авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 26 |

«Российская Академия Наук Институт философии ФИЛОСОФИЯ НАУКИ Выпуск 5 Философия науки в поисках новых путей ...»

-- [ Страница 10 ] --

тяжении веков лишь разворачивающей априорный горизонт своих знания в традиции и письменном языке делают более вероятным метод геометрии не является самотождественной сущностью, на про- вероятно. Социальные механизмы функционирования научного Нам же представляется неизбежным вывод, что дедуктивный ностей не только ничем не гарантировано, но, наоборот, наименее нимается именно то, что требуется доказать. тельный результат: идентичное переживание смыслов и очевид трения сущности геометрии. Однако при этом произвольно при- Но Гуссерль чувствует и обсуждает эту проблему, получая неутеши хочется объявить неподлинным и тем самым устранить из рассмо- ность, данная субъекту, превращается в интерсубъективное знание.

тинуальной, то все, носящее характер научных революций, очень Классическая традиция не обсуждает, каким образом очевид 137 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 140 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер в виду, пассивно вызванное должно, так сказать, опять превратиться все цепи опирающихся друг на друга смыслов и очевидностей уже невозможно: «Как может она (т.е. геометрия) как систематическое, в соответствующую активность: это и есть изначально присущая каж бесконечно растущее ступенчатое строение идеальностей удерживать дому человеку как говорящему существу способность реактивации.

в живой реактивируемости свою изначальную осмысленность, если Затем посредством записи осуществляется некоторое превращение ее познающее мышление должно производить новое, не будучи в исходного модуса бытия смыслового образа, т.е., в сфере геометрии, состоянии реактивировать все предшествующие познавательные сту очевидности нашедшего свое выражение геометрического образа.

пени вплоть до самых нижних? Даже если бы это и было выполнимо Он оседает, так сказать. Но читающий может вновь сделать его оче при более примитивном состоянии геометрии, то соответствующая видным, реактивировать очевидность» (НГ, с. 221).

способность изнурилась бы в усилиях по деланию очевидным и была Гуссерль различает пассивное понимание выражения и понима бы вынуждена отказаться от более высокой производительности»

ние, в котором реципиент переживает весь его смысл и очевидность. (НГ, с. 224).

Такое понимание реактивирует смысл, изначально заложенный в По мнению Гуссерля, реальная геометрическая традиция не выражении.

Это означает, что «имеются возможности некоторого осуществляла действительную реактивацию истинностных смыслов способа активности, некоторого мышления в чисто рецептивно передаваемых ею предложений. От поколения к поколению переда воспринятой пассивности, которое имеет дело исключительно с вался некий «осевший», окаменевший, переставший быть внятным пассивно понятыми и перенятыми значениями, безо всякой очевид- смысл. В результате, как считает Гуссерль, геометрическая традиция ности изначальной активности» (НГ, с. 221 222). Подобная опасная реально функционировала так, что эта наука на протяжении веков возможность, создаваемая языком и особенно его письменной интенсивно развивалась, оставаясь тем не менее «неподлинной» (НГ, с. 229) в том смысле, что она забыла, упустила смысл своих перво фиксацией, реализуется в истории западной культуры, как показы начал, которые являются необходимыми источниками смысла всех вает Гуссерль, во все большей и большей степени. Культура впадает последующих ее конструкций. «Таким образом вообще лишенная в искушение языком. Результаты работы духа оседают «в форме смысла математика могла разрастаться при постоянном дальнейшем окаменевших языковых приобретений, которые теперь могут быть логическом конструировании, как и методика технического приложе переняты кем бы то ни было только пассивно» (НГ, с. 222). Это и ния. Чрезвычайно далеко простирающаяся полезность стала сама по демонстрирует, по мнению Гуссерля, история геометрии.

себе главным мотивом поддержки и оценки этих наук. Само собой раз Вообще, наука существует только как традиция, объединяющая умеется, поэтому, что так мало ощущалась утрата изначального смысла работу цепи поколений: «только на основе уже достигнутых резуль истины и что лишь теперь нужно было впервые открыть подлинный татов научное мышление достигает новых, которые в свою очередь смысл соответствующего встречного вопрошания» (НГ, с. 231).

лежат в основе еще более новых результатов и т. д., — в единстве С точки зрения Гуссерля, для преодоления сложившейся в со распространения, традирующего смысл» (НГ, с. 223). Возможность временных дедуктивных науках ситуации необходимо возвращение активной реактивации исходных смыслов и очевидностей при этом «к перво материалам первого смыслообразования, так сказать, к постоянно предполагается, однако, учитывая стремительный рост перво предпосылкам, лежащим в донаучном культурном мире» (НГ, такой науки как геометрия, подобная реактивация становится все с. 232), чтобы, реактивируя и заново переживая смысл этих пред менее и менее возможной. В самом деле, разве может современ- посылок, оживить смыслы, надстроенные над первоначальными в ный математик, «если он делает актуальную передовую работу, историческом развитии геометрии. Мы не будем здесь обсуждать гуссерлевскую идею обоснования наук из очевидностей жизненного сначала пробегать всю гигантскую цепь обоснований вплоть до мира и донаучного опыта. Сейчас в фокусе нашего внимания лежит перво предпосылок и все это реактивировать? Ясно, что такая наука, вопрос о научных традициях. Обратим внимание на оригинальность как наша современная геометрия, была бы в этом случае невозмож гуссерлевской трактовки научной традиции — конкретно, традиции на» (НГ, с. 223 224), несмотря на то, что в геометрии как таковой лю в дедуктивной науке.

бой позднейший смысл зиждется на более ранних. Но активировать воспоминание. Как в нем, так и в пассивности, имеющейся здесь века. В ней начинает осознаваться и постепенно выходить на тивно, сначала возникает пассивно, как более или менее ясное нимании науки, происходивших в философии с конца прошлого иная погруженная в тьму активность, будучи вызвана ассоциа- можно рассматривать как симптом глубоких изменений в по разом, вызванное значение дается пассивно, равно как и любая Гуссерлевское обращение к проблеме научной традиции Однако реципиент при этом остается пассивным. «Таким об и очевидностью актам, протекавшим в сознании прото геометра.

общения, вызывать у реципиента соответствующие значения.

науки. И как таковая она противопоставлена наполненным смыслом знаки способны, даже в отсутствие непосредственного личного цесс. Традиция выступает у Гуссерля как социальное измерение бытия возможности, но и особая опасность. Дело в том, что языковые индивидуальный процесс и его передача традицией как социальный про Но тут, как показывает Гуссерль, таятся не только новые У Гуссерля оказались четко разведенными производство знания как возможность складывания геометрической традиции.

прежде всего, мотивацию исследователя, систему его ценностей и т.п.

ступень объединение человечества, собственно, и обусловливает обращение постепенно стирает в нем следы сугубо индивидуального, «идеальных предметов» (там же), а с другой — поднимая на новую создателей;

он начинает обращаться в научном сообществе, и это вая возможность, с одной стороны, «устойчивого существования традиция отчуждает полученный результат от его создателя или (НГ, с. 220). Письменная фиксация и передача сообщений, откры сокращения, сворачивания традируемого содержания. Научная самым поднимается на новую ступень объединение человечества»

она неизбежно должна функционировать как механизм упрощения, непосредственного или опосредованного личного обращения... Тем традиция нацелена на постоянное приращение знания, и потому менная фиксация выражения, что «делает возможным сообщения без учная традиция отличается от любых других. В самом деле, научная геометрического содержания оказывается не просто язык, но пись принципиальные черты научной традиции, вследствие которых на а не непосредственное вчувствование. Причем средством передачи предположений. Оно проливает свет на некоторые действительно стать традицией потому, что инструментом передачи является язык, ние научной традиции может быть очень плодотворным и вне таких ности геометрического положения. Такое переживание не может природе истины. Однако представляется, что гуссерлевское понима передает изначальный смысл и изначальное переживание очевид основных предположений феноменологии о характере знания и построений. Геометрическая традиция, подчеркивает Гуссерль, не Конечно, такое понимание традиции имеет смысл в рамках шествующие поколения переживали как смысл этих формальных знаваемого геометрического предложения.

строенные конструкции, доказанные теоремы. Но не то, что пред и передает только его формальное выражение в виде некоего при формальное: формулировки аксиом, методы доказательств, по интимно индивидуальное и потому не наследуемое через традицию не все это содержание. Она передает лишь внешнее, отчуждаемое, социальной передачи знания отсекает данное переживание как щие поколения. Однако она устроена так, что в принципе передает нием обладает индивидуальное сознание, а традиция как механизм ханизмом передачи содержания, которым владели предшествую достоверности некоего геометрического знания. Этим пережива С точки зрения Гуссерля, традиция, разумеется, является ме механизм, «осаждающий» изначальное содержание переживания учения и практики.

Итак, Гуссерль описывает функционирование традиции как родные традиции). Так проходят сквозь тысячелетия определенные дальше (ср.: мистическая традиция, традиционная медицина, на (содержания, образцов). Традиция сохраняет, сберегает и передает традиций. Традиция есть способ сохранения и передачи того же самого образные грани человеческого существования протекают в рамках содержания.

приготовление пищи и вскармливание младенцев — все эти разно она скорее выступает как механизм трансформации передаваемого институтов. Религия, мистика, врачевание, демократия и монархия, передачи того же самого содержания. Гуссерль же показывает, что ская деятельность;

с ними связано большинство наших социальных Очевидно, что в традициях протекает чуть ли не любая человече- Традиция всегда рассматривалась как механизм сохранения и 139 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 138 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер ституированных изначальным учреждающим актом. Допущение вну- первый план социальное измерение науки. Концепция Гуссерля тренней телеологичности истории науки влечет за собой определенную интересна тем, что показывает, каким образом социальное бытие перспективу всей человеческой истории. Размышления над учреж- научного знания влияет даже на его содержание.

дающим истоком геометрии дополнялись и сочетались у Гуссерля Симптоматично, что в трактовке Гуссерля традиция как выра с размышлениями над «понятием Европы в смысле исторической жение момента социальности науки ответственна за утерю смысла, телеологии бесконечных целей разума»9 ;

«нашему европейскому че- «выпадение его в осадок». Гуссерль резко противопоставляет твор ловечеству, — говорит Гуссерль, — присуща определенная энтелехия, ческий акт и передачу его результата в научной традиции. «Пра которая пронизывает любые изменения облика Европы, сообщая ему вила научной игры» допускают пассивную позицию субъекта при единонаправленность развития в стремлении к идеальному образу восприятии сообщений, при которой не происходит реактивация жизни и бытия как вечному полюсу»10. «Духовный телос европейско изначального смысла.

го человечества, включая в себя частный телос отдельных народов и В рассуждениях Гуссерля акты, происходящие в сознании индивидов, принадлежит бесконечности, это — бесконечная идея, к индивида творца, оцениваются со знаком «плюс», как подлинная и которой, так сказать, затаенно стремится все духовное становление.

полноценная наука, а то, что происходит в социальном измерении Осознаваясь в процессе развития, телос с необходимостью становит бытия науки — со знаком «минус». Данный момент мне представля ся практическим как цель воли, и тем самым начинается новая, более ется наиболее интересным и симптоматичным во всех гуссерлевских высокая стадия развития, стоящая под знаком норм, нормативных рассуждениях о традиции. В них запечатлелся момент столкновения идей»11. Выше мы задавались вопросом, каков субстрат априорных возможностей реальной истории геометрии. Теперь мы получили классической философской мысли и выявляющейся со все большей ответ: это само европейское человечество как духовное явление и его очевидностью социальной природы науки. Гуссерлевские рассуждения внутренний телос, побуждающий его, в частности, к безграничному заставляют осознать, до какой степени признание социальной при разворачиванию априорных возможностей дедуктивного метода. роды науки несовместимо с классической философской традицией.

Таков ответ на наши риторические вопросы о том, насколько убе- В самом деле, эта традиция, как в эмпиристском, так и в раци дительно будут выглядеть гуссерлевские рассуждения об априорном оналистическом варианте, рассматривала в качестве модели позна горизонте возможного развития, если в XXI в. человечество переста- ющего субъекта индивид. Фундаментом знания при этом выступали нет развивать геометрию или станет это делать совсем по другому.

либо чувственные созерцания индивида, либо его рациональная Оказывается, человечество не должно так поступать, потому что это интуиция, но в обоих случаях — то, что дано сознанию индивида будет предательством его внутреннего телоса и высокой миссии.

с наибольшей непосредственностью и очевидностью. Разумеется, Вопрос о том, действительно ли европейскому человечеству при эта непосредственность и очевидность потеряются, когда знание суща определенная телеология, заслуживает, конечно, специального будет передаваться другим субъектам. Они не могут переживать ту обсуждения. Гуссерлю это представлялось достаточно очевидным.

же самую очевидность. Очевидность, данная в их переживаниях, не В нашу эпоху это не может представляться таковым. И тут, возможно, может по определению быть той же самой. Она может быть лишь лежат глубинные корни дискуссий о континуалистской и разрывной похожей. Насколько похожей? Чем это гарантировано? Изначальной истории науки и причина критики континуализма в постпозитивист ской и постмодернистской истории науки. человеческой природой. Т.е. гарантия мыслилась опять таки в инди виде, а не в социальном взаимодействии, не в социальной практике.

Гуссерль по своим интенциям принадлежит этой классической 2 традиции, однако является человеком другой эпохи. За его плеча ми — «век историзма». Поэтому он явно ставит вопрос о социальной Идея изначального акта, конституирующего геометрию, до- и исторической природе науки. Однако по прежнему мыслит ее ис полняется у Гуссерля анализом геометрической традиции. Этот тинность, достоверность, осмысленность в процессах, протекающих анализ глубоко оригинален и заслуживает самого внимательного в сознании индивида.

рассмотрения.

воспоминание. Как в нем, так и в пассивности, имеющейся здесь века. В ней начинает осознаваться и постепенно выходить на тивно, сначала возникает пассивно, как более или менее ясное нимании науки, происходивших в философии с конца прошлого иная погруженная в тьму активность, будучи вызвана ассоциа- можно рассматривать как симптом глубоких изменений в по разом, вызванное значение дается пассивно, равно как и любая Гуссерлевское обращение к проблеме научной традиции Однако реципиент при этом остается пассивным. «Таким об и очевидностью актам, протекавшим в сознании прото геометра.

общения, вызывать у реципиента соответствующие значения.

науки. И как таковая она противопоставлена наполненным смыслом знаки способны, даже в отсутствие непосредственного личного цесс. Традиция выступает у Гуссерля как социальное измерение бытия возможности, но и особая опасность. Дело в том, что языковые индивидуальный процесс и его передача традицией как социальный про Но тут, как показывает Гуссерль, таятся не только новые У Гуссерля оказались четко разведенными производство знания как возможность складывания геометрической традиции.

прежде всего, мотивацию исследователя, систему его ценностей и т.п.

ступень объединение человечества, собственно, и обусловливает обращение постепенно стирает в нем следы сугубо индивидуального, «идеальных предметов» (там же), а с другой — поднимая на новую создателей;

он начинает обращаться в научном сообществе, и это вая возможность, с одной стороны, «устойчивого существования традиция отчуждает полученный результат от его создателя или (НГ, с. 220). Письменная фиксация и передача сообщений, откры сокращения, сворачивания традируемого содержания. Научная самым поднимается на новую ступень объединение человечества»

она неизбежно должна функционировать как механизм упрощения, непосредственного или опосредованного личного обращения... Тем традиция нацелена на постоянное приращение знания, и потому менная фиксация выражения, что «делает возможным сообщения без учная традиция отличается от любых других. В самом деле, научная геометрического содержания оказывается не просто язык, но пись принципиальные черты научной традиции, вследствие которых на а не непосредственное вчувствование. Причем средством передачи предположений. Оно проливает свет на некоторые действительно стать традицией потому, что инструментом передачи является язык, ние научной традиции может быть очень плодотворным и вне таких ности геометрического положения. Такое переживание не может природе истины. Однако представляется, что гуссерлевское понима передает изначальный смысл и изначальное переживание очевид основных предположений феноменологии о характере знания и построений. Геометрическая традиция, подчеркивает Гуссерль, не Конечно, такое понимание традиции имеет смысл в рамках шествующие поколения переживали как смысл этих формальных знаваемого геометрического предложения.

строенные конструкции, доказанные теоремы. Но не то, что пред и передает только его формальное выражение в виде некоего при формальное: формулировки аксиом, методы доказательств, по интимно индивидуальное и потому не наследуемое через традицию не все это содержание. Она передает лишь внешнее, отчуждаемое, социальной передачи знания отсекает данное переживание как щие поколения. Однако она устроена так, что в принципе передает нием обладает индивидуальное сознание, а традиция как механизм ханизмом передачи содержания, которым владели предшествую достоверности некоего геометрического знания. Этим пережива С точки зрения Гуссерля, традиция, разумеется, является ме механизм, «осаждающий» изначальное содержание переживания учения и практики.

Итак, Гуссерль описывает функционирование традиции как родные традиции). Так проходят сквозь тысячелетия определенные дальше (ср.: мистическая традиция, традиционная медицина, на (содержания, образцов). Традиция сохраняет, сберегает и передает традиций. Традиция есть способ сохранения и передачи того же самого образные грани человеческого существования протекают в рамках содержания.

приготовление пищи и вскармливание младенцев — все эти разно она скорее выступает как механизм трансформации передаваемого институтов. Религия, мистика, врачевание, демократия и монархия, передачи того же самого содержания. Гуссерль же показывает, что ская деятельность;

с ними связано большинство наших социальных Очевидно, что в традициях протекает чуть ли не любая человече- Традиция всегда рассматривалась как механизм сохранения и 139 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 138 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер ституированных изначальным учреждающим актом. Допущение вну- первый план социальное измерение науки. Концепция Гуссерля тренней телеологичности истории науки влечет за собой определенную интересна тем, что показывает, каким образом социальное бытие перспективу всей человеческой истории. Размышления над учреж- научного знания влияет даже на его содержание.

дающим истоком геометрии дополнялись и сочетались у Гуссерля Симптоматично, что в трактовке Гуссерля традиция как выра с размышлениями над «понятием Европы в смысле исторической жение момента социальности науки ответственна за утерю смысла, телеологии бесконечных целей разума»9 ;

«нашему европейскому че- «выпадение его в осадок». Гуссерль резко противопоставляет твор ловечеству, — говорит Гуссерль, — присуща определенная энтелехия, ческий акт и передачу его результата в научной традиции. «Пра которая пронизывает любые изменения облика Европы, сообщая ему вила научной игры» допускают пассивную позицию субъекта при единонаправленность развития в стремлении к идеальному образу восприятии сообщений, при которой не происходит реактивация жизни и бытия как вечному полюсу»10. «Духовный телос европейско изначального смысла.

го человечества, включая в себя частный телос отдельных народов и В рассуждениях Гуссерля акты, происходящие в сознании индивидов, принадлежит бесконечности, это — бесконечная идея, к индивида творца, оцениваются со знаком «плюс», как подлинная и которой, так сказать, затаенно стремится все духовное становление.

полноценная наука, а то, что происходит в социальном измерении Осознаваясь в процессе развития, телос с необходимостью становит бытия науки — со знаком «минус». Данный момент мне представля ся практическим как цель воли, и тем самым начинается новая, более ется наиболее интересным и симптоматичным во всех гуссерлевских высокая стадия развития, стоящая под знаком норм, нормативных идей»11. Выше мы задавались вопросом, каков субстрат априорных рассуждениях о традиции. В них запечатлелся момент столкновения возможностей реальной истории геометрии. Теперь мы получили классической философской мысли и выявляющейся со все большей ответ: это само европейское человечество как духовное явление и его очевидностью социальной природы науки. Гуссерлевские рассуждения внутренний телос, побуждающий его, в частности, к безграничному заставляют осознать, до какой степени признание социальной при разворачиванию априорных возможностей дедуктивного метода. роды науки несовместимо с классической философской традицией.

Таков ответ на наши риторические вопросы о том, насколько убе- В самом деле, эта традиция, как в эмпиристском, так и в раци дительно будут выглядеть гуссерлевские рассуждения об априорном оналистическом варианте, рассматривала в качестве модели позна горизонте возможного развития, если в XXI в. человечество переста- ющего субъекта индивид. Фундаментом знания при этом выступали нет развивать геометрию или станет это делать совсем по другому.

либо чувственные созерцания индивида, либо его рациональная Оказывается, человечество не должно так поступать, потому что это интуиция, но в обоих случаях — то, что дано сознанию индивида будет предательством его внутреннего телоса и высокой миссии.

с наибольшей непосредственностью и очевидностью. Разумеется, Вопрос о том, действительно ли европейскому человечеству при эта непосредственность и очевидность потеряются, когда знание суща определенная телеология, заслуживает, конечно, специального будет передаваться другим субъектам. Они не могут переживать ту обсуждения. Гуссерлю это представлялось достаточно очевидным.

же самую очевидность. Очевидность, данная в их переживаниях, не В нашу эпоху это не может представляться таковым. И тут, возможно, может по определению быть той же самой. Она может быть лишь лежат глубинные корни дискуссий о континуалистской и разрывной похожей. Насколько похожей? Чем это гарантировано? Изначальной истории науки и причина критики континуализма в постпозитивист ской и постмодернистской истории науки. человеческой природой. Т.е. гарантия мыслилась опять таки в инди виде, а не в социальном взаимодействии, не в социальной практике.

Гуссерль по своим интенциям принадлежит этой классической 2 традиции, однако является человеком другой эпохи. За его плеча ми — «век историзма». Поэтому он явно ставит вопрос о социальной Идея изначального акта, конституирующего геометрию, до- и исторической природе науки. Однако по прежнему мыслит ее ис полняется у Гуссерля анализом геометрической традиции. Этот тинность, достоверность, осмысленность в процессах, протекающих анализ глубоко оригинален и заслуживает самого внимательного в сознании индивида.

рассмотрения.

таты выражаются на количественном языке. «Чтобы понять, в чем на разворачивание горизонта априорных возможностей, кон опыта: он неразрывно связан с физическими теориями, а его резуль щественно телеологическим: история оказывается направленной Гуссерлевское рассмотрение истории геометрии является су- совершенно особую структуру, отличающую его от чувственного строениях. на ту достоверность, о которой беспокоились философы, ибо он имеет который должен быть реактивирован во всех ее современных по- отбрасывает сразу. Физический эксперимент не может претендовать дительность и поиски Гуссерлем изначального смысла геометрии, сической философской традиции, Дюэм, как мы видим, просто Если таким образом посмотреть на геометрию, то теряют убе- своих чувств»12. Проблему достоверности, стоявшую в центре клас должен был бы реактивироваться во всем разнообразии видов чисел. ровым телом и душой человеком на основании одних показаний видно, что у чисел нет никакого «изначального смысла», который обладает факт, констатированный ненаучными методами — здо корнями уравнений), но которые для счета не предназначены. Оче- физического эксперимента не обладает той достоверностью, какой некоторым функциям объектов, ранее названных числами (быть физического эксперимента от обычного наблюдения: «Результат «мнимых чисел», потому что некоторые их функции соответствовали а к чему то другому. Например, П.Дюэм подчеркивает отличие матические объекты, тоже получавшие название «чисел», например относятся не к науке как реально функционирующему институту, из внутренних потребностей математики, создавались новые мате- на каком то другом языке, а обсуждаемые гносеологией проблемы изначально были предназначены для счета. Однако потом, исходя научной практике и чувствовали, что философская традиция говорит «геометрия» как, например, на слово «число». Натуральные числа противопоставлении был определенный смысл: они были ближе к все это многообразное развитие. Давайте посмотрим на слово висты противопоставляли себя философской традиции, и в таком значение наличию единого термина «геометрия», обнимающего наваться во втором позитивизме, например, П.Дюэмом. Позити Поэтому не стоит придавать слишком глубокое метафизическое эмпиристской традиции к анализу научного знания начала осоз настоящими доказательствами или нет. Что касается эмпиризма, то неприменимость классической математическим сообществом: признавать такие доказательства содержания.

что постепенно приводит к изменению характера передаваемого она определяется решением, которое принимается современным ские математики начали пользоваться дедуктивным методом, и что интуитивной очевидности может при этом и не актуализироваться, доказательств вовсе не была предзадана в эпоху, когда древнегрече- рая передает только то, что можно оформить в языке. Переживание восприятия. Можно ли сомневаться в том, что возможность таких передаваясь традицией, по законам, свойственным традиции, кото слишком громоздких, чтобы быть обозримыми для человеческого интуиции ученого, оно поступает в сообщество и сохраняется в нем, доказательств (таково доказательство теоремы о четырех красках), некоторое утверждение было получено на основе рациональной ское сообщество начинает признавать легитимность компьютерных мента научного знания к рациональной интуиции. Ибо даже если добавляется еще одна: компьютерные доказательства. Математиче- должно был бы столкнуться рационалистическое сведение фунда методом, но имеет много разновидностей. Сейчас на наших глазах ции можно увидеть указание на глубочайшие трудности, с которыми и разными культурами, и вообще не является каким то единым В гуссерлевском обсуждении проблемы геометрической тради возможностей. Характер этого метода менялся с разными эпохами противоположный исход — «осаждение» этих смыслов при передаче.

тяжении веков лишь разворачивающей априорный горизонт своих знания в традиции и письменном языке делают более вероятным метод геометрии не является самотождественной сущностью, на про- вероятно. Социальные механизмы функционирования научного Нам же представляется неизбежным вывод, что дедуктивный ностей не только ничем не гарантировано, но, наоборот, наименее нимается именно то, что требуется доказать. тельный результат: идентичное переживание смыслов и очевид трения сущности геометрии. Однако при этом произвольно при- Но Гуссерль чувствует и обсуждает эту проблему, получая неутеши хочется объявить неподлинным и тем самым устранить из рассмо- ность, данная субъекту, превращается в интерсубъективное знание.

тинуальной, то все, носящее характер научных революций, очень Классическая традиция не обсуждает, каким образом очевид 137 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 140 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер в виду, пассивно вызванное должно, так сказать, опять превратиться все цепи опирающихся друг на друга смыслов и очевидностей уже невозможно: «Как может она (т.е. геометрия) как систематическое, в соответствующую активность: это и есть изначально присущая каж бесконечно растущее ступенчатое строение идеальностей удерживать дому человеку как говорящему существу способность реактивации.

в живой реактивируемости свою изначальную осмысленность, если Затем посредством записи осуществляется некоторое превращение ее познающее мышление должно производить новое, не будучи в исходного модуса бытия смыслового образа, т.е., в сфере геометрии, состоянии реактивировать все предшествующие познавательные сту очевидности нашедшего свое выражение геометрического образа.

пени вплоть до самых нижних? Даже если бы это и было выполнимо Он оседает, так сказать. Но читающий может вновь сделать его оче при более примитивном состоянии геометрии, то соответствующая видным, реактивировать очевидность» (НГ, с. 221).

способность изнурилась бы в усилиях по деланию очевидным и была Гуссерль различает пассивное понимание выражения и понима бы вынуждена отказаться от более высокой производительности»

ние, в котором реципиент переживает весь его смысл и очевидность. (НГ, с. 224).

Такое понимание реактивирует смысл, изначально заложенный в По мнению Гуссерля, реальная геометрическая традиция не выражении.

Это означает, что «имеются возможности некоторого осуществляла действительную реактивацию истинностных смыслов способа активности, некоторого мышления в чисто рецептивно передаваемых ею предложений. От поколения к поколению переда воспринятой пассивности, которое имеет дело исключительно с вался некий «осевший», окаменевший, переставший быть внятным пассивно понятыми и перенятыми значениями, безо всякой очевид- смысл. В результате, как считает Гуссерль, геометрическая традиция ности изначальной активности» (НГ, с. 221 222). Подобная опасная реально функционировала так, что эта наука на протяжении веков возможность, создаваемая языком и особенно его письменной интенсивно развивалась, оставаясь тем не менее «неподлинной» (НГ, с. 229) в том смысле, что она забыла, упустила смысл своих перво фиксацией, реализуется в истории западной культуры, как показы начал, которые являются необходимыми источниками смысла всех вает Гуссерль, во все большей и большей степени. Культура впадает последующих ее конструкций. «Таким образом вообще лишенная в искушение языком. Результаты работы духа оседают «в форме смысла математика могла разрастаться при постоянном дальнейшем окаменевших языковых приобретений, которые теперь могут быть логическом конструировании, как и методика технического приложе переняты кем бы то ни было только пассивно» (НГ, с. 222). Это и ния. Чрезвычайно далеко простирающаяся полезность стала сама по демонстрирует, по мнению Гуссерля, история геометрии.

себе главным мотивом поддержки и оценки этих наук. Само собой раз Вообще, наука существует только как традиция, объединяющая умеется, поэтому, что так мало ощущалась утрата изначального смысла работу цепи поколений: «только на основе уже достигнутых резуль истины и что лишь теперь нужно было впервые открыть подлинный татов научное мышление достигает новых, которые в свою очередь смысл соответствующего встречного вопрошания» (НГ, с. 231).

лежат в основе еще более новых результатов и т. д., — в единстве С точки зрения Гуссерля, для преодоления сложившейся в со распространения, традирующего смысл» (НГ, с. 223). Возможность временных дедуктивных науках ситуации необходимо возвращение активной реактивации исходных смыслов и очевидностей при этом «к перво материалам первого смыслообразования, так сказать, к постоянно предполагается, однако, учитывая стремительный рост перво предпосылкам, лежащим в донаучном культурном мире» (НГ, такой науки как геометрия, подобная реактивация становится все с. 232), чтобы, реактивируя и заново переживая смысл этих пред менее и менее возможной. В самом деле, разве может современ- посылок, оживить смыслы, надстроенные над первоначальными в ный математик, «если он делает актуальную передовую работу, историческом развитии геометрии. Мы не будем здесь обсуждать гуссерлевскую идею обоснования наук из очевидностей жизненного сначала пробегать всю гигантскую цепь обоснований вплоть до мира и донаучного опыта. Сейчас в фокусе нашего внимания лежит перво предпосылок и все это реактивировать? Ясно, что такая наука, вопрос о научных традициях. Обратим внимание на оригинальность как наша современная геометрия, была бы в этом случае невозмож гуссерлевской трактовки научной традиции — конкретно, традиции на» (НГ, с. 223 224), несмотря на то, что в геометрии как таковой лю в дедуктивной науке.

бой позднейший смысл зиждется на более ранних. Но активировать согласуется и что не согласуется с разумной человеческой приро- вание исключительно надежным и очевидным для субъекта знанием.

проявлением божественной воли, который указывает человеку, что ли: освобождение от наследия традиции и аскетическое довольство Локк доказывает, что существует такой закон природы, являющийся решению таких проблем. На этом пути кардинальное значение име каких либо норм своей жизни?» (Там же). Отвечая на этот вопрос, смыслом человеческого существования, но поисками нового пути к неужели он явился в мир совершенно бессмысленно, без закона, без гический субъект обусловлено не уходом от проблем, связанных со «Неужели же только человек — вне закона, совершенно независим, Учтя это, мы поймем, что превращение субъекта в гносеоло во вселенной свой закон. Поэтому естественно возникает вопрос: применима данная формулировка Вебера.

шел к убеждению в существовании Бога»17. Бог предписал всему теологией и чаяние религиозного обновления, поэтому к ним тоже добродетелью или пороком, не найдется ни одного, кто бы не при- полное господство, существовало недовольство средневековой жизнь и верит в существование того, что заслуживает называться только то, что даже в странах, в которых католицизм сохранил свое что «среди тех, кто признает необходимость как то осознать нашу относительно мира»16. К этой емкой формулировке можно добавить посмотрим, например, на рассуждения Дж.Локка. Локк отмечает, физически осязаемы, были надежды напасть на след его намерений ской, но и для эмпиристской традиции. Чтобы убедиться в этом, наши мысли. Но в точных естественных науках, где творения Бога его отношении к Богу характерна не только для рационалистиче- того времени... Бог сокрыт, его пути — не наши пути, его мысли — не знания с коренными проблемами человеческого существования в средневековье, — в этом была убеждена вся пиетистская теология Надо отметить, что такая связь проблем достоверного основания что Бога невозможно найти на том пути, на котором его искало мире нет Бога, а одна лишь природная необходимость. больше не находили у философов с их понятиями и дедукциями;

структуры мира привносятся в него познающим субъектом. И в этом тизма и пуританства, считали открытие пути к Богу. В то время его риального мира, ибо пространственно временная и законосообразная деятельности, находившейся под косвенным влиянием протестан указывает, что человек в каком то смысле сам является творцом мате- анатомируя вошь», то вы увидите, что собственной задачей научной ром размышляли, пытаясь понять его природу, Декарт и Лейбниц, мердама: «Я докажу вам существование божественного провидения, самой природе человеческого разума, т.е. именно то знание, о кото- точного естествознания: «Если вы вспомните высказывание Свам Он показывает, что всеобщее и необходимое знание, коренящееся в так писал о том, чего ожидали от науки в эпоху возникновения Эта ситуация весьма симптоматичным образом меняется у Канта. людей XVI—XVII вв., обратившихся к изучению природы. М.Вебер человек уже не может решать кардинальные вопросы своего бытия. читать новый путь к спасению. Такого рода надежды воодушевляли чения для классической гносеологии, ибо, приобретая такое знание, благодаря этому в Книге Природы в конечном счете можно будет вы вести к практическому успеху. Но это не имело существенного зна- внимательным глазам свою Книгу, в которой записана Истина, и последующая история науки, такое знание может быть полезным, пристрастий. Невозмутимая и беспристрастная, Природа открывает цели. У него другой источник — чисто человеческий. Как показала дискредитировали себя как предвзятые мнения и арена борьбы даже высоковероятное, принципиально не может служить такой когда теология и традиционная философия в значительной мере своего рода причащение божественному. Знание вероятное, пусть кровения. Книга Природы открывала новый путь к Богу в то время, рационалистической гносеологии познание рассматривается как Богом, и более подлинное, нежели записанные людьми книги От идет от Бога и потому может привести к нему. В классической верили, что Книга Природы — это тоже Откровение, данное самим дежное основание знания заложена идея, что только такое знание Возрождения и раннего Нового времени с познанием природы. Они В требовании опираться только на абсолютно достоверное и на- нужно вспомнить, какие ожидания связывали интеллектуалы эпоху вероятного» знания является не количественной, а качественной. ология превратилась в центральную философскую дисциплину, ванием абсолютно достоверного знания или требованием «высоко- превратила субъекта в гносеологический субъект и почему гносе Необходимо особенно подчеркнуть, что разница между требо- Чтобы понять, почему классическая философская традиция 149 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 152 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер Вопросы, обсуждаемые современной философией науки, каса- ценность данного эксперимента, — говорит Дюэм, — нам нужно очень старательно познакомиться с теориями, которые принимает ющиеся, например, характера конвенций, определяющих эмпири физик и которыми он пользуется для истолкования констатирован ческий базис или теоретические языки, сложных взаимодействий и ных им фактов. Не зная этих теорий, мы не можем понять смысла, переплетений интересов, вовлекаемых в признании той или иной который он вкладывает в собственные свои заявления» (Там же, гипотезы и теории, роли вненаучных ценностей и ориентиров, со с. 190). Один и тот же экспериментальный результат признают в циальных факторов и т.п., — такого рода вопросы также не могут качестве некоего определенного факта только те физики, которые рассматриваться как обогащение классической гносеологии. Они признают одни и те же физические теории. Поэтому, подчеркивает предполагают полную «деконструкцию» последней, чем и занима Дюэм, физические эксперименты, в отличие от обычного чувствен лась философия науки, начиная со второго позитивизма, и особенно ного опыта, можно критиковать и пересматривать.

активно постпозитивизм.

Полемика по поводу «протокольных предложений» между веду Эти процессы, происходящие в философии, являются отраже щими членами Венского кружка привела в конце концов Карнапа и нием сложных процессов, происходящих в науке и в обществе. На Нейрата к признанию неустранимого конвенционального элемента учные теории получают признание в научном сообществе, несмотря этих предложений13. Признание конвенциональности эмпирического на сомнения в их истинности, потому что оказываются во многих базиса науки стало впоследствии одним из принципиальных тезисов отношениях удобными.

постпозитивисткой философии науки. А данный тезис уже пред Соответственно главная функция науки видится в том, чтобы полагает признание социального характера научной деятельности.

служить руководством для технологических, экономических, поли Одновременно он означает окончательный разрыв с традиционной тических и пр. решений, ориентиром для социальных действий, но не эмпиристской моделью познания, которая рассматривала познаю для решения кардинальных проблем человеческого существования и щего субъекта как индивида, а деятельность познания — как работу не для восстановления связи индивида с Абсолютом. Можно было бы его индивидуальных познавательных способностей. Эмпирический сказать, что современное общество, как оно конституировалось после базис науки — это не то, что непосредственным и достоверным об эпохи Просвещения, замыкается на себя. Не жаждет обретения связи разом дано в индивидуальном чувственном опыте индивида, но то, с Трансцендентным. Соответственно переопределяется роль и назна что признается компетентным сообществом на основании учета чение науки. Наука становится социальным институтом в ряду прочих ряда факторов, в число которых входят и признаваемые теории, и институтов. Она имеет определенную социальную функцию и более или технические возможности реализации эксперимента, и признанный менее успешно выполняет ее. Но, по сравнению с парадигмой клас статус определенных экспериментаторов и лабораторий.

сической гносеологии, ее роль оказывается гораздо менее значимой.

Что касается математического аппарата научных теорий, то со В философии науки эти процессы проявляются в том, что сни второй половины XIX в. распространяется признание того, что он мается проблема обоснования знания, встает вопрос о функциониро тоже конвенционален, а не обусловлен рациональной интуицией вании науки как социального института, восстанавливается в своих субъекта и не вытекает из врожденных ему истин.

правах значение познавательных традиций и появляется проблема Таким образом, мы видим, что у Гуссерля в «Начале геометрии», и «кризиса западноевропейской науки». Этот кризис, как объясняет во втором и третьем позитивизме, а затем в постпозитивизме, имеются Гуссерль, возник, несмотря на то, что успехи науки впечатляющи, а ее рассуждения, которые являются симптомом признания социального строгость не ставится под сомнение, потому, что наука теряет то зна- характера научной деятельности. Рассматривая проблемы познания, чение, которое она имела для человеческого бытия. Размышляя над необходимо отказаться от модели субъекта познания как индивидуаль причинами и истоками этого кризиса, Гуссерль пытается заново ос- ного сознания. Надо учитывать, что это есть деятельность сообщества, мыслить научные свершения Галилея и прояснить возникновение духа и процессы коммуникации в этом сообществе играют определяющую Нового времени. По этому же пути следует и большинство авторов, роль в признании некоторого содержания как научного знания и со рассуждающих о природе современной науки. Кажется очевидным, хранении его в соответствующей научной традиции.

вершенно неприемлемо проникновение в основание знания каких нею ожидания, так и организацию научных исследований.

бы из них методично и строго дедуктивно. Для Декарта было бы со затрагивающих как роль и место науки в обществе и связываемые с только ясные и отчетливые идеи и чтобы все остальное выводилось Скорее последнее само является моментом более общих процессов, шей уступки в своем требовании, чтобы основанием познания были не только изменением парадигмы философствования о познании.

ставлениями о Боге, что Декарт не согласился бы сделать ни малей ставление о смысле и цели занятий наукой. Это, конечно, вызвано представления о мире столь тесно связаны с неадекватными пред следования в гносеологии. В частности, радикально меняется пред зависимость от него, а также устройство Вселенной. Неадекватные настоящую перестройку всех постановок вопросов и ориентиров ис ность своего «Я» как мыслящей субстанции, постигает Бога и свою для классической гносеологии, теряет смысл. Это изменение влечет ясь на ясные и отчетливые идеи, человек, по Декарту, постигает сущ абсолютно достоверному основанию, которая была центральной традиции, являющиеся ареной непрерывных споров. Только опира ее разрушает. Проблема обоснования знания путем сведения его к ясных и спутанных идей, которым учат философская и теологическая уточняет или развивает классическую гносеологию, но полностью природе разума. Они вложены в разум Богом, в отличие от тех не ством тех или иных теорий и гипотез — все это не просто дополняет, которые Декарт называет врожденными, ибо они присущи самой отношений авторитета и власти на признание научным сообще природы обладает некоторыми ясными и отчетливыми идеями, научного познания, признанием роли научных традиций, влияния Так, с точки зрения Декарта, разум в силу собственной своей ного характера, сопровождаемое признанием социального характера кардинальных проблем человеческого существования.

знаваемых в науке утверждений, их временного и предположитель гносеологического субъекта, ибо видела в этом путь к решению эмпирического базиса науки, вероятности, но не достоверности при классическая философия стремилась поднять человека до чистого принят, чтобы показать: признание конвенционального характера ского существования. Но дело обстояло гораздо сложнее. Скорее, Наш экскурс в историю рационализма и эмпиризма был пред мах познания, упускала из виду кардинальные проблемы человече гносеологическому субъекту, что она, сосредоточиваясь на пробле знания. Говорят, что классическая философия сводила человека к о ее проблемах во имя идеала чистого, достоверного объективного потеряли бы веру в существование бога» (Там же, с. 26). что она отвлекалась от целостной человеческой личности, забывала этому гласу как к глашатаю божественного закона, мы в результате что для классической философии субъект был тощей абстракцией, несчастных примерах, так что, если бы мы захотели прислушаться к о понимании этого обстоятельства. Очень часто это толкуют так, еще совсем недавно, мы, во всяком случае, убедились на слишком гический субъект. Этот факт общепризнан. Однако остается вопрос каким жестоким умыслом бросали в толпу эту зловещую поговорку Субъект классической философии — это прежде всего гносеоло несчастьями чревато оно, с какими партийными пристрастиями, с знавалось именно отношение познания.

глас божий» — сколь неверно, сколь лживо это утверждение, какими традиции, ибо основной формой отношения индивида к миру при чем можно судить по следующему его рассуждению: «Глас народа — вопрос оказывался центральным для классической философской общего согласия, а о нем Локк придерживался невысокого мнения, о наука — это бесспорно и достоверно установленное знание. Этот неприемлемую. Ибо тут основание знания ставится в зависимость от Аристотеля и до нашего века господствовало убеждение в том, что рическом базисе знания, он отбросил бы такую идею как абсолютно знание, дав тем самым его философское обоснование. Ибо со времен кнуться с рассуждениями о конвенционально принимаемом эмпи- о том, чтобы вывести из него — или свести к нему — все наличное вопросов человеческого существования. Если бы Локк мог стол- прос о достоверном и совершенно надежном фундаменте познания и ского субъекта — это и значит найти путь к решению кардинальных эмпиризма и рационализма. Для этих традиций основным был во Как мы видим, для Локка, возвыситься до чистого гносеологиче- Такая констатация означает разрыв с традициями классического 151 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 150 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер дой. Локк убежден, что есть предписанный человеку Богом закон. либо «конвенциональных» либо «высоковероятных» или «достаточно Для решения кардинальных проблем человеческого существования обоснованных» элементов вместо абсолютно истинных. «Ибо само человеку, конечно, необходимо узнать этот закон. В этом Локк и видит правило, принятое мною, а именно, что вещи, которые мы пред главную проблему. Поскольку он убежден, что не существует врож- ставляем себе вполне ясно и отчетливо, все истинны, имеет силу денного знания, то остается рассмотреть, происходит ли знание этого только вследствие того, что Бог есть, или существует, и является со закона из традиции или из чувств. Локк выражает большие сомнения вершенным существом, от которого проистекает все, что есть в нас.

в ценности традиции как источника знания завещанного человеку Отсюда следует, что наши идеи или понятия, будучи реальностями Богом закона природы: «Если мы должны узнавать закон природы из и происходя от Бога, в силу этого не могут не быть истинными во традиции, то это скорее вера, чем познание, ибо зависит больше от всем том, что в них есть ясного и отчетливого. И если мы довольно авторитета говорящих, а не от очевидности самих фактов, и таким часто имеем представления, заключающие в себе ложь, то это имен образом это скорее закон заимствованный, чем естественный» (Там но те представления, которые содержат нечто смутное и темное по же, с. 13). К тому же, указывает Локк, «при огромном разнообразии той причине, что они причастны небытию»14. Итак, надо опираться противоречащих друг другу традиций невозможно установить, что есть только на те идеи, которые вложены в душу Богом, и тут не может закон природы, и очень трудно судить, что — правда, а что — ложь;


быть места никаким компромиссам или «более реалистической что есть закон, а что — мнение, что диктует природа, а что — выго- точке зрения на познания», которые бы позволяли по возможности да, в чем убеждает разум, а в чем — политика» (Там же, с. 12 13). Да опираться на совершенное знание, но в случае необходимости ис и сама традиция должна иметь какой то источник. Поэтому Локк пользовать и иное знание, происходящее, по Декарту, не от Бога, но приходит к выводу, что «существует такого рода истина, к познанию от свободной и потому способной впадать в грех человеческой воли.

которой человек может прийти сам, без чьей либо помощи, если он Решительный отказ от любого знания, кроме того, которое вы правильно использует те способности, которыми наделен от природы» текает из ясных и отчетливых идей, заложенных в душе человека, (Там же, с. 10). К познанию закона природы, с точки зрения Локка, был связан у Декарта также и с отрицательной оценкой традиции.

разум приходит через чувственное восприятие. Именно таким путем Традиция, с его точки зрения, передавая неясное и неотчетливое человек познает, что этот мир сотворен мудрым и могущественным знание и навязывая его силой авторитета, вмешивается в то, что Творцом «не напрасно и не случайно» и что «Бог хочет от человека, должно быть глубоко внутренним делом: познанием Бога, ибо с этим, чтобы тот что то делал» (Там же, с. 25). Согласимся, что такое знание само собой разумеется, связано решение самых кардинальных про необходимо для решения кардинальных вопросов человеческого су- блем человеческого существования. Например, рассуждает Декарт, ществования. Но, чтобы прийти к такому знанию, человек, по Локку, человек «в этот мир приходит невежественным, и, поскольку ран должен стать «чистой восковой дощечкой, свободной от каких либо ние его познания основываются лишь на неразвитом чувственном письмен», т.е. чистым гносеологическим субъектом. Это нужно, чтобы восприятии и на авторитете его наставников, почти невозможно, человек освободился от власти довлеющей над ним традиции. Тра- чтобы воображение его не оказалось в плену бесчисленных ложных диций слишком много. В них закон, предписанный человеку Богом, мыслей до того, как его разум примет на себя руководящую роль»15.

трактуется по разному. В ситуации ожесточенных конфессиональных Потому то Декарт и решает «пролить свет на истинные богатства и политических споров, доходящих до кровопролития, человеку со- наших душ и указать каждому человеку средства для отыскания в вершенно необходим незамутненный источник знания, полагаясь на самом себе, без заимствований у других, всего того знания, какое который он сможет решить сам, где правда, а где — ложь. Очень важно, необходимо ему для правильного жизненного поведения и для чтобы этот источник был чистым, незамутненным, т.е. свободным от последующего достижения — с помощью самостоятельных заня авторитетов и традиций, и принадлежал целиком индивиду, потому тий — всех тех самых интересных знаний, какими может располагать что ему надлежит перед своей совестью и перед Богом держать ответ человеческий разум» (Там же).

за соблюдение этого закона.

вершенно неприемлемо проникновение в основание знания каких нею ожидания, так и организацию научных исследований.

бы из них методично и строго дедуктивно. Для Декарта было бы со затрагивающих как роль и место науки в обществе и связываемые с только ясные и отчетливые идеи и чтобы все остальное выводилось Скорее последнее само является моментом более общих процессов, шей уступки в своем требовании, чтобы основанием познания были не только изменением парадигмы философствования о познании.

ставлениями о Боге, что Декарт не согласился бы сделать ни малей ставление о смысле и цели занятий наукой. Это, конечно, вызвано представления о мире столь тесно связаны с неадекватными пред следования в гносеологии. В частности, радикально меняется пред зависимость от него, а также устройство Вселенной. Неадекватные настоящую перестройку всех постановок вопросов и ориентиров ис ность своего «Я» как мыслящей субстанции, постигает Бога и свою для классической гносеологии, теряет смысл. Это изменение влечет ясь на ясные и отчетливые идеи, человек, по Декарту, постигает сущ абсолютно достоверному основанию, которая была центральной традиции, являющиеся ареной непрерывных споров. Только опира ее разрушает. Проблема обоснования знания путем сведения его к ясных и спутанных идей, которым учат философская и теологическая уточняет или развивает классическую гносеологию, но полностью природе разума. Они вложены в разум Богом, в отличие от тех не ством тех или иных теорий и гипотез — все это не просто дополняет, которые Декарт называет врожденными, ибо они присущи самой отношений авторитета и власти на признание научным сообще природы обладает некоторыми ясными и отчетливыми идеями, научного познания, признанием роли научных традиций, влияния Так, с точки зрения Декарта, разум в силу собственной своей ного характера, сопровождаемое признанием социального характера кардинальных проблем человеческого существования.

знаваемых в науке утверждений, их временного и предположитель гносеологического субъекта, ибо видела в этом путь к решению эмпирического базиса науки, вероятности, но не достоверности при классическая философия стремилась поднять человека до чистого принят, чтобы показать: признание конвенционального характера ского существования. Но дело обстояло гораздо сложнее. Скорее, Наш экскурс в историю рационализма и эмпиризма был пред мах познания, упускала из виду кардинальные проблемы человече гносеологическому субъекту, что она, сосредоточиваясь на пробле знания. Говорят, что классическая философия сводила человека к о ее проблемах во имя идеала чистого, достоверного объективного потеряли бы веру в существование бога» (Там же, с. 26). что она отвлекалась от целостной человеческой личности, забывала этому гласу как к глашатаю божественного закона, мы в результате что для классической философии субъект был тощей абстракцией, несчастных примерах, так что, если бы мы захотели прислушаться к о понимании этого обстоятельства. Очень часто это толкуют так, еще совсем недавно, мы, во всяком случае, убедились на слишком гический субъект. Этот факт общепризнан. Однако остается вопрос каким жестоким умыслом бросали в толпу эту зловещую поговорку Субъект классической философии — это прежде всего гносеоло несчастьями чревато оно, с какими партийными пристрастиями, с знавалось именно отношение познания.

глас божий» — сколь неверно, сколь лживо это утверждение, какими традиции, ибо основной формой отношения индивида к миру при чем можно судить по следующему его рассуждению: «Глас народа — вопрос оказывался центральным для классической философской общего согласия, а о нем Локк придерживался невысокого мнения, о наука — это бесспорно и достоверно установленное знание. Этот неприемлемую. Ибо тут основание знания ставится в зависимость от Аристотеля и до нашего века господствовало убеждение в том, что рическом базисе знания, он отбросил бы такую идею как абсолютно знание, дав тем самым его философское обоснование. Ибо со времен кнуться с рассуждениями о конвенционально принимаемом эмпи- о том, чтобы вывести из него — или свести к нему — все наличное прос о достоверном и совершенно надежном фундаменте познания и вопросов человеческого существования. Если бы Локк мог стол ского субъекта — это и значит найти путь к решению кардинальных эмпиризма и рационализма. Для этих традиций основным был во Как мы видим, для Локка, возвыситься до чистого гносеологиче- Такая констатация означает разрыв с традициями классического 151 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 150 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер дой. Локк убежден, что есть предписанный человеку Богом закон. либо «конвенциональных» либо «высоковероятных» или «достаточно Для решения кардинальных проблем человеческого существования обоснованных» элементов вместо абсолютно истинных. «Ибо само человеку, конечно, необходимо узнать этот закон. В этом Локк и видит правило, принятое мною, а именно, что вещи, которые мы пред главную проблему. Поскольку он убежден, что не существует врож- ставляем себе вполне ясно и отчетливо, все истинны, имеет силу денного знания, то остается рассмотреть, происходит ли знание этого только вследствие того, что Бог есть, или существует, и является со закона из традиции или из чувств. Локк выражает большие сомнения вершенным существом, от которого проистекает все, что есть в нас.

в ценности традиции как источника знания завещанного человеку Отсюда следует, что наши идеи или понятия, будучи реальностями Богом закона природы: «Если мы должны узнавать закон природы из и происходя от Бога, в силу этого не могут не быть истинными во традиции, то это скорее вера, чем познание, ибо зависит больше от всем том, что в них есть ясного и отчетливого. И если мы довольно авторитета говорящих, а не от очевидности самих фактов, и таким часто имеем представления, заключающие в себе ложь, то это имен образом это скорее закон заимствованный, чем естественный» (Там но те представления, которые содержат нечто смутное и темное по же, с. 13). К тому же, указывает Локк, «при огромном разнообразии той причине, что они причастны небытию»14. Итак, надо опираться противоречащих друг другу традиций невозможно установить, что есть только на те идеи, которые вложены в душу Богом, и тут не может закон природы, и очень трудно судить, что — правда, а что — ложь;


быть места никаким компромиссам или «более реалистической что есть закон, а что — мнение, что диктует природа, а что — выго- точке зрения на познания», которые бы позволяли по возможности да, в чем убеждает разум, а в чем — политика» (Там же, с. 12 13). Да опираться на совершенное знание, но в случае необходимости ис и сама традиция должна иметь какой то источник. Поэтому Локк пользовать и иное знание, происходящее, по Декарту, не от Бога, но приходит к выводу, что «существует такого рода истина, к познанию от свободной и потому способной впадать в грех человеческой воли.

которой человек может прийти сам, без чьей либо помощи, если он Решительный отказ от любого знания, кроме того, которое вы правильно использует те способности, которыми наделен от природы» текает из ясных и отчетливых идей, заложенных в душе человека, (Там же, с. 10). К познанию закона природы, с точки зрения Локка, был связан у Декарта также и с отрицательной оценкой традиции.

разум приходит через чувственное восприятие. Именно таким путем Традиция, с его точки зрения, передавая неясное и неотчетливое человек познает, что этот мир сотворен мудрым и могущественным знание и навязывая его силой авторитета, вмешивается в то, что Творцом «не напрасно и не случайно» и что «Бог хочет от человека, должно быть глубоко внутренним делом: познанием Бога, ибо с этим, чтобы тот что то делал» (Там же, с. 25). Согласимся, что такое знание само собой разумеется, связано решение самых кардинальных про необходимо для решения кардинальных вопросов человеческого су- блем человеческого существования. Например, рассуждает Декарт, ществования. Но, чтобы прийти к такому знанию, человек, по Локку, человек «в этот мир приходит невежественным, и, поскольку ран должен стать «чистой восковой дощечкой, свободной от каких либо ние его познания основываются лишь на неразвитом чувственном письмен», т.е. чистым гносеологическим субъектом. Это нужно, чтобы восприятии и на авторитете его наставников, почти невозможно, человек освободился от власти довлеющей над ним традиции. Тра- чтобы воображение его не оказалось в плену бесчисленных ложных диций слишком много. В них закон, предписанный человеку Богом, мыслей до того, как его разум примет на себя руководящую роль»15.

трактуется по разному. В ситуации ожесточенных конфессиональных Потому то Декарт и решает «пролить свет на истинные богатства и политических споров, доходящих до кровопролития, человеку со- наших душ и указать каждому человеку средства для отыскания в вершенно необходим незамутненный источник знания, полагаясь на самом себе, без заимствований у других, всего того знания, какое который он сможет решить сам, где правда, а где — ложь. Очень важно, необходимо ему для правильного жизненного поведения и для чтобы этот источник был чистым, незамутненным, т.е. свободным от последующего достижения — с помощью самостоятельных заня авторитетов и традиций, и принадлежал целиком индивиду, потому тий — всех тех самых интересных знаний, какими может располагать что ему надлежит перед своей совестью и перед Богом держать ответ человеческий разум» (Там же).

за соблюдение этого закона.

вание исключительно надежным и очевидным для субъекта знанием.

согласуется и что не согласуется с разумной человеческой приро ли: освобождение от наследия традиции и аскетическое довольство проявлением божественной воли, который указывает человеку, что Локк доказывает, что существует такой закон природы, являющийся решению таких проблем. На этом пути кардинальное значение име каких либо норм своей жизни?» (Там же). Отвечая на этот вопрос, смыслом человеческого существования, но поисками нового пути к неужели он явился в мир совершенно бессмысленно, без закона, без гический субъект обусловлено не уходом от проблем, связанных со «Неужели же только человек — вне закона, совершенно независим, Учтя это, мы поймем, что превращение субъекта в гносеоло во вселенной свой закон. Поэтому естественно возникает вопрос: применима данная формулировка Вебера.

теологией и чаяние религиозного обновления, поэтому к ним тоже шел к убеждению в существовании Бога»17. Бог предписал всему добродетелью или пороком, не найдется ни одного, кто бы не при- полное господство, существовало недовольство средневековой жизнь и верит в существование того, что заслуживает называться только то, что даже в странах, в которых католицизм сохранил свое что «среди тех, кто признает необходимость как то осознать нашу относительно мира»16. К этой емкой формулировке можно добавить посмотрим, например, на рассуждения Дж.Локка. Локк отмечает, физически осязаемы, были надежды напасть на след его намерений ской, но и для эмпиристской традиции. Чтобы убедиться в этом, наши мысли. Но в точных естественных науках, где творения Бога его отношении к Богу характерна не только для рационалистиче- того времени... Бог сокрыт, его пути — не наши пути, его мысли — не знания с коренными проблемами человеческого существования в средневековье, — в этом была убеждена вся пиетистская теология Надо отметить, что такая связь проблем достоверного основания что Бога невозможно найти на том пути, на котором его искало мире нет Бога, а одна лишь природная необходимость. больше не находили у философов с их понятиями и дедукциями;

структуры мира привносятся в него познающим субъектом. И в этом тизма и пуританства, считали открытие пути к Богу. В то время его риального мира, ибо пространственно временная и законосообразная деятельности, находившейся под косвенным влиянием протестан указывает, что человек в каком то смысле сам является творцом мате- анатомируя вошь», то вы увидите, что собственной задачей научной ром размышляли, пытаясь понять его природу, Декарт и Лейбниц, мердама: «Я докажу вам существование божественного провидения, самой природе человеческого разума, т.е. именно то знание, о кото- точного естествознания: «Если вы вспомните высказывание Свам Он показывает, что всеобщее и необходимое знание, коренящееся в так писал о том, чего ожидали от науки в эпоху возникновения Эта ситуация весьма симптоматичным образом меняется у Канта. людей XVI—XVII вв., обратившихся к изучению природы. М.Вебер человек уже не может решать кардинальные вопросы своего бытия. читать новый путь к спасению. Такого рода надежды воодушевляли чения для классической гносеологии, ибо, приобретая такое знание, благодаря этому в Книге Природы в конечном счете можно будет вы вести к практическому успеху. Но это не имело существенного зна- внимательным глазам свою Книгу, в которой записана Истина, и последующая история науки, такое знание может быть полезным, пристрастий. Невозмутимая и беспристрастная, Природа открывает цели. У него другой источник — чисто человеческий. Как показала дискредитировали себя как предвзятые мнения и арена борьбы даже высоковероятное, принципиально не может служить такой когда теология и традиционная философия в значительной мере своего рода причащение божественному. Знание вероятное, пусть кровения. Книга Природы открывала новый путь к Богу в то время, рационалистической гносеологии познание рассматривается как Богом, и более подлинное, нежели записанные людьми книги От идет от Бога и потому может привести к нему. В классической верили, что Книга Природы — это тоже Откровение, данное самим дежное основание знания заложена идея, что только такое знание Возрождения и раннего Нового времени с познанием природы. Они В требовании опираться только на абсолютно достоверное и на- нужно вспомнить, какие ожидания связывали интеллектуалы эпоху вероятного» знания является не количественной, а качественной. ология превратилась в центральную философскую дисциплину, ванием абсолютно достоверного знания или требованием «высоко- превратила субъекта в гносеологический субъект и почему гносе Необходимо особенно подчеркнуть, что разница между требо- Чтобы понять, почему классическая философская традиция 149 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 152 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер Вопросы, обсуждаемые современной философией науки, каса- ценность данного эксперимента, — говорит Дюэм, — нам нужно очень старательно познакомиться с теориями, которые принимает ющиеся, например, характера конвенций, определяющих эмпири физик и которыми он пользуется для истолкования констатирован ческий базис или теоретические языки, сложных взаимодействий и ных им фактов. Не зная этих теорий, мы не можем понять смысла, переплетений интересов, вовлекаемых в признании той или иной который он вкладывает в собственные свои заявления» (Там же, гипотезы и теории, роли вненаучных ценностей и ориентиров, со с. 190). Один и тот же экспериментальный результат признают в циальных факторов и т.п., — такого рода вопросы также не могут качестве некоего определенного факта только те физики, которые рассматриваться как обогащение классической гносеологии. Они признают одни и те же физические теории. Поэтому, подчеркивает предполагают полную «деконструкцию» последней, чем и занима Дюэм, физические эксперименты, в отличие от обычного чувствен лась философия науки, начиная со второго позитивизма, и особенно ного опыта, можно критиковать и пересматривать.

активно постпозитивизм.

Полемика по поводу «протокольных предложений» между веду Эти процессы, происходящие в философии, являются отраже щими членами Венского кружка привела в конце концов Карнапа и нием сложных процессов, происходящих в науке и в обществе. На Нейрата к признанию неустранимого конвенционального элемента учные теории получают признание в научном сообществе, несмотря этих предложений13. Признание конвенциональности эмпирического на сомнения в их истинности, потому что оказываются во многих базиса науки стало впоследствии одним из принципиальных тезисов отношениях удобными.

постпозитивисткой философии науки. А данный тезис уже пред Соответственно главная функция науки видится в том, чтобы полагает признание социального характера научной деятельности.

служить руководством для технологических, экономических, поли Одновременно он означает окончательный разрыв с традиционной тических и пр. решений, ориентиром для социальных действий, но не эмпиристской моделью познания, которая рассматривала познаю для решения кардинальных проблем человеческого существования и щего субъекта как индивида, а деятельность познания — как работу не для восстановления связи индивида с Абсолютом. Можно было бы его индивидуальных познавательных способностей. Эмпирический сказать, что современное общество, как оно конституировалось после базис науки — это не то, что непосредственным и достоверным об эпохи Просвещения, замыкается на себя. Не жаждет обретения связи разом дано в индивидуальном чувственном опыте индивида, но то, с Трансцендентным. Соответственно переопределяется роль и назна что признается компетентным сообществом на основании учета чение науки. Наука становится социальным институтом в ряду прочих ряда факторов, в число которых входят и признаваемые теории, и институтов. Она имеет определенную социальную функцию и более или технические возможности реализации эксперимента, и признанный менее успешно выполняет ее. Но, по сравнению с парадигмой клас статус определенных экспериментаторов и лабораторий.

сической гносеологии, ее роль оказывается гораздо менее значимой.

Что касается математического аппарата научных теорий, то со В философии науки эти процессы проявляются в том, что сни второй половины XIX в. распространяется признание того, что он мается проблема обоснования знания, встает вопрос о функциониро тоже конвенционален, а не обусловлен рациональной интуицией вании науки как социального института, восстанавливается в своих субъекта и не вытекает из врожденных ему истин.

правах значение познавательных традиций и появляется проблема Таким образом, мы видим, что у Гуссерля в «Начале геометрии», и «кризиса западноевропейской науки». Этот кризис, как объясняет во втором и третьем позитивизме, а затем в постпозитивизме, имеются Гуссерль, возник, несмотря на то, что успехи науки впечатляющи, а ее рассуждения, которые являются симптомом признания социального строгость не ставится под сомнение, потому, что наука теряет то зна- характера научной деятельности. Рассматривая проблемы познания, чение, которое она имела для человеческого бытия. Размышляя над необходимо отказаться от модели субъекта познания как индивидуаль причинами и истоками этого кризиса, Гуссерль пытается заново ос- ного сознания. Надо учитывать, что это есть деятельность сообщества, мыслить научные свершения Галилея и прояснить возникновение духа и процессы коммуникации в этом сообществе играют определяющую Нового времени. По этому же пути следует и большинство авторов, роль в признании некоторого содержания как научного знания и со рассуждающих о природе современной науки. Кажется очевидным, хранении его в соответствующей научной традиции.

вание исключительно надежным и очевидным для субъекта знанием.

согласуется и что не согласуется с разумной человеческой приро ли: освобождение от наследия традиции и аскетическое довольство проявлением божественной воли, который указывает человеку, что Локк доказывает, что существует такой закон природы, являющийся решению таких проблем. На этом пути кардинальное значение име каких либо норм своей жизни?» (Там же). Отвечая на этот вопрос, смыслом человеческого существования, но поисками нового пути к неужели он явился в мир совершенно бессмысленно, без закона, без гический субъект обусловлено не уходом от проблем, связанных со «Неужели же только человек — вне закона, совершенно независим, Учтя это, мы поймем, что превращение субъекта в гносеоло во вселенной свой закон. Поэтому естественно возникает вопрос: применима данная формулировка Вебера.

теологией и чаяние религиозного обновления, поэтому к ним тоже шел к убеждению в существовании Бога»17. Бог предписал всему добродетелью или пороком, не найдется ни одного, кто бы не при- полное господство, существовало недовольство средневековой жизнь и верит в существование того, что заслуживает называться только то, что даже в странах, в которых католицизм сохранил свое что «среди тех, кто признает необходимость как то осознать нашу относительно мира»16. К этой емкой формулировке можно добавить посмотрим, например, на рассуждения Дж.Локка. Локк отмечает, физически осязаемы, были надежды напасть на след его намерений ской, но и для эмпиристской традиции. Чтобы убедиться в этом, наши мысли. Но в точных естественных науках, где творения Бога его отношении к Богу характерна не только для рационалистиче- того времени... Бог сокрыт, его пути — не наши пути, его мысли — не знания с коренными проблемами человеческого существования в средневековье, — в этом была убеждена вся пиетистская теология Надо отметить, что такая связь проблем достоверного основания что Бога невозможно найти на том пути, на котором его искало мире нет Бога, а одна лишь природная необходимость. больше не находили у философов с их понятиями и дедукциями;

структуры мира привносятся в него познающим субъектом. И в этом тизма и пуританства, считали открытие пути к Богу. В то время его риального мира, ибо пространственно временная и законосообразная деятельности, находившейся под косвенным влиянием протестан указывает, что человек в каком то смысле сам является творцом мате- анатомируя вошь», то вы увидите, что собственной задачей научной ром размышляли, пытаясь понять его природу, Декарт и Лейбниц, мердама: «Я докажу вам существование божественного провидения, самой природе человеческого разума, т.е. именно то знание, о кото- точного естествознания: «Если вы вспомните высказывание Свам Он показывает, что всеобщее и необходимое знание, коренящееся в так писал о том, чего ожидали от науки в эпоху возникновения Эта ситуация весьма симптоматичным образом меняется у Канта. людей XVI—XVII вв., обратившихся к изучению природы. М.Вебер человек уже не может решать кардинальные вопросы своего бытия. читать новый путь к спасению. Такого рода надежды воодушевляли чения для классической гносеологии, ибо, приобретая такое знание, благодаря этому в Книге Природы в конечном счете можно будет вы вести к практическому успеху. Но это не имело существенного зна- внимательным глазам свою Книгу, в которой записана Истина, и последующая история науки, такое знание может быть полезным, пристрастий. Невозмутимая и беспристрастная, Природа открывает цели. У него другой источник — чисто человеческий. Как показала дискредитировали себя как предвзятые мнения и арена борьбы даже высоковероятное, принципиально не может служить такой когда теология и традиционная философия в значительной мере своего рода причащение божественному. Знание вероятное, пусть кровения. Книга Природы открывала новый путь к Богу в то время, рационалистической гносеологии познание рассматривается как Богом, и более подлинное, нежели записанные людьми книги От идет от Бога и потому может привести к нему. В классической верили, что Книга Природы — это тоже Откровение, данное самим дежное основание знания заложена идея, что только такое знание Возрождения и раннего Нового времени с познанием природы. Они В требовании опираться только на абсолютно достоверное и на- нужно вспомнить, какие ожидания связывали интеллектуалы эпоху вероятного» знания является не количественной, а качественной. ология превратилась в центральную философскую дисциплину, ванием абсолютно достоверного знания или требованием «высоко- превратила субъекта в гносеологический субъект и почему гносе Необходимо особенно подчеркнуть, что разница между требо- Чтобы понять, почему классическая философская традиция 149 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 152 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер Вопросы, обсуждаемые современной философией науки, каса- ценность данного эксперимента, — говорит Дюэм, — нам нужно очень старательно познакомиться с теориями, которые принимает ющиеся, например, характера конвенций, определяющих эмпири физик и которыми он пользуется для истолкования констатирован ческий базис или теоретические языки, сложных взаимодействий и ных им фактов. Не зная этих теорий, мы не можем понять смысла, переплетений интересов, вовлекаемых в признании той или иной который он вкладывает в собственные свои заявления» (Там же, гипотезы и теории, роли вненаучных ценностей и ориентиров, со с. 190). Один и тот же экспериментальный результат признают в циальных факторов и т.п., — такого рода вопросы также не могут качестве некоего определенного факта только те физики, которые рассматриваться как обогащение классической гносеологии. Они признают одни и те же физические теории. Поэтому, подчеркивает предполагают полную «деконструкцию» последней, чем и занима Дюэм, физические эксперименты, в отличие от обычного чувствен лась философия науки, начиная со второго позитивизма, и особенно ного опыта, можно критиковать и пересматривать.

активно постпозитивизм.

Полемика по поводу «протокольных предложений» между веду Эти процессы, происходящие в философии, являются отраже щими членами Венского кружка привела в конце концов Карнапа и нием сложных процессов, происходящих в науке и в обществе. На Нейрата к признанию неустранимого конвенционального элемента учные теории получают признание в научном сообществе, несмотря этих предложений13. Признание конвенциональности эмпирического на сомнения в их истинности, потому что оказываются во многих базиса науки стало впоследствии одним из принципиальных тезисов отношениях удобными.

постпозитивисткой философии науки. А данный тезис уже пред Соответственно главная функция науки видится в том, чтобы полагает признание социального характера научной деятельности.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.