авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |

«КЛАССИКИ ПСИХОЛОГИИ XX ВЕКА FOUNDATIONS OF PSYCHOHISTORY LLOYD DEMAUSE CREATIVE ROOTS, INC. P.O. BOX 401 Planetarium Station ...»

-- [ Страница 9 ] --

Направление, изучающее циклы насилия в истории наций, только-только начинает развиваться, но уже можно с уверен­ ностью установить многие закономерности. Новейшие исследо­ вания периодических всплесков национального насилия, выпол­ ненные Дентоном и Филипсом101 и основанные на оригинальных статистических данных по периоду 1480-1900 гг., перемежаю­ щихся с материалом Квинси Райта, пионера в изучении войн, под­ держивают более ранние исследования в разных странах в том, что существует основной 25-летний цикл насилия. Таблица 1 на стр. 306-308 охватывает период в 365 лет и показывает 17 ос­ новных американских войн, дающих в среднем 21-летний цикл, то есть, более короткий по сравнению со средним 25-летним миро­ вым циклом. Мирные периоды в Америке имели минимальную длительность четыре года - в конце 18-го века, и максимальную 34 года - когда наша страна только начинала свою историю как колония. Однако в среднем войны происходили каждые 21 год, то есть, как только очередное новое поколение достигало боеспо­ собного возраста, американскую молодежь швыряли в пасть Мо­ лоху в качестве жертвоприношения, удовлетворяющего нацио­ нальную потребность в групповом очищении.

То, что войнам и революциям предшествуют основные пара­ ноидные эпизоды - идея, только-только начинающая доходить до сознания тех историков, мышление которых открыто влиянию психоанализа. Первый из таких историков, Ричард Хофстадтер, более десяти лет назад обрисовал в общих чертах то, что назы­ вал «параноидный стиль в американской политике», и описал, как параноидное «брожение, связанное с подозрительностью и неудовлетворенностью... накатывает волнами различной силы»

на протяжении большей части американской истории.102 Хотя Хофстадтер дал лишь несколько примеров таких брожений и не связал их с войнами и революциями, его противоречивый анализ повторяющегося употребления в политической жизни типичной параноидной символики - все же хорошее начало для психоис­ торического исследования нашей темы.

Однако, самое интересное явление, происходящее в послед­ нее время среди американских историков, - это медленное осо­ знание традиционными исследователями важности параноидных процессов в их собственном предмете исследования. Напри­ мер, американские историки долгое время считали абсурдным утверждение, что лидеры Американской революции вынашива­ ли теорию заговора против них.

Для историков не составля­ ло труда эмпирически опровергнуть тот факт, что колонии счи­ тали себя жертвами «постоянного, упорного и неослабного» за­ говора со стороны Британии - полагая лидеров революции разумными людьми, историки игнорировали их параноидные те ИСТОРИЧЕСКИЕ ГРУППОВЫЕ ФАНТАЗИИ ории. Когда Бернард Бэйлин написал серию книг, в которых высказывал мысль, что историкам следует принимать теории заговора всерьез, что это были «реальные страхи, настоящие тревоги», что идеология колоний была по большей части «нездо ровои, патологической, параноидальной», он произвел а аме­ риканской историографии собственную революцию. Такие ис­ торики, как Джек Грин, Ричард Бушмен и Гордон Вуд пытались подвести разумную основу под эти теории заговора, но тайна была окончательно раскрыта молодым историком Джеймсом Хатсоном, опубликовавшим недавно статью «Американская революция: триумф или иллюзия?»:

«Историки не могут позволить себе признать, что изу­ чаемые ими идеи патологичны, ведь в таком случае они рискуют лишиться контроля над предметом своих иссле­ дований, который перейдет к психологам. [Кроме того] поскольку американская нация - продукт Американской революции, теория, дискредитирующая революцию, на первый взгляд опровергает американский опыт. Была ли революция вызвана пандемией преследования? Если это так, то Соединенные Штаты были зачаты не на сво­ боде, как хотел Линкольн, а в безумии — идея, которая своей «кощунственностью» повергает в шок большую часть историков». Аналогичным образом, когда другой молодой историк, Джордж Форджи, недавно издал книгу «Отцеубийство в поделенном доме:

психологическая интерпретация Линкольна и его века»,105 доволь­ но точно изобразив Американскую гражданскую войну как пе­ ренесенный ритуал братоубийства, в котором «хорошие» братья убивают «плохих» братьев в качестве козлов отпущения, он ре­ шил, что открыл нечто уникальное, присущее только этому пери­ оду и происходящее от особой потребности свергнуть «отцов основателей», а не один из примеров групповой фантазийной ди намики, которая свойственна вообще всей истории. Но даже имея такой недостаток, книга Форджи мастерски объясняет психоди­ намику, лежавшую в основе теории заговора как южан, так и се­ верян, а также собственной теории заговора самого Линкольна, на которой строилось все его политическое мышление, — эта те­ ория, по словам Форджи, «озадачивает ученых и даже приводит их в замешательство, настолько мало имеет общего с события­ ми, которые призвана объяснять». В настоящее время некоторые историки принимают идею, что параноидные чувства могут фигурировать в истории, но они все же далеки от понимания, что всем войнам и революциям пред­ шествуют параноидные периоды, и что сами войны и револю­ ции представляют собой восстановительную попытку справиться с эмоциями, порожденными в параноидный период. В настоя­ щей статье я не стану приводить погодовые свидетельства раз­ вития каждого из основных циклов американской групповой фантазии, перечисленных в таблице 1, - эту задачу оставлю для своей следующей книги «Психоистория Запада». Здесь я могу показать лишь некоторые варианты эпизодов параноид­ ного коллапса, породивших семнадцать основных американских войн и революций.

Наиболее ранние периоды параноидного коллапса, имевшие отношение к американским колонистам, разумеется, были сосре­ доточены на политический и религиозной обстановке в Англии.

Начались они с широкого распространения страхов по поводу папистского заговора в армии и среди королевского двора, ко­ торые подогревали лондонскую чернь в 1640 г., а в 1642 г. при­ вели к вспышке насилия - английской гражданской войне. Как уже было упомянуто, апокалиптические милленаристские докт­ рины в то время получили широкое распространение как в Англии, так и среди колонистов, а некоторое время спустя та­ ким группам, как Люди пятой монархии, было поручено выра­ жать параноидный страх перед неминуемыми бедствиями и пе­ реворотами, которые, как ожидалось, должны были сопровождать «содрогание Земли и Неба» вслед за казнью короля Карла. Здесь даже не обязательно пользоваться фантазийным анали­ зом - на любого, кто прочтет памфлеты, речи и проповеди, со­ чиненные и произнесенные перед гражданской войной, не мо­ жет не произвести впечатления навязчивость символики па­ раноидного коллапса, а ведь американские колонисты шаг за шагом разделяли групповые фантазии своих английских собратьев. Центром оставалась Британия - это было правилом вплоть до приобретения Америкой независимости. Внутреннее возбуждение, вызванное Славной революцией 1688 г., колонис­ ты выместили, напав на Канаду, что получило название Войны короля Уильяма;

европейская война за испанское наследие на рубеже столетий в Америке воплотилась в виде Войны коро­ левы Анны в южных колониях, и т. д.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ГРУППОВЫЕ ФАНТАЗИИ Хотя в этот ранний период страхи, присущие параноидному коллапсу, были связаны с политической обстановкой в Англии, долгий мирный промежуток — с 1714-го по 1738 г., при королях Георге I и Георге II - вызвал в колониях накопление огромной эмоциональной напряженности. Дойдя до высшей точки, эта на­ пряженность вылилась в настолько полный крах старых ценно­ стей, что у историков этот период получил название Первого Великого пробуждения Америки. Начавшись с широко распро­ страненных личных переживаний обращения в 1720-х, в коло­ ниях 30-х годов оно переросло в массовые собрания, на кото­ рых переживалось возрождение - благодаря им «крах старых ценностей» и «бунт против заветов отцов» привел к «глубоко­ му ужасу перед приближающейся смертью и Страшным Су­ дом»108 и к травматичной потере самоограничений - явлениям, типичным для любых сильных переживаний обращения. Пожа­ луй, самое интересное, что замечаешь, анализируя таблицу 1, - то, что все три Великих пробуждения Америки происходили под конец долгого периода мира: Первое пробуждение - после мирных лет (1714-1738 гг.) при королях Георгах, второе - пос­ ле 30-летнего мирного периода (1815-1845 гг.), начавшегося при Мэдисоне и Монро, а третье — после 31 года мира (1866- гг.), последовавших за гражданской войной. Все три пробужде­ ния включали типичные для параноидного коллапса групповые фантазии, которые могли строиться на личном опыте обраще­ ния (первое), на перфекционистской безгрешности и нацио­ нальных политических акциях (второе) или на социальном ре­ формизме (третье). Предшествуют ли движениям Великого про­ буждения наций долгие периоды мира или нет - интересный вопрос, который мы оставим для дальнейшего сравнительного психоисторического исследования, однако в случае с Америкой можно сказать, что так оно и было.

Проблема состоит, конечно, в том, чтобы определить, какова должна быть степень эмоционального переворота, чтобы можно было говорить о пробуждении, ведь в моей психогенной теории исторических групповых фантазий все периоды параноидного коллапса носят черты, свидетельствующие о существовании фан­ тазий «пробуждения», в явной или скрытой форме. Так, когда историк изучает период перед войнами с французами и индей­ цами, он находит неоспоримые доказательства, что в это время происходило то, что мы называем «американским гражданским Таблица 18 ОСНОВНЫХ ЦИКЛОВ АМЕРИКАНСКОЙ ГРУППОВОЙ ФАНТАЗИИ Даты Основная Основные параноидные Основные групповые Даты Фантазийные групповая эпизоды иллюзии (война) (мир) лидеры фантазия 5 1 2 Папистский заговор, Английская 1642- Патерналистский О) 1607-1641 Иаков I, Карл гражданская война пуританский миллениаризм абсолютизм (амбивалентный (2) 1661-1675 Карл II Война короля 1675- Страх перед дикими Филиппа психокласс) индейцами Восстание Бэкона Война короля 1690- Папистский заговор (3) 1678-1689 Карл II, Иаков II Уильяма * Салсмская охота на ведьм (4) 1698-1701 Вильгельм и Мария Франкофобия Война королевы Анны 1702- Первое Великое пробуждение Война за ухо 1739- (5) 1714-1738 Георг I Джснкинса Георг II Война короля Георга Галльская опасность Французская и 1754- (6) 1749-1753 Георг III индейская война Продолжение табл.

1 2 3 4 5 Расистский (7) 1764-1774 Георг III Налогофобня, Бостонская Революция 1775- национализм бойня, вера в заговоры (навязывающий (8) 1784-1793 Вашингтон Фобия акцизных сборов Водочный бунт психокласс) (9) 1795-1798 Адаме Страх перед французским Морская война с вторжением, законы о Францией чужестранцах и о подстрекательстве (10) 1800-1811 Джефферсон, 1812- Закон об эмбарго, акт о Война 1812-го года Мэдисон прекращении отношений (11) -1815-1845 Мэдисон, Монро, Второе Великое Мексиканская война 1846- Адамс, Джексон, пробуждение, милленаризм Гайлер, Полк (12) 1849-1860 Гэйлор, Филлмор, Ревавализм, страх перед Гражданская война 1861- Пирс, Бьюкснсн восстанием рабов, заговор • рабовладельцев, аболиционизм ** Окончание табл. 1 ) 2 4 Эротический Третье Великое пробуждение, Испано-американская (13) 1866-1897 Джонсон, Грант, материализм Золотая/Серебряная паника, война Хейс, Гарфильд, Артур, Гаррисон, пропаганда опасности (социализирую­ Кливленд, Мак- популистского заговора щий Кинли психокласс) Паника по поводу подводных Первая мировая война 1917- (14) 1899-1916 Мак—Кинли, Рузвельт, Тафт, лодок, депеша Циммермана Вильсон (15) 1919-1940 Гардинг, Кулидж, Страх перед японцами Вторая мировая война 1941- Гувер, Рузвельт (16) 1946-1949 Трумэн Коммунистические чистки, Корейская война 1950- доктрина Трумэна J (17) 1954-1964 Эйзенхауэр, Вьетнамская война 1965- Кубинофобия, убийство Кеннеди Кеннеди, Джонсон (18) 1973- Никсон, Форд, а • Картер ИСТОРИЧЕСКИЕ ГРУППОВЫЕ ФАНТАЗИИ милленаризмом», и упорно пытается отделить эти апокалипти­ ческие милленаристские групповые фантазии от таких же фан­ тазий первого Великого пробуждения за десяток лет до того, счи­ тая, что групповые фантазии пробуждения к тому времени «ми­ новали». Однако фантазии параноидного коллапса - это не болезни, которые то «вспыхивают», то «проходят»;

это периоди­ ческие разделяемые эмоциональные состояния. Когда американ­ цам в 1750 г. стала мерещиться «галльская опасность» и появил­ ся страх, что, по. словам Джона Меллена, «земли будут отданы ди­ ким зверям, жители - преданы мечу, праведники - огню мученичества, наши жены - изнасилованы, а наши сыновья и до­ чери - подвергнуты пыткам и смерти»,110 это было выражение спроецированной циклической параноидной фантазии, обычной для многих периодов американской истории, только изложенной в данном случае на милленаристском языке колониального пе­ риода.

То же можно сказать и о наступившем вскоре после этого кризисе закона о гербовом сборе, о котором историки заключа­ ют: «В ответе правительства как на закон о гербовом сборе, так и на попытку учредить американскую епархию, следует отметить использование навязчивой идеологии гражданского милленариз ма»111 1750-х годов — говоря так, они на самом деле отмечают сходство символики параноидного коллапса обоих периодов и апокалиптического с изрядной долей мании величия чувства бо­ гоизбранности для жизни в эпоху конца и для борьбы с Анти­ христом в космической войне между добром и злом. Изменил­ ся лишь объект иллюзий. Перед этим война с Францией рассматривалась как уничтожение Антихриста, теперь же, в ре­ волюцию, велась апокалиптическая борьба с сатанинским заго­ вором против свободной Америки.

Как было замечено ранее, традиционные историки постоянно обнаруживают, что их исследования ведут к психологическому объяснению этих воин и революций, но они резко останавли­ ваются каждый раз, когда открывают такого рода факты. Напри­ мер, Эсмонд Райт, ведущий историк Американской революции, завершает свой труд по этому периоду 112 вопросом: «Что же вызвало Американскую революцию?», делая вывод, что она не была вызвана ни налогами, ни отсутствием представителей в парламенте - этого хотели немногие колонисты, ни задолженно­ стью плантаторов, ни желанием колоний участвовать в приня­ тии решений, ни британской политикой в отношении каких-либо разногласий. Он признает, что поставлен в тупик, и приходит к выводу, что революция обусловлена в первую очередь не «мо­ тивами», а «слабостью исполнительной власти», не тиранией, а ее противоположностью - крахом авторитета. Однако конста­ тация слабости и краха правительства - это лишь описание ис­ торической обстановки, а не объяснение ее причин. Когда Джеймс Хатсон, наконец, вопрошает, не следует ли «распрост­ ранение параноидных иллюзорных идей» во время революции назвать «коллективным безумием»113 он оказывается един­ ственным, кто подходит вплотную к моему понятию историчес­ ких групповых фантазий. Остальные эпизоды параноидного коллапса, перечисленные в таблице 1, по большей части хоро­ шо знакомы любому, кто изучал американскую историю. Нет нужды заново разбирать параноидное содержание, например, заговора иллюминатов, дела X-Y-Z, законов о чужестранцах и о подстрекательстве, принятых перед началом необъявленной морской войны с Францией в 1799 г.;

«военной лихорадки»

перед войной 1812 года, которая порой, кажется, не имеет отно­ шения к вопросу, следует ли напасть на Англию или Францию «ради национальной славы»,114 или аналогичной военной лихо­ радки перед Мексиканской войной 1846 года и перед «блестя­ щей маленькой войной» (по выражению Джона Хэя) с Испанией в 1898 г. О риторике аболиционизма, проникнутой чувствами личной греховности и вины, ощущением краха национального единства, параноидными теориями заговора и потребностью, по словам самого Линкольна, в «искуплении национальной кро­ вью»/ в настоящее время написано достаточно, чтобы заподоз­ рить, что Американская гражданская война была иллюзорным крестовым походом ради очищения. Точно так же можно предположить вслед за психоисториком Майклом Полом Род жином, что американские индейцы при их насильственном по­ корении играли роль козлов отпущения - особенно при Энд­ рю Джексоне, которого преследовали образы «младенцев, заре­ занных, искромсанных, зверски убитых, разорванных на куски»

индейцами, - и что они служили «отдушиной», по которой направлялось параноидное насилие в долгий мирный период между войной 1812-го года и Мексиканской войной.

Наконец, две мировые войны, в которых участвовала Амери­ ка, а особенно вторая мировая война, на первый взгляд, в наиболь­ шей степени подвергают сомнению мою теорию внутренней груп ИСТОРИЧЕСКИЕ ГРУППОВЫЕ ФАНТАЗИИ повой фантазии как источника войн и революций. Обе войны кажутся «хорошими» крестовыми походами Америки во имя спа­ сения европейской свободы, и наше эмоциональное участие в этом образе столь велико, что в настоящей работе я не хотел бы даже вскользь затрагивать вопрос о групповой фантазии как причине вступления Америки в эти войны. (Как раз этой зада­ чей и занимается в настоящее время мой коллега Дэвид Бэйсел в своих психоисторических исследованиях истоков второй ми­ ровой войны.) Цель данной главы - лишь показать, что теория применима к большинству американских войн, но ее примени­ мость ко всем войнам остается поп liquet*, пока не будут про­ ведены дальнейшие исследования.

В таблице 1 есть еще одна часть, заслуживающая упоминания в рамках данного очерка об исторических групповых фантази­ ях. В первой колонке приводятся «Основные групповые фанта­ зии» каждого периода американской истории. Термины, дающие­ ся под этим заголовком, объясняются далее, в таблице 2. Развер­ нутое обсуждение этих обширных исторических категорий я хотел бы опять-таки перенести в свою будущую книгу «Психо­ история Запада», однако считаю нужным обрисовать основные пути формирования групповых фантазий в каждый историчес­ кий период.

В античности детоубийственный стиль воспитания давал ши­ зоидную личность, использовавшую примитивное расщепление и массивную проекцию на богов, привидения и магические предме­ ты. Когда такие люди формировали группы, их фантазии строи­ лись на системе магии родства, которая постоянно защищала от инфантицидных воспоминаний посредством самых разных жер­ твенных ритуалов, когда воспоминания снова и снова проигрыва­ лись и уничтожались в ходе символического жертвоприношения и рождения заново. Результатом оставляющего стиля воспита­ ния детей, с античности до позднего средневековья, был пси i хокласс с типом личности, который я называю аутичным, - он примерно соответствует «пограничной» личности в терминоло­ гии современных психоаналитиков и отличается чувством оди­ ночества, легкостью перехода в психотические состояния и вы­ хода из них, сознанием незначительности своего влияния на дей­ ствительность, эмоциональной вязкостью, беспомощностью при * вопрос неясен (лат.) - юридическая формула воздержания от суж­ дения.

СО Таблица ИСТОРИЧЕСКИЕ ГРУППОВЫЕ ФАНТАЗИИ Психокласс и тип Основная Главный очистительный Проекция группового «Моя душа была личности групповая ритуал ид бы спокойна, лишь если бы каждый...»

фантазия И нф антицид н ы й Магическое На магические объекты Родовая «... подчинялся (шизоидный) жертвоприношение предкам и призраки магия законам семьи, ослабляет инфантнцидные регулирующим секс и насилие»

страхи Оставляющий На вашего господина «...был тесно Феодальная Феодальные узы и церковные (аутичный) ритуалы отрицают страх связан со своим иерархия оставления господином и своим Богом»

«...повиновался Амбивалентный Повиновение идеальному На правящие династии Патерналист­ (депрессивный) монарху-отцу защищает от Королю, который ский абсолютизм амбивалентной матери является хорошим отцом»

Навязывающий Контроль национальных Расистский На другие расы и «...держал все (ком пул ьс ив ны й) национализм плохое за границ и контроль над нации другими расами обращает пределами нашей отношения навязывающего чистой нации»

воспитания Социализирующий Эротический Покупка товаров ослабляет На высшие или низшие «...покупал (тревожный) материализм страх кастрации экономические классы бесчисленные материальные блага»

ИСТОРИЧЕСКИЕ ГРУППОВЫЕ ФАНТАЗИИ • отсутствии авторитета, неспособностью контролировать свои им­ пульсы, а кроме того, нарциссической манией величия и сверхи­ деализацией. Поскольку средневековая личность уже в меньшей степени использует примитивное расщепление и проекцию, она не является главным образом магической, а свои исторические групповые фантазии строит на феодально-иерархической, а не ро­ довой структуре. Феодальные узы - или другие личные узы там, где феодальная система была формально менее развита, - позво­ ляли закрепиться и тем самым избавится от чувства брошенно сти в детстве, а большинство ритуалов церкви и государства вра­ щаются прежде всего вокруг фантазий слияния с группой член­ ства - феодальной или монашеской. В эпоху Возрождения, при амбивалентном стиле воспитания, забота о ребенке была доста­ точно последовательной, чтобы избавить подрастающего ребен­ ка от резкого разделения матери на идеализированную (Мария) и греховную (Ева) части. Благодаря этому люди впервые смог­ ли почувствовать настоящую вину по отношению к матери как к целому (открытая Кляйн депрессивная позиции;

протестантизм, положивший конец культу Девы Марии). Так появилась депрес­ сивная личность, которая впервые в истории интернализовала конфликты в своей личной жизни, подавляя их, а не проецируя, и первыми людьми нового времени стали пуритане.

С этого момента меняется задача эволюции исторической личности - до этого она шла в направлении интернализации про­ ецируемых частей самого себя, теперь ее задачей стало ослабле­ ние интрапсихических конфликтов. В этот период основные груп­ повые фантазии организуются вокруг патерналистского абсо­ лютизма, в котором абсолютистский король впервые в истории выступает в качестве идеализированного отца, который позволяет отделиться от амбивалентной матери, позволяет расти и со все­ ми детьми обращается одинаково, хотя и рискует при этом, что его свергнут революционными действиями. В восемнадцатом веке сверхконтролирующий навязывающий стиль воспитания, начало раннего приучения к туалету привели к распространению анально-компульсивной личности, которая сосредоточена не столько на идеализированном лидере (или династии), сколько на групповых границах (нации), так что групповые фантазии расист­ ского национализма формируются именно в этот период. На­ циональные границы выступают заменой личных границ, а попыт­ ка стереть память о раннем анальном навязчивом контроле 314 ллойд ДЕМОЗ выражается в расистских фантазиях «чистоты группы». Нако­ нец, социализирующий стиль детства, в настоящее время преоб­ ладающий на Западе, позволяет различным типам тревожной лич­ ности избавиться от беспокойства по поводу расовой чистоты и переносит групповые фантазии в экономическую сферу, так что социальная мысль организуется по большей части классовой борьбой (эротический материализм).

Даже из такого беглого наброска видно, как различные сти­ ли личности формируют разные исторические групповые фанта­ зии. Например, любая группа может переносить оральные стра­ хи в свои исторические групповые фантазии, но инфантицидно му психоклассу огромное кусачее чудовище представится в виде магического призрака, оставляющему психоклассу - в виде черта или ведьмы, амбивалентному психоклассу - в виде Антихриста, для навязывающего психокласса оно воплотится в еврее или негре, а для социализирующего - в коммунисте или капиталис­ те. Большинство кусачих чудищ, которых мы видим сегодня на газетных карикатурах, снабжено надписью «ИНФЛЯЦИЯ», и это отражает главную фантазию эротического материализма, будто в настоящее время всех нас делает несчастными просто силь­ ная нехватка товаров.

Этим коротким замечанием.-насчет стиля исторических груп­ повых фантазий различных эпох я и завершаю эту главу, имею­ щую целью обрисовать, теоретически последовательную и эмпи рически доказуемую лсихогенную теорию истории. Хотелось бы надеяться, что с помощью разработанного мной понятийного ап­ парата я смогу теперь завершить свою «Психоисторию Запада», в которой для каждого периода истории Запада подробно разбираются все имеющиеся свидетельства относительно детства, исторической личности - включая сновидения и психосексуаль­ ное развитие - и относительно исторических институтов и груп­ повых фантазий. Надеюсь, что смогу убедительно показать, как второе следует из первого. В любой период исторический тип личности представлен широким диапазоном, однако писать о ди­ намике целого диапазона средневековой личности не сложнее, чем психоаналитику писать о динамике, общей для всего диапа­ зона пограничной личности (я считаю эти два понятия тожде­ ственными). И хотя основные исторические групповые фантазии расшифровать нелегко, разгадка подсознательного смысла христи­ анства, национализма или капитализма становится гораздо более ИСТОРИЧЕСКИЕ ГРУППОВЫЕ ФАНТАЗИИ легкой задачей, когда собрано много информации о детстве, снови­ дениях и сексуальной жизни людей, которые испытывают в дан­ ных групповых фантазиях потребность. Но и тогда самая волну­ ющая задача психоистории будет еще впереди. Со временем мы сможем осознать исторические групповые фантазии, которые под­ сознательно разделяем, передать их друг другу и действовать вме­ сте. Возможно, это будет первый шаг по уменьшению их иллю­ зорной власти над нами.

ПРИМЕЧАНИЯ 1. Понятие исторических групповых фантазий вводится в Lloyd deMause, «The Independence of Psychohistory», in.deMause, editor, The New Psychohistory. New York;

Psychohistory Press, 1975;

deMause, «The Formation of the American Personality Through Psychospeciation», The Journal of Psychohistory 4 (1976): 1-30;

deMause, «The Psychogenic Theory of History»,,The Journal of Psychohistory 4 (1977): 253-267;

deMause, «Jimmy Carter and American Fantasy», in deMause and Henry Ehel, eds. Jimmy Carter and American Fantasy. New York: Psy­ chohistory Press, 1977, pp. 9-31.

2. Sigmund Freud, Standard Edition, Vol. XI. pp. 63-136.

3. Reuben Fine, «Search for Love» in Arthur Burton & Associates. Twelve Therapists. San Francisco: Jossey-Bass, 1972, p. 232.

4. Frederich Engeis, The Origin of the Family, Private Property,^nd the State.

London, 1884. Steven Marcus, The Otherl/ictorians. New York, 1966. Для более современной библиографии см.Fraser Harrison, The Dark Angel:

Aspects of Victorian Sexuality- New York,1978.

5. Введение в антропологическую литературу см. в Kcnelm Burridge, New Heaven, New Earth: A Study of Millenarian Activities. New York:

Schocken Books, 1969. Лучшую психоаналитическую интерпретацию см. в Weston La Barre, The Ghost Dance: The Origins of Religion. New York: Dell, 1972.

6. Rudolph Binion, Hitler Among the Germans. New York: Elsevier, 1976, p. 80.

7. Там же, pp. 80-81.

8. О противоречиях в интерпретациях причин Корейской войны, см. I.F.

Stone, The Hidden History of the Korean War. New York, 1952, pp. 1 72. Об атмосфере в Вашингтоне в день, когда в Корею были посла­ ны американские войска, см. Bert Cochran, Harry Truman and the Crisis Presidency. New York: Funk and Wagnalls, 1973, p. 316.

9. В попытке составить представление об истории как о процессе, дви­ жимом психоклассами, дальше всего продвинулся Glenn Davis в Childhood and History in America. New York: Psychohistorv Press, 1976.

316 ллойд ДЕМОЗ Моя книга, «A Psychohistorv of the West», которая готовится к печа­ ти, представит именно такой анализ психоклассов, связав воедино эм­ пирический материал по стилям воспитания, историческим типам личности и историческим групповым фантазиям каждого из основ­ ных периодов истории Запада.

10. L. Kovar, «A Reconsideration of Paranoia». Psychiatry 29 (1966): 289 305.

11. W. W. Meissner, The Paranoid Process. New York: Jason Aronson, 1978, pp. 136-8.

12. См. психоисторическую статью William Saffady «Fears of Sexual License During the English Reformation», History of Childhood Quarterly: The Journal of Psychohislory 1 (1973): 89-97.

13. См. Robert Ashton, The English Civil War: Conservatism and Revolution 1603-1649. London: Weidynfeld and Nicolson, 1971, p. 155: B, S. Carp, The Fifth Monarchy Men: A Study in Seventeenth Century English Millenarianism. Totowa, N.J.: Rowman and Littlefield, 1972.

14. George Lefebvre, The Great Fear of 1789. New York: Pantheon, 1973.

15. Глубокое проникновение в «жертвенный кризис» ранних обществ, с понятиями, близкими к моему понятию «параноидного коллапса», см. в Rene Girard, Violence and the Sacred. Baltimore: John Hopkins Press, 1972.

16. Термин «психотический инсайт» принадлежит Арьети;

см. главным образом S. Arieti, «Introductory Notes on the Psychoanalytic Therapy of Schizophrenics» in A. Burton, cd. Psychotherapy of the Psychoses.

New York: Basic Books, 1961, pp. 68-89.

17. O. A. Will, «Process. Psychotherapy and Schizophrenia» in A. Burton, ed. Psychotherapy of the Psychoses. New York: Basic Books, 1961, p.

18.

18J-0 группах-представителях см. в Llyod DeMause, «The Psychogenic Theory.of-History»vThe Journal of Psychohislory 4 (1977): 259.

19. Harry Stack Sullivan, Concepts of Modern Psychiatry. New York:

Norton, 1953.

20. Ole R. Holsti and Robert C. North. «The History of Human Conflict»

in Elton B. McNeil, ed. The Nature of Human Conflict. Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1965.

21. Saul Bellow, To Jerusalem and Back: A Personal Account. New York, 1977, p. 111.

22. Norman Cousins, «The Cuban Missile Crisis: An Anniversary», Saturday Review, October 15, 1977, p. 4.

23. Steven Kelman, Push Comes to Shove: The Escalation of Student Protest. Boston, 1970, p. 60;

Richard Nixon, The Memoirs оГ Richard Nixon. New York: Grosset & Dunlap, p. 404.

24. The White House Transcripts: Submission of Recorded Presidential Conversations to the Committee on the Judiciary of the House of Representatives by President Nixon. New York: Bantam Books, 1974;

дополнено изменениями, обнаруженными в U.S. Congress. «Hearings ИСТОРИЧЕСКИЕ ГРУПЦОВЫЕ ФАНТАЗИИ Before the Committee on the Judiciary. House of Representatives» 93rd Congress. Comparison of White House and Judiciary Committee Transcripts of Eight Recorded Presidential Conversations». Washington:

U.S. Government Printing Office, 1974, ser. no. 34.

25. New York Times, September 19, 1962, p. 3.

26. Edward Mezvins, A Term to Remember. New York: Coward, McCann, Geoghegan, 1977, pp. 167-8.

27. Rene Girard, Violence and the Sacred, pp. 8ff.

28. Nixon, Memoirs, pp. 768-9.

29. О важности для Никсона смерти его брата см. James W. Hamilton, «Some Reflections on Richard Nixon in the Light of His Resignation and Farewell Speeches», Journal of Psychohislory 4 (1977): 491-511.

30. Alan B. Rothenberg, «Why Nixon Taped Himself: Infantile Fantasies Behind Watergate», Psychoanalytic Review 62 (1975): 201-223. Вклад индивидуальных личностных стилей на стадии развития групповой фантазии особенно хорошо разобран в Richard D. Mann et al., Interpersonal Styles and Group Development. New York: Wiley, 1967.

31. U.S. News and World Report, September 18, 1972, различные заголовки.

32. U.S. News and World Report, September 18, 1972, pp. 13-15.

33. U.S. News and World Report, October 2, 1972, pp. 24-27.

34. Public Papers of the Presidents of the United Stales. Richard Nixon.

1972. Washington, D.C.: U. S. Government Printing Office, 1975.

35. Public Papers of the Presidents of the United States. Richard Nixon.

1973. Washington, D.C.: U. S. Government Printing Office, 1975.

36. Herbert Block, Herblock Special Report. New York: Norton, 1974.

37. Quoted in Rothenberg, «Why Nixon Taped Himself», Psychoanalytic Review 62 (1975): 202.

38. Nixon, Memoirs, p. 849.

39. Theodore J. Jacobs, paper given at the New York Psychoanalytic Society, «Secrets, alliances and family fictions: Some psychoanalytic observations». March 13, 1979. Действительно, политические ка­ рикатуры с самого появления полны анального материала;

см.

Herbert M. Atherton, Political Prints in the Age of Hogarth: A Study in Ideographic Representation of Politics. Oxford: Clarendon Press, 1974.

_ 40. Irving D. Harris, «The Psychologies of Presidents», History of Childhood Quarterly: The Journal of Psvchohisiory 3 (1976): 337-350.

4 i. Public Papers of the Presidents of the United Stales. Dwight Eisenhower. 1953. Washington, D.C.: U. S. Government Printing Office, 1960, p. 41.

42. Там же, p. 618.

43. Там же.

44. Newsweek, June 7, 1954, p. 41.

45. Public Papers of the Presidents of the United Slates. Dwight Eisenhower. 1954. Washington, D.C.: U. S. Government Printing Office, 1960. p. 1075.

46. Peter Lyon, Eisenhower: Portrait of the Hero. Boston: Little, Brown, 1974, p. 639.

47. Там же, р. 640.

48. Newsweek, January 31, 1955, p. 19;

February 7, 1955, p. 26;

February 14, 1955, p. 19.

49. Newsweek, July 15, 1957, обложка.

50. Newsweek, October 14, 1957, p. 38.

51. William Manchester, The Glory and the Dream, Boston: Little, Brown, 1973, p. 789.

52. Newsweek, November 18, 1957, p. 37.

53. Newsweek, January 20, 1958, обложка;

March 10, 1958, p. 27.

54. Public Papers of the Presidents of the United States. Dwight Eisenhower. 1958. Washington, D.C.: U. S. Government Printing Office, 1960, p. 329.

55. Newsweek, May 26. 1958, p. 23.

56. Newsweek, July 7, 1958, p. 9;

July 21, 1958, обложка.

57. Lyon, Eisenhower, p. 773.

58. Newsweek, July 28, 1958, pp. 15, 24.

59. CM. Arthur Schlesinger, «Tides in American Politics», Yale Review (1939): 217-30;

Frank L. Kiingberg, «The Historical Alteration of Moods in American Foreign Policy», World Politics 4 (1952): 239-273;

см.

также обсуждение закономерной исторической взаимосвязи между периодами внутренней активности и войнами в David С. McClelland «Love and Power: The Psychological Signals of War», Psychology Today, January 1975, pp. 44-48.

60. Newsweek, October 2, 1961, обложка;

November 6, 1961, обложка: U.S.

News and, World Report, January 1, 1962, p. 25;

January 8, 1962, p. 40.

61. U.S. News and World Report, January 29, 1962.

62. U.S. News and World Repоrt, February, 12 1962, p. 43.

63. Benjamin C. Bradlee «Conversation with Kennedy» Playboy, April, 1965, p. 176.

64. U.S. News and World Report, May 14, 1962, p. 52.

65. Public Papers of the Presidents of the United States. John F. Kennedy.

1962. Washington, D.C.: U. S. Government Printing Office, 1963.

66. U.S. News and World Report, September 17, 1962, p. 37.

67. U.S. Congress. Senate Committee on Foreign Relations and the Committee on Armed Services, 87th Congress, 2nd session. Situation in Cuba. Washington, D.C.: U.S. Government Printing Office, 1962.

68. U.S. News and World Report, September 24, 1962, pp. 47-8.

69. David Detzer, The Brink: Cuban Missile Crisis, 1962. New York: Thomas Y. Crowell, 1979, p. 97;

Arthur M. Schlesinger, Jr., A Thousand Days:

John F. Kennedy in the White House. Boston, 1965, pp. 799-801.

70. William Whitworth, Naive Questions about War and Peace. New York:

W. W. Norton, 1970, p. 24.

71. Barton J. Bernstein, «The Week We Almost Went to War», Bulletin of the Atomic Scientists, February 1976, p. 17.

И С Т О Р И Ч Е С К И Е Г Р У П П О В Ы Е ФАНТАЗИИ 72. Detzer, The Brink, p. 157.

73. Barton J. Bernstein,«Kennedy Brinkmanship*,Inquiry,ApriI 2,1979, p. 21.

74. H. R. Haldeman, The Ends of Power. New York: New York Times Books, 1978, p. 93.

75. U.S. News and World Report, December 17, 1962, p. 54.

76. U.S. News and World Report, February 25, 1963, p. 31.

77. Daniel Schorr, «The Assassins», New York Review of Books, October 13, 1977, pp. 14-21.

78. U.S. News and World Report, October 26, 1964.

79. U.S. News and World Report, December 7, 1964, p. 31.

80. William Shawcross, «Dr. Kissinger Goes to War», Harpers. April, 1979, p. 40.

81. Lloyd deMause and Henry Ebel, eds., Jimmy Carter and American Fantasy. New York: Psychohistory Press, 1977.

82. U.S. News and World Report, September 19, 1977, p. 25.

83. The New York Times, September 16, 1977, p. A23.

84. Washington Post, September 25, 1977, p. C7.

85. Washington Post, October 9, 1977, p. A3.

86. Washington Post, October 10, 1977, p. A23.

87. The New Republic, December 17, 1977, p. 1.

88. New York Times, November 9, 1977, p. A20.

89. U.S. News and World Report, December 2, 1977, p. 23.

90. U.S. News and World Report, March 6, 1978, p. 29.

91. New York Post, April 21, 1978, p. 19.

92. Vermont Royster, Wall Street Journal, March 1, 1978.

93. U.S. News and World Report, June 12, 1978, p. 19;

Carl1 Rowan, New York Post, June 5, 1978, p. 23.

94. New York Times, May 26,- 1978, p. A 95. I. F. Stone, «Carter, Africa and Salt»;

New York Review of Books. June 12, 1978, pp. 22-26.

96. New York Times, June 8, 1978, p. Al.

97. The Guardian, June 25, 1978, p. 17.

98. The New Republic, September 30, 1978, p. 3.

99. Newsweek. October 2, 1978, pp. 110,, 22-23.

100. New York Post. March 15, 1979, p. 23.

101. Frank H. Denton and Warren Phillips,«Some Patterns in the History of Violence», Conflict Resolution 12 (1968): 182-195.

102. Richard Hofstadter, The Paranoid Style in American Politics and Other Essays. New York: Alfred A. Knopf, 1965, p. 6.

103. Историографию этой полемики можно найти в James H. Hutson, «The American Revolution: The Triumph оГ a.Delusion?» in Erich Angermann, ed., New Wine in Old Skins. Stuttgart, 1976, pp. 177-194.

104. Там же, р. 177.

105. George B. Forgie, Patricide in the House Divided: A Psychological Interpretation of Lincoln and His Age. New York: W. W. Norton, 1979.

t 106. Там же, р. 259.

107. В. S. Сарр, The Fifth Monarchy Men: A Study in Seventeenth-century English Millenarianism. Totowa, N.J.: Rowman and Littlefield, 1972.

108. Проницательный психологический подход к проблеме Великого ' пробуждения Америки демонстрирует William G. McLoughlin, Revivals, Awakenings, and Reform: An Essay on Religion and Social Change in America, 1607-1977. Chicago: University of Chicago Press, 1968.

109. Nathan O. Hatch, «The Origins of Civil Millennialism in America*. New England Clergymen, War with France, and the Revolution», William and Mary Quarterly, 3d ser., 31 (1974): 4070430.

110. John Mellen, The Duty of ail to be ready for future Impending Events.

Boston, 1756, pp. 19-20.

111. Hatch, «Origins of Civil Millennialism», p. 428.

112. Esmond Wright, Fabric of Freedom 1763-1800. Rev. Ed. N.Y.: Hill and Wang, 1968, pp. 96-102.

113. Hutson, «The American Revolution: The Triumph of a Delusion?», p.

188.

114. См. главным образом Bradford Perkins, Prologue to War: England and the United Slates 1805-1812. Berkeley: University of California Press, 1968.

115. Peter F. Walker, Moral Choices: Memory, Desire and Imagination in Nineteenth-Century American Abolitionism. Baton Rouge: Louisiana State University Press, 1978.

116. Michael Paul Rogin, Fathers and Children: Andrew Jackson and the Subjection of the American Indian. New York: Alfred A. Knopf, 1975, p. 147.

Глава ФЕТАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСТОРИИ История девяти месяцев, предше­ ствующих рождению человека, мо­ жет оказаться куда интереснее и содержать более важные события, чем все последующие семьдесят лет.

Сэмюэл Тейлор Кольридж В данной главе я хочу представить свидетельства, которые привели меня к следующим трем выводам:

1. Психическая жизнь начинается в чреве с фетальнои драмы, которая припоминается и развивается в дальнейших событиях детства.

2. Фетальная драма является основой истории и культуры всех эпох;

история видоизменяется в эволюции стилей воспитания детей.

3. Фетальная драма травматична и потому должна до бесконеч­ ности повторяться заново в циклах смерти и рождения, ко­ торые выражаются в групповых фантазиях, даже сейчас 322 ллойд ДЕМОЗ продолжающих в значительной степени определять нашу на­ циональную политическую жизнь.

Доказательства этих трех утверждений я представлю в трех основных разделах этой главы: в первом будут излагаться аку­ шерские доказательства существования внутриутробной психичес­ кой жизни, во втором будет дан обзор свидетельств относительно форм фетальнои драмы в прошедшие исторические периоды, на­ конец, в третьем будут анализироваться свидетельства касатель­ но формы фетальной драмы в современной политике. Перед тем как перейти к этим доказательствам, я хотел бы, однако, подыто­ жить свою предыдущую работу по историческим групповым фантазиям.

В пяти предыдущих очерках1 я проанализировал взятые из исторического материала доказательства того, что нация перед принятием решения о начале войны разделяет фантазию рож­ дения заново, что групповая фантазия порождается желанием выйти из жестокого кризиса веры в нацию и в ее лидера, и что лидер часто переводит гнев с себя на «врага», чтобы восстано­ вить доверие нации к себе. Я не просто открыл, что образы рож­ дения разделяются каждый раз перед событиями, ведущими к вой­ не, но и обнаружил, что полный политический цикл состоит из четырех стадий, аналогичных стадиям фетальной жизни. Эти четыре фетальные стадии (ФС) я обозначил следующим образом:

ФС1 - СИЛА: В первый год руководства нового лидера фантазийный язык средств массовой информации и телес­ ные образы на карикатурах исполнены групповых фанта­ зий о великой силе нации и о величии лидера, беспощад­ ного, если дело касается зашиты группы, и необходимого группе в качестве источника жизненной силы. Согласно моим данным, лидер рассматривается в первую очередь не как идеализированный родитель, объект любви или фигу­ ра, олицетворяющая суперэго, как принимает большинство политических теорий. Он скорее «вместилище»,2 в кото­ рое группа опорожняет свои изменчивые чувства, ожидая, что лидер эти чувства поддержит и спустит посредством действий, ориентированных больше не на действительность, а на фантазию. Иными словами, не столь уж важно, чтобы лидер руководил, любил;

или дисциплинировал группу ФЕТАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСТОРИИ главное, чтобы он был эмоционально доступен и был готов удовлетворить развивающиеся фантазийные потребности группы. На этой «сильной» стадии группа чувствует себя в безопасности в «сильном» чревном окружении, поэто­ му любые имеющие место внешние неполадки не рассмат­ риваются как угроза настолько серьезная, чтобы надо было прибегать к насильственной реакции..

ФС2 - ТРЕЩИНА: Обожествление лидера подходит к концу, и начинается поиск козла отпущения, чтобы отвес­ ти от лидера враждебность. Появляется ощущение, будто групповые границы дают «трещину», преобладают образы утечки воды и рушащихся стен. Лидера считают слабым и неспособным контролировать события. Все громче слы­ шатся жалобы на тесноту, голод и духоту, все чаще выра­ жается тревога перед неминуемым крахом и врагами, ко­ торые становятся все опаснее. Эта стадия тоже длится около года.

ФСЗ - КОЛЛАПС: На этой стадии группа испытывает чрезвычайно сильную тревогу по поводу краха собствен­ ного образа и растущий гнев в адрес лидера, который кажется бессильным прекратить осквернение групповых чувств и голод, не может очистить группу от грехов. В средствах массовой информации распространяются груп­ повые фантазии удушья, падения, брошенности, распада, смерти и взрыва - ожидается, что лидер и определенные группы-делегаты выразят эти чувства, а затем предпри­ мут действия по снятию напряжения. По мере того, как группа пытается спроецировать собственный гнев вовне и как-то объяснить внутренние чувство сумятицы и не­ разберихи,. плодятся свободно плавающие параноидные фантазии насчет безымянного ядовитого врага. Стадия «коллапса» наступает лишь после поиска способа «уни­ зить другого»3 - врага, который в момент «группового психотического инсайта» опознается как конкретный ис­ точник несчастий группы. Поскольку этот поиск врага, который действовал бы согласованно с группой, требует времени, третья стадия может продолжаться от несколь­ ких месяцев до двух лет.

524 ллойд ДЕМОЗ ФС4 - ПЕРЕВОРОТ: «Групповой психотический инсайт», который определяет иллюзорного отравителя группы» мо­ жет принять одну из нескольких форм:

(1) Цареубийственное решение. Если лидер склонен к само­ уничтожению или ему не удается найти внешнего врага, лидера самого определят как врага, и произойдет убийство божественного короля под руководством нового героя, который очистит оскверненную групповую атмосферу посредством жертвоприношения. Такой цареубийствен­ ный ритуал может осуществиться посредством покушения, революции, импичмента или даже резкого изменения в распределении голосов при переизбрании.

(2) Военное решение. Если найден внешний враг, действую­ щий координированно с группой, т.е. унижающий ее, груп­ па впадает в похожее на транс состояние садомазохист­ ского упоения по отношению к врагу, чья беспросветно злая сущность оправдывает любой гнев и облагораживает любое жертвоприношение. Поскольку гнев группы те­ перь отведен от лидера на врага, популярность лидера ощу­ тимо возрастает. Однако, такое состояние долго поддер­ живать трудно, ведь военные действия против врага под руководством героического ныне лидера кажутся импера­ тивом - необходимо уничтожить ненавистного «врага», выйти из стадии переворота, очиститься от скверны и осуществить свое рождение заново, после чего к группе вернутся сила и жизнеспособность.

(3) Суицидальное решение. Суицидальные индивиды часто решают проблему внутренней двойственности благодаря фантазии «скрытого палача», помогающего им в суици­ дальной попытке убить плохую, оскверненную часть лич­ ности, после чего хорошую, очищенную часть можно лю­ бить снова.4 Аналогичным образом нация может спрово­ цировать к нападению на себя другую нацию или оставить себя без обороны и без союзников, если суицидальная групповая фантазия предписывает «выжечь» плохую часть нации ради ее очищения и «возрождения национального духа». «Коллапс» Франции в конце 30-х - пример суи­ цидального решения. Кроме того, верно, разумеется, и то, что в любой войне присутствует суицидальный компо­ нент - в боях погибает часть нации.

ФЕТАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСТОРИИ Эта психогенная теория повторяющихся циклов групповой фантазии была полностью выведена из исторического матери­ ала до того, как я стал анализировать акушерские данные, вы­ ясняя, существует ли психическая жизнь до и во время рожде­ ния. В следующем разделе я построю фетальную психологию на основе акушерских данных и покажу их связь как с дальней­ шими событиями детства, так и с психологией взрослых инди­ видов и групп.

I. ФЕТАЛЬНАЯ ДРАМА ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ ТЕОРИИ ФЕТАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ Практически вся современная психоаналитическая теории от­ рицает возможность существования психической жизни до или во время рождения. Считается, что новорожденный лишен памяти, эго, объектов или психической структуры. По выражению одного пси­ хоаналитика, «психоанализ не спрашивает: «Когда это началось?», он задает совсем другой вопрос: «Когда после рождения это на­ чалось?»5 Хотя Фрейд и называл иногда рождение «первичной тревогой», «предшественником тревоги» и т.д. 6, он все-таки был твердо убежден, что психическая жизнь начинается лишь после рождения, что «рождение еще лишено психического содержания»

и что «рождение не испытывается субъективно как отделение от матери, поскольку плод, будучи совершенно нарциссическим существом, абсолютно не осознает ее существования в качестве объекта».7 С тех пор, как Фрейд более 50 лет тому назад выска­ зал это мнение, оно, как эхо, повторяется почти всеми психоана­ литиками. Единственный раз Фрейд отступил от этой точки зре­ ния, когда в разговоре, как сообщают, предположил, что у ребенка, родившегося через кесарево сечение, тревоги будут другого ха­ рактера,8 однако ни в одной печатной работе не признавал такую идею. В самом деле, Гринэйкер делает вывод, что Фрейд связывал рождение с тревогами лишь посредством чего-то вроде коллектив­ ного бессознательного, похожего на архетип Юнга. У психоана­ литиков были серьезные основания принимать мнение Фрейда без критики,10 ведь он с гневом вышвырнул Ранка из психоаналити­ ческого движения за то, что тот в 1923 г. написал, что во время рождения существует настоящая психическая жизнь. 326 ЛЛОЙД ДЕМОЗ I Это не значит, что в психоаналитической литературе нет ста­ тей о рождении. Действительно, в клинической практике образы рождения встречаются сплошь и рядом, поэтому в литературе есть масса объемных статей на эту тему и сотни клинических ил­ люстраций фетального материала. В то же время психотерапев­ ты почти всегда расценивают весь относящийся к рождению ма териал как чистую фантазию, не основанную на раннем опыте.

Это единственный клинический материал, который рассматри­ вается как комбинация настоящего опыта и фантазии, поэтому фантазии рождения у пациента явно вызывают у психотерапев­ тов очень сильное беспокойство. Беспокойство это не столь за метно, если фетальный материал позитивен - в этом случае его можно истолковать как успокоительную фантазию «регрессии в чрево». Но если пациент выдает пугающий материал с явным фетальным содержанием, оно либо игнорируется, либо интерпре­ тируется на основе более поздних орального, анального или фал­ лического уровней.

Так, Абрахам, сообщая о пациенте, всю жизнь переживавшем кошмар про паука-кровососа, который вылупляется из яйца, что­ бы раздавить его, интерпретирует кровососание как «символ кастрации».11 Когда у Ральфа Литтла пациента одолевали похо­ жие кошмары про ужасного паука, который раздавливает его, что сопровождается образом пуповины, связывающей пациента с ма­ терью;


причем «кровь должна перетечь или к ней, или к нему, и один обязательно умрет, а другой останется жить», психотерапевт тоже называет паука «кастрирующей матерью».12 Чтобы убедить­ ся, насколько часто психотерапевты упускают из виду фетальное содержание, не будем пускаться в бесконечное перечисление примеров, а обратимся к скрупулезной работе Калвина Холла с анализом 590 неотобранных снов, из которых 370, или 60%, со­ держали явные образы фетальной среды, рождения или возвра­ щения в чрево. Гринэйкер, несомненно, стоит на правильном пути, когда предполагает, что «борьба, происходящая при рожде­ нии, наверное, слишком ужасна для нас и в то же время слиш­ ком нас вдохновляет, поэтому не так легко сохранять научное бесстрастие при ее изучении».

Как бы то ни было, несколько пионеров психоанализа косну­ лись возможности существования психической жизни при рож­ дении. Большинство из них, подобно Винникоту, неохотно призна­ ли такую вероятность лишь после того, как имели дело с деть ФЕТАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСТОРИИ ми, переживавшими в фантазии опыт рождения настолько эмоционально, что психоаналитик чувствовал — это «следы вос­ поминаний о рождении», а не позднейшие наблюдения.15 Однако даже эти немногие - в их числе Гринакри, Винникотт, Мелания Кляйн, Карл Меннингер, Роджер Мани-Кайрли, П. М. Плойе и другие16 - просто отметили наличие в снах и в фантазийной жизни материала, относящегося к рождению, и осведомились, не исследуется ли другими вопрос о существовании психической жизни раньше, чем это допускает теория.

И все же небольшая группа психологов, в большинстве сво­ ем психоаналитиков, всерьез рассматривала возможность суще­ ствования психической жизни при рождении: Отто Ранк, Нандор Фодор, Фрэнсис Мотт, Станислав Гроф, Элизабет Фер, другие аме­ риканские психотерапевты, занимавшиеся проблемой рождения за­ ново, Арнальдо Расковски, еще несколько аргентинских психоана­ литиков, а также группа психоаналитиков, основавших вместе с Густавом Грабером в Германии Международное общество по изучению пренатальной психологии. Все эти психотерапевты принимают существование психической жизни при рождении и подчеркивают травмирующее воздействие собственного рожде­ ния, прерывающего, по их мнению, уютную внутриутробную жизнь, а в качестве доказательства для своих теорий большинство этих авторов приводит лишь сны и фантазии взрослых. Подытожу вкратце их вклад в фетальную психологию на сегодняшний день.

Отто Ранк начал исследовать опыт рождения в 1904 г., задолго до того, как узнал о Фрейде. Он подчеркивал, что жен­ ские гениталии часто бывают источником тревоги, которая дол-.

жна быть преодолена посредством сексуального удовольствия, и что этот факт часто находит отражение в сновидениях и мифах, и выводы, сделанные в его книгах, начиная с «Травмы рождения»17 (1923 г.), побудившей Фрейда сказать: «Я не имею с ним больше дела», в настоящее время кажутся бесспорными.

Ранк очень тщательно анализировал сновидения, фантазии и мифы на предмет их взаимосвязи со страхом отделения от ма­ тери, страхом остаться одному в темноте, играми в заползание в дыру и т. д. Он даже касался связей между ритуалами рож­ дения заново, а также другим культурологическим и мифологи­ ческим материалом, и опытом рождения - и все это опять-таки в своей открытой манере, которую на сегодняшний день можно позволить себе, публикуясь в любом психоаналитическом 328 ллойд ДЕМОЗ журнале. О сложности собственной проблемы Фрейда, который не мог признать мать в качестве изначального источника тре­ воги и лишь впоследствии неохотно преодолел себя под давле­ нием главным образом психоаналитиков-женщин, можно дога­ даться по отказу Фрейда двинуться дальше вводной части книги Ранка (1923 г.), вместо того, чтобы дать ее почитать своим па­ циентам и спросить их мнение.

В следующие четверть века анафема, которой Фрейд предал материал, относящийся к рождению, оказалась очень действенной, и даже такой блестящий психоаналитик, как Маргарет Фрис, своими сорокалетними «пренатально-родительскими» исследова­ ниями показавшая основные личностные модели при рождении, которые затем сохраняются и по которым можно довольно точ­ но предсказать дальнейшее развитие, все же воздерживается от настоящих выводов в отношении своих результатов по прена тальной психической жизни. Вот почему в 1949 г., когда через четверть века после выхо­ да в свет работы Ранка в Америке была опубликована книга Нандора Фодора «В поисках возлюбленного: клиническое иссле­ дование травмы рождения и пренатального состояния»20, психо­ терапевтическое сообщество было еще совершенно не готово вос­ принимать его идеи. Большинство выводов, сделанные Фодором и удачно проиллюстрированные богатым материалом - то, что рождение травмирует, и воспоминания о нем всплывают в сно­ видениях и фантазиях, что рождение является источником страха смерти, что оно лежит в основе кошмаров удушья, клаустрофо­ бии и многих других симптомов, - опять-таки, сейчас вряд ли показались бы удивительными, но тогда большинство психо­ терапевтов проигнорировало книгу. Как и Ранк, Фодор принимал, что «физическая среда внутри чрева безупречна», и «после девяти месяцев мирного развития человеческий детеныш принудительно выталкивается в странный мир чудовищными мышечными кон­ вульсиями, до самого основания сотрясающими его жилище, как землетрясение».

Подобно многим позднейшим теоретикам рождения, Фодор верил в парапсихологию, но его рассуждения о телепатии меж­ ду матерью и плодом22 легко можно отделить от его же клини­ ческого материала по рождению. Иначе обстоит дело с последо­ вателем Фодора Френсисом Дж. Моттом, английским психоло­ гом, всю жизнь работавшим над системой фетальной психологии.

ФЕТАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСТОРИИ i Огромная продуктивность Мотта, преданность задаче создания фе тальной психологии делает его труды (если вы сумеете их най­ ти хоть в одной библиотеке)23 богатым источником материала, особенно сновидческого и мифологического, использованного им в большом объеме. Однако Мотт поставил себе мистическую задачу - связать внутриутробную жизнь с астральным вселен­ ским замыслом творения, а кроме того, открыто избегал при­ влечения фактов из области акушерства (например, постулиро­ вал способность плода «чувствовать» выходящую из плаценты кровь, игнорируя тот факт, что пуповина лишена нервов), поэто­ му подавляющее большинство его работ совершенно ненадежно. Психиатр Станислав Гроф в 1956 г., в Чехословакии, начал использовать ЛСД, чтобы добиться психотерапевтической регрес­ сии, и за последнюю четверть века провел в Европе и США свыше 3000 курсов ЛСД-терапии.25 Постоянно наблюдая пере­ живание пациентами заново собственного рождения, он постули­ ровал четыре «базисные перинатальные матрицы» (БМП), кото­ рые, как ему казалось, пациенты обычно и переживали под ЛСД:

• БПМ 1 (первичное слияние с матерью): пребывание в чреве, фан­ тазии рая, единство с Богом или с природой, святость, «океанический» экстаз и т.д.

БПМ 2 (антагонизм с матерью): берет происхождение от эта­ па начала родовых схваток, когда шейка матки еще зак­ рыта;

ощущения, будто попал в западню, все попытки выбраться напрасны, на голову что-то сильно давит, с сердцем неполадки, будто засасывает водоворот или проглатывает ужасное чудовище - дракон, осьминог, питон и т. д.

БПМ 3 (синергизм с матерью): этап, когда открывается шейка матки и плод проталкивается по родовому каналу;

фантазии борьбы титанов, садомазохистских оргий, взрыва атомной бомбы, извержения вулкана, грубого из­ насилования и суицидального саморазрушения - все это элементы полной насилия борьбы смерти и рож­ дения заново.

БПМ 4 (отделение от матери): по окончании борьбы рождения, после первого крика;

чувства освобождения, спасения, любви и прощения в сочетании с фантазиями очище­ ния и избавления от груза.

330 ллойд ДЕМОЗ Хотя Гроф вскоре тоже передвинулся в паранормальную сферу (профессиональный риск, связанный с занятием феталь ной психологией), его оригинальные клинические исследования способности взрослых заново переживать (или фантазировать Гроф не делает попыток доказать, что это воспоминания) ощу­ щения собственного рождения обстоятельны и представляют немалую ценность. Работе Грофа во многих отношениях анало­ гичен опыт и других психотерапевтов, обнаруживших, что пере­ живание заново своего рождения обладает терапевтическим эффектом. Кроме методики с использованием ЛСД для вызова тех родовых ощущений, что испытывали пациенты Грофа, исполь­ зовались и многие другие технологии регрессии, начиная с «на­ чальной терапии» Элизабет Фер и включая лечение «родовыми первинами» Артура Янова и др.26 Но мы не будем рассуждать о терапевтической эффективности технологий рождения заново и оставим открытым вопрос о взаимодействии фантазии и воспоминаний. Признаем лишь, что подавляющая часть психоло­ гического материала по родовым ощущениям накоплена за по­ следние два десятилетия. Материал этот, однако, еще совершен­ но не интегрирован в особое направление психологии, психоана­ лиза или какой-либо другой науки.

Все перечисленные работы характеризуются двумя особен­ ностями: (1) в центре внимания рождение, жизнь в чреве пред­ ставляется спокойной и удобной, рождение рассматривается как травма, а рождение заново - как путь преодоления страха отде­ ления;

(2) все положения строятся на основе клинического ма­ териала, полученного на взрослых, акушерская литература анали­ зируется редко, хотя большинство исследователей - профессио­ нальные врачи. Эти две особенности, как правило, имеют место и в недавно опубликованных работах южноамериканских психо­ аналитиков, группирующихся вокруг Арнальдо Расковски,27 так же, как и в работах участников конференций Международного об­ щества по изучению пренатальной психологии в Германии28 хотя изредка акушерские наблюдения за пренатальной жизнью все же используются, поскольку Расковски и некоторые предста­ вители немецкой группы начинали как педиатры.


Итак, результаты работ по фетальной психологии за послед­ ние шестьдесят лет подкрепляют изначальное мнение Фрейда о рождении как о прототипе всех более поздних страхов, с допу­ щением, будто до рождения нет ни эго, ни объектов, ни психичес ФЕТАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСТОРИИ кой структуры, а лишь симбиотическое единство с матерью, а рождение - это сильный шок, источник позднейшего страха от­ деления. Моей целью будет показать а) что эта теория, урав­ нивающая рождение и страх отделения, неверна, б) что теория создана как защита от фактов, доказывающих, что опыт жизни плода в чреве на самом деле индивидуален и часто травмати­ чен, а внутриутробная жизнь не симбиотична и вовсе не такая уж спокойная, и в) что рождение - на самом деле освобождение от травматичного опыта жизни в чреве, а не всего лишь «травма от­ деления». Чтобы объяснить, что привело меня к этим выводам, обращусь к акушерским данным относительно условий психи­ ческой жизни в чреве и во время рождения.

АКУШЕРСКИЕ ДАННЫЕ ОТНОСИТЕЛЬНО УСЛОВИЙ ПСИХИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ПЛОДА Медицина лишь в последние годы начала проявлять интерес к изучению плода. Один врач, вопрошая, почему раньше столь мало интересовались жизнью плода, тут же предполагает, что при­ чина, возможно, в том, что плод «спрятан в самом недоступном месте, эта область медицины предлагала очень скромные возмож­ ности для открытия и не привлекала таланты. Зачем изучать та­ кое пассивное, скучное, маленькое и технически труднодоступное создание?... Быть может, роль играет и то, что до некоторой степе­ ни оно заменимо».29 Поскольку медицинское исследование дру­ гих «труднодоступных» органов насчитывает уже несколько веков, похоже, что наиболее важен последний аргумент, отража­ ющий, возможно, инфантицидный стиль мышления. Какими бы ни были причины, в последнее время наука о плоде продвигается такими стремительными темпами, что «студент может сравнить нынешнюю литературу с той, что была двадцать лет назад, и сде лать вывод, что изучались два разных вида». Результаты новейших исследований складывались в одно общее направление: они сдвигали на все более и более ранний этап начало всех стадий развития и возникновения сенсорных возможностей плода.31 Это особенно касается развития мозга, нервной системы и сенсорного аппарата, которое начинается в первый же месяц после зачатия. К концу второго месяца после зачатия плод, достигающий лишь дюйма в длину, уже снабжен, как ни удивительно, бьющимся сердцем, кровеносной системой;

ЛЛОЙД ДЕМОЗ пищеварительным трактом, изящными руками и ногами, у него есть черты лица, уши, пальцы ног и рук и - центр всего заро­ дышевого питания и дыхания - пульсирующая пуповина, в бук­ вальном смысле пятая конечность, содержащая две артерии и две вены, через которые кровь качается в плаценту и из плаценты, сообщающейся непосредственно с кровеносной системой матери.

Плацента снабжает плод кислородом и питательными вещества­ ми и удаляет из его крови углекислый газ и отработанные ве­ щества. К концу первого триместра (первые три месяца) нервная система и сенсорный аппарат развиты уже настолько хорошо, что плод реагирует на прикосновение легким волоском к ладони тем, что схватывает его, на прикосновение к губам - сосанием, в от­ вет на прикосновение к векам прищуривается. Врачи, произ­ водящие в это время амниоцентезис - исследование амниоти ческой жидкости, могут иногда наблюдать, как плод прыгает, и сердцебиение учащается, когда игла касается его тела. Зрение на­ столько хорошо развито, что сердцебиение учащается, когда на жи­ вот матери светят ярким светом, а при введении врачом ярко светящегося фетоскопа плод часто отворачивает лицо от света.

Вкус развивается к 14 неделям, и с этого времени плод чувстви телен к состоянию амниотическои жидкости.

Слух в первый триместр развит даже еще лучше: плод стано­ вится активнее, и частота сердцебиения возрастает, когда возле живота матери производится громкий звук, а в многочисленных экспериментах показано настоящее научение плода на основе звуковых стимулов. В их числе проводился эксперимент, в ко­ тором четырем плодам in utero проигрывали Дебюсси в тот момент, когда мать и плод находились в спокойном состоянии, и в результате после рождения эти четыре младенца в яслях (но не другие) при звуках Дебюсси успокаивались - это лишь один из множества описанных в литературе экспериментов, в кото­ рых четко демонстрировалась пренатальная память и обучение in utero. Несмотря на накопленную массу данных о способности пло­ да ко второму триместру чувствовать, видеть, обонять, восприни­ мать вкус, слышать и помнить события фетальной жизни, основ­ ная часть медицинских и психологических трудов продолжает повторять старую точку зрения, согласно которой плод слеп, глух и нечувствителен к боли. Те, кто придерживается такой точки зрения, часто отстаивают ее, ссылаясь на исследование Лангвор ФЕТАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСТОРИИ си (1933 г.), утверждающего, что «неполная миелинизация сенсор­ ных путей»37 не дает плоду получать сообщения от своих орга­ нов чувств - хотя и давно известно, что миелинизация вовсе не является необходимым условием функционирования нервного во­ локна (она лишь ускоряет проведение импульса), а хорошая орга­ низация деятельности мозга возможна задолго до того, как нерв­ ные волокна полностью миелинизируются.38 Этот аргумент — не­ полная миелинизация - продолжает применяться для отрицания способности плода и новорожденного чувствовать боль во мно­ гих областях медицины, начиная от использования абортирован­ ного плода, болезненных медицинских экспериментах и заканчи­ вая случаями, когда нечувствительностью новорожденного обосновываются безанестезийные обрезание и хирургические опе­ рации над ним. Во втором триместре, когда плод видит, слышит, воспринимает вкус, чувствует и способен к научению, начинается настоящая психическая жизнь - ее охотно признают у малышей, родившихся преждевременно, но в ней отказывают их ровесникам такого же точно возраста от зачатия, только еще не вышедшим из чрева, как будто доступность нашему взгляду почему-то сразу дает им чувствительность. Что это за окружающая среда, которая дает сенсорные задатки для начала психической жизни? Какой урок о своем первом мире выносит плод из всего, что случается с ним в последние два триместра?

Лилей подмечает разницу между старой и новой точками зрения на окружающую среду в матке, высказываясь следующим образом: «Представление о фетальной жизни как о периоде по­ коя и неподвижности, когда терпеливо и вслепую развиваются структуры в предвидении той жизни и тех функций, которые они станут выполнять после рождения, особенно мощную опору на­ ходит в идее матки как темного и безмолвного мира... Живот беременной женщины не безмолвен, и матку и амниотическую полость... можно осветить, просто включив светильник в тем­ ной комнате».40 Матка на самом деле - очень шумное, изменчи­ вое, очень подвижное место, жизнь в котором полна событий и эмоций, как приятных, так и болезненных.

В течение второго триместра, когда амниотическая полость еще довольно просторна для плода, он то спокойно в ней плава­ ет, то отчаянно брыкается, кувыркается, икает, вздыхает, мочится, глотает амниотическую жидкость и мочу, сосет пальцы рук и ног, 334 ллойд ДЕМОЗ хватает пуповину, возбуждается при внезапном шуме, успо­ каивается, когда мать говорит спокойно, и засыпает, убаюканный, если она ходит. Модели фетальной активности сейчас изучены хорошо, и этому особенно способствовало развитие ультразвуковой техники. Нормальный плод редко проводит 10 минут без какой либо явной активности, будут ли это спазматические дыхательные движения во время REM-сна или какие-нибудь другие движения.

Он выполняет характерные тренировочные движения, а один на­ блюдатель сообщает, что видел на ультразвуковых изображениях, как плод «переворачивался с бока на бок, вытягивая, а затем сги­ бая спину и шею, поворачивая голову, махал руками и лягался ногами. Было видно, как сгибаются и выпрямляются ноги, когда он лягал боковую стенку матки. У одного плода было видно, как опускается и поднимается челюсть»42. Активность плода под­ чиняется совершенно правильному циклу, в среднем около 45 ми­ нут, который позднее, в третьем триместре, может очень точно чувствоваться матерью.43 Эта активность плода до некоторой степени координирована с активностью матери, что показывает его чувствительность к самой разнообразной деятельности и эмоциям матери. Когда мать курит, плод курит вместе с ней, и после первых нескольких затяжек его сердце начинает биться быстрее, он чув­ ствует понижение количества кислорода (гипоксия) и повыше­ ние количества углекислого газа, прекращает двигаться и начи­ нает дышать быстрее, пытаясь приспособиться к гипоксии, последствия таких реакций быстро накапливаются, если мать ку­ рит много, и могут привести к рождению мертвого ребенка, к его недоразвитию, к преждевременным родам, а в дальнейшем — к гиперактивности и к отклонениям в поведении. Когда мать принимает спиртное, алкоголь попадает напрямую к плоду и ско­ ро достигает у него в крови почти того же уровня, что и у ма­ тери. Если плод ежедневно потребляет таким образом алкоголь, он медленнее развивается, гораздо больше подвержен выкидышу и преждевременным родам, психическим отклонениям, умствен­ ной отсталости и гиперактивности - не говоря уже о крайне болезненных симптомах фетального алкоголического синдрома.

То же касается, конечно, и сотен других наркотических веществ, в том числе аспирина и кофеина, - все они попадают прямиком к плоду, проникая через так называемый «плацентарный барьер»

и оказывая самые разнообразные пагубные воздействия, в том ФЕТАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСТОРИИ числе посредством гипоксии (снижения уровня кислорода).47 Не менее сильно могут повлиять и различные факторы, связанные с питанием, например, недоедание среди бедной части населения (или среди состоятельных людей, привыкших питаться скудно), которое может привести к самым разнообразным физическим и психическим нарушениям.48 Перечисленные вредоносные вли­ яния внутриутробной среды настолько обычны, что плоду редко удается полностью их избежать. Медицинский директор хими­ ческой корпорации «Доу» вынужден был даже признать, что «от 30 до 40 процентов всех зачатий обычно завершаются спонтан­ ным абортом, рождением мертвого ребенка или живого, но с врожденными пороками, и какая-то доля здесь (еще неизвестно, какая) - результат воздействия некоторых факторов среды». Вопреки представлению о матке как об уютном и безопасном пристанище, куда нам всем хочется вернуться, жизнь в ней опас­ на и часто мучительна, ведь даже в наше время «в течение де­ вяти месяцев беременности жизней обрывается больше, чем в последующие пятьдесят лет постнатальной жизни». Однако плод страдает не только, когда мать курит, выпивает или принимает наркотики. На него воздействуют биологически и психологически страх, гнев и подавленность матери. За по­ следние тридцать лет накопилось немало литературы, подробно разбирающей механизмы влияния эмоций беременной матери на физическое и эмоциональное развитие плода.

Давно известно, что лабораторное животное, которое во вре­ мя беременности по десять минут в день ласкают, производит на свет более здоровое и менее невротичное потомство по сравне­ нию с теми животными, которых не ласкали, и что психически нездоровая и угнетенная мать рожает детей малорослых и с по­ веденческими отклонениями гораздо чаще, чем нормальные ма­ тери.51 В последнее время получена масса прямых статистических данных, что матери, не желающие быть беременными, испытыва­ ющие к плоду враждебность, испытывающие тревогу во время бе­ ременности или очень незрелые эмоционально — все рожают малорослых детей, которые часто бывают умственно отсталыми, доставляют больше проблем при родах и непосредственно пос­ ле родов (по оценкам посторонних наблюдателей), чем в кон­ трольных группах.52 Сейчас часто признают, что «материнские страхи, испуг, напряжение, вспышки раздражения, фрустра­ ции, шоки, стрессы, депрессии и тому подобные психические состояния могут повредить развивающемуся плоду». Летальный эффект материнской враждебности сейчас признается настоль­ ко широко, что непроизвольные аборты часто и успешно лечат одними только психотерапевтическими методами. Существует масса биологических механизмов передачи мате­ ринских эмоций на плод. Когда мать чувствует тревогу, ее та­ хикардия в считанные секунды вызывает тахикардию у плода, а когда она испытывает страх, плод через 50 секунд может испытать гипоксию из-за изменившегося состава крови в матке. Кроме того, известно, что на плод непосредственно влияют изменения уровня адреналина, плазменного эпинефрина и норэпинефрина, высокие уровни гидроксикортикостероидов, гипервентиляция и многие дру­ гие результаты материнской тревоги.55 Теперь уже не остается сомнений, что все это причиняет плоду боль - ультразвуковыми и прочими современными методами показано, что плод страшно мучается, корчится от боли и брыкается во время гипоксии.56 Одна беременная женщина пришла в центр пренатальных исследований непосредственно после того, как муж словесно угрожал ей;

плод метался и брыкался так сильно, что женщина чувствовала боль, а учащенное сердцебиение у плода продолжалось еще много часов. Такое же неистовое метание и брыкание плода отмечалось у не­ скольких матерей, у которых внезапно умерли мужья. Супружеские ссоры - одна из наиболее документированных причин нарушений у плода, которая, как показано в нескольких тщательных статистических исследованиях, повинна в том, что ребенок потом оказывается болезненным, слабым, с физически­ ми недостатками, тяжелыми психическими расстройствами, гипер­ активностью, агрессивностью и неспособностью поначалу учиться в школе.59 Если даже мать сильно испугается, этого может хва­ тить, чтобы плод сразу же после этого погиб.60 Как обнаружил Деннис Стотт на больших выборках в Шотландии и в Канаде, сильное эмоциональное напряжение' в семье во время беремен­ ности матери «почти стопроцентно коррелирует» с нарушения­ ми у плода. Большинство таких исследований, как правило, игнорирова­ лось как медиками, так и психологами, однако недавно некото рые акушеры начали приходить к тем же выводам, что и я, когда рассматривал матку в качестве места, настолько же спокойного, насколько и доставляющего боль. Альберт Лилей, снимая на ки­ нопленку при помощи рентгена «неистовые», по его выражению, ФЕТАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСТОРИИ движения плода во время сокращений матки, заключает, что та­ кие движения «характерны для человека с сильной болью плод с силой выбрасывал ноги и руки и как будто нарочно со­ противлялся каждому сокращению матки, изгибая тело в самых разнообразных позах». Если бы матка была заполнена не во­ дой, а воздухом, говорит акушер Роберт Гудлин, можно было бы слышать, как плод значительную часть времени «кричит в мат­ ке». В самом деле, говорит он, «когда акушеры делают воздуш­ ную амниограмму, часто приходится предостерегать мать от при­ нятия вертикального или сидячего положения в течение не­ скольких часов после амниограммы, чтобы воздух не попал в горло плоду;

в противном случае мать быстро устает от кри­ ков своего нерожденного ребенка. Поэтому не будет таким уж сумасбродным предположение, что плод испытывает дискомфорт в матке (так, что даже кричит) не менее часто, чем вне мат­ ки, и болезненным для ребенка является внутриутробный период, а не период новорожденности». В течение третьего триместра своего пребывания в матке плод испытывает все нарастающее неудобство. По мере того, как плод в этот период вырастает от 13 до 20 дюймов в длину и увеличивается в весе примерно в три раза, он оказывается в тес­ ноте, начинает больше страдать от стрессов, включая гипоксию, меньше двигается и больше спит,64 а также начинает проявлять вполне определенные черты «личности», что чувствует мать, когда он переворачивается и с силой бьет ее изнутри ногами в ответ на определенные действия или позы - например, когда мать спит в позе, неудобной для плода. Важнейшая проблема плода в та­ кой новой тесной матке заключается в том, что теперь он слиш­ ком большой, чтобы плацента могла полностью обеспечить его пищей и кислородом и очистить его кровь от углекислого газа и продуктов распада. В этот период плацента не только оста­ навливается в росте, но и снижает свою эффективность, из губча­ той превращаясь в жесткую и волокнистую из-за дегенерации кровеносных сосудов и клеток и появления кровяных сгустков и обызвествленных участков. Все это делает плод гораздо более восприимчивым к гипоксии, чем перед этим.

Начиная с ранних исследований в 1930-х Ансельмино, Хазель хорста, Бартельса и других,65 медиков озадачивал низкий уровень кислорода в крови плода, который постоянно поддерживается та­ ким, что взрослые в сходных условиях теряли бы сознание. Эти 338 ллойд ДЕМОЗ нормальные условия пониженного уровня кислорода получили на­ звание «Эверест в матке», подразумевающее, что развивающий­ ся плод последнего триместра подобен альпинисту, восходящему на Эверест и испытывающему постепенное снижение уровня кислорода в крови, как и плод, который все растет и растет, в то время как плацента теряет эффективность. Несмотря на от­ крытие, что этот очень низкий уровень кислорода в какой-то сте­ пени компенсируется более высокой, чем у взрослых, способно­ стью связи с кислородом красных кровяных клеток плода, сей­ час многие исследователи признают, что одного этого фактора недостаточно, чтобы полностью компенсировать нарастающий не­ достаток кислорода в клетках мозга. Плод на последних стади­ ях часто находится «в условиях крайней гипоксии по меркам взрослых». По словам одного исследователя в области акушер­ ства, «плод в матке может подвергаться резким изменениям дав­ ления 02 и С02», что приводит к частой гипоксии, «наиболее рас­ пространенной причине повреждений мозга в перинатальный период». В последнее время в медицинской литературе часто призна­ ется скудность наших знаний и необходимость новых иссле дований в отношении «загадочной» способности плода жить в условиях такого низкого уровня кислорода и с такой «неэф­ фективной» плацентой, которая, считает Бартельс, среди всех млекопитающих «хуже всех» справляется с задачей транспорти­ ровки кислорода.67 Поскольку «плод в условиях асфиксии лишен регуляторных механизмов, направляющих кровь в первую оче­ редь к мозгу»,68 а мозг человеческого плода по размерам в не­ сколько раз превышает мозг у плода других млекопитающих с такой же массой тела, то «пределы устойчивости против гипок­ сии, которыми располагает мозг плода человека, по-видимому, уже»

по сравнению с другими животными, так что любое снижение и без того очень низкого на поздних этапах фетальной жизни уров­ ня кислорода действует крайне угнетающе. Вот почему по мере приближения родов, когда плацента ста­ новится все менее и менее эффективной, а потребность плода.

в кислороде, питании, в очистке крови от углекислого газа и отходов жизнедеятельности возрастает, кровь загрязняется все больше, и каждый стресс усиливается, переносясь плодом более.

болезненно. С таким низким, уровнем кислорода даже нор­ мальные сокращения (какие бывают обычно), когда давление в ФЕТАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИСТОРИИ матке нарастает, а уровень кислорода понижается до 25%, 7 0 му­ чительны для плода - как будто матка, постоянно «сдавливая»

плод, готовит его к более сильным сокращениям в будущем.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.