авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

«О данном документе Ниже предложено сравнение текста диссертации Р. О. Сафронова «Современные интерпретации социологической концепции религии Эмиля Дюркгейма в англоязычной ...»

-- [ Страница 7 ] --

Дюркгейма для них как раз лежит в привлечении социального и его первостепенностн в вопросах морали Shilling С., Mellar Р. Durkheim, Morality and Modernity. Collective Effervescence, Homo Duplex and the Sources of Moral Action // The British Journal of Sociology. — 1998. — № 49-2. — P. 194-195.

Зигмунда Баумана и Энтони Гидденса.

По нашему мнению, идея Э. Дюркгейма о Durkheim’s understanding of the effervescent том, что мораль ведет свое происхождение из origins of morality is closely related to his периодов общественного подъема очень conceptualization of homo duplex;

the idea that близко связана с его понятием homo duplex. embodied individuals are internally divided Суть его в том, что индивид внутренне between their egoistic impulses and their руководствуется как своими эгоистическими capacity for ‘reaching beyond’ these asocial импульсами, так и желанием выйти за их passions to the realm of conceptual thought and пределы и обратиться к области moral activity held in common by a society концептуальной мысли и моральной (Durkheim 1973 [1914]: 151;

1995 [1912]: 223, деятельности, которых придерживается 438). … Durkheim is concerned, then, with общество120. Э. Дюркгейм обращается как к both the asocial capabilities of the embodied асоциальным способностям индивидов, так и individual, and the potentialities of embodied к их потенциалу на коллективном уровне. То, humans at the collective level. The means by что делает людей моральными существами, which people become moral does not eschew не избегает эмоций, но предоставляет bodily emotions, but provides us with a sensual индивидам то материальное соединение, link frequently missing in contemporary которое отсутствует в современных работах discussions of morality. … This emotional о морали. Именно общественный подъем, experience does this by structuring those sense простимулированный социальной группой, representations in ‘perpetual flux’, and allowing направляет человеческие эмоции в русло individuals to interact on the basis of concepts символического порядка общества. Этот shared and ‘shielded’ from the ‘disturbance’ эмоциональный опыт производит такой characteristic of individual sensory impressions эффект на основании структуризации хаоса (Durkheim 1995 [1912]: 434). {Shilling, чувственных впечатлений и позволяет Mellor, 1998: 196} индивидам взаимодействовать на основании общих концептов, защищенных от посягательств со стороны чувственных впечатлений личности121.

Дюркгеймовская точка зрения на периоды Durkheim’s account of collective effervescence коллективного подъема достаточно ценна, is valuable as it captures the idea of social поскольку говорит об идее социальной ‘force’ at its birth;

when embodied humans feel «силы» с момента ее рождения, когда themselves and are transformed through an индивиды чувствуют на себе ее влияние, emotional structuring of their sensory and трансформирующее их. Как указывает sensual being. As Gane (1988: 5) notes, профессор Лондонской школы экономики Durkheim’s theory makes ‘collective Майк Гейн, теория Э. Дюркгейма делает effervescences the decisive formative moments «периоды коллективного подъема in social development’. This force is основными формирующими элементами в experienced mentally and physically, and binds социальном развитии»122. Влияние этой силы people to the ideals valued by their social group;

переживается и на ментальном, и на a process examined in most detail in Durkheim’s физическом уровнях, она привязывает людей (1995 [1912] ) study of religion, but which is к идеалам определенной социальной группы, also central to his study of moral education что было описано Э. Дюркгеймом в работах, (Durkheim 1961 [1925] ) and his writings on посвященных исследованию религии123, professional ethics and civic morals (Durkheim Durkheim E. The dualism of human nature and its social conditions // Emile Durkheim on Morality and Society. Ed. by Bellah R. — Chicago: University of Chicago Press, 1973. — P. 151, Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995. — P. 223,438.

Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995. — P. 434.

Gaite M. On Durkheim’s Rules of Sociological Method. — London: Routledge, 1988. — P. 5.

См.: Durkheim E. The Elementary Forms ofReligious Life. — New York: Free Press, 1995.

морального образования124 и 1958). The consequences of this ‘binding’ can профессиональной этики и общественной be dramatic or mundane (Durkheim 1982: 53).

морали125. Следствия такой «привязки» In revolutions, people are ‘stirred by passions so могут быть совершенно противоположными. intense that they can be satisfied only by violent Во времена революций люди «находятся под and extreme acts: by acts of superhuman влиянием весьма интенсивных эмоций и heroism or bloody barbarism’ (Durkheim поэтому могут удовлетвориться только [1912]: 215). During less dramatic day-to-day жестокими и экстремальными действиями: interactions, however, people still experience a или сверхчеловеческим героизмом, или certain ‘rush of energy’ evident in acts ‘that кровавым варварством»126. Даже в процессе express the understanding, esteem and affection’ менее драматичных ежедневных characteristic of positive neighbourly relations взаимодействий индивиды испытывают (Durkheim 1995 [1912]: 215). {Shilling, некие «приливы энергии», очевидные в Mellor, 1998: 196–197} действиях, «которые выражают понимание, уважение и привязанность»127, необходимые для существования общества.

Сфера влияния, интенсивность и границы The incidence, intensity and scope of collective состояния коллективного подъема effervescence varies according to the варьируются благодаря взаимоотношениям и relationships and activities characteristic of деятельности социальных групп128. Более social groups (Collins 1988). Furthermore, the того, результаты воздействия этого effects of collective effervescence are, since укорененного в эмоциональной сфере they are rooted in emotion, characterized by a состояния характеризуются определенной certain ephemerality and must be recharged if эфемерностью и должны быть восполнены, they are to have enduring social significance.

если они играют такую роль в обществе. С Durkheim’s view of modernity, however, is точки зрения Э. Дюркгейма, современность characterized by a ‘devitalization’ of society характеризуется «умерщвлением» общества arising from a neglect of its effervescent basis из-за невнимания к его основаниям129. Такой (Nisbet 1993 [1966]: 300). This is reflected in взгляд отражается в анализе разделения Durkheim’s analysis of the division of labour труда Э. Дюркгеймом, социолог описывает, which suggests a weakening of collective что ослабление интенсивности коллективных sentiments leading to a proliferation of anomie чувств, ведет к распространению аномии130, а and suicide (Durkheim 1984 [1893]: 294), and расширение контрактных отношений в in the spread of contractual relationships within обществе делает моральное поведение modernity;

a phenomenon with only a индивида всего-навсего вероятным, а не contingent connection with morality (Durkheim обязательным131. 1984 [1893]: 302). {Shilling, Mellor, 1998:

197} Разрушительный в социальном и моральном The socially and morally destructive potential of планах потенциал таких условий these conditions highlights Durkheim’s ( подчеркивает предупреждение Э. [1912]) warning that sIf the idea of society were Дюркгейма, что «если идея общества extinguished in individual minds, and the уничтожается в сознании индивида, а beliefs, traditions and aspirations of the group верования, традиции и стремления группы were no longer felt and shared by the См.. Durkheim E. Moral Education — Glencoe: Free Press, 1961.

Durkheim E Professional Ethics and Civic Morals. — Glencoe. The Free Press, 1958.

Durkheim E The Elementary Forms ofReligious Life. — New York: Free Press, 1995 — P. Durkheim E The Elementary Forms ofReligious Life -New York: Free Press, 1995. -P. См.: Collins R. The Durkheimian tradition in conflict sociology // Durkheimian Sociology: Cultural Studies Ed by Alexander J. — Cambridge: Cambridge University Press, Nisbet R. The Sociological Tradition. — Heinemann: London, 1993. — P. 300.

Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. — M.: Наука, 1991. — С. 331 332.

Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. -M.: Наука, 1991. — С. 339-340.

больше не переживаются индивидами, individuals, society would die’ (Durkheim общество погибнет»132. Важность этого [1914]: 149). The significance of this is that вывода, по нашему мнению, в том, что если once the structure of society dissolves, people разлагается структура общества, то are no longer forced to pay morally binding индивиды больше не связаны моральными attention to others (Durkheim 1984 [1893]:331).

требованиями в отношениях друг с другом133. {Shilling, Mellor, 1998: 197} Зигмунт Бауман одобряет дюркгеймовскую Bauman (1993: 135) approves of Durkheim’s критику моральной хрупкости современного critique of the moral fragility of modern society общества и указывает на связь, которую and notes the connection Durkheim makes создает французский социолог, между этой between this fragility and the loss of ‘creative хрупкостью и состояниями коллективного effervescence’. For Bauman (1993: 135), подъема. Для него современность modernity involves ‘the ruthless assault of the характеризуется «беспощадными атаками profane against the sacred, reason against профанного на священное, разума на чувства, passion, norms against spontaneity, structure норм на спонтанность, структуры на against counter-structures, socialisation against антиструктуру»134. Как и Э. Дюркгейм, З. sociality’. Like Durkheim, Bauman is critical of Бауман критически относится к the Kantian ‘law of duty’, which sublimates the кантианскому главенству долга, которое emotional dimensions of human experience сублимирует эмоциональное измерение evident in its rationalistic emphases on the человеческого опыта, что становится importance of duty above ‘spontaneous очевидным благодаря рационалистическому sentiment’ (e.g. Alberoni and Veca 1990: 77).

акценту на большей значимости долга по Bauman departs from Durkheim, however, in his сравнению со «спонтанными чувствами»135. identification of the sources of moral action.

Однако З. Бауман по другому, нежели Э. While Durkheim (1995 [1912]: 209) locates the Дюркгейм, определяет источники source of morality in society’s collective морального действия. Э. Дюркгейм считает, engagement with the sensory and cognitive что таким источником является capacities of people, Bauman(1993: 13, 35) соприкосновение коллективности и rejects modern society as a source of moral чувственных и когнитивных способностей action and posits the individual’s sensual, индивидов136, З. Бауман же считает, что emotional body as a bulwark against the современное общество не может быть immoral, rationalizing impulses of totalizing источником морального действия и говорит social orders. {Shilling, Mellor, 1998: 197– об эмоциональности индивида как об оплоте 198} против аморальных и рациональных импульсов тотализирующего социального порядка.

З. Бауман и Э. Дюркгейм пишут о Bauman and Durkheim recognize the ненадежности морали в современном precariousness of morality within modernity, but обществе, и в то же время обладают possess markedly divergent understandings of совершенно разным пониманием условий the conditions which support moral actions.

поддержки моральных действий. Анализ Э. Giddens’s (1991, 1994, 1995) analysis of the Гидденсом «секвестра морали»137 в ‘sequestration of morality’ in modernity is also современном обществе также касается этой aware of this precariousness, but offers a third ненадежности, но предлагает третий вариант model of the sources of moral action… источника морального действия: rationality’s ability to construct totalizing, Durkheim Е. The dualism of human nature and its social conditions // Emile Durkheim on Morality and Society. Ed. by Bellah R.N.- Chicago: University of Chicago Press, 1973. — P. 149.

Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. -М.: Наука, 1991. — С. 367-370.

Bauman Z. Postmodern Ethics. — Cambridge: Polity, 1993. — P. 135.

См.: Alberoni F;

VecaS. Altniismeet la morale. — Paris: Ramsay, 1990. — P. 77.

Durkheim К The Elementary Forms of Religious Life — New York: Free Press, 1995. — P. Giddens A. Modernity and Self-Identity. — Cambridge: Polity, 1991;

Giddens A. Beyond Left and Right. — Cambridge: Polity, 1994.

рациональную способность человека к globalizing ethical systems. {Shilling, Mellor, созданию глобальных этических систем. 1998: 199} Социолог Энтони Гидденс утверждает, что Giddens argues that modernity is based on современное общество основано на контроле control and reflexivity and sequestrates moral и рефлексивности и отодвигает вопросы questions into the back-regions of life (Giddens морали в другие области жизни138: это не 1991: 202): it is not a moral order in the sense моральный порядок в дюркгеймовском highlighted by Durkheim. This sequestration is смысле. Это ограничение связано с присущей associated with the internally-referential современности референтностью, новый character of modernity;

an order which has порядок обходится без традиций и порождает ‘dispensed’ with tradition and ultimate truths, ситуации, в которых притязания на and promoted circumstances in which claims to «моральную власть» возникают только «в ‘moral authority’ are held only ‘until further крайнем случае»139. Как говорил Э. Гидденс, notice’ (Giddens 1994: 79, 87, 93). As Giddens «прямые контакты с событиями и argues, ‘direct contact with events and situations ситуациями, связывающими жизнь индивида which link the individual lifespan to broad с более фундаментальными вопросами issues of morality and finitude are rare and морали, весьма редки переменчивы»140. fleeting’ (Giddens 1991: 8-9, 169). {Shilling, Mellor, 1998: 199–200} К. Шиллинг и Ф. Меллор критикуют З. We have criticized Bauman and Giddens Баумана и Э. Гидденса, поскольку они because of their respective tendencies to view пытаются, во-первых, рассматривать sensual impulses as both individual and чувственные импульсы как одновременно necessarily beneficent, and to marginalize the индивидуальные и благотворные, а во- sensual significance of humans. In the context of вторых — обособить значимость Durkheim’s writings, Giddens prioritizes the чувственного опыта для индивидов141. В cognitive pole of homo duplex and implicitly контексте работ Эмиля Дюркгейма, Э. devalues the sociological significance of Гидденс отдает предпочтение когнитивной emotional experience. Bauman, in contrast, роли концепции homo duplex и имплицитно values these dimensions against the rationalism девальвирует социологическую значимость of modernity, and sees within them a moral эмоционального опыта З. Бауман, напротив, impulse, but associates their origins within отдает должное эмоциональной сфере в individual rather than collective life.

противопоставлении современному Consequently, for Bauman, a society might рационализму и именно в ней видит express or repress the moral impulses of моральный импульс, хотя и связывает его individuals, but it does not create and transform начало с индивидуальной, а не коллективной such an impulse. In the work of both writers, жизнью. Следовательно, по мнению З. then, the collective, effervescent and inherently Баумана, общество может выражать или sociological origins of morality are absent;

an сдерживать моральные импульсы индивидов, absence also reflected in the marginal role of но оно не может их создавать или religion in their accounts. {Shilling, Mellor, трансформировать. Таким образом, в работах 1998: 201} обоих авторов не фигурирует ни собственно социологических объяснений происхождения морали, ни объяснений, основанных на коллективизме, что, как следствие, вызывает маргинализацию роли религии в их концепциях.

Каковы же существующие альтернативы If there are problems with these influential Giddens A. Modernity and Self-Identity. — Cambridge: Polity, 1991. — P. 202.

Giddens A. Beyond Left and Right. — Cambridge: Polity, 1994. — P. 79,87, 93.

Giddens A. Modernity and Self-Identity. — Cambridge. Polity, 1991.-P. 8-9,169.

Shilling G., Mellor P. Durkheim, Morality and Modernity: Collective Effervescence, Homo Duplex and the Sources of Moral Action // The British Journal of Sociology. — 1998 — № 49-2. — P. 201-205.

такому индивидуалистическому взгляду? analyses of the relationship between Некоторые исследователи социологи религии (post)modernity and morality, what are the взяли на вооружение мысль Э. Дюркгейма об alternatives? Several sociologists have utilized амбивалентном характере последствий aspects of Durkheim’s attention to the периодов общественного подъема Эти ambivalent social consequences of effervescent авторы создают свои системы, основываясь emotions. These writers build in different ways на трех основных аспектах работы Э. on three central aspects of Durkheim’s work.

Дюркгейма Во-первых, они развивают идею First, they develop his suggestion that modernity социолога, что современность требует от appears to be demanding ever greater sacrifices индивида еще больших жертв of self-control (Durkheim 1973 [1914]: 163);

a самоконтроля142. Эту точку зрения point supported indistinctive ways by the later поддерживали Зигмунд Фрейд143, Норберт writings of Freud (1961 [1930]), Elias (1978, Элиас144 и Герберт Маркузе145. Во-вторых, 1982 [1939] ) and Marcuse (1962). Second, they система была построена на идее build on a tension in Durkheim’s (1995 [1912]) противоречия между постоянной природой work between the permanent nature of the священного и морального и их угасания в sacred, and thus of the moral, on the one hand, современном обществе146. В-третьих, and on the devitalization of these within делается попытка построить концепцию на modernity on the other (Moscovici 1993;

введенных Э. Дюркгеймом в «Элементарных Durkheim 1995 [1912];

cf. 1984 [1893]). Third, формах» различиях между церковью и they seek to develop the analytical difference культом. Основной здесь является идея, что, Durkheim (1995 [1912]) introduces between the когда состояния общественного подъема Church and the cult to support the idea that очевидно проявляются в обществе, они when effervescent manifestations of the sacred скорее вызовут жестокий конфликт, чем are manifest within sectional groups, they can консолидацию группы. Как нам кажется, все result in virulent conflict rather than overall social cohesion.6 It is our argument, however, эти попытки имеют тенденцию не замечать по крайней мере некоторых that these contemporary developments of амбивалентностей, характеризующих Durkheim tend to overlook at least some of the дюркгеймовский анализ последствий ambivalences that characterize his analysis of интеракции индивидов в периоды the outcomes of effervescent… socialities.

общественного подъема. {Shilling, Mellor, 1998: 201} Профессор социологии Техасского …Mestrovic (1991, 1993, 1994) has focused on университета Степан Местрович the opportunities modernity has provided for the фокусируется на рассмотрении тех spread of effervescent manifestations of fear and возможностей, которые дает современность hatred. …Mestrovic’s (1991, 1993) analysis is для распространения проявлений состояний rooted in a Durkheimian framework, but общественного подъема в страхе или Mestrovic argues that the sensual and cognitive ненависти147. Анализ С. Местровича experience of effervescence in modern societies основывается на системе взглядов Э. is bound up with ethnic and racial conflict Дюркгейма, но С. Местрович утверждает, (Mestrovic 1993,1994) or with the что чувственный и когнитивный опыт individualized experience of emotions which Durkheim E. The dualism of human nature and its social conditions // Emile Durkheim on Morality and Society. Ed. by Bellah R. N. — Chicago: University of Chicago Press, 1973.-P. 163.

Cm.: FreudS. Civilisation and Its Discontents. — London: Hogarth, 1961.

Cm.: Elias N. The History of Manners The Civilising Process Vol. 1. — New York: Pantheon Books, 1978;

Elias N. State Formation and Civil isation. The Civilising Process, Vol. 2. — Oxford:BIackwell, 1982.

Cm.: Marcuse H. Eros and Civilization. A Philosophical Inquiry into Freud. — New York: Random House, 1962.

Cm.: Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995;

Moscovici S.

The Invention of Society. — Cambridge: Polity, 1993.

См.: Mestrovic S. The Coming Fin de Siecle: An Application of Durkheim’s Sociology to Modernity and Postmodernity. — London: Routledge, 1991;

Meslrovic S. The Barbarian Temperament. — London: Routledge, 1993;

Mestrovic S. The Balkanization of the West. — London: Routledge, 1994.

состояний подъема в современных ‘bubble up’ around the bodies of people lacking обществах связан с этническими и расовыми the resources to make ‘positive sense’ of their конфликтами148, или с индивидуальным feelings (Mestrovic 1997). In this respect, эмоциональным опытом, переживаемым Mestrovic (1994: 2) observes a scenario which людьми, которые не могут направить свои is not confined to North America when he notes эмоции «в позитивное русло»149. И здесь С. “the race riots that spread from Los Angeles to Местрович описывает сценарий, не many other cities in the USA in April 1992 led ограниченный только Северной Америкой: many commentators to remark… that America «расовые выступления, распространившиеся suddenly seemed like the Balkans… they could из Лос-Анджелеса в множество других not believe that the U S of A could be racked by городов США в апреле 1992 года, побудили ethnic conflict this late in its historical многих комментаторов заметить… что development.” {Shilling, Mellor, 1998: 204} Америка внезапно оказалась похожей на Балканы… они не могли поверить, что США могут раздирать этнические конфликты даже после стольких лет исторического развития страны»150.

Такие события могут усиливать страхи Events like these may heighten people’s fears людей и вести к интенсификации попыток and lead to an intensification of efforts to достичь «изолированных пространств»151 в achieve what Bell terms ‘insulating spaces’ (Bell терминах Дэниела Белла. Такое 1973: 314). The pervasiveness of emotional распространение страхов означает, что эти fears, however, means that insulating spaces «изолированные пространства» должны быть have to be everywhere, and can never be entirely повсюду и что они никогда не будут effective. … In these conditions, previously эффективными. В таких условиях culturally and racially marginalized groups may маргинальные в культурном и расовом now be deemed formally full members of отношении группы могут сейчас формально society, but can still suffer discrimination from считаться полноценными членами общества, those institutions and symbols that continue to но могут дискриминироваться со стороны define them as corporeally polluted (Mestrovic тех институтов и символов, которые 1994;

Pateman 1988). {Shilling, Mellor, 1998:

продолжают их считать оскверненными152. 204} Степан Местрович приходит к выводу, что Mestrovic (1993:278) concludes that such такие феномены показывают нам, что phenomena show us that modern rationalism has рационализм неверно понял силу misunderstood the power of human emotions, человеческих эмоций и что сейчас мы and that we must now recognize that должны признать, что «просвещение не ‘enlightenment cannot contain the forces of может нести в себе черты варварства»153. Он, barbarism’. He therefore criticizes the таким образом, критикует модернистские modernist, cognitive assumptions of writers such предположения таких авторов, как Э. as Giddens who are unable to account Гидденс, которые не могут объяснить причин satisfactorily for the upsurge of this barbarism описанного варварства154. (Mestrovic 1993: 70). {Shilling, Mellor, 1998:

204} К. Шиллинг и Ф. Меллор считают, что …Durkheim’s notions of homo duplex and дюркгеймовские понятие homo duplex и collective effervescence are significant not only См.: Mestrovic S. The Barbarian Temperament. — London: Routledge, 1993;

Mestrovic S. The Balkanization of the West.-London: Routledge, 1994.

См.: Mestrovic S. Postemotional Society. — London: Sage, 1997.

Mestrovic S. The Balkanization of the West. — London: Routledge, 1994. — P. 2.

Bell D. The Coming of Post-Industrial Society.-New York: Basic Books, 1973.-P. 314.

См.: Mestrovic S. The Balkanization of the West. — London: Routledge, 1994;

Pateman C. The Sexual Contract. — Cambridge: Polity, 1988.

Mestrovic S. The Barbarian Temperament. — London: Routledge, 1993. — P. 278.

Mestrovic S. The Barbarian Temperament. — London: Routledge, 1993. — P. 70.

коллективного подъема являются значимыми because they highlight the immense sociological не только потому, что они говорят об significance of collective experiences of огромной роли коллективного опыта и emotion for the transformation of social life, but эмоций в трансформации социальной жизни, because they illuminate the ambivalent но и потому, что они разъясняют sociological consequences of human амбивалентность последствий человеческого embodiment. Durkheim’s attention to the объединения155. Здесь необходимо вспомнить ambivalent nature of the sacred itself is of о внимании Э. Дюркгейма к двойственной particular note in this respect. Despite his природе священного. Несмотря на связь association of the sacred with the development священного с развитием социальной и of social and moral solidarity, he observes that моральной солидарности, социолог обращает the sacred can pass from a benevolent to a внимание, что священное может изменять malevolent form, with different social форму с благотворной на consequences, without changing its essential недоброжелательную с различными nature. Contact with what is sacred can release a социальными последствиями не изменяя rush of energy that spreads like a virus into the свою природу. Контакт со священным object of its hostility: “the infected subject is… объектом может освободить энергию, invaded by a virulent and noxious force, которая распространяется как вирус во threatening to all that comes near him;

thereafter враждебный объект: «зараженный субъект… he inspires nothing but distance and repugnance, поражен опасной и пагубной силой, as though he was marked with a taint or stain.” угрожающей всему, что контактирует с (Durkheim 1995 [1912]: 416) {Shilling, Mellor, индивидом, соответственно, он внушает 1998: 206} остальным отвращение, как будто на нем лежит клеймо дьявола»156. Иначе говоря, состояния коллективного подъема могут высвобождать как позитивное, созидательное начало в человеке, так и разрушительное.

Таким образом, можно утверждать, что современные исследования ритуала таких исследователей, как Тим Олавсон, Вильям Пикеринг, Степан Местрович, Крис Шиллинг и Филипп Меллор продолжают начатое еще Э. Дюркгеймом направление исследований, несмотря на его критику такими видными социологами религии, как Зигмунт Бауман и Энтони Гидценс. Можно заметить, что акцент современных исследований смещается от персонализма к изучению происходящих в группе процессов, оказывающих влияние на индивида во время проведения ритуала.

§ 2.2 Теория ритуала Д. Маршалла в контексте современного дюркгеймиеведения.

В рамках современной англоязычной социологии религии делается попытка подытожить большинство исследований роту Shilling С., Mellor P. Durkheim, Morality and Modernity: Collective Effervescence, Homo Duplex and the Sources of Moral Action // The British Journal of Sociology. — 1998. — № 49.2. — P. 206.

Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995. — P. 416.

ала и выработать основанную на работе Эмиля Дюркгейма «Элементарные формы религиозной жизни» теорию ритуала.

Доказывается, что ритуалы порождают в It is argued that ritual practices generate belief участниках верования путем активации and belonging in participants by activating множества социально-психологических multiple social-psychological mechanisms that механизмов, которые во взаимодействии interactively create the characteristic outcomes создают характерные для ритуала of ritual. Specifically, the distinctive elements of результаты, а также, что отличительные ritual practice are shown to induce altered элементы ритуальной практики порождают subjective states and effortful and0or anomalous альтернативные субъективные behaviors, which are subsequently misattributed эмоциональные состояния и аномальное in such a way that belief and belonging are поведение, которые впоследствии неверно created or maintained around the focus of ritual атрибутируется, в результате такого attention. {Marshall, 2002: 360} неверного отношения создаются верования, фокусирующиеся как будто бы вокруг ритуала.

Согласно Дугласу Маршаллу, ритуальная The practice of ritual produces two primary практика имеет два следствия — верование и outcomes—Belief and Belonging. Here, “belief” причастность157. В данном случае верование is an alliterative way to express the certainty, — это альтернативный способ выразить credulity, and confidence that are the familiar уверенность, доверие и убежденность, result of rituals (Collins 1988;

Durkheim [1912] которые являются следствием ритуала158. 1995). Mere knowledge is insufficient for Знание само по себе недостаточно для human epistemic needs;

our reliance on познавательных нужд индивидов, наше constructed mental models necessitates a доверие к устоявшимся моделям мышления foundation of beliefs that are integral, неизбежно влечет за собой основание для unconditional, and secured against the doubt верования, которое является целостным, producing anomalies that all socially constructed nomi contain (Berger 1967).1 That rituals play a безусловным и надежным в противоположность порождающим сомнения part in the production of this belief is suggested аномалиям, которые содержат все социально both by their noted capacity to resolve paradox выработанные институты159. О том, что and inconsistency (Homans 1941;

Berger 1967;

ритуалы играют роль в процессе D’Aquili and Laughlin 1975) and by their возникновения верований, говорит и их уже timing, occurring as they do in the wake of указанная способность разрешать парадоксы epistemically threatening events such as death, и несообразности160, и то, в какое время они defeat, and aberration (Durkheim [1912] 1995;

совершаются: в периоды таких угроз для Malinowski 1974;

Baumeister 1991).

человека, как смерть, неудача и {Marshall, 2002: 360} заблуждение161.

Причастность также является условным “Belonging,” too, is alliterative shorthand for a Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 360.

См.: Collins R Theoretical Sociology. — San Diego: Harcourt Brace Jovanovich, 1988;

Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995.

См.: Berger P. The Sacred Canopy: Elements of a Sociological Theory of Religion. — Garden City: Anchor Books, 1969.

См, например: Berger P. The Sacred Canopy: Elements of a Sociological Theory of Religion. — Garden City: Anchor Books, 1969;

Homcrns G. Anxiety and Ritual: The Theories of Malinowski and RadclifFe-Brown // American Anthropologist. — 1941. — № 43. — P. 164-71;

D’Aquili E;

Laughlin C-Jr. The Biopsychological Determinants of Religious Ritual Behavior // Zygon. — 1975. — № 10. — P. 32-58.

Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995;

Малиновский Б.

Магия, религия, наука. -M.: Рефл-бук, 1998;

Baumeister R. Escaping the Self: Alcoholism, Spirituality, Masochism, and Other Flights from the Burden of Selfhood.-New York: Basic Books, 1991.

обозначением для более глобальной идеи, в larger idea, in this case one composed of нашем случае, обладающей свойствами attraction, identification, and cohesion. Just as притягательности, опознавания и единства. belief is a step beyond knowledge, belonging is Как верование является шагом на другую a step beyond membership. Group memberships сторону знания, так и причастность — это arise via some combination of chance and шаг по ту сторону принадлежности. choice, but in every case they are an external Членство в какой-либо группе возникает в fact, a status that one may not be committed to результате комбинации случайности и or desirous of. Human social interdependence сознательного выбора, которые в каждом necessitates that at least some of these случае являются внешними по отношению к memberships become solidified into something индивиду фактами, положением, к которому potent and secure—in short, belonging.2 The никто не может быть принужден. Социальная role of rituals in the creation of belonging is независимость человека делает suggested by the fact that social integration and необходимым, что по крайней мере часть a sense of unity are among the most noted таких принадлежностей какой-либо группе outcomes and functions of ritual (Durkheim становится весьма значимым и безопасным [1912] 1995;

D’Aquili and Laughlin 1975;

Lex явлением, коротко говоря — 1976;

Ornstein 1977;

Csikszentmihalyi 1990;

причастностью162. Роль ритуала в процессе Baumeister 1991;

Baumeister and Leary 1995), возникновения причастности становится and the ethological evidence that the use of очевидной на примере таких фактов, что rituals is a means of social bonding common to социальная интеграция и чувство единения many social species (Lorenz 1966;

D’Aquili and являются самыми важными следствиями и Laughlin 1975). {Marshall, 2002: 360} функциями ритуала163 и что существуют отологические свидетельства использования ритуалов как средств объединения индивида с обществом164.

Большинство посвященных исследованию Most thinking about rituals in recent years has ритуала современных работ фокусируется на focused on their symbolic content, maintaining его символическом содержании и that ritual is merely one more medium in which придерживается позиции, что ритуал — это ideas are symbolically expressed, transmitted, всего лишь одно из средств символического and reinforced. But such an approach cannot выражения, передачи и подкрепления идей. explain why these particular messages are Однако, по нашему мнению, такой подход не expressed in this particular way;

or why, if ritual может объяснить, почему выражаются is primarily a means of communicating именно эти идеи именно таким образом, или messages, participants are so often uncertain, почему, если действительно ритуал прежде conflicted, and ignorant of what those meanings всего является средством передачи идей, are (Lewis 1980). In keeping with Durkheim’s участники ритуала часто или не уверены, или contention that symbolism and ideas are попросту не знают, каково их значение165. secondary to behavior and sentiments in the Продолжая проблематику Э. Дюркгейма, что origins and understanding of religion (Durkheim Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theoiy of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002.

20-3. -P. 360-361.

См.: Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life. — New York. Free Press, 1995;

D’Aquili E., Laughlin C.Jr. The Biopsychological Determinants of Religious Ritual Behavior // Zygon. — 1975. — № 10. — P. 32 58;

Lex B. Physiological Aspects of Ritual Trance // Journal of Altered States of Consciousness. — 1976. — № 2. — P.

109-22;

Ornstein R. The Psychology of Consciousness. — New York: Harcourt Brace Jovanovich, 1977;

Csikszentmihalyi M. Flow: The Psychology of Optimal Experience. — New York. Harper and Row, 1990;

Baumeister R. Escaping the Self: Alcoholism, Spirituality, Masochism, and Other Flights from the Burden of Selfhood. — New York: Basic Books, 1991;

Baumeister R., Leary M. The Need to Belong: Desire for Interpersonal Attachments as a Fundamental Human Motivation // Psychological Bulletin. — 1995. — № 117. — P.497-529.

См.: Lorenz K. On Aggression. — New York: Harcourt Brace and World, 1966;

D’Aquili E., Laughlin C.Jr.

The Biopsychological Determinants of Religious Ritual Behavior // Zygon. — 1975. — № 10 — P. 32-58.

Lewis G. Day of Shining Red: An Essay on Understanding Ritual. — Cambridge: Cambridge University Press, 1980.

символизм и идеи являются вторичными по [1887] 1972, [1912] 1995), the current paper отношению к поведению и эмоциям в assumes that the best way to understand ritual’s процессе рождения и понимания религии166, epistemic and integrative functioning is to begin работа Д. Маршалла предполагает, что with its most universal and salient aspect—its наилучший способ понимания practices. The goal of this paper is to propose a эпистемологической и интегративной comprehensive, empirically credible, and функций ритуала — это начать с его более theoretically fertile theory of how ritual распространенного и яркого аспекта — practices transform knowledge into belief and осуществления его на практике. Цель membership into belonging. {Marshall, 2002:

исследования, как пишет Д. Маршалл, — 361} предложить полную, эмпирически правдоподобную и способную к развитию в теоретическом плане теорию того, каким образом ритуальные действия трансформируют знания в верования, а принадлежность в причастность167.

Как указывали как Э. Дюркгейм, так и другие As Durkheim noted and others have исследователи, под воздействием «мощных subsequently confirmed (Schachter 1959;

коллективных потрясений… социальные Wrightsman 1960), under “great collective взаимодействия становятся гораздо более shock… social interactions become much more частыми и активными… индивиды более frequent and active… individuals seek one активно ищут способа объединения»168. Этот another out and come together more” (Durkheim импульс является независимым от намерения [1912] 1995:212–13). This impulse to assemble провести какой-то конкретный ритуал и даже is independent of any intention to engage in в стороне от ритуального процесса вообще, и ritual practice, and even apart from the larger оказывает сильное влияние на членов ritual process, it has a profound influence over группы, автор называет его со- those assembled. {Marshall, 2002: 361} присутствием169.

Д. Маршалл считает, что самый Probably the most significant result of co значительный результат со-присутствия — presence for our purposes is deindividuation это деиндивидуация170. Деиндивидуация и (Festinger, Pepitone, and Newcombe 1952;

ритуальные действия достаточно близки друг Zimbardo 1970). Deindividuation and ritual другу в терминах причины и следствия171. practice converge in terms of both cause and Как очевидно следует из самого термина, effect.4 As the name implies, the gist of суть этого процесса состоит в потере чувства deindividuation has to do with the loss of a Я, которое, по мнению исследователей, sense of self, resulting in three important effects:

имеет три последствия: во-первых, (1) a strong sense of unity with and liking for the Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life — New York: Free Press, 1995;

Durkheim E. Review of Guyau’s L’irrligion de L’avenir // Durkheim Emile: Selected Writings. Ed. by Giddens A. — New York:

Cambridge University Press, 1972. — P. 219-222.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002.

20-3 -P. 361.

Durkheim Е. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995. — P. 212-213;

см.

также: Schachter S. The Psychology of Affiliation — Stanford: Stanford University Press, 1959;

Wrightsman L.

Effects of Waiting with Others on Changes in Level of Felt Anxiety // Journal of Abnormal and Social Psychology. — 1960. — № 61.-P. 216-222.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice// Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 361.

Festinger L;

Papitone A;

Newcombe T. Some Consequences of Deindividuation in a Group // Journal of Abnormal and Social Psychology. — 1952, — № 47. — P.382-89;

Zimbardo P. The Human Choice: Individuation, Reason, and Order versus Deindividuation, Impulse, and Chaos // Nebraska Symposium on Motivation, 17, 1969. Ed by Arnold W., Levine D. — Lincoln: University of Nebraska Press, 1970. — P. 237-307.

См., например: Diener E. Deindividuation: The Absence of Self-Awareness and Self-Regulation in Group Members //Journal of Personality and Social Psychology. — 1979. -JV« 37. -P. 1160-1171.

интннсивное переживание единения и связи group and its members, thus contributing с группой и ее членами, во-вторых, directly to belonging;

(2) behavior that is раскрепощенное и свободное от disinhibited and free from the normative and нормативных и моральных ограничений moral constraints that usually constrain it;

and поведение, в-третьих, прямое и позитивное (3) a direct and positive impact on the влияние на субъективное состояние participant’s subjective state via its ability to участников ритуала посредством затемнения reduce self-awareness (Diener 1979).

самосознания172. {Marshall, 2002: 362} Со-присутствие также стимулирует общее Co-presence with conspecifics also fosters a психологическое возбуждение у многих generalized physiological arousal in many биологических видов, включая человека173. species, including humans (Durkheim [1912] Это возбуждение имеет несколько значимых 1995:217;

Zajonc, Heingartner, and Herman результатов. Оно напрямую влияет на 1969). This arousal has several relevant субъективные состояния индивидов, implications. It directly affects subjective states, способствует более интенсивной и более facilitates more intense and more prolonged продолжительной активности и — что более activity, and most interestingly, results in social интересно — ее результатом является facilitation (Zajonc 1965), which means that in социальная поддержка174, которая означает, the case of well-learned or repetitive tasks, the что в случае существования повторяющихся presence of others improves one’s performance заданий, присутствие других индивидов on that task. {Marshall, 2002: 362} будет улучшать качество выполнения этого задания индивидом.

Наконец, со-присутсвие влияет как на Finally, co-presence influences both behavior поведение, так и на субъективное состояние and subjective state via conformity and индивида на основании конформизма и contagion, the ubiquity of which are well заражения, повсеместность которых хорошо established. Under their influence, people enact известна. Под их влиянием люди часто ведут behaviors they may not otherwise have, often себя так, как в других условиях не повели without even knowing why, or even that they are бы, причем индивиды часто не знают ни doing so (Langer 1989). {Marshall, 2002: 362– причин такого поведения, не осознают что 363} именно они делают175.

Конформизм в моменты со-присутствия Conformity extends beyond the overt level может иметь очень большое влияние: люди during co-presence, as interactants conform to могут согласовывать свое поведение each other on a long list of subtle behaviors, настолько, что принимают одинаковые позы, from conversational rhythms to posture, muscle имеют одинаковый мышечный тонус и tone, and facial expressions (Hatfield, Rapson, выражение лица176. Такие поведенческие and Cacioppo 1994). This behavioral Diener E. Deindividuation: The Absence of Self-Awareness and Self-Regulation in Group Members // Journal of Personality and Social Psychology. — 1979. — № 37. — P. 1160-1171. Это важно, поскольку исследования, посвященные самосознанию [см.: Duval S., Wicklund R. A Theory of Objective Self-Awareness. — New York: Academic Press, 1972;

Carver C., Scheier M. Attention and self-regulation: A control-theory approach to human behavior. — New York: Springer-Verlag, 1981], показывают, что направленное на себя внимание может вызывать отвращение, особенно в преддверии аномальных пли угрожающих событии [см.: Baumeister K.

Escaping the Self: Alcoholism, Spirituality, Masochism, and Other Flights from the Burden of Selfhood. — New York:

Basic Books, 1991]. Фокусируя внимание участника ритуала на чем-то внешнем, процесс деиндивидуации освобождает «Я» от себя, предлагая таким образом «передышку» от рефлексии.

Durkheim Е. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995. — P. 217;

Zajonc R., Heingartner A., Herman E. Social Enhancement and Impairment of Performance in the Cockroach // Journal of Personality and Social Psychology. -1969. -№ 13. — P. 83-92.

Zajonc R. Social Facilitation // Science. — 1965. — № 149. — P. 269-274.

Longer E. Minding Matters: The Consequences of Mindlessness-MIndfulness // Advances in Experimental Social Psychology. — 1989. -№ 22. — P. 137-174.

См.: Hatfield E., Cacioppo J., Rapson R. Emotional Contagion. — New York: Cambridge University Press, 1994.

увлечения говорят о двух аспектах влияния entrainment contributes to at least two relevant со-присутствия. Первый — это effects of co-presence. The first is emotional эмоциональное заражение. Общеизвестно, contagion (Hatfield, Rapson, and Cacioppo что определенное аффективное поведение 1994). It is well known that certain affect-laden (например, смех) заразительно177, но, по behaviors (laughing, yawning) are socially мнению Д. Маршалла178, влияние на contagious (Provine 1996), but our influence on аффективные состояния других гораздо each other’s affective states is much more глубже, чем показывается в приведенных pervasive than these examples imply. In large данных. В больших группах: под co-present groups, certain moods and affects are воздействием эффекта со-присутствия likely to become shared and widespread, as the определенные настроение и аффекты станут field data on hysterical contagions attests распространяться весьма быстро, как об этом (Kerckhoff and Back 1968). Thus, whatever its говорят исследования179. Таким образом, actual content, the mood of assembled groups is каким бы ни было его реальное содержание, likely to converge and feedback, intensifying настроение группы, обладая свойством and spreading to all assembled members. A обратной связи, пытается достичь единого further result of entrainment is rapport. To the направления, передаваясь всем членам extent that this synchrony occurs smoothly, the группы. Еще одним следствием такого result is not only mood convergence but also a увлечения является взаимопонимание. sense of bonding and liking (i.e., belonging) Поскольку эта синхрония обычно among those entrained (Hatfield, Rapson, and достигается плавно и равномерно, ее Cacioppo 1994). {Marshall, 2002: 363} результатом является не только сближение настроений, но также и чувство единения и связи180.

Однако, несмотря на множество следствий, Despite its myriad effects, co-presence alone со-присутствие само по себе еще не does not a ritual make. When people come порождает ритуала181. Когда люди together in the face of anomaly or during собираются вместе перед лицом опасности transitions and renewals, they typically come или, например, во времена переселения, они together and do something. And, despite обычно делают что- либо. И, невзирая на superficial differences, what they do is внешние отличия, то, что они делают, ultimately some combination of a mere handful является комбинацией небольшого числа of common practices. As Durkheim ([1912] общепринятых действий. Как подчеркивал в 1995), among others, has emphasized, one of the «Элементарных формах» Э. Дюркгейм, один principal underlying themes uniting ritual из основных показателей, объединяющих practices is that they all exert some form of ритуальные действия, состоит в том, что все control on attention (Goffman 1967). Indeed, for они пытаются контролировать внимание182. Collins, the focusing of attention is the primary Так, по мнению Рэндалла Коллинза, and essential factor in creating ritual effects концентрация внимания — это основной и (Collins 1988:193). {Marshall, 2002: 363} Provine R. Contagious Yawning and Laughter: Significance for Sensory Feature Detection, Motor Pattern Generation, Imitation, and the Evolution of Social Behavior // Social Learning in Animals: The Roots of Culture. Ed.

by Heyes C., Calef B. — San Diego: Academic Press, 1996. -P. 179-208.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002. Jfe 20-3. -P. 363.

См.: Kerckhoff A., Back K. The June Bug: A Study of Hysterical Contagion. — New York: Appleton Century-Crofts, 1968.

См.: Hatfield E., Cacioppo J., Rapson R. Emotional Contagion. — New York: Cambridge University Press, 1994.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 363-365.

См.: Goffman E. Interaction Ritual: Essays on Face-to-Face Behavior. — New York: Pantheon Books, 1967.

необходимый фактор для создания ритуального эффекта183.

В случае с позитивными и общественными In the case of positive and public rites, a ритуалами общее средство задержания common means of arresting attention is via внимания — какое-либо зрелище. spectacle. The fires are lit, the finery put on, and Зажженные костры, пышные наряды, the sacred objects displayed, with the effect of выставление на обозрение священных making the ritual focus as salient as possible.


объектов — все это делает ритуал Moreover, ritual practices—including, at times, максимально ярким. Более того, сами bloody sacrifices or simulated sex acts—are ритуалы, иногда включающие кровавые themselves a kind of spectacle. Ritual жертвоприношения или имитацию полового participation further orders attention via the акта, сами по себе зрелище яркое. Ритуал structured activity that proper observance также приковывает внимание requires. By some accounts, ritual is структуризацией деятельности. Согласно synonymous with structured, even stereotyped, некоторым мнениям, ритуал синонимичен activity (D’Aquili and Laughlin 1975;

Lewis любой структурированной (даже 1980)… {Marshall, 2002: 363–364} стереотипной) деятельности184.

Вне ритуального контекста экстатические Outside the ritual context, ecstatic substances субстанции являются общепринятым are a common means of escape from the self средством бегства от своего Я185. По этой (Baumeister 1991). It should therefore not be причине не должно вызывать удивления, что, surprising that, from the ritual use of peyote начиная с использования мескалина among certain North American Indian tribes to индейцами Америки и заканчивая the ritual use of coffee among Moravians, not to ритуальным употреблением кофе моравами, mention the widespread use of communion применение подобных веществ — это wine, the consumption of such substances is a распространенный элемент ритуала. widely practiced element of ritual. Of course, Естественно, эти вещества также весьма such substances also significantly contribute to способствуют накоплению ритуального ritual experience via their direct effects on опыта, напрямую воздействуя на subjective state. {Marshall, 2002: 364} субъективное состояние индивида186.

Хотя ритуал чаще всего и интерпретируют в Though it is most often interpreted along терминах символизма, ролевые и статусные symbolic lines, the role and status reversal инверсии187, по мнению Д. Маршалла, часто common to many rituals can also be understood встречающиеся во многих ритуалах, можно as yet another means of escaping the self and рассматривать как еще одно средство thereby contributing to effervescence. This убежать от своего Я и тем самым interpretation is supported by the fact that in способствовать состоянию эмоционального many cases, only high-status participants fully подъема. Такая интерпретация опирается на engage in it. The chief may be berated by his тот факт, что во многих случаях в ритуале subjects, but no subject gets to be chief. Marie участвуют только индивиды, обладающие Antoinette plays peasant girl in her hameau, but высоким социальным статусом188. Вождя no peasant girl wears the crown jewels, and it is Collins R. Theoretical Sociology. — San Diego: Harcourt Brace Jovanovich, 1988. — P. 193.

D ‘Aquih E;

Laughlin CJr. The Biopsychological Determinants of Religious Ritual Behavior It Zygon. — 1975. — № 10. — P. 32-58;

Lewis G. Day of Shining Red: An Essay on Understanding Ritual. — Cambridge:

Cambridge University Press, 1980.

См.: Baumeister R. Escaping the Self: Alcoholism, Spirituality, Masochism, and Other Flights from the Burden of Selfhood. -New York: Basic Books, 1991.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 364.

В этом случае ритуальные действия проигрывают какую-либо сцену или роль человека в противоположность той роли, которую индивид играет в обыденной жизни.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002.

20-3. -P. 364.

могут бранить подчиненные ему люди, но the ancient shellbacks, not the lowly pollywogs, сами они не становятся вождями. Мария who cross-dress during equatorial transits. This Антуанетта разыгрывает из себя last example highlights the parallels between крестьянскую девушку в своей деревушке, но ritual status reversal and the practice of sexual ни одна крестьянская девушка не носит masochism as studied by Baumeister (1991). He золотую корону. Д. Маршалл ссылается на notes that masochism, of which ritual книгу Роя Бауместера, где изучаются feminization is a common feature, is almost параллели между ритуальными статусными exclusively indulged in by successful, инверсиями и сексуальным мазохизмом189. Д. individualistic, high-status males, and that the Маршалл подчеркивает, что мазохизм, в strictly sexual elements of the practice are of рамках которого характерна ритуальная secondary importance to the loss of autonomy феминизация, очень часто практикуется and derogation that accompanies it. It is entirely успешными мужчинами с высоким possible that public ritual status reversals play социальным статусом и что только much the same relief-from-self role for high сексуальные элементы в этом случае менее status members of the group. {Marshall, 2002:

важны, чем потеря независимости и 364} унижение. Вполне возможно, что статусные инверсии публичного ритуала играют ту же роль освобождения-от-своего-я для членов общества, обладающих высоким положением.

Наиболее характерная и универсальная The most characteristic and universal feature of особенность позитивных ритуалов — это positive rites is their incorporation of rhythmic включение в их состав ритмических movement. In the form of drumming, singing, движений и звуков. Ритмические движения в clapping, swaying, and dancing, rhythmic форме барабанного боя, пения, хлопанья в movement figures prominently in almost all ладоши и танца фигурируют в абсолютном accounts of ritual (Durkheim [1912] 1995:218).

большинстве известных ритуалов190. Как As Marrett comments, “Savage religion is not so замечал Роберт Маретт, «религия аборигенов much thought out as danced out” (Marrett не сколько мыслится, сколько 1914:xxxi). {Marshall, 2002: 364} вытанцовывается»191.

Здесь нужно немного оговориться, что подобное понимание ритуала характерно не только для социологов. В качестве примера приведем книгу «Красота и мозг»192, в которой авторы из различных научных дисциплин — нейрофизиологии, психологии, антропологии, философии, эстетики, биологии — попытались заложить основы новой дисциплины, находящейся на стыке перечисленных сфер знания. Нам интересны главы этой книги, написанные профессором Массачусетского технологического института Давидом Эпстайном и немецким этологом Волтером Зигфридом. Оба автора убедительно показывают в своих статьях, что Baumeister R. Escaping the Self: Alcoholism, Spirituality, Masochism, and Other Flights from the Burden of Selfhood. -New York: Basic Books, 1991.

Durkheim E. The Elementary Forms ofReligious Life.-New York: Free Press, 1995. -P. 218.

Marrett R. The Threshold of Religion. — London: Methuen, 1914. — P. Xxxi.

См.: Красота и мозг. Биологические аспекты эстетики: Пер. с англ. / Под ред. И. Ренчлера, Б. Херцбергер, Д. Эпстайна. — М.: Мир, 1995.

многие ритуальные действия укоренены в биологической природе человека.

Так, для Д. Эпстайна очевидно, что соотношения темпов в музыке повторяются от культуры к культуре, более того:

«Музыкальный ритм и темпы исполнения имеют под собою биологическую основу, затрагивающую и нашу психику, притом очень глубоко. Сам ритм и все, что с ним связано — это могучая объединяющая сила, которая участвует и в организации самого произведения, и в передаче его слушателям»193, и далее «Это позволяет нам заключить, что интересующая нас особенность музыки, по-видимому, универсальна. Но если это так, то неизбежно возникает предположение, что у нее должна быть какая-то биологическая основа.

Точность, с которой выдерживаются соотношения темпов, — еще один довод в пользу существования такой основы. Трудно себе представить, чтобы подобная точность определялась чисто культурной традицией, даже самой развитой, вне связи с глубинными свойствами какой-то физиологической системы организма»194.

Исследование же В. Зигфрида говорит нам о танце — еще одном элементе ритуального действия. Автор приходит к выводу, что групповой танец в процессе его исполнения формирует т.н. пространственно-временную группу (ЛВС): «Групповой танец — это такое поведение, при котором исполнители создают, поддерживают и видоизменяют некую общую для них пространственно временную структуру (ЛВС), а эта структура, будучи создана, подчиняет себе всех танцоров»195. И здесь совершенно очевидны параллели как с концепцией «коммунитас», так и с теорией ритуала Д. Маршалла. Еще более убеждают нас в этом выводы работы В.

Зигфрида, которые очень точно приложимы к ритуальным действиям: «Групповой танец открыл нам иное: творчество здесь Эпстайн Д. Соотношения темпов в музыке: везде и всюду одни и те же? // Красота и мозг.

Биологические аспекты эстетики: Пер. с англ. / Под ред. И. Ренчлера, Б.Херцбергер, Д. Эпстайна. — М.: Мир, 1995. — С. 101.

Эпстайн Д. Соотношения темпов в музыке: везде и всюду одни и те же? // Красота и мозг.

Биологические аспекты эстетики: Пер. с англ. / Под ред. И. Ренчлера, Б. Херцбергер, Д. Эпстайна. — М.: Мир, 1995. — С. 121.

Зигфрид В. Танец-искусство движения: красота как свойство поведения // Красота и мозг.

Биологические аспекты эстетики: Пер. с англ. / Под ред. И. Ренчлера, Б. Херцбергер, Д. Эпстайна. — М.: Мир, 1995. — С 128.

невозможно как акт сугубо личный, ибо для группового танца необходимо единодушное согласие всех его участников. Это согласие выражается в виде пространственно временной структуры, которую можно считать чем-то вроде объединяющей нормы… Сказанное особенно верно в применении к небольшим группам. Когда группа чересчур многочисленна, движения отдельных участников подпадают под диктат общего ритма и уже не могут сами на него влиять»196. Иными словами ритуальный танец как таковой являет собой принудительную силу, которой независимо от личных предпочтений подчиняются все участники, представляет событие, выходящее из ряда вон и в какой-то степени закрепляет эмоциональный фон ритуала в целом.


Тем не менее, очевидно, что сами по себе What stands out, however, is the way that rituals такие ритуальные действия не являются чем- feature not just movement, but rhythmic то необычным, поскольку физическая movement. A diverse body of research suggests активность сама по себе это средство и that there is something fundamental and привлечения внимания197, и выработки profound about rhythmic movement itself that адреналина для поддержания состояния creates both belonging and effervescence (i.e., эмоционального подъема198. Как указывает ecstasy, hallucinations, analgesia, energy) Д. Маршалл, в данном случае важно то, что в (McNeill 1995). Via multiple mechanisms, ритуал включены не просто движения, а rhythmic stimuli have been found to движения ритмические199. Различные significantly impact brain functioning and to исследования говорят, что эти движения produce these very effects (Walter andWalter несут в себе нечто фундаментальное, 1949;

Neher 1962;

Lex 1976;

Ornstein 1977;

создающее и эмоциональный подъем Prince 1982), while the music accompanying (например, экстаз, галлюцинации) и this rhythmic action in itself is known to причастность200. Исследования produce changes in brain functioning, attentional подтверждают, что посредством множества focus, and subjective state (Jourdain 1997).

механизмов ритмические раздражители Finally, group singing and dancing are also an оказывают мощное воздействие на effective means of producing unified movement функционирование мозга, благодаря (i.e., behavioral entrainment), thereby creating которому могут возникать все описанные rapport and its subsequent sense of belonging эффекты201. Наконец, таким же средством (Hatfield, Rapson, and Cacioppo 1994).

Зигфрид В. Танец-искусство движения, красота как свойство поведения // Красота и мозг.

Биологические аспекты эстетики: Пер. с англ. / Под ред. И. Ренчлера, Б. Херцбергер, Д. Эпстайна. — М.: Мир, 1995. — С. 154.

Baumeister R. Escaping the Self: Alcoholism, Spirituality, Masochism, and Other Flights from the Burden of Selfhood — New York: Basic Books, 1991;

Csikszentmihalyi M. Flow: The Psychology of Optimal Experience — New York: Harper and Row, 1990.

Lex B. Physiological Aspects of Ritual Trance // Journal of Altered States of Consciousness. — 1976. — № 2. — P. 109-122.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002.

— № 20-3. — P. 364.

McNeill W. Keeping Together in Time: Dance and Drill in Human History. — Cambridge: Harvard University Press, 1995.

См.: Walter V., Walter G. The Central Effects of Rhythmic Sensory Stimulation // Electroencephalography and Clinical Neurophysiology. — 1949. — № 1. — P. 57-86;

Neher A. A Physiological Explanation of Unusual Behavior in Ceremonies Involving Drums // Human Biology: A Record of Research. — 1962. — № 34. — P. 151-60;

являются групповое пение и танцы, в {Marshall, 2002: 364} результате которых возникают хорошее взаимопонимание в группе и чувство причастности202.

Относительно негативных ритуалов Д. Negative rites involve the effortful thwarting of Маршалл считает, что их можно desire, or, as it is more commonly known, охарактеризовать в терминах противоречия abstinence. Such rites can take the form of the своим желаниям или же просто воздержания vows of poverty, chastity, and hunger so от чего-либо203. Такие ритуалы могут common among religious virtuosi, but most принимать формы обетов бедности или ritual institutions also require at least occasional целомудрия, но большинство ритуальных and mild forms of such abstinence from most институтов также требует от большинства believers. The most effortful abstinences верующих хотя бы временного воздержания. contravene strong homoeostatic drives such as Самые сложные виды воздержания hunger, thirst, and fatigue, but abstinence can be нарушают работу основных applied to any behavior the avoidance of which гомеостатических механизмов, такие как is inconvenient, unprofitable, or difficult голод, жажда и усталость, однако (Durkheim [1912] 1995:395, 316). {Marshall, воздержание может быть направлено на 2002: 365} любое поведение, избегать которого неудобно, невыгодно или сложно, об этом же писал и Эмиль Дюркгейм204.

Французский социолог совершенно уверен, Durkheim ([1912] 1995) is adamant that despite что, несмотря на абсолютную разницу в what look like unbridgeable differences in form, форме, позитивные и негативные ритуалы positive, piaculur, and negative rites produce приводят к одному итогу. При помощи similar outcomes. With the aid of the present описываемой модели мы сможем увидеть, model, we can see that it is their effortful nature что именно их сущность, которая состоит в that unites all these forms at the causal level.

том, что для выполнения ритуала нужно Positive rites involve the expenditure of затратить много сил, объединяет их на tremendous quantities of effort. They take time каузальном уровне. Позитивные ритуалы and energy away from other pursuits and often требуют огромных затрат человеческой require the construction of ritual paraphernalia энергии, отнимают много времени у других that must be recreated anew for each ceremony занятий и часто для их совершения (Durkheim [1912] 1995:301). However ecstatic, необходимо изготовление соответствующей hours or days of singing, dancing, and атрибутики, которую нужно воссоздавать для drumming take a considerable toll on каждой церемонии205. Несмотря на экстаз, participants, and to the extent that positive rites часы, а то и дни песнопений, танцев и игры involve sacrifice, this too is effortful in that на барабанах, забирают множество сил у hard-won or painstakingly constructed resources участников, что является очень важным are surrendered. Likewise, piacular rites require элементом в любом ритуале: любое the effortful infliction and tolerance of aversive положительное достижение можно получить states, as elaborated above. Overlapping both лишь через жертвы, тяжелый труд и positive and piacular rites, negative rites involve старания. Точно так же и умилостивительные the effortful abstinence from desirable Lex B. Physiological Aspects of Ritual Trance // Journal of Altered States of Consciousness. — 1976. — № 2. — P.

109-22;

Ornstein R. The Psychology of Consciousness. — New York: Harcourt Brace Jovanovich, 1977;

Prince R Shamans and Endorphins: Hypothesis for a Synthesis // Ethos. — 1982. — № 10. — P. 409-423;

Jourda’m R. Music, the Brain, and Ecstasy. -New York: William Morrow and Company, 1997.

См.: Hatfield E., Cacioppo J., Rapson R. Emotional Contagion. — New York: Cambridge University Press, 1994.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002.

20-3. -P. 365-366.

Durkheim Е. The Elementary Forms of Religious Life -New York: Free Press, 1995. — P. 395, 316.

Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life -New York: Free Press, 1995. — P. 301.

ритуалы требуют ослабления наказания и behaviors. In all its various forms, the effortful толерантности к чему-либо, вызывающему nature of ritual practices is fundamental to the отвращение. Совмещая позитивные creation of belief and belonging. {Marshall, умилостивительные ритуалы, негативный 2002: 365} культ имеет целью воздержание от желаемого поведения. Во всех формах ритуала эта его «страдательная»

составляющая является основной в процессе рождения верования и причастности206.

В противоречие с современной западной Contrary to the modernWestern conception of концепцией человеческой деятельности, human action as considered, purposive, and утверждающей, что люди поступают conscious, empirical evidence makes it clear that преднамеренно и сознательно, эмпирические much of the time people act mindlessly or свидетельства очевидно оказывают, что automatically, under the influence of достаточно часто люди действуют preconscious social and emotional forces of бессмысленно или автоматически, под which they are unaware and that they are unable влиянием подсознательных социальных и to control (Nisbett and Wilson 1977;

Zajonc эмоциональных факторов, о существовании 1980;

Langer 1989;

LeDoux 1996;

Wegner and которых они не подозревают и Bargh 1998). Consequently, though very much контролировать которые они не могут207. affected by the ritual experience, the participant Следовательно, хотя ритуал и оказывает is unlikely to correctly attribute these changes to огромное влияние, его рядовой участник the causes traced above. Durkheim puts it this вряд ли может корректно соотнести way: “[T]he ordinary observer cannot see where изменение своего субъективного состояния с the influence of society comes from. It moves тем, что происходит вокруг. Э. Дюркгейм along channels that are too obscure and говорит по этому поводу: «Простой человек circuitous, and uses psychic mechanisms that are не может видеть, откуда именно идет too complex, to be easily traced to the source” влияние общества. Оно идет по замутненным (Durkheim [1912] 1995:211). {Marshall, 2002:

и обходным каналам и использует 366} психические механизмы, слишком сложные для того, чтобы их можно было обнаружить и проследить до источника»208.

Ироническим контрапунктом в данном The ironic counterpoint to our lack of accurate случае в дополнение к недостатку точных knowledge about the causes of our states and знаний о причинах наших психических behaviors is our insistence on seeking состояний и поведения является наша explanations for them.

We try to understand the настойчивость в поиске их объяснения. causal relationships that populate our world in Человек пытается понять причинно- order to make it seem predictable and следственные отношения, управляющие controllable, especially when faced with atypical миром, чтобы сделать его якобы behavior, states, or events (Zillman 1978). When О том, что важна именно «страдательная» составляющая этого воздержания, говорит, например, небольшая распространенность кастрации как средства поддержашш сексуальной чистоты, требуемой многими религиозными орденами. Так, христианская церковь долгое время говорила, что те люди, которые таким образом подавляют желание, на самом деле совсем не целомудренны и что именно акт сопротивления желанию говорит о пути спасения. [См.: Griffin J. The linkindest Cut: Castration in Histoiy // The New York Review of Books. -2001. — November 1. — P. 36.] Nisbett R., Wilson Т. Telling More Than We Can Know: Verbal Reports on Mental Processes // Psychological Review. — 1977. — № 84 — P. 231-259;

Zajonc R. Feeling and Thinking: Preferences Need No Inferences // American Psychologist. — 1980. — № 35. — P. 151-175;

Longer E. Minding Matters: The Consequences of Mindlessness-Mindfulness // Advances in Experimental Social Psychology. — 1989. — № 22. — P. 137-174;

LeDowc J. The Emotional Brain: The Mysterious Underpinnings of Emotional Life. — New York. Simon and Schuster, 1996;

Wegner D., Bargh J. Control and Automaticity in Social Life // The Handbook of Social Psychology, vol. 1. Ed. by Gilbert D., Fiske S., Lindzey G. — New York: McGraw-Hill, 1998 — P. 446-496.

Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995. — P. 211.

предсказуемым и управляемым, особенно this need to understand collides with our lack of если мы встречаемся с атипичными insight, we attempt to locate the cause of our событиями или поведением209. Когда эта experience via some combination of three необходимость в объяснении наталкивается heuristics: {Marshall, 2002: 366} на недостаток понимания, человек, согласно Д. Маршаллу210, старается локализовать причину этого опыта посредством комбинации следующих трех эвристик:

1) Каузальные теории культуры. Как деятели, Cultural causal theories. Actors and observers так и наблюдатели в процессе каузальной both draw upon preexisting, socially shared, and атрибуции деятельности в большой степени culturally diffused schema and expectations in основываются на предсуществующих, making causal attributions about actions (Nisbett коллективных и размытых схемах и and Wilson 1977). In short, we tend to make the предположениях211. Коротко говоря, мы causal connections that our socialization обычно воссоздаем те причинно- predisposes us to see. {Marshall, 2002: 366} следственные связи, которые были установлены в процессе нашей социализации.

2) Социальное сравнение. Деятели Social comparison. Actors look to co-present обращаются к со-присутствующим others for information and validation concerning индивидам за информацией и проверкой the definition and attribution of ambiguous достоверности определений и поведения212. affect and behavior (Festinger 1954;

Schachter 1959;

Schachter and Singer 1962). {Marshall, 2002: 366} 3) Особенности восприятия. Процесс Perceptual salience. Attribution follows атрибуции следует за вниманием и по этой attention in that salient elements of the причине в каузальные модели более вероятно environment are more likely to be integrated будут включены более заметные элементы into causal models than less salient but окружающего мира, чем менее заметные, но potentially causal factors (Heider 1958;

Jones потенциально более вероятно подходящие на and Nisbett 1972;

Dutton and Aron 1974). This выполнение этой функции213. А это returns us once again to the second way in возвращает нас ко второму пути, на котором which attention is of primary importance: it not внимание играет основную роль: оно не only affects subjective states, but also channels только влияет на субъективное состояние, но attribution toward the totem. {Marshall, 2002:

и направляет атрибуцию к тотему. 366} Между недостатком верной каузальной Between the lack of accurate causal интроспекции и необходимостью нести introspection and the need to account for affect ответственность за свое поведение мы можем and behavior, we can conclude that ritual заключить, что участники ритуала скорее participants will probably not attribute the Zillman D. Attribution and Misattribution of Excitatory Reactions // New Directions in Attribution Research.

— 1978. 2-P.335-370.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 366.

Nisbett R., Wilson T. Telling More Than We Can Know: Verbal Reports on Mental Processes // Psychological Review. — 1977. — № 84. — P 231-259.

Festmger L. A Theory of Social Comparison Processes // Human Relations. -1954. — № 7. — P. 117-140;

Schachter S. The Psychology of Affiliation. Stanford: Stanford University Press, 1959;

Schachter S., Singer J.

Cognitive, Social, and Physiological Determinants of Emotional States // Psychological Review. — 1962. -№ 69. — P.

379-399.

Heider F. The Psychology of Interpersonal Relations — New York: Wiley, 1958;

Jones E., Nisbelt R. The Actor and the Observer: Divergent Perceptions of the Causes of Behavior // Attribution: Perceiving the Causes of Behavior. Ed by Jones E., Kanotise D., Kelly H., Nisbett R., Vahns S., Weiner B. — Morristown: General Learning Press, 1972. — P. 79-94;

Dution D., Aran A. Some Evidence for Heightened Sexual Attraction under Conditions of High Anxiety // Journal of Personality and Social Psychology. -1974. -№ 30. -P. 510-517.

всего не смогут приписать следствия своего effects of participation to their actual causes, and участия действительным причинам, а скорее probably will ascribe their experiences to a всего припишут свой опыт тому источнику, source that is primed by their culture, is shared который принят в их культуре, который with their co-participants, and is the focus of разделяют окружающие индивиды и который ritual attention. This lack of insight, and является фокусом ритуального внимания. consequent misattribution, is the hinge around Этот недостаток понимания и следующая за which the four core mechanisms of belief and ним неверная атрибуция являются в теории belonging creation swing. {Marshall, 2002:

Д. Маршалла той точкой, вокруг которой 366} вращаются четыре основных механизма рождения верования и причастности.

В данном случае имеется ввиду, что под Via the mechanisms described above, the воздействием описанных механизмов subjective state of ritual participants is a субъективные эмоциональные состояния complex admixture of arousal, ecstasy, участников ритуала представляют собой analgesia, loss of self, and hallucination, a state смешение возбуждения, экстаза, потери Durkheim would recognize as “effervescence.” своего Я и галлюцинации — состояния, Durkheim’s model of ritual emphasizes the которое Э. Дюркгейм называл подъемом misattribution of this subjective state to (effervescence). Дюркгеймовская модель whatever salient and tangible source is available ритуала основывается на описании неверной to a participant’s senses. Thus, a totem becomes атрибуции этого субъективного состояния imbued with mana, the abstract power of society чему-либо яркому и материальному и becomes objectified, and God is created. This доступному восприятию в данный момент. account accords remarkably well with current Таким образом, тотем буквально «пронизан», psychological understandings of the attribution в терминологии Э. Дюркгейма, «маной» — process. Both laboratory and field studies have объективированной абстрактной энергией demonstrated that subjects whose affective state общества. Результатом такого процесса is manipulated by situationally induced exercise, является создание бога. Такой подход disgust, or sexual arousal are very easily led to достаточно хорошо сочетается с пониманием misattribute that state to any one of a number of процесса атрибуции в современной alternative causes chosen ahead of time by the психологии. Как лабораторные, так и experimenter, ranging from the enjoyment of полевые исследования показывают, что те music and the appreciation of humor to the субъекты, аффективное состояние которых experience of empathy, anger, or aggression регулируется вызванными данной ситуацией (Zillman 1978). The affect created by the ritual поведением, отвращением или сексуальным thereby gets attached to the participants’ возбуждением, более склонны к неверной knowledge structures about the focal entity, атрибуции своего состояния целому спектру creating belief in its efficacy and sacredness.

альтернативных причин, заранее выбранных The totem’s apparent ability to profoundly affect экспериментатором, — от приятной музыки the participant is a most persuasive sign of its и чувства юмора до эмпатии, страха или power over the larger world. {Marshall, 2002:

агрессии214. Созданное ритуалом 366–367} аффективное состояние прикрепляется к познавательным структурам участника ритуала, создавая верование. Способность тотема влиять на состояние участника ритуала — это знак его могущества в глазах индивида.

Ритуал влияет на поведение участника с The participant’s behavior is affected in degree, точки зрения степени, интенсивности и direction, and intensity by the ritual situation.

направления. В таких условиях человек Put another way, in these circumstances, she is Zillman D. Attribution and Misattribution of Excitatory Reactions //New Directions in Attribution Research.

— 1978. -№2.-P. 335-370.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.