авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИСТЕТ» ...»

-- [ Страница 4 ] --

Сценарий подкрепляется родителями. Хотя родители не могут заста вить ребенка принять те или иные решения касательно его сценария, они могут оказывать на эти решения значительное влияние. С первых же дней жизни ребенка родители адресуют ему определенные послания, на основе которых он делает умозаключения о самом себе, других людях и мире в целом. Эти сценарные послания могут быть вербальными и невербальны ми. Они образуют ту содержательную структуру, в ответ на которую ребе нок принимает главные решения по поводу своего сценария.

Сценарий не сознается. Не уделив достаточных усилий выявлению и анализу своего сценария, мы вероятнее всего так и не узнаем о решениях, принятых нами в раннем детстве, – несмотря на то, что мы, возможно, осуществляем их в своем поведении.

Переопределение действительности с целью «оправдания» сценария.

Нередко нам приходится истолковывать действительность в рамках наше го собственного мировосприятия так, чтобы она оправдывала в наших гла зах верность принятых нами сценарных решений. Мы поступаем так пото му, что любая угроза нашему сценарному представлению о мире может восприниматься нами в состоянии Ребенка как угроза удовлетворению по требностей, а то и как угроза существованию.

В своей работе мы предположили, что изучая жизненный сценарий можно выявить основные ценности, установки, направленность, мотивы человека, которые будут отличаться от тех же характеристик жизненного сценария представителя другого поколения, в силу того, что на формиро вание жизненного сценария влияли разные социальные условия, обуслов ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ ленные естественным ходом истории, сменой политических, культурных и иных аспектов человеческой жизни.

Для исследования вышеобозначенной проблемы мы использовали следующие методы: сценарный вопросник Э. Берна, контент-анализ люби мой сказки. Статистическая обработка результатов исследования проводи лась с помощью критерия хи – квадрат Пирсона.

В исследовании приняли участие 60 человек, из них было сформиро вано четыре группы по пятнадцать человек. Критерий деления на группы – возраст, при этом шаг деления десять лет. Мы взяли возрастной интер вал меньший, чем предполагается в существующей теории поколений, с учетом того, что технический прогресс и политические реформы влияют на скорость изменения социальных условий, оказывающих воздействие на развитие человека. Группа №1 – двадцать лет. Группа №2 – тридцать лет.

Группа №3 – сорок лет. Группа №4 – пятьдесят лет.

Исследование состояло из двух этапов. На первом этапе применялся сценарный вопросник Э. Берна, с целью выявления наличия жизненного сценария и определения его особенностей. Сценарный вопросник Берна приведен в книге «Люди, которые играют в игры: Психология человече ской судьбы». Он состоит из девяти разделов, которые расположены в хронологическом порядке, что позволяет рассмотреть каждый аспект жиз ненного сценария поэтапно. Из раздела задается один или два основных вопроса, при затруднении можно добавить дополнительный вопрос. При обработке стимульного материала учитываются не только смысловое со держание, но и характер ответа: эмоциональность, личностное отношение испытуемого к теме вопроса.

На втором этапе исследования мы попросили испытуемых расска зать или написать свою любимую сказку, которая им запомнилась с дет ства. По мнению Э. Берна, зная любимую сказку можно провести анало гию с реальным жизненным сценарием человека.

Анализ сказки проводился по примеру интерпретации в методике «тематический апперцептивный тест». Анализ содержания сказки начина ется с нахождения «героя», т. е. персонажа, с которым испытуемый иден тифицирует себя. Обычно это то действующее лицо, в котором испытуе мый наиболее заинтересован, чьи чувства и мысли изображены наиболее подробно. Следующий этап анализа сказки состоит в определении важ нейших характеристик героя – его стремлений, желаний, чувств, черт ха рактера. Результатом интерпретации становится своеобразный портрет ге роя;

мы узнаем, каковы его доминирующие желания, потребности, чув ства;

каким воздействиям среды он подвергается, активен или пассивен во взаимоотношениях с предметным и социальным миром, возможно ли удовлетворение его потребностей, или они вступают в противоречие с требованиями среды или другими тенденциями героя;

добивается ли он Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания успеха или фрустрируем;

совершает антисоциальные поступки или дей ствует в соответствии с общепринятыми нормами;

каковы его ценности и что составляет его мировоззрение и т.д. Используемая методика является проективной, что придает ей ряд преимуществ:

1. Неопределенность стимульного материала или инструкции к за данию, благодаря чему испытуемый обладает относительной свободой в выборе ответа или тактики поведения.

2. Деятельность испытуемого протекает в атмосфере доброжела тельности и при полном отсутствии оценочного отношения со стороны экспериментатора. Этот момент, а также то, что испытуемый обычно не знает, что в его ответах диагностически значимо, приводят к максималь ной проекции личности, не ограничиваемой социальными нормами оцен ками.

3. Проективные методики измеряют не ту или иную психическую функцию, а своего рода модус личности в ее взаимоотношениях с соци альным окружение (Соколова,1987).

Любимая сказка является базой для анализа жизненного сценария человека. Помимо анализа традиционного сюжета нами учитывались осо бенности изложения сказок. Часто в сказках искажается концовка, что яв ляется важным признаком для исследователя. Представители разных по колений в качестве любимых заявляют одни и те же сказки, но по-разному расставляют в них акценты. Это может быть связано с тем, что для каждо го поколения существует своя приоритетная проблема, возникающая на основе условий общественной жизни, соответствующему историческому периоду. Интересным представляется тот факт, что в качестве любимой сказки, молодое поколение называет вполне современные фильмы и ав торские произведения. Иногда, любимая сказка складывается из сюжетов нескольких сказок.

В результате исследования были выявлены качества, которые одина ково часто встречаются у представителей всех поколений. Одинаково це нятся доброта, смелость, индивидуальность. В каждом поколении есть люди, занимающие активную жизненную позицию и надеющиеся на благополучный исход без дополнительных усилий.

По результатам исследования была составлена таблица (см. таблицу 1), в которой параллельно с основными характеристиками исторического периода указываются характерные черты для поколения, рожденного в этот период.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ Таблица Период Основные хар-ки периода Поколение Основные черты поколения 60-е гг. Ухудшение экономической ситуа- 50 лет гордость за предков ции, ограничение свободы лично- активная реакция на сти, цензура, «уравниловка» в зар- трудности плате, «холодная война» с США, трудолюбие послушание скрытые «брожения» в обществе, патриотизм (ностальгия) полет Гагарина в космос, битло- мотив наказания мания, романтика «костров и ту уважение к успешным и манов», появление КВН.

самостоятельным людям 70-е гг. Культ Брежнева, диссидентское 40 лет уважение к высокому движение, разрядка в междуна- социальному статусу родных отношениях, начало вой- индивидуальность ны в Афганистане, произведения честность Солженицына и лишение его гра- справедливость жданства СССР, гигантомания в качестве отрицательного (строительство БАМа). качества – жадность большинство женщин демонстрируют жертвенную позицию в союзе с мужчиной: «я жертвую собой, ради того чтобы «чудовище»

превратилось в принца»

80-е гг. Перестройка, снятие цензуры, ре- 30 лет общительность абилитация первой волны эмигра- откровенность ции, выход в свет многих, запре- жизнерадостность щенных ранее авторов, реабилита- эмоциональное ция жертв политических репрес- переживание трудностей сий, олимпиада в Москве, антиал- подчеркивают гендерные когольная компания, катастрофа различия на Чернобыльской АЭС, экономи социальное неравенство ческий кризис, окончание «холод отрицательная оценка ной войны», вывод войск из Афга антисоциального нистана.

поведения 90-е гг. Политический и экономический 20 лет уважение силы и власти кризис, распад СССР, Путч – активность 1991, октябрь 1993 г., приватиза- мобильность ция с неоднозначными оценками, целеустремленность независимость, этнополитические упорство в преодолении конфликты (война в Чечне), трудностей массовое разрушение родствен в людях ценят доброту и ных связей, миграция населения, честность появление СНГ.

инфантилизм Полученные данные позволяют дополнить и скорректировать суще ствующую теорию поколений. Во-первых, смена поколений происходит Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания быстрее, чем заявлено в теории. Десятилетия достаточно для того, чтобы изменились политические, экономические, социальные условия развития человека. Данный тезис сформулирован относительно нашей страны и темпов ее изменения. Во-вторых, само понятие «глубинные ценности» на наш взгляд необходимо конкретизировать, т.к. изучая жизненный сцена рий можно помимо ценностей выявить мотивы, установки, направлен ность.

В транзактной психологии существует понятие о транслировании жизненного сценария через поколения, суть которого в том, что ребенок наследует основные черты жизненного сценария родителей в силу того, что для него родитель «основная модель человека», к которой он стремит ся. Кроме этого сценарий родителями подтверждается с помощью вер бальных и невербальных посланий. На основе этого мы делаем вывод, что каждое следующее поколение развивается на основе предыдущего. В на шей работе мы рассмотрели другой аспект формирования жизненного сценария, основываясь на том, что под влиянием культурно-исторической среды, в которой происходит индивидуальное становление личности, че ловек, приобретает качества, характерные для определенного поколения.

Под влиянием среды сценарий формируется и видоизменяется. Человек формирует для себя новые модели поведения, создает новый жизненный план, в зависимости от внешних условий. И различия, которые мы выяви ли в ходе исследования, подтверждают наличие этого компонента.

Изучение различий поколений может существенно обогатить суще ствующие знания в области социальной и возрастной психологии. Раз личия человеческих качеств нельзя рассматривать только с позиции воз раста, необходимо учитывать ту социальную среду, в которой он родился и вырос. С точки зрения социальной психологии поколение нужно рассматривать, как совершенно особый вид групп с рядом своих особен ностей. Кроме этого теория поколения может послужить хорошим ориен тиром для маркетологов, т.к. классический маркетинг скоро не будет успе вать реагировать на изменения в обществе.

Литература Берн Э. Игры, в которые играют люди: Психология человеческих 1.

отношений. Мн.: «Попурри», 2003.

2. Берн Э. Люди, которые играют в игры: Психология человеческой судьбы. Мн.: «Попурри», 2003.

3. Розин М.В. Психология судьбы: программирование или творче ство? // Вопросы психологии. №1-2, М., 1992.

4. Рыбалко Е.Ф. Возрастная и дифференциальная психология. Л.:

«Издательство Ленинградского университета». 1990.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ Шамис Е. Теория поколений //«Директор по персоналу». № 5.

5.

май 2007.

Н.А. Букреева Связь стратегии поведения в конфликте и социометрического статуса в группах раннего юношеского возраста Научный руководитель С.В. Березин В работах современных авторов по проблеме структуры отношений в малой группе нет единого мнения по поводу качеств, которыми облада ют наиболее и наименее предпочитаемые члены группы. Стратегии пове дения в конфликте индивидов с разными статусами также чётко не опре делены. Но именно знание преимущественных стратегий поведения в кон фликтных ситуациях, используемых высоко- и низкостатусными, могут помочь в лучшем понимании социометрической структуры юношеской группы, в реализации программ коррекции конфликтного поведения и улучшения микроклимата в группе.

Разрешение этого противоречия мы видим в изучении связи между стратегией поведения в конфликте и социометрическими статусами инди видов в группе.

Объект исследования – социометрическая структура юношеской группы.

Предмет – связь стратегии поведения в конфликте с социометриче ским статусом в группах старших школьников.

Цель – выявление связи между установками по отношению к кон фликтному поведению, стратегией поведения в конфликте и социометри ческим статусом индивида в юношеской группе.

Гипотезой нашего исследования является предположение о большей выраженности стратегии поведения – альтруизм у высокостатусных чле нов малой группы;

и стратегии поведения конкуренция у низкостатусных в условиях умеренной значимости конфликтной ситуации.

Социометрический статус – это характер позиции личности в груп пе, основанный не на должности и социально-экономическом статусе, а на комплексе её человеческих, социально-психологических, поведенческих свойств (Волков, 1970).

Социометрический статус фиксирует величину престижа лица в об щении с другими. И.П. Волков отмечает, что чем сильнее личность Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания способна сосредоточить на себе систему связей в группе, тем выше её психологический статус и выше ролевые возможности влиять на группу (Волков, 1970).

Но нельзя отождествлять «возможности влиять на группу» и «реали зацию этого влияния». Хотя высокий социометрический статус (обознача ется – социометрическая «звезда») может совпадать с лидерской позицией в конкретной группе, но они относятся к разным групповым структурам (социометрический статус – к структуре межличностных отношений;

ста тус лидера – к структуре власти).

И по замыслу, и по своему методическому содержанию социометрия не приспособлена изучать процессы психологического влияния (чем яв ляется по своей сути лидерство). Социометрия создана для изучения структуры эмоциональных межличностных предпочтений (Битянова, 2001).

Социометрический статус является достаточно стабильной характе ристикой индивида. Так, по исследованию Я.Л. Коломинского, статус об ладает большей стабильностью, по сравнению с устойчивостью отноше ния (отданных выборов). Это может свидетельствовать о том, что факто ры, обеспечивающие выбор имеют более стабильной психологическое со держание, чем симпатия сверстников друг к другу. При этом в старших классах школы наблюдается наибольшая устойчивость отданных выборов (отношения) и полученных выборов (статуса) – 52% и 57,5% соответ ственно (в исследовании Я.Л. Коломинского сравнивались учащиеся I-XI классов – Коломинский, 1976).

Статус человека в конкретной группе также зависит от его положе ния в других группах и успехов во внегрупповой деятельности (Битянова, 2001). На наш взгляд, этот фактор приводит к ещё большей межгрупповой устойчивости статуса, как характеристики индивида.

Какие же факторы определяют социометрические выборы, а, следо вательно, и статус в группе? На наш взгляд социометрический статус мультипричинен. Он определяется как личностными, так и ситуативными факторами. Среди личных факторов, влияющих на величину социометри ческого статуса, Я.Л. Коломинский (1976), основываясь на зарубежных исследованиях, называет следующие: внешний вид, более высокие школь ные показатели (по сравнению с другими членами группы), умственная одарённость, более молодой возраст (по сравнению с другими членами группы), большая общительность, готовность помочь товарищам.

Так, если попытаться на основе многочисленных и порой разноречи вых данных сконструировать некую модель «часто выбираемого индиви да», то это будет субъект, имеющий высокую умственную одарённость и высокие школьные показатели успеваемости;

он моложе многих других членов группы, имеет приятный внешний вид, занимается спортом, отли ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ чается социальными и гетеросексуальными интересами (Коломинский, 1976).

Е.О. Смирнова (1998), Я.Л. Коломинский (1976) и другие исследова тели социометрической структуры группы отмечают, что высокий статус в группе связан с фактором «готовность помочь товарищам», доброжела тельностью. При наблюдении за высокостатусными членами дошкольной группы исследователи отмечали их готовность, например, делиться иг рушками. Несмотря на предположения рада авторов о большей выражен ности у высокостатусных членов группы стратегии сотрудничества (Под дубный, 2003), наблюдения Е.О. Смирновой за дошкольными группами позволили нам предположить различия в проявлении именно стратегии «альтруизм». Возможно, ведущей стратегией высокостатусных членов группы, действительно, является сотрудничество, но оно столь же выра жено и у индивидов имеющих другие социометрические статусы. Выра женность же стратегии альтруизм – отличает группу высокостатусных от других групп.

Значительные расхождения между установками, проявляемыми ис пытуемыми в ходе заполнения опросников, и реальным поведением в жиз ненной ситуации (Хок, 2006) привели нас к необходимости исследования не только самих установок, но и наблюдения реального поведения.

В ходе нашей работы мы обобщили взгляды разных авторов на проблему природы социометрического статуса и её специфики в раннем юношеском возрасте, проанализировали детерминанты выбора стратегии поведения в конфликтной ситуации. В рассмотрении этих вопросов мы придерживались точки зрения, согласно которой и социометрический ста тус, и выбор стратегии поведения в конфликте имеют как индивидуально личностные предпосылки, так и ситуационные детерминанты. Они мультипричинны. Наверное, нет фактора, который бы косвенно или в условиях конкретной группы не оказывал бы влияние на социометриче ский статус. И наоборот. Невозможность изолировать эти влияния в экс периментальной ситуации и необходимость их учёта значительно услож няет выделение и изучение связи социометрического статуса с конкрет ным фактором.

Именно поэтому в ходе нашего исследования мы рассматривали не только непосредственно связь социометрического статуса и стратегии по ведения в конфликте, но также отслеживали влияние таких факторов как:

пол, группа, уровень личностной тревожности. Эти факторы могли опо средованно повлиять на результаты.

Исследование проводилось в три этапа.

На первом этапе мы выявляли связь между социометрическим стату сом в группе и установкой по отношению к поведению в конфликтной си туации. Для этих целей мы провели классическое социометрическое ис Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания следование групп старшеклассников и тест К. Томаса на выявление стра тегии поведения в конфликте (Паниотто, 1975). Мы предположили, что тест К.Томаса, как метод субъективного самоотчёта, позволит нам вы явить не столько стратегию поведения в конфликте, сколько субъектив ную оценку испытуемыми своих стратегий поведения в конфликте и когнитивную установку на определённую стратегию. В этом этапе приня ли участие 126 учащихся IX-XI классов из 7 классов. Из них 50 юношей и 76 девушек. В нашей работе мы придерживаемся определения границ ран ней юности, по И.С. Кону, от 14-15 до 18 лет (Кон, 1979).

На втором этапе исследования мы применили метод наблюдения в ситуации переговорной игры. В ходе наблюдения двумя экспертами фик сировалось количество проявлений у испытуемого различных стратегий поведения, а также «выигрыш» или «проигрыш» в паре. Для создания кон фликтной ситуации, мы организовывали с группами учащихся переговор ную игру «Железная дорога». Переговорные игры – это тип игр, в которых противостоящие стороны общаются друг с другом, пытаясь посредством выдвижения ряда альтернатив достичь общего решения. Именно этот тип игр, по мнению Р.Д. Кричевского и Е.М. Дубовской, в наибольшей степе ни позволяет подвергнуть внутригрупповой конфликт весьма обстоятель ному изучению, выявить различные способствующие или препятствую щие ему факторы, динамику протекания, индивидуальные поведенческие стратегии его участников (Кричевский, Дубовская, 2001). Во втором этапе приняли участие 27 учащихся из двух XI классов первого этапа.

В третьем участвовали две группы: а) «звёзды» и высокостатусные;

б) «принебрегаемые» и «изгои». Их число составило 44 человека. Иссле дуемым предлагалось пройти психодиагностическую методику «Личност ная шкала проявлений тревоги», адаптированную Т.А. Немчиным. Затем мы провели сравнение уровня личностной тревожности в этих двух груп пах.

Главным результатом нашего исследования является установление связи между социометрическим статусом в юношеской группе и стратеги ей поведения в конфликте. Эта связь показана нами, как на уровне уста новки, определяющей выбор стратегии, так и непосредственно на пове денческом уровне. В нашем исследовании мы выявили значимые различия в применении стратегий поведения «конкуренция» и «альтруизм». Высо костатусные члены юношеских групп чаще демонстрировали стратегию «альтруизм», а низкостатусные – «конкуренция» (Таблица 1).

Таблица 1.

Связь установки на использование в конфликте стратегий поведения «конкуренция» или «альтруизм» и количества позитивных и негативных выборов индивида в группе.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ Результаты дискриминантного анализа Стратегии по- Социометрические выборы ведения в кон позитивные негативные разница фликте конкуренция -,1680,3049 -, p=,066 p=,001 p=, альтруизм,2418 -,1826, p=,008 p=,045 p=, Так, согласно нашим результатам, высокостатусные члены группы более расположены проявлять стратегию «альтруизм» (уступка), чем низ костатусные члены («пренебрегаемые» и «изгои»).

Чтобы исключить возможность опосредованности результатов раз личиями в группах испытуемых (специфики отдельных школьных классов и специфики половых различий), мы провели сравнение влияния парамет ра «группа» и «пол» на стратегию поведения в конфликте по тесту К. То маса (математическая обработка методом Многофакторная ANOVA). По лученные различия в группах не достигали уровня достоверности (р0,2).

Наше исследование также не выявило каких-либо значимых разли чий в уровне личностной тревожности между группами высокостатусных (включая «Звёзд») и «пренебрегаемых» (включая «изгоев»). Математиче ская обработка с помощью критерия U-Манна-Уитни показала низкую до стоверность различий (p0,5). Следовательно, в нашем исследовании эти ми побочными переменными можно пренебречь.

Важно отметить, что полученные результаты мы распространяем только на ситуацию конфликта умеренной значимости, так как в ситуации борьбы за интересы исключительной личностной значимости, испытуе мые могут проявлять совсем другие стратегии, нежели продемонстриро ванные в нашем эксперименте.

Доминирующей мотивацией в юношеском возрасте является мотива ция на общение и поддержание статуса в группе (Слободчиков, Исаев, 2000;

Кон, 1989). Успех в этой, наиболее значимой в юношеском возрасте, сфере повышает статус индивида. Таким образом, среди высокостатусных членов группы оказываются наиболее мотивированные на общение члены группы, которые, достигнув высокого статуса, продолжают демонстриро вать ведущую мотивацию на общение и поддержание контактов с окружа ющими.

В ситуации конфликта умеренной важности для высокостатусных членов группы победа в конфликте имеет меньшую значимость по сравне нию со значимостью общения и поддержание контактов в группе. Мы предполагаем, что в ситуации более значимого конфликта, можно будет пронаблюдать иное распределение стратегий поведения.

Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания Из вышесказанного следует, что 2 фактора: низкой значимости побе ды в конфликте и высокой значимости личных отношений с оппонентом, о которых писал еще M. Deutsch (1948), закономерно приводят к тому, что высокостатусные члены группы демонстрируют стратегию поведения «альтруизм» чаще, чем низкостатусные. Именно стратегия поведения «альтруизм» в наибольшей степени является социально направленной и учитывающей интересы другого.

Меньшее проявление стратегии «альтруизм» низкостатусными чле нами группы может быть как следствием меньшей мотивации на общение, так и большей ригидности поведения и конкретно стратегий поведения в конфликте. Ригидность поведения не позволяет им значительно варьиро вать привычное поведение в зависимости от значимости конкретной кон фликтной ситуации.

Для проверки сформулированной нами интерпретации полученных результатов мы считаем необходимым проведение двух исследований. Во первых, исследования, выявляющего различия в доминирующей мотива ции между высоко- и низкостатусными членами юношеских групп. Во вторых, эксперимента, исследующего связь социометрического статуса и стратегии поведения в конфликте, обладающем высокой личностной зна чимостью. Именно в этом мы видим перспективы наших дальнейших ис следований.

Литература Битянова М.Р. Социальная психология: наука, практика и образ 1.

мыслей. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. – 576 с.

2. Волков И.П. Социометрический метод в социально-психологиче ских исследованиях. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1970. – 88 с.

3. Коломинский Я.Л. Психология взаимоотношений в малых груп пах. Минск: ТетраСистемс, 1976. – 431 с.

4. Кон И.С. Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1989. – 254 с.

5. Кон И.С. Психология юношеского возраста. М.: Просвещение, 1979. – 175 с.

6. Кричевский Р.Д., Дубовская Е.М. Социальная психология малых групп. М.: Аспект-пресс, 2001. – 318 с.

7. Паниотто В.И. Структура межличностных отношений. Методи ка и математические методы исследования. Киев: Изд-во «Наук. думка», 1975. – 127с.

8. Поддубный С.Е. Индивидуально психологические факторы сов местимости личности и малой группы // Дисс. … канд. психол. наук. М., 2003. – 177 с.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропо 9.

логии. Психология развития человека: Развитие субъективной реальности в онтогенезе. М.: Школьная пресса, 2000. – 416 с.

10. Смирнова Е.О., Калягина Е.В. Отношение популярных и непопу лярных дошкольников к сверстникам // Вопросы психологии. 1998. №3. С.

50-60.

11. Хок Р. 40 исследований, которые потрясли психологию. СПб.:

Прайм-ЕВРОЗНАК, 2006. – 509 с.

12. Deutsch M. The effects of cooperation and competition upon group process. Massachusetts: Massachusetts Institute of Technology, 1948. – 209 р.

Н.И. Леонтьева Исследование психологических особенностей людей, ведущих асоциальный образ жизни (на примере лиц без определенного места жительства «бомжей» России и Германии) Лица без определенного места жительства – люди малоизученные.

При рассмотрении такого явления как «бездомность», мы все чаще стал киваемся со статистическими фактами, социологическими данными, за метками в СМИ. Но важно изучить данную проблему в психологическом ключе, что может послужить более глубокому пониманию рассматривае мого вопроса, в этом заключается актуальность представленной работы.

Цель исследования – выявление роли социальных и личностных факторов в феномене «бомжевания» на примере лиц, «проживающих» в России и Германии.

Объектом нашего исследования стали люди, ведущие образ жизни «бомж», находящиеся в России и Германии.

Предмет исследования – психологические особенности лиц, веду щих образ жизни «Бомж».

Методы исследования – структурированное интервью, проективная методика исследования личности «Несуществующее животное», контент анализ, методика личностного дифференциала самоотношения В.М. Бех терева.

Нам известно, что среда определенным образом влияет на формиро вание свойств и характеристик личности. В зависимости от внешнего воз действия развиваются соответствующие качества. Для того, чтобы лучше проследить социальное влияние на личность «бомжа», ответить на вопрос о том, действительно, ли «общество делает из людей бродяг», мы обрати Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания лись в своем исследовании к двум, по сути, совершенно различным сре дам – России и Германии.

Сравнение психологического портрета «бомжа», «родившегося» (в социальном смысле) в разных условиях позволяет нам отделить внешние и внутренние причины возникновения изучаемого феномена.

Для исследования выше предложенной проблемы нами применен термин «диссоциализация», под которым мы понимаем некую включен ность человека (в нашем случае маргинала) в социальную систему, но в то же время, обладающего шаткой (неопределенной) позицией в ней. Это объясняется тем, что человек живет «на улице», принимает минимальное участие в общественно-полезной жизни, но в то же время получая под держку от социума (получает место в приюте, еду, материальную под держку), т.е. находится под контролем властей объектом защиты и внима ния. Это в большей степени характерно для Германии, но в условиях Рос сии этот термин также применим, так как изучаемые нами люди тоже за нимают двойственную позицию – являются членами социума, хотя «из гнанными», но все-таки во взаимодействии с ним.

Данное понимание и связь с теоретическими предположениями поз воляют нам сформулировать гипотезу о том, что диссоциализация (так на зываемое бомжевание) определяется личностными характеристиками в большей степени, чем социальной средой.

Мы предположили, что выбранные нами методики «Несуществую щее животное» и методика личностного дифферианциала самоотношения В.М.Бехтерева – актуальны в двух различных средах. Их применение поз воляет нам изучить интересующие нас черты личности. Первая методика проста в использовании и объяснении для испытуемого, не теряется смысл при переводе на другой язык (немецкий), а методика Бехтерева, со стоящая из определенных стандартных характеристик оказалась аналогич ной для одной из методик личностного дифференциала, составленная не мецкими авторами. Именно она была использована на территории Герма нии для опроса. Основной момент этих методик в том, что они остаются универсальными в различных культурных средах.

Нами исследовались представители групп без определенного места жительства и «нормальных граждан» в России и Германии (контрольные группы).

В настоящей работе мы рассмотрим результаты только первых двух.

Бомжи Германии и бомжи России (сокращенно БГ, БР). При сравне нии этих групп достоверных значимых различий выявлено совсем немного. Психологический портрет БГ и БР практически одинаков.

По опроснику М.В. Бехтерева, который выявляет уровень самоува жение, развитие волевых сторон личности и экстравертированность-ин ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ тровертированность, получили, что значительных различий по этим кате гориям между группами нет. Однако, можно сказать, о наличии в группе «бомжи России» тенденции к более высокому уровню самоуважения.

результат по тесту В.М. Бехтерева 1. группа БГ-БР 7, 6, 5, 4,000000 БГ БР 3, 2, 1, 0, 1 2 1. Уровень самоуважения;

2. Развитие волевых сторон личности;

3. Шкала экстраверии-интраверсии.

Обработанные результаты исследования, полученные при помощи методики «Несуществующее животное» сведены в таблицы и представле ны в приложении А. Ниже представлен график для сравниваемых групп по значимым признакам (по которым группы различаются) (см. график 1).

график 1, 1, 0, БГ 0, БР 0, 0, 0, 1 2 3 4 1. Стремление соответствовать высокому социальному стандарту;

2. Ориентация на свою социальную роль;

3. Стремление к эмоциональному принятию со стороны окружения;

4. Наличие мнения, что «все кончено и ничего не справить»;

5. Высокий уровень притязаний, но человек ограничивает себя.

Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания В группе «бомжи России», в отличие от группы «бомж Германии»

ярко выражены признаки как – ориентация на свою социальную роль (бес покойство, связанное с положением в обществе, постоянные мысли о том, кем они являются, какое место они занимают). Постоянно звучащий рито рический вопрос «Кем я был, и кем я стал?». Для этой группы важно эмо циональное принятие со стороны окружения. Они желают быть включен ными в общественную систему. Но считают, что все уже кончено в их жизни, и ничего нельзя изменить.

В группе «бомжи Германии», по сравнению с группой «Бомж Рос сии» выявлен высокий уровень притязаний, которые они не реализуют.

Также их мало заботит их социальное положение, и им не настолько важ но их принятие со стороны окружения, как для первой группы.

Все вышеизложенные различия вызваны, по всей видимости, внеш ними причинами. Теми отличиями, встречаемыми в социальных условиях и в социальных организаций обеих стран, представителями которых яв ляются наши испытуемые. Разница же во внутренних причинах незначи тельна, что можно говорить о них, как о более актуальных в сравнение с социальными.

На основании анализа и обработки полученных данных мы пришли к следующим выводам:

1. Психологический фактор оказывает большее значение в «станов лении» «бомжем», чем социальный. Личность сама делает выбор, опира ясь на социальные предпосылки, нормы правила. Принимает их, как свои, противостоит им или выходит «из игры» – из социальной системы вооб ще, становясь, чем-то неопределенным для себя и для общества.

2. На основе полученных данных мы можем предположить о на личии психологического портрета бомжа, то есть указать, какие признаки сочетают в себе люди с предрасположенностью к этому образу жизни. К таким характеристикам относятся: низкий уровень самоуважения (и при тязаний на самоуважение в сфере внешне преобразовательной деятельно сти) и низкий уровень волевых усилий, высокий уровень агрессии, как правило, направленной на себя (аутоагрессия) и неуверенность в себе, скованность, зависимость, сжатость. Это также может быть связано, нао борот, с высоким уровнем притязаний, но с ограниченностью их удовле творения. Для таких людей свойственно избегание конфликта и незаин тересованное положение в социальных процессах, безразличное отноше ние к своей роли в них. Но нередко, этот портрет разбавлен красками де монстративности (истероидными проявлениям). Также им свойственны нерешительность, отсутствие склонности к доминированию, с фиксацией на какой-либо ситуации в прошлом. Нередко у них нарушены отношения с противоположным полом (нередко избегание таких отношений вообще).

ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ Вся социально-психологическая работа, проводимая в двух стра 3.

нах (России и Германии) направлена, в основном, на социализацию людей без определенного места жительства, на «включение» их в общественную структуру. Но для нас важным остается увидеть ключ проблемы в психо логических особенностях данных персон и уже исходя из этого строить не только реабилитационные и коррекционные программы, но оказание по мощи им.

Литература 1. Ганжа С.Ю. Социально-психологическая адаптивность и ее относи тельность // Ежегодник российского психологического общества:

Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов 25-28 июня года: В 8-ми томах. СПб., 2003 [электронное издание].

2. Eikelmann B. Obdachlosigkeit als Herausforderung – Folgen der Desin stitutionalisierung, Defizite der psychiatrischen Rehabilitation und Koop eration. Nervenarzt 74 (Suppl. 2), 2003.

3. Holtmannsptter H. Von „Obdachlosen„ „Wohnungslosen„ und „Nicht Sesshaften„ In: Institut fr kommunale Psychiatrie (Hrsg.): Auf die Strae entlassen. Obdachlos und psychisch krank. Psychiatrieverlag, Bonn, 1996.

4. Otto Seeber, Yorick Spiegel Behindert, Suechtig, Obdachlos: Proektarbeit mit Randgruppen Kaiser, Gruenewald, 1973.

5. Richter D. Es ist wie es ist: Geschichten aus dem Obdachlosenasyl / Dorothea Richter. – Essen, 1995.

6. Ursachen von Obdachlosigkeit: Bericht ueber das Forschungsprojekt der Arbeitsgetsgemeinschaft der Spitzenverbaende der Freien Wohlfahrt spflege des Landes Nodrhein-Westfalen. Projektleitung: Dipl.-Soz. Frank Koch, Duisburg, 1991.

О.Н. Шалдыбина Ответственность как механизм самоактуализации личности руководителя: к постановке проблемы Научный руководитель Н.Н. Ярушкин В социальной психологии и психологии личности, исследования, об ращенные к руководителям, посвящены таким вопросам как выявление базовых характеристик деятельности руководителей (Ю.Д. Красовский, Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания М.Г. Рогов), анализ ее трудностей (В.Г. Афанасьев, А.Г. Ковалев, Ю.А.

Тихомиров, Л.И. Уманский, Р.Х. Шакуров), основные мотивов руководи телей (А.Л. Журавлев, В.П. Позняков), в том числе мотивов получения до полнительного профессионального образования (Д.А. Прохорова). Однако без внимания по настоящий день остается проблема изучения ответствен ности как профессионального качества в его взаимосвязях с аспектами самоактуализации личности руководителя.

Самоактуализация – это многоплановый феномен, впервые описан ный нейрофизиологом К. Гольдштейном во второй половине XX века. К.

Гольдштейн в процессе своей практической деятельности и в процессе ее осмысления пришел к пониманию самоактуализации как универсальному принципу жизни (Вахромов, 2001).

Самоактуализация для субъекта – это потребность выразить то, что возможно выразить в мире только ему и именно ему, это реализация своей уникальности, максимально полного потенциала своей личности. Самоак туализация возможна при условии осознания своего особого места в мире.

Проблема самоактуализации была предметом исследования в отечествен ной (С.Л. Рубинштейн, Д.А. Леонтьев, Ф.Е. Василюк, Б.С. Братусь, К.А.

Абульханова-Славская, К.А. Коростелева и др.) и зарубежной психологии (А. Маслоу, К. Роджерс, Ф. Перлз, К. Хорни, Э. Фромм, Дж. Бьюдженталь, Р. Мэй и др.).

Экзистенциальная психология исходит из того, что сущность челове ка – есть результат сознательного выбора. Э. Эриксон видит жизненный путь человека как результат выбора на каждом из восьми этапов лич ностного развития. По его мнению, в каждый момент жизни человек со здает свою сущность, совершая осознанный выбор. По К. Роджерсу, само актуализация – это стремление реализовать свои способности с целью стать более сильным, более компетентным в жизни (Роджерс, 1994), К.

Роджерс считал ее единственной потребностью личности, а все остальные потребности он рассматривал как ее частные случаи. Ф. Перлз объяснял процесс самоактуализации как переход от поддержки со стороны окружа ющих к самоподдержке [1, с. 9]. Связывал его со здоровьем личности, ин тегрированностью с группой, осознанием «контактной границы» между собой и группой, умением принимать однозначные решения.

А. Маслоу определял самоактуализацию как «полное использование наличных талантов, способностей, возможностей и т.п.» [6, с. 150]. «Я представляю себе самоактуализировавшегося человека не как обычного человека, которому что-то добавлено, а как обычного человека, у которого ничто не отнято» [5, с. 91].

Э. Шостром сделал попытку объединить позиции А. Маслоу и Ф.

Перлза (Шостром Э., 1992). В своей концепции ученый использовал континуум личностной зрелости, на одном полюсе которого находится че ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ ловек – «актуализатор», на другом – «манипулятор». Личность находится на пути к себе как «актуализатору», если старается спонтанно выражать свои эмоции и сознательно отказывается от неискренности и наигранно сти поведения. Э. Шостром является автором опросника для изучения самоактуализации личности.

Самоактуализация требует длительной, постоянной включенности в работу роста и максимального развития способностей. А. Маслоу отмечал, что сложные проблемы, требующие максимальных и творческих усилий, значительно больше привлекают самоактуализирующихся личностей. Они предпочитают запутанные задачи легким решениям и стараются иметь дело скорее с неопределенностью и неоднозначностью, чем с простой и понятностью.

«Когда человек становится цельным, то же происходит и с его миром. Если он чувствует себя хорошо, его мир хорош» [7, с. 165]. Меша ют этому процессу дурные привычки, так как снижают гибкость и откры тость, нужные для результативного и эффективного поведения в разнооб разных ситуациях. Давление группы также ограничивает личность, умень шает независимость суждения, так что личность вынуждена прятать соб ственные вкусы и суждения за «ширму» социальных стандартов. Обще ство может также навязывать искаженные взгляды на человеческую при роду. А. Маслоу полагал, что подобное негативное отношение значитель но замедляет рост или делает его невозможным. Основной источник чело веческой мотивации, с его точки зрения, составляют импульсы к росту (Маслоу, 2002).

Личность, согласно С.Л. Рубинштейну, имеет возможность самосто ятельно определять «линию своего поведения», отвергая решения не сов местимые с этой линией, в этом состоит ее свобода (Рубинштейн, 2003).

Самоактуализация предполагает ответственность человека за себя и дру гих людей, с которыми он взаимодействует. Мы, соглашаясь с С.Л. Рубин штейном, считаем, что в результате самоактуализации личность является верной самой себе, избирательно относится к этим воздействиям, изменя ет их в реальных условиях, учитывая при этом последствия своего влия ния на себя и других.

Проблема самоактуализации личности в трудах зарубежных и отече ственных ученых понимается, проявляется и изучается в различных ее ас пектах: как качество, как потребность, как деятельность, как процесс, но за всем этим стоит нечто общее. А именно, понимание самоактуализации как объединяющего исходного свойства человека быть самоорганизую щейся психологической системой (Галажинский, 2001).

Мы рассматриваем самоактуализацию как сознательную целенаправ ленную потребность и деятельность личности по реализации своего чело веческого потенциала и жизненных планов.

Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания Далее обратимся к ответственности личности, которую в психологии называют интегрирующим свойством личности.

Ответственность как качество личности, мы понимаем как отраже ние, ее отношения к обществу с точки зрения предъявляемых к ней уста новленных нравственных требований, соответствие моральной деятельно сти личности ее долгу. Ответственность выражается в осознании и эмоци ональном переживании необходимости выполнения деятельности, которая имеет значение и для других людей, и для себя, а также в готовности реа лизовывать ответственное поведение.

Люди с высокой степенью ответственности, обладающие интерналь ным локусом контроля, лучше работают в одиночестве, характеризуются стремлением к контролю, манипулированию и управлению другими людь ми, в меньшей степени подвержены социальному влиянию. Они активнее ищут информацию и полнее осведомлены о ситуации, чаще прибегают к диспозиционным атрибуциям и в большей степени избегают ситуацион ных объяснений поведения, более популярны, более уверенны в себе, про являют большую терпимость в отношении окружения, ситуаций, мировоз зренческих установок. Интерналы ощущают контроль над событиями соб ственной жизни и по этой причине им свойственен пониженный уровень тревожности (Карпов, 2001;

Майер, 1997;

Хьелл, 1992).

Все выше названные преимущества интернала связаны с ядром этого типа личности – с внутренней ответственностью (Муздыбаев, 1983;

Rotter, 1986). То есть с наличием представления о том, что по преимуществу всё в жизни субъекта, так или иначе, зависит от него самого. Ответственность эта распространяется и на область достижений, и на область неудач.

Как мы отметили, в психологии ответственность рассматривается как «основное», «системное», интегрирующее свойство личности. Так, например, К.А. Абульханова-Славская относит ответственность и инициа тивность к базовым свойствам личности, которые, по ее мнению, ярко вы ражают особенности саморегуляции и активности личности (Абульханова Славская, 1973). С точки зрения В.Ф. Сафина ответственность личности является качеством проникающие во все сферы человеческой деятельно сти. «Ответственность – нравственное свойство личности, которое инте грировано из идей, чувств, переживаний субъектом своей полной при частности и пристрастности к социально и лично значимой деятельности и отчетности за нее как перед самим собой, так и перед обществом. Это страсть, инициативность субъекта, активно ищущего самоутверждения и самоудовлетворения через самореализацию в достижении цели этой дея тельности и поддержании своих деяний со стороны значимых других (коллектива, общества)» [2].

Ответственность личности в психологии рассматривается как базо вое свойство и феномен самоактуализации также является исходным, ба ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ зовым. Также, к примеру, самоактуализация связана с понятием успеш ность, и согласно исследованиям успешность связана с высоким уровнем ответственности личности (Лейфрид, 2006). Если предположить обратное, что между ответственностью личности и ее самоактуализацией взаимо связь отсутствует, тогда выходит следующее – безответственный человек успешен. На основе наших допущений, мы делаем предположение, что су ществует качественная взаимосвязь между ответственностью личности и аспектами ее самоактуализации. Мы ставим целью нашего дальнейшего экспериментального исследования нахождение этих взаимосвязей, их объ яснение, разработку способов практического использования полученных данных.

И особенно актуальным, на наш взгляд, является изучение этого во проса применительно к деятельности руководителей.

Характер управленческой деятельности связан с постоянным приня тием решений, которые оказывают влияние на окружающих. Функции ру ководителя заключаются в планировании, организации, комплектовании штатов, руководстве, лидерстве и контроле. Функции в основе своей оди наковы, различия в том, что у каждого из них может быть своя внешняя среда, различный диапазон ответственности и совершенно разные пробле мы (Кунц, 1981).

Главная задача всех руководителей на всех уровнях во всех видах предприятий — формировать и поддерживать такую внешнюю среду, в которой сотрудники, работающие совместно, могут достичь заранее наме ченных целей. Иными словами, на руководителей возложена ответствен ность за осуществление таких действий, благодаря которым сотрудники получат возможность внести свой максимальный вклад в групповые цели.

Руководители, которые достигают хороших результатов, обязательно учи тывают огромное количество воздействий или переменных, прежде чем приняться за дело.

Жесткие алгоритмы решения задач для руководителей отсутствуют.

Не существует одного наилучшего способа планирования, нет одного наи лучшего способа руководства, нет одного наилучшего способа организа ции группы, и нет одного наилучшего способа контроля за ее деятельно стью. Лучшие концепции и методы руководитель имеет возможность вы брать лишь после того, как будет знаком с конкретными обстоятельства ми, в которых будет необходимо действовать.

В управленческой деятельности актуализируются и все сущностные признаки ответственности. Это готовность к преодолению трудностей, определение собственных ресурсов и потенциала для их преодоления, ме ханизмы контроля, осознанное прогнозирование последствий ситуации.

Ответственность неоднократно называется личным качеством современ ного делового человека [3, c. 28], и в особенности, мы считаем, руководи Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания теля. В различных подходах ответственность относят и к морально-нрав ственным, и к коммуникативным, и к организаторским качествам (Еме льянов, 1987;

Карпов, 1998, 1999;

Ковалев, 1978;

Кричевский, 1993;

Рома новский, 2000).

Эффективность действий руководителя всегда отражается на ре зультатах деятельности группы. Действия руководителя в свою очередь детерминируются его внутренним психологическим состоянием, ценно стями, мотивами. И тогда получается, что руководитель оказывает влия ние на результат деятельности группы в первую очередь собственной лич ностью. Как было отмечено выше, аспекты самоактуализации оказывают влияние на личность. Важно принимать во внимание это влияние самому руководителю и его вышестоящему руководству. Для руководителя это имеет значение еще и по той причине, что аспекты самоактуализации влияют не только на него самого, но и опосредованно оказывают влияние на членов группы, которой он управляет и на результат их групповой дея тельности. Под влиянием аспектов самоактуализации личности руководи теля также оказываются его взаимоотношения с коллегами и с вышестоя щим руководством, и соответственно от этих пластов отношений зависит общая эффективность и результативность деятельности предприятия.

Все вышесказанное по нашему мнению, делает на современном эта пе особенно актуальным изучение проблемы ответственности как профес сионального качества руководителей в его взаимосвязях с аспектами самоактуализации. В планируемом нами исследовании мы предпримем усилия показать взаимосвязь ответственности руководителя как профес сионального качества с аспектами самоактуализации личности руководи теля и влияние этой взаимосвязи на взаимоотношения с подчиненными, коллегами, руководством. Предпримем попытку адаптировать получен ные данные к практической управленческой деятельности.

Литература Перлз Ф. Гештальт-терапия дословно // Гештальт-96: сборник ма 1.

териалов Московского Гештальт-Института за 1996 г. М.: Изд-во МГИ, «Микротех», 1996. С. 6-18.

2. Сафин В.Ф. Ответственность как ведущее нравственное свойство личности // Наука и жизнь. [электронный ресурс] http://literbash.narod.ru/4/8.htm.

3. Чернер С.Л. Опыт формирования деловых качеств личности // Педагогика. 1998. № 5. С. 28-34.


4. Шейнов В.П. Психология и этика делового контакта. Минск, 1996. – 384 с.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ Lowrey R., ed. (1973) A.H. Maslow: an intellectual portrait. Mon 5.

terey. Calif.: Brooks/Cole.

6. Maslow A. (1970) Motivation and personality. Rev. ed. New York:

Harper and Row.

7. Maslow A. (1971) The father reaches of human nature. New Yolk:

Viking.

Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания НАПРАВЛЕНИЕ 3.

СЕМЕЙНАЯ ПСИХОЛОГИЯ Т.Г. Почанина, Н.Ю. Самыкина Влияние особенностей отношений в диаде мать ребенок на возникновение определенного вида зависимости Исследование проведено при поддержке РГНФ (проект №07-06-26601а/В) Очевиден тот факт, что современное общество переживает кризис ную социально-психологическую ситуацию. И вся тяжесть возникающих в связи с этим в обществе проблем ложиться, прежде всего, на семью.

Именно семья, являясь первичным институтом социализации личности, влияет на формирование и изменение социальных установок, а также на выбор стратегий адаптивного поведения. С другой стороны, нарушение нормального протекания процессов в семье влечёт за собой формирование и неадаптивных форм поведения, которые ещё и являются опасными для здоровья и жизни человека. В нашем исследовании такими формами неадаптивного поведения являются алкогольная и наркотическая зависи мости.

В настоящее время тема зависимого поведения, и зависимости как таковой является достаточно популярной. Многие исследователи обраща ются к оценке состояния общества с точки зрения распространенности тех или иных видов зависимостей, тенденций их развития (Гаранский, 2003, Спиваковская, 1999). Если раньше говорили только об алкогольной, нар котической и никотиновой зависимостях, то теперь в этот ряд добавили игровую зависимость (геймблинг), зависимость от азартных игр, экстре мальных видов спорта, интернета, отдельно выделяют пищевую зависи мость и т.д., этот список можно продолжать практически бесконечно. Со ответственно проводится достаточно большое количество исследований, которые в основной своей массе продиктованы социальным заказом, и за частую носят достаточно поверхностный, в лучшем случае описательный, а чаще только констатирующий характер. И практически отсутствуют ис следования, результаты которых можно было бы применять для работы с группой зависимых пациентов, которые делали бы эту работу более эф фективной.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ В связи с необходимостью планирования ранней профилактики зави симого поведения актуальна проблема изучения и выявления специфиче ских механизмов формирования поведения в семье, где есть определённые нарушения процесса воспитания для дальнейшей диагностики, прогнози рования и коррекции этих отношений.

В результате проведенного анализа литературы мы можем говорить о том, что возникновение симптома (в нашей работе – симптома зависи мости) обусловлено дисфункциями в семейной системе. Вследствие нару шений в функционировании семьи как системы нарушается в первую оче редь выполнение семьей ее функций, удовлетворение потребностей каж дого отдельного члена семьи и нарушение коммуникации в семье, практи чески полностью исчезает стремление к самоактуализации, так как встре чается с достаточно сильным сопротивлением со стороны системы.

Нарушение семейной структуры и семейного функционирования ве дет к другим нарушениям в виде смешения ролей, спутанности ролей, на рушений воспитания и т.д. соответственно мы можем обратить свое вни мание на нарушения воспитания и попытаться выявить те из них, которые являются наиболее значимыми во влиянии на нарушения самоидентифи кации. В контексте изучения условий формирования зависимого поведе ния значимым нам представляется подробное рассмотрение феномена се мейной созависимости.

Американские исследователи Б. Уайнхолд, Дж. Уайнхолд исходят из того, что созависимость – приобретенное дисфункциональное поведение, возникающее вследствие незавершенности решения одной или более за дач развития личности в раннем детстве (Уайнхолд, Уайнхолд, 2002).

Созависимость взрослых людей возникает тогда, когда два психоло гически зависимых человека устанавливают взаимоотношения друг с дру гом. В такие взаимоотношения каждый вносит часть того, что ему необхо димо для создания психологически завершенной или независимой лично сти. Поскольку ни один из них не может чувствовать и действовать совер шенно независимо от другого, у них возникает тенденция держаться друг за друга, как «приклеенные» (Уайнхолд, Уайнхолд, 2002). В результате внимание каждого оказывается сосредоточенным на личности другого, а не на самом себе. Взаимоотношения не могут быть прочными, потому что они всегда сосредоточены на другом человеке и на том, что может слу читься. Это ведет к тому, что такие люди пытаются установить контроль друг над другом, обвинять в своих проблемах друг друга, а также надеять ся, что другой будет вести себя именно так, как хотел бы его партнер. В таких случаях люди не сосредотачивают внимание на своих внутренних ощущениях и саморазвитии. Фокус всегда находится вовне, а не внутри.

Таким образом, данные авторы приходят к тому, что cозависимость – это приобретенное расстройство, являющееся результатом остановки Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания (задержки) развития или связанное с развитием «прилипания». Созависи мость определяется как психологическое расстройство, причиной которо го является незавершенность одной из стадий развития в раннем детстве – стадии установления психологической автономии (Уайнхолд, Уайнхолд, 2002).

В нашем исследовании мы опираемся на определение созависимо сти, которое дал в диссертационной работе Е.А. Назаров. Он определил созависимость как «защитную компенсаторную реакцию на внутрилич ностный конфликт. Сторонами конфликта при этом выступают крайне противоречивые отношения со значимым человеком и, с другой стороны, индивидуализированная система культурных норм, ценностей, предписа ний и тому подобное. Созависимость при этом выражается в поведении, направленном на разрушение одной из сторон конфликта. Очевидно, что такое поведение является саморазрушающим» (Назаров, 1999). В данном контексте приведем еще одно определение созависмости. М. Битти рассматривает созависимость как «эмоциональное, психологическое и по веденческое состояние, возникающее в результате того, что человек дли тельное время подвергался воздействию угнетающих правил, которые препятствовали открытому выражению чувств, а также открытому обсу ждению личностных и межличностных проблем» (Битти, 1997). Описы ваемое М. Биттти воздействие угнетающих правил и, как следствие, нару шение отношений мы рассматриваем как проявление описанного выше внутриличностного конфликта на поведенческом уровне.

В связи с выше сказанным, можно выделить некоторые существен ные параметры феномена созависимых отношений:

• при созависимых отношениях на эмоциональном уровне наруша ется возможность открытого выражения чувств и обсуждения личностных и межличностных проблем;

• на поведенческом уровне созависимость проявляется в виде стереотипных форм реагирования при этом происходит выхолащивание и обеднение эмоциональной сферы личности;

• на функциональном уровне происходит нарушение адаптации се мейной системы, в следствие невозможности удовлетворения основных потребностей каждой из подсистем (Назаров, 1999).

Подобное описание и анализ отношений в семье мы находим у Боуэ на М. в его теории семейных систем. Хотя Боуэн не рассматривает проблему созависимости и созависимых отношений, и вообще не исполь зует данных понятий, тем не менее, мы находим соответствия между вы деляемыми нами созависимыми отношениями и его понятиями «диффе ренциация Я», «треугольники», «псевдо Я», «твердое Я», которые позво ляют нам проанализировать механизмы функционирования «созависи мых» систем.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ Мы выяснили, что процесс, посредством которого недифференциро ваность родителей наносит ущерб одному или нескольким детям, проте кает в рамках треугольника отец-мать-ребенок. Он развивается вокруг ма тери, являющейся ключевой фигурой в продолжении рода и, как правило, основной нянькой и воспитателем ребенка. Его результатом является раз витие первичного эмоционального нарушения у ребенка, или же он может наложиться на какой-то дефект, физическое заболевание или недоразви тие у ребенка.

В процессе анализа литературы мы пришли к тому, что если на про тяжении нескольких поколений проследить детей с наиболee сильными нарушениями (симптомами зависимости), то можно обнаружить одну нис ходящую линию, которую составляют люди со все более низкой продук тивностью и дифференцированностью. В нашей работе мы предположили, что нарушения по материнской линии будут влиять на возникновение определенного вида зависимости.

В исследовании принимали участие родители 20-ти наркоманов и 20-ти алкоголиков. Им предлагалось ответить на вопросы теста «АСВ».

Кроме этого с родителями проводилась клиническая беседа по выяснению анамнеза заболевания ребенка. Выборка исследования состояла из семей, где зависимыми являлись юноши в возрасте от 18 до 30 лет, находящиеся на второй стадии заболевания.

На втором этапе исследования проходила проверка предположения о том, что степень созависимых отношений в диаде мать – ребенок влияет на возникновение определенного вида зависимости. Как уже отмечалось выше, мы выделили два параметра созависимых отношений, на основе ко торых строится наша гипотеза: эмоциональный и адаптационный.

Для выявления этих параметров была использована шкала семейной адаптации и сплоченности FASES – 3. В этом исследовании принимали участие 20 наркоманов, 20 алкоголиков, 20 матерей наркоманов, 20 ма терей алкоголиков, и была создана контрольная группа, которая состояла из 20 молодых людей без симптома зависимости и 20 матерей этих моло дых людей. Выборка исследования состояла из семей, где зависимыми яв лялись юноши и девушки в возрасте от 18 до 30 лет, находящиеся на вто рой стадии заболевания, а также из женщин в возрасте от 43 до 65 лет.


Контрольная выборка соответствовала экспериментальной по основным критериям.

На третьем этапе исследования проходила проверка еще одного предположения о том, что на возникновение определенного вида зависи мости влияет трансгенерационный механизм передачи основных паттер нов поведения по линии матери.

Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания Для эмпирической проверки данной гипотезы была использована шкала семейной адаптации и сплоченности FASES – 3 и семейная гено грамма.

В третьей серии эксперимента принимали участие 20 матерей нарко манов, 20 матерей алкоголиков и 20 матерей из контрольной выборки, т.е.

из семей без симптома зависимости. Выборка исследования состояла из женщин в возрасте от 43 до 65 лет. Контрольная выборка соответствовала экспериментальной по основным критериям.

Анализ результатов позволил нам сделать вывод о том, что фор мирование какого-либо вида зависимости не связано с определённым ти пом нарушения процесса семейного воспитания.

В то же время был обнаружен следующий феномен: в семьях с ребёнком-наркоманом не встречается такой тип нарушения процесса вос питания как «воспитательная неуверенность родителя»;

а в семьях с ребёнком-алкоголиком – «расширение родительских чувств». Что касает ся «воспитательной неуверенности», отсутствующей в семьях с наркоза висимым ребёнком, то можно предположить, что все ресурсы семейной системы уходят на формирование и поддержание другого, связанного с данным, нарушения воспитания – «недостаточность требований запретов», встречающегося в 100% случаях.

Анализируя данные, мы приходим к выводу о том, что нет значимых различий в показателях уровня семейной сплоченности между семьями алкоголиков и семьями наркоманов. Но выяснилось, что семьи наркома нов превосходят по уровню семейной сплоченности семьи с детьми без симптома зависимости. Кроме того, мы выяснили, что семьи с детьми нар команами превосходят семьи с детьми алкоголиками и семьи с детьми без симптома зависимости по уровню адаптации. Данный вывод говорит о том, что представления о дисфункциональности созависимых систем яв ляются неверными, а степень созависимых отношений в диаде мать – ре бенок не влияет на возникновение определенного вида зависимости.

При анализе данных, полученных с помощью метода «Семейная ге нограмма», мы увидели, что симптом алкогольной зависимости присут ствует практически во всех семьях трех исследуемых групп, и больше по ловины – по материнской линии. Т.о. можно утверждать, что на возникно вение определенного вида зависимости влияет трансгенерационный меха низм передачи основных паттернов поведения по линии матери.

Итак, в ходе проведённого экспериментального исследования мы выявили, во-первых, степень созависимых отношений в диаде мать – ребе нок в семьях наркозависимых и зависимых от алкоголя, во-вторых, уста новили, что степень созависимых отношений по параметрам эмоциональ ной сплоченности и семейной адаптации не влияет на формирование опре деленного вида зависимости, и, в-третьих, выявили компенсаторный меха ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ низм адаптации созависимых систем. Кроме того, нам удалось установить влияние трансгенерационного механизма на формирование зависимого поведения. Мы также выявили, что в условно здоровых семьях имелся симптом алкогольной зависимости и половина из них приходилась на ли нию матери, но симптом в настоящем поколении не возник, следователь но, необходим более тщательный анализ условий становления таких семей и содержания трансгенерационного компонента.

Полученные результаты позволяют нам, в теоретическом плане, на метить перспективы дальнейших исследований в области механизмов формирования зависимого поведения в семейных системах. Нам видится целесообразным провести качественный анализ содержания трансгенера ционного механизма передачи зависимых паттернов поведения.

В практическом плане, мы можем говорить о направлении коррекци онной работы в сторону системного анализа семей с симптомом зависимо сти, качественного сбора анамнестических данных, касающихся не только настоящего поколения, но и предыдущего, в особенности материнской ли нии.

Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания НАПРАВЛЕНИЕ 4.

ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ Н.И. Леонтьева Исследование проблемы билингвистического воспитания Тема обучения нескольким иностранным языкам имеет давнюю ис торию. Но до сих пор многие вопросы билингвизма на сегодняшний день до конца не раскрыты. Данная область сложна и многообразна. Это объяс няется тем, что сам объект изучения является комплексной научной проблемой и при его исследовании приходится принять методы ряда дис циплин – лингвистики, психологии, социологии, этнографии, педагогики, литературоведения, и так далее.

Но как говорил еще Э. Хауген о том, что двуязычие, как процесс, есть один из сложнейших механизмов высших психических функций и «центр средоточия» его «в мозгу индивида», то именно поэтому изучение проблемы билингвизма должно занимать главное место в психологии (Кашкуревич, 1988).

Уже на первом году жизни у детей формируется первая человеческая потребность в общении. Сначала на эмоциональной основе, затем на осно ве понимания речи взрослых и, наконец, на основе активной речи (Элько нин, 1989).

По Л.С. Выготскому первоначальная функция речи является комму никативной. Речь, – по его мнению, есть «средство социального общения, средство высказывания и понимания» (Выготский, 1958).

Язык же является «главным орудием, при помощи которого мы мо жем планировать в уме свои действия» (Леонтьев, 1984). Таким образом, можно выделить две основные функции языка: средства познания мира и средства мышления.

Удивительная способность маленьких детей легко и без особого тру да овладеть своим родным языком и даже одновременно вторым, говорит о том, что в этом процессе участвует не только интеллект, но и интуитив ное начало.

ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ Овладение первым языком представляется, в сущности, как эквива лент развертывания самой речевой способности, как нечто, полностью совпадающее с этим процессом.

Трудность овладения вторым языком увеличивается с возрастом, как раз потому, что у нас фактически утрачивается интуиция и интуитивное научение вытесняется сознательным (Блохер, 1999).

Неродной язык может быть усвоен двумя способами: 1) бесснозна тельно-интуитивным;

2) сознательно-диструктивным (Михайлов, 1989).

Первый путь усвоения – практический или жизненный способ овла дения неродным языком, он осуществляется в иноязычном окружении, когда неродной язык изучается на основе приобретения соответствующих языковых знаний.

В первом случае речевая деятельность не нуждается в лексико-грам матическом контроле и анализе со стороны говорящего, здесь также нет потребности в переводе, потому что воспринимается и создается речь на основе чувства языка, сознательно сосредотачиваясь лишь на неродном языке.

При изучении второго языка опора на знание родного языка, сопо ставление двух языков ценны и полезны: при сравнении, сопоставления любые факты лучше воспринимаются и прочнее запоминаются. Изучение неродного языка с учетом знаний о родном языке помогает быстрому осо знанию закономерностей чужого языка.

Можно говорить о трояком владении языком: рецептивном, репро дуктивным, продуктивном (Михайлов, 1989).

При рецептивном – человек воспринимает и понимает чужую уст ную и письменную речь. Это пассивное владение языком.

При репродуктивном и продуктивном владении языком человек сам говорит или пишет. Это активное владение языком;

когда человек творче ски создает собственную речь, то говорят о продуктивном владении язы ком.

Еще до сих пор вопрос о том, когда же лучше начать изучение вто рого неродного языка в науке приводит к расхождению во мнениях.

Прежде чем рассмотреть ряд подходов, следует обратить внимание на понятие «универсалии языка», о которых упоминает в своей книге «К постановке проблемы языковых универсалий» Ф.И. Березин Он пишет, что «языковые универсалии – это свойство или признак, имеющийся во всех языках». Причины наличия в языках общих черт не совсем ясны. Их можно, вероятно объяснить тем, что язык любого народа является «со ставной частью единой цепи, отношений человеческого сознания и объек тивной действительности».

«Логическая природа процесса отнесения мысли к предмету всеоб ща, адекватна, универсальна и находит свое выражение в известной фор Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания муле «об общечеловеческом характере мышления», что объясняется гене тическим единством всего человечества. Ф.И. Березин утверждает, что языки обладают общими кодовыми свойствами. Именно это может слу жить основанием к «простому» усвоению иностранных языков.

Как в отечественной, так и в зарубежной психологии есть данные о том, что ребенок овладевает иностранным языком легче, чем взрослый (Пинкер, 2004). Физиологи считают, что существуют «биологические часы мозга». Ребенок до девяти лет – это специалист в овладении речью. После этого периода мозговые механизмы речи становятся менее гибкими и не могут так легко приспосабливаться к новым условиям. После 10-летнего возраста приходится преодолевать множество препятствий (Пенфильд, Робертс, 2000). Таким образом, мозг ребенка имеет специализированную способность к иностранному языку, но она уменьшается с возрастом (Пинкер, 2004).

И именно возраст до 3-х лет считается самым благоприятным для получения новых навыков. Глен Доман в книгах «Гармоничное развитие ребенка», «Как дать вашему ребенку энциклопедические знания» утвер ждает, что «если же ребенок родится в семье, где говорят на двух языках, то и он будет говорить на двух. Если в семье будут в ходу три языка – он заговорит на трех, четыре – на четырех. И так далее – предела совершен ству здесь нет. И это самое большое лингвистическое чудо, которое я знаю». По мнению Г. Домана начинать обучать ребенка иностранному языку нужно буквально с нескольких месяцев.

Масару Ибука в своей книге «После трех уже поздно», утверждает, что у ребенка нет четких, устоявшихся представлений о том, что «трудно»

или «легко». То, что взрослые осваивают «с трудом, дети выучивают игра ючи».

В начальный период освоения языка ребенок максимально открыт к восприятию любого материала. Маленькие дети могут становиться дву язычными именно потому, что они осваивают второй язык параллельно родному и не воспринимают его как что-то чуждое. В раннем возрасте они способны узнавать очень много новых слов, при этом процесс понимания нового языка идет для них по тем же законам, что и родного.

Но существует и другой взгляд на проблему: некоторые специали сты считают, что ребенку все-таки лучше сначала узнать один язык, а по том уже на основе его браться за иностранный. То есть лучше начинать погружаться в другую языковую среду, когда ребенок уже хорошо владеет своим родным языком, в возрасте примерно 4–5 лет (Кашкуревич, 1988).

Пятилетний возраст рассматривается специалистами как наиболее благоприятный период для овладения иностранным языком (Е.И. Негне вицкая, 1986;

В.С.Мухина, 1986;

Н.Д. Гальскова, 1994;

З.Я. Футерман, 1991).

ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ Отмечается прочность запоминания языкового материала в этом воз расте (Леонтьев, 1985), высокая степень развития фонематического слуха (Протасова, 1990). Имеются данные, что речь, усвоенная в раннем воз расте, восстанавливается с исключительной быстротой (Протасова, 1990).

Даже при наличии перерыва в обучении иностранному языку изучение его в детстве нельзя считать пустой тратой времени (Рыбакова, 1995). Отме чаются также общегуманистическая ценность овладения иностранным языком в дошкольном и младшем школьном возрасте, его развивающее воздействие (Воронцова, 1992), благотворное влияние на развитие родного языка (Выготский, 1956), а также на овладение впоследствии вторым и третьим языками (Дольникова, 1975).

Противоположная точка зрения о том, что возраст 4-5 лет для вклю чения второго языка в сознание ребенка является самым неподходящим.

Основания к этому в том, что ребенок еще не окреп в родном языке, а он должен переключиться на язык неродной. Здесь применимо положение о «взаимозапретном» влиянии языков (Михайлов, 1989).

По мнению М.М. Михайлова, на более поздних этапах детского воз раста (с 7 лет и выше) постепенно обнаруживается возможность и потреб ность воспринимать все новое сознательным путем. В школьном возрасте возникает возможность изучения языковых явлений сличения и сопостав ления языковых систем, что само по себе уже является пищей для раз мышления, средством для развития ума, обогащение его новыми знания ми.

Но этот возраст, имея выигрышное общеобразовательное преимуще ство, не лишен недостатков: ассоциации родного языка, ставшие к этому времени устойчивыми и прочными, выступают источником постоянного влияния родного языка на речь на чужом языке, то есть являются причи ной более или менее длительного и устойчивого акцента.

Самым важным фактором для воспитания ребенка-билингвиста со здание среды. Затем из важнейших психологических задач раннего обуче ния языкам является формирование положительного отношения к их изу чению, к людям, говорящим на них, к культуре, а также создание внутрен ней заинтересованности. И является важным игровой характер общения – основная особенность обучения иностранному языку детей младшего воз раста.

Подводя итоги, важно заметить, что второй язык, усвоенный в ран нем детстве, обладает минимумом образной ценности. При одновремен ном обучении ребенка со дня его рождения двум языкам и параллельном их развитии справедливо будет признать оба языка одинаково родными.

Относительно одинакова также их роль развитии ума. Но дело в том, что оба языка отражают здесь один и тот же мир вещей, одну и ту же реаль ную действительность. Другими словами, два языка, один за счет другого, Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания выполняют в области развития ума то, что обычно с успехом выполняется с помощью родного языка.

Поэтому понятно, что многочисленные наблюдения отечественных психологов, проведенных над уровнем умственного развития детей – «би глотов», убеждают в том, что обучение двум языкам в самом раннем дет ском возрасте «ничуть не влияет на интеллект в смысле его расширения».

Но самое главное, что дают занятия иностранным языком детям – это развивающий эффект, который в дальнейшем положительно отразится не только на процессе изучения именно иностранных языков, а на процес се обучения вообще, возможностях воспринимать новую информацию, развитии памяти и так далее (Пенфильд, Робертс. 2000).

Таким образом, можно говорить о важности психологических иссле дований в области обучения иностранным языкам. Так как проблема их усвоения становится все более актуальной. Необходимо понять как улуч шить образование школьников в сфере иностранных языков, и на какие моменты следует больше опираться, чтобы сделать эффективнее обучение дошкольников или совсем маленьким детей.

Литература Березин Ф.И. К постановке проблемы языковых универсалий.

1.

М., 1967.

Выготский Л.С. Избранные психологические исследования. М., 2.

1958.

Доман Г. Как развить интеллект ребенка. М.,1999.

3.

Кашкуревич Л.Г. Формирование универсальных умений билин 4.

гвиста. М, 1988.

Леонтьев А.А. Мир человека и мир языка. М., 1984.

5.

Леонтьев А.А. Что такое язык. М., 1976.

6.

Мамардашвилли М.К., Пятигорский А.М. Символ и сознание.

7.

Метафорические рассуждения о сознании, символе и языке. М., 1999.

Масару Ибуки. После трех уже поздно. М., 1991.

8.

Михайлов М.М. Двуязычие: проблемы, поиски. Чебоксры, 1989.

9.

10. Пенфильд В., Робертс Л. Речь и мозговые механизмы. М., 2000.

11. Пинкер С. Язык как инстинкт / Общ. ред. В. Д. Мазо. М., 2004.

12. Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды. М., 1989.

13. Blocher E. Zweisprachigkeit: Vorteile und Nachteile. Langensalza, 1999.

Е.В. Ляшан, Н.Ю. Самыкина ПСИХОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ Особенности переживания задач взросления на разных возрастных этапах В процессе становления перед личностью возникают специфические для каждого возраста проблемы – препятствия, переживаемые в виде субъективных трудностей. Пик трудностей приходится на период взросле ния, являющийся, по сути, сензитивным для формирования навыков взаи модействия с собой и окружающим миром. В это время процесс социали зации приобретает определенный смысл: создание подростком (создание за подростка) специфических условий и усвоение средств, необходимых при построении той модели жизни, которую он будет использовать в даль нейшем.

Обычно подросток собственным, экспериментальным, путем нахо дит конструктивный способ разрешения проблемных ситуаций. Тогда со циализация успешна, и взрослые, окружающие ребенка, помогают ему своим отношением к жизни определить те специфические способы выжи вания в проблемных ситуациях, осознание которых динамизирует разви тие личности. Другими словами, они помогают подростку сформулиро вать перед собой не проблемы, наличие которых подросток и сам понима ет, но задачи возраста с собственным алгоритмом решения. Если разреше ние найдено вовремя, т.е. в том возрасте, когда проблема впервые возни кает в опыте, то человек «не тратится» в будущем на действия по поводу избавления от собственных комплексов. В противном случае проблемы решаются за человека (а соответственно по заимствованному алгоритму), в угоду пожеланиям других людей, но без пользы для самой личности. В результате человек фиксируется на определенных, психотравмирующих событиях, которые заставляют его использовать неэффективные формы поведения. Так комплекс становится внутренним препятствием для даль нейшего развития. Неуспех в решении задач взросления ведет к ощуще нию «несчастливости», к общественному осуждению и сложностям в ре шении будущих задач развития, которые лежат на полпути между требо ваниями общества и потребностями индивида.

В процессе взросления наблюдается закономерный поступательный процесс: от элементарных самоощущений и актов, самоузнавания, диффе ренцирующих «Я» и «не-Я», личность переходит к осознанию себя как устойчивого объекта внимания и отношений со стороны других людей и одновременно как субъекта деятельности, способного к саморазвитию и самоценной активности, носителя тех или иных качеств и черт, обладание которыми дает ему определенное социальное положение, уровень притя заний и т.д. При решении задач взросления происходит порождение но вых возможностей, управление которыми – новая задача.

Изучение ретроактивной интерференции в процессе опознания В литературе не раз указывалось на существование особых проблем и вопросов, решение которых обусловливает успешность развития под ростка. В психологии их называют «возрастные задачи развития» (Р.

Хэвигхерст), «личностные проблемы», «проблемы развития» и т.д. (Г.

Крайг).

Проанализировав опыт переживания и разрешения подростками и юношами всего многообразия актуальных для них проблем, нам удалось выявить специфические образования, обусловливающие успешность раз вития в период взросления. Мы обозначили их как «задачи взросления».

Задачи взросления рассматриваются нами как актуальные задачи по строения отношений с миром и собой, решение которых определяет пер спективы развития личности (С.В. Березин, К.С. Лисецкий, Е.В. Литягина, Н.Ю. Самыкина). Задачи взросления – это вопросы, на которые подросток ищет ответ при взаимодействии с собой, другими людьми и миром в це лом.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.