авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ

ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

И.П. Блищенко, Ж. Дориа

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СУВЕРЕНИТЕТ

ГОСУДАРСТВA

Учебное пособие

Под ред. профессора

И.П. Блищенко

Москва

2000

ББК 67. 91 Утверждено

Д69 Редакционно-издательским советом Рецензенты:

Лазарев М.И., д.ю.н., профессор Соколов В.А., д.ю.н., профессор Блищенко И.П., Дориа Ж.

Экономический суверенитет государствa: Учеб. пособие. -М.: 2000. - 126 с.

В учебном пособии дается определение и раскрывается правовое содержание понятия экономического суверенитета государствa. Критически рассматриваются некоторые концепции данного понятия.

Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических и экономических специальностей вузов.

С И.П. Блищенко, Ж. Дориа, ISBN 5-7133-0237 - ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие Глава КОНЦЕПЦИИ ПОНЯТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА ГОСУДАРСТВА 1. Идеологизированные концепции 2. Экономические концепции 2. Нормативитсткие концепции Глава НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА ГОСУДАРСТВА 1. Экономический суверенитет -это верховенство во внутренних экономических делах и экономическое равноправие государств на международной арене… 2. Экономический суверенитет -это не суверенитет в экономической области, а суверенитет экономического содержания… 3. Экономический суверенитет -как юридическая категория, не связан с уровнем социально-экономического развития государства. Экономически суверенными по определению являются как развитые так и развивающиеся государства Глава НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА ГОСУДАРСТВА 1. Внутренний аспект (суверенное право государств свободно распоряжаться своими ресурсами, богатствами и всей экономической деятельностью. а)Неотьемлемый суверенитет государств над природными ресурсами, богатствами и всей экономической деятельностью на своей территории. б) Суверенные права прибрежных государств на ресурсы и всю экономическую деятельность, с ними связанную, на территориях со смешанным режимом в) Суверенитет над биологическими ресурсами г) Суверенные права на информацию о своих ресурсах, полученную методом ДЗЗ 2. Внешний аспект (суверенное право государств на равноправное участие в МГЭО) А.

Равная выгода государств от участия в международной экономической жизни 1) Справедливая доля государства от участия в международном экономическом сотрудничестве а) Принцип экономической недискриминации б) Принцип взаимной выгоды в) Принцип наибольшего благоприятствования слаборазвитому государству 2) Справедливая доля государства от освоения использования и эксплуатации объектов общего наследия человечества Принцип справедливого распределения выгод от эксплуатации объектов общего наследия человечества Б. Равное право государств на участие в решении международных экономических проблем 3) Обеспечение справедливости процесса принятия решений в международных экономических организациях Принцип взвешенного голосования нефинансового характера 4) Суверенное право государств на участие в международных экономических организациях и соглашениях Принцип коллективного самообеспечения государств Приложение - Хартия экономических прав и обязанностей государств от 12 декабря 1974г. -Принципы дистанционного зондирования Земли из космоса 1986 г. -Закон РФ о государственном регулировании внешнеэкономической деятельности от 13 октября 1995г. Литература Предисловие Причины экономического характера всегда находились в центре любых наиболее значимых политических конфликтов современности. Даже конфликты, внешне выглядящие, как не имеющие никакого отношения к экономике, как, например, территориальные, и то на самом деле, этим определены1. Еще в Атлантической Хартии 1941 года, подписанной президентом США, Рузвельтом и премьер- министром Великобритании, Черчиллем говорилось о необходимости избавить народов от нужды и страха как условии обеспечения будущей надежной безопасности мира2.

В 1999 году было отмечено двадцатипятилетие со дня принятия Хартии экономических прав и обязанностей государств -документа заложившего основы демократического реформирования международных экономических отношений.

Данное учебное пособие выходит в момент, когда мир находится в ожидание обсуждения, намеченного на 2000 год, на 55 сессии Генеральной Ассамблей ООН, проблем, касающихся прогрессивного развития принципов и норм Нового международного экономического порядка.3 Представляется, что одним из главных итогов усилий мирового сообщества по прогрессивному развитию принципов и норм нового международного экономического порядка (НМЭП) является становление сегодня принципа уважения экономического суверенитета государств.

Его становление подтверждается действующими в разных отраслях международного права нормами, конкретизирующими его содержание применительно к конкретным объектам правового регулирования.

Принцип уважения экономического суверенитета государства, находит конкретное правовое закрепление в таких специальных принципах международного права как, например, принципы неотъемлемого суверенитета над природными ресурсами, богатствами и всей экономической деятельностью (международное экономическое право);

принципы уважения суверенитета прибрежных государств над ресурсами и всей экономической деятельностью на территориях со смежными режимами (международное морское право);

принципы суверенитета над информацией о своих ресурсах, полученных методом ДЗЗ (международное 1 См.например: Дело о пограничной полосе Аузу// Блищенко И.П., Дориа Ж. Прецеденты в международном публичном и частном праве. М., 1999.

2 See: Public Papers and Addresses of Franklin D. Roosevelt. / Rosenman S. (ed). Wash.1951. P. 314.

3 См. Morris V., Bourloyannis -Vrailas M. -Ch. The Work of the Sixth Committee at the Fifty-first Session of the UN General Assembly. // AJIL. -1997.-Vol. 91.-№ 3. -P. 545.

космическое право);

принципы взвешенного голосования нефинансового характера (право международных организаций) и др.

Формирование принципа уважения экономического суверенитета государства в международногм праве способствует борьбе государств по эффективной защите своих суверенных интересов экономического содержания. Это еще раз свидетельствует о том, что сегодня от глобальной постановки вопроса о НМЭП, государства перешли к конкретно-целевому решению отдельных его аспектов. Шаг за шагом сама жизнь заставляет государства делать определенные корректировки в своем поведении на международной арене, наполняя межгосударственное экономическое сотрудничество новым демократическим веянием.

В данном учебном пособии в доступной форме раскрывается правовое содержание понятия экономического суверенитета государств, дается критика основных концепций данного понятия.

Пособие может быть использовано при подготовке к лекциям и семинарам по таким спецкурсам, как “международное экономическое право”, “международное морское право”, “международное воздушное право”, “международное космическое право”, “право международных организаций”, “природоресурсное и экологическое право”, “международное право и развивающиеся страны”, а также при обсуждении правовых проблем НМЭП в научно-студенческих кружках.

При проведении практических занятий рекомендуется обратиться непосредственно к рассматриваемым в пособии источникам, изучать их основные положения. В этих целях учебное пособие содержит в приложении текст трех документов в качестве иллюстрации источников, чтобы способствовать развитию навыков обращения с ними у студентов.

Учебное пособие может быть исползовано и для подготовки курсовых, дипломных, магистерских и аспирантских работ по затронутым вопросам. Оно снабжено тщательно отобранной литературой по теме.

Рекомендуется преподавателям, студентам и аспирантам юридических вузов, юристам-международникам, а также экономистам, историкам, политологам, а также всем, интересующимся указанными проблемами.

_ Глава I _ КОНЦЕПЦИИ ПОНЯТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА ГОСУДАРСТВА Надо сказать, что понятие экономического суверенитета государства, хотя и часто употребляется в теории международного права4 и практике международных отношений государств5, однако остается одним из самых запутанных и не до конца исследованных правовых категорий.

Некоторым развитым странам удобно считать, что межгосударственные отношения в экономической области, не урегулированы нормами современного международного права. В этих условиях перед всем человечеством стоит задача не только распространения основных принципов и норм международного права на межгосударственные экономические отношения, но и, что особенно важно, их наполнения новым демократическим содержанием. Эти процессы проходят сегодня с учетом количественного и качественного расширения субъектов современных межгосударственных отношений за счет развивающихся стран, с учетом необходимости отражения особенностей современных межгосударственных экономических отношений (МГЭО), в международном праве.

Поэтому становление понятия “экономический суверенитет государств” тесно связано с созданием условий для решения более общей проблемы установления нового международного экономического порядка (НМЭП). Появление понятия экономического суверенитета государств способствует дальнейшему подтверждению в качестве субъективного права государства его экономической независимости, в соответствии с принципом уважения суверенитета государства, 4 См., Борисов К.Г. Международное Таможенное право. М., 1997, с. 22;

Quoc Dinh Ng., Daillier P., Pellet A. Droit International Public. P., 1994. P.453-457;

Bettati M. Le nouvel ordre economique international. P., 1985. P.16-46 и др.

5См.,напр.: Экономическая декларация глав государств или правительств -членов Движения Неприсоединения от 19 августа 1976г. //Движение неприсоединения в документах и материалах. / Сост. Р.А. Тузмухамедов. М.,1979. С. 337;

Ст. 1, 6 Закона РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности 1995.// “Собрание законодательтсва РФ. 16.10.95. № 42 ст. 3923” и др.

повышает эффективность обеспечения экономической независимости государства в межгосударственных правоотношениях.

В науке международного права выдвигались различные концепции понятия экономического суверенитета государств. Некоторые из них имели ярко выраженный идеологизированный характер. Они были направленны на обеспечение не самостоятельного статуса государства на международной арене, а на обеспечение его ориентации на создание определенной модели социально-экономического и политического устройства. Другие концепции, внешне разрекламированные как юридические, на самом деле являются экономическими. Их авторы, по существу, отрицают какие-либо экономические элементы в понятии суверенитета. Наконец, третье концепции выдвигают те или иные нормативитские подходы к понятию экономического суверенитета государств. Их критике посвящена данная глава.

1. Идеологизированные концепции Позиция отдельных авторов из бывших социалистических стран, и в частности СССР6, по нашему мнению, в основном определялась общим подходом к международному праву как праву мирного сосуществования капиталистической и социалистической систем и подчинялась задаче международно-правового обеспечения условий для победы коммунизма во всем мире.7 Исходя из этого, экономическая независимость всегда рассматривалась через призму обеспечения принципа самоопределения как освобождение не только от политического, но и от экономического закабаления со стороны империалистических государств, обеспечение фактической оторванности от капиталистического мирохозяйства и присоединение государства к социалистической системе хозяйства. Неудивительно поэтому, что данное понятие в таком случае применялось чаще по отношению к развивающимся странам. По мнению Ан.А. Громыко, ликвидация несправедливого характера МЭО “явилась бы лишь началом борьбы за установление нового экономического порядка в мире (а не только в международных экономических отношениях)”, так как “перестройка мирового экономического порядка 6См., напр.: Обминский Э. Е. "Группа 77" : Многосторонняя экономическая дипломатия развивающихся стран.- М.,1981.-С.5. Африка в борьбе за перестройку международных экономических отношений / Под ред. Ан.А.Громыко. -М.,1985. -С.32. ;

Международное право :

Учебник / Отв. ред. Г.И. Тункин. -М.,1994. -С.87.;

Старушенко Г.Б. Нация и государство в освободившихся государствах.-М.,1967. -С. 65.

7 См., напр.: Обминский Э.Е. Глобальные интересы и национальный эгоизм. -М., 1990. -С. 189.

подразумевает ликвидацию неравноправия и эксплуатации не только на международном, но и на национальном уровнях”8.

Исходя из этого, можно делать вывод, что суть идеологизированных концепций в том, что экономический суверенитет рассматривался как второй, конечный этап освобождения бывших колониальных стран от закабаления со стороны бывших метрополий. Полагалось, что получение политической независимости -это лишь первый этап процесса, то есть неполный суверенитет.

Достижение полного суверенитета, по этим концепциям, происходит лишь после полного экономического освобождения от иностранного ига, под которым подразумевался разрыв с капиталистическим мирохозяйством и присоединение к странам, провозгласившим социалистический путь развития.

Сегодня после распада социалистического лагеря эти теории показали свою несостоятельность. И стало очевидным, что мешает обеспечению защиты экономических и политических интересов развивающихся государств не сама по себе рыночная экономика, а попытка поставить в основу урегулирования МГЭО не международное право, а право сильного. Следовательно, добиться надо было не замены капиталистической системы мировым коммунизмом, а создания эффективной системы обеспечения экономической безопасности государств, основанной на идее безукоснительного уважения экономического суверенитета каждого государства, который он обретает как и политическую независимость не когда-то потом, а сразу с момента получения своей политической независимости.

2. Экономические концепции Классические экономические концепции либо исходят из того, что не существует вообще какого-либо понятия экономического суверенитета как юридической категории, либо из того, что о реальном экономическом суверенитете можно говорить лишь тогда, когда страна экономически высокоразвита. В экономических концепциях, понятие экономической независимости фактически иногда используется как синоним достижения высокого уровня развития, обеспечивающего государству экономическую самостоятельность, 8Африка в борьбе за перестройку международных экономических отношений / Под ред. Ан.А.

Громыко. -М.,1985. -С.32. Cм., также: Бараташвили Д.И. Новые государства Азии и Африки и Международное право. -М., 1968. -С. 81.

9 Речь идет о смешении понятия экономического суверенитета как формально юридической категории присущей каждому суверенному государству, и понятия экономической независимости как категории фактической, в то время как в последнем случае государства очень часто могут оказаться в той или иной степени экономической зависимости от других государств, при этом сохраняя свой экономический суверенитет. Подробнее см. Параграф 3 главы 1 ниже.

являющуюся материальной основой суверенитета государств. Так, например, проф.

М. М. Богуславский пишет, что “уважение принципа государственного суверенитета имеет особое значение для развивающихся стран. Достижение экономической самостоятельности этими государствами является материальным обеспечением суверенитета, а, с другой стороны, государственный суверенитет является орудием борьбы этих стран за достижение экономической независимости”10. По мнению иных авторов, суверенитет, как политико юридическая категория, “тесно связан с проблемой экономической самостоятельности государств, хотя не может быть сведен к ней. Упрощенное представление о соотношении суверенитета и экономической самостоятельности опровергнуто всем ходом мирового развития на протяжении XX столетия”. Этот век увидел “обретение колониальными народами государственного суверенитета”, опираясь на который, эти народы “провели в своих странах широкие экономические преобразования, встали на путь самостоятельного экономического развития. Это в свою очередь привело к упрочению их государственного суверенитета”11.

Очевидно, что ничего неверного в этих высказываниях нет, если их авторы рассматривают суверенитет не только как военно-политическое, но и как политико экономическое понятие. В последнем смысле, понятие экономический суверенитет также ничего общего не имеет с понятием экономической независимости, понимаемой как (фактическая) экономическая самостоятельность того или иного государства. Некоторые авторы прямо делят суверенитет на государственный и на экономический12. Однако такое деление спорно потому, что создает впечатление будто экономический суверенитет - это не государственный суверенитет, что неверно. Сегодня же речь идет о том, что именно государственный суверенитет следует понимать в двух аспектах: как военно-политическую и как политико экономическую категорию.

3. Нормативитские концепции Авторы, выдвигающие те или иные нормативитские концепции понятия “экономический суверенитет государства”, как правило пытаются так или иначе его обосновывать, опираясь на такой фундаментальный принцип международного права как принцип суверенного равенства. Однако ограниченность этих концепций в том, что понятие экономический суверенитет государств некоторые из их авторов (особенно в бывшем СССР) рассматривали как конкретизацию данного принципа, 10Богуславский М.М. Международное экономическое право. -М.,1986.-С.97.

11Международное право: Учебник / Отв. ред. Г.И. Тункин. -М.,1994. -С.87.

12См.: Борисов К.Г. Международное таможенное право. -М., 1997. - С. 22.

применительно к одной лишь отрасли международного права - к международному экономическому праву, а не применительно ко всем отраслям.

Отсюда справедливые требования стран “третьего мира” о НМЭП по существу сводятся к необходимости их отражения именно в этой области, что в корне неправильно. Сведение проблемы правового обеспечения НМЭП к реформированию нормы одной отрасли международного права объективно нацелено было на обеспечение сохранения общего международного права как права мирного сосуществования социализма и капитализма. Интересно, что такой двойной подход к международному праву, находил отражение даже в конструкциях возможных направлений конкретизации принципа суверенного равенства в МЭО.

Для обеспечение интересов стран “третьего мира” конкретизацией принципа суверенного равенства считались принципы неотъемлемого суверенитета над ресурсами и свободы выбора форм внешнеэкономических связей13. Это обеспечивало ориентацию этих стран на социалистическую модель хозяйства. А для обеспечения дальнейшего мирного сосуществования капитализма и социализма конкретизация это уже сводилась к необходимости обеспечения принципов недискриминации и наиболее благоприятствуемой нации14.

В отношении стран “третьего мира”, считалось, что главное для них было лишь обеспечение их суверенитета, в то время как для социалистических стран главное было в обеспечении их равноправия с капиталистическими странами. В современных условиях ясно, что и эти концепции также потеряли свое первоначальное значение.

Особенность нормативитских концепций некоторых авторов на Западе определена тем, что МГЭО вообще рассматривают не под углом зрения принципа суверенного равенства, а под углом зрения так называемого. принципа “взаимозависимости”15. Рассматривая принцип суверенного равенства как означающее лишь формальное, а не обеспеченное равенство, они считают, что действие этого принципа возможно только в рамках так называемых политических взаимоотношений государств, олицетворением которых выступает система ООН.

По их мнению, МГЭО находятся вне этих политических отношений государств, и поэтому регулируются не общим международным правом, а отличным от него, 13См.: работы Богуславского М.М., Бувайлика Г.Е., Войтовича С.А., Коробова М.А.,.Усенко Е.Т., Шатрова В.П. и др.

14См.: Пирогов А.В. Межгосударственные экономические отношения: принцип суверенного равенства. -Киев, 1988. ;

Шабан И.С. Принципы равноправия и взаимной выгоды в международных экономических отношениях государств. // Международное право и международный правопорядок.

/Отв. ред. Н.А.Ушаков. -М.,1981. -С.132-142.

15Carreau D., Flory T., Juillard P. Droit international economique. P.,1990. 3 me ed. P. 47;

неким “международным экономическим правом”, которое закрепляет в этих отношениях, концепцию свободной игры рыночных сил, нацеленных на извлечение максимальной прибыли.16 После этого не следует удивляться тому, что равнозначными государству субъектами данного права считаются ТНК17.

Однако подход, заменяющий принцип суверенного равенства принципом "взаимозависимости", вряд ли можно считать обоснованным. Ибо то, что мы живем во взаимозависимом мире, очевидно всем, и принцип суверенного равенства не отрицает этого, а наоборот он служит напоминанием о том, что мы живем во взаимозависимом мире, а раз так, то суверенные права одних должны сообразовываться с теми же правами других государств. В интерпретации же Запада, взаимозависимость означает одностороннюю зависимость слаборазвитых стран.

Как пишет проф. М.И. Лазарев, на Западе вместо принципа суверенного равенства “продолжает действовать и признается, как нечто само собой разумеющееся и нормальное принцип экономического неравноправия сторон”18. По его мнению, наблюдаемое показывает, что “международно-правовое и международно-моральное мышление здесь, как бы застыло на уровне международного права ХIХ века”19. Стремление заменить принцип суверенного равенства принципом "взаимозависимости", красноречиво доказывает, что и по собственному убеждению стран Запада порядок, существующий в современных МГЭО, недостаточно эффективно регулируется в соответствии с принципами современного международного права, и, в частности, принципом суверенного равенства. Попытка же оправдать этот произвол, вынуждает их искать другие нормативитсткие концепции регулирования МГЭО, в основе которых стоит не принцип суверенного равенства, а извращенно толкуемый принцип "взаимозависимости".

На самом деле, именно принцип суверенного равенства стоит на страже интересов всех стран взаимозависимого мира. Роль данного принципа неоценима особенно в области МГЭО, где разный уровень развития государств способен существенно повлиять на взаимовыгодный характер сотрудничества между ними.

16Ibid.

17См., напр. : Fikentscher W. Wirtschaftrecht. Munchen, 1983.;

Lowenfeld A. International economic law// Amer. J. Intern. Law. 1986. Vol. 80, N3.;

Petersmann E. International economic theory and international economic law: On the tasks of a legal theory of international economic law// The structure and progress of international law. The Hague, 1986.

18Лазарев М.И. Международное право о международных долгах. М., 1988. -С. 52.

19Там же.-С. 53.

Нормативное закрепление понятия уважения экономического суверенитета государств в качестве общего принципа международного права гарантирует эффективное действие принципа суверенного равенства при решении вопросов международного экономического сотрудничества, возникающих в любой области взаимоотношений субъектов нашего взаимозависимого мира. Так как равное обращение с неравными государствами "ведет к несправедливому распределению между ними благ, вытекающих из соблюдения международно-правовых норм ". Поэтому именно закрепление этого понятия стало главной целью программы установления НМЭП. Декларация об установлении НМЭП, гласит, что "интересы развитых стран и интересы развивающихся стран не могут более быть изолированы друг от друга"21. Таким образом именно из принципа суверенного равенства следует исходить, при требовании учета суверенных интересов всех членов взаимозависимого мира. В большинстве своем именно ученые стран “третьего мира”22 рассматривают как ключевое для перестройки МГЭО становление нового юридического понятия -понятие экономического суверенитета государств.

Нормативное закрепление этого понятия, по существу, стало основным вкладом данных стран в прогрессивное развитие современного международного права.

По мнению проф. М. Беджауи (Алжир), необходимость становления этого понятия объясняетcя тем, что традиционное международное право не было взаимосвязанно с действительностью, ярко свидетельствовавшей о слаборазвитости и эксплуатации стран “третьего мира”. Поэтому заслуга развивающихся стран в том, что они показали, что страны не могут быть в равной степени суверенны, если уровень их развития различен23. Он считает, что неудачность традиционной концепции суверенитета, нашедшего закрепления в Уставе ООН в 1945 году, стало в наше время очевидным, поскольку "за этими полными искусственностью правовыми и институционными структурами, призванными придать некоторую видимость национального суверенитета, можно распознать формы реальной зависимости, основанные на экономическом подчинении, явно несовместимые с настоящим понятием суверенитета"24. Это мнение разделяет представитель науки международного права Латинской Америки О. Де Риверо, который полагает, что 20Дмитриева Г.К. Мораль и международное право. -М., 1991. -С.137.

21Рез. 3201 (S-VI) от 1 мая 1974г.

22Среди представителей науки Запада, близкую позицию занимают М. Беттати, Б. Боллекер Штерн, А. Лоуенфельд, Х.Бэлло, Я. Броунли и др. См. например Bello J.H. The WTO Dispute Settlement Understending: Less is More // American J. of Intern. Law (AJIL). -1996 - Vol. 90 - № 3. - P.

416 - 418.

23Bedjaoui M. Towards a new international economic order. N. Y.,1979. P.63.

24Ibid.

международно-правовое содержание принципа суверенного равенства, должно меняться в поисках мер преодоления неравенства социально- экономических структур25.

Вместе с тем встречаются и более радикальные взгляды на эту проблему. В частности, некоторые из авторов стран “третьего мира” (например Х. Грос Эспиель) полагают, что для перестройки МГЭО на справедливой основе нужно не обогащать содержание принципа суверенного равенства, а вообще его заменить.

Проповедь такого рода теорий опасна прежде всего для самих развивающихся стран, поскольку объективно веде к их изоляции. Как пишет д.ю.н. М.Л. Энтин, отрицание принципа суверенного равенства и соответственно международного права ведет к утрате этими странами той основы, на которую возможно реально опираться для обоснования требования об установлении справедливого НМЭП26. И на самом деле, позиция данных авторов не обоснована, так как международное право на каждом этапе своего развития закрепляет именно минимальные требования, регламентирующие порядок и интенсивность международного сотрудничества, а не ограничивает последние, и поэтому Программа установления НМЭП, направленная на прогрессивное развитие этого права, не может его ограничивать или отрицать, а может только его развивать27.

Такое мнение неверно еще и потому, что признание необходимости становления понятия экономического суверенитета, отражающего, как они сами говорят, прежде всего экономическое содержание суверенитета, не отрицает политического содержания этого суверенитета, отраженного в более общем принципе суверенного равенства.

Следовательно, речь идет о том, чтобы уточнить применительно к необходимости справедливого регулирования МГЭО содержание слишком широких принципов международного права (и прежде всего принципа суверенного равенства), оставляющих возможность для их нарушения. Проф. В.С. Верещетин и Р.А. Мюллерсон считают, что в нынешних условиях для обеспечения примата международного права в политике необходимо именно "уточнить, конкретизировать содержание весьма широких принципов международного права, устранить в них лазейки, позволяющие либо обходить их, либо использовать для оправдания в 25De Rivero O. Nuevo orden economico y derecho internacional para el desarrollo. Mexico, 1978. P.27.

См., также: Gros Espiel H. Derecho international del desarrollo. Valadodid. 1979. P. 26.

26См.: Энтин М.Л. Международное право развития. Проблемы формирования и реализации.(Обзор литературы) // Сов. гос. и право. -1989. - N 2. -С. 139-144.

27См.: Освободивщиеся страны и международное право / Под ред. И.П. Блищенко. -М., 1987. - С.

85.

глазах определенных кругов, нарушений важнейших норм международного права"28.

Необходимость в таком уточнении вызвана в том числе важностью учета качественного расширения субъектов международного права за счет стран “третьего мира”, получивших свою самостоятельность и ставших заметными субъектами современных международных отношений. Попутно важно заметить, что из принципа суверенного равенства уже вытекал в прошлом принцип равноправия двух систем собственности, соответствовавший императиву мирного сосуществования государств с разными социально-экономическими системами29.

Сегодня же новое экономическое содержание принципа суверенного равенства призвано отражать современные реалии мира и связанную с этим, необходимость ликвидации произвола и экономического насилия в международных отношениях.

Актуальность последней верно отмечена проф. М.Беджауи, который пишет, что, “суверенитет, определенный только политическими элементами, исключая экономические, теоретически и практически вел к такой ситуации, когда санкции, предусмотренные за посягательство на суверенитет, предназначались только для случаев нарушения политических обязательств по отношению к другим государствам. Таким образом, экономическое принуждение, например, не считалось нарушением суверенитета государств"30. Современный мир насыщен примерами доказывающими это мнение31.

Верное толкование принципа суверенного равенства предполагает признание того, что во взаимоотношениях между государствами равенство прав не зависит от равенства сил, а зависит от равенства суверенных статусов. Поэтому задача международного права не в том, чтобы быть арбитром в состязании государств по экономической мощи, а в том, чтобы обеспечить равную для всех государств международную безопасность. При этом необходимо иметь в виду, что равная безопасность, не означает одинаковую, а означает справедливую безопасность, то 28Верешетин В.С., Мюллерсон Р.А. Примат международного права в мировой политике.//Сов. гос.

и право. -1989. -N 7. -С.8. ;

Суворова В.Я. Конкретизация как мера обеспечения эффективности реализации международно - правовых норм. // Вопросы универсализации и эффективности международного права. -Свердловск,1981. -С.53. ;

Скакунов Э.И. Особенности кодификации основных принципов международного права. // Сов. гос. и право. -1982. -N 6. -С.122 - 123.

29Cм.: Бобров Р.Л. Мирное сосуществование и международное право. -М.,1978. ;

Тункин Г.И.

Право и сила в международной системе. -М.,1983. -С.31.;

Ушаков Н.А. Принцип мирного сосуществования - общепризнанный принцип международного права. -М.,1985.

30Bedjaoui M. Towards a new international economic order. P.152.

31Подробнее см.: Маринич С. В. Экономические меры принуждения во внешнеполитической деятельности государств и международное право // Сов. гос. и право. -1989. -N 7. -C. 103-108. См.

также Lowenfeld A. F. Congress and Cuba: The Helms - Burton Act // AJIL.- 1996. - Vol. 90. -№ 3. - P.

419 - 434.

есть такую, которая должна соответствовать интересам всех, как развитых, так и слаборазвитых членов современного сообщества наций.

Следовательно, речь идет не о замене принципа суверенного равенства другим принципом, а о повышении эффективности его действия путем укрепления его нормативных основ применительно к экономическому содержанию данного принципа.

В целом, строго говоря, исследование этой проблемы показало, что существующие нормативитские концепции понятия экономического суверенитета государств носят в основном более философский, нежели юридический характер.

Отсутствовала комплексная научная разработка данного понятия. Например М.

Беджауи, определяя это понятие, пишет, что в целях “очищения” принципа суверенного равенства от “всех своих иллюзий”, он должен включать в себя измерение экономической независимости таким образом, чтобы “восстановить для каждого государства базисные элементы своей независимости в экономической области”. И поэтому призванный отражать эту реальность принцип экономической независимости, как новый принцип современного международного права, должен, в частности, заключаться в праве всех народов и государств распоряжаться своими природными ресурсами, в запрете всех форм неправомерного вмешательства в их экономические дела, в искоренении из МЭО силы и всех других форм принуждения32.

Проф. Х.Кастанеда (Мексика) считает, что под экономическим суверенитетом понимается "совокупность положений и средств, которые международное право признает за государствами для того, чтобы те могли сохранить экономическую независимость и ресурсы"33. Близко к этому и определение проф. К.Г.Борисова, который полагает, что под экономическим суверенитетом следует понимать “свободу государства в выборе форм и путей сохранения и защиты своей национальной экономики от какого-либо вмешательства со стороны иностранных государств и их экономической деятельности, в том числе и в сфере международного разделения труда”34.

Проф. М.Беттати (Франция) считает, что в состав принципа уважения экономического суверенитета государств, отражающего экономическое содержание принципа суверенного равенства, входят следующие нормы Программы НМЭП:

свобода выбора социально-экономической системы, принцип постоянного 32 Bedjaoui M. Towards a new international economic order. P.87.

33 Castaneda J. Le droit des relations economiques internationales. ( Introduction ). In : Droit international : Bilan et perspectives / M.Bedjaoui ( Red. gen. ). P. 1991. T.2. P.633.

34 Борисов К.Г. Указ. соч. -С. 22.

суверенитета над ресурсами, принцип контроля над ТНК, суверенитет над ресурсами международных зон, а именно нормы касающиеся исключительной экономической зоны и общего наследия человечества, в том числе на Луне35.

Проф. Б.Боллекер-Штерн (Франция) пишет, что суверенитет, существовавший до второй мировой войны лишь как юридический, вынужден теперь после процесса деколонизации, учитывать экономическую реальность мира и корректировать его, поэтому превращается также в экономический суверенитет. По ее мнению, содержание этого принципа составляют такие положения Программы установления НМЭП, как право всех государств участвовать в решении международных экономических проблем, право каждой страны выбрать свою социально экономическую систему, постоянный суверенитет над ресурсами и преференции в пользу развивающихся стран36.

Как видим понятия выгладят разрозненными, содержат указания на отдельные элементы. В одних случаях говорят о субъективных правах, вытекающих из этого принципа, в других случаях, говорят о нем в объективном смысле. Некоторые ученые включают в его состав только нормы о суверенитете над ресурсами (внутренний аспект суверенитета, например Беттати), другие же обращают внимание прежде всего на элементы суверенитета на международной арене (внешний аспект суверенитета, например Боллекер-Штерн), а третьи включают в это понятие элементы, не только отражающие принцип суверенного равенства, но и также иные принципы, например, неприменения силы или угрозы силой, невмешательства во внутренние дела государств ( М. Беджауи, К.Г. Борисов ).

Таким образом, мы видим здесь лишь набор фрагментарных норм, не образующих нормативного целостного, способного, с юридической точки зрения, определять качественные характеристики правовой системы и ее институтов, что по мнению ученых, является, одним из основных требований к формированию принципа международного права37. А это снижает доказательственную силу вывода о том, что сегодня в системе современного международного права сформировалось понятие экономического суверенитета государств.

35Bettati M. Le nouvel ordre economique international. Que sais - je ? P.,1986. P.16.

36Bollecker -Stern B. The legal character of emerging norms relating to the New International Economic Order // Legal Aspects of the New International Economic Order / ed. by K. Hossain. - L., 1980. -P.77.

37См.: Игнатенко Г.В. Принцип суверенного равенства государств. В кн. : Курс международного права. - В 7 т. - М.,1989. - Т.2. -С.48.

ГЛАВА II НОМАТИВНО - ПРАВОВОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СУВЕРЕНИТЕТА ГОСУДАРСТВ Формирование понятия экономического суверенитета государств - главная нормативно-правовая гарантия перестройки межгосударственных экономических отношений (МГЭО) на справедливой основе и обеспечения экономической безопасности государств. Существующие сегодня в межгосударственной системе “мягкие” и “твердые” нормативные акты, а также практика государств подтверждают идею о становлении в современном международном праве этого понятия. Речь идет о многочисленных резолюциях международных организаций38, конвенционной39 и обычно-правовой практике государств, закрепляющих суверенные права государств на ресурсы и экономическую деятельность в пределах своей территории, недопустимость дискриминации, необходимость взаимовыгодного характера экономического сотрудничества государств, включая предоставление преференциального режима для слаборазвитых государств, равноправное участие всех государств в решении международных экономических проблем, а также закрепляющих понятие общего наследия человечества и т.д.

Исторически выделение понятия экономического суверенитета государства в самостоятельную норму напрямую связано с выходом на международную арену большой группы слаборазвитых государств Азии и Африки, проблемы преодоления отсталости которых особо остро встали перед мировым сообществом в 60-70 годах.

Первые мероприятия по предоставлению экономической помощи в целях развития в рамках “десятилетий развития ООН”, начиная с 1960 года, не принесли ожидаемых результатов. Причина тому одна - они не предусматривали главного - юридического механизма, способствующего искоренению этой отсталости. Поэтому в условиях 38Cм., напр.: Рез. 3201 (S-VI) от 1мая 1974г. (Декларация об установлении НМЭП) и Рез. 3202 (S-VI) от 1 мая 1974г. (Программа действий по установлению НМЭП);

Рез. 3281 (XXIX) от 12 дек. 1974г.

(Хартия экономических прав и обязанностей) -составляющие основные программные документы НМЭП.

39См., напр.: Международные пакты о правах человека 1966г. (ст. 1);

Соглашение о Луне 1979г.(ст.ст. 4,11);

Конвенция ООН по морскому праву 1982г. (ст.ст. 56,77, ч.XI).

конфронтации Восток-Запад эти программы ООН в целях развития давали даже обратный эффект. Они выступили инструментом сохранения этой отсталости главного условия их удержания в качестве сателлитов бывших метрополий.

Неслучайно поэтому именно страны “третьего мира”, ежедневно испытывающие на себе все тяготы своего положения сырьевых придатков бывших метрополий, вынуждены были выступить с требованием о необходимости установления НМЭП, который бы базировался на строгом соблюдении принципов и целей современного международного права, среди которых наиболее важными являются, поддержание международного мира и безопасности, обеспечение справедливости и суверенного равенства государств.

Поиски обеспечения эффективности действия этих принципов в МГЭО привели к росту самостоятельного значения понятия экономической независимости, как элемента содержания государственного суверенитета, а также связанных с ним аспектов понятия равноправия в МГЭО, и потребность в их международно правовом закреплении.

Для обеспечения должного правопорядка в МГЭО было признано необходимым закрепить в международно-правовом порядке положение о том что, 1) за всеми государствами должно признаваться право на то, что им принадлежит не в силу своей экономической мощи, а в силу своего суверенитета (например, закрепить право каждого государства на свои ресурсы.);

2) равноправное участие всех государств в МГЭО должно базироваться на действительной взаимной выгоде всех (например, закрепить право каждого государства на получение справедливой доли от освоения и эксплуатации ресурсов объектов общего наследия человечества и др.) независимо от их уровня социально-экономического развития, о чем свидетельствуют как программные документы НМЭП, так и конкретные договоренности государств40.

В понятии экономического суверенитета государств переплетены в неразрывном единстве эти два вышеназванные аспекта. Отсюда давая определение понятию экономический суверенитет государств нужно иметь в виду что: 1/понятие экономического суверенитета государства является условным и презюмирует совмещение в его содержании собственно понятия суверенитета и понятия равноправия в МГЭО;

2/ экономический суверенитет - это не суверенитет в экономической области, а суверенитет экономического содержания;

3/понятие экономического суверенитета (экономической независимости) не связано с уровнем 40См.,например Конвенцию о биологическом разнообразии 1992г. (Моск. журн. межд. права 1994- № 1. -С. 183-207).

социально-экономического развития государств. По определению экономически суверенными являются как развитые так и слаборазвитые государства.

Кратко остановимся на содержании каждого из этих определений.

1.Экономический суверенитет -это верховенство во внутренних экономических делах и экономическое равноправие государств на международной арене Наличие связи между понятиями суверенитета и равноправия сегодня ни у кого не вызывает сомнения. По мнению проф. А.Пелле, "суверенитет ведет к равенству, как, в свою очередь, и равенство ведет к суверенитету. Поскольку государства предполагаются равными, они выступают и как суверенные и, наоборот, суверенитет государств немыслим без их равенства"41. Еще в 1959 году проф. А.Фердросс писал, что "из политической независимости государств вытекает их взаимное равноправие"42.

Российские авторы также широко отмечают, что принцип суверенного равенства предполагает, с одной стороны, уважение государственного суверенитета, а с другой- признание равноправия всех государств в международных отношениях 43.

Принципа суверенного равенства государств закреплен сегодня в международном праве именно в этой двуединой формулировке (Устав ООН, Декларация о принципах международного права 1970 года, Устав Организации африканского единства 1963 года и в Хельсинском заключительном акте 1975 года и др.).

Понятие экономического суверенитета -часть понятия суверенного равенства государств применительно к взаимоотношениям государств экономического характера. Ученые, исследовавшие принцип суверенного равенства в том виде как его содержание раскрыто в Декларации о принципах международного права года, отмечали некоторые пробелы в его нормативной регламентации, указывали, например, на отсутствие в нем нормы о праве государства распоряжаться своими природными ресурсами, о праве государства участвовать в решении 41Pellet A. Le bon droit et livraire plaidoyer pour livraire. Remarques sur quelques problemes de methode en droit international du developpement. // Le droit international : unite et diversite. P. 1981. P.32.

42Фердросс А. Международное право. -М.,1959. -С.209.

43См.:Богуславский М.М. Международное экономическое право.-С.96. ;

Мовчан А.П.

Кодификация и прогрессивное развитие международного права. -М.,1972. -С.173.

международных проблем, затрагивающих его законные интересы и др.44, ставшие сегодня важнейшими элементами понятия экономического суверенитета государств.

Так, например, Г.И.Тункин и В.М.Шишкин приходят к выводу о том, что такие положения Хартии экономических прав и обязанностей государств 1974 года, как право государства регулировать иностранные инвестиции и осуществлять над ними власть, право государства регулировать и контролировать деятельность ТНК, право государства национализировать, экспроприировать или передавать в другие руки иностранную собственность, представляют собой "важные дополнения и уточнения" принципа суверенного равенства. И.С.Шабан считает, что отражением принципа суверенного равенства в МГЭО являются, с одной стороны, принцип равноправия, экономический аспект которого означает "юридическое равенство и подлинное соблюдение экономических интересов всех государств, искоренение всех форм протекционизма и дискриминации в международных экономических отношениях"46, а с другой, принцип взаимной выгоды, соблюдение которого "ведет к тому, что из экономического сотрудничества стороны извлекают равную пользу."47 Таким образом бросается в глаза то, что в то время как одни авторы (Г.И. Тункин, В.М.

Шишкин и др.) делают акцент, прежде всего, на внутренние экономические аспекты принципа уважения суверенитета государств (суверенитет над ресурсами и всей экономической деятельностью), другие авторы (И.С. Шабан в приведенном примере) наоборот обращают внимание на внешние аспекты данного принципа, на принцип равноправия государств.

Таким образом, эти авторы не только рассматривают составные части этого принципа изолировано друг от друга, они как бы просто специализируются даже на исследовании лишь отдельных аспектов принципа суверенного равенства, применительно к экономическим взаимоотношениям государств48..

Однако такой подход к научному обобщению положений, уточняющих содержание принципа суверенного равенства экономическими элементами, 44См.:Бараташвили Д.И. Принцип суверенного равенства государств в международном праве. М.,1978. -С.116.

45 Тункин Г.И., Шишкин В.М. О международно-правовых принципах нового международного экономического права. //Сов. гос. и право. -1980. -№ 9.-С.91., См. также: Шатров В.П.

Международное экономическое право. - М.,1990. -С.15, 17.

46 Шабан И.С. Принципы равноправия и взаимной выгоды в международных экономических отношениях государств. //Международное право и международный правопорядок. /Отв. ред.

Н.А.Ушаков. -М.,1981. -С.132.

47Там же. -С.148.

48Типичным примером такой специализации являются работы А.В.Пирогова (исследует вопросы равноправия в международных экономических отношениях) и С.А.Войтовича (исследует вопросы суверенитета над ресурсами в международных экономических отношениях ).

недостаточно продуктивен, хотя бы потому, что он даже не совсем точно отражает содержания принципа суверенного равенства, из которого они исходят при выдвижении своих теоретических выводов.

Отмечая возможность и даже целесообразность в определенных случаях выделения того или иного элемента в составе принципа суверенного равенства, проф. Г.В. Игнатенко справедливо замечает, что такое двуединое содержание этого принципа вместе с тем наделяет его определенной качественной самостоятельностью, которая уже не выступает простой суммой двух его компонентов, а отличается новым органическим единством.49 Следовательно, одно дело - рассмотрение этих принципов отдельно друг от друга, а другое - их совместное рассмотрение.

Применительно к проблеме установления НМЭП акцентирование внимания лишь на отдельных аспектах экономического суверенитета государства не способствует решению поставленной задачи, так как фрагментирование содержания этого понятия снижает возможности его правового обоснования и обеспечения из-за увеличения "свободы" его толкования.

Кроме того, так как речь идет об обеспечении действия принципов уважения суверенитета и равноправия в межгосударственной системе, то тесная взаимосвязь этих принципов, нашедшая отражение в принципе суверенного равенства, является просто необходимой. В случае же с системой МГЭО, отличительным признаком которой является существование суверенных государств с разным уровнем развития, объединение этих принципов в один выступает просто conditio sine quo пon построения эффективной правовой системы обеспечения экономического суверенитета и суверенного равенства государств. И ни кого не должно смущать то, что равенство и суверенитет выступают здесь условно в одном понятии экономический суверенитет. Как пишет проф. А. Алексидзе, название принципа необязательно должно отражать его основное содержание 50.

С другой стороны, произошедшее раздвоение в науке при исследовании экономических аспектов понятия суверенного равенства государств случайным назвать нельзя. Это вполне закономерный процесс, который свидетельствует о достигнутом в то время в науке уровне распознания возникших норм международного права. Собственно именно благодаря этим предыдущим исследованиям мы сегодня можем, отталкиваясь от них, делать более далеко идущие выводы о становлении уже не разрозненных элементов, а на их основе 49См.:Игнатенко Г.В. Принцип суверенного равенства. -С.46.

50См.:Алексидзе Л.А. Некоторые вопросы теории международного права. Императивные нормы jus cogens. -Тбилиси, 1982. -С. 321.

именно целостного понятия экономического суверенитета государства. Движение науки здесь происходит от частностей к целому.

2. Экономический суверенитет -это не суверенитет в экономической области а суверенитет экономического содержания В связи с проблемой установления НМЭП, некоторыми авторами высказывается мнение, что международно-правовое обеспечение этой задачи означает распространение на экономическую область взаимоотношений государств, основных принципов международного права и, прежде всего, принципа суверенного равенства, говорят также и об обеспечении суверенитета государств в экономической области или над экономикой51.

Разумеется, ничего неверного в этом нет, поскольку такое положение нашло закрепление в самих документах об установлении НМЭП, в частности, в главе I Хартии экономических прав и обязанностей государств, где прямо сказано, что "экономические, а также политические и другие отношения между государствами будут регулироваться, среди прочего, следующими принципами: а/ суверенитет, территориальная целостность и политическая независимость государств;


б/ суверенное равенство всех государств..." и т.д.

Однако этого недостаточно. Все зависит еще от того, как рассматривать межгосударственные экономические отношения (МГЭО) в узком ли смысле (как предмет правового регулирования отрасли международного экономического права (МЭП) или в широком (как все межгосударственные отношения экономического содержания, проявляющиеся в любой области взаимоотношений государств, составляющих предмет правового регулирования той или иной отрасли международного права). И, во-вторых, это зависит еще от того, как рассматривается проявление действия принципа суверенного равенства государств и других общих принципов международного права в той или иной конкретной области.

Практика показала что при этом МГЭО понимаются в узком смысле как предмет МЭП, а действие принципа суверенного равенства в этой отрасли сводится лишь к конкретизирующим его экономические элементы нормам. А это неоправданно, на наш взгляд, сужает рамки задачи международно-правового обеспечения НМЭП, что в принципе по крайней мере спорно.

51См.: Курс международного права. В 7 т. -М.,1993. -Т.7. -С.302.

Критически рассмотрим концепции данных авторов подробнее.

а) Авторы, которые рассматривают МГЭО в узком смысле, отстаивали такую концепцию международно-правового закрепления Программы НМЭП, которая исходила из того, что необходимые изменения международного права ограничиваются в связи с этим лишь областью международного экономического права (МЭП). Так, например, по мнению Г.И. Тункина и В.М. Шишкина в вопросе об объеме необходимых изменений международного права "ближе к истине те западные авторы", которые полагают, что установление НМЭП приведет лишь к “радикальной трансформации” международного экономического права.52 По мнению Е.Т. Усенко и М.П. Бардиной, установление НМЭП должно означать "распространение основных принципов международного права на сферу международных экономических отношений (как предмет МЭП - авторы) и их последовательное осуществление в этой сфере, что, конечно, не исключает учета специфических интересов развивающихся стран"53(курсив наш - авторы).

Нельзя согласится с таким подходом, поскольку он вызвал бы трудно разрешимый вопрос совмещения международно-правовых норм, призванных установить НМЭП, не интегрированных на уровне общего международного права, и норм МЭП, являющегося отраслевым отражением этого общего международного права, рассматривающегося как право мирного сосуществования капиталистических и социалистических стран. То есть вопрос заключается в следующем: как положения Программы установления НМЭП, призванные обеспечить формирования нового правопорядка в международных отношениях, который бы учитывал необходимости обеспечения должного уважения суверенных интересов всех государств, независимо от их уровня развития и экономической мощи, могут быть интегрированы непосредственно в одну из отраслей международного права (МЭП), не находя сначала отражения в фундаментальных основах этого общего международного права.

Ведь вопросы, которые рассматриваются в этой программе, не столько отраслевые, сколько общие, фундаментальные, коль скоро касаются установления НМЭП. Анализ положений этой программы дает нам основание считать, что, выдвинув программу НМЭП, мировое сообщество исходило из необходимости обеспечить, чтобы сотрудничество государств в МГЭО осуществлялось на основе принципа уважения экономического суверенитета, а субъективные права, 52Тункин Г.И., Шишкин В.М. Указ. соч. -С.95.

53Усенко Е.Т. Бардина М.П. Международное экономическое право. // Курс международного права.- В 7 т.. - М.,1990. -С.234.

вытекающие из него, обеспечивались бы соответствующими правоохранительными гарантиями экономической безопасности государств. Осознав тупиковый характер такого подхода, некоторые авторы пытаются решить вопрос с помощью версии о возможности параллельного конструирования двух комплексов правовых норм: МЭП (регулирующее все МГЭО) и международное право развития (учитывающее специфику развивающихся стран), где международное право развития относилось бы к МЭП, как часть к целому. Этот подход обнаруживается в работе Б.М.Ашавского, который считает, что нормы, касающиеся установления НМЭП должны образовать формирующуюся подотрасль международного экономического права56. Однако и этот подход также не является небесспорным потому, что, во-первых, вводит недопустимый дуализм правовых норм (один - для слаборазвитых стран, а другой - для остальных), а во - вторых, тем самым старый порядок не изменяется, а ограничивается исключениями для стран “третьего мира”57.

Не удивительно поэтому наиболее последовательные представители данной концепции чаще всего ставили в основу установления НМЭП не принцип суверенного равенства, а принцип самоопределения. О целях такого подхода говорилось выше: 1)обеспечить после политического освобождения развивающихся стран социалистическую ориентацию их социально-экономического развития (самоопределения в пользу социализма) и 2) обеспечить сохранение международного права как права мирного сосуществования двух социально экономических систем. Кстати, уместно отметить, что подход тех авторов на Западе, которые заменяют принцип суверенного равенства принципом взаимозависимости, также преследовал эти же цели, однако вместо социализма, они исходили из желания в дальнейшем сохранить колониальную привязанность стран “третьего мира” к бывшим метрополиям.

Программа, выдвинутая странами “третьего мира”, говорит не о “косметических” изменениях в виде исключительных режимов, а о необходимости установления именно НМЭП в современных межгосударственных отношениях58.

Речь идет о создании не отдельного экономического правопорядка для 54См.,например положения Хартии экономических прав и обязанностей государств.

55См.:Богуславский М.М. Указ. соч. -С.27, 29.

56См.:Ашавский Б.М. К вопросу о международном экономическом праве. // СЕМП, 1984. -1986. С.44.

57Подробнее см.: Bedjaoui M. Droit au developpement. // Droit international : Bilan et perspectives. P.

1258.

58См.например: Декларация об установлении НМЭП и Программа действий по установлению НМЭП.

слаборазвитых государств (что означало бы маргинализацию этих стран), а общего более справедливого правопорядка для всех государств. А такая задача выполнима лишь в прогрессивном развитии (обогащении), прежде всего, фундаментальных основ современного международного права, к которым относится и принцип суверенного равенства.

Ограниченность критикуемого подхода связана также с тем, что установление особого режима только для слаборазвитых стран в МГЭО противоречит глобальности мировой экономики. Как пишет проф. М. Беджауи, будучи глобальными, международные отношения в этой области, должны быть глобально урегулированы нормами, касающимися всех субъектов59. Он полагает, что если уж и говорить о дуализме, то это может быть только дуализмом содержания одних и тех же норм, призванных урегулировать экономические отношения между всеми без исключения субъектами международного права, а не только между странами Севера и Юга60.

Попытка создания особого режима для развивающихся стран несостоятельна еще потому, что ограничивает задачу установления НМЭП оказанием помощи развивающимся странам. На наш взгляд, основное содержание и цель Программы установления НМЭП не сводятся к предоставлению односторонних выгод развивающимся странам. Целью этой программы является международно-правовое закрепление экономического содержания понятия суверенитета государств и его обеспечение соответствующей международно-правовой защитой, что должно способствовать экономической безопасности всех государств.

Такой вывод непосредственно вытекает из анализа положений актов НМЭП.

Так, например, в преамбуле Хартии прямо сказано, что одной из основных ее целей является "содействие установлению нового международного экономического порядка, основанного на справедливости, суверенном равенстве, взаимозависимости, общности интересов и сотрудничества между всеми государствами";

"способствовать созданию условий для:...d) преодоления главных препятствий (курсив наш - авторы) на пути экономического развития развивающихся стран"... (первый абзац преамбулы);

что принимается во внимание "необходимость установления и поддержания справедливого и равноправного экономического и социального порядка путем: а) достижения более рациональных и справедливых международных экономических отношений и содействия структурным изменениям в мировой экономике,...d) установления и поощрения 59Cм.: Bedjoui M. Op. cit. P. 60См.: Bedjaoui M. Towards a New international economic ordre. P. 261. См., также: Bulajic M. The international development law. Belgrad, 1986. P. 56.

международных экономических отношений с учетом установленных различий в развитии развивающихся стран и их особых нужд”…), а также с целью "…содействовать коллективной экономической безопасности для развития, особенно развивающихся стран, при строгом соблюдении суверенного равенства каждого государства, и путем сотрудничества всего международного сообщества”…(второй абзац преамбулы) и др. Об этом говорится и в остальных актах НМЭП.

Наше мнение разделяют и другие ученые. Так проф. Х.Кастаньеда считает, что развивающиеся страны, предложив эту программу перестройки МГЭО, исходили не из желания получать какие-то односторонние преимущества или "подачки". Они имели ввиду именно фундаментальную перестройку основ осуществления МГЭО, так как они считают, что их экономическая зависимость и отсталость, как в колониальном прошлом, так и сейчас более связаны с беспощадной эксплуатацией их природных ресурсов и сверхприбылями, которые развитые страны получают на основе действия сегодняшней системы мировой экономики, нежели от нехватки помощи с их стороны61. То есть “третий мир” руководствуется не желанием получать только побольше помощи и т.д., а прежде всего стремлением изменить такую структуру международного экономического порядка, чтобы добиться возможности свободно управлять своей экономической жизнью и на равных участвовать в решении международных экономических проблем, затрагивающих их интересы.


Можно согласиться с интерпретацией устремлений развивающихся стран, которую дает и проф. М.Беджауи, считающий, что любое государство в силу своего суверенитета и равноправия с другими государствами имеет право требовать от всех остальных, от международного сообщества и от всех экономических агентов, ТНК и т.д., чтобы те "не отняли у него то, что ему принадлежит, или чтобы те не лишили его того, что ему полагается или положено по международному сотрудничеству"62.

Таким образом, задачу международно-правового закрепления этих положений, связанных с обеспечением уважения экономического суверенитета государств, позволит выполнить объем необходимых изменений не ограниченный только областью международного экономического права, как об этом говорили некоторые авторы. Эти новации должны касаться всего международного права в целом, и прежде всего, его фундаментальных основ. Именно на основе их обновленного 61Cм.: Castaneda J. Le droit des relations economiques internationales (introduction). P. 637-638.

62Bedjaoui M. Droit au developpement. P. 1262.

содержания с учетом принципа уважения экономического суверенитета должны утвердиться и сформулироваться, прогрессивно развиваться соответствующие специальные нормы отрасли МЭП и других отраслей (морское право, космическое право и т.д.).

С другой стороны, ограничение объема необходимых международно-правовых уточнений рамками МЭП невозможно еще и по следующим двум причинам:

Во-первых, само МЭП, как правильно считает проф. М.М. Богуславкий, не способно охватить своим регулированием все многообразие МГЭО, присутствующих в любой области международного сотрудничества государств, и не ставит задачу объединить в единую отрасль правового регулирования все отношения экономического характера63, в то время как программа перестройки МГЭО охватывает всю область взаимоотношений государств экономического характера.

Об этом свидетельствуют, например, положения главы I (основы международных экономических отношений) Хартии, где сказано, что экономические как и политические отношения, должны регулироваться одними и теми же фундаментальными нормами международного права.

Следовательно, не без оснований проф. Беннуна (Марокко), считает, что международно-правовое обеспечение НМЭП не осуществимо в рамках какой-то отдельно взятой отрасли, призванной урегулировать одну из областей международных отношений, типа воздушного или морского права. По его мнению, это связано, в частности, с тем, что неравномерность развития затрагивает всю совокупность международных отношений и соответственно право, которое их регулирует, в то время как, например, отрасль МЭП, "целью которого является урегулирование международных экономических обменов", относится лишь к части названной проблемы64.

Во-вторых, потому что сами МГЭО носят общеполитический межвластный характер, задевают прежде всего сокровенные суверенные интересы всех государств, так как "экономическая потребность государств в установлении и поддержании определенных внешнеэкономических связей, всегда принимает форму политического интереса"65. И именно поэтому взаимоотношения политико экономического характера, проявляющиеся в любой отрасли международного права, должны руководствоваться, прежде всего, тем же принципом суверенного 63 См.: Богуславский М.М. Международное экономическое право. С. 33.

64Bennouna M. Droit international du developpement : Tiers-monde et interpretation du droit international P., 1983. P. 27-28.

65Войтович С.А. Указ. соч. -С. 33.

равенства, определяющим горизонтальную, то есть равноправную (а не подчиненную, вертикальную), структуру современных межгосударственных отношений.

В науке международного права России неоднократно говорилось и о том, что нормы МЭП обладают всепроникающим свойством, распространяя свое действие на все межгосударственные отношения экономического характера, проявляющиеся в других отраслях международного права66. Это может создать впечатление, что, ограничивая задачу установления НМЭП отраслью МЭП, возможно решить эту проблему, то есть что НМЭП действительно установится не каснувшись всего международного права. На самом деле, как мы увидели, это невозможно.

Однако ключ к решению научно-теоретического конфликта может дать следующее положение проф. В.П.Шатрова о том, что "предметом регулирования МЭП является специфический круг (курсив наш -авторы) общественных отношений: международные экономические отношения, участниками которых являются государства и другие субъекты международного права"67.

Как мы видим, здесь есть определенное противоречие с предыдущим положением о том, что МГЭО присутствуют как объект регулирования во всех отраслях международного права. Поэтому закономерен задать вопрос, как может быть специфическим, то есть собственным, круг общественных отношений, которые, как предмет регулирования, относятся также и к другим отраслям международного права, всему международному праву? И возможно ли конструирование отрасли международного права, которая не имеет в качестве предмета правового регулирования только ей присущий круг общественных отношений как это, например, происходит в международном космическом праве (отношения по поводу исследования и использования космического пространства), в международном воздушном праве (отношения по поводу использования международного воздушного пространства и эксплуатации международных воздушных сообщений ) и т.д.

Пытаясь выбраться из этой тупиковой ситуации, на Западе в свое время были выдвинуты два главных подхода к соотношению МЭП и общего международного права. Первый подход, представителями которого можно считать проф. Д. Карро, Т.

Флори и П.Жуйар, исходит из того, что МЭП является отдельной системой правовых норм, не совпадающей с общим международным правом. По мнению его представителей, если международное право регулирует политические отношения, 66См.: Шатров В.П. Международное экономическое право. С. 28;

Богуславский М.М. Указ. соч. С. 33.

67Шатров В.П. Указ. соч. -С. 28.

то МЭП регулирует экономические отношения. Если в основе международного права лежит принцип уважения государственного суверенитета, то в основе МЭП лежит принцип взаимозависимости68.

Второй подход, представителем которого является проф. П.Велла, исходит из того, что сотрудничество в социально-экономической области имеет в основном технический, а не политический характер69. И, следовательно, он приходит к тому же выводу о том, что в этой области можно обойтись без принципа суверенного равенства 70.

Оба подхода подвергались справедливой критике в бывшем СССР, в силу своей несостоятельности71. Однако и вариант выхода из данной ситуации, выдвинутый рядом российских авторов, например, М. М. Богуславским и В.П.

Шатровым, на наш взгляд, тоже нельзя считать оптимальным. Ведь МГЭО не являются специфической областью только МЭП. Они пронизывают, по их же словам, все сферы международной жизни, регулирующее право которых является прежде всего общим. Поэтому НМЭП связан с прогрессивными изменениями фундаментальных основ этого общего права. И уже на основе этих изменений формируются соответствующие нормы не только МЭП, но и других отраслей международного права. Именно поэтому многие положения Программы НМЭП, нашли закрепление в международном морском праве, в международном космическом праве, в системе норм, регулирующих вопросы природоресурсовой и экологической безопасности государств, и т.д. Отправной точкой для прогрессивного развития отраслевых норм должно служить соответствующее прогрессивное развитие фундаментальных норм общего международного права.

Вместе с тем, существует более узкий круг МГЭО, который должен регулироваться именно МЭП как отраслью международного права, например торговые отношения, научно-технические и т.д., и в той мере, в какой эти отношения также проявляются в области регулирования других отраслей, они также регулируются нормами МЭП 72. Поэтому в известной степени можно согласиться с мнением высказанным на Западе о том, что МЭП выполняет роль головного права (droit de tete ou droit cadre) или "диспетчерского права" в регулировании вопросов конкретно -экономического сотрудничества государств.

68См.: Carreau D., Flory T., Juillard P. Op. cit. P. 47.

69См.: Vellas P. Droit international economique et social P.,1965. P. 11.

70Ibid. P. 60-62.

71См. напр.: Бувайлик Г.Е. Правовое регулирование международных экономических отношений. Киев, 1977. - С. 229-237.

72См., также: Вельяминов Г.М. Основы международного экономического права. -М., 1994. -С. 7.

Именно этот узкий круг МГЭО является тем самым специфическим кругом МЭО, выступающим, по мнению проф. В.П. Шатрова, в качестве предмета правового регулирования МЭП. По сравнению с общеполитическими МГЭО, регулируемыми общим международным правом, этот узкий круг МГЭО, можно признать обладающим "техническим" характером, как это предлагает французский проф. П. Велла, но при условии, что конкретный "технический" характер этих отношений, не противопоставляется общеполитическому характеру их содержания, вытекающему из того положения, что они, как и все межгосударственные отношения, являются межвластными, задевают суверенные интересы государств, потому должны регулироваться не вопреки, а в соответствии с принципом уважения государственного суверенитета, что обеспечивает "единство системы международно-правового регулирования"73.

Таким образом, именно общее международно-правовое регулирование МГЭО, как отношений общеполитического характера определяет содержание и направление развития норм отрасли МЭП, регулирующей МГЭО как отношения конкретно-технического характера.

В связи с задачей международно-правового обеспечения установления НМЭП, двойственный характер проявления МЭО, особо очевиден. Он виден в двойственности задачи правового закрепления этой программы. По мнению ученых, установление НМЭП преследует цель перестройки МЭО в соответствии с принципами суверенитета, равноправия и сотрудничества74, или иначе, цели международно-правового закрепления экономического содержания суверенитета, с одной стороны, и обеспечения его защиты, с другой.

И если задача обеспечения международно-правового закрепления экономического суверенитета - это общеправовая задача и касается прежде всего прогрессивного развития фундаментальных основ современного международного права, то вторая задача заключается в обеспечении материально-правовых гарантий экономического (содержания) суверенитета государств, и она осуществима на основе развития специальных норм и принципов МЭП и других отраслей международного права и представляет собой дальнейшую конкретизацию принципа сотрудничества в МГЭО.

Это прямо вытекает из положений программных документов НМЭП. Так, в частности, в преамбуле Хартии указано, что цель его принятия заключается в том, способствовать созданию условий для: a) достижения более широкого процветания 73Войтович С.А. -Указ. соч. -С. 33.

74См.:Ключников Б. Ф. Концепции и прогнозы нового международного экономического порядка:

(Горизонты 2000 года), М., 1982. -С. 15.

всех стран и более высокого уровня жизни всех народов;

с) поощрения сотрудничества на основе взаимной выгоды и справедливых преимуществ для всех миролюбивых государств в экономической, торговой, научной и технической областях. В главе I той же Хартии указано, что экономические, политические и другие отношения между государствами должны регулироваться, среди прочих, следующими принципами: “...m) содействие международной социальной справедливости;

n) международного сотрудничества в целях развития” и др. Такие же положения содержатся в Декларации и Программе НМЭП.

Исследование положений Программы НМЭП позволяет предположить, что конкретизация принципа сотрудничества приводит к образованию в рамках МЭП определенной совокупности норм, которые образуют предложенный нами институт международного гуманитарного экономического права (МГЭП)75, направленный на обеспечение действенного международного сотрудничества в целях развития. Это уже будет конкретным проявлением задачи установления НМЭП по сравнению с общеправовой задачей закрепления экономической независимости как экономического содержания суверенитета в рамках общего международного права.

Теперь возвратимся к вопросу об определении понятия экономического суверенитета.

Как известно, до недавнего времени принцип суверенного равенства в том виде в каком он закреплен в Уставе ООН, а его содержание раскрыто в Декларации о принципах 1970г., содержит в себе прежде всего военнополитические элементы и выступает подтверждением в целом общего принципа мирного сосуществования двух бывщих военно-политических и социально-экономических систем. Подобный военно-политический уклон в содержании этого принципа находил подтверждение в системе коллективной безопасности, созданной после 1945 года.

Это мнение, уже неоднократно высказанное учеными76, находит основание в нормах Устава ООН, где только две главы (IX и X) специально посвящены вопросам социально-экономического сотрудничества. Наше мнение подтверждается также военно-политическим контекстом того времени (1945г. - окончание второй мировой войны), когда принимался Устав, а также главной целью принятия Устава, "избавить грядущие поколения от бедствий воины, дважды в нашей жизни принесших человечеству, невыразимое горе" (преамбула);

компетенцией Совета 75О Концепции международного гуманитарного экономического права, см. Дориа Ж.

Экономический суверенитет Анголы. Международно-правовые проблемы. -М., 1997. С. 124-140.

76См., напр.: Bedjaoui M. Towards a New international economic order. P. 81, 87, 152;

Flory M.

Droit international du developpement. P., 1977. P. 43;

Скакунов Э.И. Международно-правовые гарантии безопасности государств. -М., 1983. -С. 139-150.

безопасности ООН (ст. 24, глава VII, VIII). Все это дает основание полагать, что вопросы обеспечения экономической безопасности (об этом стали говорит совсем недавно), рассматривались не как элемент созданной в 1945г. системы коллективной безопасности, а лишь как дополнение к ней.

Кроме того, такое мнение подтверждается и поведением стран Запада, в целом отрицательно относившихся к идеями перестройки МЭО в соответствии с принципом суверенного равенства государств и другими принципами, указанными в главе I Хартии, что видно из того, как они тщетно постарались помешать ее принятию в 1974 году. Наглядно это выдно и в теоретических концепциях некоторых ученых Запада, в которых, как мы увидели вообще заменяется принцип суверенного равенства на принцип взаимозависимости.

Одностороннее военно-политическое понимание содержания международных отношений и международно-правовых норм, призванных их регулировать, оказалось по душе развитым странам Запада, так как освобождало им руки в МГЭО.

Эти отношения на практике оказались по существу выведенными из области международно-правового регулирования (в которой продолжали находиться военнополитические отношения). В этой области по существу действовала одна добрая воля и произвол. Пользуясь этим обстоятельством, страны Запада, благодаря своей экономической мощи, охотно стали распространять на международной арене свой внутренний частно -правовой порядок организации экономических отношений, фактически незаконно приравнивая с этой целю другие суверенные государства к хозяйственным субъектам своего национального права. Такая тенденция нашла отражение, например, в Бреттон-Вудской финансовой системе.

Но поскольку мир не представляет собой единого хозяйственного пространства, а состоит из взаимосвязанных, но суверенных самостоятельных хозяйственных пространств, постольку частно-правовой порядок организации экономических отношений, действующих в территориальных рамках отдельных субъектов международного права, должен применяться в МГЭО с учетом суверенного равенства этих субъектов.

Поэтому решение задачи международно-правового обеспечения установления НМЭП действительно означает распространение принципов международного права на МГЭО, но понимаемые не только и не столько как объект регулирования конкретной отрасли международного права, сколько как отношения, обладающие таким же политическим межвластным характером. Представляется, что положения главы I Хартии экономических прав и обязанностей о том, что "экономические, а также политические и другие отношения между государствами (курсив наш авторы) будут регулироваться, среды прочего, следующими принципами: а) суверенное равенство всех государств...е) взаимная и равная выгода…g) равноправие и самоопределение народов…" и др., дают дополнительные основания для нашего вывода.

Такая ситуация оказывает обратное воздействие на само международное право, вынуждая его проникнуться новым политико-экономическим содержанием.

И в результате основная цель поддержания мира и безопасности, принципы справедливости, суверенного равенства и другие принципы современного международного права обретают новое политико-экономическое звучание.

Сочетание этих факторов приводит к образованию юридического понятия экономического суверенитета государств, которое уже сегодня находит отражение в действующих и формирующихся в различных отраслях международного права нормах.

Следовательно, данная проблема напрямую взаимосвязанно с более общей проблемой обеспечения справедливости, мира и безопасности в мире. Cтановление этого понятия стало объективной необходимостью, направленной на устранение как внешних противоречий современного мира (развитые и слаборазвитые страны), так и внутренних противоречий самой системы международного права. Это связано с тем, как сказано в Декларации об установлении НМЭП, что "существующий международный экономический порядок находится в прямом конфликте с текущим развитием международных политических и экономических отношений.

...Развивающийся мир стал могучим фактором, влияние которого чувствуется во всех сферах международной деятельности. Эти необратимые изменения во взаимоотношениях сил в мире вызывают необходимость активного, полного и равноправного участия развивающихся стран в формулировании и осуществлении всех решений, затрагивающих международное сообщество". Поэтому закрепленный в нормах международного права уровень понимания справедливости больше не соответствует (в новых исторических условиях появления новых суверенных государств с низким уровнем развития) цели поддержания мира и безопасности.

Сегодня угрозу миру и безопасности государств представляют не только конфликты военно-политического характера, но и конфликты экономико политического характера. Государства сами признают сегодня этот неоспоримый факт. В частности, на итогом заседании в верхах в 1992 году, Совет Безопасности ООН в своей Декларации указал, что “отсутствие войны или военных конфликтов между государствами не делает международный мир и безопасность более надежными. Невоенные источники нестабильности в экономической, социальной, гуманитарной и экологической областях стали угрозой миру и безопасности.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.