авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Южно-Уральский государственный университет» Институт ...»

-- [ Страница 5 ] --

Понятие личности преступника включает в себя целый комплекс социально-демографических, социально-ролевых (функциональных), социально-психологических признаков, которые в той или иной мере связаны с преступным деянием, характеризуют его общественную опасность, объясняют причины его совершения. Такой утвердившийся подход в юридической литературе побуждает дополнить понятие личности применительно к субъекту преступления рядом признаков, которые в общей психологии не рассматриваются. Именно поэтому юридическая психология изучает более широкий аспект характеристик личности человека, совершившего преступление, обращая внимание не только на его нравственные качества, знания, навыки, привычки, формы психологического отражения, темперамент, но и на физическую сущность лица как человеческого индивида, его возраст, психическую особенность к вменению, некоторые его функционально-ролевые признаки, например должностное положение, особые обязанности или особое положение по отношению к потерпевшему и т.д., а также психологическую характеристику личности преступника во всем сложном комплексе интеллектуальных, эмоционально волевых и других его качеств.

Личность преступника как явление типологического порядка есть носитель наиболее общих, устойчивых, существенных социально психологических черт и свойств. Специфика личности как типа заключается именно в том, что в ней имеются особенности, которые выступают в качестве внутренних психологических причин преступного поведения. Ведь любое преступление, в какой бы форме оно не совершалось, не есть случайное по отношению к личности. В своей основе оно подготовлено развитием его социальных, нравственных, социально-психологических свойств. В качестве таковых выступают жизненный опыт человека, наполненный социальным содержанием, а также черты духовного мира, предопределяющие в конфликтных ситуациях выбор общественно опасного варианта поведения.

В юридической психологии личность субъекта, совершившего преступление, изучается в целях оказания помощи правоохранительным органам:

при принятии решений уголовно-правового, уголовно-процессуального характера (при квалификации противоправных действий, при избрании меры пресечения обвиняемому, при определении меры наказания подсудимому с учетом характера совершенного преступления и особенностей личности);

в ходе установления некоторых обстоятельств, подлежащих доказыванию, в частности мотивов преступления, обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, потерпевшего и др.;

в выборе оптимальных тактических решений, тактических комбинаций и приемов воздействия на подозреваемого, обвиняемого в различных следственных ситуациях;

при изучении причин совершенных преступлений (по видам преступных посягательств, по лицам, участвовавшим в их совершении и т.д.);

в целях определения мер воспитательного воздействия на личность тех, кто совершил преступление и нуждается в перевоспитании.

Заслуживает внимания исследование ценностно-нормативной системы, проведенное А.Р.Ратиновым, которое выявило существенные различия между преступниками и законопослушными гражданами в уровне развития правосознания, в отношении к различным правовым институтам общества.

Степень усвоения правовых ценностей и норм в качестве «своих» у преступников значительно ниже, чем у законопослушных граждан.

Основным побуждением, удерживающим преступников от дальнейших противоправных действий, является боязнь нежелательных последствий, а не согласие с установленными нормами и правилами их соблюдения, как это характерно для законопослушных граждан.

Выявлены существенные различия в оценочном отношении к правоохранительным органам и их деятельности у обследованных групп.

Преступники оценивают карательную практику как чрезмерно суровую, особенно по тем видам преступлений, за которые сами осуждены, относятся к органам правосудия настороженно, недоверчиво, что не свойственно подавляющему большинству законопослушных граждан. Наиболее скептически к правоохранительным органам относятся корыстные преступники, наиболее отрицательно и враждебно – корыстно насильственные.

Кроме того, установлено, что преступники от непреступников на статистическом уровне отличаются весьма существенными психологическими особенностями, которые и обусловливают их противоправное поведение. «Иными словами, – отмечает Ю.М. Анотонян, – понятие личности преступника может быть наполнено этим психологическим содержанием. Поскольку же указанные психологические черты участвуют в формировании нравственного облика личности, есть основание утверждать, что преступники от непреступников отличаются нравственно-правовой спецификой».

Результаты исследований позволяют дать психологический портрет обследованных преступников и выделить характерные для их личности черты.

Прежде всего, преступников отличает плохая социальная приспособленность, общая неудовлетворенность своим положением в обществе. У них выражена такая черта, как импульсивность, которая проявляется в сниженном самоконтроле своего поведения, необдуманных поступках, эмоциональной незрелости, инфантилизм.

Нравственно-правовые нормы не оказывают на их поведение существенное влияние. Поскольку у таких лиц нарушен или деформирован нормативный контроль, они оценивают социальную ситуацию не с позиций нравственно-правовых требований, а исходя из личных переживаний, обид, желаний. Словом, они характеризуются стойким нарушением социальной адаптации.

Им свойственны также нарушения в сфере общения: неспособность устанавливать контакты с окружающими, неумение встать на точку зрения другого, посмотреть на себя со стороны. Это в свою очередь снижает возможность адекватной ориентации, продуцирует возникновение аффективно насыщенных целей, связанных с представлением о враждебности со стороны окружающих людей и общества в целом.

Ваше представление о преступнике? Закройте глаза, представьте его образ и опишите… Конечно, могут быть несколько противоположенных образов, но у большинства из Вас обязательно это будет мужчина, 20–40 лет, со специфическими чертами лица и фигурой, короткой стрижкой, наколками, своеобразным поведением, жаргоном, одеждой, с общественным статусом «одинокого и загнанного волка» и т.д. А теперь ответь себе, почему не женщина, не образ заботливого мужа-отца, не в костюме с белой рубашкой и галстуком… Наверное, нельзя одной меркой мерить, например, человека, совершившего измену Родине, и пограничника, превысившего пределы необходимой самообороны при задержании вооруженного нарушителя границы, совершившего впервые хулиганство и особо опасного рецидивиста… Ни об одном утверждении темы нельзя сказать, что оно бесспорно решено. Единого мнения нет и, скорее, его не будет никогда, однако основное положение, согласно которому преступники отличаются от непреступников свойствами личности, несмотря на критику, является наиболее устойчивым. Это и будем считать точкой отсчета… Человек по своим психологическим качествам не может быть фатально обречен на социальную роль преступника, но в каждом преступлении в качестве субъективной его стороны всегда проявляются психические качества личности преступника.

2. Основные подходы к изучению личности преступника, её структура В настоящее время в научной литературе наиболее широкое распространение получил подход к изучению личности преступника, предполагающий наличие в ней следующих двух наиболее крупных подсистем, объединяющих различные более мелкие признаки, отдельные характеристики личности, а именно: социально-демографический и социально-психологической подсистем личности преступника (В.В.

Ромнаов).

Социально-демографическая подсистема личности преступника включает: пол, возраст, семейное положение, образование, профессиональную принадлежность, род занятий, социальное, материальное положение, наличие судимости (иных связей с криминальной средой). Сюда же относятся признаки, характеризующие личность преступника с точки зрения выполнения им определенных функционально-ролевых обязанностей.

Понятно, что все эти признаки сами по себе (пожалуй, за исключением судимости) не могут характеризовать конкретного субъекта как человека, обязательно склонного к совершению преступлений. Однако в сочетании с другими особенностями его личности они позволяют сформировать о нем более целостное представление. В масштабах страны, отдельного региона, среди людей различного рода деятельности был проведен анализ социально демографических признаков, присущих лицам, совершившим преступления.

Это позволило определить наиболее важные направления в предупредительной работе среди различных групп, слоев населения, работников той или иной сферы хозяйства.

Например, по мнению специалистов криминологии, среди преступников значительно больше мужчин, чем женщин. На 80–90% мужчин преступников приходится 10–20% женщин преступниц. Наибольшей криминогенной активностью отличаются представители возрастных групп от 25 до 29 лет, затем следуют 18–24-летние, 14–17-летние и, наконец, 30–45-летние. После 50 лет криминальная активность резко падает. Основная масса таких пре ступлений, как убийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, разбои, грабежи, кражи, хулиганства, изнасилования, совершаются лицами до 30 лет. Традиционно первое место занимают лица без постоянного источника доходов. Растет доля учащихся и студентов. Преступников, не состоящих в браке, в два раза больше, чем семейных. Семейные узы являются антикриминогенным фактором: меньше свободного времени, изменяются формы досуга. Можно установить некоторую закономерность в совершении преступления и по национальному признаку. Так, цыгане в основном торгуют наркотиками, русские чаще совершают хулиганство, евреи – экономические преступления. Хотя есть и вариативность. Самый низкий уровень образования зарегистрирован у лиц, виновных в совершении насильственных, насильственно-корыстных преступлений, хулиганства;

наиболее высокий – у совершивших должностные преступления и хищения путем присвоения, растраты или злоупотребления доверием. Социальное расслоение выглядит таким образом: очень богатые составляют 2–3%, богатые 5–7%, 40% населения живут за чертой бедности. Наибольшую криминальную активность проявляют лица, проживающие в общежитиях, наименьшую – в своих домах.

Наибольшая криминогенная активность лиц более молодого возраста во многом объясняется не только их большей активностью, но и в значительной мере социальной незрелостью их личности, еще не завершившимся процессом социализации, низким уровнем культуры, отношений и поведения, примитивностью интересов, ценностных ориентаций, отсутствием устойчивых жизненных планов. Таких лиц отличает отрицательное или безразличное отношение к выполнению гражданских обязанностей добросовестно трудиться, заботиться о воспитании детей и т.п.

«Преобладающей части преступников присуща та или иная степень отчужденности, оторванности от трудового или учебного коллектива, неформальных групп, которые объединяют лиц с положительным поведением. Они ориентированы преимущественно на деятельность и одобрение в неформальных группах с негативной направленностью».

Социально-ролевая характеристика включает в себя выявление роли субъекта как члена семьи, супруга, родителя, соседа, члена различных социальных групп. Для «совокупного» преступника по сравнению с законопослушным гражданином характерно менее ответственное отношение к своим социальным ролям, тяготение к неформальным группам антиобщественной направленности. Для несовершеннолетних особо значима их роль в групповом общении, проведении свободного времени, увлечении (хобби).

Нравственно-психологическая характеристика личности выражает отношение преступника к обществу в целом и принятым в нем ценностям.

По данным исследователей, у 60% лиц, совершивших преступления, отмечается полное отсутствие или зачаточное состояние развития нравственных, эстетических, научных и других духовных потребностей. У данных лиц на первом месте стоят потребности морально-биологического (витального) характера. Им свойственно наличие неустойчивых ценностных ориентаций, их изменение под влиянием ситуаций.

Все перечисленные выше, как и другие, подробно изученные крими налистами социально-демографические признаки, безусловно, имеют тесную связь с определенными психологическими (социально-психологическими) качествами человека, его психикой. Например, низкий образовательный уровень во многом связан с невысоким интеллектом человека, а трудности социальной адаптации – с низким уровнем его эмоциональной устойчивости, повышенной импульсивностью, агрессивностью и т.д. Таким образом, анализ социально-демографических признаков помогает лучше понять процесс социализации, формирования у людей под влиянием социальных условий различных психологических особенностей, на которые нужно обращать внимание в ходе расследования преступлений. Поэтому перейдем к рассмотрению второго блока в структуре личности преступника, к ее социально-психологической подсистеме.

Социально-психологическая подсистема личности преступника. В общепсихологической концепции личности была представлена признанная многими учеными психологическая структура личности, состоящая из четырех структурных элементов:

1) подструктура направленности в виде совокупности наиболее устойчивых, социально значимых качеств личности (мировоззрение, ценностные ориентации, социальные установки, ведущие мотивы и т.д.), связанных с правосознанием человека.

В направленности личности можно выделить четыре типа:

аморальная, не влекущая уголовной и иной ответственности, но нарушающая моральные нормы общества;

асоциальная, которой обладают лица с поведением, не совпадающим с интересами общества, но не причиняющие существенного вреда, К таковым относятся проституция, попрошайничество, мелкая спекуляция;

антисоциальная, приносящая вред, не представляющий, однако, опасности главным условиям общественного бытия. Ею обладают лица, совершающие незначительные кражи, хулиганские действия, злоупотребляющие алкогольными напитками;

преступная (общественно опасная), угрожающая условиям общественного бытия – убийства, членовредительство, хищение социалистической собственности, государственные и военные преступления.

Среди основной массы преступников по мотивационным критериям можно выделить: корыстный, престижный, насильственный и сексуальный типы. Такое выделение носит условный характер. Разумеется, могут быть выделены и другие типы. Легко заметить в приведенной типологии, что вид преступлений не всегда совпадает с типом личности преступника. Так, виновный в убийстве (являющемся насильственным преступлением по мотивам личного обогащения) должен быть отнесен к корыстному типу;

2) подструктура опыта, включающая знания, навыки, привычки и другие качества, которые проявляются в выборе ведущих форм деятельности;

3) подструктура психических форм отражения, проявляющихся в познавательных процессах, психических, эмоциональных состояниях человека;

4) подструктура темперамента и других биологически, наследственно обусловленных свойств, которые наряду с социальными факторами влияют на формирование характера и способностей человека.

Перечисленные выше подструктуры личности во всем многообразии их содержания имеют место, разумеется, и в структуре личности тех, кого принято считать преступниками. Существенное отличие всех этих структурных образований личности преступника от структурных образований личности законопослушных граждан состоит, прежде всего, в том, что в первом случае многие составляющие черты, свойства личности (особенно те, которые сформировались под влиянием социальных условий) характеризуют личность с негативной стороны, делая ее более восприимчивой к воздействию криминогенных факторов. Справедливо считается, что основное отличие личности преступника от личности законопослушного гражданина состоит в негативном содержании ценностно нормативной системы, некоторых устойчивых психологических особенностей, сочетание которых имеет криминогенное значение и специфично для преступников.

По сравнению с ранее действовавшим, в недавно принятом уголовном законодательстве социально-психологическим качествам личности субъектов различных преступлений уделено гораздо большее внимание. Более того, отдельные психические явления, состояния психики лиц, совершающих уголовно наказуемые деяния, прямо указаны в уголовном законе, введены в некоторые составы преступлений. И с этой точки зрения можно говорить об определенной психологизации отдельных институтов, принципов (справедливости, гуманизма и т.д.) и даже норм уголовного права. Например, законодателем введены в уголовно-правовую материю такие психические явления, как: психические расстройства, не исключающие вменяемости, находящиеся в ряду различных отклонений от средней психической нормы (ст. 22 УК РФ);

неспособность несовершеннолетнего правонарушителя в «полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими» вследствие отставания в психическом развитии (ст. 20 УК РФ);

легкомыслие, т.е. с точки зрения психологии определенная характеристика субъекта, свидетельствующая о его сниженном интеллекте, недостаточно развитых прогностических способностях в качестве одного из возможных элементов субъективной стороны преступления, совершенного по неосторожности (ст. 26 УК РФ);

психофизиологические качества личности субъекта, совершившего опасное деяние, которые не соответствовали требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (ст. 28 УК РФ);

понятие психического принуждения, препятствующего процессу волеизъявления потерпевшего (ч. 2 ст.40, п. «к» ч. 1 ст.63 УК РФ);

понятие риска, предполагающее оценку эмоционально-волевой устойчивости субъекта, уровня развития у него интеллекта, прогностических способностей, мыслительной деятельности (ст.41,п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ);

особая жестокость, жестокое обращение как способы совершения целого ряда преступлений (см.: п. «и» ч. 1 ст. 63, п. «д» ч. 2 ст. 105, ст. 110, п. «б» ч. 2 ст. 111, ч.1 ст. 356 УК РФ);

аффект как одно из экстремальных состояний психики, длительная психотравмирующая ситуация, нередко завершающаяся состоянием стресса, кумулированным аффектом (ст. 107, 113 УК РФ) и т.д.

Все эти, а также и другие социально-психологические особенности, например мотивационная сфера личности субъекта, совершившего пре ступное деяние, подробно рассматриваются в соответствующих разделах, посвященных психическим (познавательным) процессам, эмоциональным, психическим состояниям, индивидуально-психологическим особенностям личности преступника, психологическим особенностям его преступного поведения.

Рассмотрение социально-демографических, социально-психологических особенностей личности тех, кто совершает преступление, было бы не полным без изложения взглядов на роль биопсихологических, психофизиологических факторов в преступном поведении.

Известно, что современная криминология отвергает наличие у человека каких-то особых генетически запрограммированных, наследственно передаваемых от поколения к поколению наклонностей к нарушениям закона, совершению преступлений. Перефразируя известные слова А.Н. Леонтьева о формировании личности, можно точно также сказать и о людях, совершающих преступление: преступниками не рождаются – преступниками становятся. Однако, как справедливо замечают Ю.М. Антонин и С.В. Бородин, «признание социального характера причин преступного поведения в целом вовсе не означает игнорирования биологических особенностей человека, его психической сферы и патологии в ней».

Отдельные индивидуально-психологические особенности, довольно типичные для некоторых групп правонарушителей в виде так называемых психических, аномалий, т.е. отклонений от средней психической нормы, в значительной мере связанны с типом, свойствами нервной системы, которые определяются наследственными факторами.

Психические аномалии объединяют такую совокупность психических явлений, которые находятся между акцентуациями личности и психическими заболеваниями. Сюда же относят и такие расстройства психики, которые связаны с алкоголизмом, наркоманией (токсикоманией). В неблагоприятных, экстремальных условиях психические аномалии «снижают сопротивляемость к воздействию ситуаций, в том числе конфликтных;

создают препятствия для развития социально полезных черт личности, особенно для ее адаптации к внешней среде;

ослабляют механизмы внутреннего контроля;

сужают возможности выбора решений и вариантов поведения;

облегчают реализацию импульсивных, случайных, непродуманных, в том числе противоправных, поступков. Все это отрицательно сказывается на развитии личности и может способствовать преступному поведению» (И.И.Карпец, В.Н.Кудрявцев).

Таким образом, психические аномалии – это расстройства психической деятельности, не достигшие болезненного, психотического уровня, но которые ввиду определенных личностных изменений могут приводить к отклоняющимся формам поведения. Но поскольку у таких лиц все же преобладают нормальные психические явления и процессы, они в своем подавляющем большинстве трудоспособны, дееспособны и вменяемы.

Многие ученые разделяют мнение, что психические аномалии часто способствуют противоправному поведению, поскольку «препятствуют усвоению социальных норм, регулирующих поведение людей, затрудняют получение высокой квалификации и образования, выполнение отдельных социальных ролей». Благодаря этому лица с перечисленными выше аномалиями психики в наибольшей степени отчуждены от общества, малых социальных групп, испытывают затруднения в общении с лицами противоположенного пола. Им трудно адаптироваться к новой социальной среде, особенно сложным для них современным условиям жизни, предъявляющим повышенные требования к психике людей.

Как полагают Ю.М. Антонян и В.В. Гульдан, психические аномалии предопределяют более обостренные формы реагирования таких людей на конфликтные ситуации, хотя это вовсе не предполагает фатальной неизбежности совершения преступления этими лицами. Просто им, как говорят, легче «сорваться». Мотивация поведения у таких лиц является бессознательной, а само поведение менее опосредовано сознанием. В ряде случаев все это может усугубляться сниженным уровнем интеллектуального развития, узостью, предметностью, выхолощенностью мышления, затрудняющих принятие адекватных решений в ситуации выбора.

Неудовлетворенные потребности постоянно провоцируют состояние фрустрации с сопутствующей ей агрессивностью, расторможенностью эмоционально-волевых процессов, снижением самоконтроля.

Мотивационный потенциал лиц с различными психическими аномалиями, в том числе отличающихся сниженным уровнем интеллектуального развития, обычно характеризуется обедненностью, направленностью на удовлетворение ближайших, как говорят сиюминутных потребностей, среди которых доминирующую роль играют мотивы психопатической самоактуализации.

В контексте рассматриваемых нами проблем юридической психологии речь не идет о психопатии как о психическом заболевании, достигшем патологического развития, которое является предметом изучения судебной психиатрии, позволяющем при определенных условиях ставить вопрос о невменяемости субъекта и его принудительном лечении в связи с содеянным им правонарушением.

Для юридической психологии, имеющей дело с психической нормой и ее некоторыми пограничными вариантами, более приемлем подход к пониманию психопатии как своего рода «патологического варианта характера», от особенностей которого, как писал П.Б. Ганушкин, страдают не только окружающие, но в первую очередь сам субъект.

Свести объяснение причин противоправного поведения к одной лишь психопатизации личности было бы неверно, поскольку очень многие лица с чертами психопатизации никогда не совершали преступлений. Существенное влияние на выбор противоправных форм поведения психопатизированной личности, усугубляющих такой выбор, оказывает антиобщественная установка человека.

Согласно принятой Международной классификации психопатий выделяются следующие три основные группы лиц, проявляющих психопатические расстройства:

по возбудимому типу;

истероидному типу;

тормозному типу.

Все вышеназванные типы психопатических расстройств могут представлять интерес для юридической психологии.

Возбудимые (аффективные) формы психопатических расстройств характеризуются вспыльчивостью, раздражительностью, гневливостью, аффективно окрашенными формами реагирования даже по незначительному поводу, переменчивостью настроения. Повышенной обидчивостью, жестокостью, склонностью к накоплению отрицательных переживаний, плохо контролируемой разрядкой.

При эпилептоидной форме (крайняя раздражительность, доходящая до приступов ярости и гнева, периодические расстройства настроения с примесью тоски, страха, гнева, а также определенные моральные дефекты.

Крайне эгоистичные, любители острых ощущений, свойственно лицемерие и ханжество, крайне злопамятны и мстительны, склонны к насильственным действиям) у возбудимых психопатов в их суждениях преобладает вязкость мышления, застревание на аффективно окрашенных переживаниях, мстительность, жестокость.

Лица, проявляющие признаки неустойчивой формы возбудимой психопатии, выделяются своей неорганизованностью, безволием, легкомысленным отношением к происходящим явлениям, нетерпимостью к какой-либо регламентации, сниженной критичностью, повышенной внушаемостью, жаждой новых развлечений, большой подверженностью средовым влияниям, случайным ситуациям. Лица данного типа преимущественно совершают корыстные преступления, хулиганство, задерживаются за бродяжничество, нарушения паспортного режима.

Для паранойяльной формы возбудимой психопатии (переоценка Я, подозрительность, уверенность, что обладают сверхценными идеями, ригидность суждений, склонность к интерпретативному бреду) характерны ригидность мышления, узость, застреваемость на отдельных обстоятельствах, нетерпимость к иному мнению, противодействию, эгоцентрические притязания, повышенная самооценка, завышенный уровень притязаний, обидчивость, подозрительность.

Таким образом, отличительной особенностью описанных выше лиц является возбудимость, аффективно-окрашенный тип реагирования, что бывает особенно заметно при совершении ими преступлений насильственно корыстного характера.

Следующая форма психопатического расстройства личности, которая влияет на ее асоциальное поведение, что приводит к нарушениям норм уголовного права, является истероидная (истерическая) психопатия.

Люди данного типа отличаются своим эгоцентризмом, демонстративным поведением, театральностью, «жаждой признания», эмоциональной неустойчивостью, повышенной обидчивостью, вспыльчивостью, особенно когда такого признания не получают. В общении с людьми они нередко проявляют лживость, склонность к фантазированию.

Интеллектуальные возможности у них ограничены, суждения не зрелые и поверхностные. Поведения таких лиц зачастую зависит от случая, ситуации.

Какое-либо планирование, прогнозирование подменяется ими всевозможного рода фантазиями, исключающими отрицательное развитие событий. Все это создает особый «рисунок» совершаемых ими преступлений против личности и собственности, в основе которых лежат обман, мошенничество, умышленное введение в заблуждение потерпевших.

Менее других криминальную активность проявляют психопатизированные личности, относимые к так называемому тормозному типу, который объединяет астенических, психастенических и аутистических (шизоидных) психопатов.

У лиц, отличающихся психопатическими расстройствами астенического характера, преобладают: обостренная впечатлительность, повышенная утомляемость, чрезмерная чувствительность, застенчивость, неуверенность в себе, ощущение собственной неполноценности.

Весьма близким к данному типу являются лица, проявляющие черты психастенической психопатии, в поведении, образе мыслей которых доминируют повышенная, некоррегируемая тревожная мнительность, навязчивые сомнения по поводу принимаемых решений, собственных поступков, нерешительность, особенно в ситуациях неопределенности. Для них наиболее характерными видами противоправного поведения могут быть действия, направленные против общественного порядка, уклонения от общественно полезного труда, дезертирство (для военнослужащих), а также самоубийства. Кроме того, они могут совершать и преступления против личности, собственности, сексуальные преступления, выбирая для этого соответствующий, более «удобный» для себя тип жертвы.

В группу тормозимых психопатов помимо лиц с чертами астенического и психастенического характера относятся субъекты, имеющие аутистические (шизоидные) психопатические расстройства с преобладанием у них замкнутости, повышенной чувствительности, ранимости и в то же время эмоциональной холодности и отчужденности.

Среди данной группы выделяются лица весьма настойчивые в достижении своих целей, сближающиеся по характеру аффективных переживаний с представителями паранойяльной психопатии, нередко прибегающие в конфликтных ситуациях к агрессивным, насильственным, а порой и к жестким формам противоправного поведения.

Таким образом, среди тех, кто совершает насильственные, насильственно-корыстные преступления, мы нередко видим лиц с чертами повышенной агрессивности, злобливых и жестоких по своему характеру и способам действий.

3. Психологические типы преступников Криминальная классификация не может быть осуществлена в отрыве от общепсихологической классификации личностей.

В.М. Бехтерев в своей работе «Об экспериментальном исследовании преступников» (1902) классифицировал преступников на группы по психологическим признакам:

1) преступники по страсти (порывистые и импульсивные);

2) преступники с недостатком чувствительной, нравственной сферы, совершающие преступления хладнокровно, преднамеренно;

3) преступники с недостатком интеллекта;

4) преступники с ослабленной волей (лень, алкоголизм и т.д.).

Крупнейший отечественный психолог А.Ф. Лазурский подчеркивал, что извращенное развитие человеческой личности связано не с отсутствием или недостаточностью тех или иных психических качеств (ума, воли, эмоций), а большей частью с несоответствием между особенностями психики и теми внешними условиями, в которых происходит развитие человека. Исходя из этого положения Лазурским в 1921 г. была предложена классификация личностей преступников, которая включает в себя 4 типа:

1) пассивный:

- апатичный;

- безвольно-робкий;

2) расчетливо-эгоистический;

3) аффективно-извращенный;

4) криминальный:

- активно-извращенный криминальный тип насильника;

- беспорядочный;

- сосредоточенно-жестокий.

В 1924 г. автором одного из первых учебников по криминальной психологии С.В. Познышевым была предложена другая классификация, в которой он выделял два типа преступников:

1) экзогенный;

2) эндогенный.

В 1978 г. Платоновым была предложена следующая классификация:

1) самый отягощенный тип с внутренней тягой к совершению повторных преступлений;

2) способный совершать преступления под влиянием сложившихся обстоятельств;

3) преступления случайны;

4) уровень правосознания высокий, глубоко раскаялся, но пассивно относится к правонарушениям других;

5) уровень правосознания высокий, но противодействует правонарушениям других.

Остановимся на типологии М.И. Еникеева, так как она наиболее развернута и в достаточном объеме описывает психологические характеристики различных категорий преступников и соответствует событиям реальной жизни.

В типологии личностей преступников М.И. Еникеев выделяет три градации:

1) общий тип преступника;

2) личность преступника определенной категории;

3) личность преступника определенного вида.

По содержанию ценностно-ориентационной направленности преступников различают следующие категории:

1) корыстная – категория преступников с корыстной направленностью, посягающих на основное достояния общества – распределение материальных благ в соответствии с мерой и качеством затраченного труда. Здесь выделяют следующие виды преступников:

а) корыстно-хозяйственные преступники (фальсификация товаров, несоблюдение экологических норм производства, игнорирование налогообложения, лицензирования, незаконное предпринимательство и др.);

б) корыстно-служебные преступники (хищения путем злоупотребления служебным положением, нарушение правил торговли, обман клиентов, взяточничество и др.);

в) воры, расхитители (корыстные посягательства, связанные с тайным хищением имущества – кражи);

г) мошенники (подделка документов, ценных бумаг, денежных знаков и др.);

д) ненасильственные вымогатели.

2) корыстно-насильственная – категория преступников с корыстно насильственной направленностью, с корыстными посягательствами, соединенными с насилием над личностью. В этой категории определяются четыре вида преступников:

а) грабители;

б) участники разбойных нападений;

в) насильственные вымогатели (рэкетиры);

г) убийцы с корыстной целью.

3) насильственная – категория преступников с насильственной, агрессивной, антигуманной направленностью, с крайне пренебрежительным отношением к жизни, здоровью и личному достоинству других людей. Здесь выделяется четыре вида преступников:

а) хулиганы;

б) злостные хулиганы;

в) лица, причиняющие ущерб чести и достоинству личности путем оскорбления и клеветы;

г) лица, совершающие агрессивно-насильственные действия против личности – убийства, изнасилования, причинение телесных повреждений и др.

По психорегуляционному основанию выделяется тип личности преступника, характеризующийся дефектами психической саморегуляции – «случайный» тип – лица, совершившие преступления впервые и в результате случайного стечения обстоятельств;

совершенное преступление противоречит общему типу поведения данной личности, случайно для нее, связано с отдельными дефектами психической саморегуляции. Это лица, не сумевшие противостоять криминогенной ситуации;

их личностной особенностью является низкий уровень самоконтроля, ситуативная обусловленность поведения.

Типология и классификация дают возможность разрабатывать действенные меры предупреждения преступности, профилактического воздействия на конкретных субъектов, общего и индивидуального прогнозирования в сфере преступности и планирования борьбы с ней.

Психологические особенности насильственных, корыстных и корыстно-насильственных преступников. Среди субъектов насильственных (речь в первую очередь идет о тяжких насильственных) преступлений главным образом встречаются лица мужского пола. Хотя в последнее время наблюдается рост числа преступниц-женщин (в 1992 г. он составил 26%).

Тяжкие насильственные преступления носят по преимуществу бытовой характер. Именно поэтому в них чаще участвуют лица более старших возрастов. Наибольшей криминогенностью отличаются лица в возрасте 25– 29 лет.

Немаловажную роль играет образовательный уровень субъектов тяжких насильственных преступлений, в первую очередь убийц. В течение 80-х гг.

доля убийц с высшим и средним специальным образованием была примерно в полтора раза ниже соответствующего показателя среди всех преступников.

В 1992 г. эти показатели почти сравниваются: все преступники – 15%, убийцы – 14%. Отмеченное сближение говорит об усилении процессов интеллектуализации современных убийств, что коррелирует с такими фактами, как рост числа подготовленных, спланированных посягательств на жизнь других людей. В связи с тем, что в последнее время рост преступности постоянно увеличивается, можно констатировать все больший разрыв между криминологической ценностью таких понятий, как образовательный и культурный уровни. Образование в том виде, в каком оно сложилось на сегодняшний день, еще в меньшей степени, чем в прежние годы, связано с культурным уровнем личности, состоянием ее нравственно-правового сознания.

Кроме этого, среди насильственных преступников велика доля лиц, не занятых в сфере общественного производства, а так же лиц, не состоящих в зарегистрированном браке либо находящихся в разводе.

Таким образом, типичными чертами насильственных преступников являются: эгоизм, примитивный анархизм, отсутствие синтонности, чувства сострадания, крайняя черствость и жестокость, эмоциональная тупость, импульсивность, проекция агрессии во вне, уязвимость «Я» в сфере межличностных отношений, подозрительность, ригидность, тенденция к замкнутости. Им свойственно наделять других людей (по механизму проекции) чертами, свойственными им самим. Это приводит к тому, что окружающих они начинают воспринимать как враждебных и агрессивных.

Общей особенностью таких преступников является отсутствие критической оценки своих поступков, бескультурье, десоциализированность.

Большинство насильственных преступлений (хулиганство, изнасилование, убийство, драки, увечья) совершается в состоянии опьянения. Среди тяжких насильственных преступников не менее 2/3 лиц совершали в прошлом антиобщественные поступки, нередко находились в длительных неприязненных отношениях с другими лицами, способствовали возникновению разного рода конфликтных ситуаций.

Наряду с явно антисоциально направленными преступниками в категории насильственных преступников встречаются лица асоциальные, не имеющие устойчивых социальных позиций. Их преступное поведение часто обусловлено «провоцирующей» ситуацией.

Особо тяжелым насильственным преступлением является убийство.

Криминологические исследования показывают, что труднее всего выявить типы убийц.

Побуждения и мотивы убийц. Большая часть тяжких насильственных преступлений совершается вследствие личных неприязненных отношений между преступником и жертвой. В соединении с конкретным поводом данная констатация выводит нас на самый распространенный мотив – мотив мести.

Наиболее типичны следующие ситуации: месть в вязи с унижением (подлинны или мнимым) личного достоинства, месть в связи с отказом потерпевшего выполнить какую-либо просьбу или требование, месть в связи с отказом дать деньги на выпивку, принять участие или пригласить к участию в выпивке. Достаточно распространен мотив месть-ревность (среди супружеских убийств он присутствует в каждом третьем случае).

Во многих случаях мотив мести переплетается с хулиганскими побуждениями.

В последние годы возросло число убийств с корыстной целью.

Среди мотивов убийств присутствуют и другие, например, стремление скрыть иное преступление, избавиться от потерпевшего, групповая солидарность.

Случаи убийств и иных преступных действий, которые стали одним из слагаемых беспорядков на почве межнациональных конфликтов (своеобразие мотивации подобных преступлений заключается в мощном давлении таких факторов, как подстрекательство, подражание, феномен толпы, групповая солидарность). Отмеченный мотив в целом характерен для групповой молодежной преступности.

Наиболее опасными являются убийцы, проявляющие особую жестокость и цинизм, обычно совершаемые при разбойном нападении, осуществлении мести, стремлении избавиться от ненавистных лиц (злостные убийцы).

Другая группа убийц – так называемые «случайные» убийцы, совершающие преступления в состоянии аффекта и в связи с неправомерными действиями пострадавших, в результате стечения тяжелых личных и семейных обстоятельств. Преступление может быть эпизодическим, не характерным для стиля поведения человека, типа его жизнедеятельности. Такого рода убийства совершаются в конфликтных ситуациях и связаны с неспособностью преступника нейтрализовать конфликты социально адаптированными способами.

От такого рода преступников отличаются так называемые злостные преступники – злонамеренные бандиты, грабители, убийцы, насильники, расхитители, особо опасные рецидивисты, в жизни которых преступная деятельность занимает центральное место.

Злостные преступники отличаются крайне устойчивой антиобщественной ориентацией и конкретными ценностными дефектами.

При неоднократном совершении преступлений у злостных преступников формируется устойчивая антисоциальная направленность личности. Наряду со сферой сознания у них начинает функционировать сознательная направленность на совершение определенных преступлений, то есть сфера соответствующих антисоциальных установок. Так же для лиц этой категории характерно наличие системы оправданий, которая нейтрализует ценности, препятствующие достижению преступных целей.

Установки, шаблоны, стереотипы легче формируются в молодом возрасте. Более половины обследованных особо опасных рецидивистов свое первое преступление совершили до 19 лет.

Почти половина обследованных опасных рецидивистов занималась преступной деятельностью в течение не менее десяти лет. Наиболее распространен рецидив насильственных и имущественных преступлений.

Злостные преступления совершаются не только в силу сложившихся обстоятельств, но и вопреки этим обстоятельствам. Злостные преступники в отличие от «случайных» сами создают преступную ситуацию или активно ищут ее. Как правило, эта категория преступников отличается низким уровнем образования (одна треть из них не имеет даже четырехлетнего образования), утратой социальных связей (не работают, не состоят в браке и т.п.), имеют извращенные потребности (алкоголизм, наркомания, извращенная сексуальность), извращенные представления о ценностях.

Большинство сексуальных преступников имели раннюю сексуальную инициацию, как правило в извращенной форме. Подавляющее большинство преступников этой категории отличается асоциальным развитием личности.

Массовые обследования выявили широкое распространение в этой популяции семейных и супружеских психогений, последствий синдрома «третированного ребенка», посттравматических состояний.

Специфика данного вида преступности содействует ее повышенной латентности. Основными причинами не заявления жертв насилия является боязнь мести преступника, стыдливость, нежелание подвергаться осмотру и неверие в возможности правоохранительных органов.

Некоторые авторы отмечают, что матери сексуальных насильников обычно доминировали в семье и не одобряли своей женской роли, что формировало у их детей пренебрежительное отношение к женщинам.

Большинство авторов указывают на психоэмоциональную неустойчивость данной категории преступников.

Половые преступления также обусловлены не «конституционной» и «эндокринной» структурой, а морально-психологическими особенностями:

примитивность интересов, разнузданная чувственность, жестокость, цинизм, наглость, пьянство, неспособность устанавливать общепринятые контакты, готовность к преступному посягательству на половую свободу женщины в силу крайнего ее неуважения. Для насильников характерно стремление к самоутверждению в мужской роли, стремление доминировать и преодолевать препятствия, агрессивность как дефект социализации в обществе вследствие аффективных состояний, психических аномалий (фобии, неврозы), гиперкомпенсации слабых сторон и эмоциональной неустойчивости.

Анализ состояния психического здоровья лиц, обвиняемых в совершении убийств по сексуальным мотивам, показал, что их преступное поведение в той или иной мере связано с наличием различных расстройств психической деятельности.

Пример. С 1988 г. в Москве и Подмосковье действовал маньяк – 31-летний Ряховский, который убивал, а потом насиловал своих жертв. От рук убийцы за 5 лет погибли 12 женщин, 4 мужчины и 3 подростка. Судом Ряховский был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.

Из вышеизложенных характеристик, присущих насильственным преступникам, можно предположить, что для Ряховского характерно стремление к самоутверждению в мужской роли, доминированию, агрессивность как дефект социализации, эмоциональная неустойчивость.

Кроме того, с помощью судебно-психиатрической экспертизы у него было обнаружено органическое повреждение мозга с признаками некрофильного влияния. Предполагаемым мотивом совершения преступления может выступать проявление аффективных следов, сохранившихся в психике в неосознанной форме как следствие психологической или физической травмы, нанесенной в детстве женщинами.

Корыстный тип личности преступника отличается гиперболизацией, непомерным разрастанием материальных потребностей, стремлением к накопительству, стяжательству, скопидомству. Эти потребности являются извращенными, поскольку ни их возникновение, ни возможности их удовлетворения не обусловливаются объективной действительностью. Но главной антисоциальной стороной этих извращенных потребностей является изыскание неправомерных источников их удовлетворения.

Как показывают исследования, у большинства расхитителей, мошенников, взяточников материальные интересы являются основным смыслообразующим фактором их жизнедеятельности. А в системе самих материальных интересов ведущую роль играют деньги, вещи, стремление к праздной и разгульной жизни. Для многих из них накопление вещей является самоцелью.

Для лиц данной категории так же характерны деформация досугово бытовых интересов, потребностей, привычек, выражающаяся в стремлении к пьянству, наркотикам, азартным играм, и деградация личности на этой основе;

некритическая и завышенная оценка своей личности. Смысл преступного поведения – самоутверждение, в основе которого лежит неуверенность в себе как личности, достойной признания.

Однако в отличие от других преступников представители данной категории являются более адаптированными, т.е. более приспособленными к различным социальным ситуациям и их изменениям. Они лучше ориентируются в социальных нормах и требованиях, более сдержанны, могут хорошо контролировать свое поведение. Они также более общительны и, как правило, не испытывают трудностей в установлении социальных контактов, для многих свойственны статусные потребности – стремление к лидерству, признанию. Они отличаются наименьшей психической напряженностью, относительно высоким уровнем интериоризации социальных норм.

Чтобы достаточно полно уяснить себе особенности преступного поведения, необходимо учитывать, что оно, как любое другое поведение, неоднородно. Это поведение включает такие виды, которые помимо общей для всех негативной уголовно-правовой оценки мало похожи друг на друга.

Так, например, убийства значительно отличаются от краж, изнасилования – от разглашения военной тайны, разбой – от нарушения правил безопасности горных работ и т. д. Специфика имеется не только в содержании самих преступных действий, но и в их субъективных причинах, что следует отметить в первую очередь. Поэтому представляется, что наряду с общей объяснительной схемой преступного поведения (ею, на наш взгляд, может быть отчуждение личности) необходимо более углубленно анализировать причины отдельных видов такого поведения.

Среди отдельных видов преступного поведения наиболее распространены корыстный и насильственный. Обычно считают, что корыстные преступления порождаются корыстью, а насильственные – агрессивностью, хулиганскими побуждениями, местью и другими сходными субъективными причинами. Нам подобные объяснения представляются недостаточными, поскольку не дают ответа на вопрос, почему, например, корыстные стимулы появляются и реализуются у одного человека, а у другого нет, и почему этот другой решает возникающие жизненные трудности совсем иными способами. К тому же и корыстные мотивы сами по себе не могут быть противоправными. Таковыми могут быть лишь способы достижения цели.

Приведенные объяснения, основываясь на элементарных жизненных наблюдениях, не учитывают сложнейших глубинных и противоречивых, чаще бессознательных, стимулов поведения, не вскрывают "глухих и темных закоулков" души. Следует объяснять преступное поведение, исходя из типологии личности преступника, связывать виды преступного поведения с типами преступников, которые могут быть выделены по самым разным признакам. Личность преступника в целом представляет собой социальный и психологический тип, отличающийся от других личностей.

Социально типичные признаки личности проявляются в определенных способах жизнедеятельности человека. Преступник как социальный тип личности отличается от представителей других социальных типов тем, что он общественно опасен. Опасность заключается в возможности нанесения вреда тем общественным отношениям, которые охраняет государство.

Но не только эта черта отличает преступников от других лиц.

Психологическое эмпирическое изучение значительной группы лиц, виновных в убийствах, грабежах, кражах и других общеуголовных преступлениях, показало, что им в гораздо большей степени, чем законопослушным гражданам, свойственны такие особенности, как слабая адаптированность, отчужденность, импульсивность, агрессивность. Они в целом хуже учитывают прошлый опыт, плохо умеют или вообще не умеют прогнозировать будущее.

Таким образом, в личностной структуре преступника как типа личности имеются элементы, являющиеся психологическими предпосылками преступного поведения. Ведь любое преступление не является случайным по отношению к личности совершившего: в своей основе оно подготовлено всем развитием ее социальных и психологических свойств. Поэтому о личности преступника как социальном типе можно говорить только в связи с преступным поведением.

Это не означает, что все совершившие преступления и осужденные за это в полной мере обладают перечисленными выше чертами личности. Эти черты типичны для подавляющего большинства преступников, но необязательно они должны быть у каждого из них.


Указанные черты личности неодинаково выражены у различных категорий преступников. Проведенное нами совместно с В.П. Голубевым и Ю.Н. Кудряковым исследование показало, что импульсивность, тенденция поступать по первому побуждению, под влиянием эмоций, застревание аффекта (ригидность), склонность к подозрительности, злопамятность, повышенная чувствительность, а также отчужденность, уход в себя, стремление к соблюдению дистанции между собой и окружающим миром более всего характерны для лиц, виновных в совершении грабежей и разбоев. Реже эти черты встречаются у убийц, насильников, воров и очень редко – у расхитителей.

Поскольку психологические особенности самым активным образом участвуют в формировании нравственного облика личности и мотивации ее поведения, можно утверждать, что преступники от непреступников отличаются нравственно-психологической спецификой. Можно предположить, что преступники далеко не всегда понимают, чего от них ждет общество и как они должны поступать в тех или иных ситуациях. У них отсутствуют побуждения к соблюдению социальных норм.

Вопросы для самоконтроля 1. Что изучает криминальная психология?

2. Дайте определение личности преступника и раскройте ее психологическую структуру?

3. Психологическая квалификация лиц, совершивших преступления (Ч.Ломбразо, А.Б.Сахаров, А.Ф.Лузурский).

4. Охарактеризуйте ценностно-ориентационную и стереотипизированную поведенческую схему личности преступника?

5. Что такое преступное поведение? Каковы биологические и социальные факторы его обуславливающие?

6. Что лежит в основе криминально-психологической классификации личности преступников?

7. В каких целях изучаются психологические особенности личности субъекта, совершившего преступление?

8. Чем отличается с психологической точки зрения личность преступника от личности законопослушного гражданина?

9. Дайте краткую психологическую характеристику социально адаптивному и социально-дезадаптивному типу личности преступника.

10. Охарактеризуйте насильственный тип преступника?

11. Представьте психологические особенности корыстного типа личности преступника?

12. Охарактеризуйте психологические особенности преступников – профессионалов и рецидивистов?

13. Раскройте психологические особенности лиц, совершивших неосторожные преступления?

14. Охарактеризуйте психологические особенности несовершеннолетних правонарушителей?

15. Укажите психологические предпосылки девиантного и деликвентного поведения подростков?

16. Раскройте механизм преступного деяния?

17. В чем состоят психологические особенности импульсивных преступных деяний?

18. Что такое виктимное поведение? Раскройте психологические факторы его обуславливающие.

19. Характерные признаки преступной группы?

20. В чем проявляется групповой преступный опыт?

21. Приведите психологическую характеристику групповой преступности.

22. Назовите общие закономерности формирования и функционирования преступных групп?

23. Что такое криминальная «среда» и криминальная «субкультура»?

24. Обозначьте типы криминальных объединений и укажите их характеристики?

25. Рецидивная преступность причины и условия?

Тема 6. Психология отдельных следственных действий 1. Психология допроса.

2. Психология осмотра места происшествия.

3. Психология обыска.

4. Психология очной ставки.

5. Психология следственного эксперимента.

6. Психология опознания.

7. Судебно-психологическая экспертиза.

В рамках уголовного процесса заметную и важную роль играет предварительное следствие. Предварительное следствие – это целенаправленный процесс, целью которого является восстановление прошлого события преступления по следам, обнаруженным следователем в настоящем.

Следственные действия: допрос, осмотр места происшествия эксперимент, обыск, опознание, судебно-психологическая экспертиза различны по своему содержанию. Выполнение каждого из них связано с использованием множества разнообразных приемов, выработанных следственной практикой и криминалистической наукой. Далее рассмотрим каждое следственное действие более подробно.

1. Психология допроса Допрос есть одно из средств познания следователем событий, фактов и обстоятельств, ненаблюдаемых непосредственно, путем восприятия речи лиц, свидетельствующих об этих фактах, обстоятельствах, событиях. Допрос можно рассматривать как заранее прогнозируемое и планируемое формализованное общение следователя с допрашиваемым, во время которого осуществляется регулируемое законом воздействие на мыслительную, эмоциональную, волевую сферы последнего с целью получения от него полной и правильной информации об интересующих следствие и известных ему событиях, фактах, отношениях.

Допрос – самый распространенный способ получения доказательств по делу и в то же время одно из самых сложных следственных действий: его проведение требует от следователя высокой общей, психологической и профессиональной культуры, глубокого знания людей, их психологии, мастерского владения тактическими приемами допроса.

Основными психологическими задачами допроса являются диагностика истинности показаний, оказание правомерного психического воздействия с целью получения достоверных показаний и изобличения ложных показаний.

Одна из основных задач следователя при подготовке к допросу – создание его информационной базы, что достигается собиранием исходных данных. Исходные данные для допроса по своим источникам и содержанию неоднородны. Наиболее важными среди них являются те, которые относятся к предмету допроса.

К числу исходных данных для допроса относятся сведения о личности допрашиваемого, такие, как социальный статус данного лица, выполняемые им социальные роли, моральный облик и поведение в быту, отношение к коллективу и коллектива к нему, отношение к другим лицам, проходящим по делу, психофизиологические качества, поведение в ситуациях стресса и фрустрации и др. Они могут быть получены из имеющихся материалов дела и оперативных источников либо с помощью специальных психологических методов: в результате наблюдения, беседы, путем анализа продуктов деятельности, обобщения независимых характеристик.

Особое значение приобретает изучение личности обвиняемого, необходимое не только для проведения успешного допроса, но и для расследования в целом, а также для правильного решения дела в суде и последующей работы по исправлению и перевоспитанию осужденного.

Изучение личности допрашиваемого необходимо для определения наиболее эффективных приемов психологического взаимодействия с данным лицом, а также для построения вероятностных моделей его поведения на допросе.

Важным элементом подготовки к допросу является составление плана.

План может быть развернутым или кратким, письменным или мысленным.

Он должен содержать перечень вопросов, которые в следственной тактике подразделяются на дополняющие, уточняющие, напоминающие, контрольные, изобличающие.

Дополняющие вопросы задают с целью восполнить полученные показания, устранить имеющиеся в них пробелы. Они могут быть направлены на детализацию показаний.

Уточняющие вопросы также могут задаваться с целью детализации показаний, но чаще – для уточнения, конкретизации полученных сведений.

Напоминающие вопросы направлены на оживление памяти допрашиваемого, возникновение тех или иных ассоциаций, с помощью которых он припомнит интересующие следователя факты. Напоминающих вопросов обычно задается несколько, чтобы помочь допрашиваемому припомнить обстоятельства забытого события.

Контрольные вопросы задаются с целью проверки полученных сведений.

Изобличающие вопросы направлены на изобличение допрашиваемого во лжи, очевидной для следователя. Обычно они сопровождаются предъявлением допрашиваемому достоверных доказательств, опровергающих его показания.

Успешность допроса во многом определяется правильным выбором времени его проведения и правильной организацией вызова допрашиваемого лица. Как свидетельствует практика, преждевременный допрос (особенно подозреваемого и обвиняемого), равно как и запоздалый, может отрицательно сказаться на дальнейшем расследовании. При выборе времени допроса необходимо учитывать два фактора: субъективный и объективный.

К субъективным факторам относится состояние готовности к допросу следователя и допрашиваемого. Перед сложным допросом следователь должен находиться в хорошей "форме", т. е. в таком эмоционально-волевом состоянии, которое обеспечивало бы ему свободное оперирование имеющимися материалами дела, успешный контроль за психикой допрашиваемого лица и управление этой психикой в рамках закона с целью получения от данного лица наиболее правдивых и полных показаний.

Следователь также должен успешно регулировать собственные психические состояния во время допроса.

К объективным факторам, определяющим готовность следователя к допросу, относятся: обстоятельное изучение им материалов дела, разработка версий, которые следует проверить при допросе, составление подробного плана допроса, изучение личности допрашиваемого лица.

Обязательным условием при подготовке к сложному допросу (в первую очередь подозреваемого и обвиняемого) является разработка психологических приемов установления контакта с допрашиваемым, поскольку во многих случаях именно отсутствие психологического контакта становится препятствием к раскрытию преступления вообще.

Решение вопроса о том, где, в каком месте допрашивать (по месту производства расследования или по месту нахождения допрашиваемого), зависит от конкретной ситуации.

Психология допроса свидетеля и потерпевшего. Из отдельных разновидностей допроса самым распространенным является допрос свидетелей и потерпевших. Свидетелем может быть как человек, непосредственно воспринимавший событие преступления или другие обстоятельства, имеющие значение для дела, так и тот, кому стало известно об этом со слов других лиц или из документов, а также из других источников.


Потерпевшим является лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. Он так же, как свидетель, может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию, а также о своих взаимоотношениях с обвиняемым.

Допрос свидетелей и потерпевшего разделяется на четыре стадии:

- установление психологического контакта с допрашиваемым;

- свободный рассказ допрашиваемого;

- постановка уточняющих вопросов;

- ознакомление с протоколом и магнитной записью показаний.

Установление следователем психологического контакта с допрашиваемым является необходимой предпосылкой достижения цели допроса. На установление контакта влияют обстановка допроса, манера поведения следователя, умение владеть собой, его тон, внешний вид (подтянутость, опрятность).

После установления контакта с допрашиваемым следователь предлагает ему рассказать все известное по делу. Данный этап допроса называется свободным рассказом допрашиваемого, в процессе которого он излагает известные ему факты в той последовательности, которую он избирает сам или которую ему рекомендует следователь.

Следователю не рекомендуется прерывать вопросами или репликами свободный рассказ допрашиваемого, чтобы не сбить его с последовательного изложения обстоятельств, имеющих отношение к делу.

После изложения показаний следователь с помощью различных вопросов уточняет, восполняет пробелы, выявляет новые факты, не упомянутые в свободном рассказе. Если полученные показания, по мнению следователя, являются ложными, то он должен:

1) при добросовестном заблуждении допрашиваемого помочь ему исправить ошибки;

2) при умышленной даче ложных показаний – изобличить его во лжи и заставить дать правдивые показания.

Как показывает следственная практика, во многих случаях допрашиваемые забывают какие-то отдельные детали интересующего следствие события. Забывание – естественный процесс, поэтому следователя должно настораживать не столько то, что допрашиваемый забыл какие-то факты, сколько то, что он слишком легко приводит подробности давно происшедшего события: это может свидетельствовать о заученных показаниях.

В целях "оживления" памяти свидетеля или потерпевшего (эти приемы можно использовать также и при допросе подозреваемого и обвиняемого, которые искренне стараются вспомнить то или иное обстоятельство) применяются следующие тактические приемы.

1) допрос с использованием ассоциативных связей:

а) по смежности. В процессе формирования показаний в памяти свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого образуются ассоциации по принципу смежности между образами предметов и явлений в том одновременном или последовательном порядке, в каком они воспринимались;

б) по сходству. Аналогичную функцию, что и в предыдущем приеме, выполняет предъявление допрашиваемому не относящихся непосредственно к делу предметов, слов, выражений и т. д.

Предложенный следователем раздражитель (например, фотография человека) может вызвать в памяти допрашиваемого образ какого-то человека, похожего на изображенного на фотографии;

в) по контрасту. Этот прием основан на использовании временных связей в памяти допрашиваемого, включающих представления о противоположных, контрастирующих объектах. Например, событие, интересующее следствие, произошло летом. Если допрашиваемый затрудняется сказать, когда это событие было, то, напомнив ему о зиме, можно помочь восстановить в его памяти забытое время;

г) с помощью наглядности. Этот прием применяется в том случае, когда допрашиваемый затрудняется сформулировать словами те или иные признаки предмета, явления. Тогда ему предъявляют те или иные предметы, связанные с интересующими следствие обстоятельствами.

Такие предметы могут оказаться своеобразным стимулом для припоминания: их вид вызовет связанные с ним в памяти допрашиваемого ассоциации, которые и приведут к припоминанию интересующего объекта;

2) повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств.

При повторной даче показаний допрашиваемый может вспомнить забытые им при первом допросе факты, обстоятельства. Объясняется это психологическим механизмом реминисценции, под которым понимается явление усиления в памяти новых смысловых связей при отсроченном воспроизведении.

Приемы по "оживлению" ассоциативных связей могут быть использованы и в тех случаях, когда свидетель или потерпевший дает неверные показания, добросовестно заблуждаясь и искренне полагая, что говорит правду.

Психология допроса подозреваемого и обвиняемого. Допрос подозреваемого и обвиняемого по сравнению с допросом свидетеля и потерпевшего имеет свои особенности. Эти особенности проявляются уже в специфике установления психологического контакта.

Человек, глубоко раскаивающийся в совершенном преступлении, еще задолго до допроса испытывает угрызения совести, чувство стыда, сожаления о содеянном. Такой обвиняемый, видя в следователе человека, сопереживающего вместе с ним, желающего объективно разобраться в случившемся, проникается доверием к следователю и его разъяснению, что чистосердечное признание своей вины и дача правдивых показаний явится смягчающим вину обстоятельством. Такая позиция обвиняемого, безусловно, является основой для установления контакта между следователем и допрашиваемым.

Важную роль в установлении контакта с обвиняемым играет эмоциональное состояние следователя, его настроенность и тон допроса. По механизму зеркальности допрашиваемый "заражается" соответствующим эмоциональным состоянием следователя. Поэтому спокойный, ровный тон следователя, его эмоциональная уравновешенность снимает напряженность у допрашиваемого, а стремление следователя объективно, непредвзято разобраться во всем вызывает у допрашиваемого доверие к нему.

"Более сложным может оказаться установление контакта с обвиняемым, настроившимся на дачу заведомо ложных показаний, да еще к тому же ранее судимым. Иногда в подобной конфликтной ситуации контакт установить не удается. Допрос приобретает характер противоборства, и в таких условиях психологической задачей следователя является внушение обвиняемому уважения к своему противнику, чувства безнадежности обмануть следствие. Это уже первый шаг к установлению контакта и побуждению обвиняемого к даче правдивых показаний".

Допрос обвиняемого, полностью признающего себя виновным, как правило, носит бесконфликтный характер, за исключением случаев самооговора или попыток скрыть от следствия или преуменьшить вину кого либо из соучастников. Однако бесконфликтность ситуации в начале допроса может обостриться грубым и фамильярным поведением следователя по отношению к допрашиваемому, его нечуткостью, невниманием к человеческой судьбе допрашиваемого, неумением и нескрываемым нежеланием понять его.

Однако в большинстве случаев следователю приходится сталкиваться с такой ситуацией, когда обвиняемый в начальной стадии расследования отказывается от дачи каких-либо показаний. Тогда следователю приходится оказывать на такого обвиняемого тактическое воздействие, которое осуществляется путем:

- убеждения обвиняемого в неправильности позиции занятой им;

- использования факта дачи показаний соучастниками обвиняемого;

- использования противоречий между интересами соучастников.

Тактика допроса подозреваемого сходна с тактикой допроса обвиняемого, хотя и имеет некоторые особенности. Они состоят в том, что данные о личности подозреваемого, которыми располагает следователь, обычно ограничены. Кроме того, у следователя при допросе подозреваемого еще нет убедительных доказательств, как при допросе обвиняемого. Вместе с тем есть и преимущество – фактор внезапности, что не позволяет допрашиваемому продумать линию защиты, осмыслить, какими доказательствами его вины располагает следствие.

Психологические особенности допроса при изобличении допрашиваемого во лжи. Ложные показания дают не только подозреваемые, но и свидетели, и потерпевшие. Допрашиваемый может давать ложные показания как в своих интересах, так и в ущерб им (например, при самооговоре).

Мотивами дачи ложных показаний свидетелем могут быть следующие:

• боязнь мести со стороны подозреваемого, обвиняемого, их родственников и знакомых;

• опасение испортить отношения с другими лицами, проходящими по делу;

• желание выгородить или смягчить вину подозреваемого (обвиняемого) в силу родственных, семейных, дружеских побуждений либо из корыстных соображений, а также противоположное намерение усугубить вину указанных лиц - из мести, ревности и т. д.;

• нежелание в дальнейшем выступать в качестве свидетеля, опознающего или участника иного следственного действия, быть вызванным в суд и т. д.;

• стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступки, аморальное поведение и т. д.

Мотивы дачи ложных показаний потерпевшим сходны с перечисленными выше, к ним можно добавить:

• желание преуменьшить вред, причиненный преступлением потерпевшему, чтобы скрыть источник приобретения утраченных ценностей;

• стремление преувеличить причиненный преступлением ущерб как из чувства мести, так и из корысти и иных побуждений (ревность, злоба и т. д.).

• Что касается мотивов дачи ложных показаний подозреваемым и обвиняемым, то они весьма разнообразны. В следственной практике наиболее часто встречаются следующие:

• желание избежать ответственности за содеянное или преуменьшить свою вину, либо понести наказание не за совершенное, а за менее тяжкое преступление – действительное или мнимое;

• стремление выгородить или смягчить вину соучастников в силу дружеских, семейных или родственных связей, из корыстных соображений;

• стремление оговорить соучастников из мести или в целях обеспечения собственной безопасности в будущем, а также оговорить себя в силу болезненного состояния психики либо из бахвальства и т. д.;

• стремление оговорить себя, чтобы скрыть неблаговидное, в том числе и преступное, поведение близкого человека.

Лицо, дающее заведомо ложные показания, оказывает противодействие следствию, вступает со следователем в противоборство, в результате чего создается конфликтная ситуация.

Чтобы изобличить допрашиваемого в даче ложных показаний, следователю необходимо использовать тактические приемы. При изобличении во лжи свидетеля и потерпевшего можно прибегнуть к таким приемам:

- убеждение в неправильности занятой позиции, ее антигражданском характере;

- разъяснение правовых последствий дачи ложных показаний;

- разъяснение вредных последствий дачи ложных показаний для близких допрашиваемому лиц из числа потерпевших, подозреваемых, обвиняемых;

- воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого (чувство собственного достоинства, смелость, благородство, принципиальность и т. д.).

Следственная тактика располагает целым арсеналом приемов изобличения подозреваемого и обвиняемого в даче ложных показаний, а также оказания на них правомерного психологического воздействия с целью получить правдивые показания. Рассмотрим основные.

1. Убеждение. Этот прием заключается в обращении следователя к здравому смыслу допрашиваемого, побуждении его к раскаянию и чистосердечному признанию путем разъяснения как вредных последствий запирательства и лжи, так и благоприятных последствий признания своей вины и активного содействия расследованию совершенного преступления, а также преступлений прошлых лет, оставшихся нераскрытыми.

2. Использование положительных свойств личности допрашиваемого. Обращение следователя к положительным качествам собеседника во многих случаях приносит пользу. Каждому человеку свойственно стремление к самоуважению, и поэтому, апеллируя к честности, порядочности допрашиваемого, к его заслугам в прошлом, авторитету в коллективе, среди товарищей, его личному и социальному статусу, его можно убедить быть откровенным, правдивым.

3. Пресечение лжи. Данный прием применяется тогда, когда нет необходимости давать возможность подозреваемому или обвиняемому "развертывать" ложь, когда у следователя имеется достоверная информация по поводу обстоятельств, выясняемых во время допроса. «В этом случае лживые показания допрашиваемого немедленно отклоняются, ложь пресекается в "зародыше" путем предъявления имеющихся доказательств или других средств воздействия. Потеряв надежду на возможность дезинформировать следователя, изобличенный фактами, допрашиваемый часто переходит от лжи к правде».

4. Выжидание. Этот прием применяется к лицам, у которых происходит борьба мотивов, один из которых побуждает к даче ложных показаний или отказу от дачи показаний, а другой – к признанию своей вины, раскаянию в содеянном. Такая борьба мотивов не затухает и может проявиться достаточно сильно при умелом тактическом воздействии следователя в процессе допроса. Учитывая колебания допрашиваемого, следователь, сообщая определенные сведения, умышленно "закладывает" в его сознание такую информацию, которая должна обеспечить победу позитивных мотивов, и затем делает перерыв в допросе, выжидая, когда допрашиваемый сам откажется от мотивов, побуждающих его к даче ложных показаний.

5. Допущение легенды. Нередко следователь, зная либо догадываясь о том, что подозреваемый или обвиняемый дает ложные показания – легенду, предоставляет ему возможность изложить ее. Вступив в своего рода игру с допрашиваемым, он исходит из намерения выудить у того как можно больше деталей, конкретики, подробностей и как можно точнее и обстоятельнее зафиксировать рассказ в протоколе допросов. Дав возможность допрашиваемому высказать все, что ему вздумается, следователь предъявляет весомые доказательства, опровергающие, развенчивающие легенду. Застигнутый врасплох и не подготовленный к созданию новой лжи, допрашиваемый может дать правдивые показания.

6. Внезапность. Данный прием заключается в неожиданном для допрашиваемого решении следователя провести после допроса то или иное следственное действие, в то время как допрашиваемый, убежденный в неосведомленности следователя о тех или иных обстоятельствах дела, считает это действие невозможным. Например, следователь заявляет обвиняемому, дающему ложные показания, о намерении провести очную ставку с лицом, которого, по мнению допрашиваемого, уже нет в живых.

Разновидностью использования фактора внезапности на допросе является такой распространенный прием изобличения, как неожиданное предъявление доказательств.

7. Последовательность. Этот прием по своему характеру противоположен предыдущему. Считается, что иногда бывает целесообразно предъявлять доказательства последовательно (по примеру нарастания доказательной силы) и систематически, подробно останавливаясь на каждом из них, чтобы дать обвиняемому "прочувствовать" всю силу отдельного доказательства и всего их комплекса.

8. Снятие напряжения. Нередко во время допроса обвиняемый не отказывается от разговора, но и не может его вести, так как чувствует себя скованным, чрезмерно напряженным. В этом случае следователь, воздействуя на допрашиваемого определенным образом, иногда только интонациями голоса, отдельными фразами старается снять эту напряженность. Успешное снятие напряжения довольно часто влечет за собой откровенное признание. Облегчение, наступившее после снятия напряжения, вызывает у допрашиваемого стремление "излиться в беседе", "поговорить по душам".

9. Использование "слабых мест" личности обвиняемого. Под "слабым местом" личности следует понимать такие ее особенности, используя которые можно добиться правильных, правдивых показаний на допросе. "Слабым местом" допрашиваемого может быть склонность к меланхолическим переживаниям, вспыльчивость, тщеславие и т. д. Так, в запальчивости и гневе обвиняемый расскажет то, чего не высказал бы в обычном состоянии (например, выдаст своих соучастников). В то же время следственная этика запрещает апеллировать к низменным качествам допрашиваемого (жадность, стяжание и др.).

10. Инерция. Это своеобразный прием, сущность которого сводится к тому, что следователь, беседуя с обвиняемым, незаметно переводит разговор из сферы отвлеченного, постороннего разговора в сферу разговора по существу. При этом обвиняемый, говоря о "постороннем", "по инерции" проговаривается о том, о чем не хотел бы говорить. Для получения большего эффекта необходимо более часто осуществлять такие переходы от одного предмета беседы к другому.

11. Отвлечение внимания. Обвиняемый всегда чутко и пристально следит за ходом допроса с целью уловить, что для следователя важно и что представляется ему второстепенным. В связи с этим допрашиваемый стремится сосредоточить свое внимание на чем-то одном, по его мнению, главном. "Учитывая это обстоятельство, – отмечают Л. Б. Филонов и В. И. Давыдов, – следователи искусственно переводят внимание допрашиваемого на участки, не имеющие первенствующего значения, и тем самым отвлекают его внимание от более важных участков. Все это предпринимается в расчете на то, что допрашиваемый будет относиться с меньшей осторожностью, небрежнее к тем обстоятельствам, о которых следователю было бы желательно получить более детальную информацию”.

12. Создание впечатления хорошей осведомленности следователя.

Сущность этого приема заключается в том, что следователь, не обманывая допрашиваемого, в то же время убеждает его в своей осведомленности. Это может достигаться, во-первых, умением вести себя определенным образом, во-вторых, с помощью достоверной информации, в то время как обвиняемый не предполагает, что это за сведения (отдельные детали биографии, факты из дела и т. д.). В результате у допрашиваемого создается впечатление, что следователь знает не только отдельные подробности дела, но и все остальное. Это в итоге может заставить обвиняемого прекратить запирательство.

13. Создание "незаполненности". Этот прием применяется в тех случаях, когда при отсутствии достаточного количества доказательств следователь ведет свои рассуждения, опираясь на ряд достоверных фактов.

Он только показывает обвиняемому "незаполненные" места в деле. В то же время, рисуя в основном достаточно ясную и полную картину события, он вместе с допрашиваемым прослеживает логику отдельных фактов и предлагает ему заполнить неясные места. Эти незаполненные места и неясности, отмеченные следователем, вызывают у допрашиваемого беспокойство и естественную потребность освободиться от нелогичности, привести все сказанное в соответствие с логикой.

14. Форсированный темп допроса. Этот прием состоит в том, что следователь, используя активную позицию, берет инициативу в свои руки и опережает мысль "противника" заранее заготовленными ходами в форме вопросов или суждений. При высоком темпе подачи вопросов допрашиваемый, приняв этот темп, окажется не в состоянии тщательно обдумывать и "растягивать" ответ.

Все доступные следователю и допустимые приемы воздействия на обвиняемого невозможно перечислить. Важно только отметить, что следователь не должен прибегать к запугиванию, унижению человеческого достоинства, необоснованным обещаниям и т. д. Задача юридической психологии как науки заключается в подведении теоретической' базы к творческим находкам следователей.

2. Психология осмотра места происшествия Осмотр места происшествия – процесс собирания информации о происшедшем преступном событии на месте его совершения посредством активного, целенаправленного восприятия, анализа и синтеза полученной информации для раскрытия преступления.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.