авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

«О данном документе Ниже предложено сравнение текста диссертации Р. О. Сафронова «Современные интерпретации социологической концепции религии Эмиля Дюркгейма в англоязычной ...»

-- [ Страница 8 ] --

может поступать так, как в обычной жизни likely to both do things she otherwise would not он никогда бы не поступил или не смог and things she otherwise could not. As Wegner поступить. Как показали Даниэль Вегнер и and Wheatley (1999) demonstrate, the sense of Талия Уэтли в своем исследовании215, воля will is variable and orthogonal to actual индивида зависит от установленных в causation. Because it is unexpected, such ritually данный момент причинно-следственных induced behavior is in both cases likely to be отношений. Поскольку такое поведение не experienced as unwilled, and attributed to an ожидаемо, оно будет воспришшаться как external force associated with the focus of ritual нежелательное и приписываться внешней attention. … Finally, the ritual participant can силе, связанной с направлением внимания во do things she is otherwise too fearful to do. The время проведения ритуала. Таким образом, confidence produced by the ritual situation участник ритуала способен совершить такое, inspires the participant to do amazing things that чего в обычной жизни он просто боится. look more dangerous than they actually are.

Вера, созданная в процессе ритуала, Once she safely and successfully performs them, побуждает индивида совершать различные these actions serve as mighty testament to the поступки, которые выглядят более powers at work. Thus, ritual practices like fire опасными, чем являются на самом деле, и walking and snake-handling are simultaneously поскольку они выполняются успешно, — это an outcome of confidence, proof of confidence, является еще одним доказательством and a means of creating confidence. {Marshall, «работы» тех самых сил. Получается, что 2002: 367} ритуал, как, например, хождение по раскаленным углям, является одновременно и следствием веры, и доказательством веры, и средством создания веры.

Как было показано, в теории Д. Маршалла We have seen that a significant common feature основная черта ритуала состоит в сложности of ritual practices is that they are effortful. Thus, и «страдательности» его исполнения. По этой in addition to her subjective state and the причине в дополнение к субъективному novelty or anomaly of what she did, the actor состоянию и новизне или аномальности must also explain the fact that she engaged in поведения, деятель также должен объяснить this effortful behavior at all. This gets at a major сам факт включения в подобную facet of cognitive dissonance theory known as деятельность. Такое положение, по мнению insufficient justification (Festinger and Д.

Маршалла216, характеризует одна из Carlsmith 1959), the gist of which is that in the составляющих теории когнитивного aftermath of effortful activity, we feel the need диссонанса — недостаточное оправдание217, to make sense of our actions—to justify them суть которой состоит в том, что and to reconcile them with our beliefs and впоследствии такой сложной деятельности values. When the actuating reasons are человеку необходимо придать ей смысл, ambiguous or transparent and no obvious оправдать и примирить со своим external justification presents itself, we are мировоззрением. Но в том случае, когда forced to change our internal cognitions and побуждающие причины являются beliefs in order to maintain a sense of амбивалентными, а очевидного оправдания consistency and reduce our aversive state of нет, человек вынужден изменять свои dissonance. In the ritual situation, this внутренние познавательные установки и mechanism produces both belonging and belief.

ценности, чтобы поддерживать чувство {Marshall, 2002: 367–368} целостности и сократить неприятное Wegner D., Whealley T. Apparent Mental Causation: Sources of the Experience of Will // American Psychologist. — 1999. -№ 54. — P. 480-492.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002.

20-3. -P. 368.

Festinger L., Carlsmith J. Cognitive Consequences of Forced Compliance // Journal of Abnormal and Social Psychology. — 1959. — № 58. — P. 203-211.

ощущение диссонанса. В случае с ритуалом такой механизм производит и верование, и причастность.

Другая составляющая теории когнитивного Another variant of cognitive dissonance theory, диссонанса — диссонанс после выработки postdecision dissonance (Brehm 1956) affects решения218 — оказывает влияние на the belief component of ritual outcomes. After верование как результат ритуала219. Если behaving in a way consistent with a belief, we поведение согласуется с нашими must justify our apparent commitment to it. One верованиями, то после мы должны way individuals can and do accomplish this is by подтвердить нашу приверженность тому, во changing the subjective probabilities associated что мы верим. Один из способов, каким with the chosen and unchosen options. Thus, индивиды обычно это делают, — это bettors escalate the likelihood of their horse изменение субъективных возможностей, winning after they have placed their bets (Knox связанных с той или иной альтернативой. and Inkster 1968;

Stevick, Martin, and Поэтому, когда, например, человек делает Showalter 1991), voters become more confident ставку, он говорит о большой вероятности of their candidate’s chances after voting (Regan выигрыша того, на кого он поставил220, and Kilduff 1988)… In the same way, ritual избиратели уверенно говорят о шансах participants engaging in effortful practices своего кандидата победить после того, как similarly justify their actions by inflating their проголосуют221. Схожим образом и subjective confidence in the efficacy of the rite участники ритуала оправдывают свои and the entity behind it. Interestingly, evidence действия «раздуванием» своей веры в exists that individuals spontaneously engage in эффективность ритуала и той сущности, effortful, binding action in the face of которая стоит за ним. Кроме того, часто uncertainty as a means of reducing it (Festinger, индивиды занимаются сложной Riecken, and Schachter 1956;

Cialdini 1993).

деятельностью перед лицом {Marshall, 2002: 368} неопределенности, чтобы уменьшить эту неопределенность222.

Теория самовосприятия223 предполагает, что Self-perception theory (Bem 1972) assumes that деятели в действительности мало знают о actors have little actual insight about the causes причинах их собственного поведения и что of their own behavior, and that our self-images наши представления о себе составлены таким are largely constructed in the same ways our же образом, что и представления о других: images of others are: by observing our behavior путем наблюдения за нашим поведением и and using our implicit personality theories to использования наших собственных теорий в interpret them and discover who we are. From его интерпретации. С этой точки зрения, this perspective, the ritual participant would be участники ритуала будут склонны выбирать induced by the ritual situation to enact behaviors такие типы поведения, которые они потом that she would later incorporate into her self смогут инкорпорировать в свое schema along the lines of “Well, I was speaking мировоззрение по принципу: «Я говорил на in tongues, so I must be a believer,” thereby Brehm J. Postdecision Changes in the Desirability of Alternatives // Journal of Abnormal and Social Psychology. — 1956.-№52.-P. 384-389.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice// Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 367-368.

Knox R., Inkster J. Postdecision Dissonance at Post Time // Journal of Personality and Social Psychology. — 1968 — № 8. — P 319-323, Slevick R., Martin K., Showalter L. Importance of Decision and Postdecision Dissonance.

A Return to the Racetrack //Psychological Reports. -1991. — № 69. — P. 420-422.

Regan D., Kilduff M. Optimism About Elections: Dissonance Reduction at the Ballot Box // Political Psychology. — 1988.-№9.-P. 101-107.

См.: Festinger L., Riecken H., Schachter S. When Prophecy Fails — New York: Harper and Row, 1956;

Ctaldmi R. Influence: Science and Practice. -New York: HarperCollins, 1993.

Bern D. Self-Perception Theoiy // Advances in Experimental Social Psychology. Ed by Berkowitz L. — New York: Academic Press, 1972. — P. 1-61.

разных языках, поэтому я, скорее всего, fortifying belonging by bolstering her верующий», таким образом укрепляя свою identification as such… {Marshall, 2002: 368} причастность группе через укрепление своей идентификации с ней224.

Напомним, что работа Д. Маршалла пытается This paper has attempted to advance the продвинуть вперед понимание ритуала, understanding of ritual practice by integrating интегрируя социологическое и sociological and psychological understandings психологическое понимание человеческого of human behavior. The result is a newly поведения. Результатом является новая invigorated sociological theory of rituals that социологическая теория ритуала, которая exemplifies the advantages of such a иллюстрирует преимущества такой combination. Before examining just what this комбинации. Но до того, как рассмотреть, к combination has accomplished, it may be useful чему такая комбинация привела, необходимо to briefly consider what it has neither achieved сказать, чего она достичь не хотела и не nor attempted—the reduction of sociology to пыталась: редукции социологии к psychology. Though it utilizes psychological психологии. Хотя она и использует mechanisms to connect them, both the психологические механизмы для объяснения, antecedents and the consequences of ritual однако и начала, и результаты ритуалов practice remain patently social. Ritual occurs as остаются социальными. Ритуал совершается a socially shared response to socially shared как общий ответ на общие всей группе conditions. Its mechanisms are socially условия. Его механизмы запущены и instigated and mediated, its specific forms are опосредованы обществом, его socially determined, and even when practiced in специфические формы также определены isolation, it is as part of a socially transmitted обществом, и даже если ритуал совершается system of belief and practice. Most significantly, в изоляции, он является частью социальной the essential thrust of Durkheim’s model is системы верований и действий. И что более maintained, since the external and coercive важно, здесь поддерживается facticity of society remains the reality behind дюркгеймовская модель, поскольку religion. This infusion of psychological research считается, что за религией стоит реальность is less an usurping of Durkheim’s sociological общества. Использование психологических insight than a validation of it. {Marshall, 2002:

моделей — попытка проверить теорию 368–369} социолога.

В настоящей модели каждый тип поведения: In the current model, each of the key constituent собрание, фокус внимания и сложное behaviors—assembly, attentional focus, and действие — это спонтанный, но действенный effortful action—is an apparently spontaneous ответ на неопределенность и кризис. Даже не and independently efficacious response to имея намерения совершить ритуал, более uncertainty and crisis. Even without the вероятно, что индивиды и группы последуют intention of performing a ritual per se, хотя бы одному из типов поведения, чтобы individuals and groups facing epistemic threat получать от него какую-либо выгоду. Просто are likely to engage in one or more of these представить, что совершенно случайно эти behaviors and to thereby obtain some of the элементы повторяются со временем и что benefits of ritual participation. It is no great leap влияние на группу целиком приведет to imagine that simply by chance, these elements впоследствии к повторению, усложнению и have repeatedly co-occurred over time, and that формализации их собраний. В the resulting synergistic effects on those социологическом плане весьма важно, что assembled led to the repetition, elaboration, and следствием этих собраний является formalization of their enactment. That these возникновение социально значимых palliative effects at the individual level are верования и причастности, однако, то же accomplished by endowing the participants with самое является второстепенным и даже socially functional belief and belonging is Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice// Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 368.

незначительным для самих участников sociologically significant, but incidental—and ритуала. probably invisible—to the participants themselves. {Marshall, 2002: 369} Р. Коллинз назвал такие непреднамеренные Collins (1988) has termed such unintended ритуалы «естественными»225, а на основании rituals “natural” rituals, and their occurrence факта их существования можно построить suggests some interesting predictions and некоторые предположения. Так, Д. Маршалл speculations. For example, we can predict that говорит, что после возникновения такого when ritual elements spontaneously occur, ritual ритуала, обязательно последуют результаты. outcomes will follow: {Marshall, 2002: 369} Таким образом, взяв за основу теорию Эмиля Дюркгейма, Дуглас Маршалл попытался проверить ее при помощи современных исследований в области психологии.

Результатом проделанной работы явилась модель теории ритуальных действий, основные положения которой можно свести к следующим:

1. Любой вид поведения, связанный с (1.1) Any sort of effortful behavior that is выполнением сложных задач, которые instigated or maintained via social influences is вызывается и поддерживается обществом, likely to produce a quasireligious hardening of весьма вероятно повлечет квазирелигиозное the initial or associated beliefs. {Marshall, 2002:

изменение в первоначальных взглядах226. 369} Этот тезис позволяет объяснить, почему This lets us make sense of why social социальные движения, в которых movements involving voluntary abstinence, such поддерживается добровольное воздержание as temperance, smoking cessation, and от, например, употребления мяса или vegetarianism, so often and easily become курения так часто и легко становятся moralized. More speculatively, the current морализаторскими. С более теоретической theory suggests that by creating large-scale точки зрения, теория Д. Маршалла “natural” rituals (i.e., by bringing large numbers указывает, что посредством создания of people into one place, engaging them in крупномасштабных «естественных» skillful occupations, and providing them with an ритуалов, то есть, созывая большое число effortful but nonutilitarian task), the construction людей в одно место, занимая их какой-либо of great monuments such as those at деятельностью и давая им какое-либо Stonehenge, Giza, and Easter Island played a непростое, но не утилитарное задание, crucial role in helping those societies make the например, возведение таких монументов как transition from micro- to macrosocieties. By Стоунхендж или пирамиды в Гизе играет creating and elevating the shared senses of belief основополагающую роль в превращении этих and belonging necessary to forging small групп из микро- в макро- общества. Создавая disparate tribes into a true society, these и поддерживая общее чувство веры и monuments not only reflected the greatness of причастности, необходимые для the societies that erected them, but were perhaps объединения небольших групп в единое instrumental in creating it. {Marshall, 2002:

общество, эти монументы отражают не 370} только величие создавших их обществ, но и сами были в какой-то мере инструментами в создании этих обществ.

Кроме того, теория Д. Маршалла From the beginning, this theory has been основывается на предположении, что developed with the assumption that the определенные следствия ритуала можно distinctive outcomes of ritual could be См.: Collins R. Theoretical Sociology. — San Diego: Harcourt Brace Jovanovich, 1988.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002.

20-3. -P 369-370.

объяснить через характерные ритуальные accounted for via the distinctive practices of действия, не прибегая к символическим ritual without recourse to symbolic mechanisms.

механизмам227. Получившаяся модель The resulting model confirms this assumption, подтверждает эту гипотезу, однако but the primacy of practices should not be taken первенство деятельности не должно to imply that symbolism is superfluous to understanding ritual.10 Nevertheless, the present восприниматься в том смысле, что символизм — это лишняя вещь для model focuses on practice over symbols, and in понимания ритуала228. Тем не менее, doing so, it suggests that: {Marshall, 2002:

описываемая модель фокусируется на 370} практической деятельности и утверждает:

2. Внутри религиозной традиции изменений (2.1) Within a religious tradition, there will be верований обычно больше, чем изменений more variation and change among beliefs than поведения. Религиозные традиции чаще всего among behaviors.

искажаются посредством изменений (2.2) Religious traditions are at greater risk ритуалов, чем содержания самих верований. from contaminations of their practices than from contaminations of the content of their beliefs.

{Marshall, 2002: 370} Она также помогает объяснить стойкость Likewise, it also helps explain the persistence of религиозных традиций перед лицом religious traditions in the face of the destructive гибельного для нее размывания и искажения, forces of dilution and distortion to which belief к которым склонно верование. Мощная is prone. A strong behavioral tradition provides традиция определенного типа поведения a centripetal counterforce to the centrifugal предоставляет центростремительную силу в forces of heterodoxy. We can therefore predict противовес центробежным силам that: {Marshall, 2002: 370} всевозможных изменений:

3. Старые и гиироко распространенные (2.3) Long-lived and widespread religious религиозные традиции демонстрируют traditions will exhibit more orthopraxy than больше ортопраксии, чем ортодоксии229. orthodoxy. {Marshall, 2002: 370} И хотя это утверждение не является While this statement is not intended as an «равенством» в полном смысле этого слова, “equation” in the truest sense of the word, it оно, на наш взгляд, предлагает краткий и does provide a succinct and heuristically useful эвристически полезный способ введения в way to operationalize the model and derive действие модели Д. Маршала. Оно делает predictions. To begin with, the statement makes очевидным источник любого числа the derivation of any number of simple Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 370.

В действительности, невозможно понять ритуал, не принимая во внимание его символизм.

Порожденные ритуалом верование и причастность имеют общественный характер Однако чтобы стать верующим во что-то или причастным чему-то, этому чему-то необходимо внутреннее содержание, предоставляемое символизмом. Не просто фокусируя внимание, но фокусируя его на определенной вещи — символе — ритуал направляет атрибуцию в другое русло. Нужно также указать, что простое привлечение внимания не определяет процесс атрибуции, поскольку в нем еще участвуют и предсуществующие культурные ценности, и формирующееся согласие внутри группы. По этой причине, некоторые объекты более вероятно будут являться фокусом внимания во время ритуала. Более того, хотя содержание символа изначально устанавливается на практике, но после создания символа, он сам по себе является источником ритуального возбуждения. Но человек также может манипулировать символами и таким образом направлять процесс атрибуции. В исследованиях демонстрируется [Sinclair R., Hoffman С., Mark М., Marim L., Pickering Т. Construct Accessibility and the Misattribution of Arousal. Schachter and Singer Revisited // Psychological Science. — 1994. — № 5. — P. 15-19], что возбуждение достаточно просто может бьггь приписано и идеям, и физическим объектам, и персонам. Наконец, отождествление последствий ритуала и символических представлений играет большую роль в поддержке верования и причастности. Символы материальны, тогда как опыт — нет, и поэтому они помогают участникам поддерживать верования и причастность в периоды между проведением ритуала.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002 № 20-3. -P. 370.

родственных утверждений, которые relational propositions self-evident. For исследователь и предлагает далее: example: {Marshall, 2002: 371} 4. Сила веры и (или) причастности (3.1) The strength of Belief/Belonging created увеличивается пропорционально сложности by a ritual increases with the Effortfulness its ритуальной деятельности. При измерении practice entails.

значение веры и (или) причастности, (3.2) The amount of Belief/Belonging generated порожденных ритуалом напрямую связано с by a ritual is directly related to the degree of интенсивностью эмоционального подъема Effervescence it induces in the participants.

участников. {Marshall, 2002: 371} Однако эти утверждения также включают But these statements also contain concise and тезис о том, что, например, независимые и specific hypotheses about, for example, the случайные отношения между различными independent and contingent relationships каузальными факторами определяются так: between various causal factors identified here:

{Marshall, 2002: 371} 5. На веру и причастность позитивное (3.3) Belief and Belonging are positively влияние оказывает со-присутствие, affected by Co-Presence, independent of the независимо от наличия или отсутствия presence or absence of any other factors.

других факторов230. Чтобы породить (3.4) In order to produce Belief and/or верование или причастность, фокус Belonging, Attentional Focus must be внимания должен поддерживаться accompanied by either Effort, Effervescence, or эмоциональным подъемом, сложностью Anomalous Behavior, and vice versa.

действий или аномальным поведением и {Marshall, 2002: 371} наоборот.

Кроме того, модель Д. Маршалла направлена In addition to focusing on practices over на разработку теории ритуала, включающей symbolism, the present model was developed весь спектр ритуальных форм. with an eye toward creating a comprehensive theory of rituals, encompassing the full spectrum of ritual forms… {Marshall, 2002: 371} 6. Генерирование верования или (4.1) The ritual generation of Belief/Belonging причастности в процессе ритуала is proportional to the degree of Attentional пропорционально степени фиксации Focus induced by the ritual situation.

внимания, вызванной ритуалом231. {Marshall, 2002: 372} Поэтому, в описываемой модели может быть Thus, any form of ritual—religious or secular, проанализирована любая форма ритуала — meditative or negative—can be understood, религиозная или секулярная, медитативная analyzed, and evaluated for its Belief and или негативная — с точки зрения верования Belonging potential via the same model.

и причастности. {Marshall, 2002: 372} Рано или поздно полнота становится At some point, comprehensiveness becomes экстенсивностью: теория не только extensiveness. That is, the theory not only объясняет определенные формы ритуала, но accounts for recognized forms of ritual, but also также может быть применена к другим, becomes applicable to other, less obvious менее очевидным случаям. Социальный мир instances. The social world is filled with полон «естественных» ритуалов, которые “natural” rituals and quasirituals that create создают некоторые или все элементы some or all of the elements of ritual practice for ритуальных действий для как будто бы не ostensibly nonritual purposes. For example, ритуальных целей. Например, Э. Дюркгейм Durkheim argues that ritual phenomena extend считает, что феномен ритуала перерастает beyond the religious domain and into festivals свою только религиозную сторону, в and other social events (Durkheim [1912] Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory — 2002. № 20-3. -P. 371.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 372.

результате появляются секулярные ритуалы 1995:386–87). With this model, we can see how и другие социальные мероприятия232. social events such as concerts, sporting events, Применяя модель Д. Маршалла, можно and raves are, to varying degrees, facsimiles of рассмотреть, что такие мероприятия, как more prototypic rituals, incorporating co концерты, спортивные состязания или рейв presence, attentional focus, rhythmic movement, вечеринки являются прототипами effort, and ecstatic substances in various ритуальных действий и включают в себя со- combinations. {Marshall, 2002: 372} присутствие, концентрацию внимания, ритмические движения, использование экстатических субстанций в различных комбинациях.

7. Если взаимодействия индивидов являются (4.2) To the extent that they are forms of ritual частью ритуального действия, то более activity, Interactions are more productive of вероятно, что они повлекут за собой Belonging than of Belief. … возникновение причастности, чем верования. (4.3) Enduring voluntary organizations and Деятельность достаточно старых movements will consistently and prominently добровольных организаций и движений feature elements such as regular ritual assembly очевидно включает такие элементы, как and ongoing effortful behavior such as регулярные собрания, воздержание или abstinence and sacrifice.

жертвование чем-либо. Организации, (4.4) Organizations that require high degrees of требующие высоких показателей верования Belonging and Belief from their members will и причастности, также требуют особенно exhibit and demand particularly high degrees of сложного ритуального поведения: жестоких ritual behavior from those members, including инициации или воздержания233. severe initiation and significant ongoing feats of Effort and/or abstinence. {Marshall, 2002:

372–373} Модульная структура описываемой теории The modularity of this model invites позволяет нам говорить о роли consideration of the role of functional функционального замещения в ритуале. Было substitution in ritual practice. We have just seen показано, что с точки зрения модели Д. that from the perspective of this model, different Маршалла, различные способы достижения techniques of achieving effervescence (for состояния подъема могут играть такую же instance) can play the same role in producing роль в порождении последствий ритуала, как ritual outcomes and are in this sense и сам ритуал, и с этой стороны они являются interchangeable. Thus, we can expect that when взаимозаменяемыми. Таким образом, мы circumstances make one ritual mechanism можем ожидать, что когда обстоятельства unavailable, successful rituals will substitute a делают «работу» одного из ритуальных functional equivalent from the finite set of механизмов невозможной, то для достижения alternatives indicated by the model. For необходимых результатов этот механизм example, at the most micro level, будет заменен на функционально deindividuation has thus far been considered эквивалентный из целого ряда альтернатив, only as a product of co-presence, but it is also описанных в модели. Например, на микро produced by darkness or the use of masks, уровне деиндивидуация рассматривалась как disguises, or uniforms (Diener 1979;

Prentice продукт со-присутствия, но она также может Dunn and Rogers 1989). Accordingly, we can достигаться при помощи темноты или predict that: {Marshall, 2002: 373} использования, например, масок234. Значит:

Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995. — P. 386-387.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 372-373.

Diener K. Deindividuation. The Absence of Self-Awareness and Self-Regulation in Group Members // Journal of Personality and Social Psychology. — 1979. — № 37. — P. 1160-1171;

Prentice-Dunn S., Rogers R 8. Ритуалы в основном должны проводиться (5.1) Rituals will often take place at night or in ночью или в затемненных комнатах, и в ходе darkened rooms, and will often involve the use их проведения также часто используются of various forms of disguise.

маски. Чем меньше число участников (5.2) The smaller the number of persons ритуала, тем более вероятно использование participating, the more likely the use of darkness масок или проведение ритуала в темноте. and disguise are.

Если какая-либо подгруппа участников (5.3) When some subgroup of the participants is ритуала особенно выделяется, то эта especially salient in the ritual situation, that группа скорее всего будет носить маски или group will likely be equipped with masks, унифицированную одежду235. disguises, or uniforms. {Marshall, 2002: 373} Таким образом, процесс деиндивидуации, о Thus, deindividuation helps us understand why котором подробнее говорилось ранее, rituals are typically carried out in darkness помогает понять, почему ритуалы обычно (Durkheim [1912] 1995:218), why the alteration проводятся ночью236, для чего нужно of appearance is such a major part of initiation изменение своего внешнего вида во время and other ceremonies (van Gennep 1908;

проведения инициаций и других важных Durkheim [1912] 1995:220;

Turner 1969), and обрядов237, почему некоторые участники why some ritual participants (e.g., the clergy and ритуала, например, священники или хор, the choir) are robed while others are not.

одеты в одинаковую одежду. {Marshall, 2002: 373} Модель Д. Маршалла характеризуется The comprehensiveness of the current model lies способностью не только описывать все виды in its ability not only to be inclusive and ритуалов;

но и делать важные качественные integrative of all kinds of ritual, but also to make и количественные различия между ними. important quantitative and qualitative Таким образом, с количественной стороны distinctions among them. On the quantitative мы можем утверждать: side, we can see that: {Marshall, 2002: 374} 9. Последствия ритуала аддитивны. Чем (6.1) Ritual effects are additive. All else being больше различных способов достижения equal, the more different routes to belief and веры и причастности используется во время belonging that a ritual makes use of, the more ритуала, тем быстрее и эффективнее будут effectively it will produce them. … достигнуты необходимые результаты. (6.2) The use of strong physical sensation such Использование сексуальных или болевых as pain or sex will be especially pronounced in ощущений будет более вероятно в ритуалах, rituals and behavior surrounding the most относящихся к серьезным жизненным threatening crises, such as death or catastrophe.

кризисам. Например, это особенно хорошо {Marshall, 2002: 374} иллюстрируют ритуалы погребения.

Ритуальные методы также различаются тем, Ritual techniques also differ in the extent to как они воздействуют на участников. which they can be externally imposed upon, or Общественные ритуалы, могут быть require the initiative of, participants. Public «естественными», могут управлять rituals can occur “naturally,” can command вниманием и их исполнение может attention and participation, and are subject to контролироваться, тогда как ритуалы surveillance, while less public forms of rituals меньшей общественной значимости rely more upon the active and voluntary основываются на свободной кооперации instigation and cooperation of participants and участников и имеют меньшую силу. Личные are less socially enforceable. Private rituals are Deindividuation and the Self-Regulation of Behavior // Psychology of Group Influence. Ed. by Paulus P. — Hillsdale:

Erlbaum, 1989. — P. 87-109.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 373.

Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995. — P. 218.

См.: Геннеп ван А. Обряды перехода. — M.: Восточная литература, 2002;

Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995. — P. 220;

Turner V. The Ritual Process: Structure and Anti Structure. – Chicago: Aldine, 1969.

ритуалы также менее сложны, чем also more portable and less logistically общественные. Следовательно: cumbersome than the more public varieties. It follows that: {Marshall, 2002: 374–375} 10. Использование методов личных (6.3) The use of private ritual techniques such as ритуалов, например, медитации — в meditation will most commonly be the province большинстве случаев является делом of religious virtuosi.

религиозных «виртуозов». Использование (6.4) The use of private forms of ritual методов личных ритуалов всегда связано и techniques will occur in conjunction with, and является дополнением к методам as an optional supplement to, more public ritual общественных ритуалов. Личные ритуалы forms.

более распространены в том случае, если (6.5) Private rituals will be more common when участники ритуала находятся в and where participants in a ritual are a меньшинстве, подвергаются гонениям или minority, are persecuted, and/or are widely находятся друг от друга на большом dispersed and weakly concentrated. {Marshall, расстояний238. 2002: 375} Можно также разделить ритуальные методы We can also differentiate ritual techniques in на основании баланса вызываемых ими terms of the balance of outcomes they produce.

последствий. Хотя автором была предложена Though I have used one statement to describe только одна гипотеза для описания the relationships of both belief and belonging to отношений верования и причастности с их their constituent mechanisms, there are real составными механизмами, но существует differences in the relative contributions of большая разница в том, какой вклад various mechanisms to belief and belonging. For привносят различные механизмы верованию instance, belonging is a direct outcome of co и причастности. Например, причастность — presence, aided by the justification of behavior это прямое следствие процесса со- and self-perception, but is less affected by the присутствия, а также следствие процессов effort and effervescence that are central to the оправдания поведения и самооценки, и в creation of belief. Therefore: {Marshall, 2002:

меньшей степени — процессов 375} эмоционального подъема и усилия в достижении цели — основных в процессе рождения верования. Поэтому, согласно Д.

Маршаллу, можно утверждать:

11. Личные, умилостивительные и (6.6) Private, piacular, and negative ritual негативные ритуальные методы methods produce relatively more Belief than порождают в большей степени верование, а Belonging.

не причастность. Ритуальные методы, (6.7) Interactive ritual methods produce направленные на взаимодействие участников relatively more Belonging than Belief.

порождают в большей степени (6.8) Positive, public rituals are the most likely причастность. Позитивные общественные to produce both Belonging and Belief.

ритуалы порождают и верование, и {Marshall, 2002: 375} причастность.

Это основание деления ритуалов можно This kind of distinction-making extends to the распространить и на микро уровень, на microlevel as well, where the explicit admission котором принятие психологических of psychological mechanisms makes it possible механизмов делает возможным to draw on a large and robust research tradition использование богатой исследовательской to supplement the theoretical framework традиции в дополнение к представленной в presented here and make distinctions within теории абстрактной системе. Например, variables. For example, by linking the co связывая переменную со-присутствия с presence variable to the extant research literature Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 370-375.

обширным корпусом исследований on social comparison (Festinger 1954;

Schachter социального сравнения239 и теорией 1959) and social-impact theory (Latane 1981), социального воздействия240, можно we can refine our predictions about its efficacy усовершенствовать гипотезы об in ritual situations: {Marshall, 2002: 375} эффективности со-присутствия во время проведения ритуала.

12. Ритуальные последствия со- (6.9) The ritual effects of Co-Presence increase присутствия зависят от числа, и схожести with the number, proximity, importance, and восприятия других участников ритуала241. perceived similarity of the Co-Present others.

{Marshall, 2002: 375} Кроме того, благодаря включению Among the most significant contributions of the психологических механизмов в модель Д. explicit inclusion of psychological mechanisms Маршалла, можно говорить о новых in the model is the recognition of new and промежуточных переменных. Это не только heretofore unnoticed mediating variables. These позволяет более полно понять ритуал, но not only allow for fuller understanding but also также указывать на новые направления в suggest new research directions and predictions.

исследовании. Одно из таких направлений One such new direction concerns the role of касается роли ритуала в предоставлении ritual in providing a means of escape from the средств ухода от своего Я. Указывая на self. Pointing to the relatively recent, Western, проявления мазохизма в высших слоях and upper-class emergence of sexual masochism западного общества как радикального and other radical means of escape from self, средства побега от своего Я, Р. Баумейстер Baumeister (1991) argues that the self becomes указывает242, что при современном развитии more salient and burdensome with the rise of общества Я становится более заметным и modernity. {Marshall, 2002: 375} обременительным.

Исследователь также находит, что если Accordingly, he finds that where the need to раньше необходимость уйти от своего Я escape from the self was once episodic and tied была эпизодической и была связана со to specific threatening events, it becomes an специфическими событиями, то на increasingly chronic condition in modernity, and современном этапе она становится the techniques of escape from self go from being хронической, а способы постепенно irregular and event-driven to being regular and превращаются из незаконных в нормальные. calendar-driven. Durkheim indicates that the Э. Дюркгейм указывает, что то же самое same holds true for religious rituals, noting that верно и применительно к религиозным ritual behaviors are a daily occurrence in ритуалам, говоря, что ритуальное поведение “advanced” societies, but are much less frequent людей является обычным и ежедневным для among the Australian “primitives” (Durkheim развитых обществ, чем для примитивных243. [1912] 1995:220). {Marshall, 2002: 376} 13. Чем более модернизированным и (7.1) The more modernized, urbanized, and урбанизированным является общество, тем Westernized a group is, the more likely its более вероятно, что его ритуалы будут rituals are to be regular, recurrent, and регулярными, повторяющимися и scheduled, and the less likely they are to be запланированными, а не проводиться spontaneous responses to current events.

спонтанно244. {Marshall, 2002: 376} Festinger L. A Theory of Social Comparison Processes // Human Relations. — 1954. — № 7. — P. 117-140;

Schachter S. The Psychology of Affiliation. — Stanford: Stanford University Press, 1959.

Lafcate B. The Psychology of Social Impact // American Psychologist. — 1981. — № 36. — P. 343-356.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 375.

См.: Batimeisfer R. Escaping the Self: Alcoholism, Spirituality, Masochism, and Other Flights from the Burden of Selfhood. — New York: Basic Books, 1991.

Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995. — P. 220.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002. № 20-3. -P. 376.

Можно сказать, что самым важным для As should be obvious from the formal statement модели Д. Маршалла является выработка of the model, the most important and новой переменной: альтернативной nonobvious contribution of this model to the атрибуции245. Определение психологических understanding of ritual is its prominent inclusion механизмов, при помощи которых ритуал of the new variable Alternative Attributions.

порождает верование или причастность, как Identifying the psychological mechanisms by атрибутивных, гарантирует повышение which ritual creates belief and belonging as значимости потенциально соперничающих essentially attributional ensures that the объяснений. Предположим, что можно найти significance of potentially competing правдоподобную внешнюю причину чьего- explanations comes to the fore. Put simply, if a либо поведения или внутреннего состояния, plausible external cause of one’s state or тогда участники ритуала не будут behavior can be found, then participants will not фокусировать внимание на других вещах, и attribute these things to the ritual focus, and the значит, будет невозможно возникновение ritual’s ability to create both belief and верования или сопричастности. Объяснить belonging will be severely compromised. This ритуал в рамках описываемой теории можно observation has multiple explanatory and несколькими способами. Одно из predictive implications. For starters, one определений ритуала называет его definition of “ritual” is an action that is pointless бесцельной деятельностью246. Очень часто (Homans 1941;

Lewis 1980). While this sense of это определение считается унизительным, ritual is often meant in a derogatory way, from однако с точки зрения Д. Маршалла, это our perspective it is spot-on and hardly определение верно. Ритуальное поведение accidental. Ritual behavior is most effective наиболее эффективно, если оно не имеет when it has no utilitarian purpose… {Marshall, утилитарной составляющей. 2002: 376} 14. Ритуальное поведение не является (7.2) Ritual behaviors will be distinctly утилитарным по природе. Полезные nonutilitarian in nature.

объекты или животные вряд ли могут (7.3) Useful objects or animals are unlikely to стать священными объектами или become sacred objects or totems.

тотемами. Ритуалы отделены от (7.4) Ritual practices will be separated from утилитарных предприятий во времени и utilitarian endeavors in space and time.

пространстве247. {Marshall, 2002: 376} Конечно же, здесь можно вспомнить о т.н.

промысловых тотемах, иначе говоря, о культе животных, которые составляли значительную часть меню какого-либо племени, культе, которые не попадают в описываемую нами картину. Однако в данном случае можно привести два возражения. Первое: как пишет А. Н.

Красников248, употребление в пищу тотемических животных на постоянной основе существовало, скорее всего, только на ранних стадиях развития этой формы религии, о существовании которых Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief. A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002.

20-3. -P. 376.

Hornaus G. Anxiety and Ritual: The Theories of Malinowski and RadclifFe-Brown // American Anthropologist. — 1941. — № 43. — P. 164-171;

Lewis G. Day of Shining Red: An Essay on Understanding Ritual.

— Cambridge: Cambridge University Press, 1980.

Marshall D. Behavior, Belonging, and Belief: A Theory of Ritual Practice // Sociological Theory. — 2002.

— № 20-3. — P. 376.

Красников A.H. Тотемизм // Религиоведение. Энциклопедической словарь. — М.: Академический проект, 2006.

свидетельствуют лишь весьма древние предания. Д. Маршалл же говорит о достаточно развитой ритуальной системе.

Второе: в описываемом нами случае необходимо различать тотемический культ и промысловый культ. Если видное место животного (хотя и совсем не основное) в первом случае определяется через его восприятие в качестве кровного родственника той или иной группы, а также попытками систематизировать окружающий мир, то во втором — необходимостью добывания пищи249. Следовательно, эти ритуалы движимы различными интенциями, и их не нужно смешивать.

Теория Д. Маршалла, по нашему мнению, The current model thereby contributes a new открывает новые горизонты в разграничении explanatory wrinkle to the venerable distinction сакрального и профанного. Эмиль Дюркгейм between the sacred and the profane. Durkheim указывает, что «деятельность — это argues that “work is the preeminent form of исключительная форма профанной profane activity” and cannot be mixed with the активности», которую нельзя смешивать со sacred (Durkheim [1912] 1995:311). From the священной250. С точки зрения модели Д. point of view of our model, such a prohibition Маршалла такое запрещение приобретает makes perfect sense. By clearly separating the глубокий смысл. Однозначно разделяя sacred and profane in space and time, the lack of сакральное и профанное во времени и a competing, external justification is assured, пространстве, можно быть уверенным в and the ritual remains effective. By forbidding недостатке внешнего оправдания своим any kind of even marginally productive effort on поступкам, благодаря чему ритуал будет the Sabbath, orthodox Judaism provides a hard эффективным. Запрещая любой вид and fast monopoly on ritual attributions.

деятельности в шаббат, ортодоксальный Similarly, we can make sense of the widespread иудаизм поддерживает свою монополию на requirements that the products and paraphernalia процесс ритуальной атрибуции. Схожим of ritual—including Navajo sand paintings, образом, мы можем придать смысл тому, что effigies of Ganesh, and the waninga (ceremonial продукты и атрибуты ритуала, включая pole) of which Durkheim writes (Durkheim рисунки на песке индейцев Навахо, [1912] 1995:124)—be destroyed after use.

скульптурные изображения Ганеши и {Marshall, 2002: 376} ванинга, о котором пишет Э. Дюркгейм251, будут разрушены после проведения ритуала.

Теория Д. Маршалла также может пролить The model can also shed light on why religion свет на то, почему религия обычно вытесняет typically supercedes magic. As Malinowski магию. Как известно, магические ритуалы (1974) notes, magic rituals are performed with a проводятся с конкретной практической particular, practical end in mind, but religious целью, хотя религиозные — менее rituals are less pragmatic. We can surmise that прагматичны. Можно предположить, что the impractical aspects of religious ritual means непрактические аспекты религиозных that they are more capable of inducing strong ритуалов означают, что они способны belief and belonging than are magical rituals, породить более сильные верования и and thus, in the long run, are probably more причастность, чем магические, а поэтому enduring. {Marshall, 2002: 376–377} более способны к выживанию на длительном Токарев С.А. Ранние формы религии — М.: Политиздат, 1990. — С 65-66, 227-231.

Durkheim Е. The Elementary Forms of Religious Life. — New York: Free Press, 1995. — P. 311.

Durkheim E. The Elementary Forms of Religious Life — New York: Free Press, 1995 — P. 124.

промежутке времени.

Несмотря на ее важность, утилитарность — Although important, utility is only one among это всего лишь одна из многих атрибуций many competing attributions for ritual behavior ритуального поведения. Поскольку эти and affect. As these competing attributions are соперничающие атрибуции обычно внедрены usually embedded in and transmitted by culture, в культуру и с ее же помощью передаются, we can see that the model not only leaves room мы можем увидеть, что теория не только for cultural influences on ritual, but also оставляет место для влияния культуры на suggests specific means by which they occur. By ритуал, но также предлагает характерные providing and privileging this attribution over способы их возникновения. Выделяя одну that one, culture profoundly influences the атрибуцию перед лицом другой, культура imbuing of mana. For instance, William очень сильно влияет на сакральность той или McNeill (1995) argues that the dancing so иной вещи. Так, например, В. Макнил characteristic of social rituals has little of its считает, что танец, хорошо former impact in the modern West because our характеризующий социальный ритуал как culture privileges attributions to romantic or таковой, не имеет такого влияния на sexual forces, rather than religious or social современную западную культуру, в которой, ones. Though the dancer is affected by the по его мнению, преобладают атрибуции к dance, and she too misattributes its effects, her романтическим или сексуальным мотивам, culture guides her attributions away from the чем к религиозным или социальным252. В religious and into the romantic sphere—which is современном обществе, несмотря на то, что thereby imbued with new levels of sacredness.

танцор может находиться под влиянием {Marshall, 2002: 377} танца и также может быть жертвой неверной атрибуции его последствий, его культура направляет его атрибуции от религиозности в романтическую сферу, которая может стать новым уровнем сакрального.

Кроме того, схожий пример касается A related example concerns what is likely the музыкальных вечеринок в стиле рейв — это closest approximation to a prototypic ritual in одно из современных музыкальных the modern world—the rave. Not only do raves направлений, — которые считаются самым make use of the full armory of ritual techniques, ярким примером современного but they produce the same results—a strong ритуализма253. Рейв не только использует sense of communal belonging and belief in a весь арсенал ритуальных методов, но они nascent ideology (PLUR—Peace, Love, Unity, также порождают схожие результаты: Respect). {Marshall, 2002: 377} сильное чувство причастности и верования в т.н. идеологию PLUR (Peace (мир), Love (любовь), Unity (единение), Respect (уважение).

Исследователи считают, что происходящее Scholars have begun to conceptualize raving as на таких вечеринках можно рассматривать в a transformational and spiritual practice, raising качестве действий трансформирующих the possibility of viewing rave as a new religious личность человека, действий духовных, тем movement (Tramacchi 2001) or, as Corsten самым создавая возможность рассматривать suggests, a symbolic and proto-religious practice транс как новое религиозное движение254, of a modern urban youth scene’ (1999:91).


или, по словам профессора социологии {Olaveson, 2004: 83} университета Хильдесхайма Майкла См.: McNeill W. Keeping Together in Time: Dance and Drill in Human History. — Cambridge: Harvard University Press, 1995.

Rave Culture and Religion. Ed by Graham J. — London: Routledge, 2004.

См.: Tramacchi D. Chaos Engines: doofs, psychedelics, and religious experience // FreeNRG: Notes from the Edge of the Dance Floor. Ed by John G. St. — Altona, 2001.

Корстена, как «символические и прото религиозные действия современной городской молодежи»255.

Некоторые работы, посвященные рейв- A recent collaborative ethnography of the rave вечеринкам, в противовес большинству scene in central Canada in which the author академических исследований, показали256, participated (Takahashi and Olaveson 2003) что для многих молодых людей, demonstrated that, contrary to the majority of принимающих участие в таких вечеринках, academic analyses of rave culture, raving is a переживаемый ими опыт имеет огромное highly meaningful and spiritual practice for духовное значение257, в отличие от many ravers (see also Fritz 1999;

Reynolds посвященных вопросам здоровья 1999;

Silcott 1999 for popular sources on rave медицинских работ258, фокусирующихся на as spirituality). By con trast to med ical health проблеме употребления наркотиков в ходе research largely focusing on harm reduction and вечеринок, а также от исследований the demographics of drug use at raves, and культурологических, часто посвященных cultural studies and postmodern analyses гендерной динамике259. Эти исследования tending to examine rave’s politics and gender часто основываются на непосредственных dynamics… (Melechi 1993;

Pini 1997;

Rierveld этнографических данных, включающих 1993)… These studies tend to be based on direct интервью с самими участниками вечеринок. ethnographic evidence, including discussions Здесь можно вспомнить имена двух ученых, with ravers themselves. Both Scott Hutson and которые воспринимают взгляды самих т.н. Ben Malbon, two of the few researchers who трансеров в качестве поля исследования, — have seriously solicited ravers’ views and это профессор университета Беркли Скот performed fieldwork at rave events… Хатсон260 и социолог Бен Мэлбон261. {Olaveson, 2004: 84} Кроме того, современные исследования Recent studies also tend to view the rave as a пытаются рассматривать транс-вечеринки в new rite of passage for Euro-American youth качестве ритуала перехода в среде евро- (Corsten 1999) or as an example of formal ritual американской молодежи262 или как пример (Becker and Woebs 1999;

Gauthier and Menard формального ритуала263. Однако, несмотря на 2002;

Tramacchi 2000). While raves то, что в транс-вечеринках бесспорно unquestionably contain ritual elements, I am присутствуют ритуальные элементы, нам disinclined to apply the term ‘ritual’ to all raves кажется, что применять к ним термин and rave-derived events, due to the usual «ритуал» все же не стоит из-за некоторой variation of the elements comprising them.

Corsten M. Ecstasy as "this worldly path to salvation": the techno youth scene as a proto-religious collective // Alternative Religions Among European Youth. Ed by Tomasi L. — Aldershot, 1999. — P. 91.

Takahashi M., Olaveson T. Music, dance and raving bodies: raving as spirituality in the central Canadian rave scene // Journal of Ritual Studies. — 2003. — №17-2. — P. 72-96.

См.: Frit J. Rave Culture: An Insider’s Overview. — Canada, 1999;

Reynolds S. Generation Ecstasy: Into the World of Techno and Rave Culture. — New York, 1999.

См.: Adlaf E., Smart R. Party subculture or dens of doom? An epidemiological study of rave attendance and drug use patterns among adolescent students // Journal of Psychoactive Drugs. — 1997. — №29-2. — P. 193-8;

Pedersen I.K., Skrondal A. Ecstasy and new patterns of drug use: a normal population study’ // Addiction. — 1999. — №94-11. — P. 695706;

Shewan D., Dalgarno P., Reith G. Perceived risk and risk reduction among ecstasy users: the role of drug, set, and setting// The Internation Journal of Drug Policy. — 2000. -№10. — P. 431-53.

См.: Melechi A. The ecstasy of disappearance // Rave Off: Politics and Deviance in Contemporary Youth Culture. Ed. by Redhead S. — Aldershot, 1993;

Pini M. Women and the early British rave scene // Back to Reality?

Social Experience and Cultural Studies. Ed. by McRobbie A. — Manchester, 1997.

Hutson S. Technoshamanism: spiritual healing in the rave subculture//Popular Music and Society fall. — 1999. — P. 53-77.

См.: Malbon B. Clubbing: Dancing, Ecstasy and Vitality. — London, 1999.

См.: Corsten M. Ecstasy as "this worldly path to salvation": the techno youth scene as a proto-religious collective // Alternative Religions Among European Youth. Ed by Tomasi L. — Aldershot, 1999.

См.: Becker Т., Woebs R. Back to the future: hearing, rituality and techno // World of Music. — 1999. — №41-1. -P. 59-71;

Tramacchi D, Field tripping psychedelic communitas and ritual in the Australian bush // Journal of Contemporary Religion -2000. -№15-2.

вариативности составляющих частей этих Rather, my approach approximates that вечеринок. В данном случае имеет, как нам proposed by Ronald Grimes in categorizing such кажется, смысл обратиться к подходу phenomena. Grimes (1995) proposes Рональда Граймза к категоризации этого conceptualizing practices experimenting with феномена. Р. Граймз предлагает ritual techniques as instances of nascent or концептуализировать эти действия, syncretic ritualizing rather than formal rituals.

основываясь на техниках только The advantage of framing raves in this way is зарождающихся ритуалов, а не уже that it captures their nascence, their self сформированных ритуальных действий. conscious creativity and their definitive place on Плюсы такого структурирования в том, что the (often stigmatized) margins of society здесь имеется возможность схватывания elements highlighted as characteristic of самого процесса их становления и ritualizing phenomena (see Grimes 1990:10).

определения их места в структуре всего This approach facilitates a theoretical здания социальных элементов264. Такой engagement with the fluidity and creativity of подход способствует теоретическому raves and their socioculturally revitalizing ознакомлению с «восстанавливающим» effects. {Olaveson, 2004: 84–85} (revitalizing) последствиями этих вечеринок в социокультурном плане.

Катализатором такого «восстанавления» как The catalyst for such revitalization appears to be будто бы является феноменологический the phenomenological experience most опыт, о котором постоянно говорят сами consistently reported by ravers of an intense «трансеры», глубокого чувства личностной sensation of interpersonal and sometimes связи между участниками этих вечеринок, universal connection between participants, often часто описываемого как «связанность» described as ‘connectedness’, ‘unity’ or ‘love’.

(connectedness), «единение» (unity) или {Olaveson, 2004: 85} «любовь» (love). Нечто похожее воочию можно наблюдать в фильме Матрица, когда перед атакой роботов все люди собираются в Храме и танцуют под ритмичные звуки.

Естественно, что часто исследователи это чувство «единения» связывают с концепциями «коллективного подъема»

(collective effervescence) Э. Дюркгейма и «коммунитас» В. Тернера. Например, в исследовании о транс-вечеринках как о духовной и в какой-то степени лечебной деятельности социолог Скот Хатсон считает265, что чувство «связанности»

«трансеров» напоминает состояние «коммунитас» и способствует возникновения чувства «излечения» данной социальной группы от недуга разобщенности.

Э. Дюркгейм и В. Тернер — не единственные Durkheim and Turner were not the only writers авторы, которые писали о ритуале, опыте co think about ritual, the connectedness «связанности» и социокультурном experience and sociocultural revitalization.

«восстановлении». Антрополог Энтони Anthony Wallace (1956, 1966), a psychological Уоллес266, специализировавшийся на anthropologist who specialized in North Grimes R. Ritual Criticism: Case Studies in its Practice, Essays on its Theory. — Columbia, 1990. -P.10.

См.: Hutson S. The rave: spiritual healing in modern western subcultures // Anthropological Quarterly. — 2000 — №73-1.

См.: Wallace A.F.C. Revitalization movements // American Anthropologist. — 1956. — №53. — P. 264-81, Wallace A.F.C. Religion: An Anthropological View. -New York. 1966.

исследовании культур Северной Америки, American native cultures, formally developed развил концепцию движения социального the concept of the revitalization movement. Like «восстановления». Это движение он the former theorists, Wallace saw religions and рассматривал как сознательные и entire cultures following patterns of alternating преднамеренные попытки создания новой states of religious and cultural intensity and культуры, более удовлетворяющей запросам innovation, and routinizarion and stagnation. He общества, и считал мессианские движения и viewed revitalization movements as conscious образования новых религиозных сект and deliberate efforts to construct a more примерами такого движения267. Э. Уоллес satisfying culture, and saw such objects of social указывал, что эти движения scientific study as cargo cults, messianic «восстановления» возникают в той ситуации, movements, new religious seers and revolutions когда культура или религия больше не может as examples (Wallace 1956:265). Wallace адекватно удовлетворять потребности членов argued that revitalization movements occur того или иного общества. Они, таким when a culture or religion no longer adequately образом, указывают на рост meets the needs of its members, a phenomenon индивидуального напряжения или же на that could manifest itself as increased individual постепенное разложение или угасание мощи stress, decay or decrease in the efficacy of религиозных символов и ритуалов. Без religious symbols and rituals… Without such ритуалов «восстановления» общество, revitalizing rituals, he wrote, a society is apr co согласно Уоллесу268, дезинтегрируется. disintegrate as a system (Wallace 1966: 160).


{Olaveson, 2004: 95} Концепция «восстановления» также Wallace’s ideas, along with those of Durkheim привлекает в последнее время внимание and Turner, have also found their way into new исследователей новых религиозных religious movement (NRM) theory. For движений. Например, Эйлин Баркер example, Eileen Barker states that one of the утверждает, что одной из причин такого reasons why NRM s are significant is that… распространения НРД — это своего рода they show us the ‘gaps’ in cultures. This same «пустоты» в современной культуре того или point has been made by a number of other иного общества. Об этом же говорят и другие scholars of NRMs. George Chryssides, among исследователи. Так, профессор Джордж others, notes that people who join NRMs are Криссидес указывает, что люди, usually those who are ‘disaffected’ or ‘alienated’ становящиеся членами НРД обычно from the generally accepted norms of their «недовольны» или «отчуждены» от общих society (Chryssides 1999:5). Similarly, Rodney норм своего общества, а теория НРД и Stark and William Bainbridge’s theory of NRMs религии Родни Старка и Уильяма and religion in general is based upon the premise Бэйнбриджа в основном основывается на that as religions and cultures begin to secularize предположении, что как только религия и and stagnate (a perennial, evolutio nary process), культура секуляризуются и впадают в individuals seek out or form sects and cults in состояние стагнации (это неизбежный the search for more vivid and consistent эволюционный процесс, по их мнению), ‘supernatural compensators’ (Bainbridge 1997;

индивиды или стараются присоединиться к Stark and Bainbridge 1985, 1987). {Olaveson, какой-либо секте или создать свою в поиске 2004: 95–96} более живых и стойких «сверхъестественных компенсаторов»271.

Таким образом, современное общество …modern consumer cultures are therefore ideal Wallace A.F.C. Revitalization movements // American Anthropologist — 1956. — №53 — P. Wallace A.F.C. Religion: An Anthropological View. -New York. 1966. -P 160.

Barker E. New religious movements: their incidence and significance // New Religious Movements:

Challenge and Response Ed. by Wilson В., Cresswell J. — London, 1999. — P. 26.

Chryssides 1999: См.: Bainbridge W. The Sociology of Religious Movements. — New York, 1997;

Stark It, Bainbridge W. A Theory of Religion. — New York, 1987.

потребителей — это почти идеальная среда hosts for the formation of sects, cults and other для развития НРД. То общее, что объединяет NRMs. … What these experimental cultural все эти движение заключается в попытках exercises have in common is an attempt to make придать смысл жизни, попытках sense of life, an attempt to formulate efficacious сформировать действенную культуру, cultures, an attempt at a re-sacralizarion or попытках ресакрализовать или «заколдовать» reenchantment of the world (Maffesoli 1996:

мир272. По этой причине рейв-вечеринки xiv;

Mellor and Shilling 1997). …Melechi is также вполне могут быть описаны как right in describing rave as symptomatic of the попытки заполнить пустоту void of consumer cultures… Dance cultures are потребительского общества, танцевальные examples par excellence of the sociocultural культуры могут быть типичным примером revitalization and innovation stirring within социокультурного «восстановления». consumer cultures. {Olaveson, 2004: 97} Профессоры М. Корстен и Д. Трамаччи по Corsten (1999) and Tramacchi (2001) have этой причине и считают, что «трансеры» recognized this, suggesting that ‘youth techno должны быть включены в номенклатуру scenes’ and ‘doofs’ should be included in the НРД. Они вполне могут быть правы. Транс и category of NRMs. They may be right. To другие танцевальные культуры обладают varying degrees, rave and dance cultures contain некоторыми признаками, свойственными several features common to NRMs: cultural and НРД: культурная и социальная social dissatisfaction and disaffection by неудовлетворенность членов этих движений;

potential members;

occurrence within host возникновение в рамках культур с cultures with decaying and declining religious угасающими религиозной символикой, symbols, rites and institutions;

occurrence ритуалами и институтами;

возникновение в within host cultures of religious and social культурах, где главенствуют религиозный и pluralism and accelerated intercultural социальный плюрализм, при этом развиты communications and technology;

religious технологии и межкультурные связи;

iconography appropriated syncretically from религиозная иконография перенимается у other traditions;

.. ecstatic… experiences других культур и традиций (в нашем случае transpiring in… visceral and emotional states;

— у буддизма);

экстатической опыт radical personality transformation as a result of воплощается во внутреннем эмоциональном such ecstatic experiences;

the creation of состоянии;

на основании этого состояния ‘surrogate’ family and community units and происходит радикальная перестройка support mechanisms;

the formation of ideal or личности;

формирование идеальных или utopian social visions and programmes;

утопических социальных программ;

charismatic leadership and the development of появление харизматического лидерства и его cultic formations in the form of the DJ and воплощение в культовой фигуре диск-жокея his/her followers;

and opposition and resistance и его последователей;

оппозиция from existing authorities, social institutions and существующей власти и порядкам. power structures… {Olaveson, 2004: 97} Однако некоторые черты транс-культуры не On the other hand, certain features of rave позволяют назвать ее новым религиозным cultures seem to defy the label ‘NRM’. For движением. Несморя на то, что рейв- example, while ‘ rave’ as a practice is now культура сегодня достаточно широко universally recognized and has certainly распространена и в некоторой степени transformed Euro-American popular culture, является частью евро-американской поп- most rave ‘communities’ possess little to no культуры, большинство рейв-сообществ не formal social structures and are perhaps more имеют формальной социальной структуры и accurately characterized as collectives or ‘neo скорее лписываются в терминологии нового tribes’ (Bennett 1999;

Gibson 1999;

Maffesoli См.: Maffesoli M. The Time of the Tribes: The Decline of Individualism in Mass Society. — London, 1996.

— P. xiv;

Mellor P.A., Shilling C. Re-forming the Body: Religion, Community, and Modernity. — London: 1997.

трибализма Маффесоли. Далее, говорить о 1996). Applying the term ‘cult’ (in the рейв-культуре как о культе273 можно только с sociological sense of the term) to rave cultures is очень большой натяжкой, поскольку thus a bit of a stretch. In relation to this, while экстатический опыт и опыт откровения, хотя revelatory and ecstatic experience, such as и присутствует в рамках транс-вечеринок, но pervades rave practices, is certainly instrumental не становятся неким жестким ядром для in the formation of NRMs… Raving as a формирования единой системы верований. practice tends to deemphasize verbal and Кроме того, танец на транс-вечеринке linguistic communication… In addition, the призван в принципе понизить значимость likelihood of dance culture, or even dance вербальной коммуникации. Как следствие, cultures, congregating around a single здесь практически невозможно charismatic leader with a unique message, is возникновение некоего единого сообщества с low. {Olaveson, 2004: 98} харизматическим лидером на вершине пирамиды.

Таким образом, хотя рейв-культуру и нельзя While it may not be entirely accurate to call rave на 100% назвать новым религиозным culture(s) NRMs, there is clearly something движением, но можно достоверно important happening at both individual and утверждать, что в ее рамках что-то societal levels. In particular, one of the central действительно серьезное происходит с features of the rave experience—the experience человеком как на индивидуальном, так и на of connectedness—is often interpreted by ravers социальном уровнях. Так, наиболее заметная as a religious experience. Further, the experience черта всех современных танцевальных of connectedness is a key element in ritual культур — переживание «единения» — часто performances and religious and sociocultural интерпретируется как религиозное. Более revitalization as these have been modelled by того, этот опыт «единения» всегда Emile Durkheim, Victor Turner and other рассматривался в качестве ключевого prominent scholars of religion. When viewed in элемента как ритуального действия в this light, the development and primary широком смысле или действия религиозного, characteristics of rave cultures should nor так и социокультурного «восстановления» Э. surprise us. Rave is just the latest example in the Дюркгеймом, В. Тернером и другими process of sociocultural revitalization that исследователями религии. С этой точки underlies the development of all religions and зрения рейв-культура как раз и the health and regeneration of cultures представляется примером такого throughout human history. {Olaveson, 2004:

социокультурного «восстановления», 98} которое является базой развития религии и культуры на протяжении всей истории человечества.

Из всего сказанного совершенно очевидно, что теория Э. Дюркгейма играет заметную роль в современной социологии религии для исследования ритуала. Как было показано, социологи религии Тим Олавсон и Уильям Пикеринг продолжают начатую еще Эмилем Дюркгеймом линию исследования ритуалов, обращаясь в дополнение к работам Э.

Дюркгейма к трудам антрополога Виктора Тернера и его концепции коммунитас. Более того, можно говорить о том, что оба автора And finally, Durkheim and Turner both признавали, что опыт переживания recognized that social structure, while necessary коллективного подъема или коммунитас to facilitate the physical survival of a society, is Англоязычному термину «cult» в российской действительности скорее соответствует неакадемический термин «деструктивная секта».

необходим человеку, чтобы уравновесить его in its intrinsic nature alienating. The experience отчуждение, поскольку социальная структура of collective effervescence/communitas is a для них — это хотя и необходимой для fundamental human need which acts to физического выживания общества, все же в counterbalance this alienation. Society cannot своей сущности чуждый индивидам exist but in a dialectical tension between феномен. Общество функционирует в collective effervescence/communitas and social диалектическом противоречии между structure, and in fact the achievement of a феноменами коллективного подъема и harmonious balance between the two has been коммунитас и социальной структурой, а the goal of all societies throughout history, and достижение гармонии между ними — это presents a model for the rise and fall of religious основная цель существования общества в groups… {Olaveson, 2001: 107–108} истории. Получается, что концепции авторов Not only are Durkheim’s collective эквивалентны не только с функциональной effervescence and Turner’s communitas точки зрения. Э. Дюркгейм и В. Тернер functionally equivalent… both Turner and говорили о двойственной природе человека. Durkheim posited a dual nature of humanity. On Во-первых, для «работы» общества и one hand, they recognized that if society is to обеспечения материальных нужд должны function, if material needs are to be met, there существовать специализация и разделение must be a division of labour and specialization труда. В развитых обществах это разделение of tasks. And in complex societies, those весьма широко и сложно: ни одно общество divisions and specializations multiply and не может ни функционировать, ни даже increase in complexity. All societies, and существовать без социальной структуры. Но, especially complex societies, cannot function во-вторых, в ходе этого процесса получается, without social structure… In the course of this что нужды общества часто structuring and specialization of roles and tasks, противопоставляются нуждам индивида society’s needs are often pitted against those of Чтобы служить нуждам общества, которые the individual. … To serve the needs of также могут оказаться и нуждами индивидов, society, which in turn serves some of their люди должны быть ограничены в следовании needs, individuals must be constrained, must be эгоистичным желаниям и побуждениям. checked in the fulfillment of egoistic drives and desires. {Olaveson, 2001: 108} Британские исследователи-религиоведы Крис Шиллинг и Филипп Меллор, не соглашаясь с индивидуалистической концепцией морали Зигмунта Баумана и Энтони Гидденса, также в поисках альтернативы обращаются к работе «Элементарные формы религиозной жизни»

и показывают состоятельность социальной концепции морали, так же очень близко связанной с ритуалом.

Известный социолог Дуглас Маршалл, со своей стороны, пытается сблизить огромный корпус современных исследований в рамках психологи религии и разработанную Э.

Дюркгеймом теоретическую базу для исследования ритуальных практик, чтобы выстроить современную концепцию ритуала.

Глава 3. Проблема здоровья человека и общества и теория религии Э. Дюркгейма В данной главе мы рассмотрим, каким образом теория Эмиля Дюркгейма используется в исследованиях социологических проблем, касающихся тем здоровья человека и общества. Здесь, как нам кажется, можно выделить три основные темы. Во-первых, исследования о стрессе и социальной поддержке. Основная проблема здесь — социологическое исследование стрессообразующих факторов в жизни человека, в рамках которой С. Местровичем дается попытка выдвинуть социологическую теорию «концептуализации травмы», напрямую связанную с эпистемологической проблематикой и коллективными представлениями. Во-вторых, попытки выявить корелляцию между религиозностью и физическим и ментальным здоровьем человека. Основной интерес для нас здесь сосредоточен в работах Эллен Идлер и Станислава Касла, как наиболее ярких и наиболее известных. В-третьих, работы, продолжающие выдвинутую Э. Дюркгеймом проблематику «культа человечества», «культа индивида»: «здоровье нации» и действия, направленные на его достижение (Кевин Дью).

§ 3.1 Стресс и религиозность:

религиозность как фактор терапии стресса.

Для того чтобы конкретно обратиться к проблематике соотношения между религиозностью и физическим и ментальным здоровьем человека, нам кажется, необходимо описать проблемное поле для всего корпуса исследований явления стресса и влияния на него религиозности.

Необходимо рассказать о теоретических сложностях этой области социологии религии. Эта тема интересна нам, поскольку она снова обращает наше внимание на дгоркгеймовскую проблематику социальной интеграции и роли религии в ней, а также к вопросу об обществе как о системе представлений, который — в рамках теории Э. Дюркгейма — неразрывно связан с религией.

Степан Местрович1 указывает на достаточно серьезные исследования, показывающие, что основные стресообразующие факторы: First off, what are the stressful events that lead смерть супруга, развод, раздельное to illnesses? Consider the ten most stressful проживание супругов, тюремное заключение, items, as listed on the best known scale [6]:

смерть близкого члена семьи, болезнь, death of spouse, divorce, marital separation, jail женитьба, увольнение с работы, term, death of a close family member, personal восстановление отношений между супругами injury or illness, marriage, being fired at work, и уход на пенсию одновременно являются и marital reconciliation and retirement.

катализаторами в развитии болезней {Metrovi, Glassner, 1983: 1315} человека2, и задается вопросом: какие выводы в социологическом плане можно извлечь из этих результатов? Дело здесь в том, что большинство исследований фокусируются исключительно на индивидуальном опыте переживания стресообразующих событий и таким образом Why does current stress research ignore the игнорируют социологический смысл теорий sociological import of the theories of the исследователей, которые считаются thinkers it regards as pioneers of such research основателями этого направления3. [12]? Current research focuses almost Современные исследования ориентированы в exclusively on individual experiences of сторону субъективизма, позитивизма и stressful events and social support. In addition, прагматизма, С. Местрович пытается, во- why has the current paradigm wed itself to a первых, доказать, что в рамках subjectivist, positivistic, pragmatist дюркгеймовской теории религии все эти orientation… The aim of this paper is to answer исследования приобретут значимость в these questions and to offer a theoretical account социологическом контексте, а во-вторых, — of how one may study trauma in a sociological предложить теоретическую среду, в которой manner. {Metrovi, 1985: 835} возможно социологическое изучение психологической травмы.

Чтобы все это стало возможно, исследователь говорит о связи показателей социальной поддержки личности и стресса.

Причем связь эту нельзя назвать ни прямо, ни обратно пропорциональной, поскольку, согласно исследованиям, и невысокий уровень социальной поддержки, и чрезмерный — приводят к стрессу. В посвященных исследованиям стресса работах С. Местрович критикует современный подход в изучении этой проблемы с социологической точки зрения, которая предполагает считать происходящие с индивидом события фактами, тогда как современные исследователи придерживаются Mestrovic S., Glassner В. A Durkheimian hypothesis on stress// Social Science and Medicine. — 1983. -№17 18. — P. 1315.

См, например, Selye H. The Stress of Life. — New York: McGraw-Hill, 1978;

Dohremvend В.P.L.

Dohremvend B.S. Stressful Life Events: Their Nature and Effects. — New York: Wiley, 1974;

Rabkin J.G., Struening K.L. Life events, stress, and illness // Science — 1976. — № 194. — P. 1013-1026;

Turner R.J., Noh S. Class and psychological vulnerability among women // Presented to the Society for the Study of Social Problems. 1981.

Backman G. Psychosocial Environment and Health. — Abo: Abo Akademi Foundation, 1984.

точки зрения, что все происходящее — это именно событие, собственно и сам подход называется подходом жизненных событий (life events).



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.