авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 26 |

«Российская Академия Наук Институт философии ФИЛОСОФИЯ НАУКИ Выпуск 5 Философия науки в поисках новых путей ...»

-- [ Страница 9 ] --

«геометрия» в переводе с греческого означает «измерение земли», конструируемого в своей внутренней непротиворечивости»8. Так что мом деле, эмпирическая история геометрии сообщит нам, что слово жений как составные части дефиниции «многообразия», формально тоже вытекает из континуалистского образа истории геометрии. В са- мин, которым в учении о многообразии обозначают... формы предло идеальных норм, смешивается с «неподлинными аксиомами» — тер возникла, но то, как она «должна была» возникнуть. Такая установка логическому мышлению, постигающему безусловную значимость Гуссерля прямое признание, что его интересует не то, как геометрия понимаемая как очевидность, присущая геометрическому или чисто вопросом об этом» (НГ, с. 211 212). Показательно в этом объяснении деляемым, действительная аксиома (в традиционном смысле слова), хотя мы и ничего не знаем о первых ее творцах, да вовсе и не задаемся «пространство» с «евклидовым многообразием», чисто формально опре котором она впервые вступила в историю, — должна была вступить, собирается бороться. Он считает недопустимым, когда «смешивается в живой дальнейшей переработке;

мы спрашиваем о том смысле, в гативным явлением забвения изначального смысла, с которым он и своей тысячелетней традиции, еще существует и для нас и находится Для него подобный формалистический подход оказывается тем не в котором геометрия некогда возникла и с тех пор существовала в Разумеется, Гуссерль знает о гильбертовском подходе к геометрии.

тересовать скорее встречное вопрошание об изначальнейшем смысле, данных объектах.

или поиск определенных теорем, ими открытых, и т.п. Нас будет ин- ектов. И ясно, что это делается с намерением говорить истину о высказавших чистые геометрические теоремы, доказательства, теории, иная. Евклид формулирует сущность данных умопостигаемых объ прос, а значит, не как поиск первых геометров, в самом деле впервые в математических доказательствах. Очевидно, что цель их — совсем метрии... не будет здесь понят как филологически исторический во- формулировки, которые не употребляются и не могут употребляться При этом, как поясняет Гуссерль, «пусть вопрос об истоке гео- существующих считается единым» (Книга 7, определение 1), дает определение 1) или единицы «Единица есть то, через что каждое из геометрия.

определения точки: «Точка есть то, что не имеет частей» (Книга 1, возникновением геометрии как таковой, там и тогда, когда возникла тирами древнегреческой геометрии. Например, Евклид, приводя тяжении всей ее истории и должно было сложиться одновременно с Это совершенно несовместимо с методологическими ориен и определенной, нечто самотождественное, существовало на про и «плоскость» заменить словами «стол», «стул» и «пивная кружка»»7.

все той же самой геометрией, значит, то, что и делало ее единственной можно было бы, ничего не меняя в геометрии, слова «точка», «прямая»

храняла свою единственную и определенную сущность, оставалась вестному анекдоту, Гильберт охотно выражал эту идею, говоря, что историческом развитии не претерпевала разрывов и революций, со комментируя эту позицию Гильберта, упоминают, что «согласно из геометрия (с определенным артиклем единственного числа) в своем привлечения какой бы то ни было другой информации. Н.Бурбаки, в чистом пространстве временности» (НГ, с. 211). В самом деле, если выводы осуществлялись бы исключительно из принятых аксиом, без циплины, занимающиеся формами, математически существующими принимать во внимание, было явно сформулировано в аксиомах, и геометрии, «именем которой мы обозначаем для краткости все дис- геометрической теории важно, чтобы все то, что мы собираемся тием континуалистского видения истории науки, в данном случае — кие утверждения о них истинны, а какие — ложны. Для построения гуссерлевская постановка вопроса. Она является логичным разви- какие идеи связаны у нас с точками, линиями и плоскостями, ка вместе с тем и далее развивающейся геометрии»3. Интересна сама по мнению Гильберта, совершенно произвольны. Дело вовсе не в том, третьей системы мы называем плоскостями...». Но эти названия, чальном смысле «той самой [die], остающейся действительной, но 129 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 132 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер пи и познавательного прогресса, встраивающего в этот горизонт» действий прото геометра говорить об акте «учреждения», априорно (НГ, с. 213). Гуссерль прямо начинает, как с совершенно очевидного, с предопределяющем будущее развитие? Представим себе, что мы ничего не знаем о последующей истории, не знаем, существовала очень сильного утверждения: любое геометрическое развитие, любой ли в ней геометрическая наука, а только прочли описание действий прогресс этой науки изначально вписаны в определенные рамки, в прото геометра? Тогда мы не могли бы говорить о том, было ли тут определенный горизонт. Это и означает, что данный горизонт су что то учреждено или нет. Так где же и когда же состоялся «учреждаю ществует априорно по отношению к реальной истории геометрии.

щий» акт в полном смысле слова? Задумавшись над этим, мы поймем, Откуда проистекает знание о существовании такого горизонта и что предпринимаемое Гуссерлем исследование действительно стоит о том, как именно он определяет будущее развитие геометрии? Пред в очень сложных отношениях с реальной историей. Оно связано с ставляется, что предположения об этом горизонте конституируются историей в том смысле, что предполагает ее. Если бы после действий апостериори, исходя из реально совершившегося исторического раз первого геометра не сложилась определенная традиция, говорить было вития геометрии (на это указывает и Деррида в своем комментарии).

бы не о чем. Однако данное исследование не интересуется конкрет Но действительно ли Гуссерль делает такую тривиальную ошиб- ными перипетиями истории геометрии. Тут нет ничего удивительно ку? Не обстоит ли дело гораздо сложнее? В самом деле: чем опре- го, ибо, как ни пытайся, но изначальный учреждающий акт нельзя деляется то, что некоторая новация признается развитием именно связать с каким то одним определенным событием в истории науки.

геометрии? Например, Декарт и Гильберт делали в своей жизни много Ибо обсуждаемый акт представляет собой, конечно, действие перво разных вещей и написали много разных сочинений, в том числе и по го геометра, но увиденное сквозь призму последующей исторической философским вопросам. Только некоторые из сделанных ими вещей традиции как то, что конституировало именно эту традицию. Такая признаются развитием именно геометрии. Например, координатный постановка вопроса уже выходит за пределы истории. Сам Гуссерль говорит, что он рассматривает априорные условия возможности ре метод Декарта, но не его метафизические рассуждения. Признавая альной истории геометрии.

все это, тем самым мы вынуждены допустить, что развитие геометрии Попробуем задать такой неуклюжий вопрос: что именно является действительно вписано в некоторый горизонт априорных возмож субстратом этой возможности? Например, возможность проехать из ностей: не все что угодно может быть геометрией.

пункта А в пункт В на метро существует потому, что между А и В су В свете этих соображений понятно, каким особым значением ществует ветка метро. Что же из реально и постоянно существующего наполнен акт первого геометра, «учредившего» геометрию: он не является условием существования описываемой Гуссерлем априор только сделал нечто определенное и конкретное, идентифициру ной возможности? Конечно, это наличие геометрической традиции, емое в историко научном описании, (например, доказал такую то людей, занимающихся геометрией и передающих соответствующие теорему), но и открыл априорный горизонт возможности бытия навыки следующим поколениям. Но этого мало. Ибо совокупность геометрии как таковой. людей всегда конечна и ограничена, а горизонт возможности от Но когда и где произошел этот акт учреждения априорного крыт и ничем не ограничен (в том смысле, что ему должны были горизонта возможности? Такой вопрос на первый взгляд покажет- бы принадлежать действия бесконечного множества поколений ся конкретно историческим.

Однако на самом деле он таковым не геометров). Представим себе, что развитие геометрии закончилось является. бы в классической Греции, а с тех пор человечество не удостаивало Исторический факт, который можно привести в ответ на бы геометрию своего внимания. Стал ли бы от этого другим «уч исторический вопрос, состоит в том, что в конкретном месте в реждающий акт», учредивший априорный горизонт возможного развития геометрии? А если ее развитие прекратится после 2000 г., конкретное время конкретный человек сделал то то. Однако дей то учреждающий акт тоже окажется другим? Надо согласиться, что ствия одного определенного человека еще не могут предопреде учреждающий акт, по смыслу гуссерлевского рассуждения, должен лить действия людей, входящих в длинную цепь последующих в этих случаях оказываться иным.

поколений. Разве можно было бы на основании одних только точками...;

вещи второй системы мы называем прямыми..;

вещи екты. При этом утверждается, что: «уже заранее ясно, что новое различные системы вещей: вещи первой системы мы называем ходя из опыта внешнего мира, конституируются идеальные объ Д.Гильберт в своей «Геометрии» пишет: «Мы мыслим три аподиктичность пространственно временных форм, и как, ис точных определений»6. каким образом сознанию прото геометра была дана первичная ми и согласованными с понятиями, введенными ранее посредством ный конституирующий акт, Гуссерль ищет на пути анализа того, ее понятия связаны только необходимостью быть непротиворечивы- Ответ на вопрос о том, как именно происходил изначаль утверждал, что «математика полностью свободна в своем развитии;

наличный originaliter смысл со всем своим содержанием» (НГ, с. 214).

трии у античных геометров и философов и у Пуанкаре. Г.Кантор ключительно в духовном пространстве, так сказать, лежит затем и даже если отвлечься от различий в понимании истинности геоме происходит исключительно внутри субъекта изобретателя, и ис удобной»5. Разница в отношении к аксиомам геометрии очевидна, живание очевидности. «Это намеченное и удавшееся осуществление истинна, чем другая;

та или иная геометрия может быть только более знании прото геометра явилось первичное геометрическое пере что он не имеет смысла. Никакая геометрия не может быть более достижения, из первой творческой активности» (НГ, с. 213). В со к вопросу, является ли евклидова геометрия истинной, то найдем, знании: «очевидно, геометрия должна была возникнуть из первого кой установке звучат слова А.Пуанкаре: «Если теперь мы обратимся дающий акт? По мнению Гуссерля, он мог произойти только в со других аксиом, кроме истинных. Полной противоположностью та Где же, в каком пространстве произошел изначальный учреж наука, и геометрия в частности, не мыслила выводы ни из каких ворачиванием конституированных в нем априорных возможностей.

тивных систем, основанных на произвольных аксиомах. Античная предпосылок, и все последующее развитие геометрии является раз не был открыт априорный горизонт возможности построения дедук Он должен быть, так как его существование вытекает из принятых дедуктивной науки, которое имело место в Древней Греции, вовсе ее как таковую. О нем нет нужды узнавать из реальной истории.

разделяла и греческая геометрия. Поэтому в том конституирован ли сущность история, то должен быть и первый акт, «учреждающий»

выражает представления современной ему науки. Такое понимание Итак, если есть непрерывная, сохраняющая самотождественную тивный метод в науке есть вывод из истинных посылок. Аристотель (НГ, с. 212).

необходимых и истинных посылок. Отсюда ясно, что для него дедук какими они в качестве «учреждающих» необходимо должны быть»

Так, для Аристотеля научное знание — это знание, выводимое из встречный вопрос о погребенных самых первых началах геометрии, открывает дедуктивный метод. Ведь его можно понимать по разному.

геометрией старых форм (таких, как Евклидова геометрия), задается Но все равно остается вопрос, какой именно горизонт возможностей того, что мы знаем, исходя из нашей геометрии или из донесенных ские знания, которыми обладали египетские и вавилонские жрецы.

сущностью геометрии. Поэтому Гуссерль объясняет далее: «Исходя из сообществом. Данное решение отлучает от геометрии геометриче рамках априорных возможностей, определяемых самотождественной решение, принятое с определенных позиций определенным научным изменяется: это означает, что приращение и развитие происходит в методе. Такое определение сущности геометрии представляет собой той же самой сущности. Приращение происходит, но сущность не ственных форм, абстрагированных от зримых тел, а в дедуктивном изменений значений) развитие, т.е. как обогащение, приращение дественность геометрии будем искать не в исследовании простран непрерывное (в смысле — не знающее разрывов и революционных К такому же выводу мы придем и в том случае, если самотож веков не изменялась. Но это изменение рассматривается только как необходимо есть и не могло быть иначе.

такое сильное допущение, что сущность геометрии на протяжении истории, в результате чего то, что есть, начинает выглядеть как то, что вопрос о ее возникновении. При этом мы вовсе не обязаны делать развития суть просто опрокидывание на прошлое событий реальной таковой, сохраняющаяся на протяжении веков, то можно поставить мер опять таки указывает на то, что априорный горизонт возможностей артикля соответствует единая определенная сущность геометрии как котором лежало развитие европейской науки? Этот воображаемый при изменится и представление о горизонте априорных возможностей, в В самом деле, если допустить, что определенности определенного 135 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 134 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер Однако отсюда следует, что этот якобы априорный горизонт воз- будет продуктом, вырастающим из идеализирующей духовной дея тельности, из «чистого» мышления, находящего в описанных общих можностей не является априорным. Он есть результат опрокидывания данностях этого фактического человечества и человеческого окруже на некоторую точку прошлого всей последующей истории.

ния свой материал и производящего из них «идеальные предметности».

Гуссерль в своем рассуждении исходит из наличия самотожде И далее Гуссерль выделяет то, что ему представляется задачей ственной сущности геометрии. В чем она состоит? Не является ли трансцендентальной феноменологической философии по отноше она просто результатом последовательных решений, которые при нию к современной науке, находящейся в состоянии ценностного нимались в конкретных исторических ситуациях, и только задним кризиса: «Проблема теперь заключается в том, чтобы, обращаясь к числом стали выглядеть как необходимые и единственно возможные.

сущностному истории, открыть исторический смысл изначальности, Итак, в чем же состоит самотождественная сущность геометрии?

который мог бы и должен был бы придать всему становлению гео Может быть, она определяется тем, что геометрия есть наука о фор метрии свойственный ему устойчивый истинностный смысл» (НГ, мах в пространстве? Таким, в самом деле, изначально был предмет с. 212). Т.е. речь идет о том, чтобы реактивировать тот первоначаль геометрии, на что указывает и этимология. Но если так, то многие ный смысл и связь с жизненным миром, который присутствовал в современные геометрические представления (например, многомер сознании первого геометра.

ные пространства) не укладываются в такое понимание геометрии.

Вся геометрия, «как систематическое, бесконечно растущее Хотя Гуссерль избегает конкретизации пространственно временных ступенчатое строение идеальностей» должна была бы «удерживать в координат изначального акта, конституировавшего геометрию, живой реактивируемости свою изначальную осмысленность.

..» (НГ, можно все же понять, что он, говоря об истоке геометрии, думает о с. 224). Возможность же передачи и сохранения этого изначального древнегреческой геометрии. Однако последняя не полагала такого смысла лежит в структуре сознания каждого субъекта, более кон горизонта, в котором были бы возможны неевклидовы геометрии кретно, в изначальных структурах его пространственно временного или многомерные пространства. Если она и полагала какой либо го опыта, в способности субъекта сохранять и активизировать перво ризонт возможного развития, то этот горизонт, напротив, исключал начальные переживания, в возможности передавать их благодаря подобное развитие геометрии. Горизонт греческой математики клас способности вчувствования, и наконец, в языке: «Лишь в той мере, сического периода исключал также что то подобное аналитической в какой при идеализации учитывается аподиктически всеобщее со геометрии, начало которой было положено трудами Р. Декарта, ибо держание пространственно временной сферы, инвариантное во всех этот горизонт существенно ограничивал применение арифметиче мыслимых вариациях, может возникнуть идеальное образование, ских методов для решения геометрических проблем. Такая установка которое в любом будущем и для всех грядущих поколений будет по зафиксирована Аристотелем, который, излагая свою теорию силло нятно и в таком виде будет передаваемо традицией и воспроизводимо гизма, которая для него являлась теорией научного вывода, замечает:

в идентичном межсубъектном смысле» (НГ, с. 243).

«Нельзя... вести доказательство, переходя из одного рода в другой, Замысел Гуссерля относительно геометрии является по как, например, нельзя геометрическое доказать при помощи арифме следовательным выражением континуалистского понимания тики»4. С точки зрения античного геометра труд Декарта, в котором истории науки. Гуссерль не подвергает сомнению посылку о том, он излагает свой координатный метод, столь же не относится к геоме что изначальный смысл геометрии не должен был измениться в трии, как, с нашей точки зрения, к ней не относятся метафизические ходе исторического развития геометрии (фактически он, конеч рассуждения Декарта. Представим себе, что к середине будущего но, изменился. Но с этим Гуссерль и собирается бороться, о чем века, под влиянием каких то глубоких мировоззренческих сдвигов, подробнее ниже). Гуссерль говорит, что «геометрия необходимо люди придут к убеждению, что античные геометры были правы, и обладает...соответствующим горизонтом геометрического буду отбросят очень многое в теоретических построениях XVII—XX вв. щего;

такой она выступает для каждого геометра, наделенного как бессмыслицу. Не правда ли, под воздействием такого события сознанием (устойчивым, имплицитным знанием) ее как посту точками...;

вещи второй системы мы называем прямыми..;

вещи екты. При этом утверждается, что: «уже заранее ясно, что новое различные системы вещей: вещи первой системы мы называем ходя из опыта внешнего мира, конституируются идеальные объ Д.Гильберт в своей «Геометрии» пишет: «Мы мыслим три аподиктичность пространственно временных форм, и как, ис точных определений»6. каким образом сознанию прото геометра была дана первичная ми и согласованными с понятиями, введенными ранее посредством ный конституирующий акт, Гуссерль ищет на пути анализа того, ее понятия связаны только необходимостью быть непротиворечивы- Ответ на вопрос о том, как именно происходил изначаль утверждал, что «математика полностью свободна в своем развитии;

наличный originaliter смысл со всем своим содержанием» (НГ, с. 214).

трии у античных геометров и философов и у Пуанкаре. Г.Кантор ключительно в духовном пространстве, так сказать, лежит затем и даже если отвлечься от различий в понимании истинности геоме происходит исключительно внутри субъекта изобретателя, и ис удобной»5. Разница в отношении к аксиомам геометрии очевидна, живание очевидности. «Это намеченное и удавшееся осуществление истинна, чем другая;

та или иная геометрия может быть только более знании прото геометра явилось первичное геометрическое пере что он не имеет смысла. Никакая геометрия не может быть более достижения, из первой творческой активности» (НГ, с. 213). В со к вопросу, является ли евклидова геометрия истинной, то найдем, знании: «очевидно, геометрия должна была возникнуть из первого кой установке звучат слова А.Пуанкаре: «Если теперь мы обратимся дающий акт? По мнению Гуссерля, он мог произойти только в со других аксиом, кроме истинных. Полной противоположностью та Где же, в каком пространстве произошел изначальный учреж наука, и геометрия в частности, не мыслила выводы ни из каких ворачиванием конституированных в нем априорных возможностей.

тивных систем, основанных на произвольных аксиомах. Античная предпосылок, и все последующее развитие геометрии является раз не был открыт априорный горизонт возможности построения дедук Он должен быть, так как его существование вытекает из принятых дедуктивной науки, которое имело место в Древней Греции, вовсе ее как таковую. О нем нет нужды узнавать из реальной истории.

разделяла и греческая геометрия. Поэтому в том конституирован ли сущность история, то должен быть и первый акт, «учреждающий»

выражает представления современной ему науки. Такое понимание Итак, если есть непрерывная, сохраняющая самотождественную тивный метод в науке есть вывод из истинных посылок. Аристотель (НГ, с. 212).

необходимых и истинных посылок. Отсюда ясно, что для него дедук какими они в качестве «учреждающих» необходимо должны быть»

Так, для Аристотеля научное знание — это знание, выводимое из встречный вопрос о погребенных самых первых началах геометрии, открывает дедуктивный метод. Ведь его можно понимать по разному.

геометрией старых форм (таких, как Евклидова геометрия), задается Но все равно остается вопрос, какой именно горизонт возможностей того, что мы знаем, исходя из нашей геометрии или из донесенных ские знания, которыми обладали египетские и вавилонские жрецы.

сущностью геометрии. Поэтому Гуссерль объясняет далее: «Исходя из сообществом. Данное решение отлучает от геометрии геометриче рамках априорных возможностей, определяемых самотождественной решение, принятое с определенных позиций определенным научным изменяется: это означает, что приращение и развитие происходит в методе. Такое определение сущности геометрии представляет собой той же самой сущности. Приращение происходит, но сущность не ственных форм, абстрагированных от зримых тел, а в дедуктивном изменений значений) развитие, т.е. как обогащение, приращение дественность геометрии будем искать не в исследовании простран непрерывное (в смысле — не знающее разрывов и революционных К такому же выводу мы придем и в том случае, если самотож веков не изменялась. Но это изменение рассматривается только как необходимо есть и не могло быть иначе.

такое сильное допущение, что сущность геометрии на протяжении истории, в результате чего то, что есть, начинает выглядеть как то, что вопрос о ее возникновении. При этом мы вовсе не обязаны делать развития суть просто опрокидывание на прошлое событий реальной таковой, сохраняющаяся на протяжении веков, то можно поставить мер опять таки указывает на то, что априорный горизонт возможностей артикля соответствует единая определенная сущность геометрии как котором лежало развитие европейской науки? Этот воображаемый при изменится и представление о горизонте априорных возможностей, в В самом деле, если допустить, что определенности определенного 135 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 134 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер Однако отсюда следует, что этот якобы априорный горизонт воз- будет продуктом, вырастающим из идеализирующей духовной дея тельности, из «чистого» мышления, находящего в описанных общих можностей не является априорным. Он есть результат опрокидывания данностях этого фактического человечества и человеческого окруже на некоторую точку прошлого всей последующей истории.

ния свой материал и производящего из них «идеальные предметности».

Гуссерль в своем рассуждении исходит из наличия самотожде И далее Гуссерль выделяет то, что ему представляется задачей ственной сущности геометрии. В чем она состоит? Не является ли трансцендентальной феноменологической философии по отноше она просто результатом последовательных решений, которые при нию к современной науке, находящейся в состоянии ценностного нимались в конкретных исторических ситуациях, и только задним кризиса: «Проблема теперь заключается в том, чтобы, обращаясь к числом стали выглядеть как необходимые и единственно возможные.

сущностному истории, открыть исторический смысл изначальности, Итак, в чем же состоит самотождественная сущность геометрии?

который мог бы и должен был бы придать всему становлению гео Может быть, она определяется тем, что геометрия есть наука о фор метрии свойственный ему устойчивый истинностный смысл» (НГ, мах в пространстве? Таким, в самом деле, изначально был предмет с. 212). Т.е. речь идет о том, чтобы реактивировать тот первоначаль геометрии, на что указывает и этимология. Но если так, то многие ный смысл и связь с жизненным миром, который присутствовал в современные геометрические представления (например, многомер сознании первого геометра.

ные пространства) не укладываются в такое понимание геометрии.

Вся геометрия, «как систематическое, бесконечно растущее Хотя Гуссерль избегает конкретизации пространственно временных ступенчатое строение идеальностей» должна была бы «удерживать в координат изначального акта, конституировавшего геометрию, живой реактивируемости свою изначальную осмысленность.

..» (НГ, можно все же понять, что он, говоря об истоке геометрии, думает о с. 224). Возможность же передачи и сохранения этого изначального древнегреческой геометрии. Однако последняя не полагала такого смысла лежит в структуре сознания каждого субъекта, более кон горизонта, в котором были бы возможны неевклидовы геометрии кретно, в изначальных структурах его пространственно временного или многомерные пространства. Если она и полагала какой либо го опыта, в способности субъекта сохранять и активизировать перво ризонт возможного развития, то этот горизонт, напротив, исключал начальные переживания, в возможности передавать их благодаря подобное развитие геометрии. Горизонт греческой математики клас способности вчувствования, и наконец, в языке: «Лишь в той мере, сического периода исключал также что то подобное аналитической в какой при идеализации учитывается аподиктически всеобщее со геометрии, начало которой было положено трудами Р. Декарта, ибо держание пространственно временной сферы, инвариантное во всех этот горизонт существенно ограничивал применение арифметиче мыслимых вариациях, может возникнуть идеальное образование, ских методов для решения геометрических проблем. Такая установка которое в любом будущем и для всех грядущих поколений будет по зафиксирована Аристотелем, который, излагая свою теорию силло нятно и в таком виде будет передаваемо традицией и воспроизводимо гизма, которая для него являлась теорией научного вывода, замечает:

в идентичном межсубъектном смысле» (НГ, с. 243).

«Нельзя... вести доказательство, переходя из одного рода в другой, Замысел Гуссерля относительно геометрии является по как, например, нельзя геометрическое доказать при помощи арифме следовательным выражением континуалистского понимания тики»4. С точки зрения античного геометра труд Декарта, в котором истории науки. Гуссерль не подвергает сомнению посылку о том, он излагает свой координатный метод, столь же не относится к геоме что изначальный смысл геометрии не должен был измениться в трии, как, с нашей точки зрения, к ней не относятся метафизические ходе исторического развития геометрии (фактически он, конеч рассуждения Декарта. Представим себе, что к середине будущего но, изменился. Но с этим Гуссерль и собирается бороться, о чем века, под влиянием каких то глубоких мировоззренческих сдвигов, подробнее ниже). Гуссерль говорит, что «геометрия необходимо люди придут к убеждению, что античные геометры были правы, и обладает...соответствующим горизонтом геометрического буду отбросят очень многое в теоретических построениях XVII—XX вв. щего;

такой она выступает для каждого геометра, наделенного как бессмыслицу. Не правда ли, под воздействием такого события сознанием (устойчивым, имплицитным знанием) ее как посту сущность геометрии признается неизменной, а ее история — кон ничто из этого не интересует Гуссерля, и тут он вполне последователен. ния. Такая позиция естественно вытекает из установок Гуссерля. Если мечать границы земельных участков после разливов Нила и пр. Но как подлинные аксиомы — это только очевидно истинные утвержде знали уже египетские жрецы в связи с необходимостью заново раз- математика стала пользоваться «неподлинными» аксиомами, тогда упомянет о том, как много геометрических соотношений и теорем наши возражения Гуссерль парирует утверждением, что с конца ХIХ в.

«геометрия» в переводе с греческого означает «измерение земли», конструируемого в своей внутренней непротиворечивости»8. Так что мом деле, эмпирическая история геометрии сообщит нам, что слово жений как составные части дефиниции «многообразия», формально тоже вытекает из континуалистского образа истории геометрии. В са- мин, которым в учении о многообразии обозначают... формы предло идеальных норм, смешивается с «неподлинными аксиомами» — тер возникла, но то, как она «должна была» возникнуть. Такая установка логическому мышлению, постигающему безусловную значимость Гуссерля прямое признание, что его интересует не то, как геометрия понимаемая как очевидность, присущая геометрическому или чисто вопросом об этом» (НГ, с. 211 212). Показательно в этом объяснении деляемым, действительная аксиома (в традиционном смысле слова), хотя мы и ничего не знаем о первых ее творцах, да вовсе и не задаемся «пространство» с «евклидовым многообразием», чисто формально опре котором она впервые вступила в историю, — должна была вступить, собирается бороться. Он считает недопустимым, когда «смешивается в живой дальнейшей переработке;

мы спрашиваем о том смысле, в гативным явлением забвения изначального смысла, с которым он и своей тысячелетней традиции, еще существует и для нас и находится Для него подобный формалистический подход оказывается тем не в котором геометрия некогда возникла и с тех пор существовала в Разумеется, Гуссерль знает о гильбертовском подходе к геометрии.

тересовать скорее встречное вопрошание об изначальнейшем смысле, данных объектах.

или поиск определенных теорем, ими открытых, и т.п. Нас будет ин- ектов. И ясно, что это делается с намерением говорить истину о высказавших чистые геометрические теоремы, доказательства, теории, иная. Евклид формулирует сущность данных умопостигаемых объ прос, а значит, не как поиск первых геометров, в самом деле впервые в математических доказательствах. Очевидно, что цель их — совсем метрии... не будет здесь понят как филологически исторический во- формулировки, которые не употребляются и не могут употребляться При этом, как поясняет Гуссерль, «пусть вопрос об истоке гео- существующих считается единым» (Книга 7, определение 1), дает определение 1) или единицы «Единица есть то, через что каждое из геометрия.

определения точки: «Точка есть то, что не имеет частей» (Книга 1, возникновением геометрии как таковой, там и тогда, когда возникла тирами древнегреческой геометрии. Например, Евклид, приводя тяжении всей ее истории и должно было сложиться одновременно с Это совершенно несовместимо с методологическими ориен и определенной, нечто самотождественное, существовало на про и «плоскость» заменить словами «стол», «стул» и «пивная кружка»»7.

все той же самой геометрией, значит, то, что и делало ее единственной можно было бы, ничего не меняя в геометрии, слова «точка», «прямая»

храняла свою единственную и определенную сущность, оставалась вестному анекдоту, Гильберт охотно выражал эту идею, говоря, что историческом развитии не претерпевала разрывов и революций, со комментируя эту позицию Гильберта, упоминают, что «согласно из геометрия (с определенным артиклем единственного числа) в своем привлечения какой бы то ни было другой информации. Н.Бурбаки, в чистом пространстве временности» (НГ, с. 211). В самом деле, если выводы осуществлялись бы исключительно из принятых аксиом, без циплины, занимающиеся формами, математически существующими принимать во внимание, было явно сформулировано в аксиомах, и геометрии, «именем которой мы обозначаем для краткости все дис- геометрической теории важно, чтобы все то, что мы собираемся тием континуалистского видения истории науки, в данном случае — кие утверждения о них истинны, а какие — ложны. Для построения гуссерлевская постановка вопроса. Она является логичным разви- какие идеи связаны у нас с точками, линиями и плоскостями, ка вместе с тем и далее развивающейся геометрии»3. Интересна сама по мнению Гильберта, совершенно произвольны. Дело вовсе не в том, чальном смысле «той самой [die], остающейся действительной, но третьей системы мы называем плоскостями...». Но эти названия, 129 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 132 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер пи и познавательного прогресса, встраивающего в этот горизонт» действий прото геометра говорить об акте «учреждения», априорно (НГ, с. 213). Гуссерль прямо начинает, как с совершенно очевидного, с предопределяющем будущее развитие? Представим себе, что мы ничего не знаем о последующей истории, не знаем, существовала очень сильного утверждения: любое геометрическое развитие, любой ли в ней геометрическая наука, а только прочли описание действий прогресс этой науки изначально вписаны в определенные рамки, в прото геометра? Тогда мы не могли бы говорить о том, было ли тут определенный горизонт. Это и означает, что данный горизонт су что то учреждено или нет. Так где же и когда же состоялся «учреждаю ществует априорно по отношению к реальной истории геометрии.

щий» акт в полном смысле слова? Задумавшись над этим, мы поймем, Откуда проистекает знание о существовании такого горизонта и что предпринимаемое Гуссерлем исследование действительно стоит о том, как именно он определяет будущее развитие геометрии? Пред в очень сложных отношениях с реальной историей. Оно связано с ставляется, что предположения об этом горизонте конституируются историей в том смысле, что предполагает ее. Если бы после действий апостериори, исходя из реально совершившегося исторического раз первого геометра не сложилась определенная традиция, говорить было вития геометрии (на это указывает и Деррида в своем комментарии).

бы не о чем. Однако данное исследование не интересуется конкрет Но действительно ли Гуссерль делает такую тривиальную ошиб- ными перипетиями истории геометрии. Тут нет ничего удивительно ку? Не обстоит ли дело гораздо сложнее? В самом деле: чем опре- го, ибо, как ни пытайся, но изначальный учреждающий акт нельзя деляется то, что некоторая новация признается развитием именно связать с каким то одним определенным событием в истории науки.

геометрии? Например, Декарт и Гильберт делали в своей жизни много Ибо обсуждаемый акт представляет собой, конечно, действие перво разных вещей и написали много разных сочинений, в том числе и по го геометра, но увиденное сквозь призму последующей исторической философским вопросам. Только некоторые из сделанных ими вещей традиции как то, что конституировало именно эту традицию. Такая признаются развитием именно геометрии. Например, координатный постановка вопроса уже выходит за пределы истории. Сам Гуссерль метод Декарта, но не его метафизические рассуждения. Признавая говорит, что он рассматривает априорные условия возможности ре альной истории геометрии.

все это, тем самым мы вынуждены допустить, что развитие геометрии Попробуем задать такой неуклюжий вопрос: что именно является действительно вписано в некоторый горизонт априорных возмож субстратом этой возможности? Например, возможность проехать из ностей: не все что угодно может быть геометрией.

пункта А в пункт В на метро существует потому, что между А и В су В свете этих соображений понятно, каким особым значением ществует ветка метро. Что же из реально и постоянно существующего наполнен акт первого геометра, «учредившего» геометрию: он не является условием существования описываемой Гуссерлем априор только сделал нечто определенное и конкретное, идентифициру ной возможности? Конечно, это наличие геометрической традиции, емое в историко научном описании, (например, доказал такую то людей, занимающихся геометрией и передающих соответствующие теорему), но и открыл априорный горизонт возможности бытия навыки следующим поколениям. Но этого мало. Ибо совокупность геометрии как таковой. людей всегда конечна и ограничена, а горизонт возможности от Но когда и где произошел этот акт учреждения априорного крыт и ничем не ограничен (в том смысле, что ему должны были горизонта возможности? Такой вопрос на первый взгляд покажет- бы принадлежать действия бесконечного множества поколений ся конкретно историческим.

Однако на самом деле он таковым не геометров). Представим себе, что развитие геометрии закончилось является. бы в классической Греции, а с тех пор человечество не удостаивало Исторический факт, который можно привести в ответ на бы геометрию своего внимания. Стал ли бы от этого другим «уч исторический вопрос, состоит в том, что в конкретном месте в реждающий акт», учредивший априорный горизонт возможного развития геометрии? А если ее развитие прекратится после 2000 г., конкретное время конкретный человек сделал то то. Однако дей то учреждающий акт тоже окажется другим? Надо согласиться, что ствия одного определенного человека еще не могут предопреде учреждающий акт, по смыслу гуссерлевского рассуждения, должен лить действия людей, входящих в длинную цепь последующих в этих случаях оказываться иным.

поколений. Разве можно было бы на основании одних только таты выражаются на количественном языке. «Чтобы понять, в чем на разворачивание горизонта априорных возможностей, кон опыта: он неразрывно связан с физическими теориями, а его резуль щественно телеологическим: история оказывается направленной Гуссерлевское рассмотрение истории геометрии является су- совершенно особую структуру, отличающую его от чувственного строениях. на ту достоверность, о которой беспокоились философы, ибо он имеет который должен быть реактивирован во всех ее современных по- отбрасывает сразу. Физический эксперимент не может претендовать дительность и поиски Гуссерлем изначального смысла геометрии, сической философской традиции, Дюэм, как мы видим, просто Если таким образом посмотреть на геометрию, то теряют убе- своих чувств»12. Проблему достоверности, стоявшую в центре клас должен был бы реактивироваться во всем разнообразии видов чисел. ровым телом и душой человеком на основании одних показаний видно, что у чисел нет никакого «изначального смысла», который обладает факт, констатированный ненаучными методами — здо корнями уравнений), но которые для счета не предназначены. Оче- физического эксперимента не обладает той достоверностью, какой некоторым функциям объектов, ранее названных числами (быть физического эксперимента от обычного наблюдения: «Результат «мнимых чисел», потому что некоторые их функции соответствовали а к чему то другому. Например, П.Дюэм подчеркивает отличие матические объекты, тоже получавшие название «чисел», например относятся не к науке как реально функционирующему институту, из внутренних потребностей математики, создавались новые мате- на каком то другом языке, а обсуждаемые гносеологией проблемы изначально были предназначены для счета. Однако потом, исходя научной практике и чувствовали, что философская традиция говорит «геометрия» как, например, на слово «число». Натуральные числа противопоставлении был определенный смысл: они были ближе к все это многообразное развитие. Давайте посмотрим на слово висты противопоставляли себя философской традиции, и в таком значение наличию единого термина «геометрия», обнимающего наваться во втором позитивизме, например, П.Дюэмом. Позити Поэтому не стоит придавать слишком глубокое метафизическое эмпиристской традиции к анализу научного знания начала осоз настоящими доказательствами или нет. Что касается эмпиризма, то неприменимость классической математическим сообществом: признавать такие доказательства содержания.

что постепенно приводит к изменению характера передаваемого она определяется решением, которое принимается современным ские математики начали пользоваться дедуктивным методом, и что интуитивной очевидности может при этом и не актуализироваться, доказательств вовсе не была предзадана в эпоху, когда древнегрече- рая передает только то, что можно оформить в языке. Переживание восприятия. Можно ли сомневаться в том, что возможность таких передаваясь традицией, по законам, свойственным традиции, кото слишком громоздких, чтобы быть обозримыми для человеческого интуиции ученого, оно поступает в сообщество и сохраняется в нем, доказательств (таково доказательство теоремы о четырех красках), некоторое утверждение было получено на основе рациональной ское сообщество начинает признавать легитимность компьютерных мента научного знания к рациональной интуиции. Ибо даже если добавляется еще одна: компьютерные доказательства. Математиче- должно был бы столкнуться рационалистическое сведение фунда методом, но имеет много разновидностей. Сейчас на наших глазах ции можно увидеть указание на глубочайшие трудности, с которыми и разными культурами, и вообще не является каким то единым В гуссерлевском обсуждении проблемы геометрической тради возможностей. Характер этого метода менялся с разными эпохами противоположный исход — «осаждение» этих смыслов при передаче.

тяжении веков лишь разворачивающей априорный горизонт своих знания в традиции и письменном языке делают более вероятным метод геометрии не является самотождественной сущностью, на про- вероятно. Социальные механизмы функционирования научного Нам же представляется неизбежным вывод, что дедуктивный ностей не только ничем не гарантировано, но, наоборот, наименее нимается именно то, что требуется доказать. тельный результат: идентичное переживание смыслов и очевид трения сущности геометрии. Однако при этом произвольно при- Но Гуссерль чувствует и обсуждает эту проблему, получая неутеши хочется объявить неподлинным и тем самым устранить из рассмо- ность, данная субъекту, превращается в интерсубъективное знание.

тинуальной, то все, носящее характер научных революций, очень Классическая традиция не обсуждает, каким образом очевид 137 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 140 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер в виду, пассивно вызванное должно, так сказать, опять превратиться все цепи опирающихся друг на друга смыслов и очевидностей уже невозможно: «Как может она (т.е. геометрия) как систематическое, в соответствующую активность: это и есть изначально присущая каж бесконечно растущее ступенчатое строение идеальностей удерживать дому человеку как говорящему существу способность реактивации.

в живой реактивируемости свою изначальную осмысленность, если Затем посредством записи осуществляется некоторое превращение ее познающее мышление должно производить новое, не будучи в исходного модуса бытия смыслового образа, т.е., в сфере геометрии, состоянии реактивировать все предшествующие познавательные сту очевидности нашедшего свое выражение геометрического образа.

пени вплоть до самых нижних? Даже если бы это и было выполнимо Он оседает, так сказать. Но читающий может вновь сделать его оче при более примитивном состоянии геометрии, то соответствующая видным, реактивировать очевидность» (НГ, с. 221).

способность изнурилась бы в усилиях по деланию очевидным и была Гуссерль различает пассивное понимание выражения и понима бы вынуждена отказаться от более высокой производительности»

ние, в котором реципиент переживает весь его смысл и очевидность. (НГ, с. 224).

Такое понимание реактивирует смысл, изначально заложенный в По мнению Гуссерля, реальная геометрическая традиция не выражении. Это означает, что «имеются возможности некоторого осуществляла действительную реактивацию истинностных смыслов способа активности, некоторого мышления в чисто рецептивно передаваемых ею предложений. От поколения к поколению переда воспринятой пассивности, которое имеет дело исключительно с вался некий «осевший», окаменевший, переставший быть внятным пассивно понятыми и перенятыми значениями, безо всякой очевид- смысл. В результате, как считает Гуссерль, геометрическая традиция ности изначальной активности» (НГ, с. 221 222). Подобная опасная реально функционировала так, что эта наука на протяжении веков возможность, создаваемая языком и особенно его письменной интенсивно развивалась, оставаясь тем не менее «неподлинной» (НГ, с. 229) в том смысле, что она забыла, упустила смысл своих перво фиксацией, реализуется в истории западной культуры, как показы начал, которые являются необходимыми источниками смысла всех вает Гуссерль, во все большей и большей степени. Культура впадает последующих ее конструкций. «Таким образом вообще лишенная в искушение языком. Результаты работы духа оседают «в форме смысла математика могла разрастаться при постоянном дальнейшем окаменевших языковых приобретений, которые теперь могут быть логическом конструировании, как и методика технического приложе переняты кем бы то ни было только пассивно» (НГ, с. 222). Это и ния. Чрезвычайно далеко простирающаяся полезность стала сама по демонстрирует, по мнению Гуссерля, история геометрии.

себе главным мотивом поддержки и оценки этих наук. Само собой раз Вообще, наука существует только как традиция, объединяющая умеется, поэтому, что так мало ощущалась утрата изначального смысла работу цепи поколений: «только на основе уже достигнутых резуль истины и что лишь теперь нужно было впервые открыть подлинный татов научное мышление достигает новых, которые в свою очередь смысл соответствующего встречного вопрошания» (НГ, с. 231).

лежат в основе еще более новых результатов и т. д., — в единстве С точки зрения Гуссерля, для преодоления сложившейся в со распространения, традирующего смысл» (НГ, с. 223). Возможность временных дедуктивных науках ситуации необходимо возвращение активной реактивации исходных смыслов и очевидностей при этом «к перво материалам первого смыслообразования, так сказать, к постоянно предполагается, однако, учитывая стремительный рост перво предпосылкам, лежащим в донаучном культурном мире» (НГ, такой науки как геометрия, подобная реактивация становится все с. 232), чтобы, реактивируя и заново переживая смысл этих пред менее и менее возможной. В самом деле, разве может современ- посылок, оживить смыслы, надстроенные над первоначальными в ный математик, «если он делает актуальную передовую работу, историческом развитии геометрии. Мы не будем здесь обсуждать гуссерлевскую идею обоснования наук из очевидностей жизненного сначала пробегать всю гигантскую цепь обоснований вплоть до мира и донаучного опыта. Сейчас в фокусе нашего внимания лежит перво предпосылок и все это реактивировать? Ясно, что такая наука, вопрос о научных традициях. Обратим внимание на оригинальность как наша современная геометрия, была бы в этом случае невозмож гуссерлевской трактовки научной традиции — конкретно, традиции на» (НГ, с. 223 224), несмотря на то, что в геометрии как таковой лю в дедуктивной науке.

бой позднейший смысл зиждется на более ранних. Но активировать воспоминание. Как в нем, так и в пассивности, имеющейся здесь века. В ней начинает осознаваться и постепенно выходить на тивно, сначала возникает пассивно, как более или менее ясное нимании науки, происходивших в философии с конца прошлого иная погруженная в тьму активность, будучи вызвана ассоциа- можно рассматривать как симптом глубоких изменений в по разом, вызванное значение дается пассивно, равно как и любая Гуссерлевское обращение к проблеме научной традиции Однако реципиент при этом остается пассивным. «Таким об и очевидностью актам, протекавшим в сознании прото геометра.

общения, вызывать у реципиента соответствующие значения.

науки. И как таковая она противопоставлена наполненным смыслом знаки способны, даже в отсутствие непосредственного личного цесс. Традиция выступает у Гуссерля как социальное измерение бытия возможности, но и особая опасность. Дело в том, что языковые индивидуальный процесс и его передача традицией как социальный про Но тут, как показывает Гуссерль, таятся не только новые У Гуссерля оказались четко разведенными производство знания как возможность складывания геометрической традиции.

прежде всего, мотивацию исследователя, систему его ценностей и т.п.

ступень объединение человечества, собственно, и обусловливает обращение постепенно стирает в нем следы сугубо индивидуального, «идеальных предметов» (там же), а с другой — поднимая на новую создателей;

он начинает обращаться в научном сообществе, и это вая возможность, с одной стороны, «устойчивого существования традиция отчуждает полученный результат от его создателя или (НГ, с. 220). Письменная фиксация и передача сообщений, откры сокращения, сворачивания традируемого содержания. Научная самым поднимается на новую ступень объединение человечества»

она неизбежно должна функционировать как механизм упрощения, непосредственного или опосредованного личного обращения... Тем традиция нацелена на постоянное приращение знания, и потому менная фиксация выражения, что «делает возможным сообщения без учная традиция отличается от любых других. В самом деле, научная геометрического содержания оказывается не просто язык, но пись принципиальные черты научной традиции, вследствие которых на а не непосредственное вчувствование. Причем средством передачи предположений. Оно проливает свет на некоторые действительно стать традицией потому, что инструментом передачи является язык, ние научной традиции может быть очень плодотворным и вне таких ности геометрического положения. Такое переживание не может природе истины. Однако представляется, что гуссерлевское понима передает изначальный смысл и изначальное переживание очевид основных предположений феноменологии о характере знания и построений. Геометрическая традиция, подчеркивает Гуссерль, не Конечно, такое понимание традиции имеет смысл в рамках шествующие поколения переживали как смысл этих формальных знаваемого геометрического предложения.


строенные конструкции, доказанные теоремы. Но не то, что пред и передает только его формальное выражение в виде некоего при формальное: формулировки аксиом, методы доказательств, по интимно индивидуальное и потому не наследуемое через традицию не все это содержание. Она передает лишь внешнее, отчуждаемое, социальной передачи знания отсекает данное переживание как щие поколения. Однако она устроена так, что в принципе передает нием обладает индивидуальное сознание, а традиция как механизм ханизмом передачи содержания, которым владели предшествую достоверности некоего геометрического знания. Этим пережива С точки зрения Гуссерля, традиция, разумеется, является ме механизм, «осаждающий» изначальное содержание переживания учения и практики.

Итак, Гуссерль описывает функционирование традиции как родные традиции). Так проходят сквозь тысячелетия определенные дальше (ср.: мистическая традиция, традиционная медицина, на (содержания, образцов). Традиция сохраняет, сберегает и передает традиций. Традиция есть способ сохранения и передачи того же самого образные грани человеческого существования протекают в рамках содержания.

приготовление пищи и вскармливание младенцев — все эти разно она скорее выступает как механизм трансформации передаваемого институтов. Религия, мистика, врачевание, демократия и монархия, передачи того же самого содержания. Гуссерль же показывает, что ская деятельность;

с ними связано большинство наших социальных Очевидно, что в традициях протекает чуть ли не любая человече- Традиция всегда рассматривалась как механизм сохранения и 139 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 138 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер ституированных изначальным учреждающим актом. Допущение вну- первый план социальное измерение науки. Концепция Гуссерля тренней телеологичности истории науки влечет за собой определенную интересна тем, что показывает, каким образом социальное бытие перспективу всей человеческой истории. Размышления над учреж- научного знания влияет даже на его содержание.

дающим истоком геометрии дополнялись и сочетались у Гуссерля Симптоматично, что в трактовке Гуссерля традиция как выра с размышлениями над «понятием Европы в смысле исторической жение момента социальности науки ответственна за утерю смысла, телеологии бесконечных целей разума»9 ;

«нашему европейскому че- «выпадение его в осадок». Гуссерль резко противопоставляет твор ловечеству, — говорит Гуссерль, — присуща определенная энтелехия, ческий акт и передачу его результата в научной традиции. «Пра которая пронизывает любые изменения облика Европы, сообщая ему вила научной игры» допускают пассивную позицию субъекта при единонаправленность развития в стремлении к идеальному образу восприятии сообщений, при которой не происходит реактивация жизни и бытия как вечному полюсу»10. «Духовный телос европейско изначального смысла.

го человечества, включая в себя частный телос отдельных народов и В рассуждениях Гуссерля акты, происходящие в сознании индивидов, принадлежит бесконечности, это — бесконечная идея, к индивида творца, оцениваются со знаком «плюс», как подлинная и которой, так сказать, затаенно стремится все духовное становление.

полноценная наука, а то, что происходит в социальном измерении Осознаваясь в процессе развития, телос с необходимостью становит бытия науки — со знаком «минус». Данный момент мне представля ся практическим как цель воли, и тем самым начинается новая, более ется наиболее интересным и симптоматичным во всех гуссерлевских высокая стадия развития, стоящая под знаком норм, нормативных идей»11. Выше мы задавались вопросом, каков субстрат априорных рассуждениях о традиции. В них запечатлелся момент столкновения возможностей реальной истории геометрии. Теперь мы получили классической философской мысли и выявляющейся со все большей ответ: это само европейское человечество как духовное явление и его очевидностью социальной природы науки. Гуссерлевские рассуждения внутренний телос, побуждающий его, в частности, к безграничному заставляют осознать, до какой степени признание социальной при разворачиванию априорных возможностей дедуктивного метода. роды науки несовместимо с классической философской традицией.

Таков ответ на наши риторические вопросы о том, насколько убе- В самом деле, эта традиция, как в эмпиристском, так и в раци дительно будут выглядеть гуссерлевские рассуждения об априорном оналистическом варианте, рассматривала в качестве модели позна горизонте возможного развития, если в XXI в. человечество переста- ющего субъекта индивид. Фундаментом знания при этом выступали нет развивать геометрию или станет это делать совсем по другому.

либо чувственные созерцания индивида, либо его рациональная Оказывается, человечество не должно так поступать, потому что это интуиция, но в обоих случаях — то, что дано сознанию индивида будет предательством его внутреннего телоса и высокой миссии.

с наибольшей непосредственностью и очевидностью. Разумеется, Вопрос о том, действительно ли европейскому человечеству при эта непосредственность и очевидность потеряются, когда знание суща определенная телеология, заслуживает, конечно, специального будет передаваться другим субъектам. Они не могут переживать ту обсуждения. Гуссерлю это представлялось достаточно очевидным.

же самую очевидность. Очевидность, данная в их переживаниях, не В нашу эпоху это не может представляться таковым. И тут, возможно, может по определению быть той же самой. Она может быть лишь лежат глубинные корни дискуссий о континуалистской и разрывной похожей. Насколько похожей? Чем это гарантировано? Изначальной истории науки и причина критики континуализма в постпозитивист ской и постмодернистской истории науки. человеческой природой. Т.е. гарантия мыслилась опять таки в инди виде, а не в социальном взаимодействии, не в социальной практике.

Гуссерль по своим интенциям принадлежит этой классической 2 традиции, однако является человеком другой эпохи. За его плеча ми — «век историзма». Поэтому он явно ставит вопрос о социальной Идея изначального акта, конституирующего геометрию, до- и исторической природе науки. Однако по прежнему мыслит ее ис полняется у Гуссерля анализом геометрической традиции. Этот тинность, достоверность, осмысленность в процессах, протекающих анализ глубоко оригинален и заслуживает самого внимательного в сознании индивида.

рассмотрения.

воспоминание. Как в нем, так и в пассивности, имеющейся здесь века. В ней начинает осознаваться и постепенно выходить на тивно, сначала возникает пассивно, как более или менее ясное нимании науки, происходивших в философии с конца прошлого иная погруженная в тьму активность, будучи вызвана ассоциа- можно рассматривать как симптом глубоких изменений в по разом, вызванное значение дается пассивно, равно как и любая Гуссерлевское обращение к проблеме научной традиции Однако реципиент при этом остается пассивным. «Таким об и очевидностью актам, протекавшим в сознании прото геометра.

общения, вызывать у реципиента соответствующие значения.

науки. И как таковая она противопоставлена наполненным смыслом знаки способны, даже в отсутствие непосредственного личного цесс. Традиция выступает у Гуссерля как социальное измерение бытия возможности, но и особая опасность. Дело в том, что языковые индивидуальный процесс и его передача традицией как социальный про Но тут, как показывает Гуссерль, таятся не только новые У Гуссерля оказались четко разведенными производство знания как возможность складывания геометрической традиции.

прежде всего, мотивацию исследователя, систему его ценностей и т.п.

ступень объединение человечества, собственно, и обусловливает обращение постепенно стирает в нем следы сугубо индивидуального, «идеальных предметов» (там же), а с другой — поднимая на новую создателей;

он начинает обращаться в научном сообществе, и это вая возможность, с одной стороны, «устойчивого существования традиция отчуждает полученный результат от его создателя или (НГ, с. 220). Письменная фиксация и передача сообщений, откры сокращения, сворачивания традируемого содержания. Научная самым поднимается на новую ступень объединение человечества»

она неизбежно должна функционировать как механизм упрощения, непосредственного или опосредованного личного обращения... Тем традиция нацелена на постоянное приращение знания, и потому менная фиксация выражения, что «делает возможным сообщения без учная традиция отличается от любых других. В самом деле, научная геометрического содержания оказывается не просто язык, но пись принципиальные черты научной традиции, вследствие которых на а не непосредственное вчувствование. Причем средством передачи предположений. Оно проливает свет на некоторые действительно стать традицией потому, что инструментом передачи является язык, ние научной традиции может быть очень плодотворным и вне таких ности геометрического положения. Такое переживание не может природе истины. Однако представляется, что гуссерлевское понима передает изначальный смысл и изначальное переживание очевид основных предположений феноменологии о характере знания и построений. Геометрическая традиция, подчеркивает Гуссерль, не Конечно, такое понимание традиции имеет смысл в рамках шествующие поколения переживали как смысл этих формальных знаваемого геометрического предложения.


строенные конструкции, доказанные теоремы. Но не то, что пред и передает только его формальное выражение в виде некоего при формальное: формулировки аксиом, методы доказательств, по интимно индивидуальное и потому не наследуемое через традицию не все это содержание. Она передает лишь внешнее, отчуждаемое, социальной передачи знания отсекает данное переживание как щие поколения. Однако она устроена так, что в принципе передает нием обладает индивидуальное сознание, а традиция как механизм ханизмом передачи содержания, которым владели предшествую достоверности некоего геометрического знания. Этим пережива С точки зрения Гуссерля, традиция, разумеется, является ме механизм, «осаждающий» изначальное содержание переживания учения и практики.

Итак, Гуссерль описывает функционирование традиции как родные традиции). Так проходят сквозь тысячелетия определенные дальше (ср.: мистическая традиция, традиционная медицина, на (содержания, образцов). Традиция сохраняет, сберегает и передает традиций. Традиция есть способ сохранения и передачи того же самого образные грани человеческого существования протекают в рамках содержания.

приготовление пищи и вскармливание младенцев — все эти разно она скорее выступает как механизм трансформации передаваемого институтов. Религия, мистика, врачевание, демократия и монархия, передачи того же самого содержания. Гуссерль же показывает, что ская деятельность;

с ними связано большинство наших социальных Очевидно, что в традициях протекает чуть ли не любая человече- Традиция всегда рассматривалась как механизм сохранения и 139 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 138 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер ституированных изначальным учреждающим актом. Допущение вну- первый план социальное измерение науки. Концепция Гуссерля тренней телеологичности истории науки влечет за собой определенную интересна тем, что показывает, каким образом социальное бытие перспективу всей человеческой истории. Размышления над учреж- научного знания влияет даже на его содержание.

дающим истоком геометрии дополнялись и сочетались у Гуссерля Симптоматично, что в трактовке Гуссерля традиция как выра с размышлениями над «понятием Европы в смысле исторической жение момента социальности науки ответственна за утерю смысла, телеологии бесконечных целей разума»9 ;

«нашему европейскому че- «выпадение его в осадок». Гуссерль резко противопоставляет твор ловечеству, — говорит Гуссерль, — присуща определенная энтелехия, ческий акт и передачу его результата в научной традиции. «Пра которая пронизывает любые изменения облика Европы, сообщая ему вила научной игры» допускают пассивную позицию субъекта при единонаправленность развития в стремлении к идеальному образу восприятии сообщений, при которой не происходит реактивация жизни и бытия как вечному полюсу»10. «Духовный телос европейско изначального смысла.

го человечества, включая в себя частный телос отдельных народов и В рассуждениях Гуссерля акты, происходящие в сознании индивидов, принадлежит бесконечности, это — бесконечная идея, к индивида творца, оцениваются со знаком «плюс», как подлинная и которой, так сказать, затаенно стремится все духовное становление.

полноценная наука, а то, что происходит в социальном измерении Осознаваясь в процессе развития, телос с необходимостью становит бытия науки — со знаком «минус». Данный момент мне представля ся практическим как цель воли, и тем самым начинается новая, более ется наиболее интересным и симптоматичным во всех гуссерлевских высокая стадия развития, стоящая под знаком норм, нормативных рассуждениях о традиции. В них запечатлелся момент столкновения идей»11. Выше мы задавались вопросом, каков субстрат априорных возможностей реальной истории геометрии. Теперь мы получили классической философской мысли и выявляющейся со все большей ответ: это само европейское человечество как духовное явление и его очевидностью социальной природы науки. Гуссерлевские рассуждения внутренний телос, побуждающий его, в частности, к безграничному заставляют осознать, до какой степени признание социальной при разворачиванию априорных возможностей дедуктивного метода. роды науки несовместимо с классической философской традицией.

Таков ответ на наши риторические вопросы о том, насколько убе- В самом деле, эта традиция, как в эмпиристском, так и в раци дительно будут выглядеть гуссерлевские рассуждения об априорном оналистическом варианте, рассматривала в качестве модели позна горизонте возможного развития, если в XXI в. человечество переста- ющего субъекта индивид. Фундаментом знания при этом выступали нет развивать геометрию или станет это делать совсем по другому.

либо чувственные созерцания индивида, либо его рациональная Оказывается, человечество не должно так поступать, потому что это интуиция, но в обоих случаях — то, что дано сознанию индивида будет предательством его внутреннего телоса и высокой миссии.

с наибольшей непосредственностью и очевидностью. Разумеется, Вопрос о том, действительно ли европейскому человечеству при эта непосредственность и очевидность потеряются, когда знание суща определенная телеология, заслуживает, конечно, специального будет передаваться другим субъектам. Они не могут переживать ту обсуждения. Гуссерлю это представлялось достаточно очевидным.

же самую очевидность. Очевидность, данная в их переживаниях, не В нашу эпоху это не может представляться таковым. И тут, возможно, может по определению быть той же самой. Она может быть лишь лежат глубинные корни дискуссий о континуалистской и разрывной похожей. Насколько похожей? Чем это гарантировано? Изначальной истории науки и причина критики континуализма в постпозитивист ской и постмодернистской истории науки. человеческой природой. Т.е. гарантия мыслилась опять таки в инди виде, а не в социальном взаимодействии, не в социальной практике.

Гуссерль по своим интенциям принадлежит этой классической 2 традиции, однако является человеком другой эпохи. За его плеча ми — «век историзма». Поэтому он явно ставит вопрос о социальной Идея изначального акта, конституирующего геометрию, до- и исторической природе науки. Однако по прежнему мыслит ее ис полняется у Гуссерля анализом геометрической традиции. Этот тинность, достоверность, осмысленность в процессах, протекающих анализ глубоко оригинален и заслуживает самого внимательного в сознании индивида.

рассмотрения.

на разворачивание горизонта априорных возможностей, кон- таты выражаются на количественном языке. «Чтобы понять, в чем щественно телеологическим: история оказывается направленной опыта: он неразрывно связан с физическими теориями, а его резуль Гуссерлевское рассмотрение истории геометрии является су- совершенно особую структуру, отличающую его от чувственного на ту достоверность, о которой беспокоились философы, ибо он имеет строениях.

отбрасывает сразу. Физический эксперимент не может претендовать который должен быть реактивирован во всех ее современных по дительность и поиски Гуссерлем изначального смысла геометрии, сической философской традиции, Дюэм, как мы видим, просто Если таким образом посмотреть на геометрию, то теряют убе- своих чувств»12. Проблему достоверности, стоявшую в центре клас должен был бы реактивироваться во всем разнообразии видов чисел. ровым телом и душой человеком на основании одних показаний видно, что у чисел нет никакого «изначального смысла», который обладает факт, констатированный ненаучными методами — здо корнями уравнений), но которые для счета не предназначены. Оче- физического эксперимента не обладает той достоверностью, какой некоторым функциям объектов, ранее названных числами (быть физического эксперимента от обычного наблюдения: «Результат «мнимых чисел», потому что некоторые их функции соответствовали а к чему то другому. Например, П.Дюэм подчеркивает отличие матические объекты, тоже получавшие название «чисел», например относятся не к науке как реально функционирующему институту, из внутренних потребностей математики, создавались новые мате- на каком то другом языке, а обсуждаемые гносеологией проблемы изначально были предназначены для счета. Однако потом, исходя научной практике и чувствовали, что философская традиция говорит «геометрия» как, например, на слово «число». Натуральные числа противопоставлении был определенный смысл: они были ближе к все это многообразное развитие. Давайте посмотрим на слово висты противопоставляли себя философской традиции, и в таком значение наличию единого термина «геометрия», обнимающего наваться во втором позитивизме, например, П.Дюэмом. Позити Поэтому не стоит придавать слишком глубокое метафизическое эмпиристской традиции к анализу научного знания начала осоз настоящими доказательствами или нет. Что касается эмпиризма, то неприменимость классической математическим сообществом: признавать такие доказательства содержания.

она определяется решением, которое принимается современным что постепенно приводит к изменению характера передаваемого ские математики начали пользоваться дедуктивным методом, и что интуитивной очевидности может при этом и не актуализироваться, доказательств вовсе не была предзадана в эпоху, когда древнегрече- рая передает только то, что можно оформить в языке. Переживание восприятия. Можно ли сомневаться в том, что возможность таких передаваясь традицией, по законам, свойственным традиции, кото слишком громоздких, чтобы быть обозримыми для человеческого интуиции ученого, оно поступает в сообщество и сохраняется в нем, доказательств (таково доказательство теоремы о четырех красках), некоторое утверждение было получено на основе рациональной ское сообщество начинает признавать легитимность компьютерных мента научного знания к рациональной интуиции. Ибо даже если добавляется еще одна: компьютерные доказательства. Математиче- должно был бы столкнуться рационалистическое сведение фунда методом, но имеет много разновидностей. Сейчас на наших глазах ции можно увидеть указание на глубочайшие трудности, с которыми и разными культурами, и вообще не является каким то единым В гуссерлевском обсуждении проблемы геометрической тради возможностей. Характер этого метода менялся с разными эпохами противоположный исход — «осаждение» этих смыслов при передаче.

тяжении веков лишь разворачивающей априорный горизонт своих знания в традиции и письменном языке делают более вероятным метод геометрии не является самотождественной сущностью, на про- вероятно. Социальные механизмы функционирования научного Нам же представляется неизбежным вывод, что дедуктивный ностей не только ничем не гарантировано, но, наоборот, наименее нимается именно то, что требуется доказать. тельный результат: идентичное переживание смыслов и очевид трения сущности геометрии. Однако при этом произвольно при- Но Гуссерль чувствует и обсуждает эту проблему, получая неутеши хочется объявить неподлинным и тем самым устранить из рассмо- ность, данная субъекту, превращается в интерсубъективное знание.

тинуальной, то все, носящее характер научных революций, очень Классическая традиция не обсуждает, каким образом очевид 137 З.А.Сокулер Э.Гуссерль о геометрической традиции 140 Э.Гуссерль о геометрической традиции З.А.Сокулер в виду, пассивно вызванное должно, так сказать, опять превратиться все цепи опирающихся друг на друга смыслов и очевидностей уже невозможно: «Как может она (т.е. геометрия) как систематическое, в соответствующую активность: это и есть изначально присущая каж бесконечно растущее ступенчатое строение идеальностей удерживать дому человеку как говорящему существу способность реактивации.

в живой реактивируемости свою изначальную осмысленность, если Затем посредством записи осуществляется некоторое превращение ее познающее мышление должно производить новое, не будучи в исходного модуса бытия смыслового образа, т.е., в сфере геометрии, состоянии реактивировать все предшествующие познавательные сту очевидности нашедшего свое выражение геометрического образа.

пени вплоть до самых нижних? Даже если бы это и было выполнимо Он оседает, так сказать. Но читающий может вновь сделать его оче при более примитивном состоянии геометрии, то соответствующая видным, реактивировать очевидность» (НГ, с. 221).

способность изнурилась бы в усилиях по деланию очевидным и была Гуссерль различает пассивное понимание выражения и понима бы вынуждена отказаться от более высокой производительности»

ние, в котором реципиент переживает весь его смысл и очевидность. (НГ, с. 224).

Такое понимание реактивирует смысл, изначально заложенный в По мнению Гуссерля, реальная геометрическая традиция не выражении. Это означает, что «имеются возможности некоторого осуществляла действительную реактивацию истинностных смыслов способа активности, некоторого мышления в чисто рецептивно передаваемых ею предложений. От поколения к поколению переда воспринятой пассивности, которое имеет дело исключительно с вался некий «осевший», окаменевший, переставший быть внятным пассивно понятыми и перенятыми значениями, безо всякой очевид- смысл. В результате, как считает Гуссерль, геометрическая традиция ности изначальной активности» (НГ, с. 221 222). Подобная опасная реально функционировала так, что эта наука на протяжении веков возможность, создаваемая языком и особенно его письменной интенсивно развивалась, оставаясь тем не менее «неподлинной» (НГ, с. 229) в том смысле, что она забыла, упустила смысл своих перво фиксацией, реализуется в истории западной культуры, как показы начал, которые являются необходимыми источниками смысла всех вает Гуссерль, во все большей и большей степени. Культура впадает последующих ее конструкций. «Таким образом вообще лишенная в искушение языком. Результаты работы духа оседают «в форме смысла математика могла разрастаться при постоянном дальнейшем окаменевших языковых приобретений, которые теперь могут быть логическом конструировании, как и методика технического приложе переняты кем бы то ни было только пассивно» (НГ, с. 222). Это и ния. Чрезвычайно далеко простирающаяся полезность стала сама по демонстрирует, по мнению Гуссерля, история геометрии.

себе главным мотивом поддержки и оценки этих наук. Само собой раз Вообще, наука существует только как традиция, объединяющая умеется, поэтому, что так мало ощущалась утрата изначального смысла работу цепи поколений: «только на основе уже достигнутых резуль истины и что лишь теперь нужно было впервые открыть подлинный татов научное мышление достигает новых, которые в свою очередь смысл соответствующего встречного вопрошания» (НГ, с. 231).

лежат в основе еще более новых результатов и т. д., — в единстве С точки зрения Гуссерля, для преодоления сложившейся в со распространения, традирующего смысл» (НГ, с. 223). Возможность временных дедуктивных науках ситуации необходимо возвращение активной реактивации исходных смыслов и очевидностей при этом «к перво материалам первого смыслообразования, так сказать, к постоянно предполагается, однако, учитывая стремительный рост перво предпосылкам, лежащим в донаучном культурном мире» (НГ, такой науки как геометрия, подобная реактивация становится все с. 232), чтобы, реактивируя и заново переживая смысл этих пред менее и менее возможной. В самом деле, разве может современ- посылок, оживить смыслы, надстроенные над первоначальными в ный математик, «если он делает актуальную передовую работу, историческом развитии геометрии. Мы не будем здесь обсуждать гуссерлевскую идею обоснования наук из очевидностей жизненного сначала пробегать всю гигантскую цепь обоснований вплоть до мира и донаучного опыта. Сейчас в фокусе нашего внимания лежит перво предпосылок и все это реактивировать? Ясно, что такая наука, вопрос о научных традициях. Обратим внимание на оригинальность как наша современная геометрия, была бы в этом случае невозмож гуссерлевской трактовки научной традиции — конкретно, традиции на» (НГ, с. 223 224), несмотря на то, что в геометрии как таковой лю в дедуктивной науке.

бой позднейший смысл зиждется на более ранних. Но активировать на разворачивание горизонта априорных возможностей, кон- таты выражаются на количественном языке. «Чтобы понять, в чем щественно телеологическим: история оказывается направленной опыта: он неразрывно связан с физическими теориями, а его резуль Гуссерлевское рассмотрение истории геометрии является су- совершенно особую структуру, отличающую его от чувственного на ту достоверность, о которой беспокоились философы, ибо он имеет строениях.

отбрасывает сразу. Физический эксперимент не может претендовать который должен быть реактивирован во всех ее современных по дительность и поиски Гуссерлем изначального смысла геометрии, сической философской традиции, Дюэм, как мы видим, просто Если таким образом посмотреть на геометрию, то теряют убе- своих чувств»12. Проблему достоверности, стоявшую в центре клас должен был бы реактивироваться во всем разнообразии видов чисел. ровым телом и душой человеком на основании одних показаний видно, что у чисел нет никакого «изначального смысла», который обладает факт, констатированный ненаучными методами — здо корнями уравнений), но которые для счета не предназначены. Оче- физического эксперимента не обладает той достоверностью, какой некоторым функциям объектов, ранее названных числами (быть физического эксперимента от обычного наблюдения: «Результат «мнимых чисел», потому что некоторые их функции соответствовали а к чему то другому. Например, П.Дюэм подчеркивает отличие матические объекты, тоже получавшие название «чисел», например относятся не к науке как реально функционирующему институту, из внутренних потребностей математики, создавались новые мате- на каком то другом языке, а обсуждаемые гносеологией проблемы изначально были предназначены для счета. Однако потом, исходя научной практике и чувствовали, что философская традиция говорит «геометрия» как, например, на слово «число». Натуральные числа противопоставлении был определенный смысл: они были ближе к все это многообразное развитие. Давайте посмотрим на слово висты противопоставляли себя философской традиции, и в таком значение наличию единого термина «геометрия», обнимающего наваться во втором позитивизме, например, П.Дюэмом. Позити Поэтому не стоит придавать слишком глубокое метафизическое эмпиристской традиции к анализу научного знания начала осоз настоящими доказательствами или нет. Что касается эмпиризма, то неприменимость классической математическим сообществом: признавать такие доказательства содержания.

она определяется решением, которое принимается современным что постепенно приводит к изменению характера передаваемого ские математики начали пользоваться дедуктивным методом, и что интуитивной очевидности может при этом и не актуализироваться, доказательств вовсе не была предзадана в эпоху, когда древнегрече- рая передает только то, что можно оформить в языке. Переживание восприятия. Можно ли сомневаться в том, что возможность таких передаваясь традицией, по законам, свойственным традиции, кото слишком громоздких, чтобы быть обозримыми для человеческого интуиции ученого, оно поступает в сообщество и сохраняется в нем, доказательств (таково доказательство теоремы о четырех красках), некоторое утверждение было получено на основе рациональной ское сообщество начинает признавать легитимность компьютерных мента научного знания к рациональной интуиции. Ибо даже если добавляется еще одна: компьютерные доказательства. Математиче- должно был бы столкнуться рационалистическое сведение фунда методом, но имеет много разновидностей. Сейчас на наших глазах ции можно увидеть указание на глубочайшие трудности, с которыми и разными культурами, и вообще не является каким то единым В гуссерлевском обсуждении проблемы геометрической тради возможностей. Характер этого метода менялся с разными эпохами противоположный исход — «осаждение» этих смыслов при передаче.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.