственных детей, а на сцене справа показана реальность младенец сосет грудь кормилицы, в то время как груди ма­ тери сохранены для зрителя (отца). Заметьте, что на двух рисунках слева художник, по-видимому, не знает точно, где расположить груди матери, поскольку на самом деле никогда их не сосал.

приходского священника: когда тот приступил к своим обязан­ ностям, приход был полон «грудными детьми из Лондона и дру­ гих мест, в возрасте до года;

с тех пор он похоронил их всех, кро­ ме двоих».189 Однако традиция была столь сильна, что, несмотря на все это, существовала в Англии и в Америке до восемнадца­ того века, во Франции - до девятнадцатого, в Германии - до двад­ цатого.190 Англия в этом отношении сильно обогнала материк:

уже в семнадцатом веке191 многие очень зажиточные матери вскармливали своих детей сами. Вообще суть проблемы не в аморальности богатых;

в 1653 г. Роберт Пемелл жалуется на ма­ неру «женщин как высокого, так и низкого положения отдавать своих малышей на откуп безответственным женщинам из дерев­ ни», в 1780 г. глава парижской полиции дает такие ориентиро­ вочные цифры: каждый год в городе рождается 21000 детей, из них 17000 посылают в деревни кормилицам, 2000 или 3000 от­ правляют в дома для младенцев, 700 вынянчиваются кормилицами в доме родителей, и лишь 700 кормят грудью матери. Длительность грудного кормления варьировала в широких пределах во всех странах и в любую эпоху. В таблице 1 сведе­ на вся информация по этому вопросу, которую я сумел собрать.

58 ллойд ДЕМОЗ :

.

щ Таблица.!

".. ДЛИТЕЛЬНОСТЬ ГРУДНОГО КОРМЛЕНИЯ Возраст • Источник193 ребенка при Дата (прибл.) Нация отнятии от • • груди, мес.

* Договор с кормилицей 24 367 г. до н. э. Греки 12-24 100 г. н. э.

Соранус Римляне 35 400 Римляне Макробий Барберино 1314 • • Итальянцы. 10-24 Мстлингср - Немцы Англичане Джейн Грей Джон Грин 9 1540 - • • Англичане 12 1540 Немцы Э. Ресслин Англичане Сабина Джонсон 34 8-14- • 1550 Англичане Джон Ди 1552 • Итальянцы Г. Мсркулиалис 15- 1579 Англичане Джон Джонс 7- Людовик XIII 25 1603 Французы Англичане Джок Ивлин 14 Ральф Джссслии 1643-1679 Англичане 12- Англичане Джон Пэчи 10-12 Англичане Джеймс Нельсон 3-4 1755 • • Николас Англичане.- Кульпепер 12-48 Уильям Кадоган 1770 Англичане 4 • Х.Б. Тайтлср 1797 Англичане 6, СТ. Колеридж 1807 Англичане • Эдиза Уоррен 12 1810 Англичане Калеб Тикнср 10-12 1839. Англичане 1859 Американцы Мери Маллард * Статистические • исследования в Германии 1-6 1878-1882 Немцы Если эта таблица может служить показателем общего направ­ ления изменений, то, пожалуй, к началу нового времени стали реже встречаться случаи затянутого кормления грудью, которые были результатом проективной заботы. Правда и то, что утвер ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА ждения о возрасте, в котором ребенка отнимают от груди, ста­ ли более точны, потому что детей уже не так часто отсылали к кормилицам;

например, Ресслин говорит: «Авиценна советует кормить ребенка грудью два года, у нас же дети сосут грудь обыч­ но один год...»194 Алиса Райерсон, несомненно, делает огульное заявление, утверждая, что «возраст отнятия от груди очень сильно уменьшился в период, предшествующий 1750 году».195 Считалось, что в период кормления нянька должна воздерживаться от по­ ловых связей, на самом же деле так бывало редко, и отнятие младенца от груди обычно предшествовало рождению очередного собственного ребенка кормилицы. Поэтому вскармливание ребен­ ка в течение такого долгого срока, как два года, на Западе все­ гда было исключительным явлением.

Искусственное кормление было известно еще в XX в. до н.э.;

использовалось коровье или козье молоко, которым ребенка по­ или из разнообразных сосудов или просто подносили его к вы­ мени животного.196 С первых же недель жизни младенца грудное кормление дополнялось или заменялось кашицей, сделанной обыч­ но из хлеба или муки на молоке или воде. Ее иногда запихива­ ли ребенку в горло, пока его не начинало рвать.197 Любая дру­ гая пища сперва пережевывалась кормилицей, а потом только давалась ребенку.198 На протяжении многих веков было приня­ то регулярно давать детям опий и спиртные напитки, чтобы они не кричали. В еврейском папирусе говорится об эффективнос­ ти для детей микстуры из маковых зерен и мушиного помета:

«Действует моментально!» Др. Хьюм в 1799 г. жалуется, что каждый год няньки губят младенцев тысячами, «вливая им в гор­ ло напиток Годфри, который в конечном счете оказывается не менее губительным, чем мышьяк. Они хотят успокоить ребенка, и действительно, многие успокаиваются навсегда...» А ежеднев­ ные порции спиртных напитков, которые «вливаются в рот ма­ лышу, а он не может отказаться и показывает свое отвращение судорожными попытками уклониться и гримасами!» Источники постоянно дают указания на то, что дети всегда и везде плохо питались. Разумеется, дети бедноты часто ходили голодными, но ведь и в богатых семьях считалось, что рацион детей, особенно девочек, должен быть очень скудным, а мясо лучше давать в очень небольших количествах или не давать вовсе.

Плутарховское описание «голодной диеты» спартанского юноши известно достаточно хорошо, но после просмотра огромного числа 60 ллойд ДЕМОЗ упоминаний о скудном питании детей прошлого, о двух-трехра зовом кормлении грудных детей, о специальных детских постах, о дисциплинарном лишении еды может создаться впечатление, что в прошлом родители не могли спокойно выносить зрелища сытых детей,200 как и некоторые родители современности, любя­ щие держать детей в черном теле. Августин и Бакстер в сво­ их автобиографиях признаются в грехе обжорства: в детстве каждый из них воровал фрукты;

но никто и никогда не задал вопрос, не были ли они голодны, раз поступали подобным об­ разом. Почти всемирным обычаем было ограничение свободы движе­ ний ребенка различными приспособлениями. Важнейшей стороной жизни ребенка в его ранние годы было пеленание. Как мы уже отмечали, взрослым оно казалось необходимым из-за их же проек­ ций на ребенка: так, считалось, что, оставшись без присмотра, рас­ пеленатый ребенок вырвет себе глаза, оторвет уши, переломает ноги, искривит кости, испугается вида собственных конечностей или же начнет ползать, как животное, на четвереньках.202 Традиционное пеленание почти одинаковое в любой стране и в любую эпоху:

оно «состоит в том, чтобы не дать ребенку свободно распоряжать­ ся своими конечностями, замотать их в нескончаемо длинную лен­ ту, а то ведь они такие неумелые, что похожи на поленья. При пе­ ленании бандаж иногда оставляет на коже ссадины, она сдавлива­ ется, дело доходит почти до гангрены. Кровообращение чуть ли не останавливается, ребенок не может и пошевельнуться. Его малень Илл. 7 - Пеленание ребенка. Англия (1633).

ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА кая талия стиснута корсетом... Голова сжата, с тем чтобы придать ей такую форму, которую считает нужной акушерка;

эту форму стараются сохранить путем тщательно выверенного сдавлива­ ния...»

Пеленание зачастую представляло собой такую сложную процедуру, что занимало до двух часов. Взрослым пеленание давало неоценимые преимущества - когда ребенок уже был спе ленут, на него редко обращали внимание. Как показали последние медицинские исследования, спеленутые дети крайне пассивны, сердцебиение замедленно, кричат они меньше, спят гораздо боль­ ше, и в целом настолько тихи и вялы, что доставляют родите­ лям очень мало хлопот. Исторические источники подтвержда­ ют эти наблюдения;

уже античные врачи соглашаются, что «у детей не бывает бессонницы ни от рождения, ни приобретенной, ибо они всегда спят». Часто встречаются описания, как детей кладут на несколько часов за горячую печь, подвешивают на гвоздик в стене, кладут в кадушку и вообще «оставляют, как сверток, в любом подходящем углу».200 Почти все народы пеле­ нали своих детей. Считается, что в Древнем Египте пеленания не было, потому что египетская живопись изображает детей на­ гими, но, по свидетельству Гиппократа, египтяне пеленали детей, и изредка попадаются статуэтки со спеленутыми младенцами. В тех немногих районах, где пеленание не было принято, напри­ мер, в Древней Спарте или у шотландских горцев, были зато са­ мые суровые методы закалки, как будто не было иного выбора, как между тугим пеленанием и полным оголением младенца, ко­ торого носили в таком виде, по холоду, а потом заставляли бе­ гать голышом по снегу.208 Необходимость пеленания считалась • настолько очевидной, что до начала Нового времени мы встре­ чаем очень противоречивые сведения о возрасте, когда дитя уже надо освобождать от пеленок. Соран утверждает, что римляне окончательно распеленывали детей в возрасте 40-60 дней. Хо­ телось бы верить, что он более точен, чем Платон, говоривший о двух годах.

Детей часто не только туго пеленали, но и привязывали рем­ нями к специальной носильной доске, и так продолжалось в те­ чение всего средневековья. Однако мне пока еще не удалось установить, до скольких месяцев дети подвергались этой проце­ дуре. Те немногочисленные сведения, которые приводятся в ис­ точниках шестнадцатого-семнадцатого веков, и исследования по Илл. 8 — Спеленутые дети. Иллюстрация медленного про­ гресса в устранении бандажей для пеленания (Греция, Vв. до н.э., Италия, XV в.t Англия XVI в.).

искусству того "времени показывают, что дети в возрасте одно го-четырех месяцев спеленывались полностью, снаружи остава лась только голова, затем им освобождали руки. Туловище и ноги оставались в пеленках до шести-девяти месяцев. По части прекращения традиции пеленания впереди была Англия, как и в случае с отсылкой детей кормилицам. В Англии и в Америке обычай пеленания начал сходить на нет в конце восемнадцато­ го века, а во Франции и в Германии - в девятнадцатом веке. Когда ребенок выходил из пеленочного возраста, к нему при­ меняли другие способы ограничения подвижности, в каждой стра­ не и для каждой эпохи свои. Иногда детей привязывали к сту­ льям, чтобы они не могли ползать. До девятнадцатого века к одежде ребенка привязывали помочи, чтобы лучше следить за ним и направлять в нужную сторону. И для мальчиков, и для девочек часто делали корсеты из китового уса, дерева или же­ леза. На время занятий детей иногда привязывали к спинодер­ жателю, а ноги ставили на подпорку. Для «улучшения осанки»

служили и железные ошейники, и другие приспособления. При­ мер такого устройства описывает Фрэнсис Кембл: «Страшная пыточная машина, разновидность спинодержателя, сделанная из стали и покрытая красным сафьяном, представляла собой плос­ кую доску, которая помещалась за моей спиной и привязывалась ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА Илл. 9 - Спеленутый средневековый ребенок. Спеленутому ребенку по виду больше года (Reuner Musterbach, 1210).

к талии ремнем, а вверху закреплялась двумя эполетами на пле­ чах. Посреди доски торчал стальной стержень или шип со сталь­ ным воротничком, который опоясывал шею и застегивался сза­ ди».213 Может создаться впечатление, что такие приспособления Илл. 10 - Детский ремень для сна. Использовался, чтобы обеспечивать прямое положение тела во сне, одно из дю­ жин ограничительных приспособлений, придуманных не­ мецким педагогом 19-го века Д.Г.М. Шребером.

64 л л о й д ДЕМОЗ были более обычны для шестнадцатого-девятнадцатого веков, чем для средневековья, но это лишь из-за немногочисленности сред­ невековых источников. Два обычая были, скорее всего, распрост­ ранены во всех странах с античных времен. Первый из них - это плохо одевать ребенка в целях «закалки». Второй - использова­ ние специальных приспособлений в виде табуретки, которые, как утверждалось, помогали ребенку научиться ходить, на самом же деле были нужны, чтобы не давать ему ползать - к этой «звериной» привычке относились с осуждением. Феликс Вюрц (1563 г.) рассказывает об одном из вариантов таких табуреток:

«.„есть такие табуретки для детей, в которых надо стоять.

Пока за ребенком наблюдает мать или нянька, он может хоть как-то поворачиваться, но потом его оставляют одного, идут по своим делам, совсем не думая о страданиях, кото­ рые бедный ребенок испытывает... бедняга... он будет сто­ ять не один и не два часа, в то время как полчаса-час это уже слишком долго для ребенка... Хочу, чтобы все эти стоячие табуретки сожгли...» ВОСПИТАНИЕ НАВЫКОВ ТУАЛЕТА, ДИСЦИПЛИНА И СЕКС Хотя стулья со встроенными горшками существовали уже в античности, до восемнадцатого века мы не встречаем никаких ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА упоминаний о том, чтобы в первые месяцы жизни ребенка его приучали к пользованию туалетом. Несмотря на то, что родите­ ли постоянно, как Лютер, жаловались, что дети «пачкают углы», несмотря на то, что врачи прописывали разные средства, в том числе битье, чтобы ребенок «не писался в постель» (дети обыч­ но. спали вместе со взрослыми), взрослые лишь относительно недавно, в восемнадцатом веке, стали вести борьбу с детьми за возможность контроля их дефекации и мочевыделения. Причи­ на - в наступлении следующей психогенной стадии.

Разумеется, дети всегда отождествлялись со своими же ис­ пражнениями, Новорожденных младенцев называли ескете, а по латыни rnerda, то есть «экскременты», откуда и произошло фран­ цузское merdeux, что означает «маленький ребенок». Но до восемнадцатого века детей не приучали ходить на горшок, а ста­ вили им вместо этого клизмы и свечи, давали слабительное и рвотное, независимо от того, были ли они здоровы или больны.

В одном авторитетном источнике семнадцатого века говорится, что грудным детям необходимо прочищать кишечник перед каж­ дым кормлением, потому что молоко не должно смешиваться с калом.217 Дневник наблюдений Эроара за Людовиком XIII полон подробных описаний всего, что выходило из маленького Людо­ вика, а прочитав его, видишь, что в детстве ему не одну тыся­ чу раз делали прочистки, ставили клизмы и свечи. Мочу и кал детей часто изучали для определения их внутреннего состояния.

Из описания этой процедуры, которое дает Дэвид Хант, видно, что взрослые проецируют на ребенка свои же нежелательные стремления - это и есть то, что я обозначаю термином «ребе­ нок-уборная»:

Илл. 12 - Сцена с клизмой. Типичное для Германии 18-го века изображение ребенка, которому делают клизму.

«Считалось, что в кишечнике детей таится нечто дерз кое/злобное и непокорное по отношению ко взрослым.

То, что испражнения ребенка плохо пахли и выглядели, означало, что на самом деле где-то в глубине он плохо относится к окружающим. Каким бы спокойным и по­ слушным он ни был внешне, его кал всегда рассматри. вался как оскорбительное послание некоего внутренне­ го демона, указание на «дурное расположение», скрыва- • емое ребенком».

До восемнадцатого века клизма считалась важнее горшка.

Когда детей стали учить ходить в туалет уже в раннем возрасте (отчасти благодаря тому, что менее употребимо стало пеленание), когда ребенок получил возможность сам контролировать выход продуктов своего тела, открылось большое эмоциональное зна­ чение такой самостоятельности, о котором до тех пор не знали.

Когда родителям приходилось бороться с волей ребенка в его первые месяцы, это было показателем их вовлеченности в жизнь ребенка, в психологическом отношении это был прогресс по срав­ нению с царством клизмы.219 В начале девятнадцатого века ро­ дители обычно начинали всерьез приучать ребенка к туалету уже в первые месяцы его жизни, а к концу столетия их требования чистоты стали такими строгими, что идеальный ребенок описы­ вался так: «Он ни на мгновение не потерпит грязи на себе, на сво­ ей одежде или вокруг себя». В наши дни большинство англий­ ских и немецких родителей начинают приучать ребенка к туалету прежде, чем ему исполнится шесть месяцев;

в Америке этот возраст в среднем составляет около девяти месяцев и варьи­ рует больше.

Собранные мной свидетельства о методах наказания детей склоняют меня к мысли, что до восемнадцатого века очень боль­ шой процент детей регулярно били. Я просмотрел свыше двух­ сот советов и мнений о воспитании детей, относящихся к разным годам до восемнадцатого века. Большинство авторов одобряет суровые побои, некоторые не против побоев в определенных си­ туациях, а против выступают лишь трое - Плутарх, Пальмьери и Садолето, обращаясь к отцам и учителям, но ничего не говоря о матерях.222 Я нашел описания детства семидесяти человек, жив­ ших до восемнадцатого века, из них не били только одного ре­ бенка - дочь Монтеня. Очерк Монтеня о детях настолько полон противоречий, что поневоле колеблешься, принимать ли его ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА утверждения всерьез. Взять хотя бы его знаменитый рассказ об отце, который был так к нему добр, что нанял музыканта, каждое утро будившего ребенка звуками музыки, чтобы не травмировать нежный детский мозг. Если это правда, то такая необычная до­ машняя жизнь могла продолжаться лишь два-три года: когда Мон тень родился, его тут же отправили на несколько лет к корми­ лице, а с шести до тринадцати лет он учился в школе в другом городе - отец отдал его туда, найдя слишком «вялым, медлитель­ ным и плохо запоминающим уроки». Когда Монтень утверждает, что его дочери «сейчас уже больше шести лет, и ни разу ею ник­ то не руководил и не наказывал за шалости... иначе, как слова­ ми», ей было на самом деле одиннадцать. В другом месте, гово­ ря о своих детях, он признается: «Я без особой охоты терпел их присутствие, когда их приводили ко мне».223 Так что нам, по­ жалуй, лучше воздержаться от суждений насчет этого единствен­ ного небитого ребенка. (В своем обширном обзоре литературы на тему битья детей Пеппер приходит примерно к тем же выво­ дам, что и я.) 2 2 Орудиями битья были разнообразные кнуты и хлысты, кош­ ки, совки, палки, железные и деревянные прутья, связки прутьев, специальные плети из небольшой цепи (так называемые «дисцип­ лины*), специальные школьные изобретения, как, например, коло­ тушка с грушевидным расширением на конце и круглой ямкой, чтобы вскакивали волдыри. Сравнительная частота использова­ ния разных методов видна из списка одного немецкого школь­ ного учителя, который подсчитал, что в общей сложности отве­ сил 911527 ударов палкой, 124000 ударов плетью, 136715 шлеп­ ков рукой и 1115800 пощечин.225 В источниках говорится, как правило, о суровых побоях, с синяками и кровоподтеками, кото­ рые начинались в раннем возрасте и составляли неотъемлемую часть жизни ребенка.

Детей били, они вырастали и в свою очередь били собствен­ ных детей. Так повторялось век за веком. Редко звучали откры­ тые протесты. Даже те гуманисты и педагоги, которые славились своей добротой и мягкостью, как, например, Петрарка, Ашэм, Ко менский, Песталоцди, одобряли битье детей.226 Жена Мильтона жаловалась, что не выносит криков своих племянников, когда муж их бьет;

Бетховен хлестал учеников вязальными спицами, а иног­ да колол.227 Даже принадлежность к королевской семье не осво­ бождала от побоев, чему пример — детство Людовика XIII. За 68 ллойд ДЕМОЗ обедом рядом с его отцом лежал кнут, а сам дофин уже в месяцев прекрасно знал, что, если ему показали кнут, надо замол­ кнуть. В 25 месяцев его начали бить регулярно, часто по голо­ му телу. Время от времени ему снились кошмары на тему би­ тья, которое начиналось утром, как только он просыпался. Уже будучи королем, Людовик часто в ужасе просыпался по ночам, ожидая утренней порки. В день коронации восьмилетнего Людо­ вика высекли, и он сказал: «Лучше я обойдусь без всех этих почестей, лишь бы меня не секли». Когда ребенок не был спеленут, его усиленно закаляли раз­ ными способами. Это наводит на мысль, что одной из функций пеленания было сдерживание негативных наклонностей родите­ лей в отношении ребенка. Я еще не слышал о родителе, кото­ рый бил бы спеленутого младенца. В то же время даже очень маленьких детей, когда они находились не в пеленках, били сплошь и рядом - верный признак «синдрома рукоприкладства».

Сюзанна Уэсли говорит о своих детях: «Примерно в год их учили бояться палки и кричать тише». Джованни Доминичи замечает, что бил младенцев «часто, но не сильно...» Руссо рассказывает, как младенцев уже в первые дни били, чтобы успокоить. Одна мать пишет о своем первом сражении с четырехмесячным мла­ денцем*. «Я лупила его, пока рука не устала, буквально живого места не оставила, а он хоть бы на йоту уступил». Таких приме­ ров сколько угодно, Странному наказанию подвергался в детстве священник Ал куин, живший в раннем средневековье. Ступни ног резали или кололи инструментом, напоминающим сапожный нож. Это напо­ минает привычку одного из епископов Элии колоть молодых слуг стрекалом, которое всегда было у него в руке.


Когда Джейн Грей говорит, что родители угощали ее «щипками и уколами», а Томас Тассер жалуется: «Мои захватанные уши, я как затравленный медведь, что за насмешливые губы, что за щипки, что за толчки, что за уколы», - возможно, речь идет об использовании стрека­ ла. Если бы дальнейшие исследования показали использование стрекала в воспитательных целях в античности, это в новом свете представило бы убийство Эдипом Лая на пустынной до­ роге - ведь Лай в буквальном смысле «подстрекнул» сына к убийству, ударив его «прямо по голове двужальным стрекалом». Хотя в самих ранних источниках мы находим лишь отрывоч­ ные упоминания о педантично-суровых наказаниях для детей, в ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА Илл. 13 - «Кобыла» для школьника. Эти римские (Герку ланеум) и средневековые (1140) школьные сцены иллюс­ трируют одну популярную при порках школьников пози­ цию, которую в английских школах 19-го века называли «horsing» (кобыла).

каждую эпоху на Западе наблюдается заметное улучшение. В античности полно было приспособлений и методов воспитания, неизвестных в более поздние времена: кандалы на ноги, наруч­ ники» кляпы, три месяца в «колодках», кровожадные спартанские порки, когда юношей часто забивали до смерти.231 Стиль мышле­ ния взрослых в те древние времена проявляется в одном анг­ ло-саксонском обычае. Фрапп говорит: «Когда хотели, чтобы какая-нибудь церемония надолго осталась в памяти потомков, на нее приводили детей и тут же, на месте, устраивали им необыч­ но жестокую порку;

предполагалось, что это придаст в глазах ребенка дополнительную значимость происходящему». Для средневековья найти сведения о конкретных способах наказания еще труднее. Один закон тринадцатого века относит избиение детей к общественной сфере: «Если ребенка бьют до крови, это будет ему хорошая память, если же его забивают до смерти, тут дело касается закона».233 Большинство средневековых авторов описывает очень суровые сцены избиения, хотя св. Ан сельм, отличавшийся передовыми взглядами не только в вопро­ сах воспитания, требовал у одного аббата, чтобы тот бил детей помягче, ибо: «Разве они не люди? Разве они не из крови и пло­ ти, как и вы?» Только в эпоху Возрождения стали всерьез поговаривать, что детей не следует бить так жестоко, и то люди, говорившие это, обычно соглашались с необходимостью битья в разумных пределах. Как говорил Бартоломью Бэтти, родители должны «держаться золотой середины», то есть им не следует «бить детей по лицу или по голове, молотить ребенка, как мешок с солодом, дубинками, досками, вилами или кочергой», потому что так можно и убить. На самом деле надо «стегать ему бока...

розгами, тогда он не умрет».

Попытки ограничить телесные наказания для детей делались и в семнадцатом веке, но самые крупные сдвиги произошли в восемнадцатом столетии. Самые ранние биографии людей, кото­ рых в детстве не били, по моим сведениям, относятся к периоду между 1690 и 1750 годами. В девятнадцатом веке старомод­ ные порки начали терять популярность в большей части Евро­ пы и Америки. Наиболее затяжным этот процесс оказался в Гер­ мании, где до сих пор 80% родителей признаются, что бьют сво­ их детей, из них 35% - палками. Когда наказание битьем стало выходить из моды, потребовалась замена. К примеру, в восемнадцатом и девятнадцатом веках ста­ ло очень популярном запирать детей в темноте. Детей сажали в «темный чулан, иногда оставляли там на несколько часов».

Некая мать сажала трехлетнего сына в ящик шкафа. Один дом представлял собой «маленькую Бастилию. В каждом чулане или шкафу сидело по арестанту - одни всхлипывали и повторяли урок, другие ели свой хлеб с водой...» Иногда ребенка оставляли в комнате взаперти на несколько дней. Когда один французский пятилетний мальчик впервые увидел новую квартиру семьи, он сказал: «Мама, так же не может быть: здесь нет темного чула­ на! Куда ты посадишь меня, когда я буду баловаться?» Что касается истории секса в детстве, то здесь добраться до фактов труднее всего. Современные источники предпочитают умалчивать об этой стороне детства, а большинство книг и ру­ кописей, составляющих основу такого исследования, недоступны.

Викторианское отношение к сексу все еще господствует в боль­ шинстве библиотек, и огромное количество книг о сексе в ис­ тории остается под замком в библиотечных книгохранилищах и музейных подвалах по всей Европе даже для историков. Тем не менее, в доступных на данный момент источниках достаточно ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА свидетельств, чтобы увидеть, что сексуальные оскорбления детей в прошлом были гораздо более обычны, чем сейчас, а наказание детей за сексуальные желания в последние два столетия - про­ дукт новейшей психогенной стадии. На этой стадии взрослые ис­ пользуют детей скорее для сдерживания собственных сексуаль­ ных фантазий, чем для их удовлетворения. При сексуальном ис­ пользовании, как и вообще при плохом обращении, ребенок был лишь случайной жертвой, выполнял определенную роль в защит­ ной системе взрослого.

В античности ребенок первые годы жизни рос в окружении использовавших его в сексуальном отношении людей. Детство в Греции или в Риме часто подразумевало использование со стороны мужчин более старшего возраста. Конкретные формы и частота были разные в зависимости от области и времени. На Крите и в Беотии были приняты гомосексуальные свадьбы и медовые месяцы. Сексуальное использование мальчиков из ари­ стократических семей в Риме было менее распространено, но во­ обще детей в той или иной форме использовали везде.239 Пуб­ личные дома, где проститутками были мальчики, процветали во всех городах, а в Афинах можно было даже взять мальчика на­ прокат. Там, где закон запрещал гомосексуальные отношения со свободными мальчиками, для этого были рабы, и свободно­ рожденные дети, бывало, видели, как их отцы спят с мальчиками.

Иногда детей продавали в сожительство. Музоний Руф вопро­ шает, не следует ли оправдать мальчика, если он отказывается уча­ ствовать в такой сделке: «Я знал одного отца, настолько испор­ ченного, что, имея редкостно по-юношески красивого сына, он продал его, обрек на позорную жизнь. Если юноша, которого будет вот так же продавать родной отец, откажется и не пойдет на это, станем ли мы упрекать его в непослушании?»240 Главное воз­ ражение Аристотеля против идеи Платона о совместном содер­ жании детей состояло в том, что мужчины не смогут отличить своих детей от чужих, а заниматься сексом со своими детьми, го­ ворит Аристотель, «не пристало».241 Плутарх объясняет, почему свободнорожденные маленькие мальчики в Риме носили на шее золотой шарик: когда голые дети собирались группой, мужчины должны были знать, кого не следует трогать. Плутарх - только один из авторов, указывающих, что сексуаль­ ное использование детей не ограничивалось детьми старше 11 12 лет. На протяжении всей античности учителя и воспитатели Илл. 14 - Греческий мужчина, играющий с пенисом маль­ чика.

детей младшего возраста сплошь и рядом прибегали к сексуаль­ ному насилию над ними. Принимались всевозможные законы, ограничивающие домогательства взрослых, но, пригрозив своей крепкой тяжелой палкой, педагог мог делать все, что хотел. После многих лет преподавания в Риме Квинтилиан предупреждает родителей, рассказывая, насколько часто учителя насилуют детей, и исходя из этого, критикует битье детей в школах:

«Когда ребенка бьют, боль и страх часто приводят к та­ ким последствиям, о которых неприятно говорить и ко­ торые бывают источником стыда, лишающего присут­ ствия духа и угнетающего ум до такой степени, что ре­ бенок начинает ненавидеть весь мир и дичиться людей.

Кроме того, следует очень внимательно выбирать учителя и заведующего школой, ведь можно сильно ошибиться, от­ дав ребенка к какому-нибудь почтенному наставнику. Я краснею, вспоминая о бесстыдстве, с которым негодяи злоупотребляют порой своим правом применять теле­ сные наказания и возможностью запугивать ими жерт­ ву. Я не буду распространяться на эту тему, моего объяс­ нения более чем достаточно». Эсхин цитирует некоторые из афинских законов, которыми пытались ограничить сексуальные домогательства учителей:

«...что же в случае с учителями... ясно, что законода­ тель им... не доверяет... им запрещается открывать ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА классную комнату или гимнастический зал до восхода солнца, а закрывать школу они должны не позже, чем солнце зайдет;

законодателю крайне подозрительным кажется, если учитель остается с мальчиком наедине или в темноте».

Эсхин преследовал по закону Тимарха, продавшегося в каче­ стве мальчика-проститутки, и как свидетелей привлек несколько мужчин, которые признались, что заплатили Тимарху за услуги.

Эсхин признает, что в детстве многие, в том числе он сам, под­ вергались сексуальному использованию, но не за деньги, иначе это было бы противозаконным.

Литература и искусство подтверждают эту картину сексуаль­ ного использования маленьких детей. Петроний любит описывать ощущения взрослого, чувствующего «маленький незрелый инст­ румент» мальчика. Его рассказ об изнасиловании семилетней девочки, когда женщины плотным кольцом окружили кровать и хлопали в ладоши, показывает, что женщины тоже играли здесь определенную роль.246 Аристотель говорит, что «те, кого с дет­ ства использовали», сами часто привыкают к гомосексуализму.

Обычно считают, что маленькие нагие дети, прислуживающие взрослым, - мы видим их в эротических сценах на расписных вазах - это слуги, но, учитывая, что дети из знатных семей очень часто выполняли роль прислуги, можно предположить, что на Илл..15 - Дети, прислуживающие взрослым на оргии;

Гре­ ческий рисунок, изображающий пиршество-симпозиум.

изображениях дети из семей пирующих. Как говорит Квинтили ан о знатных римских детях:

«Мы веселимся, когда они позволяют себе очень воль­ но высказываться;

если бы мы услышали подобные i выражения из уст какого-нибудь александрийского слу­ ги, он был бы наказан, а эти дети награждаются взры­ вом смеха и поцелуем... они слышат эти слова от нас,,. они видят наших любовниц и любовников;

каждая пи рушка оглашается непристойными песнями, а детские глаза видят такое, о чем мы не должны говорить, не краснея».


Даже иудеи, которые старались суровыми наказаниями пре­ секать гомосексуализм среди взрослых, очень снисходительно относились к гомосексуальному использованию маленьких маль­ чиков. Несмотря на запрет Моисея растлевать детей, только со­ домия с детьми старше девяти лет предусматривала смертную казнь через побитие камнями, но совокупление с детьми меньшего возраста не считалось половым актом и наказывалось всего лишь поркой «для поддержания общественного порядка».

Следует отметить, что широкое распространение сексуального насилия над детьми невозможно без одного условия — соучастия, пусть даже неосознанного, родителей ребенка. В прошлом дети находились под полнейшим контролем родителей, которые только и могли дать согласие на их сексуальное использование и пере­ дать в руки насильника. Плутарх размышляет о важности это­ го решения для отца:

«Я терпеть не могу допускать и терпеть не могу прого - нять... как же правильнее поступать;

позволять ли по­ клонникам наших мальчиков общаться с ними и прово­ дить вместе время или, наоборот, гнать и не допускать к близости с нашими детьми? Когда я смотрю на сурово говорящих отцов, которые расценивают близость сына с любовником как невыносимое оскорбление для ребенка, я стараюсь не показать себя защитником этого обычая.

Однако Платон утверждает, что мужчине, который пока­ зал себя с достойной стороны, надо позволить ласкать любого приглянувшегося ему юношу. Если так, то любов­ ников, вожделеющих лишь к телесной красоте, надо гнать прочь, зато тем, кого привлекает душа, следует давать свободный доступ». ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА Мы уже видели, как вели себя взрослые по отношению к маленькому Людовику XIII: их руки так и тянулись к интимным местам ребенка. То же относится и к римлянам и грекам. Я поднял лишь некоторые свидетельства того, что эта привычка распространялась, как в случае с Людовиком, на самые ранние годы детей. Светоний осуждает Тиберия за то, что тот «детей самого нежного возраста, которых называл «мои маленькие рыбки», заставлял играть у него между ног, пока купался в ван­ не. Тех же, кто еще не вышел из грудного возраста, но был кре­ пок и здоров, он брал для фелляции...» Светоний мог это и при­ думать, но у него явно были основания рассчитывать на доверие читателей. Такую же историю рассказывает Тацит.

Все же излюбленным способом сексуального использования детей были не оральные, а анальные сношения. Марциал говорит, что во время акта с мальчиком «не следует возбуждать его, ко­ паясь у него в паху рукой... Природа разделила мужской орга­ низм: одна часть предназначена для женщин, другая - для дру­ гих мужчин. Используй только свою часть». Причину, по кото­ рой мальчика нельзя возбуждать мастурбацией, Марциал видит в том, что она «ускоряет возмужание», — наблюдение, сделанное несколько раньше Аристотелем. Когда на вазах изображаются эротические сцены сексуального использования неполовозрелых мальчиков, их пенис никогда не рисуют в состоянии эрекции. Дело в том, что античные мужчины, как мы знаем, были на самом деле не гомосексуалистами, их было бы правильнее назвать «ам бисексуалами» (сами они говорили об «амбидекструальности»). Ам бисексуальность - более низкий психический уровень, чем насто­ ящая гомосексуальность. Гомосексуалист убегает к мужчинам от женщин, защищаясь от эдипова комплекса, а при амбисексуально сти эдипов уровень никогда не достигается, женщины и мальчи­ ки используются почти без разбора.252 Как отмечает психоанали­ тик Джоан Макдауголл, фактически главная цель этого извраще­ ния - доказать, что «между полами нет различий». Она полагает, что, ставя ребенка в беспомощное положение, взрослый пытает­ ся тем самым справиться с собственными сексуальными трав­ мами детства. Кроме того, это попытка побороть страх кастрации, доказав себе, что «кастрация не причиняет вреда, она только способствует сексуальному возбуждению».253 Это объяснение хорошо подходит к античному мужчине. Часто говорилось, что сношения с кастрированными мальчиками особенно возбуждают, 76 ллойд ДЕМОЗ это было излюбленным развлечением сластолюбцев в Римской империи, а младенцев кастрировали «в колыбели» и отправля­ ли в публичные дома. Марциал восхваляет Домициана, издавшего закон, запрещающий кастрировать младенцев для публичных домов: «Тебя любили мальчики... теперь же, Цезарь, тебя любят и младенцы». Павел Эгинета описывает стандартный метод ка­ страции маленьких мальчиков:

«Иногда нас против воли заставляли делать операцию особы высокого чина... это делается при помощи сдав­ ливания;

детей, в еще очень нежном возрасте, помеща­ ют в сосуд с горячей водой;

когда яички размягчатся, их надо сдавливать пальцами до полного исчезновения».

Другой способ, говорит он, посадить на скамейку и отрезать яички. Многие античные врачи упоминают эту операцию, а Юве нал говорит, что врачам часто приходилось ее выполнять.

В античности ребенок повсюду встречал намеки на кастрацию.

В каждом поле или саду он видел Приапа с огромным напря­ женным пенисом и серпом - символом кастрации. Кастратами могли быть его учителя, везде попадались кастраты-заключеннные, кастратами часто были слуги родителей. Св. Джером пишет о людях, которые сомневались: благоразумно ли позволять моло­ дым девушкам купаться с евнухами? И хотя Константин издал закон против кастрации, при его преемниках явление достигло таких масштабов, что вскоре знать стала кастрировать своих детей, чтобы обеспечить им карьеру. Мальчики кастрировались и в целях «лечения» от различных болезней, а Амбруаз Паре жалуется, что много развелось «кастраторов», жадных до детских яичек, которые поедаются в магических целях с согласия роди­ телей.

С приходом христианства появилось новое понятие - детская невинность. Когда Христос советует людям «стать как маленькие дети», Клемент Александрийский предостерегает от неправильного понимания этого изречения: «Не поддавайтесь безрассудному за­ блуждению. Мы маленькие дети не в том смысле, что должны дурачиться, кататься по полу и ползать, как змеи», Христос под­ разумевает, что люди должны стать «непорочными», как дети, чи­ стыми, свободными от сексуального опыта.257 В средневековье хри­ стиане стали подчеркивать, что дети совершенно невинны в от­ ношении удовольствия и боли. Ребенок «не испытал чувственных наслаждений и не имеет понятия о мужских инстинктах... мож ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА но стать ребенком в смысле гнева и в смысле горя, то есть, сме­ яться и играть в то самое время, когда отец, мать или брат при смерти». К сожалению, идея о невинности детей и о невозмож­ ности их совратить - обычная уловка взрослых, не желающих при­ знать, что их сексуальные домогательства вредят ребенку. Поэто­ му средневековая выдумка о невинности детей лишь напускает еще больше тумана и ничего не дает в понимании того, что происхо­ дило в действительности. Аббат Гвиберт Ножанский говорит, что дети блаженны, ибо лишены сексуальных стремлений и способно­ стей;

однако потом он признается в «злых поступках в дет­ стве...» В насилии над детьми обвиняются чаще всего слуги;

даже прачка могла «сделать злое дело». Слуги часто «позволяют себе непристойные выходки... в присутствии детей [и] развращают их». Няньками не должны быть молодые девушки, «ибо многие из них преждевременно разжигают огонь страсти, как явствует из правдивых рассказов и, смею сказать, из собственного опыта».

Джованни Доминичи в 1405 г. попытался положить предел вседозволенности, проистекающей из «невинности» ребенка. Он пишет, что после трех лет ребенку не следует видеть нагих взрос­ лых, поскольку в ребенке «до пяти лет исключено желание и даже намек на него, однако предосторожности нужны, ибо, видя поступки окружающих, он привыкнет к ним и впоследствии уже не будет их стыдиться...» То, что родители часто сами домогались своих детей, можно понять из намеков, которыми полон следую­ щий отрывок:

«Ему следует спать в длинной ночной рубашке, закры­ вающей колени, тщательно следя, чтобы они не остава­ лись неприкрытыми. Не позволяй матери и отцу, а тем более кому-нибудь постороннему трогать его. Стараясь не показаться скучным в перечислении этих правил, я сошлюсь на древних, которые следовали им в полной мере, чтобы не воспитать ребенка рабом своей плоти». В эпоху Возрождения в сексуальном использовании детей происходили дальнейшие сдвиги. Это видно не только по возрос­ шему числу моралистов, предостерегавших от такого обращения с детьми (Жан Герсон, как и нянька Людовика XIII, считал, что пресекать домогательства обязан сам ребенок), но даже и в искусстве того времени. Живопись Возрождения часто изобра­ жала не только нагих риtti, или купидонов, снимающих с глаз по­ вязку перед обнаженными женщинами, но и будничные сцены с детьми, треплющими мать по подбородку или заносящими над ней ногу. Каноническая иконопись тоже была полна признаков сек­ суальной любви: руки матери, например, часто изображались почти в генитальной области ребенка.

Кампании против сексуального использования детей продол­ жались в течение всего семнадцатого столетия, а в восемнадца­ том веке приняли совершенно новый оборот: наказание малень­ ких мальчиков и девочек за прикосновение к собственным гениталиям. Как и приучение к туалету, это было результатом наступления новейшей психогенной стадии. Подтверждение мож­ но найти в том факте, что детям не запрещали мастурбировать ни в одном из девяти примитивных обществ, исследованных Уай тингом.263 Отношение большинства людей к детской мастурбации до восемнадцатого века видно из совета Фаллопия родителям «в детстве усердно увеличивать пенис мальчика». Хотя мастурба­ ция у взрослых считалась, хотя и незначительным, но все же гре­ хом, запрет на нее в средневековье редко распространялся на де Илл. 16 — Бабка Христа, играющая с его пенисом. Как пока­ зываем изображение Анны на картине Ханса Бальдунга Грина (1511), предполагалось, что бабушки мастурбиру­ ют своих внуков.

ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА тей. До нового времени на первом плане была борьба с гомосек­ суализмом, а не с мастурбацией. В пятнадцатом веке Герсон жалуется на взрослых, которые удивляются, услышав, что мастур­ бация - это грех. Он учит исповедников прямо спрашивать у взрослых: «Друг, трогал ли ты и тер ли ты свой орган, как это обычно делают дети?» Лишь в начале восемнадцатого века, когда попытки оградить ребенка от сексуальных домогательств достигли высшей точки, родители начали сурово наказывать детей за мастурбацию, а врачи стали распространять миф, что мастурбация приводит к болезни, к эпилепсии, к слепоте, наконец, к смерти. К концу девятнадца­ того века эта кампания достигла невероятного накала. Бывало, что врачи и родители вооружались ножами и ножницами, грозились отрезать ребенку гениталии;

в качестве наказания порой исполь­ зовались обрезание, клитороэктомия, инфибуляция;

детям пропи­ сывали различные ограничительные приспособления: гипсовые повязки, клетки с шипами. Особенно большое распространение получило обрезание. Как говорил один американский детский пси­ хиатр, если двухлетний ребенок трет свой член и ни минуты не может посидеть спокойно, тут может помочь только обрезание.

Илл. 17 - Металлические антимастурбационные приспособ­ ления. Французские (Ж. Жаладе-Лафон, 1818) и немецкие (В. Шейнлейн, 1831).

Другой врач девятнадцатого века, чья книга стала настольной во многих американских домах, советует установить тщательное наблюдение за ребенком, и если обнаружится,-что он мастурби­ рует, приводить к нему, врачу, для обрезания без анестезии: та­ кой метод лечит безотказно. Просмотрев 559 источников, Шпитц построил диаграмму сравнительной.частоты различных советов насчет мастурбации. Диаграмма показывает пик хирургического вмешательства в 1850-1879 гг., а бум использования ограничи­ тельных приспособлений, надеваемых на ребенка, - в 1880- гг. К 1925 г., после двух столетий жестокой и совершенно бес­ смысленной атаки на детские гениталии, эти методы почти пол­ ностью отжили. Илл. 18 - Кольца для пениса. Надевались мальчикам на ночь, чтобы предотвратить эрекцию во время сна.

После восемнадцатого века дети подвергались сексуальным домогательствам гораздо чаще со стороны слуг, других взрослых и подростков, чем со стороны родителей. Однако условия для это­ го создавались родителями. Например, огромное число родителей продолжало класть детей на ночь в одну кровать со слугами после того, как предыдущие слуги были замечены в пристава­ нии к детям. Вспоминая свой собственный детский опыт, карди­ нал Берни предупреждает родителей: «Ничто так не опасно для морального и, возможно, физического здоровья детей, как остав­ лять их под присмотром горничных или даже молодых дам, вос­ питанных в замке. Добавлю, что даже лучшие из них часто бы­ вают очень даже опасными. Они проделывают с ребенком такие штучки, на которые не осмелились бы с молодыми людьми».

Один немецкий врач говорит, что няньки и прислуга «ради заба­ вы проделывают все виды половых актов» с детьми. Даже Фрейд рассказывал о том, как нянька совращала его в двухлетнем возра­ сте, а Ференци и другие психоаналитики сочли неразумным реше ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА ние Фрейда в 1897 г. рассматривать большинство рассказов пациентов об их совращении в раннем детстве как плод фан­ тазии. Как писал психоаналитик Роберт Флисс: «Еще никто не заболевал только из-за своих фантазий». Даже в настоящее время многие пациенты психоаналитиков сообщают, что в дет­ стве их совращали, хотя один только Флисс сделал этот факт частью своей психоаналитической теории. Когда узнаешь, что даже в 1900 г. еще находились люди, верящие, что венерические болезни можно вылечить «посредством половых актов с деть­ ми», начинаешь яснее представлять масштабы проблемы. Разумеется, для детей последствия такого жестокого обра­ щения были огромны. В этой главе я назову лишь два из них.

Во-первых, это ночные кошмары и галлюцинации, о которых часто Илл. 19 - Девочка, подвергаемая экзорсизму. Обычные тог­ да у детей истерические припадки часто лечили изгна­ нием из них дьявола, как на этом рисунке Грюневальда (1620).

82 ллойд ДЕМОЗ говорится в источниках. Те немногие письменные свидетельства, в которых говорится об эмоциональной жизни детей, обычно указывают на постоянные ночные кошмары и даже настоящие галлюцинации. Начиная с античности, в педиатрической литера­ туре обычно был целый раздел о лечении детских «страшных снов», а детей порой даже били за то, что они видят кошмары.

Дети не спали по ночам, боясь привидений, демонов, «ведьму на подушке», «большую черную собаку под кроватью» или «криво­ го пальца, ползающего по комнате».269 Кроме того, история кол­ довства на Западе изобилует сообщениями об истерических при­ падках у детей, потере слуха, речи или памяти, галлюцинаторных видених чертей, признаниях в половой связи с дьяволом, об об­ винениях детей в колдовстве против взрослых, в том числе соб­ ственных родителей. Наконец, углубляясь еще дальше в средне­ вековье, мы столкнемся с такими явлениями, как танцевальная мания у детей, детские крестовые походы и детские паломниче­ ства - тема настолько обширная, что мы попросту не имеем воз­ можности обсудить ее в этой книге. Другое вероятное следствие плохого обращения с детьми в прошлом, которого я коснусь лишь вкратце, — это задержка их фи­ зического развития. Хотя само по себе пеленание обычно не влияет на физическое развитие ребенка, сочетание тугого пеле­ нания, отсутствия заботы и вообще плохого обращения с деть­ ми в прошлом, похоже, часто приводило к тому, что ребенок вырастал недоразвитым. Один из показателей отставания детей в прошлом: сейчас большинство детей начинает ходить к 10— 12 месяцам, а раньше дети начинали ходить, как правило, в бо­ лее позднем возрасте. Вся найденная мной информация о возра­ сте, в котором дети начинают ходить, сведена в таблице 2.

Таблица ВОЗРАСТ, КОГДА РЕБЕНОК НАЧИНАЕТ ХОДИТЬ Возраст, когда Ссылка271 ребенок Дата (прибл.) Нация начинает ходить, мсс.

Макробий 28 400 г. до и. э. Римляне Федерико д'Эстс 14 1501 Итальянцы Яков VI 60 1571 Шотландцы Айна Датская 108 1575 Датчане Ребенок Атпш Клиффорд 34 1617 Англичане ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА Таблица 2 (продолжение) Возраст, когда Ссылка Дата (прибл.) Нация ребенок начинает' • ходить, мес.

Джоя Гамильтон 1793 Американцы Август Хэр 17 Англичане Марианна Гаскслл 22 1836 Англичане Сын X. Тайна 16 1860 Французы Трикси дю Морьс 12 1865 Англичане Сын У, Прейсра 15 1880 Немцы Франклин Рузвельт 15 1884 Американцы Дочь Дж. Дирбориа 15 1900 Американцы Амер. инст. ребенка 12-17 1913 Американцы Увив. Миннесоты 23 ребенка 1931 Американцы П Е Р И О Д И З А Ц И Я ТИПОВ О Т Н О Ш Е Н И Й РОДИТЕЛЕЙ И ДЕТЕЙ В И С Т О Р И И Пытаясь выделить периоды с разными стилями воспитания детей, следует признать, что психогенная эволюция с неодинако­ вой скоростью протекает в разных генеалогических линиях, что многие родители как будто «застряли» на более раннем этапе, что даже в наши дни есть люди, которые бьют, убивают и насилуют детей. Кроме того, существуют классовые и региональные разли­ чия, ставшие особенно важными в новое время, когда высшие.

классы перестали отсылать своих детей кормилицам и начали воспитывать их сами. Поэтому, составляя схему периодизации, которая приводится ниже, я ориентировался на наиболее разви­ тых в психогенном отношении родителей в наиболее развитых странах, а датировку привожу по самым ранним упоминаниям в источниках того или иного стиля отношений с детьми. Шесть последовательных этапов показывают постепенное сближение ребенка и родителя по мере того, как поколение за поколением родители медленно преодолевают свои тревоги и начинают раз­ вивать способность распознавать и удовлетворять потребности ребенка. Кроме того, мне кажется, что схема дает еще и класси­ фикацию современных стилей воспитания детей.

Илл. 20 - Схема психологической эволюции.

1. Стиль детоубийства (античность до IV века н. э.) Над античным детством витает образ Медеи, поскольку миф в дан­ ном случае только отражает действительность. Когда родители боялись, что ребенка будет трудно воспитать или прокормить, они обычно убивали его, и это оказывало огромное влияние на вы­ живших детей. У тех, кому повезло выжить, преобладали проек­ тивные реакции, а возвратные реакции находили выражение в го­ мосексуальных половых актах с детьми.

2. Оставляющий стиль - abandoning (IV-XIII века н. э.).

Родители начали признавать в ребенке душу, и единственным способом избежать проявления опасных для ребенка проекций был фактический отказ от него - отправляли ли его к кормилице, в монастырь или в заведение для маленьких детей, в дом дру­ гого знатного рода в качестве слуги или заложника, отдавали ли навсегда в чужую семью или окружали строгой эмоциональной холодностью дома. Символом этого стиля может быть Гризель да, которая охотно отказалась от своих детей, чтобы доказать любовь к мужу. Или, может быть, одна из популярных до тринад­ цатого века картин с изображением суровой Марии, которая крепко, почти до удушья сжимает в руках младенца Иисуса. Проекции по прежнему очень сильны: ребенок полон зла, его надо все время бить. Однако возвратные реакции значительно ослабевают, что видно из уменьшения числа гомосексуальных связей с детьми.

5. Амбивалентный стиль (XIV-XVII века). Ребенку было позволено влиться в эмоциональную жизнь родителей, однако он по-прежнему был вместилищем опасных проекций взрослых. Так, задачей родителей было «отлить» его в «форму», «выковать». У философов от Доминичи до Локка самой популярной метафорой было сравнение детей с мягким воском, гипсом, глиной, которым ЭВОЛЮЦИЯ ДЕТСТВА надо придать форму. Этот этап отмечен сильной двойствен­ ностью. Начало этапа можно приблизительно датировать че­ тырнадцатым веком, когда появилось много руководств по вос­ питанию детей, распространился культ Марии и младенца Иису­ са, а в искусстве стал популярным «образ заботливой матери».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.