авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«TALLINNA LIKOOL HUMANITAARTEADUSTE DISSERTATSIOONID TALLINN UNIVERSITY DISSERTATIONS ON DISSERTATIONS ON HUMANITIES ТАЛЛИННСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ...»

-- [ Страница 5 ] --

Притчею трактуется такая христианская догма, как рай. Место пребывания праведников сопоставляется с виноградником (а еже насади виноград – рай глаголеть) и с церковью:

Рай бо мэсто есть свято, яко же церкви олтарь (с.294).

Затем Туровский переходит к служащим в церкви:

Се работающии церкви ясти им0ть и насытяться (с.296) И, наконец, говорит об одеянии священников:

И пакы о одежи священьникъ и оболчении мних9 «Иерэи Твои, Господи, облек0ться в правд0 (с.296).

Форма перфекта используется, когда речь идет о нарушении приказа своего господина слепцом и хромцом:

Видэв же онъ человэкъ свой виноградъ, повелэ первое привести слэпца, да его опытает, кто есть пресл0шалъ заповэдь его и присягл (с.302).

Перфект со связкой мы видим в ситуации, когда хромец говорит слепцу о богатом урожае, который им велено было стеречь, а последний упрекает его в том, что данное им во владение можно было бы давно украсть:

То почто сего давно нэси ми повэдал (с.296).

Подытоживая сказанное, отметим, что в списке XIV в. большинство перфектных форм отличаются «правильным» написанием, т.е. содержат глагол-связку, указывающий на лицо: хотэл есмь, искалъ есмь (1 л. ед.ч.), отнемогл есть, есть крал, есть створило, показал есть (3 л.), отп0стил еси, еси окрал, соодэлъ еси, прпоясыл еси (2 л.), еста крала (2 л. дв.ч.).

Как мы видим, в тексте распространены формы 1, 2 и 3 лица ед.ч., а также л. дв.ч.

Но встречаются и варианты написания перфекта, где в качестве предиката мы видим только причастие на «-л»:

Кто потязал и µкарял (3 л.);

Павел изринµл (3 л.). Как известно, перфект без связки представляет современное (и единственное) прошедшее время. Таким образом, список XIV в. отражает начальный этап развития системы прошедших времен в истории русского языка.По отношению к субъекту большая часть примеров связана со слепцом и хромцом и встречается в диалогической речи (см. примеры выше).

Простое прошедшее время, обладающее такими характеристиками, как единичность, неповторяемость, завершенность, отсутствие соотношения с настоящим [см. Ремнева 1999: 75] в тексте К. Туровского представлено в форме 3 л. ед.ч. Данные формы преобладают.

В ряде случаев аорист контекстуально имеет отношение к хозяину виноградника:

В начале притчи говорится о том, что некий человек разбил виноградник, оградил его забором, установил пресс для отжимки вина, оставил вход в виноградник, сделав ворота, оставил вход в виноградник незатворенным:

Человэкъ насади виноград, и остэни его оплотом, и ископа точило, и остави вход, и створи врата, но не затвори входа (c.292).

В дальнейшем мы видим аорист, употребление которого отмечено в части, описывающей действия домовитого человека:

Хозяин виноградника ищет себе сторожей:

Кого, – рече (домовит человэкъ), – оставлю стрещи тр0да моего (с.292);

посади тебе здэ слэпа, мене же хромого и не можевэ никакоже тэх насытитися благынь:

повелэ изрин0ти от врат хромца и изгнати от стражбы слэпца (с.293).

В момент разоблачения нерадивых сторожей домовитый человек сначала въсхотэ отлµчити слэпца от хромца, затем повелэ первое привести слэпца, да его опытаеть, кто есть преслµшалъ заповедь его присягл к невходьным бес повелэния его (с.302).

После наказание постигло обоих:

Въсэдшю же хромцю, повелэ пред всэми своими рабы немилостивно казнити в кромэшней м0ченья темницэ (с.306).

В предложении сниде бо и вселися в плоть человечю и взнес ею от земля на небеса в качестве невыраженного на письме субъекта выступает «создатель всего видимого и неевидимого»:

яко же и бысть9 сниде бо и вселися в плоть человэч0 и взнесе ею от земля на небеса (бог).

Глаголы в ветхозаветной истории о сотворении Адама по своему образу и подобию, помещении его в рай употребляются в форме аориста:

Пишеть бо ся9 «И насади Бог рай в едемэ» (с.294). А иже остэни оплотомъ – своимь страхомъ (с.294) Остави же вход – сирэчь свидэния раз0м – вся бо тварь не прест0пает божия повелэния (с.294).

Рече Бог9 «Створим человэка по образ0 нашем0 и подобию» (с.294).

Человек – это душа и тело, за которыми, в свою очередь, скрываются образы слепца и хромца.

Бог предоставил право человеку (Адаму) пребывать в раю, точно так же, как и слепцу с хромцом – на территории виноградника:

А иже я посади 0 врат. человэк0 бо предаеть Бог в область всю землю, дав ем0 закон заповэди (с.308).

Далее аорист последовательно употребляется во фрагменте изгнания Адама из рая, что можно сопоставить с наказанием героев притчи:

Сего ради Писание глаголеть9 «Изгна бог Адама из рая и ос0ди его дэлати землю, от нея же взят быст» (с.298).

Как мы отметили выше, душа – это слепец, тело – хромец.

Повелэ разл0чити бог д0шю от тэла (с.302).

фон Отдельную группу, лексический которой диаметрально противоположен хозяину виноградника и Богу, составляют грешники. Их действия в прошлом выражены глаголами в форме 3 л. ед.ч. и мн.ч. аориста:

От того древа вк0си Каин (с.300);

того древа вк0сиша сынове Корэови (с.300) ;

того древа вк0си Или жрець (с.300);

того древа вк0сиша еретици (с.300).

Таким образом, проводится параллель с Адамом, вкусившим плод с дерева познания добра и зла: того ради смертью Адама ос0ди, понеже косн0ся древа раз0мэния добра и зла (с.298).

В один ряд с Адамом ставятся ветхозаветные грешники – Каин, сыновья Корея, Илия, еретики.

Последовательно употребляются формы 3 л. ед.ч. и 3 л. мн.ч. аориста: вк0си/ вк0сиша.

С точки зрения К.В. Горшковой и Г.А. Хабургаева, аорист является «наиболее употребительной временной формой книжно-литературных повествовательных текстов»

Под «лексическим фоном» Е.М. Верещагин подразумевает «совокупность всем известных (или фоновых) знаний, сопрягаемых с предметом или явлением, называемым лексемой [Верещагин 2001: 599].

[Горшкова 1981: 299].

По отношению к субъекту большинство аористных форм связано с хозяином виноградника и «Богом всевидцем и вседержителем».

Притча традиционно считается повествовательным жанром назидательно характера.

Нарушение божьих заповедей влечет за собой смерть, но сначала к Богу приводится душа, которая оправдывается, говоря: «не аз, но тэло есть створило».

Если провести параллель с историей о винограднике, то хозяин виноградника сначала зовет к себе для допроса слепца:

Приведен0 же бывъш0 слэпц0, быст опытание (с.304).

В притче слепец сваливает всю вину на хромца перед хозяином виноградника:

«Но мню, господи, яко хромець есть крал» (с.304).

А душа, в свою очередь, оправдывается, на суде пред Господом, говоря:

«Не аз, но тэло есть створило».

Назидательность в данной притче показана через повествование о судьбе сторожей виноградника.

Обратимся к имперфекту. Данная временная форма представлена в притче небольшим количеством примеров.

Длительное или повторяющееся действие в прошлом в части «Обличение грехов» встречается в следующем контексте:

Не вк0си того дрэва Трефис ефесин, быв от семи дьякон, ижн отвергъся Христа и быв к0мирожрець в Сел0ни, а он предаяше м0чителем крестьяны (с.302).

Как отмечает М.Л. Ремнева, «имперфект сосредотачивает внимание на самом действии, имевшем место в прошлом, аорист – на факте его совершения и завершения» [Ремнева 1999: 77].

М.Ежов ставит вопрос, «действительно ли имперфект выражает второстепенное действие по отношению к действию, представленному аористом». В результате проведенного исследования на материале «Повести временных лет» он приходит к выводу, что подобная тенденция наблюдается у половины примеров [Ежов 1991: 72]. Связано это с тем, что «во всех частях памятника имперфект функционирует как абсолютное время, не отличаясь в этом смысле от аориста, так как оба могут соотносить время выражаемых ими действий с моментом речи» [Ежов 1991: 80].

У К.Туровского же мы находим имперфект в сочетании с аористом – он предаяше:

не вкµси Трефис – он предаяше;

не приимше еретици – проклятии быша и µмроша, не разµмеша (с.302).

Подобное соотношение является традиционным, так как призвано подчеркнуть основное действие, выраженное аористом, а имперфект в этом соотношении создает фон [Ремнева 1999: 77].

В XII–XIV вв. форма имперфекта встречалась в памятниках религиозного содержания, перестав употребляться в разговорной речи [Черных 1954: 240;

Аванесов 1982: 80].

Подобное употребление говорит об оттенке книжности, который закрепился за имперфектом.

Подытожим сказанное.

Итак, аналитический вид перфекта преобладает над формами без связки.

Б.М. Гаспаров говорит о тенденции опускать в перфекте связку, оставляя в качестве предиката причастие41. Намеченная тенденция коснулась главным образом форм 3 лица.

В тексте К.Туровского мы находим именно формы 3 л. без связки – Павел изрин0л, кто присягл.

У К.Туровского большинство форм перфекта являются аналитическими, более того не наблюдается тенденции пропуска подлежащего. Как отмечает Р.И. Аванесов, «сохранение в памятниках XIII–V вв. аналитических образований перфектных форм представляет уже не живое явление древнерусского языка, а лишь дань традиции»42. Использование подобных форм также обусловлено жанром.

В контекстуальном отношении большая часть перфектных форм связана с хозяином виноградника и его сторожами – слепцом и хромцом.

В древнерусской притче перфектные формы характерны для диалогов слепца с хромцом.

См.: Гаспаров 2003: 28.

См. Аванесов 1982: Подобное употребление не расходится с намеченной тенденцией, на что указывает М.Л. Ремнева, говоря о том, что «формы перфекта чаще встречаются не в авторском повествовании, а в диалоге»43.

Если обратиться к аористу, формы которого преобладают в количественном отношении над перфектными и имперфектными, то следует учитывать, что простое прошедшее время является наиболее распространенной формой для богослужебных книг. Как известно, второе южнославянское влияние способствовало возобновлению использования аориста в книжно литературных текстах.

На употребление аориста в повествовательных текстах и на обозначение изолированного факта в прошлом указывает Р.И. Аванесов44.

Действительно, на протяжении всей притчи действия глаголов совершенного вида имеют отношение к простому прошедшему времени: ископал, насадил, оградил, не затворил, призвал, За аористом закрепилась сфера употребления в церковно-богослужебной литературе, о чем говорит Р.И. Аванесов [Аванесов 1982: 236]. Аналогичные наблюдения делает Б.А. Ларин на материале «Жития Феодосия Печерского», К.В. Горшкова® на материале деловых памятников.А.А. Зализняк рассматривает аорист в берестяных грамотах XI–XIV вв. [Горшкова 1981: 299;

Зализняк 1995: 124].

Преобладание аористных форм над перфектными и имперфектными, которое отмечено в притче Туровского, также можно считать традиционным. В частности, подобное преобладание отметил Б.А. Ларин45 в анализируемом памятнике проповеднической литературы.

Небольшая доля имперфектных форм сочетается с аористом и служит для обозначения фонового действия по сравнению с аористом, выделяющим основное.

В контекстуальном отношении обозначенная форма прошедшего времени относится к библейским персонажам, совершившим грех, – Каину, сыновьям Корея, Илии, еретикам.

Относительно других временных форм в тексте наметилась следующая тенденция. За аористом закрепилось поле возвышенного, так как большей частью субъектом действия является Бог или хозяин виноградника.

см. Ремнева 1999: см. Аванесов 1982: см. Ларин 1975: Результаты данного исследования, основанные на численном преобладании тех или иных временных форм по отношению к определенному субъекту действия, можно представить в виде таблицы, где по вертикали обозначены «простанство», «субъект» и «время».

По горизонтали отмечены ы субъекты и время, имеющие отношение к «верху», «земле» и «низу».

Пространство Субъект Время верх – небо Бог/ хозяин виноградника аорист земля человек/ душа и тело/ слепец и перфект хромец низ – ад грешники имперфект Как видно, аористные формы имеют отношение к Богу и соответственно «верху», перфектные формы связаны с человеком и «землей». Имперфектные формы закрепились за «грешниками», которые находятся «внизу».

Обратимся к лингвистическим данным сказания, где проанализируем временные формы в том же аспекте, что и в притче.

В тексте Сказания о черноризском чине отмечены глаголы в форме повелительного наклонения:

Внимай: смотри: познай: да не будешь: буди: не расматряй: знай: не помысли:

имэи: повьрзи: утаи: да не умрешь: имэи (ты, брате): вэрою проиди: забуди:

питайся: люби: не ревнуй: послушай, о мнише: приготови: подвизайся: не раздрущи: мужайся: не поверзи: въспомяни: понеси: не уповай: дьржи: нъ пожди:

дажь: но вижь: помни: блюди: помысли: предажь: вижь твоя, мнише: не възлагай (мнихъ): послушай: вижь: смотри: да будеть иерэй: распни (Пилат):

прорци нам, Христе: пожри: сьжьжи: вижь: пророци: не держи: украси: да потщися: подвизайся.

Приведенные глаголы большей частью встречаются в контексте обращения к монахам с пожеланием, советом и наставлением. Формы 2 л. ед.ч.

преобладают над формами 2 л. мн.ч., таким образом, возникает психологический эффект, когда каждый слушатель речей К.Туровского может представить себя на месте адресата. Подобный прием используется проповедником для оказания влияния на прихожан.

Интересным кажется нам использование среди форм настоящего времени глаголов в форме 2 л. ед.ч. наст. вр.: обладаеши, не неродиши, не ползуеши, отвэргаеши, доидеши, побэдиши, вэруеши, не сьяеши.

Как известно, окончание «-ши», наряду с обычным «-шь» для форм 2 л. ед.ч.

наст.вр., характерно для текстов старославянской письменности[Черных 1954:

231]. Как отмечено у П.Я. Черных, «старославянское окончание» встречается в Слове о полку Игореве: высоко сэдеши, отворяеши Кыеву враты;

а также «является особенностью некоторых карпато-украинских говоров» [Черных:

ibid.].

В рукописи Сказания по списку 1282 г. отмечено последовательное написание глаголов в форме 3 л. ед.ч. и мн.ч. с окончанием «-ть»:

Потваряеть, стоить, повелеваеть, есть, подобаеть, изметь, готовить, творить, держить, речеться, въкушаеть, съжигаеть, въземлеть, держиться, възлагаеть, глаголеть, нарицаеть, истолкуеть, наслэдять, падуть, носять, полагають.

Но имеются и исключения с твердым окончанием: нэст, ест, быст, хотят.

Большая часть таких глаголов сосредоточена в части текста, озаглавленной Кириллом «О англьстэм образъ мнишьстэм указ»: подобает, възвестит, ест, слушит, нарицаются, нарицают.

Твердый вариант окончания был более ранним, в то время как мягкий вариант встречался в большинстве древнерусских памятников [Черных 1954: 231].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что текст отражает процесс перехода от твердого варианта окончания у глаголов в форме 3 л. ед. и мн.ч. к мягкому, который также является характерным для южнорусских говоров.

Отдельно хочется остановиться на немногочисленных формах глаголов в условном наклонении. Они встречаются в двух контекстах:

И вси быша погибли, аще не бы Моиси стал в скрушении пред нимь, възвратити ярость его, да не погудить их, дондеже съдэлана будеть скинья (с.367);

мьртви бо суть таковии душами, нъ и телесы быша умьрли.

В обеих иллюстрациях, отражающих использование сослагательного наклонения, наблюдается совпадение по форме 3 л. мн.ч., а также – в семантике глаголов «умерли»/ «погибли».

Перейдем к субъектно-пространственным и грамматическим наблюдениям над формами глаголов в прошедшем времени в Сказании о черноризском чине К. Туровского.

Самой многочисленной оказалась группа аористных форм (41 пример).

Относительно употребления аористных форм хочется отметить, что в тексте превалируют формы 3 л. ед.ч., а также формы 3 л. мн.ч.

Обратимся к контекстуальному употреблению аориста в форме 3 л. ед.ч.

1. В ряде случаев субъектом действия является Бог, причем чаще всего он обозначен в тексте:

Рече бог Моисэови (с.355);

изведи Бог: посла Бог (с.355, 358);

в преисподний ада сниде мрак (с.358);

повелэ бог: окружи гору: рече господь притчею (с.358);

посла бог сына своего: он (бог)глагола: посла бог аггела и помоза мя милостию:

Христос възведе (с.360) 2 Субъект действия – Моисей:

Заповэда Моиси всэм в чистотэ прэбывати (инф.), взиде на гору (с.356).

3.Субъект действия-Адам:

Стихарь убо от багра – по образу смоковных лист, имь же съшив прекры собе Адам (с.358).

4. Субъект не обозначен:

вложи в избраныэ старцэ, и ущедри и помилова, их же сам въсхотэ:

Обеде же си възложи златы – се же есть нужное из рая изведение, акы скоту уздами повьрзъши (с.358);

на пьрсэх же положи пяди (с.358);

Аорист+имперфект: Четвьроску дную же възложи ризу – по образу распростертаго над Израилемь в пустыни облака, из него же исхожаше (имперфект 3 л. ед.ч.) манна на нэ (с.358);

распростре бо, рече, облак в покров им (с.358);

на свой скот възем в гостиницю принесе:

вижь, како по пьрвому образу от небеснаго злата скинию бо собэ створи:

ею же Адама обожи, за нь же связан водим быст, по писанию (с.359);

за подирь же възем на ся всего мира грэхы на крестэ пригвозди се есть мнишьскый куколь9 по вьтхому закону Адамов преступный грех (с.359).

Форма 3 л. мн.ч. аориста имеет отношение к части, в которой описаны действия «людей Израиля»::

И кости же Иосифовы въземьше изидоша («люди Израиля») (с.355);

борзаго ради шьствия възложиша опреснъки на главы своя, и тако от солнца испекошася (опресноки) (с.355);

и мнози гнэвом божиемь погибоша (с.355);

Се Моисея нарицаеть его же закона не съхраниша жидове (с.360);

патриархи и пророки:

патриарси и пророци ветъхаго закона не съхраниша до конца божия повелэния и в законе его не изволиша ходити (аорист 3 л. мн.ч. + инф.), и всэх иже в вэтсемь законэ (с.358), затвориша книгы под грэхомь (с.358);

и пророци не могоша ицэлити (с.359).

воины, ведущие Иисуса Христа к Пилату, а затем на казнь:

ведоша бо его к Пилату связана (с.359);

за кидарь же – егда поведоша и на распятие, възложиша тьрнов вэнець на главу его: – се же есть мниху малых влас куста (с.359);

съвлекоша бо с него ризы его и облекоша и в ризу червлену (с.359);

Риза Ароня, бывшя на Христэ се есть егда распенъше и раздэлиша ризы его въини (с.359).

Форма 3 л. мн.ч. аориста связана с псалтырью:

Слыши Давыда глаголюща9 Перстим мои съставиша псалтырь (с.360).

Отмечается употребление указанной формы глагола в контексте с «земными ангелами»:

на небесных аггел се есть образ, ни бесплотных существо: они бо свэтообразни, существом невидими, не имущее мэры качеству: но земных ангел, сирэч преподобных муж законодавець иже в ветсэмь и новэм законэ в телеснэй чистотэ богоугодно послужиша.

Субъекты действия – князи – выступают в следующем фрагменте:

Князи бо, рече, людьстии събрашася на господа и на Христа его: в крупичныя мэсто мукы – хулу на нь глаголаша (с.358);

в масла мэсто – плеваху (с.359)(имперфект 3 л. мн.ч.) на святое лице его, и за сало – по ланитама бьяху (имперфект 3 л. мн.ч.)(с.359);

ценою же купиша от Июды вэсом сребра по образу сикла оного (с.359).

В тексте Сказания о черноризском чине встречается и двойственное число, в первом случае форма аориста имеет отношение к Богу Отцу и Богу Сыну:

Аз и отець придевэ и обитель тобэ створим (с.357).

Во втором примере субъекты действия выражены формой 3 л. дв.ч. аориста:

от Паула свои постригоста и черны от сукна отвориста си ризы (с.356).

Единственный случай аориста в форме 1 л. ед.ч. может быть проиллюстрирован примером, где субъект – Бог;

И не видять о них писанаго9 Аз рех9 бози будете и сынове вышняго вси (с.357);

вы же акы человеци умираете: мьртви бо суть таковии душами, нъ и телесы быша умьрли.

Как известно, форма 1 л. ед.ч. аориста от «речи» имела две разновидности: с соединительной гласной «рекохъ», и без соединительной гласной, как у Туровского, – «рехъ» [Черных 1954: 237].

Текст отражает процесс падения редуцированных, коснувшийся в первую очередь абсолютного конца слова, поэтому в Сказании (по списку XIV в.) мы видим «рех».

Итак, аорист употребляется в контексте, где субъектами действия являются Бог, патриархи и пророки, Моисей, земные ангелы, Адам, евреи, князи и воины.

Обозначенные субъекты расположены в порядке по мере удаления от сферы возвышенного. Таким образом, наблюдается достаточно пестрая картина в одном из списков Сказания, которая не позволяет однозначно связать аорист с духовной сферой, что заметил Б.М. Гаспаров [Гаспаров 2003].

Как и в Притче о душе и теле, в Сказании об иноческом образе употребление аориста большей частью относится к тем частям текста, где упомнается Бог.

Обратимся к перфекту.

1. створил есть (с.355);

2. помысли, не паче ли горы Синайскыя, страха божия огнем окружил тя бэ тъгда (с.357), 3. аще не бы Христос по всэ дни собою жьртву богу отцю за грэшникы възносил, покаяния нашего ожидая (с.357);

4. се же и ты, о иноче, изволил еси аггельское священное и чистое житие (с.360).

В первых трех случаях формы связочного (створил есть, изволил еси) и бессвязочного перфекта (възносил) имеют отношение к Богу и его Сыну;

в последнем примере связаны с монахом (в тексте – инок). Таким образом, редкая, как оказалась, для данного текста форма перфекта имеет отношение к миру возвышенного, духовного. Наш вывод по данному вопросу совпадает с выводами Д.Бейч, которая, напомним, отметила в текстах молитв Кирилла употребление перфекта в соотношении с Богом [Bache 2000].

Имперфект в Сказании об черноризском чине представлен большим количеством примеров, чем перфект.

Обращение к контексту позволяет сделать вывод о том, что в большей степени временная форма имперфекта связана с человеком, точнее – с «людьми Израиля». В приведенных ниже контекстах аллюзируются различные библейские сюжеты. В частности, нападение на брата Моисея по поводу сомнений в его первосвященстве (1), переход евреев из Египта (2), (3):

и се слышавшее людье от Арона, тъщахуся изити (с.355);

замешено же тэсто несяху, понеже не даша им испечи (с.355);

прошедъше море, манною вси без труда питахуся, и ризы же на них растяху (с.355).

В приведенном ниже примере субъект действия не обозначен, но может быть восстановлен как блаженные, которые носят характеристику «мыслящих одинаково с Иисусом Навиным»:

Блажени убо бяху тъгда Исусом Навгиномь едино мысляху, да и ты, брате, потъщися обрэсти мужа дух Христов имуща, украшена добродетелми, и послушьство имуща от своего жития.

Два случая имперфекта в форме 3 л. мн.ч. отводят нас к истории казни Иисуса Христа.

В приведенной цитате из списка Сказания Кирилла Туровского упоминаются «плюющие в лицо» Спасителя и «бьющие по щекам»:

плеваху на святое лицо его (с.359);

по ланитама бьяху (с.359).

Единично употребление имперфекта в одном контексте с именем Стефана, который обращается к фарисеям:

И тъй пророкы и законодавци аггелы намэнуеть, – яко же и Стефан к фарисэом глаголаше, иже приимше законоповелэниа аггельска и не съхранисте (с.360).

В остальных случаях субъект не обозначен, но может быть определен из контекста, как и в примерах с израильтянами:

вы не вэсте, единому подобаеть умрети за люди, се же глаголаше и ефуд зрэт (с.359);

тъгда закрывъше платищем лице его бьяхуть, и глаголющее (с.359);

в ефуд бо зрящее прорицаху зрящее (с.359).

В Сказании зафиксирован единичный случай употребления формы 3. л. ед.ч.

имперфекта в контексте с именем Иисуса Христа:

Христос учеником глаголаше9 Хотяй бытии в вас болий, да будеть всех мний и всэм слуга.

Таким образом, если вернуться к результатам нашего наблюдения над имперфектом в Притче о душе и теле, то можно заметить, что он употребляется в большинстве случаев в одном контексте с сыновьями Корея, Каином, Илией, вызывающими негативную оценку в библейской истории. В Сказании о черноризском чине действия израильтян также облачены в данную временную форму. Поставить их в один ряд с еретиками и грешниками позволяет наметившаяся в тексте тенденция противопоставлять народ Израиля Моисею и Аарону, против которых неоднократно восставал еврейский народ и на которых распространялся божий гнев.

Единичное употребление имперфекта в одном контексте с Богом в Сказании позволяет говорить, что возвышенное не закрепилось за имперфектом в притчах Кирилла Туровского, скорее, наоборот, так же, как и в Притче о душе и теле, имперфект связан с согрешившими.

Таковы наши наблюдения и выводы о соотношении грамматической категории времени и субъекта в текстах Кирилла Туровского.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Настоящая диссертация посвящена исследованию 26 рукописей Сказания о черноризском чине Кирилла Туровского, церковного и общественного деятеля, великолепного оратора, одного из первых русских столпников, святого, канонизированного православной церковью.

Впервые в истории русского языка произведено цитирование по спискам Сказания о черноризском чине, находящимся в книгохранилищах Санкт Петербурга (РНБ, ГПБ №№ 1–19) и Москвы (ГИМ, №№ 20–26).

В результате, в научный оборот введен текст Сказания Кирилла Туровского, распространенный в виде списков XIII–XVIII вв., 23 из которых не были ранее изданы (№ 1-18, 21-25), 1-й список является опубликованным (№ 20, 1282 г.) из 2-х списков, изданных И.П. Ереминым, приводятся вариантные чтения (№ 26, XIV в.;

№ 19, XVI в.).

Не оставлены без внимания два сходных по стилю и содержанию текста Кирилла – Притча о душе и теле и Повесть о беспечном царе и его мудром советнике, результаты наших наблюдений над которыми привлечены в настоящем исследовании.

Кирилл Туровский при создании своих произведений ориентировался на византийские образцы, что было обусловлено имеющейся традицией в древнерусской литературе.

К традиционному в его текстах относится трехчастная композиция, обращение к библейским и патристическим текстам при цитировании (дословном или приближенном) и выборе сюжета.

Оригинальное же проявляется, прежде всего, в выборе поэтических средств, к которым относят словесное варьирование.

Философская позиция автора также находит отражение в его текстах. Речь идет о системе противопоставлений, где основополагающей является оппозиция «небо – земля», на основе которой возникают другие корреляты:

«верх – низ», «слепец – хромец», «душа – тело», «епископ – князь».

Одной из задач, поставленных во Введении, было составление текстологического описания, которое подразумевает выявление имеющихся списков и их классификацию;

а также обращение к жанровым особенностям и содержанию памятника.

Текст Сказания о черноризском чине распространен в 3-х группах списков, классификация произведена по принципу различия на уровне фраз. В жанровом отношении текст представляет собой богословское толкование на Священное Писание, названо «типичной средневековой аллегорезой, раскрывающей символическое значение иноческой одежды». [Еремин 1987:

90].

В Сказании о черноризском чине трактуются предметы монашеской одежды:

пояс – мертвость, подир – Адамов грех, риза – облака – манна, кидарь – осенение святого духа – дорога к распятию, манатья – божий покров и др.

Стихарь – смоковные листы у Адама (л. 609):

Стихарь о0бо// t багра по wбразо0// смоковныхъ лис//тъ имь же съшивъ//прекры собе адамъ//.

Пояс – мертвость (л. 609):

Поясъ же 0сьянь ко//жьныя ризы явлz//я мьртвость.

Когда Кирилл Туровский обращается к братии, то он использует формы повелительного наклония, что вносит в текст элементы назидательности и поучения.

нъ// внимай сво~м0 w//браз0 и житью м//нише (л. 604);

смотри сво//их риз wбълче//ния и познай со//бе (л. 604);

имэ//й свою волю (л. 605);

С точки зрения содержания Сказание о черноризском чине делится на 4 части, где первая и последняя части представляют собой наставление монахам, вторая раскрывает значение монашеской одежды, а третья содержит сопоставление иноков с ангелами.

Самые ранние списки Притчи о душе и теле относятся к XIV в.

В содержательном аспекте все списки являются однотипными и восходят к изданному И.П. Ереминым источнику по сводному патерику конца XIV в.

ризницы Соловецкого монастыря, БАН, № 485 (452) (22). Вариантные чтения содержатся в Чудовском сборнике XIV в. № 20 и сборнике собрания Титова XVI в. № 2074.

Современное издание принадлежит И.П. Еремину, ранняя публикация текстов сделана еп. Евгением, М.И. Сухомлиновым, А.И. Пономаревым, Ф.И.

Буслаевым.

В Притче о душе и теле возникают три лексических параллели, включающие в себя параллель с Адамом, церковную параллель и лексическое пространство виноградника, его хозяина и сторожей (слепец и хромец).

Через образы слепца и хромца объясняется понятие души человеческой, домовитым человеком назван Бог, виноградником – земля и мир, оплотом – Божий закон:

Хромэць – тэло:

слэпець – д0ша:

виноград – землю и миръ нарицаеть В Притче о душе и теле элементы назидательности прослеживаются, например, во фрагменте, когда книжник обращается к пастве и говорит о полезности чтения Священного Писания:

Добро 0бо, братье, и зэло полезно еже раз0мэвати нам божественых писаний 0чение9 се и д0ш0 цэлом0дрен0 стваряеть, и к смирению прилагаеть 0м, и сердце на реть добродэтели извоостряеть, и всего благодарствена человэка стваряеть, и на небеса ко владчним обэщанием мысль приводит.

Использование глаголов совместного действия, глаголов в форме повелительного наклонения поддерживает ощущение назидательности и нравоучения: не просто претецэм, възвратимся, речем, раз0мэи, смотри, въспойте, вижь, посл0шайте, смотрите, не воюйте, вэр0йте.

В данной притче в форме аллегории представлено падение человека. Слепец и хромец, которые были наняты сторожить виноградник, провинились и были наказаны хозяином виноградника. За образами слепца и хромца стоит человек. Таким образом, между согрешением слепца и хромца проводится параллель с согрешением первого человека-Адама.

Списки Повести о беспечном царе и его мудром советнике образуют группы, в зависимости от того, содержат ли текст в полном составе или сокращении. Доступными для широкого круга являются рукописи, изданные И.П. Ереминым из сборника собрания Уварова, № 740 (691), XVI в., лл. 218 – об.230 (впервые издан М.И. Сухомлиновым в 1858 г.);

сборника собрания Титова, № 2074 (522), XVI в., лл. 304–320;

отрывок из пергаменного сборника XIII–XIV вв. сербского извода собрания Сречковича (впервые издан М.И.

Соколовым в 1902 г.);

отрывок сборника Троицкого собрания «Златая цепь», № 11 (2025), XIV в., лл. 92–94. Рукописи собрания Барсова, Толстого, Погодина, Титова и др. находятся в книгохранилищах Москвы и Санкт Петербурга.

Большая часть списков относится к XVI в.

В Повести о беспечном царе и его мудром советнике сопоставляются город с человеческим телом, люди – с чувствами, царь – с умом, дочь – с душой, вертеп – с уставом жизни в монастыре, нищий муж – с иноческим чином, жена – с памятью у смерти:

град составление человеческаго телесе, людие ч0втвеныя 0ды – сл0х, видение, обоняние, вк0шение, осязание, нижняя теплоты сверэпство, царь – 0м.

Поучение проявляется, например, в обращении к монахам со словами:

Си же им0щи обэщания о мниси подвизайтеся: възмэм от книг пищ0 и рьцэм с Давыдом.

Повесть содержит притчу о царе, его дочери и советнике. В аллегоричной форме в Повести противопоставляется мирская жизнь монашеской, последняя является бедной, но блаженной и светлой по сравнению с беспечной жизнью мирян.

Многочисленные списки притч указывают на популярность произведений Кирилла Туровского в Древней Руси, а также являются богатым материалом для дальнейших публикаций и исследований.

Греческая повесть о Варлааме и Иосафе имеет отношение к двум из трех притч св. Кирилла (Сказание о черноризском чине, Повесть о беспечном царе и его мудром советнике), поскольку аллегорические рассказы отшельника, вошедшие в Пролог, послужили основой для сюжета сказания и повести у Кирилла Туровского. К Вавилонскому Талмуду восходит Притча о душе и теле.

Для описания Сказания об иноческом образе было привлечено 26 рукописей из книгохранилищ Санкт-Петербурга (РНБ, ГПБ №№ 1–19) и Москвы (ГИМ, №№ 20–26):

Все цитаты из данных рукописей в научный оборот введены впервые.

Приводятся начальные и конечные строки притчи Кирилла Туровского, что позволяет выявить его текст среди других произведений.

Сказание начинается следующими словами:

Пьрво~ ремъ w исходzщихъ из мира въ манастырь и възимающихъ исно0сныэ ризы мнишьскаго wбраза Текст Сказания делится на 10 частей, каждая из которых имеет свое название.

Например:

кюрила епископа// то0ровъскаго сказа//ни~ w 1 часть (л. 604) – черноризь//чьстэмь чино0 t вьтхаго закона и но//ваго wно wбраз// носzща а сего дэ//лы съвьршающа (от начала до второй главы);

2 часть (л. 605) – Сказъ w пострижении мних// въ малый wбразъ// t ветхаго// закона и ина мэра:

3 часть (л.606) – Начало и т.д.

Большинство рукописей (1, 2, 3, 4, 5, 7, 8, 9, 10, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 26) оканчиваются частью 10:

10 часть (л. 610) – разо0мъ// о сложении t wбою// закон0 христова иерэі//ства и скимнаго wбраза.

Часть 11 содержится в рукописи № 19: о аггельмтэмъ обра//зэ мнишьстэм о0казъ и заканчивается строками мы гр@бая чадь паче всего// t старэишинства вашего тре//б@емъ ст7яа мл7твы w х7э іс7э// о г7э нашем ем@ ж слава съ wцемъ// и съ сты7мъ дх7омъ и н7э и пр7но и в вэ//кы вэком аминь.

Старейшая рукопись, привлеченная для исследования, датируется 1282 г. (№ 20) и написана на пергамене. В сборнике собрания Погодина, № 1584, XVII XVIII вв., лл. 313-317. содержится рукопись,наиболее приближенная во временном отношении к нашему времени.

На материале текстов Сказания о черноризском чине, Притчи о душе и теле и Повести о беспечном царе и его мудром советнике исследована лексика, входящая в тематические группы «Бог» и «человек».

Выявлено, что текст Притчи, например, отражает каноническое представление о сущности Бога, который представлен в тексте в трех ипостасях:

Преже Бог созда тэло Адамле безд0шно:

ты же Христа единого послушай заповэдь и житье, иже от рожества и до распятия, досады и клеветы, и поношения и раны тобе ради претерпэ;

Святаго Духа.

Бог является творцом всего видимого и невидимого: созда Адама, славу и благодать творить, от твари творца раземэей, а также главным судьей, т.к.

испытает «праведного и нечестивого». Бог направляет свой гнев на «сынов противных», а человеку следует его любить: «потщися обрести к богу любовь». В памятниках широко распространены сочетания с определением «божий»: гнев божий, который он направляет на неправедных, Божье повеление, под которым подразумевается божья воля, правда Божия в значении «книги Священного Писания». За авторитетным письменным словом Библии закрепились в притчах преподобного Кирилла и другие слова и словосочетания: писание, учение, заповедь, пророчество, книгы, по реченому, по апостолу, пророчьскыи глагол и др.

В Сказании символическая трактовка предметов одежды монахов осуществляется через обращение к имени Иисуса Христа: Посемь смотри на обълчения Христова. (Бог Дух Святой в Притче о душе и теле зафиксирован в виде сочетания «дух животный», которое показывает более ранний этап в развитии ряда «живот – жизнь – житие»).

Тематическая группа «человек» представлена в памятниках лексемами, называющими человека и человеческий род: человек, муж, людье, человеч род;

род занятий: кузнец (единственная «мирская» профессия);

церковников:

мних, чернец, черноризец, инок, архимандриты, архиепископы, патриархи, церковник. В Притче о душе и теле проявляется оппозиция «бог – человек»», на основе которой возникают другие члены ряда «верх – низ», «небо – земля», «слепец – хромец», «епископ – князь».

Отдельный разряд в тематической группе «человек» составляют антропонимы, назначение которых – отсылать к тому или иному сюжету Священного Писания или произведениям патристической литературы:

Авирон, Адам, Давид, Иисус Навин, Моисей, Каин и др. В результате сопоставления с текстом Библии выявлен ряд цитат, что свидетельствует, с одной стороны, о хорошем знании библейских текстов Кириллом Туровским, его ориентацию на них при создании собственных произведений, с другой стороны – доказывает каноничность текстов библейского содержания. Через обращение к антропонимам мы определяем библейский контекст, который связан с тем или иным именем собственным.

В результате можно приблизиться к более глубокому пониманию изучаемого текста, что является одной из задач данного исследования.

Другой задачей в данном исследовании стало выявление и анализ разнокоренных лексических вариантов. На материале 26 списков Сказания о черноризском чине нами выявлены разнокоренные лексические варианты, под которыми мы понимаем лексемы с разными корнями, возникающие в процессе бытования списков в параллельных местах текста.

В результате установлено значение лексем, входящих в ряд разночтений, а также разнокоренные лексические варианты объединены в 4 группы в зависимости от причины их появления в указанных списках.

Выделяются следующие группы:

1) разнокоренные лексические варианты, имеющие совпадение по одному из значений:

ранен/ кос, дэля/ ради, бог/ господь, дьяволя/ вражиа и др.

2) разнокоренные лексические варианты, восходящие к единому греческому протографу:

плит/ плинфы, черньцем/ у инока, о мнише/ иноче, о чернецих/ о мнисэх, чьрньчь/ мнишеский,, вливаемая / влагаемая въливати/ вълагати, видети/ вэдети,, изметь/ изведе и др.

3) текстологические варианты, не имеющие совпадений по значению и единого греческого соответствия:

растzхо0 – ношаху, неплодством/ нерадством, по воли/ послэже, бещестьныи/ бесчинный и др.

4) паронимические варианты:

от новаго/ онаго, съвэт/ ствэт, иконома/ игумена, пояс/ почто, вэнцу/ пэнцу и пр.

Примеры первой и второй групп доказывают подвижность лексической системы русского языка в период создания списков (XII–XVI вв.).

Третья и четвертая группы появились в результате сознательной или бессознательной правки переписчика.

Греческие заимствования, выделяющиеся на общем фоне лексики Сказания, отражают ориентацию древнерусских книжников на образцы византийской литературы, которая существовала в Древней Руси. Рассмотрена группа фонетических грецизмов, к которым относятся следующие лексемы:

манастырь, ризы, мних, пасха, геоньским, манна, дьявол, плит, трапеза, икона, келарь, игумен, апостол, скимьный, подирь, ефуд, ометь, манатья, иерей, левъгит, аналавъ, архиерэи, кидар, коуколь, епискоупъ, омофоръ, анъгелъ, псалътырь, евреискъ, фарисеи.

В приведенном ряду находятся слова, обозначающие части иноческой одежды.

Семантика этих слов важна для понимания символического значения монашеской одежды, которая представлена в сказании метафорическими рядами:

Подир – Адамов грех;

ефуд – пророчество 12 коленам, ответ Христа архиереям;

риза – облака – манна;

кидарь – осенение святого духа, дорога Христа к распятию;

омет – согрешивший Адам – Адам, возведенный Христом из ада на небеса;

«четвероскутная» риза Аарона – распятие Иисуса и раздел его одежды между воинами;

манатья – божий покров, облака над Израилем;

подир – «пригвождение» грехов всего мира на кресте – монашеский капюшон Адамов грех – смиренный образ Христа.

Таким образом, через семантику грецизмов так же, как и при объяснении употребления того или иного имени собственного, раскрывается семантика текста.

В главе, посвященной грамматическим особенностям сказания и притчи, в фокусе нашего исследования находилась категория времени, которая рассматривалась в связи с субъектом и пространством.

Материалом для подобного исследования стали тексты Притчи о душе и теле и Сказания о черноризском чине.

В результате выявлено, что в текстах за аористом закрепилось употребление в сфере, где субъектами действия могут быть Бог ( Притче о душе и теле – хозяин виноградника);

патриархи и пророки, Моисей, земные ангелы и др.

В Сказании о черноризском чине аорист также употребляется в одном контексте со словом Бог:

рече Бог Моисэови:

(Бог) окружи гору:

о семь бо рече Господь притчею;

Помимо обозначенного субъекта встречается употребление аориста в одном контексте с такими лексемами, как патриархи и пророки, Моисей, земные ангелы, Адам, евреи, князи и воины.

Имперфект употребляется чаще всего в одном контексте с субъектами, чьи действия направлены против бога или вызывают негативную оценку в библейской истории. К ним относятся грешники и еретики;

зачинщики бунта против Моисея и Аарона;

воины, ведущие Христа на казнь, сыновья Корея, Каином, Илия, если говорить о тексте Притчи о душе и теле.

В Сказании о черноризском чине действия израильтян переданы формой имперфекта. Аллюзируются различные библейские сюжеты: нападение на брата Моисея по поводу сомнений в его первосвященстве (1), переход евреев из Египта (2), (3):

и се слышавшее людье от Арона, тъщахуся изити:

замешено же тэсто несяху, понеже не даша им испечи:

прошедъше море, манною вси без труда питахуся, и ризы же на них растяху.

В двух примерах форма имперфекта употребляется при описании казни Иисуса Христа, когда упоминаются «плюющие в лицо» Спасителя и «бьющие по щекам»:

плеваху на святое лицо его:

по ланитама бьяху.

Единичное употребление имперфекта в одном контексте с Богом в Сказании ( Христос учеником глаголаше9 Хотяй бытии в вас болий, да будеть всех мний и всэм слуга) позволяет сделать вывод о том, что сфера возвышенного не закрепилась за имперфектом в притчах Кирилла Туровского, скорее, наоборот, так же, как и в Притче о душе и теле, имперфект связан с согрешившими.

Немногочисленная группа перфектных форм в Притче о душе и теле связана с человеком (образ которого скрывается за слепцом и хромцом);

Сказание о черноризском чине также представлено небольшой группой перфектных форм.

Формы связочного (створил есть, изволил еси) и бессвязочного перфекта (възносил) употребляются в одном контексте со словами Бог, Сын, инок.

Таким образом, можно сделать вывод о закрепленности перфектных форм в притче и сказании за сферой возвышенного, духовного.

Пространство в текстах Кирилла Туровского организовано по вертикали., на что указывают грамматические особенности. Если отнести к возвышенному бога, а грешников и еретиков – к подземному миру («пожре я земля»), то человек занимает позицию между небом и подземным миром, что подчеркивает его двойную сущность и возможность выбора своего духовного пути.

Наше исследование помогло представить памятник XII в. – Сказания о черноризском чине Кирилла Туровского- в полном объеме.

Осуществлена попытка понять сложный, насыщенный аллюзиями текст, распространенный в 26 списках, 23 из которых не опубликованы.

Исследование лексики Сказания о черноризском чине позволило выявить материал для необходимых комментариев, имеющих значение для историечской лексикологии, истории русского литературного языка и представляющих интерес в лексикографическом аспекте.

Лингвотекстологические наблюдения над рукописями дают новый материал, который может быть включен в исторические словари, использован при чтении курсов по истории русского языка, спецкурса по творчеству Кирилла Туровского в контексте древнерусской письменности.

В дальнейшем возможна подготовка критического издания памятника с учетом выявленных лексических разночтений и грамматических особенностей.

ЛИТЕРАТУРА, ИСПОЛЬЗОВАННАЯ В РАБОТЕ НАУЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА АВАНЕСОВ Р.И. 1982. Историческая грамматика русского языка. Морфология.

Глагол. М.

АВАНЕСОВ Р.И. 1989. Словарь современного русского языка. М.

АЛЕКСЕЕВА Г.А. 1974. К лингвотекстологическому изучению произведений Кирилла Туровского. Вопросы исследования и издания. М.: 157–170.

АФАНАСЬЕВА Т.И. 2000. Литургия Преждеосвященных Даров в славянской рукописной традиции XII–XVII вв. (лингвотекстологический анализ): автореф. дисс.

канд. фил. наук. М.

АХМАНОВА О.С. 1957. Очерки по общей и русской лексикологии. М.

БЕЛЕНЬКИЙ М.С. 1963. Что такое Талмуд? М.

БИЛИОТЕКА 1997. Библиотека литературы Древней Руси. Спб.

БИБЛИЯ 1992. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета.

Издание Московской патриархии. М.

БОЛХОВИТОВ Е. (митрополит Евгений) 1880. Творения отца нашего Кирилла Туровского с предварительным очерком истории города Турова и Туровской епархии до XIII в. Киев.

БОЛХОВИТОВ Е. 1995. (митрополит Евгений). Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина греко-российской церкви. М.

БОНДАРКО А.В. 1978. Грамматическое значение и смысл. Л.

БУНИНА И.К. 1959. Система времен старославянского глагола. М.

БУСЛАЕВ В.И. 1861. Историческая хрестоматия церковнославянского и древнерусского языка. М.

ВАСИЛЬЕВ Л.М.1981. Семантика русского глагола. М.

ВЕРЕЩАГИН Е.М. 1967. К вопросу об использовании греческой лексики в первых славянских переводах.– Советское славяноведение, 6. М.: 49–58.

ВЕРЕЩАГИН Е.М. 1990. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. М.

ВЕРЕЩАГИН Е.М. 1996a. Служебная Минея за декабрь в церковно-славянском переводе по русским рукописям XII–XIII в. Opladen.

ВЕРЕЩАГИН Е.М. 1996b. Кирилл и Мефодий как создатели первого литературного языка славян. Очерки истории культуры славян. М.: 306–319.

ВЕРЕЩАГИН Е.М. 1997. Наблюдения над парафразированием переводного текста в Великих Минеях Четьих митр. Макария. – Филологические науки, 6. М.: 33–35.

ВЕРЕЩАГИН Е.М. 2001. Церковнославянская книжность на Руси.

Лингвотекстологические разыскания. М.

ВЕРЕЩАГИН Е.М., КОСТОМАРОВ В.Г. 1980. Лингвострановедческая теория слова.

М.

ВЕРЕЩАГИН Е.М., КОСТОМАРОВ В.Г. 2005. Язык и культура. Три лингвострановедческие концепции: лексического фона, рече-поведенческих тактик и сапиентемы. М.

ВЕРЕЩАГИН Е.М., КРЫСЬКО В.Б. 1999. Наблюдения над языком и текстом архаичного источника – Ильиной книги.– Вопросы языкознания, 2–3.М.: 3–27, 38–60.

ВОРОНЦОВ Е. 1900. Мысли об иночестве святого Кирилла Туровского.– Вера и разум, Харьков.

ГАЛЬПЕРИН И.Р. 1981. Текст как объект лингвистического исследования. М.

ГАСПАРОВ Б.М. 2003. Наблюдения над употреблением перфекта в древнерусском языке. Языковые функции: семантика, синтактика, прагматика. Труды по русской и славянской филологии. Лингвистика. Новая серия. VIII. Тарту: 26–39.

ГОЛУБИНСКИЙ Е.Е. 1997. История русской церкви. М.

ГОРИНА Н.Л. 1996. Опыт оценки текстологической значимости разночтений (на материале славянского Евангелия XI–XIV вв.).– ТОДРЛ. Т. XLIX. СПб.: 323–338.

ГОРШКОВА К.В. 1981. Горшкова К.В., Хабургаев Г.А. Историческая грамматика русского языка. М.

ДВИНЯТИН Ф. Н. 1994. Топика и бинарные конструкции в Торжественных словах Кирилла Туровского. Вестник С.-Петербург. ун.-та. Сер. 2. Вып. 2. СПб.: 49–57.

ДВИНЯТИН Ф.Н.1995. Традиционный текст в Торжественных словах св. Кирилла Туровского: Библейская цитация. Герменевтика древнерусской литературы. Вып. 8.

М.: 81–101.

ДВИНЯТИН Ф.Н. 1996. Лингвопоэтический анализ торжественных слов св. Кирилла Туровского.–Автореф. дисс. канд. фил. наукСПб.

ДВИНЯТИН Ф.Н. 2000. Семантические оппозиции в Торжественных словах Кирилла Туровского: Бог/ человек в Слове о расслабленном. Kirill of Turov: Bishop, Preacher, Hymnographer. Bergen, 2000: 76-102.

ДЕМИДОВ Д.Г. 2000. Проблема дейксиса и употребление указательных местоименных слов в произведениях Кирилла Туровского.– Материалы XXIX межвуз.

научн. -методич. конф. преподавателей и аспирантов. Вып. 6. Спб.: 6–8.

ДУБРОВИНА В.Ф. 1968. Из наблюдений над употреблением грецизмов в переводном тексте русской рукописи XI в.– Источниковедение русского языка. М.: 44- ДУБРОВИНА В.Ф. 1974. К изучению слов греческого происхождения в сочинениях древнерусских авторов.– Памятники русского языка. Вопросы исследования и издания. М.: 62-104.

ЕВГЕНЬЕВА А.П. 1966 Основные вопросы лексической синонимики. Очерки по синонимике современного русского языка. М.–Л.

ЕЖОВ М. 1991. Ежов М. Абсолютность и относительность имперфекта в древнерусском языке (на материале «Повести временных лет»).– Исследования по глаголу в славянских языках. История славянского глагола. Под ред. Г.А. Хабургаева.

М.: 62–81.

ЕРЕМИН И.П. 1925. Притча о слепце и хромце в древнерусской письменности.– ИОРЯС. Т. 30. Л.: 323–352.

ЕРЕМИН И.П. 1955. Литературное наследие Кирилла Туровского.– ТОДРЛ. Т. 11. М., Л.: 342–362.

ЕРЕМИН И.П. 1968. Ораторское искусство Кирилла Туровского. Лекции по древней русской литературе. Л.: 132–143.

ЕРЕМИН И.П. 1987. Лекции и статьи по истории древней русской литературы. Л.


ЖУКОВСКАЯ Л.П. 1963. Памятники письменности традиционного содержания как лингвистический источник.– Исследования по лингвистическому источниковедению.

М.: 20– ЖУКОВСКАЯ Л.П. 1969. Лингвистические данные в текстологических исследованиях.– Изучение русского языка и источниковедение. М.: 3–26.

ЖУКОВСКАЯ Л.П. 1976. Текстология и язык древнейших славянских памятников. М.

ЗАЛИЗНЯК А.А. 1995. Древненовгородский диалект. М.

ЗАМАЛЕЕВ А.Ф. 1995. Лекции по истории русской философии. М.

КАЛАЙДОВИЧ К.Ф. 1821. Памятники российской словесности XII в. М.

КЛИМЕНКО Л.П. 1980. Перфект как субъективное время.- Вестник Ленинградского университета. Л.

КОЖИНОВА А.А. 1993. К семантико-семиотическому анализу одного центрального понятия проповедей Кирилла Туровского.– Русский язык донационального периода.

СПб.

КОЗЛОВ С.В. 1990. Символико-аллегорическая образность сочинений Кирилла Туровского. М.

КОЛЕСОВ В.В. 1974. Лексическое варьирование в литературном языке XVII в.– Вопросы историческое лексикологии лексикографии. М.: 130–137.

КОЛЕСОВ В.В. 1976. Динамика форм прошедшего времени в древнерусских памятниках.– История Русского языка: древнерусский период. Л.: 74–93.

КОЛЕСОВ 1981. Колесов В.В. К характеристике поэтического стиля Кирилла Туровского. ТОДРЛ, Т. XXXVI. Л.: 37–49.

КОЛЕСОВ В.В. 1986. Мир человека в слове Древней Руси.

КОЛЕСОВ В.В. 1993. Колесов В.В. Символ как семантически словообразующий компонент в текстах Кирилла Туровского.– Русский язык донационального периода.

СПб.: 134–152.

КОЛЕСОВ В.В. 1994. Прошедшие времена. Вопросы грамматики и лексикологии в историческом и синхронном освещении. Новосибирск.

КОЛЕСОВ В.В. 1981. К характеристике поэтического стиля Кирилла Туровского.– ТОДРЛ. М.: 36–49.

КОЛЕСОВ В.В. 2001. Язык и ментальность. СПб.

КОНОВАЛОВА О.Ф. 1958 О. Ф. К вопросу о литературной позиции писателя конца XIV вв. М., Л.: 205–211.

КУЗНЕЦОВА М.В. 1984. К Вопросу об употреблении возвратных глаголов в древнерусском языке (На примере глаголов со значением горестного чувства). – Эволюция и предыстория русского языкового строя. Взаимодействие лексики и грамматики. Горький: 45-50.

ЛАРИН Б.А. 1975. Лекции по истории русского литературного языка (X – сер. XVIII в.). М.

ЛЕБЕДЕВА И.Н. 1983. К истории древнерусского Пролога: Повесть о Варлааме и Иосафе в составе Пролога.– ТОДРЛ. Т. 37. Л.: 39-53.

ЛЕВШУН Л.В. 2001. История восточнославянского книжного слова XI–XVII в.

Минск.

ЛЕСТВИЦА 2006. Преподобного отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы Лествица. СПб.

ЛИХАЧЕВ Д.С. 1987. Поэтика древнерусской литературы. Л.

ЛИХАЧЕВ Д.С. 2001. Анализ отдельных разночтений.– Текстология. СПб.: 180–196.

МАКАРИЙ 1857. Св. Кирилл, епископ Туровский как писатель.– ИОРЯС. Т 5. СПб:

246–255.

МАКАРИЙ 1995. История русской церкви. М.

МАСЛОВ Ю.С. 1984. Очерки по аспектологии. Л.

МОЖЕЙКО Н.С. 1988. Древнерусский язык. Минск.

МЕЦГЕР М.Б. 1996. Текстология нового завета. Рукописная традиция, возникновение искажений и реконструкция оригинала. М.

МЕЩЕРСКИЙ Н.А. 1958. Значение древнеславянских переводов для восстановления их архетипов (на материале древнерусского перевода «Истории Иудейской войны»

Иосифа Флавия). М.-Л.

МИХАЙЛОВСКАЯ Н.Г. 1980. Системные связи в лексике древнерусского книжно письменного языка –XIV вв. М.

МОЛДОВАН А.М. 1997. Лексический аспект в истории церковнославянского языка.

Вопросы языкознания, 3.М.: 63–75.

МУСТАФИНА Э.К. Редкая форма глагола «быти» в литературном языке Древней Руси.– Исследования по глаголу в славянских языках. История славянского глагола.

Под ред. Г.А. Хабургаева. М.: 55–61.

НАУМОВ А.Е. 1993. Кирилл Туровский и Священное Писание.– Philologia Slavica.

М.: 114–121.

НЕВОСТРУЕВ К.И. 1862. Древнерусские поучения и послания к инокам о монашеской жизни.– Духовный вестник, Харьков: 117–140.

НЕЧУНАЕВА Н.А. 2000. Минея как тип славяно-греческого средневекового текста:

диссертация на соискание ученой степени доктора философии по русской филологии.

Таллинн.

ПАВЛОВСКИЙ А. 2005. С богом воедино соберем словенское племя.– Гомельская правда. 2005. № 145 от 17.09.2005.

ПАНИН Л.Г. 1988. Лингвотекстологическое исследование Минейного Торжественника. Рукописи XIV–XVI вв. Новосибирск.

ПИККИО Р. 2002. Древнерусская литература. М.

ПЕРФОЛЬД О.О. 1885. Словенские изводы: сербский, болгарский, русский.– Мефодиевский юбилейный сборник. Варшава: 49–69.

ПОВЕСТЬ 1947. Повесть о Варлааме и Иосафе царевиче индийском. М.-Л.

ПОКРОВСКИЙ М.М. 1895. Семасиологические исследования в области древних языков. М.

ПОРФИРЬЕВ И.Я. 1857. Молитвы на всю седмицу, св. Кирилла, еп. Туровского.– Православный собеседник, Казань: 212;

273.

ПОНОМАРЕВ А.И. 1894. Святой Кирилл Туровский и его поучения.– Памятники древнерусской церковно-учительской литературы., Вып. 1. СПб.: 110–115.

ПРИПАДЧЕВ А.А. 1986. Иерархическая организация синтаксической системы древнерусского книжного языка XI–XIII вв. (в аспекте отражения категории времени).

Воронеж.

ПОНОМАРЕВ А.И. 1894. Святой Кирилл Туровский и его поучения.– Памятники древнерусской церковно-учительской литературы. Вып. 1. СПб: 88–198.

ПОТЕБНЯ А.А. 1989. Слово и миф. М.

ПРОКОПОВА Т.И. 1978. Бессвязочные перфекты в древнем славянорусском переводе Хроники Георгия Амартола (XI в.).– Вопросы филологии. Вып. 7. Л.: 51–59.

ПРОКОПОВА Т.И. 1986. Лексико-семантические группы перфекта в древнерусских переводных памятниках XI-XII вв.– Литературный язык Древней Руси. Л.: 120-130.

РЕМНЕВА М.Л. 1999. Церковнославянский язык. Грамматика с текстами и словарем.

М.

РОГАЧЕВСКАЯ Е.Б. 1989. О некоторых особенностях средневековой цитации (на материале ораторской прозы Кирилла Туровского).– Филологические науки. Вып. 3.

М.: 16–19.

РОГАЧЕВСКАЯ Е.Б. 1999. Цикл молитв Кирилла Туровского. Тексты и исследования.

М.

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ В.В. 1986. Некоторые особенности построения текста у Кирилла Туровского.– Проблемы исторического языкознания. Вып. 3. Л.: 98–103.

РУДНЕВА Е.В. 2000. Кирилл Туровский «Притча о душе и теле»: лексическая организация древнерусского текста.– Русская филология 11. Сборник научных работ молодых филологов. Тарту: 116–125.

РУДНЕВА Е.В. 2002. Повесть о беспечном царе и его мудром советнике:

лингвотекстологический анализ.– Диссертация на соиск. уч. степ. маг. фил. Таллинн.

РУДНЕВА Е.В. 2003. Разнокоренные лексические варианты по спискам «Повести о беспечном царе и его мудром советнике».– Studia Slavica III. Сборник научных трудов молодых филологов. Таллинн: 392–400.

РУДНЕВА Е.В. 2004. Наблюдения над употреблением антропонимов в древнерусском тексте (на материале притчи Кирилла Туровского).– II Международный конгресс исследователей русского языка. Русский язык: исторические судьбы и современность.

Труды и материалы. М.: 214.

РУДНЕВА Е.В. 2007. Время и контекст в древнерусском тексте.– Русский язык:

диахрония и динамика языковых процессов. Функциональные разновидности русского языка. XI конгресс МАПРЯЛ. София, 2007.С.187–192.

РС 1862. Русские святые, чтимые всею церковью или местно. Опыт описания жизни их. Чернигов.

СЕЛИЩЕВ А.М. 1951.Старославянский язык. М.

СРЕЗНЕВСКИЙ И.И.1854. Новые списки поучений Кирилла Туровского. – Исторические чтения о языке и словесности.СПб.: 370 –381.

СРЕЗНЕВСКИЙ И.И.1855. Еще одно поучение Кирилла Туровского по неизданным словам. – Исторические чтения о языке и словесности. СПб.: 137– СРЕЗНЕВСКИЙ И.И. 1856. Еще заметки о творениях святого Кирилла Туровского Изв. имп. АН по Отд-нию рус. яз. и словесности. Т. 5. СПб.: 306–313.

СУХОМЛИНОВ М.И. 1858. Рукописи гр. А.С. Уварова. СПб.

СУХОМЛИНОВ М.И. 1908. О сочинениях Кирилла Туровского.– Исследования по древнерусской литературе. СПб.: 325–331.

ТВОРОГОВ О.В. 1969. Притчи Варлаама в собрании древнерусских рукописей Пушкинского дома. – ТОДРЛ. Т. 24. М., Л.: 380–383.

ТВОРОГОВ О.В. 1985. Повесть о Варлааме и Иоасафе. Памятник древнерусской переводной литературы XI-XII вв. Под ред. И.Н. Лебедевой, О.В. Творогова. Л.

ТВОРОГОВ О.В. 1987. Кирилл, епископ Туровский. – Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып.1. (XI– первая половина XIV в.). Л.: 225–227.

ТЕМЧИН С.Ю. 1991. Дистрибуция глагольных разночтений в древнейших славянских списках Евангелия и объем первоначального перевода.– Исследования по глаголу в славянских языках. История славянского глагола. Под ред. Г.А. Хабургаева. М.: 9– ТОЛСТОЙ М.В. 1991. История русской церкви. Рассказы из истории русской церкви.

М.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь.

ТОЛСТОЙ Н.И. 1961. К вопросу о древнеславянском языке как общем литературном языке южных и восточных славян. Вопросы языкознания, 1: 52–66.

ТОМАШЕВСКИЙ Б.В. 1959. Писатель и книга. Очерк текстологии. М., 1959.

УСПЕНСКИЙ Б.А. 1994. Краткий очерк истории русского литературного языка (XI– XIX вв.). М.

УСПЕНСКИЙ Б.А.2002. История русского литературного языка (ХI-XVII вв.). М.

УФИМЦЕВА А.А. 1986. Лексическое значение. Принцип семиологического описания лексики.

ФИЛИН Ф.П. 1973. Хрестоматия по истории русского языкознания. М.

ФРАНКО И. 1982. Притча про слипця и хромця. Киев.

ХАБУРГАЕВ Г.А. 1974. Старославянский язык. М.

ХРЕСТОМАТИЯ 1990. Хрестоматия по истории русского языка. Авторы составители:

В.В. Иванов, Т.А. Сумникова, Н.П. Панкратова. М.

ЦЕЙТЛИН Р.М. 1963. Памятники письменности традиционного содержания как лингвистический источник (их значение и методика исследования).– Исследования по лингвистическому источниковедению. М.: 20–35.

ЦЕЙТЛИН Р.М. 1977. Лексика старославянского языка. М.

ЧЕРЕПАНОВА О.А. 1998. Прагматический компонент в семантике слова Кирилла. Туровского. XXVII межвуз. научно-методич. конф. преподавателей и аспирантов.


СПб.: 68-75.

ЧЕРНЫХ П.Я. 1954. Историческая грамматика русского языка. Москва.

ЧЕРНЫХ П.Я. 1999. Историко-этимологический словарь современного русского языка. В 2 Т. М.

ШАДУРСКИЙ И.В. 1975. Тематическое изучение лексики.– Методы изучения лексики. Минск: 48–52.

ЩЕПКИНА М.В. 1958. К вопросу о разночтениях Екатерининской копии первого издания «Слова о полку Игореве». ТОДРЛ., Т. XIV. М., Л.: 71–75.

ЩЕРБА Л.В. 1974. Языковая система и речевая деятельность. Л.

BACHE D. 2000. The Perception of Time in Three Sunday Prayers Attributed to Kirill of Turov.- Kirill of Turov. Bishop, Preacher, Hymnographer.Bergen: 196–203.

LUNDE 1997.The Rhetoric of Paradox: Cyril of Turov’s Sermen on the Taking of Christ’s Body from the Cross. Bergen: 19–33.

LUNDE 2000. Нъ не из своего сердца сия изношю словеса: Krill of Turov’s Rhetoric of Biblical Quotation.– Kirill of Turov. Bishop, Preacher, Hymnographer.Bergen: 103-128.

MAC ROBERT С. 2000. In Search of a Canon: The Dissemination in Fourteenth-Century East Slavonic Manuscripts of Prayers and Hymns Attributed to Kirill of Turov.– Kirill of Turov. Bishop, Preacher, Hymnographer.Bergen: 175–195.

NADSON A. 1967–1968. Spiritual Writings of St. Cyril of Turau. London: 347–358.

PERESVETOFF-MORATH A.2000. Shadow of the Good Spell: One Jews and Anti Judaism in the World and Work of Kirill of Turov.– Kirill of Turov. Bishop, Preacher, Hymnographer.Bergen: 33–75.

PRESTEL D. 2000. Ascent to the Cave: Kirill of Turov and Kievan Monasticism.– Kirill of Turov. Bishop, Preacher, Hymnographer.Bergen: 9–32.

ROGATCHEVSKAJA E. 2000. The Consept of Sin in Kirill of Turov’s Writings. - Kirill of Turov’s Rhetoric of Biblical Quotation.– Kirill of Turov. Bishop, Preacher, Hymnographer.Bergen: 204–220.

ROMANCHUK R. 2000. Efrosin of Kirillov and the Paschal-Pentecost Cycle of Kirill of Turov.– Kirill of Turov. Bishop, Preacher, Hymnographer.Bergen: 148–174.

THOMSON F. 1983. Quations of Patristic and Byzantine Works by Early Russian Authors as an Indication of the Cultural Level of Kievan Russia.– Slavica Gandensia. V. 10.

СПРАВОЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА БЕЛАРУСЬ ПРАВОСЛАВНАЯ 2006. Фотоальбом. Минск.

БЭ 1991. Библейская энциклопедия. М.

ДАЛЬ В. И. 1981.Толковый словарь русского языка. М.

ЛЭ 1987. Литературный энциклопедический словарь. М.

МНМ 1987. Мифы народов мира. Энциклопедия. М.

СРЕЗНЕВСКИЙ И.И.1989. Словарь древнерусского языка. Под ред.

И.И. Срезневского. Репринтное издание. М.

СЛОВАРЬ 1995. Краткий словарь лингвистических терминов. М.

СРЯ XI–XVII. Словарь русского языка. XI–XVII вв. М.: Наука. В 26 т.

СДРЯ. Словарь древнерусского языка XI–XIV вв. Под ред. Р.И. Аванесова.М.:

Русский язык. В. 10 т.

СМ 1995. Славянская мифология. Энциклопедический словарь. М.

СС 1994. Старославянский словарь (по рукописям X–XI вв.) Под ред. Р.М. Цейтлин, Р. Вечерки, Э. Благовой. М.

ФАСМЕР М. 1996. Этимологический словарь русского языка. Т. 1–4. М.

ЧЕРНЫХ П.Я. 1999. Историко-этимологический словарь современного русского языка. М.: Т.1-2.

ЭБЭ 1892. Энциклопедический словарь Брокгауза Ф.А., Эфрона И.А. СПб.

ИНТЕРНЕТ-ИСТОЧНИКИ БАЛЯЗИН В.Н. Кормчие книги.– БСЭ.– www.ezi.ru/1/37/903.htm БЕЛОРУССКИЕ СВЯТЫЕ. Святитель Кирилл, епископ Туровский.– www.church.by/resource/Dir0262/Dir0263/Page0284.html БОНДАР С. Кирило Туровський. Філософська думка в Україні. Біобібліографічний словник.– www.litopys.org.ua/fdm/fdm20.htm ВЕТЕЛЕВ А.А. 1990. X–XVI вв.– период византийского влияния в истории русской проповеди. Учебный курс по истории проповедчества русской православной церкви.– www.dissertation 1 narod.ru/avtoreferats/geolet1.html ВИНОГРАДОВ В.В. 1977. Основные типы лексического значения слова. Избранные труды. Лексикология и лексикография. М.: 162–189.– www.libelli.ru/library/tema/sc/filol/lang_nv/vinograd.htm КАРТАШОВ А.В. Очерки по истории Русской церкви. Т. 1.– www.klikovo.ru/db/book/msg/ ЛИХАЧЕВ Д.С. 1979. История русской литературы X–XVII вв. Учебное пособие для студентов пед. ин.-ов.– http://infolio.asf.ru/philol/lahachov/1.4.html МЕЛЬНИКОВ А.А.Минские духовные школы. Творения святителя Кирилла Туровского. – http://minds.by/academy/trudy/1/tr1_8.html ОХТЕНЬ С.А. Пространство и время оригинальной повести XVII в. (к проблеме пути и дома).– www.univer.omsk.su/fil_ezh/n2/gridneva.html ПРАВИЛА ВСЕЛЕНСКИХ СОБОРОВ.– Правила вселенских соборов.– www.magister.msk.ru/library/bible/comment/sobor/vselsob.htm КСТ. Кирилл (святой Туровский).– Русский биографический словарь. Сетевая версия.– www.hi-edu.ru/Brok/01111202.htm РПЦ – Русская православная церковь. Новости из разных мест. Торжок. Обнаружена берестяная грамота... По материалам Белорусской деловой газеты.– www.orthodox.org.ru/nr306202.htm ФЕДОРОВА М.Л. Риторично-образні особливості проповідей Кирила Турoвського.– vesna.org.ua/txt/fedorivm/rhetoric.html ФЛАВИЙ И. Иудейские древности. – www.vehi.net/istoriya/israil/flavii/drevnosti/03.html ШЕЛЕПОВА Л.И. Системные связи в лексике русского литературного языка донациональной эпохи (на материале рукописных книг Пролога XIII–XVII вв.).– teneta.rinet.ru/rus/she/shelepova_li_systemnyje_svjazi_v_lexice_.htm ЯРУШЕВИЧ Н. 1913. Церковный суд в России до издания Соборного Уложения Алексея Михайловича (1649 г.).– www.vob.ru/public/bishop/istor_vest/2002/1_16/1.htm KOKKUVTE Kesolev vitekiri on phendatud Kirill Turovski Lugu munga seisusest lingvotekstoloogilisele kirjeldusele. Tnase peva seisuga on avaldamata 23 loetelu 26-st.

Sellisel moel, meie uurimust aitab esitada XII sajandi kultuurimlestist – Kirill Turovski Lugu munga seisusest – ties mahus.

Lugu, olles Phakirja teoloogiliseks tlgenduseks, on levinud kolmes loetelu grupis.

Loo tekst on jaotatud 10-ks osaks, igaks neist omab oma nimetust.

Tlgendamisele kuuluvad mungarivastuse esemed, manitsussnad on jlgitavad prdumistes munkade poole.

Loo tekst on oma olemuselt vihjav. Seoses sellega lahendatakse mistmise probleemi lbi prdumise Loo leksika koosseisu poole. Osaliselt, semantiline kommentaar on moodustatud temaatiliste gruppide „Jumal“ ja „inimene“, antroponmide ja foneetiliste gretsismide vaatluse teel.

Lugu munga seisusest, Mistukne hingest ja kehast ja Jutustus hooletust tsaarist ja tema targast nunikust tekstide materjalide phjal on uuritud snavara, mis kuulub temaatilistesse gruppidesse „Jumal“ ja „inimene“.

On vlja selgitatud, et Mistukne tekst, niteks, kujutab kanoonilist ettekujutust Jumala olemusest, mis on tekstis esitatud kolmes hpostaasis.

Loos toimub munkade riietusesemete smboolne tlgendus lbi prdumise Jeesus Kristuse nime poole: Посемь смотри на обълчения Христова Temaatiline grupp „inimene“ on kultuurimlestistes kujutatud snavormidena, nimetades inimest ja inimsugu;

vaimulikke.

Mistuknes hingest ja kehast ilmneb vastasseis „jumal – inimene“, mille phjal tekivad teised rea „les – alla“, „taevas – maa“, „pime - lombakas“, „piiskop – vrst“ liikmed.

Eraldi kategooria temaatilises grupis „inimene“ moodustavad antroponmid, mille eesmrk – juhendada he vi teise Phakirja see vi phaisalike kirjandusteoste juurde.

Eritvelised leksikaalsed variandid moodustavad 4 gruppi:

1. taandumine htsele kreeka portograafile: изметь/ изведе ;

вливаемая/ влагаемая ;

бог/ господь ;

2. he thenduse kokkulangevus: манътка/ переманд;

дэля/ ради;

божьим словом/ божьим перстом;

3. paronmia (пояс/ почно, мнози Христи/ мнози сих) tekstiloogiliste variantide esinemine (дьяволя/ вражиа, падший/ 4.

Адам).

Vaatlused ajavormide kasutamise osas, seoses subjekti ja ruumilisusega Mistuknes hingest ja kehast, vimaldavad teha jrelduse sellest, et aoristi kasutatakse hes kontekstis Jumalaga, imperfekti – Jumala vastu patustanute valdkonnas. Perfektivormid on seotud inimesega.

Ruumilisus on tekstides korraldatud vertikaalselt.

Loos vib jlgida sarnast pilti. Aorist omab suuremas osas seost Jumalaga. Kuid vib kohata ka selliseid subjekte, nagu „prohvetid“, „maapealsed inglid“, „Aadam“. Vhearvulised perfektivormid on hes kontekstis Jumala Isaga ja Jumala Pojaga, mungaga. Imperfekti, omakorda, kasutatakse koosluses „Iisraeli inimestega“ ja Jeesus Kristusega.

Kaks Kirill Turovski teksti, mis sarnanevad stiililt ja sisult – Mistukne hingest ja kehast ja Jutustus hooletust tsaarist ja tema targast nunikust – tiendavad pilti t erinevates kohtades: „Kirill Turovski tekstide tekstoloogiline kirjeldus“, „Kirill Turovski tekstide snavaraline koosseis“.

Ksikirjade Lugu munga seisusest lingvotekstoloogilised theldused annavad uut materjali, mis vib olla lisatud ajaloolistesse snaraamatutesse, mida vib kasutada vene keele ajaloo loengute lugemisel, Kirill Turovski loomingu erikursuse lugemisel kontekstis vanavene kirjamlestistega.

Tulevikus vib olla vimalik kultuurimlestise ettevalmistamine avaldamiseks, vttes arvesse vljaselgitatud leksikaalseid teisendeid ja grammatilisi eriprasid.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ БАН® Библиотека Российской Академии Наук, г. Санкт-Петербург БЭ® Библейская энциклопедия ГИМ® Государственный исторический музей ГПБ® Государственная публичная библиотека, г. Санкт-Петербург КТур® Кирилл Туровский МАПРЯЛ® Международная ассоциация преподавателей русского язка и литературы РГБ® Российская государственная библиотека, г. Москва РНБ® Российская национальная библиотека, г. Санкт-Петербург СК® Синодальная Кормчая СДРЯ® Словарь древнерусского языка СМ® Славянская мифология СРЯ® Словарь русского языка СС® Старославянский словарь Т® собрание Толстого ТОДРЛ® Труды Отдела древнерусской литературы Ч® Чудовский сборник ПРИЛОЖЕНИЕ Указатель грецизмов, рассматриваемых в главе 2.4.

1.въ ма//настырь 2. риз 3.мни//шьскыи 4.на паск 5.фа//раwнz 6.Геоньским 7 мано 8. дьяаво//лz 9. плитъ 10. трz//пезо 11. келарево 12. къ иго0//мено 13. по// апостоло 14. w скимномь 15. Поди//рь 16. Еф0д 17. Ометь 18. Манатья 19. И~рэй 20. Левъгит 21. Аналавъ 22. Архиерэи 23. Кидарь 24. К0коль 25. епископо//мь 26. Њмофоръ 27. Анъгелъ 28.Псалътырь 29. Фарисеи 30. по сикл ПРИЛОЖЕНИЕ Список исследуемых рукописей Сказания о черноризском чине Кирилла Туровского 1. собрание Толстого F.II. 74, 1517 г., лл. 363 об. – 370 об.;

2. собрание Толстого F.II. 87, XVI в., лл. 379 об. – 381, 384 –386 об.;

3. собрание Толстого Q.I. 223, начала XVII в., лл. 510 об. – 521 об.;

4. собрание Толстого Q.XVII. 67, XVI-XVII вв., лл. 120 –121;

5. собрание Богданова, O.I. 303, XVII в., лл. 159 –177;

6. собрание Богданова, О.XVII. 41.XVII вв., лл.259 –260;

7. собрание Соловецкого монастыря, № 495 (415) (476), 1519 г., лл. 412 об. – 414, 418– 420 об.;

8. собрание Погодина, № 231, XVI в., лл. 535 –537 об., 542 –546;

9. собрание Погодина, № 1294, XVI в., лл. 178 –184;

10. собрание Погодина, № 232, конца XVI в., лл. 227 –229 об., 233 об. – 236;

11. собрание Погодина, № 233, XVII в., лл. 736 об. – 738 об., 743–746;

12. собрание Погодина, № 237, XVII в., лл. 831 –833 об., 838 –841 об.

13. сборник Новгородско-Софийского собрания, № 1389, XVI в., лл. 206 об. – 213;

14. сборник Новгородско-Софийского собрания, № 1474, XVI–XVII вв., лл.

266 –274;

15. сборник собрания Погодина, № 894, XVI в., лл.313 – 16. сборник собрания Погодина, № 1584, XVII–XVIII вв., лл. 20 –28;

17. сборник Кирилло-Белозерского монастыря, №№ 10 –1087, 1446 г., лл. –375 об.;

18. сборник собрания Богданова, F.I. 690, XVII в., лл. 5 –14 об.;

19. сборник собрания Толстого, Q.I. 214, XVI в., лл. 6 –16.;

20. Кормчая Синодальная, собр., № 132, пергаменная, 1282 г., лл. 604 – об.;

21. собрание Уварова. № 125 (213), начала XVI в., лл. 456–460, 467 –473;

22. собрание Уварова, № 1776 (206), XVI в., лл.420 –437;

23. собрание Уварова, № 1810 (527) (390), XVII в., лл.414 об. – 423 об.;

24. собрание Уварова, № 564 (297) (215), XVII в., лл. 267 об. – 269 об.;

25. собрание Барсова, № 1419, XVI в., лл. 172 –173 об, 175 –178 (кон.: «…не со стражом м0чения»);

26. сборник Чудова монастыря, № 20, пергаменный, XIV в., лл. 277 об. – 282.

ПРИЛОЖЕНИЕ Список разнокоренных лексических вариантов по рукописям Сказания о черноризском чине Кирилла Туровского XIII-XVIII вв.

+w черноризьчьстэмь – о иноческомъ 3 w черноризьчьстэмь/ w чернечьстэм/ о иноческомъ/ w черъноризьчестемь/ w черьноризчестэм/ о чьрноризъчестемъ/ о черноризчестем: СК/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

о черноризчестемъ/ w черноризстемъ/ о черноризчестэмъ/ о черноризчестэмъ/ w черноризьстэм/ о черноризчестэм/ о черноризчестем (неясн.) / о черноризчесть: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

w черьнечестэмъ/ w чернористем/ w черьнечестэмъ/ w чернеческwмъ/ w черноризъческом: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

/– / w черноризчестэм/ w черноризчестемъ/ очерноризчестемъ/ w черноризчестем/ w чернорисчестем9 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

17 раньнь – кос ранен/ кос/ косно/ раненъ/ и ран/ и ранну/ ранно: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

по изполением/ и ранено/ и ранну/ и ранну/ и ранно/ и ранну/ и рано/ j рано: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

Косъ/ кwсъ/ косу/ косъ/ и ко0съ: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

кусо/ и ранну/ ранено/ и не клосно/ и ранн0/ и раньно: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

19 дэля – ради дэля/ дэлz/ ради/ дэлz/ дэлz/ ради/ дэля: СК/ Ч/ Т/ 1/2/ 3/ 4;

дэлz/ дэля/ дэлz/ дэлz/ дэлz/ дэ/ дэле/ деля: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

дэлz/ дэлz/ дэлz/ дэлz/ дэлz: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

дэлz/ дэлz/ дэля/ ради/дэл / дэлz: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

21–22 неплодством – нерадством – нерwдством неплодством/ неплодствiмъ/ нерадством/ неплwdством/ неплwdством/ неплодъствомъ/ неплодством: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

неплодством/ неплодстовомъ/ неплwдстовомъ/ неплодствомъ/ нерадэниемъ/ неплодством/ неплодство/ неплодство: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

неплодъствомъ/ неплwдъствwмъ/ неплодъствомъ/ неплодствомъ/ плодьства: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

нерwдством/ неплодством/ неплодством/ неплодъствомъ/ –/ неродством: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

44 бог – господь богъ/ господь/ богъ/ богъ/ богъ/ богъ/ гъ: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

богъ/ –/ богъ/ богъ/ богъ/ богъ/ бгъ/ бгъ7: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

богъ/ богъ/ богь/ богъ/ богъ: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

богъ/ богъ/ богъ/ –/ богъ/ богъ9 18/ 21/ 22/ 23 /24/ 25.

48 плит – плинфы плитъ/ плинфы/ плинъфы/ плитъ/ плитъ/ плитъ/ пли: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

плjтъ/ –/плит/ плитъ/ плетъ/ плит/ плить/ плит: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

плитъ/ плитъ/ плит/ плитъ/ плитъ: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

/ –/ плит/ плитъ/ –/ плить/ плит: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

60–61 черньцем – инока черньцемъ г0менце/ чернецемъ/ 0 инока плэшь/ черньцем/ черньцемъ/ черньцемъ/ чернцом: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

чернцем/ –/ чернцемъ/ чернцемъ/ черньцемъ/ чернцем/ ченице/ ченца: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

черньцемъ/ черньцемь/ черньцемь/ черньцем/ черньцем: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

черньцэ/ чернцем/ черньцем/ –/ –/ чрнецомъ: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

+ растzхо0 – ношаху растzхо0/ растzхо0/ растzхо/ растzхо0/ ростzху/ растяху: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3;

растzху/ ростzху/ –/ ростzху/ ростzху/ ростоху/ ратяху/ растяху: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

растzху/ растzху/ растzху/ растяхусz/ растzхо0: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

растzху/ ношаху/ ростяху/ –/ ростх0/ растzх0: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

69 дьяволz – вражиа дьяволя/ деяволz/ вражиа/ діавwлz/ діаволz/ дьяволz/ дьяволz: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

діzволz/ -/діаволz/ діаволz/ диаволz/ дїаволя/ диявол/ диаволя: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

дияволz/ діявwлz/ діявwлz/ дияволя/ дейволz: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

діяволz/ дияволz/ дьяволя/ –/ діавол/ дьяволz: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

+ не хотz – не терпz не хотz/ не хотz/ не хотz/ не хотz/ не терпz/ не терпzне/ терпя/ не терпz:

СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

не хотz/ не терпz/ не терпz/ не хотz/ не терпz/ не хетz/ ни тя (неясн.): 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

не хотz/ не хотz/ не хотz/ не хотя/ нь хотz: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

не хочz/ не терпz/ не терпя/ –/ не терп// не хотz: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

/ + 81 хотzща – с0ща хотzща/ с0ща/ с@ща/ хотzща/ хотzща/ хотzща/ хотzща: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

хотzща/ –/хотzша/ хотzша/ хотzша/ хотzтzша/ хотаща/ хотяща: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

хотzща/ суща/ со0ща/ хотаща/ со0ща: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

сущаго/ хотzща/ хотяща/ –/хотяща/ хотzща: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

+ 85 люби – носи люби/ либи/ люби/ люби/ носи/ носи/ леби: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

носи/ –/носи/ носи/ люби/ носи/ носи/ –/: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

люби/ люби/ люби/ люби/ люби: 13/14/15/16/17;

люби/ носи/ люби/ –/ носи/ люби: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

+ 96 власти – слады власти/ власти/ власти/ власти/ власти/ власти/ –/: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

слады/ –/ власти/ власти/ власти/ власти/ власти/ и слады: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

власти/ власти/ власти/ власти/ власти: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

/ –/ власти/ власти/ –/ власти/ власти: 18/ 21/ 22/ 23 /24/ 25.

99 мнози христи/ мнози сих/ –/ мнwsи христи//////// мнwзи христи/ мнози лжехристи/ –/:СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

мнози христи/ –/ мнози христи/ мнози христи/ мнози христи/ мнози христи/ –/ –///: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

мнозэх сих/ мноsэхъ сихъ/ мнозехъ сих/ мнозе сих/ мнози христи: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

мнози христи/ мноsи христи/ мнози христи/ мноsи христи/ мнози христи: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

100–101 по воли их – послэже их по воли их/ послэже их/ по воли их/ по воли их/ по волі/ по воли ихъ/ –/: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

по воли ихъ/ –/ по воли ихъ/ по воли ихъ/ по воли их/ по воли ихм по воли их/ по воли их: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

по слэди же сих/ по слэже сихъ/ по слэди же сих/ послеже сих/ –/: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

по воли ихъ/ по воли их/ по волэ их/ –/ по воли их/ по воли их9 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

+ претерпе – приде претерпе/ претерпэ/ претерпэ/ претерпэ/ претрьпэ/ претерпэ/ –/: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

претерпэ/ –/ претерпэ/ претерпэ/ претерпэ/ претерпэ/ претэрпэ/ претерпэ: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

претерпэ/ претерьпэ/ претръпэ/ терьпэ/ претерпэ: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

приде/ претерпэ/ претерпэ/ –/претерпэ/ претерпэ: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

110 w мніше – иноче w мнише/ о мнише/ иноче/ w4 мни1ше/ w мнише/ w4 мнише/ –/: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

w мнише/ –/ w мнише/ w мнише/ w мнише/ w мнише/ w мнише/ w мнише:

5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

w мнише/ w мнише/ w мнише/ w мниже/ о мнише: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

w мнисэ/ w мнише/ о мнишь/ –/ w мнише/ w мнише9 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

113 бещестьныи – бесчинный бещьстьный/ бесчинный/ бесчинныи/ бещесины/ бесчестныи/ бечестныи/ –/: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4/;

бесчестыи/ –/бесчестны/ бесчестньі/ бещестныи/ бесчесныи/ бечастны/ бечатны: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

бесчестныи/ бiсчестныи/ бесчестныи/ безчестныи/ бес техъ: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

бесщесный/ бесчестныи/ безчестный/ –/бесчесныи/ бэщестьны9 18/21/22/23/24/25.

114 судъ – със0дъ со0дъ/ със0дъ/ сос@д/ със@дъ/ сосо0д/ судъ/ –/: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

сосудъ/ –/ съсо0дъ/ съсудъ/ ссудъ/ съсуд/ сосуд/ сос0д: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

съсо0д/ сосуд/ сосо0д/ сосуд/ со0дъ: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

съсуд/ съсуд/ сосуд/ –/сос0д/ със0д9 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.

+ твоея – своеа твоея/ твоея/ твоеа/ твоеz/ своеа/ своеz/ –/: СК/ Ч/ Т/ 1/ 2/ 3/ 4;

своеа/ –/своеz/ своеz/ твоїz/ своеz/ свое/ –/: 5/ 6/ 7/ 8/ 9/ 10/ 11/ 12;

твоея/ твwеа/ твоеа/ твоеz/ своея: 13/ 14/ 15/ 16/ 17;

твоеz/ своеz/ своея/ –/своея/ своея: 18/ 21/ 22/ 23/ 24/ 25.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.