авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Южно-Уральский государственный университет» Институт ...»

-- [ Страница 3 ] --

Процесс формирования внутреннего убеждения судьи связан с непрерывным разрешением сомнений. Ведь по неписанному закону, как писал А.Ф. Кони, всякое сомнение истолковывается в пользу подсудимого.

Но речь идет не о мимолетном сомнении, “являющемся плодом вялой работы ленивого ума и сонной совести, а остающемся после долгой, внимательной и всесторонней оценки каждого доказательства в отдельности и всех их в совокупности”. Именно от судьи зависит точность правового диагноза, определяющего судьбу человека. Этим обусловлена напряженность, интенсивность деятельности судей в плодотворном поиске истины при установлении существенных для дела фактов.

Разноплановость работы судьи заключается в большом разнообразии характера дел, что предполагает широкое общее и юридическое образование, умение принимать решение в самых разнообразных ситуациях. Сложность позиции судьи в необходимости избежать автоматического применения закона и субъективизма. Субъективное, а значит, предвзятое отношение в виде личных симпатий и антипатий, может проявляться как в отношении к закону в виде его толкования, так и в отношении к участникам процесса.

В ходе судебного следствия тщательно проверяется объективность информации, собранной на предварительном следствии – реконструктивная сторона деятельности судьи. За сравнительно небольшой период судебного следствия судьи должны получить исчерпывающую характеристику подсудимого, отражающую его личность во всем многообразии ее отношений. В этой характеристике должен быть правильно намечен социальный прогноз развития данной личности и определены (в соответствии с законом) социальные средства воздействия на человека с целью его ресоциализации. Таким образом, вынесение справедливого приговора должно стать началом разрешения конфликта личности с обществом.

Судебный процесс оказывает воспитательное воздействие на всех, кто участвует или присутствует на нем, формирует общественное мнение, правосознание в обществе, создавая вокруг преступника и его пособников атмосферу морального осуждения, влияя на мнение о неотвратимости наказания, стимулируя общественные стремления к выявлению причин и условий, способствующих совершению преступления. В этом, несомненно, заключается социальная важность судебной деятельности.

Судья при осуществлении судебной деятельности должен осознавать, что он является центром внимания и, кроме нравственных и профессиональных качеств, должен проявлять достоинство, беспристрастность, такт и выдержку, при руководстве процессом, имеющим публичный характер. Эти проявления имеют отношение к организационной и коммуникативной сторонам деятельности судьи.

При проведении удостоверительной деятельности от судьи требуется общая и специальная культура письменной речи для четкого и логичного изложения информации в форме приговора, определений и др.

Государственный арбитр. Государственного арбитр руководит рассмотрением хозяйственного спора, обеспечивает восстановление нарушенных прав и законных интересов сторон, выявляет нарушение законности и недостатки в хозяйственной деятельности предприятий, организаций, вносит предложения об их устранении или предупреждении, привлекает виновных к ответственности и т.п.

Работа арбитра объединяет судебную деятельность и деятельность юридической службы и требует широких познаний как в области права (в особенности гражданского), экономики и управления хозяйственными предприятиями, а также организаторские и коммуникативные способности лежит в основе обоснованного и законного решения.

Юрисконсульт. Юрисконсульт (юрист) является работником юридической службы организации. Он участвует в составлении договоров, визирует их тексты, а также тексты протоколов разногласий, ведет претенциозную работу, готовит материалы и выступает в арбитраже, ведет работу в учреждении по правовым вопросам.

Его задача – быть в курсе деятельности организации и путем рекомендаций способствовать повышению эффективности работы всех звеньев, вносить в эту работу дух законности. Юрисконсульт призван свести к минимуму возможность возникновения конфликтных дел, предупредить возможное правонарушение в организации. Работа юрисконсульта в значительной степени построена на авторитете, на служебных контактах, на сложившихся в организации деловых отношениях, на том имидже юридической службы, который он создал.

Хорошо организованная юридическая служба влияет на экономический эффект. А также на результаты производственной деятельности, сокращая или ликвидируя дебиторскую задолженность, нормализуя ритм поставок, стабилизируя работу транспортных предприятий, поставщиков, получателей.

Юрисконсульты на основе анализа разнообразных документов участвуют в разработке мер по использованию правовых средств в целях обеспечения сохранности собственности, оказывают правовую помощь финансовой, бухгалтерской службам.

Таким образом, в этой профессии выделяются такие стороны деятельности юриста, как коммуникативная, конструктивная, организаторская, удостоверительная, социальная.

Нотариус. Основной задачей нотариуса является проверка подлинности документов, фактов, действий, необходимо засвидетельствовать, удостоверить их реальность и на основе этого придать документам юридическую силу.

При психологическом анализе деятельности нотариуса следует выделить такие ее стороны:

1) познавательную, в которой профессионально исследуются представленные документы;

2) коммуникативную, заключающуюся в организации психологического контакта со всеми гражданами, обращающимися к его помощи;

3) удостоверительную, являющуюся завершающей и по сущности совпадающей с основной профессиональной целью.

Для квалифицированного выполнения обязанностей нотариуса требуются терпеливость, профессиональная зоркость, аккуратность, умение располагать к доверию, душевность и готовность выполнять свои обязанности, несмотря на трудности (например, связанные с удостоверением последней воли прикованного к постели тяжело больного человека). Как и для других профессий, эти качества должны получить свое проявление в поведении, речи, внешнем облике юриста.

Юрист, осуществляющий профессиональную деятельность, благодаря своим сформированным способностям, становится компетентным, творческим, независимым субъектом, способным к взаимодействию, результативно и с удовольствием проявляющим себя, несмотря на то, что действует порой в новых, непредвиденных ситуациях, связанных с риском не только для своей репутации, но и жизни.

Вопросы для самоконтроля 1. Охарактеризуйте общие социально-психологические особенности профессиональной деятельности юриста.

2. Назовите основные факторы профессиональной пригодности юриста?

3. Обозначьте основные формы проявления психики и укажите их взаимосвязь.

4. Что такое сознание? Как оно возникло? Что входит в структуру сознания?

5. Что такое ощущения? Какие физиологические механизмы лежат в основе ощущений. Укажите виды и свойства ощущений.

6. Что такое восприятие? Назовите свойства восприятия. Что такое иллюзии восприятия?

7. Что такое внимание? Укажите свойства и охарактеризуйте виды внимания.

8. Как проявляются закономерности внимания, ощущений и восприятия в юридической практике?

9. Роль памяти в профессиональной деятельности юриста?

10. Какова роль памяти в сфере права? Укажите психологические особенности процессов запоминания и воспроизведения у различных участников криминального события.

11. Как проявляются нарушения памяти? Каковы причины, определяющие продуктивность памяти?

12. Что такое мышление? Охарактеризуйте виды мышления. Какие формы, способы и операции мышления вы знаете?

13. Как протекает мыслительная деятельность человека и в чем суть возможных ее нарушений? Раскройте связь мышления и речи.

14. Характеристика мыслительной деятельности юриста?

15. Что такое воображение?

16. Что такое воля и каковы механизмы осознанного волевого поведения ?

17. Что такое потребностно - мотивационная сфера личности?

18. Охарактеризуйте юридически значимые состояния.

19. Что такое аффект? Рассмотрите особенности физиологического и патологического аффектов.

20. Раскройте структуру познавательной деятельности юриста?

21. Что такое личность? Какие элементы составляют ее структуру?

22. Что такое темперамент человека и как он зависит от динамики нервных процессов? Как свойства темперамента проявляются в поведении и поступках людей?

23. Что такое характер? В какой системе отношений человека проявляется характер? Как он формируется? Рассмотрите известные типологии характеров?

24. Что такое акцентуация характера и психопатия? Какие типологии акцентуаций характера и психопатий вы знаете?

25. Что понимается под способностями человека? Каковы физиологические основы способностей? Назовите виды и уровни способностей.

26. Психология личности юриста, особенности требований к ней.

27. Что представляет собой психограмма личности юриста?

28. Назовите основные особенности (противоречивость) профессиональной деятельности юриста.

29. Каким образом должны оцениваться психологические качества личности юриста при отборе в правоохранительные органы?

30. Каковы психологические характеристики успешной и неуспешной профессиональной деятельности юриста?

31. Назовите основные факторы профилактики профессионального «выгорания» юриста?

Тема 3. Психологические особенности профессионального общения юриста 1. Понятие и роль общения в деятельности юриста.

2. Психологические закономерности и особенности общения юриста 3. Общая психотехника профессионального общения юриста.

1. Понятие и роль общения в деятельности юриста В большинстве случаев на нашу оценку профессиональных качеств юриста оказывает его речь, умение налаживать межличностные коммуникации.

Современному юристу не пристало оправдывать свое неумение профессионально владеть речью фразой «говорю как умею». Должна стать нормой иная коммуникативная истина: «Говорите не так, чтобы вас можно было понять, а так, чтобы вас нельзя было не понять».

Следует подчеркнуть, что сегодня для юриста особое значение имеет и такая проблема, как нравственность речи. В риторике существует постулат, в соответствии с которым можно обращаться только к тем людям, к которым относишься доброжелательно. Возникает действительно непростая психологическая коллизия: обращаться по долгу службы необходимо, но как при этом соответствовать постулату нравственности речи? Какие этикетные речевые фигуры позволяют выходить из трудных случаев профессионального общения? И это только часть вопросов психологии юридической речи, формирования навыков профессиональной коммуникации юриста.

Юстиция – тугой узел проблемных аспектов социальной жизни, где непременным фактором речевой коммуникации является соблюдение традиционных, выработанных веками постулатов: «будь вежлив», «избегай хулы», «не навреди». В этом отношении юстиция может быть соотносима с медициной. В прошлом выходили книги под названием «Речь как лекарство»

для врачей-терапевтов. В юридической практике мы имеем дело с человеком, который приходит искать правду. Вот почему пробным камнем для речи юриста становится ее нравственность. Какова бы ни была целевая установка речи, ее практическое назначение, нельзя забывать, что за всем этим стоит человек, и потому этический компонент культуры речи должен быть определяющим. Основная идея культуры речевого поведения заключена в том, что источник речи – человеческая личность, то есть говорит не человек – говорит личность. Внимание слушающих выступление в суде ориентировано, кроме прочего, и на нравственность речи судьи, адвоката, на их культурный уровень. Такова тысячелетняя традиция речевого идеала, которая живет, может быть, на уровне подсознания или на генном уровне, в каждом человеке.

У юристов как участников особого типа речевого общения необходимо формировать устойчивое стремление к сотрудничеству, которое выражается в понимании чужого речевого опыта и в готовности приспособиться к нему, понять его. Найти общий язык – значит преуспеть в совершенствовании такого отбора слов для высказывания, который свидетельствует о способности говорящего актуализировать навыки, равные (или сходные) с навыками и ожиданиями слушающего. В этом случае речевое поведение проявляется как поиск общего языка в коммуникативно-стилистическом варианте. Ведь каждый человек, получая информацию, пропускает ее через «свой язык», тем самым изменяя ее.

В сегодняшних условиях формирование правовой культуры в обществе немыслимо без признания каждым юристом ценности речи как феномена культуры. Эта проблема речевого общения особенно существенна для юридической практики.

В труде юриста общению принадлежит видная роль. В психологии под общением понимается установление и поддержание целенаправленного, прямого или опосредованного контакта между людьми, так или иначе связанными друг с другом в психологическом отношении. Общение протекает в рамках самых разнообразных профессиональных действий как общение с гражданином, обратившимся за помощью, при юридическом консультировании, профилактической беседе, административном разборе правонарушения, в ходе личного сыска, опроса, допроса, очной ставки, других следственных действий. В подавляющем числе случаев это не простой разговор юриста с другим человеком, а акт поведения и действий, осуществляемый для решения определенных профессиональных задач.

Профессиональные особенности его определяются тем результатом, который должен быть достигнут (дача показаний, установление истины, изменение поведения гражданином и др.), протеканием в режиме права и правоотношений, контактом, как правило, с непростыми людьми, обстановкой напряженности, зачастую, конфликтное и противоборства.

Важной стороной эффективности общения юриста выступают его коммуникативные способности. Коммуникабельность – это способность человека устанавливать психологический контакт при общении с различными возрастными и социальными группами лиц. Установление психологического контакта, иначе именуемого эмоциональным контактом, – важное условие любого общения и тем более такого, целью которого является получение информации, необходимой для принятия решений в конкретных ситуациях. Коммуникабельность того или иного лица может быть природной, обусловленной свойствами характера и темперамента, однако чаще всего ее нужно воспитывать и развивать. Юридическая деятельность во всех своих проявлениях связана с общением с людьми.

Причем нередко в экстремальных условиях. И функция общения выступает на первый план, преследуя разнообразные цели. Поэтому юристу необходимо знать способы установления психологического контакта и использовать их в своих целях для получения оптимальных результатов.

2. Общая психотехника профессионального общения юриста Владея общей психотехникой общения, можно адаптировать ее к каждому конкретному случаю. Рассмотрим основные правила и приемы общения, применение которых в значительной степени будет влиять на позитивный результат профессиональной деятельности юриста.

Прием комплексной психологичности общения. Некоторым общение представляется весьма упрощенно – как обмен словами и стоящей за ними информацией. В действительности общение протекает как контакт:

• ситуационно-деловой, осуществляемый для решения определенной юридической задачи. Цели, задачи, обстановка оказывают психологическое влияние на его протекание и результат;

• юридический, в ходе которого возникают правоотношения, определяющие порядок реализации своих прав и обязанностей. Со стороны юриста оно протекает строго в режиме соблюдения установленных норм, что понимает и его партнер по общению и это тоже сказывается на их психологии и общении;

• статусно-ролевой. Это не общение двух друзей, разговаривающих на равных, когда можно говорить все. И юрист, и гражданин отдают себе отчет в различиях позиций в ситуации, которая побудила их к общению;

• познавательныо-оценочный. Вступившие в контакт люди внимательно присматриваются друг другу и в зависимости от его результатов решают, что и как говорить, а что не говорить;

• межличностный, взаимоотношений, во многом индивидуализированный.

Разговаривают не звуковые устройства, а личности, определенным образом относящиеся друг к другу, подверженные симпатиям и антипатиям, взаимопониманию и вражде, пытающиеся повлиять друг на друга и использующие для этого все средства общения;

• информационный.

Поэтому люди в общении – не подобия акустических снарядов, издающих и воспринимающих звуки. Они не только передают–принимают информацию, но вступают во взаимодействие, взаимоотношения, изучают, воздействуют друг на друга, проводят свою линию поведения, отстаивают свои интересы. Весь этот клубок психологических факторов сказывается на процессе обмена информацией в ходе общения, и успех обеспечивается умением инициатора общения – юриста – принять их во внимание, использовать для решения стоящей задачи.

Правило: к общению надо относиться со всей психологичностью, на которую способен юрист. Юристу следует намеренно переводить свои размышления о способах общения и преодоления его трудностей в плоскость психологических рассуждений, оценок, сравнений, выборов, намерений и средств их реализации.

Правило психологических условий требует, чтобы проявлялась забота:

• о деловой атмосфере общения;

• благоприятствующей решению задач позиции, линии поведения и тактике юриста;

• выборе и создании психологически целесообразных условий общения;

• создании отвечающей решению задач психологической атмосферы общения;

• изучении собеседника и индивидуализации общения с учетом индивидуально-психологических особенностей и состояний;

• выборе отвечающих требованиям законности и решаемой задаче средств и способов психологического воздействия.

Правило продуманности целей и сценария общения. К каждой встрече следует готовиться индивидуально, тщательно продумывая, как ее вести, учитывая конкретную цель и задачи, вопрос, по которому будет вестись общение, желательный результат общения, индивидуальные особенности приглашаемого на разговор, обстановку и др.

Четкая мысленная модель предстоящего общения, отвечающая на вопросы, чего надо добиться и как, это и есть сценарий общения.

Правило предусмотрительности в общении требует учитывать последствия сказанных юристом слов и поведения в разных ситуациях общения, думать не только о том, что сказать, но и как сказать. Ошибочно сказанная фраза, тон, слово могут серьезно навредить общению, а порой на долгое время испортить отношения между людьми.

Прием создания исходных благоприятных психологический условий для решения задач общения. Необходимо строить общение в спокойной, деловой обстановке, при желании разговаривать между собой и достигать взаимопонимания и договоренностей.

Правило благоприятных исходных обстановочных условий общения.

Предпочтителен разговор двое-на-двое, при отсутствии посторонних (если привлечение других юристов для помощи заранее не просчитано). Позиция, когда юрист сидит за своим столом, а пришедший – на стуле перед ним, подчеркивает статусные и ролевые различия. Если люди сидят рядом в креслах, возникает чувство разговора на равных, неформальности, доверительности.

Правило оказания благоприятного впечатления на собеседника. Внешний вид юриста должен быть опрятным, его лицо должно выражать спокойствие, уверенность в себе и внимательность, расположение к вошедшему. Это впечатление усиливается, если юрист вежливо здоровается с гражданином, выходит ему навстречу или встает, здоровается при необходимости за руку, вежливо приглашает сесть и рассказать, что беспокоит посетителя. Бывает выгодным выглядеть простым, «своим», а бывает — иметь имидж официального представителя власти.

Прием развития благоприятной психологической атмосферы в ходе общения. Удачное создание исходных благоприятных психологических условий задет тон общению. Однако начальный успех надо развивать и быть юристом-психологом дальше, до конца.

Правило авторитета, справедливости и доброжелательности представителя власти. Юрист – не частное лицо, а представитель власти, работник правовой сферы. Ему следует помнить, что в общении с гражданами он представляет не себя, а государственный аппарат, власть, закон, и быть внимательным, справедливым. Хорошему началу общения способствует доброжелательное и спокойное выражение лица, улыбка, радушное обращение.

В ходе общения при приеме правилом юриста выступает стремление максимально актуализировать (проявлять) свои коммуникативные умения и способности: быть общительным, уметь налаживать и тактично направлять разговор;

стремиться слушать и устанавливать психологический контакт.

Правило диалогичности, «разговаривания» собеседника. Активно говорящего можно легче и лучше понять, получить необходимую для решения вопроса информацию, проследить, какую позицию он займет, какую линию и тактику разговора начнет проводить. Для этого наряду с предложением высказаться юристу не стоит вначале сразу затрагивать болезненные и сложные вопросы, иначе партнер может замкнуться в себе.

Лучше дать ему несколько успокоиться. Можно для начала обосновать приглашение гражданина в правоохранительный орган, задать вежливые и ничего не значащие вопросы: «Как добрались до нас?», «Вы прямо с работы?», «Расскажите, пожалуйста, немножко о себе: где работаете? где живете? какая семья?» и пр.

Правило внимания к собеседнику и к тому, что он говорит. Всем своим видом – позой, выражением лица и глаз, голосом – выражать готовность объективно разобраться и помочь. Недопустимо заниматься чем-то другим, отвлекаться на телефонные разговоры, демонстрировать торопливость и желание быстрее расстаться с заявителем, поглядывать все время на часы.

Правило активного слушания и поддержания речевой активности гражданина: слушать, изучать, понимать, оценивать. Высказываясь, человек не просто сообщает, но всегда и ведет себя по отношению к юристу и предмету разговора. Слушать поэтому надо не только слова, но человека, стремиться понять, что он хочет и не хочет сказать. Правильна позиция активного слушания, которая реализуется наклоном тела в сторону говорящего;

выражением, визуальным контактом, мимикой, глазами позиции «Я весь внимание»;

реагированием всеми невербальными способами на содержание излагаемого говорящим: жестами, изменением формы бровей, сужением и расширением глаз, движениями губ, челюстей, положением головы, тела: «понимаю», «Да что Вы?!», «Представляю, что Вы чувствовали!» и пр.;

стимулированием подробного изложения: «Не понял.

Уточните это», «Расскажите детальнее» и пр.;

резюмированием с предложением подтвердить правильность или внести уточнение: «Я Вас понял так... Правильно?», «Вывод из ваших слов я делаю такой...».

Правило сдерживания эмоций. В атмосфере эмоций логические рассуждения и доводы утрачивают свою силу и никакого вопроса решить нельзя. К юристу люди по своей инициативе обращаются тогда, когда их что то сильно волнует и возмущает. Проявление чувств при рассказе о своей обиде, гневе, естественно, эмоционально, пресечь это нельзя, да и не надо.

Бывает полезно выждать некоторое время и дать человеку «разрядиться», свободно «излить душу». При совместном же рассмотрении существа вопроса, разъяснениях, принятии решений эмоции надо сдерживать, показывая пример собеседнику.

Прием достижения момента истины в решении задач разговора. Общение служит для решения определенных вопросов, а поэтому в ходе его правильно разбираться с проблемой, ее причинами, а не с людьми, с которыми осуществляется общение.

Правило отказа от демонстрации своего превосходства. Юрист всегда лучше, чем обычные граждане, осведомлен в правовых тонкостях, законах, инструкциях, имеет опыт решения юридических вопросов, четче формулирует свои мысли, причем нередко языком, который рядовым гражданам малопонятен. Это и положение гражданина в качестве просителя, допрашиваемого и т.п. психологически ставит общающихся в неравные положения, определяет превосходство юриста, соблазняет некоторых к использованию возможности «сыграть» на неосведомленности гражданина, внешне обоснованно, а по существу несправедливо отказать ему, отослать куда-то и пр.

Правило изучения собеседника и учета его психологии, психических состояний в общении. Изучение психологических особенностей собеседника позволяет более гибко вести его, вносить коррективы, если подмечаемые психологические изменения по ходу не отвечают намеченному психологическому сценарию общения и поставленным целям.

Необходимо считаться с тем, что само пребывание заявителя в правоохранительном органе, официальной и непривычной обстановке, как правило, вызывает у него выраженное или скрытое состояние напряженности, беспокойства, тревоги, неуверенности, что повышает его внушаемость.

Правило презумпции доверия. Нельзя изначально, априорна проявлять предубежденность, недоверие, антипатию к гражданину, стремление лишь бы как, но поскорее закончить разговор и дело. Нужно подавлять изначальное желание не верить абсолютно никому и ничему, убеждение, что все недобросовестны. Ошибочна и противоположная крайность.

Недопустимо также упрощенно полагать, что свидетели заведомо недобросовестны, и наоборот.

Правило подчинения общения решению задач правового воспитания.

Указание на эту необходимость содержится в ст. 2 УПК РСФСР. Много таких указаний в ведомственных документах и в функциональных обязанностях. Воспитывающую энергию несет не только содержание высказываний юриста, но и то, как он говорит, какую позицию при этом занимает, как строит взаимоотношения, как общается. Правовое воспитание – не только гражданский и профессиональный долг, но и одно из условий успеха в решении стоящей перед сотрудником правоохранительного органа задачи.

Правило этичности и психолого-педагогической тактичности. Уместно вспомнить, что ничто не стоит так дешево и не ценится так дорого, как вежливость. Это и долг любого государственного служащего, норма цивилизованности.

Установление психологического контакта и доверительных отношений в общении юриста. Для решения трудных задач в общении нужна не просто близость тел двух людей, но близость их душ – целей, мыслей, чувств, намерений. Именно это имеют в виду, когда говорят о психологической близости, психологическом контакте, взаимопонимании, взаимном доверии.

Психологический контакт в правоохранительной деятельности – это проявление работником правоохраны и гражданином взаимного понимания и уважения целей, интересов, доводов, предложений, приводящее к взаимному доверию и содействию друг другу при решении профессиональной задачи юристом. Иначе говоря, это профессионально-психологический контакт.

Чаще всего психологический контакт и возникающие на его основе доверительные отношения локальны, имеют узкую зону развития, иногда похожую на ниточку, чем-то связывающую двух людей. Это не всеобъемлющее доверие, а ограниченное какой-то информацией, договоренностью по какому-то вопросу. Чаще всего оно бывает временным, не выходящим за рамки части выполняемого юристом профессионального действия и ситуации. Это определенный, как говорят ныне, консенсус – договоренность, согласие и очень редко безграничное доверие, какое бывает при дружбе. Однако и установление такого парциального, разового контакта очень важно. Найти «ниточку», «потянуть за нее» – это нередко начало крупного успеха.

Основные психологические условия установления психологического контакта обусловлены тем, что, как правило, надо не искать «золотой ключик», не рассчитывать на авось, а фундаментально, комплексно подходить к его установлению. Существует, по меньшей мере, пять групп психологических факторов, образующих в комплексе условия установления психологического контакта:

• психологическая значимость, трудность, объективная или субъективная, оценивая опасность того дела, проблемы, по поводу или в контексте которых ведется общение и юристом делается попытка установить психологический контакт;

• психология гражданина, занятая им позиция, избранная линия и тактика поведения, психические состояния;

• психологические особенности обстановки, в которой осуществляется общение;

• психология юриста;

• психологическая эффективность применяемых юристом приемов общения и установления контакта.

Правило создания благоприятных условий для установления контакта и учета психологии граждан дублирует все то, что уже сказано выше об общении. Только реализация его делается абсолютно обязательной и максимально правильной.

Правило самопрезентации личности юристом и справедливо благожелательного отношения к гражданину. Никто добровольно не будет искренен и доверителен с человеком, который выглядит не заслуживающим этого. В ряде случаев юристу целесообразно позаботиться о том, чтобы до вызываемого гражданина заблаговременно была доведена информация о его личности, качествах, квалификации, отношениях к проблемам, беспокоящим граждан. Сильно, как уже отмечено, первое впечатление, и оно имеется и у гражданин о юристе. В процессе общения разумно его последовательно и настойчиво улучшать, укрепляя представление о себе как о человеке, которому можно довериться, надо довериться, чтобы решить свою проблему.

Для этого нужны: внешне выраженное внимание, понимание, сочувствие к гражданину, к беспокоящим его вопросам, к поиску выхода из трудного положения, в которое он попал;

ясно выраженная готовность помочь;

напоминание о том, что только он, юрист, может помочь гражданину;

упорно выражать убеждение, что только, доверившись юристу, гражданин сможет решить свои проблемы, и иного выхода нет.

При общении с лицами, принадлежащими к преступному миру, можно значительно повысить свой авторитет, продемонстрировав глубокое знание татуировок, «блатной» речи, воровских обычаев и традиции, субкультуры преступной среды и т.п.

Прием нейтрализации психологических барьеров ориентирован на устранение или ослабление опасений, настороженности, недоверия, враждебности, которые мешают установлению контакта, которые особенно сильны при общении граждан с представителем правоохранительного органа.

Опять-таки это зависит от строгого, умелого и последовательного выполнения юристом общих правил общения. Кроме того, надо явно демонстрировать свою объективность, отсутствие «обвинительного уклона», зачитывать соответствующие статьи кодексов, обязывающих юриста к поиску истины, указывать на обстоятельства, которые могут помочь решить вопрос в его пользу, либо носить характер смягчающих, предлагать совместно искать их. Хорошо, когда юристу удается предварительно оказать какую-то посильную и отвечающую нормам права помощь гражданину (в решении какого-то служебного, квартирного вопроса, в получении паспорта, иного документа или материальной помощи, положенной по закону, юридическом консультировании и пр.). В этом случае гражданин психологически испытывает собственную обязанность, перед юристом ответить добром на добро.

Правило накопления согласий – хорошо известный и успешно применяемый способ (прием). Он заключается в изначальной постановке таких вопросов собеседнику, на которые он естественным образом отвечает «да». Учитывается такая «психологика», свойственная людям: 1) если человек изначально ответил «нет», то сказать потом «да» ему психологически трудно;

2) если человек несколько раз подряд сказал «да», то у него возникает хотя и слабая, но реальная, как говорят, фиксированная психологическая установка продолжить тенденцию согласий и сказать «да» в очередной раз. Тактика применения приема заключается в том, чтобы начинать с простых, безобидных, «нейтральных» вопросов, которые не вызывают тревоги и на которые, кроме «да», никак ответить нельзя.

Постепенно вопросы усложнять, приближаясь к сути обсуждаемой проблемы, начинать касаться «болезненных» точек, но для начала все же не главных.

Демонстрация общности взглядов, оценок, интересов.

Психологическому сближению способствует отыскивание и подчеркивание всего общего между гражданином и юристом, что только может быть, и протягивание личностных «нитей связи» между ними, приводящих их к временному сближению и обособлению от всего окружающего мира (к образованию диады «мы»). Они могут отыскаться в единстве, схожести, подобии, сравнимости: возраста, пола, места жительства, землячества, элементов биографии (воспитание в семье без отца, служба в армии или на флоте, отсутствие родителей, воспитание в детском доме, временное проживание в прошлом в каком-то городе, районе, области, трагических, неприятных событий, или наоборот, – удач и др.);

увлечений, способов проведения досуга, культурных интересов, планов на будущее, занятий на садовом участке, отношений к спорту, увлечений автомобилями, мнений о прочтенных книгах, просмотренных фильмах и телепередачах и др.;

понимании и отношении к разным событиям, происходящим в стране, тем или иным сообщениям средств массовой информации;

оценках людей, ценимых их качествах, наличии общих знакомых, встречах в разное время с кем-то и отношениях к нему.

Психологическое «поглаживание» представляет собой признание понимаемых юристом положительных моментов в поведении и личности партнера по общению, наличия правоты в его позиции и словах, выражение понимания его. Это немного успокаивает, повышает чувство уверенности, формирует представление, что юрист справедлив и не настроен огульно отрицательно и благожелателен. Главный расчет применения такого правила – морально-психологическое обязывание собеседника, побуждение его к ответному признанию достоинств и правды юриста, согласию с его утверждениями, выражению понимания его. Когда это делается, число «точек» психологического сближения увеличивается, контакт нарастает.

Окончательное обособление в диаду «мы» завершает процесс нарастающей близости: «Вы и я», «Мы с Вами», «Мы вдвоем», «Мы одни», «Нас никто не слышит», «Нас никто не видит». Этому способствуют беседа с глазу на глаз, отсутствие посторонних, интимная обстановка, сокращение дистанции разговаривающих до 30–50 см. На слово «мы» не скупиться, подчеркивая близость и интимный, доверительный характер общения.

Демонстрация искренности юристом важна как показ того, что он первым поверил партнеру по общению, что с уважением относится к его трудностям, как пример для подражания, как сигнал к началу проявления ответной искренности и доверительности. Разумеется, нельзя разглашать служебную или следственную тайну собеседнику.

Поиск точек согласия в решаемой проблеме. Пора когда-то переходить к делу и распространять сферу налаживающегося взаимопонимания и близости на содержание вопроса, который должен быть решен в процессе общения и ради которого налаживается психологический контакт. Переходить без поспешности, когда юрист почувствует, что психологические барьеры ослабли, что близость реально наросла. Начинать с констатации фактов по делу, рассматриваемой проблеме, не вызывающих сомнения. Добиваться при этом четких ответов собеседника – «Да», «Согласен», «Подтверждаю», «Возражений нет». Постепенно переходить к фактам, не доказанным с полной убедительностью и требующим от партнера искренности.

Совместный поиск взаимоприемлемого решения проблемы имеет двоякое предназначение. Он полезен для дела и психологичен. Став на путь участия в разрешении задачи, стоящей перед работником правоохранительного органа, гражданин психологически сближается по намерениям и направлению мыслей с ним, возрастает взаимопонимание.

Актуализация мотивов искренности. Решающим моментом при установлении контакта, позволяющим преодолеть внутреннюю борьбу мотивов и колебания гражданина «говорить – не говорить?», выступает актуализация мотивов искренности, приводящих к решению – «говорить».

Задача и заключается в том, чтобы оказать психологическую помощь в нужном выборе, актуализировать, повысить силу мотивов искренности. При боязни гражданином огласки, ущемления самолюбия (это наиболее часто встречается у потерпевших и соучастников) уместно опереться на мотив «следования принципам своей достойной жизни». Обращать внимание на наличие у него хороших качеств, жизненных принципов, которым он изменяет, не делая сейчас правильного и честного выбора. «Мотив любви к ближним» – сильный мотив почти у каждого человека. Важно показать связь его долга по отношению к ним с необходимостью принести им минимум огорчений, дополнительных проблем, забот, трудностей, горя. Активизация «мотива личной выгоды» особенно уместна у подозреваемых, обвиняемых, подсудимых.

Все описанные приемы и правила представляют собой достаточно мягкие формы установления психологического контакта, которые в большинстве случаев при решении самых разных правоохранительных задач приводят к успеху. Бывают, однако, и сложные случаи, когда конфронтацию не удается преодолеть, например, допрашиваемый продолжает скрытничать, лгать.

Тогда приходится переходить к более энергичным мерам пресечения и разоблачения лжи, психологического воздействия.

Психологическое воздействие при установлении контакта. Закон запрещает работникам правоохранительных органов применять какое бы то ни было насилие, угрозу, давать невыполнимые обещания и прибегать к иным незаконным мерам. Допустимое и правомерное воздействие должно побудить человека, на которого оно направлено, к сознательному изменению своих решений, занятой позиции, линии поведения, которые противоречат интересам и целям отправления правосудия.

Юридическая наука и практика выработали немало правомерных способов психологического воздействия. Ниже приведен ряд наиболее эффективных.

Информационный выпад или «психологический укол» (В.В. Мицкевич).

Сильное влияние оказывают на партнера намеки и заявления, что у юриста имеется уличающая его информация, но она временно не предается огласке, ибо в интересах гражданина самому сообщить ее, а запирательство бессмысленно. При отсутствии доказательной информации полного объема могут неожиданно сообщаться отдельные достоверные сведения, пусть незначительные, но подтверждающие наличие информации, что обычно оказывает на запирающееся, не вступающее в контакт лицо, ошеломляющее впечатление. Можно сообщить о большом объеме проделанной работы (с кем юрист разговаривал, где побывал, какие документы собрал, что изучил и пр.), что косвенно подтверждает наличие у него большого объема информации, в том числе и скрываемой запирающимся лицом. Все это полезно делать, особенно когда опрашиваемое (допрашиваемое) лицо уверовало в свою безопасность и бессилие юриста.

Компрометация «друзей». Запирательства и лживость допрашиваемого лица нередко объясняются «корпоративной солидарностью», верностью «воровской дружбе», нежеланием выдавать «подельников», «авторитетов», рассчитывая, что и они не выдадут его. Поэтому разрушение связей этой круговой поруки — важная задача в разрушении лживой позиции. Можно, конечно, разъяснять неискренность и порочность ее, как и всей криминальной субкультуры. Но еще лучше, если юрист располагает фактами лживости «дружбы», «заботы» о находящемся под следствием и его семье, дачи против него уличающих показаний, «подставки» его и т.п.

В целях компрометации применяются и такие способы:

• вызов одного из «друзей» в правоохранительный орган с информированием запирающегося об этом факте и формировании у него представления о возможной даче тем признательных показаний или конспиративным подкидыванием информации об этом «друзьям», находящимся на свободе;

• «случайная» конспиративная встреча сотрудника правоохранительного органа с «другом» на глазах разрабатываемого;

• приведение конкретных примеров из практики раскрытия и расследования примеров, подтверждающих частые случаи предательства «друзей»;

• помещение в одну камеру ИВС подельников и «матерого преступника».

Одного из подельников чаще, чем другого, вызывают на допрос и подолгу не возвращают в камеру. Менее опытному задержанному представляется возможность самому домысливать этот факт и выслушивать разоблачающие откровения «матерого». Зачастую малоопытные и новички не выдерживают психологического напряжения, начинают подозревать «подельника», возникают ссоры между ними, утрачиваются взаимное доверие и солидарность. Каждый начинает сам бороться за себя, пренебрегая интересами другого. У юриста тоже появляются возможности использовать этот факт.

Уличение во лжи. Сильное воздействие, которое порой приводит к капитуляции конфронтирующего противника в разговоре, оказывает уличение во лжи. Оно может осуществляться на основе выявления внешних проявлений лжи и скрываемых обстоятельств. Подметив их, следует сказать об этом опрашиваемому (допрашиваемому), подчеркнув их достоверность.

Уличение во лжи возможно путем выявления противоречий в словах, выражениях, сообщенной в разное время информации. Обычно при этом лицо, если не признается в ней, то теряет хладнокровие, начинает совершать больше ошибок, что создает возможности для констатации новых проявлений неискренности. Уличение во лжи возможно и путем сообщения лицу информации, полученной от других лиц и противоречащей словам запирающегося и ведущего неискреннюю линию поведения.

Громом средь ясного неба всегда бывает предъявление вещественных доказательств. Внезапное и безмолвное появление такого доказательства на столе оказывает психологическое воздействие, превышающее порой любые словесные ухищрения юриста. Контрастность и эффект возрастают, если предварительно юрист задает ряд вопросов, относящихся к предстоящему предъявлению доказательств, не мешая опрашиваемому врать.

3. Психологические закономерности и особенности общения юриста Функциональная характеристика общения. Первичной и основной функцией общения является организация совместной деятельности, в процессе которой происходят взаимный обмен информацией, планирование и координация совместных действий, стимулирование и контроль поведения.

Содержательные характеристики указанной функции применительно к юридической работе образуют специальный предмет психологического исследования и анализируются в юридической психологии – прикладной дисциплине, возникшей на стыке юридических и психологических наук.

Характеристики психологических механизмов и структуры процессов контакта являются общими для любой социальной практики.

Специфика же юридической деятельности определяет, какие из механизмов и средств общения являются ведущими, сказывается на их композиции, различии в содержании общения, но не меняет его логики как способа организации совместной деятельности.

Следует отметить, что общение организует не только совместную, но и индивидуальную деятельность юриста – построение планов и программ поведения, принятие решений, самоконтроль. Память, мышление, восприятие и другие психические процессы протекают в условиях общения иначе, чем в изолированной деятельности человека.

В работе с людьми общение выполняет также функцию познания.

Вступая в психологический контакт, юрист познает факты, значимые для его деятельности. Следует выделить из познавательной стороны общения то, что относится к «практическому человековедению». Познание и понимание людей, причин их поступков, свойств личности – важная предпосылка в овладении искусством работы с людьми. Вступая в общение, юрист познает не только других людей, но и самого себя. Общение с целью познания обеспечивает формирование духовной культуры личности, рост профессионального мастерства, развивает гражданственно важные качества личности юриста. Самопознание в свою очередь обеспечивает формирование индивидуального стиля общения юриста.

Значимой функцией профессионального общения является регулирование взаимоотношений, межличностных отношений с гражданами, попавшими в круг интересов, определяемых профессиональной деятельностью юриста.

Понятно, что обмен информацией и организация совместных действий в контактах с различными лицами невозможны без управления развитием взаимоотношений, складывающихся в зависимости от содержания общения, особенностей его субъектов и ситуации взаимодействия. Социальное положение партнера и его отличие от положения юриста, интересы (личные, групповые, общественные), настроение и особенности самочувствия – эти и другие психологические факторы в совокупности определяют характер и динамику взаимоотношений.

Следует отметить, что влияние личных, неофициальных взаимоотношений на продуктивность общения в юридической деятельности неоднозначно. При неофициальном контакте юрист может получить больше информации, чем в официальном общении, но развитие личных взаимоотношений повышает взаимную зависимость партнеров.

Возможны и другие основания классификации функций общения. Так, по целевой направленности контактов юриста различают следующие функции:

побуждение партнера к необходимым поступкам;

воспрещение, запрет нежелательных поступков партнера;

разрушение, дестабилизация замыслов и нежелательных характеристик поведения партнера в той или иной ситуации.

Примером различной направленности контакта являются варианты психологического воздействия юриста (следователя, оперативного работника) в ситуациях допроса. Юрист может побуждать допрашиваемого к добровольной даче показаний: функция воспрещения выражается в тактических приемах пресечения лжи, разрушающая функция проявляется и в тех или иных способах разрушения круговой поруки членов преступной группы. Следует отметить, что разрушающая функция общения выражается и тогда, когда она нежелательна. При несоблюдении требований правомерности психологического воздействия оно становится психическим насилием, парализующим волю человека, лишающим его свободы выбора поведения. Психическое насилие представляет собой грубое нарушение требований законности.

В юридической психологии разработаны критерии правомерности и допустимости средств психологического воздействия в правоохранительной деятельности:

• юридический – соответствие действий юриста духу и букве закона, соблюдение прав граждан, строгое выполнение функциональных обязанностей;

• этический – нравственная приемлемость с точки зрения морали и норм профессиональной этики;

• гносеологический – познавательная надежность и научная обоснованность используемых средств;

• психологический – учет особенностей ситуации общения, а также индивидуальных особенностей ее участников.

Критерии эти взаимосвязаны и соподчинены так, что безусловным и высшим является соблюдение требований законности.

Деятельностная характеристика общения. Анализ места процессов контакта в структуре деятельности юриста предполагает различение частных видов деятельности по критерию их целей, таких, как познавательная;

конструктивная (деятельность по принятию решений);

коммуникативная (деятельность общения);

воспитательная;

организаторская;

удостоверительная.

Познавательную, конструктивную и воспитательную деятельность А.В. Дулов относит к основным видам, так как они прямо направлены на достижение целей правосудия. Вспомогательными видами деятельности он полагает коммуникативную, организаторскую и удостоверительную. В таком подходе к анализу работы юриста общению как обмену информацией (коммуникации) и как организации совместной деятельности отводится лишь вспомогательная роль.

В.Л. Васильев дает иную оценку места и роли общения в профессиональном труде юриста. К числу главных сторон юридической деятельности он относит следующие деятельности: социальную, поисковую, реконструктивную, коммуникативную, организаторскую, удостоверительную. Если понимать под деятельностью такую совокупность действий субъекта, которая объединяется общей целью, характеризуется собственными средствами и результатом, то можно рассматривать общение как самостоятельный вид деятельности. Таковым оно является во всех профессиях типа «человек-человек», в труде педагога, руководителя производственного коллектива. Работа юриста относится к профессиям этого типа, предполагает комплекс соответствующих профессионально важных качеств личности. Последние определяются в психологии как, все те личные качества, которые обеспечивают успешное взаимодействие между людьми, понимание людей и эффективное воздействие на них, установление контактов, организацию совместных действий.

Самостоятельная деятельность общения включает в себя три фазы (стадии) развития любого эпизода установления и поддержания психологического контакта.

1. Фаза ориентировки и планирования контакта включает в себя ориентировку в ситуации предстоящего общения. Вначале ориентировка проявляется как личностная установка - предрасположенность к поисковой активности. Поисковая установка регулирует процесс получения и анализа информации, значимой для юриста. Понимание ситуации контакта сопровождается процессами планирования и программирования предстоящего общения.

Исходные потребности и интересы юриста (так же как и его партнера) на этой стадии общения доопределяются и конкретизируются в целях контакта.

Ориентировка переходит в следующую фазу контакта в качестве развивающегося процесса личностного самоопределения в конкретной ситуации. На всем протяжении взаимодействия участники контакта доопределяют и переопределяют свое отношение друг к другу, теме общения и самим себе. Таким образом, самоопределение личности в ситуации общения, являясь главной характеристикой содержания первой фазы контакта, свойственно всему общению. Особенно велика роль активного самоопределения юриста в проблемных - трудных и особенно значимых ситуациях взаимодействия. Любая стадия общения имеет сопряженный, взаимный характер. Юристу необходимо определять и учитывать цели и интересы партнера, происходящее в его сознании понимание ситуации контакта.


2. Фаза исполнения общения. Установление психологического контакта начинается еще в момент первичной ориентировки в ситуации. Однако особенность и «вредность» общения с юристом заключается в том, что нельзя, однажды установив психологический контакт с человеком, далее лишь получать значимую информацию.

Психологический контакт должен поддерживаться и развиваться постоянно. Его мера, необходимый уровень доверительности в профессиональном подходе к общению определяется значимостью содержания беседы, логикой правильно понятого соотношения интересов собеседников и учетом возможного развития отношений юриста с данным партнером.

Главным содержанием исполнительской стадии общения является обмен информацией. Он реализуется в психологическом воздействии партнеров друг на друга, а также в процессах взаимного понимания.

Наиболее простыми способами психологического воздействия в актах обмена информацией являются изложение, инструктирование и стимулирование. Мастерство пользования ими состоит в сочетании этих способов. Так, изложение информации может быть средством стимулирования партнера к действию. Убеждение, заражение, подражание и внушение составляют сложные, личностно ориентированные формы психологического воздействия. В отличие от простых способов психологического воздействия они затрагивают не только сознание, но и личность партнера.

Применение специальных приемов развития доверительных отношений является главным резервом повышения продуктивности общения. Вместе с тем существуют психологические барьеры в установлении и поддержании доверительных отношений.

Нередко установлению доверия в общении могут мешать весьма незначительные обстоятельства (например, многим людям старшего поколения не нравятся длинные волосы у молодых людей), но более серьезные причины можно свести к следующему:

• различия в мировоззрении, сформировавшиеся убеждения или предубеждения собеседника;

• разное «видение» ситуации общения и личности партнера;

• социальные и профессиональные различия, установки собеседников (например, предубеждение к сотрудникам правоохранительных органов);

• профессиональные особенности лиц, с которыми он вступает в психологический контакт. Например, работники сферы услуг обязаны общаться с любыми посетителями независимо от того, нравится им данный клиент или нет, что приводит к обезличенности их общения, позволяющей сохранить собственный внутренний мир в неприкосновенности.

В целом сочетание затруднений юристов в установлении и поддержании доверительных отношений объясняется рядом типичных недостатков подхода к людям. Среди них:

1) несформированность профессионального интереса к общению с трудными партнерами. Проявляется наглядно у будущих юристов в избирательности контактов, а в юридической практике – в наличии крайних вариантов ошибок доверительных отношений: адаптивизме, отсутствии наступательности, целевой инициативности, а с другой стороны – в склонности к манипуляторскому стилю, попыткам силового давления на собеседника, участника ситуации;

2) игнорирование потребностей и интересов партнера, а также различий в отношении к миру оперативного уполномоченного и лица, с которым он вступает в общение;

3) склонность приписывать трудности установления и поддержания контакта собеседнику (в том числе и юристу);

4) несформированность учебного, «тренировочного» отношения к общению с трудными партнерами. Проявляется также в уклонении от трезвого, критического самоанализа личных затруднений в опыте взаимоотношений с людьми. в общении с поучающей позиции, стремлении к Интересно, что для опытного юриста правильно-понятое отношение собеседника к нему или к теме беседы представляет не меньшую ценность, чем полученная информация. Определив отношение собеседника, юрист должен построить свое поведение так, чтобы скрыть понятое им, если это определяется интересами дела.

3. Фаза общения – контроль и коррекция взаимодействия, информационного обмена и взаимоотношений. Контроль ситуации общения осуществляется средствами понимания и рефлексии. Рефлексия - это управляемое осознание юристом того, как понимает ситуацию контакта его собеседник.

Каждый участник общения контролирует и оценивает процесс обмена информацией, отношение собеседника к целям контакта. Интенсивность оценочных действий зависит от значимости и сложности ситуации, личных особенностей субъектов. Коррекция хода общения производится как осознанно, так и неосознанно. В простых контактах люди не осознают, как они подбирают слова, где делают паузы в речи, не контролируют позу и многое другое. Чем сложнее и ответственнее разговор, тем больше значение контроля собственного поведения и особенностей поведения партнера.

Однако для профессионально подготовленного к общению человека это не означает необходимости контролировать каждый свой жест. Сознание опытного оперативного работника занято анализом целей и замыслов участников беседы, диагностикой динамики отношений, действиями по развитию контакта в нужном направлении. Особенности его поведения «пристроены» к особенностям темы разговора, личности собеседника, пространственным и временным характеристикам контакта. Отсутствие профессионального мастерства проявляется в избыточном контроле элементов собственного поведения, в скованности и неестественности речи, позы и пр.

Особенность контрольной функции заключается в том, что она продолжается и после выхода из контакта. Порой, едва закончилась беседа, юрист уже оценивает ее результаты, причины поведения партнера, прогнозирует возможное развитие отношений. В случае неудачного общения его оценка в отрицательных переживаниях у многих людей опережает сознательный анализ ситуации. В целом эмоциональные переживания, в том числе и радость, затрудняют контроль и коррекцию результатов общения, но служат показателем личного отношения к содержанию контакта.

Вопросы для самоконтроля 1. Понятие общение и его виды в деятельности юриста.

2. Составные части процесса общения.

3. Какова роль общения в профессиональной деятельности юриста?

4. Назовите основные правила и приемы психотехники общения юриста с учетом специфики решаемых задач?

5. Что понимается под коммуникативной компетентностью юриста?

6. Какие основные формы процессуального и непроцессуального общения юриста?

7. Назовите общие социально-психологические закономерности профессионального общения юриста?

8. Значимость установления психологического контакта и доверительных отношений в общении юриста?

9. Назовите основные психологические условия установления контакта юриста при общении?

10. Особенности общения с лицами, имеющими криминальный опыт?

11. Роль психологического воздействия при установлении контакта?

12. В чем отличие правомерного психологического воздействия от психологического насилия при общении?

13. В чем состоит основное отличие показаний свидетеля от обычного рассказа очевидца о происшедшем событии?

14. Раскройте содержание коммуникативной стороны общения?

15. Охарактеризуйте интерактивную сторону общения?

16. Раскройте понятие эмпатии. Каким образом эмпатия влияет на установление психологического контакта?

17. Что в себя включает перцептивная функция общения?

18. Какие основные способы вербальной коммуникации?

19. Что такое вербальная ригидность? Как проявляется ее влияние на показания свидетеля?

20. Что такое уголовный жаргон?

21. Речевой этикет и его роль в развитии диалога.

22. В чем состоит процесс индентификации? Его роль в общении.

23. Понятие конфликта в общении, виды конфликтных отношений, их краткая характеристика.

24. Что собой представляют средства невербальной коммуникации?

Раскройте их роль в установлении и развитии психологического контакта между людьми.

25. В чем состоит суть понимающего слушания, какие приемы способствуют данному виду коммуникативного поведения?

Тема 4. Психология профессиональной деятельности следователя и оперативного сотрудника 1. Психологическая характеристика следственной деятельности.

2. Психологическая характеристика профессиональной деятельности, задач и мышления оперативного сотрудника.

1. Психологическая характеристика следственной деятельности Психологические особенности личности следователя. Следственная работа относится к тем видам деятельности, успех и даже выдающиеся достижения в которых более связаны с общим высоким развитием личности, чем со специальными способностями.

Для того, что бы быть следователем, не требуются какие-то специальные природные задатки. Все способности, которые необходимы для данной работы, являются благоприобретенными.

В связи со сказанным представляется необоснованной постановка вопроса о наиболее предпочтительном для следственной работы типа высшей нервной деятельности или темперамента. Так, Т. Богдан полагает, что холерический и меланхолический темпераменты принципиально противопоказаны для судебно-следственной работы.

Следует отметить, что на следствии успешно работают следователи с различными темпераментами. Свойства темперамента служат основой для выработки индивидуальных стилей работы следователя, которые, с одной стороны, приспосабливают психику к условиям работы, а с другой стороны – условия работы к психике.

Отличия в характере способностей появляются при производстве различных следственных действий, применении тактических приемов. Один следователь лучше допрашивает, но хуже работает с документами. Другой возмещает ограниченность своих способностей отличной работой с вещественными доказательствами, острой наблюдательностью при осмотре и обыске. Обладая посредственными способностями в поисках, третий следователь предпочтет добиться от самого обвиняемого показаний о месте сокрытия нужных предметов и т.д.


Склонность следователя к выполнению определенного вида работы, расследованию определенной категории дел, в которых полнее всего проявляются его способности, нельзя игнорировать.

Правильная оценка профессиональных способностей тех, кто уже работает следователями, важна для дальнейшего развития этих способностей и повышения деловой квалификации следственных работников.

К сожалению, современная наука не располагает пока достаточно надежными методами определения и измерения способностей, умений и навыков следственных работников, которыми можно было бы воспользоваться для решения вопроса о пригодности кандидата на должность следователя.

Между тем, раскрытие процесса становления следователя, изучения и популяризация приемов овладения профессией имеет большое значение для улучшения подготовки кадров следственных работников и повышения их квалификации.

Первым шагом на пути к решению рассматриваемой проблемы должно быть изучение тех качеств работника, в которых заключены способности к данному делу, определение психологических компонентов мастерства и указание путей их приобретения и совершенствования.

Морально-волевые качества следователя. От систематичности, цельности, последовательности идейных взглядов следователя зависят, в конечном счете, результаты его деятельности.

Морально-политические принципы, которыми руководствуется следователь, влияет не только на исполнение им служебных обязанностей и поведения в быту. Через личность следователя они становятся достоянием и всех тех, с кем он сталкивается и общается, оказывая на них воспитательное воздействие.

Но воспитатель, прежде всего, должен быть сам хорошо воспитан.

Идейно-политическая закалка тесно связана с воспитанием других форм сознания, и в первую очередь, с формированием нравственных основ личности.

Значительный вклад в разработку нравственных основ уголовного судопроизводства и судебной этики как науки сделал В.Ф. Кони, который в одной из своих работ на эту тему указал на обязательность усвоения каждым юристом руководящих нравственных начал своей профессии. «С ними, как с прочным вооружением, как с верным компасом надо войти в жизнь!»

В моральную характеристику личности следователя входит правосознание – одна из форм общественного сознания, которая играет решающую роль в практическом применении правовых норм. Как правовая идеология правосознание – это система правовых знаний, взглядов и идей, как правовая психология – совокупность сознательных чувств, переживаний, привычек, связанных с действием права.

Говоря о правовой психологии, мы имеем в виду все виды отражения правовых явлений в психике человека, его отношение к этим явлениям.

Следовательно, следователю постоянно приходится испытывать на себе массу посторонних влияний, противостоять различным, в том числе и неправомерным воздействиям, преодолевать противодействие заинтересованных лиц, действовать под угрозой многих нежелательных последствий, иногда в неблагоприятной обстановке, в условиях перегрузки и крайнего напряжения нервных и физических сил. Поэтому в общем, психическом складе личности следователя волевые качества играют важнейшую роль.

Повышенные требования к волевой сфере следователя делают обязательным наличие ряда свойств, образующих силу воли. Как говорил Платон: «Воля – целеустремленность, соединенная с правильным рассуждением». Наиболее ярко проявляются волевые качества в сложных ситуациях, при решении трудных задач следственной работы.

Следовательская работа формирует и укрепляет многие волевые качества, но вместе с тем длительное занятие этой профессией, накладывая на личность своеобразный отпечаток, порой приводит к профессиональной деформации.

Одной из наиболее существенных черт в морально-волевом облике следователя является такое качество, как принципиальность – наличие твердых убеждений и активного стремления к их реализации, проведению в жизнь, невзирая на препятствия и угрозы личному благополучию.

В сложных конфликтных ситуациях следователь обязан оставаться хозяином своих чувств и стремлений, сохранять верность нравственным принципам.

Расследование преступлений неизбежно сталкивается с ложными заявлениями и доводами, ошибочными утверждениями и выводами, неправильными оценками и суждениями. Сложность состоит в том, что распознать, где правда, а где ложь, где истина, а где заблуждение. Поэтому жизненной необходимостью для следователя является критичность – постоянная готовность строго и объективно оценивать факты, события, действия и высказывания людей, не доверяясь внешнему впечатлению, привычное стремление увидеть и раскрыть в каждом явлении его подлинную сущность.

В основе критичности лежит сложный психический акт сомнения. В совокупности с предусмотрительностью и осторожностью в поступках и суждениях критичность образует весьма необходимое для следователя качество воли и ума бдительность.

Одностороннее влияние опыта порой приводит к тому, что следователь вообще утрачивает веру в людей, готов подозревать всех и каждого.

Подозрительность – один из наиболее опасных видов профессиональной деформации. Предубежденность, тенденциозноcть, обвинительный уклон противоречат самой идее правосудия. Даже при рассмотрении отрицательных действий и поступков нужно искать и уметь находить в людях положительные стороны.

Наличие властных полномочий, самостоятельность и независимость следователя, ограниченная гласность расследования, отсутствие публичной критики таит возможность следственных ошибок. Поэтому строгое соблюдение законности в следственной работе во многом зависит от самокритичности следователя. Формирование этой черты – задача морально политического воспитателя и профессионального обучения, в ходе которого следователь должен быть приучен к систематическому разбору и объективной оценке своего решения и действия, промахов и упущений.

Следователь не имеет права на ошибку.

Готовность быстро принять решение и привести его в исполнение абсолютно необходима следователю, который нередко бывает, обязан срочно реагировать на возникшую ситуацию, принять неотложные меры, чтобы пресечь преступление, сохранить его следы, оказать помощь пострадавшим, восстановить нарушенный порядок, задержать преступника и т.д.

Следственная деятельность требует трудолюбия, усидчивости, высокой работоспособности, напряжения воли.

Есть следователи, которые оперативно отлично справляются с первоначальной стадией расследования. Они способны по нескольку суток подряд, почти без отдыха выполнять неотложные следственные действия, проявлять неутомимость и высокую мобильность. Но вот в расследовании наступает более спокойная полоса, когда требуется длительная методическая работа по делу. И тут следователь "оперативник" зачастую теряет интерес к делу и с трудом дотягивает его до конца.

Настойчивость – стержневое качество воли - выражается в постоянной готовности преодолевать препятствия, способности длительное время удерживать в сознании определенную цель, мобилизуя все силы для ее достижения. Она тесно связана с моральным обликом следователя и такими свойствами характера, как организованность и стойкость.

Невозможно заранее предусмотреть все детали предстоящей работы, частое возникновение таких ситуаций, когда следователь вынужден отложить текущие дела для выполнения неотложных мероприятий, связанные с этим перегрузки, делают особенно острой проблему рациональной организации труда следователя. При этом одним из решающих факторов становится его организованность.

Основа организационной деятельности – способность точно ориентироваться в действительности, в частности, в начальной стадии, качествах людей и их возможностях. В.Л. Васильев пишет:

«Организационная деятельность следователя заключается в волевых действиях по проверке реализации гипотез и планов, а также привлечению других людей для осуществления целей следствия». В. Н. Васильев включает в содержание организаторской деятельности мобилизацию или самоорганизацию следователя, расстановку и использование сил, взаимодействие следователя с работниками органов дознания.

Думается, что для следственной работы необходимы, прежде всего, такие организационные качества, как:

1) настойчивость, энергичность, самоорганизованность, заключающаяся в быстром ориентировании в создавшейся обстановке и людях, формирование задачи, расчленение ее на этапы и планирование своей деятельности;

2) находчивость, ответственность, требовательность, умение хранить тайну, организационные способности, обеспечивающие руководство различными группами людей в ходе расследования уголовного дела;

3) выдержка, дисциплинированность, самокритичность, чувство собственного достоинства в отношениях с коллегами и руководством.

Наличие у следователя периодических перегрузок зачастую приводит к тому, что они приучаются работать рывками, с особым напряжением в конце месяца или при истечении срока ведения дела. Нормативный характер следственной работы при неблагоприятном сочетании некоторых свойств личности вырабатывают формализм, стойкую привычку действовать по шаблону, прикрываясь соответствующим пунктом инструкции или распоряжением начальника.

Умение и способность проявить творчество и самостоятельность в труде связаны с высоким развитием воли и мышления. Инициативность как закрепившееся волевое качество профессионально необходимо следователю, труд которого чаще всего индивидуален, связан с большой служебной самостоятельностью и процессуальной независимостью. «Решай и делай сам», – на этой основе формируется инициативность и ответственное отношение к порученному делу.

Ответственность выполняемой работы, риск нежелательных последствий, вид человеческих страданий, многочисленные трудности и препятствия делают обычным для следователя состояние напряжения. При этом в первую очередь страдает тормозной процесс, чаще возникает неупорядоченная активность, эмоциональные вспышки, срывы, поспешность, неосмотрительность, узость.

Умение владеть собой в сложной обстановке, рассудочно-волевая направленность помогают следователю снимать напряжение, стойко переносить трудности.

Большое значение в следственной деятельности имеют выдержка, сознательный контроль над собой, своей речью, настроением и поведением.

При этом многие криминалисты справедливо подчеркивают необходимость для следователя терпения, умения владеть своими чувствами, сдержанности во многих проявлениях.

Зная особенности собственной психики, ее сильные и слабые стороны, помня об опасностях, которыми чреваты те или иные свойства его личности, следователь должен постоянно корректировать свои оценки, решения и действия подобно водителю, который, управляя автомашиной, строит свои расчеты, помня о скорости собственной реакции, глазомере и т.п.

Случайный наблюдатель замечает лишь то, что бросается в глаза, следователь же должен видеть все. В психологии были приняты попытки, подсчитать количество впечатлений, получаемых человеком от внешнего мира за короткое время одним каким-либо органом чувств. Подсчеты показали, что даже в течение одного дня человек переживает десятки тысяч различных впечатлений. Ясно, что следователь может и должен видеть именно то, что ему нужно. Это достигается в результате внимания, то есть направленности нашего сознания на восприятие, понимание, запоминание или воспроизведение определенных явлений действительности.

Применительно к следователю чрезвычайно трудно выделить такие стороны «службы внимания», которые имели бы преимущественное значение в его работе. Внимание как психический процесс, будучи фиксированным, переходит в психическое состояние человека, а закрепляясь в определенных чертах, становится свойством личности - внимательностью.

Для следователя очень важно воспитать в себе целенаправленное, произвольное внимание.

Интеллектуальные качества следователя «живое созерцание», как первоисточник всякого знания, играет очень большую роль в деятельности следователя. Но это созерцание не пассивное, не бессмысленное.

Следователь организует свои восприятия, чтобы выделить необходимое, понять существенное, учесть все, что может иметь значение для решения стоящей перед ним задачи. Планомерное, целенаправленное восприятие именуется наблюдением. Оно предполагает активную работу всех органов чувств. Поэтому важной психологической предпосылкой плодотворного наблюдения является острота органов чувств следователя.

Особое значение приобретает это качество при производстве тех следственных действий, в которых элементы чувственного познания выступают на первый план (осмотр, обыск). Известно, что полнота и точность наблюдений зависят от опыта и знаний наблюдателя. Люди, обладающие разным жизненным опытом, разной суммой знаний о наблюдаемом предмете или явлении, видят их по-разному.

Чем обстоятельнее знакомство с предметом, чем разностороннее знания, тем плодотворнее наблюдение, ибо человек не только подмечает и фиксирует признаки и свойства предметов или явлений, но одновременно оценивает, осмысливает и истолковывает их.

Определенность, точность и быстрота понимания зависят от теоретической и практической подготовки следователя. Длительное занятие этой профессией порождает автоматизмы, которые облегчают наблюдение и понимание происходящего, но вместе с тем иногда приводит к ошибкам.

Большую опасность представляют так называемые «косные стереотипы» – привычные, укоренившееся суждения и оценки, которые сплошь и рядом искажают восприятие, делают наблюдение неточным и неполным.

Привыкание к тем или иным объектам нередко глушит остроту наблюдения, человек постепенно перестает замечать происходящее перемены. Поэтому целесообразно, чтобы в таких действиях, как осмотр места происшествия или проверка показаний на месте, участвовали наряду с лицами, хорошо знающие данное место, также и незнакомые с ним.

Избирательность наблюдения, как и всякого восприятия, обусловлена потребностями, интересами и, что особенно важно, целями и задачами, которыми руководствуется воспринимающий.

Предопределяет успех наблюдателя, в конечном счете, интеллект, который организует этот процесс по определенному плану, устанавливает нужную очередность отдельных этапов наблюдений и использует его результаты.

В попытках определить интеллект можно выделить следующие основные подходы:

1) интеллект – это обобщенная способность к обучению;

2) интеллект – это способность к отвлеченному, абстрактному мышлению;

3) интеллект – это то, что обеспечивает эффективность адаптации, поведения в сложной среде;

4) интеллект – это то, что измеряется тестами интеллекта.

Сущность интеллекта понимается как структурирование отношений между средой и организмом, а его развитие проявляется в более адекватной адаптации. Такое понимание интеллекта позволяет рассматривать его как процесс, а не результат, выступающий в виде способности к обучению, к абстрактному мышлению. Отношения между интеллектом и личностью – отношения взаимозависимости: «глубокие связи между ними, особенно проявляющиеся в мотивации умственной деятельности, зависящей от установок, потребностей, интересов и идеалов личности, уровня ее притязаний и т.д., во многом определяют адекватность интеллекта».

Следователю надо помнить ряд общих правил организации наблюдения:

1) до наблюдения необходимо получить наиболее полное представление об изучаемом человеке, предмете или явлении;

2) определить цель, сформулировать задачу, составить хотя бы мысленно план или схему наблюдения;

3) искать в наблюдаемом не только то, что предполагалось найти, но и обратное тому;

4) расчленить предмет наблюдения и в каждый момент наблюдения наблюдать одну из частей, не забывая и о наблюдении целого;

5) следить за каждой деталью, стараясь подметить наибольшее их число, установить максимальное количество свойств предмета или особенностей наблюдаемого;

6) не доверять однократному наблюдению, исследовать предмет или явление с различных точек зрения, в разные моменты и в разных ситуациях, изменяя условия наблюдения;

7) подвергать сомнению наблюдаемые признаки, которые могут быть ложной демонстрацией, симуляцией или инсценировкой;

8) ставить вопросы «почему» и «что это значит» относительно каждого элемента наблюдения, продумывая, предполагая, подвергая критике и проверке дальнейшим наблюдением свои мысли и выводы;

9) сравнивать объекты наблюдения, противопоставлять их, искать сходство, различия и связи;

10) сопоставлять результаты наблюдения с тем, что было ранее известно об этом предмете, с данными науки и практики;

11) ясно формулировать результаты наблюдения и фиксировать их в соответствующей форме – это помогает их пониманию и запоминанию;

12) привлекать к наблюдению различных специалистов, сравнивать и обсуждать результаты наблюдения со своими коллегами;

13) помнить, что наблюдатель тоже может быть объектом наблюдения.

Характер наблюдения определяется предметом исследования.

Наблюдательность следователя направлена на отыскание доказательств. Она имеет воссоздающий характер, реконструирует на основе подмеченных признаков обстоятельства расследуемого события.

Следственная наблюдательность вырабатывается на базе знания способов совершения и сокрытия преступлений, а также следов (доказательств), оставленных при том или ином образе действий преступника, мест и способов их обнаружения.Значит, основной путь развития следственной наблюдательности – это постоянное расширение знания способов совершения и сокрытия преступлений, уловок преступника, методов обнаружения следов (доказательств), которое рождает практика и разрабатывает криминалистика.

Характер наблюдательности зависит от типов восприятия. Следователю в процессе наблюдения необходимо гармонически сочетать аналитический (детализирующий) и синтетический (целостный) тип восприятия – подмечая отдельные признаки, свойства и особенности наблюдаемых предметов и явлений, одновременно охватывая и весь предмет (явление) в целом, во всей сложности и взаимосвязи отдельных его частей.

Применительно к интерпретации результатов наблюдения, наблюдательность следователя имеет по преимуществу объяснительный характер. Именно это обеспечивает проникновение в сущность наблюдательного явления, познание его всех юридически значимых свойств.

Такую наблюдательность можно назвать принципиальностью – качеством, которое очень важно для следователя.

Постоянным объектом наблюдения в следственной работе является человек, его духовная жизнь. Наблюдательность следователя в этой специфической сфере можно назвать психологической. Она выражается в умении подмечать и улавливать внешние проявления внутреннего мира людей, в способности понимать их чувства, переживания, побуждения, мотивы и цели, распознать психические свойства личности, угадывать" психологический подтекст" каждого действия и поступка.

Психологическая наблюдательность – необходимая предпосылка предвидения человеческого поведения и управления им в нужных для следователя целях. Такую психологическую проницательность иногда называют способностью «вчувствования», «вживания», то есть мысленного перенесения своего сознания в условия другого человека, для получения наиболее отчетливого представления о его внутреннем мире, чувствах, мыслях, побуждениях и поступках.

Есть еще один аспект психологической наблюдательности, очень важный для следственного работника. Нужно уметь наблюдать за самим собой, обеспечивая самоконтроль, управление собственным поведением и своевременное исправление допущенных ошибок.

Наблюдательность – не природный дар, она формируется жизненной практикой, совершенствуется в профессиональной деятельности и нуждается в повседневной тренировке.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.