авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 ||

«Российская Академия Наук Институт философии ФИЛОСОФИЯ НАУКИ Выпуск 5 Философия науки в поисках новых путей ...»

-- [ Страница 26 ] --

релятивизму позиции Куна, почему же Имре упрямо смешивал по- Надо ли говорить, какую горечь я пережил из за того, что безвре менный уход Имре лишил меня возможности обсудить все эти вопросы зиции Полани и мою с позицией Куна, и утверждал, что мы не можем с ним лично, как это бывало не раз в прошлом? Мне, уважительному и реально уйти от историцизма, как бы ни пытались? По сравнению доброжелательному его оппоненту, будет недоставать в почти равной с этим вопросом обвинения в «элитаризме» и прочие выглядят вто мере серьезности его ума и удовольствия от его критики! И я надеюсь, ричной риторикой. что он не нашел бы представленную здесь «рациональную реконструк Всякий, кто принимает сильную историцистскую позицию, впол- цию» истории его философии науки слишком грубой «карикатурой» на не естественно примет и сильный вариант другой позиции. С этой то, что он действительно делал или на то, как он рационально оправ точки зрения, например, отдельные ученые и институты, чьи мнения дывал сделанное.

являются авторитетными, во время господства какой либо «парадиг Впервые опубликовано: Toulmin St. History, praxis and the «3 d world» (ambiquities мы» пользуются соответственно абсолютным авторитетом при ре in Lakatos’ theory of methodology) // Essays in memory of Imre Lakatos (Boston studies шении научных проблем;

и такой вывод действительно можно крити in the philosophy of science, vol. XXXIX). Dordrecht Boston, 1976. P. 655 675.

ковать как «элитаристский» «авторитаристский», etc., etc. (То же самое Перевод В.Н.Поруса относится и к «психологизму» и «социологизму»: читатель может лег ко перенести те же рассуждения на эти термины.) Альтернатива, более слабая форма «историцизма», наоборот, не предполагает никакой подобной передачи власти какому бы то ни было конкретному учено стоинств своих взглядов. Во время своего господства любая на ний для сопоставления рациональных и интеллектуальных до работающие в различных парадигмах, не имеют общих основа вестно, что Кун вначале утверждал, что естествоиспытатели, дить по некоторым характеристикам ранней позиции Куна. Из кованную в «Человеческом понимании».

О том, что такое сильная форма историцизма, можно су уверенность на той стадии, когда я сам разрабатывал концепцию, позднее опубли в сферу рациональной критики наравне с другими терминами.

По иронии судьбы, чтение «Доказательств и опровержений» помогло мне обрести счете допустить «исследовательские процедуры и их плодотворность»

идеал не является объяснительным.

с «высказываниями и их вероятностями» и к его отказу в конечном Но этот колледж узко эскапируется от того, чтобы быть «научным», поскольку его к исходному моменту, а именно, к математическим занятиям Имре пример «компактной дисциплины» — Королевский Колледж проституции (p. 405).

решил? Все, что было сказано до сих пор, опять таки возвращает нас я сделал для «самых древних профессий»: «Тулминовский первый впечатляющий менно быть направлен и против Полани и Тулмина. Почему он так сий, свидетельствует, что он даже поставил в заголовок прошлую аллюзию, которую ложил, что любой значимый аргумент против Куна мог бы одновре Насколько мало он понял рациональное значение отделения дисциплин от профес- Просмотрев или проигнорировав это различие, Имре предпо аксиоматической системе, становится понятной.

столь же «историцистской», сколько позиция Полани или моя. в которой все наше естественное знание было бы выражено в единой, конечной позиция, которую в конце концов занял Имре Лакатос, является Взяв это за исходный пункт, например, интеллектуальная мечта о «единой науке», (2) кроме того, в единственно уместном смысле этого термина Там же. С. 145. пытались утверждать;

Лакатос И. Доказательства и опровержения. М., 1967. С. 7. лее уязвимом смысле, чем все, что Майкл Полани или я когда либо витие науки. Из Бостонских исследований по философии науки. М., 1978. С. 203.

революций» Куна, является «историцистской» в более сильном и бо- Лакатос И. История науки и ее рациональные реконструкции // Структура и раз- (1) позиция, защищаемая в первом издании «Структуры научных Copernican Achievement. L., 1975, etc.

Lakatos I., Zahar E. Why did Copernicus’s Program supersede Ptolemy’s? // The Если провести такие различия, оказывается, что: соответствующем сдвиге к позиции «Поппер».

личные следствия для рационального анализа научной методологии.

настаивать на конечном сдвиге к позиции «Лакатос3», как Поппер настаивал на различных «историцистских» позиции, имеющих совершенно раз «Тулмин2». Однако, как мы увидим вскоре, сам Имре, вероятно, имел основание себя самого, мы находим в его рассуждениях по крайней мере две позиция, к которой он перешел («Лакатос3»), возможно, была бы той самой, что Тулмина и от которого он мог бы столь же безоговорочно отделить какую он сам занимал в срединный период своего творчества («Лакатос2»), новая к которому безоговорочно следовало бы отнести Куна, Полани и как сам Имре приписал Карлу Попперу позицию («Поппер3», идентичную с той, гизме» и пр.) Вместо единого и четкого определения «историцизма», клад о Копернике в Лос Анжелесе, я поддразнивал его, утверждая, что точно так, чтобы отвести другие его обвинения в «психологизме», «социоло которую занимал Имре в последние годы к моей собственной. Комментируя до проблемам. (Аналогичные рассуждения могли бы быть приведены, подчеркнуть любой шаг, который бы свидетельствовал о приближении той позиции, использует термин «историцизм», как раз и приводит к серьезным Именно начало, поскольку я естественно склонялся к тому, чтобы явным образом кажу в дальнейшем, двусмысленность, заключенная в том, как Имре М., 1994.

принимает нас за некую порочную форму историцизма. Как я по Лакатос И. Фальсификация и методология научно исследовательских программ. историю и практику науки. Эта вторая догадка состоит в том, что он обозначены примечания переводчика.) относится к философам, которые «слишком серьезно» смотрят на Лакатос И. Доказательства и опровержения. М., 1967. (Здесь и далее звездочками У меня есть еще одна догадка, почему Лакатос так враждебно Примечания 4. ДВЕ ФОРМЫ ИСТОРИЦИЗМА История, практика и «третий мир» (трудности методологии Лакатоса) 273 Ст.Тулмин 276 История, практика и «третий мир» (трудности методологии Лакатоса) Ст.Тулмин ли они в рациональном или же в иррациональном «растяжении по- ти» были бы однозначно сняты любые возможные обвинения в историцизме или релятивизме. В этом отношении идеи Поппера о нятий». Такие математические «революции» вызываются причинами, «третьем мире» и «критерии демаркации», служащие для различения соответствующими их типу. И главный вопрос, рассматриваемый в соответствующих фрагментах «Человеческого понимания», касается хорошей и плохой науки, видимо, обеспечивают более безопасную именно «поворотных моментов» в научном изменении. Другими сло- оборонительную линию.

вами, это вопрос о том, какие причины оказываются достаточными, С течением времени Имре преодолел свои опасения и рискнул когда изменения интеллектуальной стратегии ведут к изменениям вернуться на прежний путь. Мы видим, что «Лакатос3» отрицает критериев научного критицизма. Тот же вопрос можно сформу- априорный «критерий демаркации» Поппера как слишком жесткий, лировать относительно последовательных изменений «понятия о и возвращает методологии естественных наук нечто вроде истори научной истине, стандартов научного доказательства и образцов ческой релятивности (в отличие от релятивизма), которой он ранее научного роста». отдавал дань в математической методологии. На этой финальной стадии, например, он полагал, что тезис Полани о значимости «case В промежуточный период своего творчества («Лакатос2») — Имре склонялся к тому, чтобы применить к естествознанию всю полно- law» в исследовании научного суждения «содержит в себе немало ту историцистского анализа, уже примененного им к математике. истины». И несмотря на все его дополнительные толкования и за Почему? Почему он колебался перенести выводы «Доказательств и мечания о необходимости сочетать «мудрость научного жюри и его опровержений» на естествознание во всей полноте и таким образом case law» с аналитической ясностью философского представления о соответствующий историцистский анализ изменяющихся критериев «statute law», он пришел к недвусмысленному отрицанию концепций рациональной критики в науке?10. Я не могу найти вразумительного «тех философов науки, кто принимает за бесспорное то, что общие ответа на этот вопрос в ранних работах Имре по философии науки, научные стандарты являются неизменяемыми и разум способен и потому мне приходится вернуться к умозрительной гипотезе. Она познать их a priori».

состоит в следующем: первоначальное восприятие и интеллекту- По крайней мере в этом отношении «критерий научного суж альное воздействие «Структуры научных революций», а именно, по дения» Имре был вполне открыт историческим изменениям и существу «иррационалистический» вариант историцизма, выражен- пересмотру в свете философской критики и научного опыта, как ный в первом издании этой книги — вот что заставило Имре сделать Майкл Полани или я того требуем. То ли профессиональный союз крутой разворот. По моим наблюдениям, в течение ряда лет Имре был с Эли Захаром в конечном счете повлиял на Лакатоса и помог ему вполне амбивалентен относительно «Доказательств и опровержений» возвратиться к этой позиции, то ли он пришел к этому своим пу и даже был близок к тому, чтобы отречься от них. Те из нас, кто вос- тем — это уже другой вопрос. В любом случае, как я уже говорил хищался этой работой и советовал Имре перепечатать первоначаль- на UCLA симпозиуме, мне было приятно приветствовать Имре, ную серию статей как отдельную монографию, были обескуражены который вернулся к реальным проблемам.

его нежеланием сделать это. И если мы сопоставим концепцию Что я разумею под этим? Позвольте мне вкратце пояснить этот Лакатоса с первоначальным вариантом теории Куна, и заметим их момент. Как только Имре прочно стал на позицию «Лакатос3» и до чрезвычайное сходство, мы сможем увидеть в ретроспективе, чем пустил «case law» и историческую релятивность в критерий научного он был так озабочен. Что если его собственные идеи относительно суждения — все его толкования и разъяснения не могли уже без конца влияния «математической революции» на критические понятия ис- отодвигать решение некоторых фундаментальных проблем, которые тины, доказательства и значимости были бы прочитаны как то, что возникают перед кем бы то ни было, кто принимает такого рода исто имеет те же иррационалистические последствия, что и концепция рическую релятивность. Например, что делать с проблемой «в конеч Куна о «научных революциях»? Учитывая этот риск, легко понять, ном счете»? Что если наши нынешние научные суждения и даже наши почему он, вероятно, почувствовал необходимость занять более нынешние критерии оценки этих суждений будут пересмотрены и устойчивую позицию, в которой с его теории «научной рациональнос изменены спустя какое то время по причинам, вытекающим из буду 119842, Москва, Волхонка, Отпечатано в ЦОП Института философии РАН Компьютерная верстка: Ю.А.Аношина Компьютерный набор: Т.В.Прохорова Оригинал макет изготовлен в Институте философии РАН Усл. печ. л. 17,63. Уч. изд. л. 15,53. Тираж 500 экз. Заказ № 034.

Формат 60х84 1/16. Печать офсетная. Гарнитура Таймс.

Подписано в печать с оригинал макета 27.07.99.

Лицензия ЛР № 020831 от 12.10.98 г.

Корректоры: Ю.А.Аношина, Т.М.Романова Технический редактор: Н.Б.Ларионова Художник: В.К.Кузнецов В авторской редакции Института философии РАН Утверждено к печати Ученым советом Философия науки в поисках новых путей Выпуск Философия науки Научное издание Содержание И.Т.Касавин, В.Н.Порус О некоторых итогах и перспективах анализа науки............................. РАЗДЕЛ I.

ФИЛОСОФИЯ НАУКИ ПЕРЕД ВЫБОРОМ НОВЫХ ПУТЕЙ............ Е.А.Мамчур Релятивизм в трактовке научного знания и критерии научной рациональности................................................. И.Т.Касавин Предтечи научной революции............................................................ А.И.Липкин От эмпиризма к рационализму (на материале становления электродинамики).................................. В.Г.Буданов От диаграмм Фейнмана к грамматикам Хомского:

о единстве событийного языка в науке и культуре........................... З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции:

к смене парадигм в теории познания................................................ А.А.Печенкин Три классификации интерпретаций квантовой механики.......................................................................... РАЗДЕЛ II.

РАЦИОНАЛЬНОСТЬ И ЦЕННОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ. Е.Л.Черткова Научный разум и гуманистические ценности.................................. Л.А.Микешина Значение идей Бахтина для современной эпистемологии.............. РАЗДЕЛ III.

ПАМЯТИ СТ.ТУЛМИНА....................................................................... В.Н.Порус Цена «гибкой» рациональности (о философии науки Ст. Тулмина).................................................... Ст.Тулмин Выдерживает ли критику различение нормальной и революционной науки?.................................................................. Ст.Тулмин История, практика и «третий мир»

(трудности методологии Лакатоса)................................................... подобной передачи власти какому бы то ни было конкретному учено слабая форма «историцизма», наоборот, не предполагает никакой 119842, Москва, Волхонка, ко перенести те же рассуждения на эти термины.) Альтернатива, более Отпечатано в ЦОП Института философии РАН относится и к «психологизму» и «социологизму»: читатель может лег Компьютерная верстка: Ю.А.Аношина ковать как «элитаристский» «авторитаристский», etc., etc. (То же самое Компьютерный набор: Т.В.Прохорова шении научных проблем;

и такой вывод действительно можно крити Оригинал макет изготовлен в Институте философии РАН мы» пользуются соответственно абсолютным авторитетом при ре Усл. печ. л. 17,63. Уч. изд. л. 15,53. Тираж 500 экз. Заказ № 034. являются авторитетными, во время господства какой либо «парадиг Формат 60х84 1/16. Печать офсетная. Гарнитура Таймс. точки зрения, например, отдельные ученые и институты, чьи мнения Подписано в печать с оригинал макета 27.07.99. не естественно примет и сильный вариант другой позиции. С этой Всякий, кто принимает сильную историцистскую позицию, впол Лицензия ЛР № 020831 от 12.10.98 г.

ричной риторикой.

с этим вопросом обвинения в «элитаризме» и прочие выглядят вто реально уйти от историцизма, как бы ни пытались? По сравнению зиции Полани и мою с позицией Куна, и утверждал, что мы не можем релятивизму позиции Куна, почему же Имре упрямо смешивал по иначе. Хорошо зная, что я разделяю его оппозицию историческому Таким образом, центральный вопрос этой статьи мог бы звучать лись с отрицания именно этой формы «исторического релятивизма».

известно) мои рассуждения о концептуальном изменении начина ливо называл порочным историцизмом;

хотя (как ему было хорошо сом» называется только шествие реальной истории — Имре справед Именно это последнее утверждение — что «научным прогрес «прогрессом» называет только шествие реальной истории».

Корректоры: Ю.А.Аношина, Т.М.Романова либо она признает, что научный прогресс все же имеет место, но Технический редактор: Н.Б.Ларионова отвергает научный прогресс и признает только научное изменение;

Художник: В.К.Кузнецов релятивизм. Но его теория может быть понята так, что либо она В авторской редакции настоящим ученым и университетским лектором, он лично презирал тивному научному прогрессу. Я не сомневаюсь в том, что, будучи Института философии РАН «Кун, по видимому, имел двойственное отношение к объек Утверждено к печати Ученым советом дании его книги. Как отмечает сам Лакатос.

Философия науки в поисках новых путей занимал именно эту позицию, которая была выражена в первом из Выпуск ни убедительности.


Конечно, это еще вопрос, действительно ли Кун Философия науки этих рамок, напротив, такие каноны не имеют ни особого значения, няются работающие в ее рамках ученые. Для тех же, кто работает вне каноны рационального суждения и критики, власти которых подчи учная «парадигма» полагает соответствующие, хотя и временные, Научное издание История, практика и «третий мир» (трудности методологии Лакатоса) 278 История, практика и «третий мир» (трудности методологии Лакатоса) Ст.Тулмин щих интеллектуальных стратегий, которые сегодня мы не можем му, группе ученых или научной эпохе. За этим стоит только то, что в естественных, как и в других науках критерии рационального суж предвидеть? Я оставлю в стороне легкую иронию Имре по поводу дения сами подвержены пересмотру и историческому развитию;

что моего «гегельянства» и его ссылку на хорошо известное замечание сравнение этих наук с точки зрения их рациональности на различных Мэйнарда Кейнса о том, что «в конечном счете мы все умрем».

стадиях эволюции имело бы смысл и ценность только в том случае, Хотя Имре отказывался признать проблему «в конечном счете» как если берется во внимание эта история критериев рациональности.

законную в его рецензии на «Человеческое понимание», аргумент, Учитывая сказанное, единственный вид «историцизма», кото которым он при этом пользовался, сам заводил его в ловушку. Ибо рый может быть обнаружен в моей книге «Человеческое понимание», ведь и его можно спросить:

это тот же самый, который был так великолепно представлен самим «Как мы должны отнестись к возможным противоречиям, возни Имре в его глубоком прозрении о математике в «Доказательствах кающим в рамках рациональной критики, между наиболее тщательно и опровержениях», а именно в понимании того, что «поворотный разработанными научными идеями и критериями, отражающими пункт в истории математики» состоит главным образом в «революции высший уровень научных оценок на нынешней стадии в науке, и в математическом критицизме», благодаря которому изменилось ретроспективно рассмотренными идеями ученых прошедших веков, само «понятие о математической истине», а также «стандарты ма чьи суждения сопоставляются с практическим опытом и новыми тематического доказательства», «характер математического роста».

теоретическими взглядами последующих лет?»

В этом смысле «Лакатос1» сам стоит на «историцистской» позиции в В частности: если мы встречаемся с необходимостью стра философии математики: по отношению к методологии математики тегической переоценки нашей методологии, то как мы можем идеи, выдвинутые в «Доказательствах и опровержениях», о математи рационально оправдать те ставки, которые мы делали ранее, или ческом критицизме, истине, доказательстве, концептуальном росте, предвидеть оценочные суждения будущих ученых о сравнительной говорят об историческом развитии математики столько же, сколько плодотворности стратегических альтернатив (то есть альтернативных мои суждения о научном критицизме etc. говорят об историческом научно исследовательских программ), с которыми мы сталкиваемся развитии естественных наук.

сегодня? Имре мог бы ответить, что этот вопрос неверно поставлен;

Как это ни странно, историцизм «Доказательств и опровер однако он возникает для «Лакатоса3» точно так же, как он возникает жений» даже более сильный, чем мой. Заключительные страницы в моем «Человеческом понимании». рассуждений Имре могут быть вполне прочитаны как то, что харак Еще один последний вопрос: как мог Имре Лакатос не заметить теризует математические «революции» в терминах весьма близких это следствие его поздних идей о научной методологии? Здесь, я по- Куну. Если не читать между строк то, что написано Лакатосом, и лагаю, мы должны вернуться к моей первоначальной гипотезе: иначе выводить все выводы, которые следуют из его текстов, можно было говоря, к тому, что Лакатос, подобно Карлу Попперу, допускал только бы попытаться приписать его философии математики в точности все ограниченную популяцию в свой «третий мир». Всякий, кто рассма- те ереси, которые сам он находил в философии науки Куна. (Разве тривает этот «третий мир» как то, в чем присутствуют высказывания не он сказал, что математики приняли революцию в математическом и их формальные взаимосвязи и только, может думать о нем как о критицизме, и их принятие было поворотным пунктом в истории чем то вневременном, как о том, что не подвержено историческому математики? Разве это не убеждает в том, что их «принятие» — это изменению и эмпирическому движению. С этой вневременной точ- все, что требовалось? И что может добавить к этому элитарист и ки зрения, философский критицизм и есть логический критицизм, авторитарист?) Но такого рода обвинения были бы несправедливы.

имеющий дело с «доказуемостью, подтверждаемостью, вероятностью Более тщательное прочтение текстов Имре делает ясным, что даже и/или фальсифицируемостью» высказываний и с «валидностью» «революции в математическом критицизме» оставляют открытой выводов, связывающих их. Но если только процедуры и другие возможность рациональной оценки в зависимости от того, состоят

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.